Мирский М.Б. История медицины и хирургии - файл n1.doc

приобрести
Мирский М.Б. История медицины и хирургии
скачать (3733 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3733kb.05.06.2012 08:32скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


История медицины и хирургии : учебное пособие для студентов учреждений высш. проф. образ. / М. Б. Мирский - М. : ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 528 с.







История медицины и хирургии

Авторы:

Мирский, Марк Борисович

Библиография:

История медицины и хирургии : учебное пособие для студентов учреждений высш. проф. образ. / М. Б. Мирский - М. : ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 528 с.

Аннотация:

В книге изложены стадии развития хирургии (от эпохи древних цивилизаций до эпохи Нового времени) в контексте всей мировой медицины.
Учебное пособие написано в рамках официально утвержденной программы преподавания по курсу "История медицины" и предназначено для студентов медицинских вузов и факультетов, а также аспирантов и ординаторов для сдачи кандидатского минимума.
Учебное пособие дополнено компакт-диском, содержащим иллюстративное приложение с фотографиями и портретами известных деятелей медицины и хирургии - ученых и врачей.

Оглавление

Оглавление

Введение ПРАКТИЧЕСКОЕ ВРАЧЕВАНИЕ И МЕДИЦИНСКАЯ НАУКА

Глава 1 В ЭПОХУ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Глава 2 ЕВРОПА В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Глава 3 ДРЕВНЯЯ РУСЬ

Глава 4 В ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ

Глава 5 НОВОЕ ВРЕМЯ: ПРОГРЕСС НАУКИ

Глава 6 НИКОЛАЙ ПИРОГОВ И ЕГО ШКОЛА

Глава 7 ПОДЛИННОЕ ТОРЖЕСТВО НАУКИ

Глава 8 «ЗОЛОТОЙ ВЕК» ХИРУРГИИ

ЛИТЕРАТУРА

Введение ПРАКТИЧЕСКОЕ ВРАЧЕВАНИЕ И МЕДИЦИНСКАЯ НАУКА

Медицина и врачевание - это древнейшие области человеческой практики, которые возникли одновременно с появлением Homo sapiens. «Медицинская деятельность, - писал великий русский физиолог И.П. Павлов, - ровесница первого человека». По мере «взросления» человечества развивалась его культура и накапливала необходимый опыт ее неотъемлемая часть - традиционная народ- ная медицина, в недрах которой постепенно формировались раз- личные, но далеко не всегда оправданные практикой способы лече- ния и предупреждения заболеваний, ран и других повреждений.

Так продолжалось многие тысячелетия, вплоть до появления древних цивилизаций Египта и Месопотамии, Китая и Индии, Шумера, Иудеи, Тибета, некоторых других стран.

Сами эти древние цивилизации, возникновение которых отно- сят к IV-III тысячелетиям до н.э., когда человечество вступило на новую ступень общественного развития, характеризуются значи- тельным ростом материальной и духовной культуры.

Зарождение культурных традиций, формирование нового обра- за жизни, обогащение духовного мира человека, наконец, появле- ние письменности как способа передачи мысли и опыта - все это способствовало становлению и развитию цивилизаций в существо- вавших тогда древнейших государствах мира.

Кроме того, это помогало развитию медицины и хирургии, ко- торые благодаря этому получили новые стимулы для плодотворно- го, для того времени, развития.

В последующем, поскольку нужды возникавших государств и развивавшегося общества предписывали необходимость совершен- ствования способов и методов борьбы с болезнями, начался про- цесс накопления медицинских знаний, подсказанных практикой и носивших в известной мере научный характер. Важным было и
6

формирование особого круга профессионалов - медиков, специ- алистов, чьей главной обязанностью и основным занятием стало лечение заболеваний и травм.

Развитие медицины в последующие времена - ее состояние в раннем Средневековье, ее достижения в период Возрождения, ее успехи в Новое и Новейшее время - все это во многом базируется на фундаменте древних цивилизаций Запада и Востока.

Взять, например, Средневековье, которое очень часто ассоци- ируется в нашем сознании с мрачными годами, когда жестокость попирала милосердие и мертвящий дух всеобщей приниженности властвовал над возвышенными духовными идеалами. Это время, особенно раннее Средневековье, иные и поныне считают «тем- ным» временем в истории мировой культуры, а следовательно, ме- дицины и хирургии. «Раннее западноевропейское Средневековье иногда называют «темными веками», вкладывая в это понятие не- кий уничижительный оттенок, отрицание положительной культур- ной значимости этого времени для последующего развития Евро- пы, - констатируют современные исследователи. - И все же это время нельзя вычеркнуть из культурной истории Европы. Именно в раннем Средневековье решалась кардинальная задача, опреде- лившая будущее средневековой культуры: создание основ подлин- но европейской цивилизации как некоей культурно-исторической общности с единой судьбой в мировой истории».

В это же время определялась и будущность медицины и хирур- гии как составного раздела европейской культуры. Именно тог- да в медицине, развивавшейся под влиянием прогрессировавшего естествознания, сформировались два направления опытного зна- ния - ятрохимия и ятрофизика. Медицина становилась клиниче- ской, хотя и робко, но все же начала брать на вооружение данные физики, механики, физиологии, а во врачебной практике начали использоваться новые методы обследования и новые лекарствен- ные средства.

Несколько по иному развивалась медицина в средневековой России, переживавшей тяжелые столетия монголо-татарского ига. Перефразируя древних летописцев, можно сказать, что хотя вопрос о том, «откуда есть пошла медицина Руси», интересовал и продол- жает интересовать многих исследователей, полного разрешения, как ни странно, он пока еще не получил: этот вопрос до сих пор не был предметом обстоятельного и глубокого изучения. Разумеется, в какой-то мере его касались все, кто, описывая историю отече-

7

ственной медицины, старался выяснить ее корни и истоки. Одна- ко при этом обращают на себя внимание три немаловажных об- стоятельства. Во-первых, большинство авторов учебников и иных обобщающих трудов, явно злоупотребляя пересказом общеизвест- ных фактов, начинали свое повествование со времен Древней Руси (IX век). Во-вторых, о врачах Древней Руси (о врачах-монахах, мирских врачах, а также о волхвах и других целителях) говорилось немного, их лечебные действия - и, так сказать, терапевтические, и в особенности хирургические, - за немногими исключениями практически не анализировались. В-третьих, совершенно недоста- точно изучалась роль православной церкви, особенно монастырей, в приумножении медицинских знаний Древней Руси и в оказании необходимой помощи болящим и страждущим в монастырских больницах.

Между тем вдумчивый анализ показывает, что в основе меди- цины и врачевания средневековой России лежали фрагменты того культурного наследия, которое получили еще древние славяне: это были достижения праславянской (скифской) медицины, сохраняв- шиеся веками; из праславянской древности они перешли в «меди- цинский обиход» славян и использовались ими еще до принятия христианства.

Медицину как часть культуры Древнерусского государства обо- гащали контакты как с Западом, так и с Востоком. Особенно важ- ными были весьма плодотворные, значительно расширившиеся и укрепившиеся после принятия христианства (988) связи с Визан- тией - хранительницей достижений Древней Греции и Древнего Рима. В стране появились монастыри, которые были не только су- губо религиозными учреждениями, но и формой социальной ор- ганизации жизни людей. В средневековой России, как и в других европейских государствах того времени, монастыри были очагами науки и культуры, в том числе медицины. Здесь, в монастырях, дей- ствовали первые в Древнерусском государстве больницы. Медици- ной, основанной на трудах Гиппократа, Галена и других классиков, занимались грамотные врачи-монахи, переводившие многие меди- цинские манускрипты, и мирские (гражданские) врачи. Кроме того, в стране действовали многочисленные лечцы, использовавшие глав- ным образом способы народной медицины, а также волхвы (жрецы- язычники). Появились и первые иностранные врачи. Закончилось Средневековье. В XVIII в. человечество вступи- ло в эпоху Нового времени - исторический период, характери-

8


























зовавшийся модернизацией во многих областях жизни. Этому способствовали объективный ход эволюции общества, развитие промышленности, расширение торговли и международных связей, формирование мирового рынка. Процесс модернизации не мог не сказаться и на развитии культуры, поскольку идейной основой этого процесса явилось просвещение. «Просвещение - это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, - писал фило- соф Иммануил Кант. - Имей мужество пользоваться собственным умом - таков, следовательно, девиз просвещения».

Просвещение стало в странах Европы (разумеется, и в России тоже) широким культурным движением, благодаря чему сами со- временники назвали свое столетие «веком Просвещения». Свобо- домыслие, жажда знаний и вера во всемогущество разума, а также секуляризация (освобождение от церковного влияния) характе- ризовали прогрессивные гуманистические идеи и интересы этого века. Понятно, что это благоприятствовало развитию научных ис- следований, содействовало ликвидации местной и национальной замкнутости и процессу формирования интернационального ха- рактера науки. Прогрессу научных изысканий, в том числе в та- ких важнейших отраслях естествознания как биология, медицина и хирургия, способствовали, помимо прочего, преемственность в развитии научных знаний, взаимовлияние культуры и науки раз- личных стран.

Базой становления научной медицины и хирургии явились успе- хи философской мысли, начиная с великих мыслителей предыду- щего, XVII в. - Френсиса Бэкона и Рене Декарта. В век Просве- щения достигла развития новая, светская философия, в которой были сильно выражены материалистические тенденции и которая была глубоко враждебна церковно-феодальной идеологии Средне- вековья: ее яркими представителями стали французские просве- тители Шарль Монтескье, Вольтер, Жан Жак Руссо, а также ан- глийские, немецкие, русские просветители и среди них Александр Радищев.

Несомненными были и успехи естествознания. Труды гиган- тов науки века Просвещения, таких как Исаак Ньютон и Миха- ил Ломоносов, Иммануил Кант и Мари Франсуа Вольтер, Антуан Лавуазье и Карл Линней, помогали освободиться от догматизма умозрительной метафизики и богословско-схоластических по- строений, добиваться познания объективной истины, достоверных представлений о природе.

9

Все большее применение и развитие в медицине получал метод эксперимента, способствовавший объективному изучению физиоло- гии и патологии. Экспериментальные наблюдения с применением научных инструментов и измерительных приборов позволили Аль- брехту Галлеру, Луиджи Гальвани, Иржи Прохаске и другим ученым получить важные данные о физиологии живого организма, что самым положительным образом сказывалось на медицинской практике.

Накопление опытного знания, сопоставление и анализ резуль- татов практического врачевания создавали возможность теоретиче- ских обобщений. Были предложены новые медицинские системы, такие, например, как анимизм Георга Шталя или броунизм Джо- на Броуна. Благодаря трудам Джованни Морганьи, а затем Мари Франсуа Биша зародилась патологическая анатомия и клинико- анатомическое направление. Началось подлинное развитие кли- нической медицины: Герман Бурхаве, а потом Герард Ван-Свитен, Леопольд Ауэнбруггер и другие ученые немало добавили к тому основополагающему вкладу, который еще во второй половине XVII в. внес в ее становление Томас Сиденгам.

Начиная уже со второй половины века Просвещения (хотя глав- ным образом в начале XIX в.) благодаря трудам ученых и врачей разных стран вместо сорного бурьяна эмпиризма в диагностике и лечении - эмпиризма, основывавшегося на определенных тео- ретических системах, - начали робко пробиваться ростки научно обоснованных способов распознавания и исцеления болезней те- рапевтического и хирургического характера. Правда, в общем на- учная мысль клиницистов и хирургов, стреноженная догмами ви- тализма, анимизма и других теоретических концепций, оказалась не готовой к осмыслению новых реалий.

Несомненный интерес представляет общая оценка достиже- ний российской медицины в XVIII в., которая была дана в статье, опубликованной в первом отечественном медицинском журнале «Санкт-Петербургские врачебные ведомости». Подчеркнув отсут- ствие в нашей стране разделения внутренних болезней и хирур- гии, другие преимущества в состоянии медицины, автор статьи (очевидно, редактор журнала, известный терапевт, профессор Ф.К. Уден) писал: «Россия имеет много, много преимуществ и во врачебных своих заведениях; почему достойно было б поистине труда, если б кто предпринял сделать прибавление к познанию отечества, сравнив врачебные его заведения с состоянием оных в иностранных государствах. Какая земля может по соразмерности

10
представить толикое число врачей и столь великое об них попече- ние? Какой земле уступает Россия в рассуждении великих госпи- талей, каковые существуют в Петербурге, Москве и Кронштадте? Какая земля имеет столько воспитательных домов, столько заведе- ний для родильниц, для сумасшедших, для прививания оспы, как последние почти единые токмо в своем роде? ...И наконец, да отва- жусь спросить, где лучшие находятся учреждения для образования будущих врачей?» Если убрать из вышеприведенного отрывка то, что впоследствии охарактеризовали как «квасной патриотизм», то и тогда останутся несомненные достижения, которыми мы вправе гордиться и поныне.

Да, в век Просвещения медицина и хирургия в России, как и в других странах, прошли нелегкий путь поисков и свершений, в котором были, выражаясь словами поэта, «и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг».

Несомненное влияние на развитие медицины и хирургии, осо- бенно во второй половине XVIII в., оказали успехи естествознания в нашей стране, в значительной мере обусловленные деятельно- стью Академии наук и материалистическими идеями М.В. Ломо- носова; важными были плодотворные анатомические исследова- ния, укреплявшие в хирургии передовой анатомический подход, который в дальнейшем стал основой наиболее прогрессивного анатомо-физиологического направления

Следующий, XIX в. вошел в историю как время утверждения так называемой техногенной цивилизации, основанной на ускоря- ющемся прогрессе науки и технологии, быстром изменении пред- метного мира и социальных связей, на доминировании в культуре научной рациональности, которая выступала как самодовлеющая ценность. На основе техногенной цивилизации формировались индустриальные общества, в культуре которых главное место за- нимала научная рациональность, а приоритетное значение при- давалось развитию естествознания и технических наук.

Объективный ход развития общества способствовал тому, что XIX в. стал веком науки и открыл новые возможности для ее раз- вития, в особенности для прогресса различных отраслей естество- знания. Общеизвестны достижения естествознания первой поло- вины XIX в., такие как теория клеточного строения животных и растений, закон превращения энергии, учение об эволюционном развитии органического мира. Эти выдающиеся открытия благо- творно сказались на медицине, во многом изменив собственный
11
строй и логику ее развития, в том числе строй и логику развития клинической медицины и хирургии.

Начал утверждаться новый строй клинического мышления, в формировании которого важную роль играла физиология, исполь- зовавшая для изучения жизнедеятельности организма эксперимен- тальный метод, и патология, поставившая на службу клинике уче- ние о материальном субстрате болезней. При этом патология как наука, как учение о причинах болезни и закономерностях их воз- никновения и развития призвана была стать своеобразной фило- софией клинической медицины, дать систему взглядов на пробле- мы этиологии, патогенеза, лечения и профилактики заболеваний.

На смену догматизму и мертвящей схоластике, происходившим из Средневековья, на смену царившим еще в XVIII в. рутине и ша- блону приходило опытное знание. Развитие естествознания давало надежный фундамент для прогресса клинической медицины.

Начало XIX в. характеризовалось расширением и упрочением связей между врачами и учеными различных стран Европы. Это было частью характерного для техногенной цивилизации обще- го процесса усиления различных обменов в области экономики и культуры, науки и техники. Подобная тенденция отражала стрем- ление порвать с национальной ограниченностью, осуществить ин- тернационализацию в экономической и духовной жизни общества. Важно, что плоды духовной деятельности отдельных наций стано- вились общим достоянием.

В том что клиническая медицина в конце XVIII - начале XIX вв. начала становиться подлинной естественной наукой, обретать прочный физиологическо-патологический фундамент, огромную роль сыграли труды ряда выдающихся ученых из различных стран Европы. Среди них следует назвать итальянца Джованни Морга- ньи, давшего представления о локализации болезней, француза Мари Франсуа Биша, автора учения о тканях и тканевой патоло- гии, француза Франсуа Мажанди, внедрившего экспериментально- физиологическое исследование организма, австрийца Карла Роки- танского, идеолога гуморальной патологии. В России выделялась деятельность Петра Загорского, Александра Филомафитского, Алексея Полунина, Ивана Глебова.

Успехи теоретической медицины, представленной тогда направ- лениями, получившими впоследствии названия патологической анатомии, патологической физиологии и патологической химии, способствовали зримому прогрессу клинической медицины, хотя
12

каждое из этих направлений «тянуло одеяло на себя», стремясь к собственному приоритету. Уже тогда ведущие ученые указывали на важность всеобъемлющего, всеохватывающего подхода. «Наши сведения о явлениях жизни в больном организме будут тем полнее, чем исследование будет общестороннее, - писал русский клини- цист Иосиф Варвинский в своем труде «О влиянии патологической анатомии на развитие патологии вообще и клинической в особен- ности», - поэтому патолог должен обращать внимание на пато- логическую анатомию, патологическую химию и патологическую физиологию». Об этом же говорил и патолог Алексей Полунин: «Патология не должна быть ни преимущественно анатомическою, ни преимущественно химическою, ни преимущественно физиоло- гическою. Анатомия, химия и физиология в равной степени долж- ны содействовать разъяснению болезненных явлений».

Принципиально новые возможности для клинической медици- ны открыло появление дотоле неизвестных абсолютному большин- ству врачей методов объективного исследования больного. Речь идет прежде всего о перкуссии, которую еще в 1761 г. разработал австриец Леопольд Ауэнбруггер. Метод этот, однако, долго не на- ходил применения. В России среди немногих, применявших его в конце XVIII в., был известный хирург Яков Саполович, который с помощью перкуссии определял, в частности, выпот в плевральной полости, а также терапевты Федор Уден из Петербурга и Викентий Герберский из Вильны. После того как француз Жан Корвизар доказал важность перкуссии, ее стали широко применять в раз- личных странах Европы.

Другим важным открытием были предложенные французом Рене Лаэннеком аускультация и стетоскоп. В России они сразу же получили широкое распространение. Аускультацию применя- ли Яков Саполович, Феликс Римкевич из Вильны (в 1824 г. он написал книгу о применении стетоскопа), Викентий Герберский, обучавшийся в Париже у Лаэннека, а также Прохор Чаруковский, Матвей Мудров, Григорий Сокольский и другие клиницисты.

Прогресс патологии и успехи диагностики позволили обратить внимание на проблемы семиотики, первоначально болезней сердца и сосудов (француз Жан Корвизар), язвы желудка и ее осложнений (русский Федор Уден и француз Жан Крювелье) и др. Появляют- ся основополагающие труды о туберкулезе и других болезнях легких (француз Рене Лаэннек), болезнях почек (англичанин Ричард Брайт), ревматизме (русский Григорий Сокольский и француз Жан Буйо).


13

Достижения ученых-медиков использовались в практике пре- жде всего крупных стационарных учреждений - больниц и го- спиталей. В России в первой половине XIX в. такие стационары успешно действовали в Москве (Московский военный госпиталь, Павловская, Голицынская, Екатерининская, Шереметевская, Град- ская, Ново-Екатерининская больницы, «Воспитательный дом»), в Петербурге (Военно-сухопутный и Адмиралтейский госпитали, Обуховская, Мариинская и Калинкинская больницы), в других местах. Об этих учреждениях весьма благоприятно отзывались зарубежные врачи. И хотя во врачебной практике продолжала царить полипрагмазия, порождавшая обоснованный скептицизм, все же в клиническую медицину и хирургию более уверенно на- чинают проникать принципы патогенетического и этиотропного лечения. Формируются рожденные научным прогрессом новые, более радикальные специфические методы терапевтического и хирургического характера.

Впрочем, в медицине, как и вообще в науке, понятия «новое» и «научный прогресс» далеко не равнозначны. Бывало и так, что «новое» вело к регрессу, знаменовало движение не вперед, а назад. Вот только один пример. В клинической медицине начала XIX в. появились новые общемедицинские теории и концепции. Одной из самых распространенных стала «физиологическая медицина» француза Франсуа Бруссе. Под влиянием умозрительной системы Бруссе большинство врачей разных стран в любой патологии стали видеть воспалительный процесс и лечить его различными противо- воспалительными средствами, главным образом кровопусканием. Это был тогда поистине универсальный метод - его применяли и при воспалении легких, и при простом фурункулезе, и при любом лихорадочном процессе. Немудрено, что только во Франции Брус- се и его последователями было пролито больше крови, чем во всех наполеоновских войнах...

Однако главное заключалось в том, что в странах Европы уже в первой половине XIX в. сложились крупные, взаимодействовав- шие друг с другом и в какой-то мере влиявшие друг на друга цен- тры клинической медицины. Они действовали во Франции (Жан Корвизар, Рене Лаэннек, Франсуа Бруссе, Жан Буйо), в Пруссии (Иоганн Шенлейн, Людвиг Траубе), в Австрии (Иозеф Шкода), в России (Матвей Мудров, Иустин Дядьковский, Григорий Со- кольский), в Англии (Ричард Брайт). Правда, это были преимуще- ственно центры внутренней медицины, т.е терапии.
14


Вторая половина XIX в. характеризуется огромным прогрессом медицины, который стал отражением общего прогресса естество- знания, успехов физики, химии, биологии, других естественных наук, достижений научно-технической мысли. Характерной была многократно увеличившаяся своеобразная интернационализа- ция научных исследований, при которой свой вклад в прогресс медицинской науки и практики вносили представители разных стран.

На развитие клинической медицины и хирургии, которые становились подлинными науками, особое влияние оказали появление бактериологии (француз Луи Пастер), целлюлярная патология (немец Рудольф Вирхов), исследования в области физиологии (француз Клод Бернар, немец Иоганн Мюллер, русский Иван Сеченов). Все это способствовало коренной ломке прежних представлений, формированию современного облика клинической медицины и хирургии.

Настоящую революцию произвели успехи бактериологии, расширившие диагностические и лечебные возможности, позволившие расшифровать этиологию многих распространенных заболеваний и получить рациональные средства борьбы (различные сыворотки и вакцины) с бешенством, дифтерией, другими инфекционными болезнями, открывшие пути предупреждения хирургической инфекции.

Целлюлярная патология, морфологический подход способствовали изучению материального субстрата болезни, позволяли решить вопрос о локализации заболевания, давали классификацию основных патологических состояний и ряда нозологических форм. Экспериментально-физиологические исследования способствовали формированию функционального подхода, вооружали клинику знанием нормы и патологии, объясняли происхождение отдельных патологических состояний, способствовали разработке новых методов лечения.

Общий технический прогресс, неразрывно связанный с прогрессом прикладных, точных и естественных наук, отразился и на развитии клинической медицины, привел к ее технизации. Достижения научно-технической мысли способствовали быстрому техническому вооружению клиницистов. Это была, бесспорно, прогрессивная и важная тенденция. Еще раньше благодаря появлению полой иглы (англичанин Франк Ринд), шприцев (англичанин Александр Вуд) и других средств в арсенал клиницистов

15

вошли подкожные инъекции, прокол грудной клетки с помощью троакара (француз Арман Труссо) и т.д.

Новые изобретения значительно расширили возможности диаг- ностики. Так, француз Огюст Нелатон предложил желудочный зонд и каучуковый катетер. Немец Герман Гельмгольц сконструировал офтальмоскоп, француз Антуан Дезормо - трубчатый эндоскоп для исследования мочевых путей, матки и прямой кишки, немец Макс Нитце - простой цистоскоп, а француз Иоахим Альбарран - катетеризационный цистоскоп. Поляк Иоганн Микулич изобрел зофагоскоп, русский Александр Маклаков - тонометр для изме- рения внутриглазного давления, итальянец Сильвио Рива-Роччи - сфигмоманометр для измерения артериального давления. Нако- нец, немец Вильгельм Рентген предложил рентгенодиагностику.

Все это дало возможность сформировать методы нового, объ- ективного исследования больных. На смену долго властвовавшей в клинической медицине полипрагмазии начали приходить мето- ды этиотропной и патогенетической терапии. Это обусловило по- степенный отказ от так называемого антифлогоза - противовос- палительного лечения с широким применением кровопусканий, пиявок, льда, рвотных и тому подобных средств, а также использо- вание новых лечебных препаратов: морфия, стрихнина, атропина, препаратов брома и йода, салицилового натрия и др.

Развитие химии, совершившей в XIX в. поистине триумфаль- ное шествие (молекулярно-атомистические представления; струк- турная теория строения вещества; появление синтетической ор- ганической химии; периодический закон химических элементов), способствовало быстрому прогрессу фармакологии и фармакоте- рапии, появлению более эффективных лекарств, таких как аспи- рин (немец Карл Герхардт), уротропин (русский Александр Бутле- ров), амилнитрит (англичанин Томас Брайтон), физиологический раствор (англичанин Стивен Рингер), антипирин, предшественник пирамидона и анальгина (немец Людвиг Кнорр), салол (русский Маркел Ненцкий), кофеин (немец Эрнст Фишер). Возникли хи- мические методы лабораторной диагностики (исследование крови, мочи, желудочного сока и пр.). В лечебной практике клиници- сты и хирурги стали применять и такие воздействия, как массаж, электротерапию, лечение минеральными водами, диетотерапию, курортное лечение.

В клинической медицине стран Европы во второй полови- не XIX в. преобладали два основных направления - клинико-
16

кспериментальное, процветавшее в основном в Германии (Людвиг Траубе и др.), и собственно клиническое, главными представителя- ми которого были французские врачи (Арман Труссо и др.).

В клинической медицине и хирургии России во второй полови- не XIX в., несмотря на огромные успехи патологической анатомии, преобладало все-таки не сугубо морфологическое, а традицион- ное анатомо-физиологическое, функциональное направление. Это ярко отразилось в трудах Сергея Боткина, Николая Склифосовско- го, Алексея Остроумова. «Необходимо стать не на анатомическую, а на физиологическую точку зрения, - писал в 70-х гг. XIX в., выражая их мнение, известный российский клиницист Эдуард Эйхвальд. - Анатомический взгляд, лежащий в основе современ- ной патологии, придает медицине какой-то мрачный характер; с точки зрения анатомии все расстройства кровообращения более или менее неизлечимы и в более или менее короткое время при- водят к смертельному исходу... Гораздо более утешительна и не менее важна физиологическая точка зрения».

Характерным для клинической медицины России стало ис- пользование экспериментальных, прежде всего физиологических исследований, проводившихся в специальных лабораториях, на- пример в клинике Сергея Боткина такой лабораторией руководил Иван Павлов.

Российские клиницисты внесли немало нового в разработку проблем семиотики, диагностики и лечения болезней. Особо сле- дует выделить созданный у нас оригинальный метод обследова- ния больных, в который наряду с анамнестическим расспросом включили все виды физических, лабораторных и инструменталь- ных способов исследования. Клинический метод, созданный сово- купными усилиями русских врачей и доведенный Григорием За- харьиным, по словам французского клинициста Анри Юшара, до высоты искусства, стал достоянием врачей многих стран Европы. Получил распространение и метод скользящей пальпации брюш- ных органов, предложенный Василием Образцовым.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации