Борунков А.Ф. Дипломатический протокол в России - файл n1.doc

Борунков А.Ф. Дипломатический протокол в России
скачать (6246.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6247kb.10.06.2012 21:19скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


А. Ф. Борунков



ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ПРОТОКОЛ
В РОССИИ



3-е издание, дополненное


МОСКВА

«МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

ОГЛАВЛЕНИЕ


Предисловие 5

Глава I. ДИПЛОМАТИЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ПРОТОКОЛ 8

§ 1. Дипломатия и дипломатическая служба 8

Царева честь. Переговоры, компромиссы. Принципы дипломатического ремесла. Дипломаты России

§ 2. Дипломаты 16

Кто есть кто среди дипломатов. Дипломатический корпус. Дуайен. Дипломатическое убежище

§ 3. Дипломатический протокол 23

Дань прошлому или необходимость? Не только вежливость. Кому это выгодно? Все течет, все метется

§ 4. Дипломатические привилегии и иммунитеты 31

«Alter ego»– неприкосновенны. Навстречу друг другу. Всегда ли надежен иммунитет?

Глава II. ВСТУПЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В ДОЛЖНОСТЬ 39

§ 5. Признание... все равны и суверенны. По взаимному согласию, когда его нет 39

Дипломатический протокол и оформление актов об установлении дипломатических отношений, учреждении дипломатических представительств. Разрыв, приостановление дипломатических отношений

§ 6. «...Назначить Чрезвычайным и
Полномочным...» 43

Под покровом тайны. «Персона грата». Встреча и проводы на границе. «Разъездной посол»

§ 7. Когда нужна особая форма одежды 56

«Имею честь вручить...». Первые контакты. Фотография на память

§ 8. Королевский экипаж, автомобиль президента 61

Гимн, флаг в честь посла. Почетный караул. Поклоны

Глава III. ЧТО НАПИСАНО ПЕРОМ 71

§ 9. Дипломатические документы 71

Личные, вербальные ноты, памятные записки, меморандумы

§ 10. Когда говорят и пишут руководители 82

§11. Требования к дипломатическим документам 85

Язык письма – друг или враг? Точки над «i»

Глава IV. ПОСИДИМ РЯДКОМ, ПОГОВОРИМ
ЛАДКОМ 91

§ 12. Давайте познакомимся 91

§ 13. Беседа дипломата 94

Источник информации. Вопросы этикета и такта. Переговоры

§ 14. Визитная карточка 103

Заочное знакомство. Символика

Глава V. ПРАВИЛА ГОСТЕПРИИМСТВА 106

§ 15. Дипломатические приемы 106

Завтраки, обеды, «коктейли», «фуршеты», «чай»

§ 16. До прихода гостей 109

Вид и место приема. Кого бы вы хотели видеть? Чем угощать гостей? RSVP

§ 17. Каждому гостю свое место 114

Принципы рассадки. Некоторые особенности

§ 18. «...Гостям носили блюда по чинам» 122

Не только театр начинается с вешалки. Обмен речами. Если вы корректны... Об одежде на дипломатических приемах

§ 19. Еще об этикете 129

Глава VI. МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЕЖЛИВОСТЬ 139

§ 20. Символы суверенитета: флаг, герб, гимн, штандарт (флаг) Президента 139

§ 21. Примите наши поздравления и наилучшие
пожелания 144

§22. Свидетельство уважения 146

§ 23. Разделяем ваше горе 147

Глава VII. ПРИЕМ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛЕГАЦИЙ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВИЗИТЫ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ. ВИЗИТЫ РОССИЙСКИХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ЗА РУБЕЖ 150

§ 24. Государственные визиты на высшем уровне. Нормы и практика дипломатического протокола 150

§ 25. Формы визитов. Программа пребывания высокого гостя в Москве 152

§ 26. Визиты Президента России в зарубежные страны 160

§ 27. Дипломатический протокол в ООН 160

Глава VIII. «ЗА КУЛИСАМИ» ПРОТОКОЛЬНОЙ
СЛУЖБЫ 163

§ 28. Функции Департамента государственного протокола МИД РФ 163

Глава IX. ПРОТОКОЛЬНАЯ СЛУЖБА В ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ 166

§ 29. Основные протокольные функции дипломатического представительства 166

§ 30. Обязанности протокольной службы посольства в связи с визитами главы Российского государства, правительственных и других делегаций 170

Вместо заключения 172

Библиография 173

Приложения 181


Предисловие


Однажды на дороге, ведущей к московскому Кремлю, собрались нарядные горожане и с интересом наблюдали за оживленным разговором важного боярина с чужеземным послом. Боярин настойчиво предлагал ему сесть верхом на лошадь, украшенную роскошным убранством из царской конюшни, и на ней торжественно въехать на территорию Кремля. Упрямый иностранец (а это был английский посол Р. Ли) решил наконец не пренебрегать царскими милостями. Несмотря на свой преклонный возраст, болезнь, усталость, он взобрался на лошадь и отправился на ней под эскортом царского вельможи и под любопытными взглядами московских обывателей прямо к сказочно прекрасным кремлевским дворцам. Именно так выглядела тогда в Москве торжественная церемония – «въезд» иностранного посла. А рассказанный случай произошел в 1601 году.

...Много воды утекло с тех пор в Москве-реке, на левом берегу которой на Боровицком холме расположен Кремль. В нем и теперь, как известно, находится высшее руководство страны. Именно в Кремль отправляются иностранные послы для вручения своих верительных грамот. Именно здесь происходят встречи руководителей страны с главами иностранных государств, правительств, с официальными делегациями, ведутся переговоры, подписываются документы (такого рода важные акции тщательно подготавливаются). Благодаря телевидению многое при этом можно увидеть и собственными глазами: торжественные встречи глав государств, правительственные приемы, беседы, пресс-конференции. Но все это – «сцена». А вот о том, что происходит «за кулисами» дипломатического протокола, знает лишь небольшой круг специалистов.

Нынешняя тенденция к сотрудничеству государств, общению людей приняла поистине глобальный характер. А это в свою очередь усиливает значение соблюдения определенных церемониальных и протокольных обычаев и правил.

Были попытки с учетом развития межгосударственных отношений и сложившейся в разных странах практики дипломатического церемониала и протокола создать что-то вроде обобщенного монографического исследования, специально посвященного дипломатическому протоколу. Но эта идея осталась нереализованной.

За рубежом опубликовано несколько заслуживающих внимания изданий, которые в разное время были переведены на русский язык (Э. Сатоу, Г. Никольсон, Ж. Серре, Ф. Муса). Но как самокритично признавались Дж. Вуд и Ж. Серре, «предпринимая попытку разобраться в существующем положении, предложить определенные принципы и указать общие правила, мы не питаем иллюзий относительно неоспоримости предлагаемых решений».

В последние годы в нашей стране были опубликованы работы по вопросам дипломатического протокола и практики его применения в России, а также ряд статей в различных периодических изданиях, посвященных отдельным проблемам протокола и этикета.

Предлагая читателю данную книгу, автор попытался обобщить все современные тенденции, что появились в дипломатическом протоколе России за последние годы. Эти нововведения в протоколе последовали за существенными коррективами, внесенными руководством страны в стратегию и тактику внешней политики и дипломатии России.

Международный протокольный опыт и практика показывают, что в общении государств и их представителей действуют определенные традиции и условности, правила и нормы, которые необходимо соблюдать, чтобы не нанести ущерба государству или личным взаимным отношениям.

Некоторые правила на первый взгляд покажутся устаревшими, привнесенными из прошлых веков, но государства сохраняют их, а приезжающие в гости иностранцы обязаны их уважать. Приводится немало интересных исторических казусов, затрагивавших авторитет государства и его главы.

В книге излагается дипломатический протокол России настоящего времени. Многие из его норм полезно знать не только дипломатам, но и работникам других учреждений, в том числе деловым людям, стремящимся к положительным результатам своих контактов с иностранцами. Например, о порядке нанесения визитов и этикете бесед, организации и проведении приемов, принципах рассадки за столом на официальных завтраках, обедах и ужинах, ведении переписки, применении визитных карточек, формах и нормах приема официальных иностранных делегаций различного уровня. Да и иностранцам, приезжающим в Россию с официальными и неофициальными визитами, не бесполезно получить информацию о том, как принимают гостей в России.

По тексту изложения и в приложениях автор приводит довольно большое количество официальных документов и справочного материала для более глубокого «усвоения предмета.

Предлагаемая вниманию читателе книга, рассказывающая о становлении, эволюции, особенностях дипломатического протокола, – результат значительной переоценки событий в нашей быстро текущей жизни. При этом сделана попытка отобрать из большого количества явлений и фактов, связанных с практикой дипломатического протокола России, наиболее существенные, характеризующие сегодняшний день российской протокольной службы.

Использованы и архивные материалы о становлении и развитии царской и российской дипломатической службы и дипломатического протокола. Иностранные послы, работавшие в Москве в разные исторические времена, предпринимали попытки рассказать в своих мемуарах об этом, но, видя только «сцену», они, естественно, не могли претендовать на глубокое и всестороннее освещение данной темы.

Книга рассчитана не только на специалистов, но и на массового читателя. Ведь в настоящее время дипломатия как специальность перестала быть уделом только профессионалов. Помимо них в международных делах все большую роль начинают играть «народные дипломаты»: ученые и писатели, врачи и журналисты, художники и бизнесмены, спортсмены и даже дети.

Актуальность темы особенно возрастает в настоящее время в связи с появлением Содружества Независимых Государств, выходом их представителей на международную арену.

Читатель, как надеется автор, найдет в книге для себя много нового, интересного и полезного.


Глава I

ДИПЛОМАТИЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ПРОТОКОЛ


1. Дипломатия и дипломатическая служба

Царева честь. Переговоры, компромиссы. Принципы дипломатического ремесла. Дипломаты России
Дипломатия как особый вид повседневной государственной деятельности вошла в обиход на рубеже XVI-XVII веков, когда при дворах монархов появились постоянные дипломатические представители, а в системе государственных органов – специальные ведомства, занимавшиеся перепиской между государями, приемом иностранных делегаций и послов, переговорами и пр. Характер и формы дипломатической деятельности государств в тот период позволили некоторым ученым и дипломатам определять дипломатию как «применение ума и такта к ведению официальных сношений между правительствами независимых государств» (Э. Сатоу), как «науку о внешних сношениях или иностранных делах государства, а в более узком смысле – науку или искусство переговоров» (Г. Мартенс), как «науку о взаимных интересах и отношениях государств или искусство взаимно согласовывать интересы народов, а в более точном смысле – науку или искусство переговоров» (Гарден)1.

Очевидно, что, дипломатия как неотделимая часть внешней политики не ограничивается лишь переговорами. Согласно определению «Дипломатического словаря», «дипломатия – средство осуществления внешней политики государства, представляющее собой совокупность невоенных практических мероприятий, приемов и методов, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач; официальная деятельность глав государств и правительств, министров иностранных дел, ведомств иностранных дел, дипломатических представительств за рубежом, делегаций на международных конференциях по осуществлению целей и задач внешней политики государства, защите прав и интересов государства, его учреждений и граждан за границей. С понятием «дипломатия» связывают искусство ведения переговоров в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений, а также расширения и углубления, международного сотрудничества»2.

Следовательно, понятие «дипломатия» охватывает всю разностороннюю внешнеполитическую деятельность руководителей государств и высших органов государственной власти, а также органов внешних сношений. Используя переговоры и другие мирные средства, дипломатия добивается осуществления целей и задач внешней политики, защищает интересы своих стран на международной арене. Методы и средства дипломатии менялись вместе с изменениями целей и задач внешней политики государств на различных этапах развития общества. Каждая историческая формация имела присущие ей внешнюю политику и дипломатию.

Дипломатия рабовладельческого общества по своим методам и приемам отличалась от дипломатии феодального общества. Абсолютизм, пришедший на смену феодальной раздробленности, привнес в дипломатию свойственные ему принципы и формы.

Уже в то время, при дворах монархов появилось немало дипломатов, имена которых вошли в историю. Высокие профессиональные знания, опыт, другие личностные качества помогали им успешно выполнять поручения своих правителей. Но было бы ошибочным думать, что их успехи всецело зависели от личного умения и таланта. Определяющими оставались социально-экономические факторы, цели внешней политики, достижения которых добивалось государство, исходя из своих национальных интересов.

В XVI веке Россия, сбросив иноземное иго, вышла на международную арену в качестве равноправного политического и дипломатического партнера существовавших в то время государств. Новые внешнеполитические задачи потребовали и новых дипломатических форм и приемов. В то время русская дипломатия должна была всеми мерами укреплять международный престиж Российского государства. И не было ничего странного в поручении русскому послу Афанасию Нагому, отправившемуся в 1563 году в Крым с дипломатической миссией, «беречь накрепко», чтобы крымский хан ни в коем случае не приложил к грамоте с текстом договора «алого нишана» (то есть красной печати). В те времена цвет печати нередко был важнее содержания документа. «Алый нишан» на договоре превращал его в жалованную грамоту, то есть свидетельствовал не о равноправии договаривающихся сторон, а о признании зависимости одной стороны от другой.

Послу было велено возвратиться в Москву без договора, если крымский хан будет настаивать на «алом нишане». Русское государство даже номинально не хотело признать крымского хана правопреемником Золотой Орды. То, что сегодня сочли бы формальностью, в середине XVI века для Российского государства было принципиально важным, и дипломатия должна была пренебречь и тяготами долгого и опасного пути в Крым, и гневом хана, но стоять на своем, добиваясь равноправного договора3.

В период абсолютистских монархий в дипломатии процветали подкуп, обман, интриги, убийства, дворцовые перевороты. Поэтому у английского дипломата XVII века Генри Уоттена было достаточно оснований говорить: «Посол есть честный муж, посылаемый за границу, чтобы лгать в интересах своего государства». Не менее категорично отзывался о дипломатах французский писатель XVII века Жан Лабрюйер. Он утверждал, что вся деятельность дипломатов направлена на то, чтобы не быть обманутым и обманывать других4.

Буржуазная дипломатия вышла на международную арену под знаменами, на которых было начертано: равенство народов, свобода и братство. Правда, эти лозунги, которые объективно помогли консолидации национальных государств, подъему движения за национальную независимость, не помешали дипломатии активно включиться в борьбу за рынки сбыта, раздел мира и сфер влияния. Прежней аристократии, которая заполняла своими представителями дипломатическую службу, пришлось потесниться, освободив место для тех, кто стал служить интересам финансово-промышленных кругов. Впрочем, буржуазия сумела использовать в своих интересах отпрысков старой аристократии.

Россия после 1917 года провозгласила политику мира между народами, мирного сосуществования государств с различным общественным строем; равенство больших и малых стран; право всех народов на самоопределение и образование независимых государств.

Российское правительство требовало от своих дипломатов внимательного изучения исторических тенденций, учета различных течений й направлений в дипломатии, поисков и привлечения на свою сторону союзников и изоляции наиболее агрессивных сил.

Российская дипломатия могла рассчитывать на успех, лишь действуя принципиально и гибко, избегая догматизма и сектантства, не боясь идти на компромиссы.

Внешнеполитическая стратегия Российского государства ныне исходит из того, что все народы живут во взаимозависимом и во многом целостном мире. Мир кардинально изменился. Война перестала быть продолжением политики другими средствами. Нельзя решать проблемы мира приемами, пришедшими из каменного века. Поэтому народам необходимо учиться искусству жить в мире друг с другом.

За последние годы меняется характер отношений между странами от конфронтации и подозрительности наметился переход к сотрудничеству и партнерству.

Формированию нового климата отношений между государствами в значительной степени способствовала выдвинутая руководством страны концепция создания всеобъемлющей системы международной безопасности, которая включает военную, политическую, экономическую, экологическую и гуманитарную сферы. В основе этой концепции лежит понимание того, что нельзя строить собственную безопасность за счет безопасности других. Историческую значимость имеют программа ликвидации ядерного оружия, а также конкретные акции, предпринятые дипломатией для достижения этой цели.

Дипломатия активно использует весь арсенал мирных средств, накопленных международной практикой: встречи, совещания, конференции глав государств на двусторонней и многосторонней основе, а также встречи глав правительств, министров иностранных дел. Она вносит в них свое содержание и свой стиль – деловитость, конструктивность, уважение к правам и интересам партнеров, то есть соединяет политику с общечеловеческими нормами нравственности.

Ежегодно Российскую Федерацию посещают с государственными, официальными, рабочими визитами значительное число глав государств, правительств иностранных государств, министров иностранных дел, других представителей. Российские государственные деятели, со своей стороны, нередко выезжают с визитами в зарубежные страны. Встречи представителей такого уровня различных государств способствуют большему взаимопониманию, решению насущных проблем современности.

Российская дипломатия приложила огромные усилия для успешного проведения уникального в истории дипломатии многостороннего совещания в Хельсинки в июле–августе 1975 года по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе, в котором на завершающем этапе приняли участие высшие государственные деятели 33 стран Европы, а также Соединенных Штатов Америки и Канады. Между государствами постоянно поддерживается оживленная дипломатическая переписка.

Эта форма дипломатической деятельности занимает одно из ведущих мест в работе ведомств иностранных дел. Заявления, ноты, памятные записки входят в число важных внешнеполитических документов, с помощью которых решаются многие вопросы внешней политики, готовятся внешнеполитические акции.

В настоящее время одним из важнейших элементов дипломатии становятся непосредственные, прямые переговоры между главами государств, министрами иностранных дел по телефону.

Прямой контакт, разговор tete-a-tete иногда позволяют предрешать очень сложные международные проблемы, минуя обычно установленные каналы дипломатической связи (почта, курьеры, спецкурьеры с посланиями и т.д.).

Предложенная недавно руководством России новизна в дипломатическом протоколе – встреча между руководящими деятелями государств «без галстуков» и не в столицах – с интересом была встречена мировой общественностью. Позитивный результат таких встреч очевиден.

Особое место в международной дипломатии принадлежит ООН, которая выступает в качестве эффективного центра поисков общего языка, достижения взаимопонимания и доверия. Эти качества ООН успешно проявила во время конфликта в зоне Персидского залива. Осудив агрессию Ирака против Кувейта, ООН своими действиями вынудила Ирак вывести войска из Кувейта; Независимость страны была восстановлена.

В системе органов внешних сношений, осуществляющих повседневное представительство государств во внешних делах и всестороннее руководство ими, особое место по праву принадлежит ведомствам иностранных дел. В большинстве стран мира эти ведомства называются министерствами иностранных дел. Встречаются и другие названия: в США – Государственный департамент, в Англии – Форин оффис (или по месторасположению резиденции правительства – Даунинг-стрит), во Франции – Министерство внешних сношений (по месторасположению – Кэ д'Орсе), в Аргентине – Министерство внешних сношений и культа. Различия в наименованиях не меняют существа обязанностей и функций этих ведомств. Для удобства пользования в данной книге они именуются министерствами иностранных дел. Министерство иностранных дел Российской Федерации – орган, который практически осуществляет внешнюю политику, представляет государство на международной арене, в контактах с другими государствами, перед дипломатическим корпусом в Москве*.

* Приложение № 1. Краткий очерк об истории Внешнеполитического ведомства России.
На Министерство возложена обязанность обобщать и анализировать информацию, касающуюся общей международной обстановки, готовить предложения по вопросам внешней политики страны. В этих целях Министерство имеет постоянные контакты со своими посольствами и консульскими учреждениями за рубежом и руководит их работой, осуществляет связи с иностранными дипломатическими представительствами в Москве. Министерство участвует в подготовке и приеме иностранных государственных и правительственных делегаций, в осуществлении визитов российских государственных представителей в зарубежные страны.

Представители Министерства принимают участие в работе различных международных конференций, совещаний, разрабатывают Проекты договоров и соглашений. Через своих представителей Министерство защищает личные и имущественные интересы своих граждан и организаций, находящихся за границей. Защита прав и интересов России в области международных отношений является одной из основных задач Министерства и всех его подразделений. Народный комиссариат по иностранным делам был создан в соответствии с декретом II Всероссийского съезда Советов «Об учреждении Совета народных комиссаров», принятым 26 октября (8 ноября) 1917 г. Управляющий делами Совета народных комиссаров В.Д. Бонч-Бруевич писал позже в своих воспоминаниях: «Первый комиссариат, который мы... организовывали, был комиссариат по иностранным делам, на что толкала нас сама жизнь».

Формирование аппарата НКИД шло ускоренными темпами. Если в первых числах декабря 1917 года аппарат НКИД насчитывал 30 человек, то к концу месяца – уже 126. В январе 1918 года в НКИД работали 200 человек. Одной из первоочередных задач Наркоминдела была публикация «тайных договоров» царского правительства. Невиданная в истории дипломатии акция была поручена одному из первых сотрудников Наркоминдела матросу Н.Г. Маркину*. В течение 1917-1918 годов в газетах «Правда» и «Известия» появились семь выпусков секретных дел. В первом выпуске от редакции говорилось: «Долой тайную дипломатию! Да здравствует открытое честное соглашение!..»3

* Маркин Николай Григорьевич (1893-1918) в начале ноября 1917 года назначен секретарем, затем контролером Наркомата по иностранным делам. Подготовил к публикации сборники секретных документов из архива Министерства иностранных дел царской России. По личной просьбе в 1918 году был направлен на фронт. 1 октября 1918 г. погиб в бою.
В историю российской дипломатии 20-х годов вошла целая плеяда деятелей, оставивших заметный след в формировании внешней политики и создании дипломатической службы России, успешно защищавших ее интересы на международной арене. 30 мая 1918 г. народным комиссаром по иностранным делам был назначен Г.B. Чичерин (1872-1936), возглавивший Народный комиссариат по иностранным делам в сложное и трудное для государства время. Выходец из старинного дворянского рода, Г.В. Чичерин связал свою судьбу с революционной борьбой в России. Вынужденный эмигрировать, он вел активную работу в социал-демократическом движении стран Европы, выступал с яркими публицистическими статьями в газетах, установил тесные контакты со многими видными политическими деятелями. Эта деятельность была для Г.В. Чичерина своего рода «дипломатическим университетом», где он приобрел знания, опыт работы, навыки, позволившие ему стать впоследствии выдающимся дипломатом. Начиная с 20-х годов фамилия Г.В. Чичерина не сходила со страниц газет европейских стран, а его участие в качестве руководителя делегации на Генуэзской конференции (апрель-май 1922 г.) и заключение договора с Германией в Рапалло (16 апреля 1922 г.) создали ему высокий авторитет в дипломатических кругах многих стран.

В работе над документами, в ходе обсуждения принципов, форм, методов внешней политики и дипломатии оттачивался талант Г.В. Чичерина как дипломата. Поражала огромная, многим казавшаяся нечеловеческой, работоспособность Г.В. Чичерина. Даже в краткие минуты отдыха за книгой или во время игры на рояле (а музыку Г.В. Чичерин страстно любил и был ее знатоком) он обдумывал идеи, планы, новые ходы в дипломатии.

Не менее яркой фигурой был Л.М. Карахан (1889-1937) – заместитель народного комиссара по иностранным делам с марта 1918 года. Дипломатическая карьера Л.М. Карахана началась с поездки в составе делегации в Брест на переговоры о перемирии с Германией в ноябре 1917 года. Вместе с Г.В. Чичериным он налаживал дипломатические связи с другими государствами, формировал аппарат НКИД, учился сам и учил других овладевать искусством дипломатии.

Талант Л.М. Карахана как дипломата особенно раскрылся в налаживании добрососедских отношений с Афганистаном, Турцией, Персией, Китаем, Монголией. В 20-х годах, когда были установлены дипломатические отношения с Польшей, Л.М. Карахан был направлен туда в качестве первого полномочного представителя. Затем последовала ответственная работа в Китае, Турции... На дипломатическом поприще ярко проявился талант В.В. Воровского, Л.Б. Красина, А.М. Коллонтай, Я.А. Берзина, М.М. Литвинова, Я.З. Сурица.

Автор не ставил перед собой задачу писать историю дипломатии или давать характеристику деятельности отдельных дипломатов. Приведенные выше два примера взяты лишь для того, чтобы показать, с чего начиналось ведомство иностранных дел России, кто его возглавлял. А читателю, хотя бы немного знакомому с историей дипломатии страны, должно быть известно, что за последние десятилетия были большие удачи и горькие потери в этой области.

После распада Советского Союза Россия стала его продолжателем, а на МИД Российской Федерации были возложены функции бывшего союзного Министерства внешних сношений. Произошли существенные структурные изменения центрального аппарата. Министр по-прежнему единолично отвечает за руководство Министерством. Ему подчинены первые три заместителя министра, заместители министра, которые руководят территориальными и функциональными подразделениями, группы послов по особым поручениям.

У министра есть Департамент – секретариат министра, Департамент – исполнительный секретариат, Департамент Государственного протокола, 1-й, 2-й, 3-й Департаменты Азии, Департамент Африки, Департамент Ближнего Востока и Северной Африки, 1-й, 2-й, 3-й, 4-й Европейские департаменты, Латиноамериканский департамент, Департамент Северной Америки, 1-й, 2-й, 3-й, 4-й Департаменты СНГ. Историко-дипломатическое управление преобразовано в Департамент историко-документальный. Созданы Департамент международных организаций, Департамент общеевропейского сотрудничества и другие важные для МИД подразделения.

Столь крупная структурная перестройка аппарата Министерства повлекла за собой и существенные кадровые передвижения.

Структурные преобразования стали внешней формой глубинных изменений во внешней политике и дипломатии России, в решении практических задач, вставших перед Министерством иностранных дел.

По существу был заложен фундамент нового, демократического государства, которое намерено, подвергнув ревизии опыт прошлого, утвердить себя на международной арене с помощью преображенной внешней политики.

В нашем понятии утвердилось слово «ближнее зарубежье». Страны СНГ, провозгласив свой суверенитет и независимость, вошли в мировое сообщество как равноправные партнеры. Многие государства установили с ними дипломатические отношения, немало государств пожелали обменяться посольствами.

Высшее руководство России, Президент РФ В.В. Путин, правительство, МИД РФ рассматривают свою внешнюю политику и дипломатию в отношении стран СНГ как приоритетную. Об этом свидетельствуют и регулярные встречи Президента России с главами государств СНГ, и стремление найти решение многочисленных проблем.

В странах СНГ вырабатываются нормы протокола, накапливается опыт. Заметна тенденция, помимо общепринятых международных правил, придать дипломатическому протоколу национальный колорит.

Можно полагать, что отношения между странами СНГ должны строиться на основе общепринятых международно-правовых документов, в частности Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. Это, однако, не мешает становлению и развитию между странами СНГ более широких и даже доверительных связей, что диктуется интересами не только РФ, но и стран Содружества.

Примером может служить складывающийся союз России и Белоруссии. Интерес к более тесным отношениям проявляют и другие страны Содружества.

Для достижения этого от российской дипломатии и ее партнеров потребуются высокий профессионализм и особая деликатность.
§ 2. Дипломаты

Кто есть кто среди дипломатов. Дипломатический корпус. Дуайен. Дипломатическое убежище
Профессия дипломата является одной из старейших. История донесла до нас примеры того, как в древние времена решались вопросы войны и мира, какой соблюдался ритуал при приеме иностранных гостей, как оформлялись полномочия. Слова «дипломат», «дипломатия» происходят от греческого слова «диплома»6. Дипломат – сотрудник ведомства иностранных дел, который осуществляет внешнеполитические связи своей страны с другим государством или государствами.

Дипломатия как совокупность форм, методов и средств, используемых для осуществления внешней политики государства, и дипломаты как государственные служащие, призванные вести официальные дела между правительствами, менялись в ходе общественного развития. Однако при этом неизменной оставалась сущность дипломатии как отражения природы данного общества и государства. Дипломатическая служба всегда была и остается привилегией руководящих структур той или иной страны. Это определяет требования, предъявлявшиеся к дипломатам.

В средние века, когда. Римско-католическая церковь оказывала огромное влияние на международные дела, дипломаты были обязаны хорошо знать историю религии, теологию и философию. Венецианский дипломат XVI века Оттавиано Маджи так определял качества дипломата: «Он должен быть не только хорошим христианином, но также ученым-теологом; он должен быть философом, хорошо знакомым с Аристотелем и Платоном, он должен быть способен в каждый данный момент изложить в диалектической форме самые абстрактные проблемы; он должен знать классиков и быть знатоком математики, архитектуры, музыки, физики, гражданского права и канонического права. Он должен не только говорить и писать по латыни с классической тонкостью, но он должен также владеть греческим, испанским, французским и турецким языками; он должен иметь глубокие знания по истории, географии, военным наукам, и он не должен пренебрегать поэтами и всегда иметь при себе Гомера»7.

Какие бы требования ни предъявляла к дипломату любая эпоха, во все времена ценились в нем качества, о которых еще в XVIII веке говорилось французским дипломатом Кальером в его книге «О способах вести переговоры с монархами» (1716 г., Париж): «Эти качества суть: внимательный и прилежный ум, не позволяющий себе отвлекаться удовольствиями и фривольными забавами; здравый смысл, отчетливо воспринимающий вещи такими, как они есть, идущий к цели самыми короткими и естественными путями, не вдаваясь в тонкости и ненужные ухищрения, которые обычно отталкивают тех, с кем ведешь переговоры; проницательность, позволяющая угадывать, что происходит в сердцах людей, и умение учесть малейшее движение лица и другие признаки страстей, проявляющиеся подчас у самых скрытных людей, ум, скорый на выдумки, способный сгладить встречающиеся затруднения и примирить интересы, составляющие предмет переговоров; присутствие духа; необходимое, чтобы ответить кстати на непредвиденные вопросы и осторожными репликами избежать рискованного шага; ровный характер, спокойная и терпеливая натура, всегдашняя готовность выслушать внимательно того, с кем имеешь дело; всегда открытый подход к человеку, мягкость, учтивость, приятность общения, непринужденная и располагающая манера, которая очень помогает снискать расположение тех, с кем имеешь дело, тогда как холодный и важный вид, грубая и мрачная манера обычно отталкивают и внушают отвращение. Особенно необходимо, чтобы дипломат достаточно хорошо владел собой и умел противостоять неудержимой потребности заговорить раньше, чем он основательно продумал то, что собирается сказать; чтобы он не торопился ответить тотчас же, не подумав, на сделанные ему предложения...»8.

Однако история дипломатии знает много примеров, когда некоторые дипломаты предавали забвению все то, о чем так красиво говорил Кальер, и вели себя недостойно, прибегая к самым грязным средствам и методам. Вот что по этому поводу писал известный английский дипломат Г. Никольсон в своей книге «Дипломатия»: «Дипломаты XVI-XVII вв. часто давали повод к подозрениям... Они давали взятки придворным, подстрекали к восстаниям и финансировали восстания, поощряли оппозиционные партии, вмешивались самым пагубным образом во внутренние дела стран, в которых они были аккредитованы, они лгали, шпионили, крали...»9.

Генуэзская конференция впервые показала, что Российская Федерация – это важный фактор международной политики, а ее дипломаты – достойные партнеры. Без учета этих обстоятельств решение международных проблем стало невозможным. Дипломаты не только успешно отбили атаки противников, но и умело воспользовались противоречиями в их лагере, подписав в Рапалло (предместье Генуи) двусторонний договор с Германией. Был сорван план создания единого: антисоветского фронта, восстанавливались дипломатические отношения между РСФСР и Германией. Республика вышла из политической изоляции, которую пытались установить страны Антанты. Это была крупная, можно сказать, историческая победа советской дипломатии.

Особое место в дипломатическом протоколе издавна занимала проблема определения старшинства среди глав дипломатических представительств и дипломатов, что служило причиной возникновения конфликтов, порой осложнявших отношения между государствами.

Венский конгресс 19 марта 1815 г. был самым представительным в истории дипломатии: Европа прислала туда глав 216 государств, а именно: двух императоров, пять королей и 209 государей княжеского достоинства. Впрочем, две сотни карликовых княжеств, герцогств, курфюршеств были статистами. Все дела на конгрессе решал квинтет великих держав – России, Англии, Австрии, Пруссии и принятой в их среду Королевской Франции.

Внутри квинтета главную роль взял на себя Александр I. В отличие от других монархов, которые вверили дипломатическую канитель своим министрам, а сами предавались развлечениям, царь занимался делами так, что о нем говорили: «Он хочет сам быть своим представителем».

Согласно Венскому регламенту лишь посол – «Alter ego» – «второе я» направившего его государя, мог вести переговоры с первым лицом государства. Право «назначать посла признавалось долгое время лишь за Россией, Австрией, Великобританией, Пруссией и Францией.

С точки зрения сегодняшнего дня решения Венского конгресса были во многом несовершенны. Но тем не менее это был большой шаг вперед в нормализации дипломатических отношений и протокола.

Тенденция к определению старшинства особо остро проявилась в начале XIX века. На Венском конгрессе представители европейских государств приняли регламент, дополненный 21 ноября 1818 г. Аахенским протоколом. Согласно этому регламенту были установлены дипломатические классы, которые соответствовали дипломатическим рангам: класс послов (к ним приравнивались представители ватиканской церкви – легаты и нунции), посланников, полномочных министров (интернунции Ватикана), министров-резидентов, поверенных в делах. Эта регламентация отражала неравенство государств, их деление на большие и малые. Послы представляли монархов, вели переговоры от их имени. Венский регламент, таким образом, отражал господство абсолютизма.

Прошло более столетия, прежде чем удалось сделать следующий шаг в классификации дипломатов. Это произошло 18 апреля 1961 г. также в Вене, где представителями большинства государств мира – членов ООН была согласована Венская конвенция о дипломатических сношениях. С учетом происшедших в мире изменений Конвенция зафиксировала три класса глав дипломатических представительств: класс послов и нунциев, класс посланников и интернунциев (аккредитуются при главах государств), а также класс поверенных: в делах (аккредитуются при министрах иностранных дел). Страны – участницы Конвенции согласились, что «иначе как в отношении старшинства и этикета не должно проводиться никакого различия между главами представительств вследствие их принадлежности к тому или иному классу» (п. 2 ст. 14).

Другим работникам дипломатической службы присваиваются дипломатические ранги, соответствующие их положению в системе ведомств иностранных дел. Будучи нормой, признанной во всем мире, дипломатический ранг служит ориентиром для властей, принимающих данного иностранного дипломата. Ранг определяет положение дипломата в дипломатическом корпусе и возможности его контактов с властями страны пребывания. Иначе говоря, ранг как бы организует деятельность дипломата.

Растущие связи с иностранными государствами, а также международная протокольная практика вызвали необходимость ранжирования российских дипломатов.

В соответствии с международной практикой персонал дипломатических представительств подразделялся на дипломатический, административно-технический и обслуживающий. К дипломатическому персоналу были отнесены сотрудники представительств, имевшие дипломатические ранги. В мае 1941 года в целях установления для дипломатических представителей СССР общепринятых в международных дипломатических отношениях рангов Указом Президиума Верховного Совета СССР были установлены ранги для глав дипломатических представительств за рубежом: Чрезвычайный и Полномочный Посол, Чрезвычайный и Полномочный Посланник. В мае 1943 года в законодательном порядке были установлены личные ранги для дипломатических работников за границей и в центральном аппарате: советник первого класса, советник второго класса, первый секретарь первого класса, первый секретарь второго класса, второй секретарь первого класса, второй секретарь второго класса, третий секретарь, атташе*.

Ранги посла и посланника присваиваются указом Президента России, другие – приказом министра иностранных дел.

* Это было сделано в условиях ожесточенных боев против фашистских захватчиков.

В соответствии с учрежденными рангами в российских посольствах за границей имеются должности: посол, советник-посланник, советник, первый секретарь, второй секретарь, третий секретарь, атташе. Атташе – это младший дипломатический сотрудник, и его ранг обычно совпадает с должностью. Однако расширение диапазона отношений между государствами привело к появлению атташе с особыми, специфическими функциями. В этом случае должность атташе имеет другой характер, нежели должность атташе в штате непосредственно посольства. Так, в настоящее время в состав дипломатических представительств помимо дипломатических атташе входят атташе по вопросам обороны, военный, военно-воздушный, военно-морской атташе при посольстве. Являясь представителями военных ведомств своих стран и находясь при военных ведомствах пребывания, они в то же время выступают в качестве советников посла по военным вопросам. Нередко в составе посольств имеются атташе по вопросам науки, культуры, сельского хозяйства, промышленности. Они являются специальными представителями соответствующих ведомств, занимаются установлением контактов и обменом опытом. В посольствах могут назначаться атташе по печати (пресс-атташе). Но этим вопросом может заниматься любой дипломатический сотрудник (атташе, третий секретарь, а в больших посольствах – советник).

В отличие от других стран, в российской дипломатической службе нет дипломатического звания секретаря-архивиста.

Дипломатические ранги предопределяют старшинство среди дипломатов. Оно отражается в списках дипломатического корпуса. О старшинстве членов дипломатического персонала посольств ведомству иностранных дел сообщает глава дипломатического представительства.

Дипломаты, имеющие одинаковые ранги, располагаются в списках в соответствии со временем прибытия в посольство для выполнения своих обязанностей. В посольствах России в соответствии с международной практикой вслед за послом, который возглавляет весь состав посольства в силу его полномочий, вторым в списке идет дипломат, замещающий посла в его отсутствие в качестве временного поверенного в делах. Он может иметь ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника либо советника.

В небольших по составу посольствах посла замещает старший дипломатический сотрудник, будь то первый или второй секретарь или даже рангом ниже. Если в посольстве нет дипломата, кроме посла, в случае отъезда последнего один из административных сотрудников назначается управляющим делами посольства. Например, в посольстве Люксембурга одно время не было дипломата, который мог бы исполнять обязанности временного поверенного в делах в отсутствие посла. И по взаимной договоренности между государствами Люксембургом и Нидерландами (оба королевства) в отсутствие посла Люксембурга его представительские функции исполнял Полномочный министр посольства Нидерландов.

И когда по торжественному случаю в Кремле Президент России принимал глав дипломатического корпуса, которые выстраивались по старшинству, дипломатический протокол МИД РФ, представляя глав посольств (в том числе посла Нидерландов), среди других глав, поверенных в делах, представлял временного поверенного Люксембурга (дипломата Нидерландов).

Это не единичные казусы в международном дипломатическом протоколе.

В отличие от временного поверенного в делах, сотрудник занимается лишь хозяйственными делами. Что касается назначения временного поверенного в делах, то в работе посольств нередко возникают недоразумения из-за забвения общепринятого правила, закрепленного в Венской конвенции о дипломатических сношениях в статье 19. Эта статья предусматривает, что временного поверенного в делах может назначить глава представительства. Если он не в состоянии этого сделать, то фамилия временного поверенного в делах сообщается Министерству иностранных дел страны пребывания Министерством иностранных дел аккредитующего государства. Иными словами, временный поверенный в делах не может вместо себя назначить другого дипломата в качестве временного поверенного.

В списках дипломатического состава военный атташе идет вслед за политическим советником, а помощники военного атташе – за первыми секретарями. Министерства иностранных дел издают справочники «Дипломатический корпус». Управление государственного протокола публикует ежегодно справочник «Дипломатический корпус в Москве». В нем в алфавитном порядке перечисляются страны, с которыми Россия имеет дипломатические отношения, включая те, которые не имеют своих посольств в Москве.

Дается список иностранных послов в порядке старшинства (с момента вручения верительных грамот послом), перечень национальных праздников страны, с которыми у России имеются дипломатические отношения. Это очень полезное пособие в работе иностранных дипломатических представительств в Москве, а также российских государственных учреждений.

Дипломатический корпус – это совокупность независимых друг от друга дипломатических представителей, общими для которых являются страна пребывания и характер их деятельности. Понятие «дипломатический корпус» часто употребляется в более широком смысле. Тогда в него включают всех работников посольств и миссий, которых страна пребывания признает в качестве дипломатического персонала. В этом случае к дипломатическому корпусу помимо дипломатических сотрудников и проживающих с ними постоянно членов семей относятся торговые представители (советники) и их заместители, военные атташе и их помощники, специальные советники и атташе (по экономическим вопросам, культуре, сельскому хозяйству и т.д.), а также члены их семей.

Дипломатический корпус не имеет права вмешиваться во внутренние дела государства, в котором он находится. В прошлом делались попытки наделить дипломатический корпус правом вмешательства под теми или иными предлогами. В настоящее время уже никто открыто не претендует на право дипломатического корпуса на коллективное выступление перед правительством государства пребывания по вопросам, относящимся к компетенции данного государства. Признано, что дипломатический корпус не обладает юридическими правами И не может выступать в качестве политической силы. Каждая страна вправе расценить такого рода попытку как акт грубого вмешательства в свои внутренние Дела и нарушение суверенитета.

Однако в международной протокольной практике есть много примеров, когда дипломатический корпус через своего дуайена доводит до сведения правительства страны, чаще всего через министра иностранных дел, свое негативное отношение, когда ущемляются иммунитеты и привилегии дипломатического корпуса, при появлении в газетах «некорректных» статей в отношении аккредитованных в стране иностранных дипломатов.

Во главе дипломатического корпуса стоит дуайен – посол, который первым из своих коллег в стране пребывания вручил верительные грамоты. В некоторых странах до сих пор сохранилась традиция признавать дуайеном представителя ватиканской Церкви – нунция. Если правительство этих стран вводит общепринятый принцип определения дуайена по срокам вручения послами верительных грамот, то им нередко приходится преодолевать сопротивление не только представителей Ватикана, но и своих собственных чиновников, воспитанных в духе прошлых времен.

Дуайены – это, как правило, опытные дипломаты, хорошо изучившие порядки в стране, особенности истории и культуры народа, имеющие контакты с представителями руководства страны, МИД, других учреждений. Вновь прибывающие в страну послы свой первый визит в дипломатическом корпусе обычно наносят дуйаену, получая от него полную информацию. (В Москве, к примеру, дуайеном в течение 18 лет был посол Швеции Р. Сульман, более десяти лет – посол Канады Форд и посол АРЕ М. Галеб.)

Вопрос о правовом статусе дипломатического корпуса разрабатывался многими специалистами международного права. «Дипломатический корпус, – указывал П. Прадье-Фодере, один из специалистов, автор «Курса дипломатического права», изданного в Париже еще в 1881 году, – не является ни юридическим, ни политическим лицом. Это лишь объединение лиц, совершенно независимых друг от друга». «Дипломатический корпус, – соглашался с ним другой ученый, Рубен Феррейра де Мелью, в «Трактате о дипломатическом праве», изданном в Мадриде в 1953 году, – является коллективной организацией, но не является ни юридическим лицом, ни политическим учреждением». Эта концепция международного права о статусе дипломатического корпуса в целом и посольств в частности находит множество подтверждений в нынешней практике международной дипломатии.
§ 3. Дипломатический протокол

Дань прошлому или необходимость? Не только вежливость. Кому это выгодно? Все течет, все меняется
В настоящее время в международном общении участвует около 300 стран. Каждая из них имеет свой социально-общественный игрой, историю, традиции, культуру, язык. Нетрудно представить, об этом говорит опыт прошлого, что нормальное общение между государствами было бы немыслимо, если бы все они не придерживались общих основополагающих принципов взаимоотношений, и в первую очередь таких, как уважение суверенитета, равенство, территориальная целостность, невмешательство во внутренние дела друг друга.

Необходим инструмент, с помощью которого государства на практике могли бы реализовать эти принципы. Действительно, каким способом и в какой форме одно государство может продемонстрировать свое уважение другому государству как равному партнеру? Каким образом государство должно обращаться с представителями иностранных государств не в ущерб своему престижу и национальному достоинству? Эти и другие подобные вопросы неизбежно возникали бы, если бы в ходе многовековой истории международных отношений и дипломатии не образовался такой инструмент, если бы он не оттачивался в повседневной дипломатической практике. Таким инструментом является дипломатический протокол.

В российской и зарубежной литературе встречаются различные определения дипломатического протокола. Авторы книги «Дипломатический церемониал и протокол» Джон Вуд и Жан Серре указывают, что «в целом протокол – это совокупность правил поведения правительств и их представителей по официальным и неофициальным поводам»10.

Слово «протокол» происходит от греческого «protokollon» («protos» – первый, «kolla» – клеить). В средние века под этим термином понимались правила оформления документов и ведения архивов. Позже слово «протокол» стало употребляться применительно к дипломатии и дипломатической службе. Расширялось его содержание: помимо правил оформления дипломатических документов к дипломатическому протоколу стали относить вопросы этикета и церемониала.

«Дипломатический словарь» дает более полное определение: «Протокол дипломатический – совокупность общепринятых правил, традиций и условностей, соблюдаемых правительствами, ведомствами иностранных дел, дипломатическими представительствами, официальными лицами в международном общении»11.

Нормы дипломатического протокола – это не изобретение какой-то одной страны или группы дипломатов, а итог многовекового общения государств. Протокол – категория историческая.

С незапамятных времен человеческий опыт накапливал и отбирал из бесконечных повторений поведения те правила, условности и традиции, которые отвечали интересам поддержания общения. С появлением государств и с развитием связей между ними стали складываться нормы общения, включая протокольные. В процессе исторического, развития протокол претерпевал глубокие изменения.

Примеры становления дипломатического протокола, или, как его называли в прошлом, «посольского обычая», содержит история Русского государства XV-XVII веков. В этом «обычае» было много своеобразия. В дипломатических нормах того времени причудливо переплетались представления об идеальном государстве и наследие унизительной зависимости от Золотой Орды, некоторые церемониальные нормы удельных княжеств и пышность ритуала Византии, элементы церемоний монгольских ханств и стран Западной Европы. Однако все составные части этого «обычая» были переосмыслены с учетом необходимости укрепления престижа Русского государства. Даже одежда царя, в которой он принимал иностранных послов, имела смысловую нагрузку.

История отмечает, что при царствовании Ивана Грозного в 1561 году был создан Посольский приказ. Глава приказа И.М. Висковатый говорил шведам в ответ на их просьбу о частичном изменении практики обмена посольствами между Москвой и Стокгольмом: «То дело надлежит тягостнее выше всего, что прародители своих старина порушити. Наше государство больше пятисот лет стоит, а чужеземских обычаев николи не приимывали».

Именно в те времена разнородные компоненты русского посольского обычая (протокола) постепенно трансформировались, переосмысливались, и в результате он стал ярким, самобытным явлением национальной культуры.

Как уже отмечалось выше, въезд иностранного посла в Московское государство становился событием большого политического значения. Немалую роль в этой церемонии играли и престижные соображения.

Так, на границе государства посла встречали специально посланные царские слуги. Они сопровождали его до Москвы, обеспечивали питание, ночлег. Причем маршрут разрабатывался таким образом, чтобы посол мог видеть многолюдные города, деревни.

А перед въездом в Москву устраивалась пышная встреча. Окруженный эскортом посол въезжал в Кремль.

Вот еще один не менее любопытный пример из дипломатического протокола тех времен: въезд польского посла Яна Глински (XVII в.) в Константинополь.

Процессия, как свидетельствуют историки, протянулась через весь город. Ее открывали 37 повозок с личным багажом посла, затем ехали 4 великолепные кареты с посольским причтом. 40 польских дворян в одеждах из розового шелка, шитого серебром, шли за отрядом янычар. За ними вели 28 лошадей в ярко-красных попонах, затем шли 4 трубача, 12 пажей в шитых золотом одеждах, рыцари и блиставшие золотом гусары. Сам посол был осыпан бриллиантами. Его окружали 12 гайдуков с султанами из павлиньих перьев на шляпах: Но это не все детали. Главное – подковы лошадей Глински были из чистого серебра и еле держались на двух гвоздях, чтобы во время шествия могли быть утеряны и подобраны любопытными зрителями, собравшимися по пути шествия кареты.

Прием иностранных послов во дворце царем в России обставлялся особым церемониалом, подчеркивавшим величие и престиж царской власти. Рядом с престолом московского царя стояла пирамида знаков царской власти. Сам царь восседал на троне в «саженой», то есть усаженной золотом и самоцветами, шубе, с золотыми цепями на груди. «Большое» царское платье было неимоверно тяжелым. Если Иван Грозный выдерживал его вес, то более хилый Федор Иоаннович и больной Борис Годунов в последние годы с трудом выносили долгую аудиенцию.

Особую роль в церемониале играло целование послами руки царя. Рукопожатия практиковались лишь в отношениях с равными. Цари личных переговоров с послами не вели. Иван IV через бояр заявил английскому послу Дж. Боусу в 1584 году: «У нас издавна того не ведетца, что нам, великим государем, самим с послы говорити»12.

Выход Российского государства на международную арену потребовал дальнейшей разработки норм дипломатического протокола. Царь Петр I, «прорубая окно в Европу», среди многих великих дел – изменение структуры государственного аппарата, строительство флота и формирование регулярной армии, создание дипломатической службы – заложил своими указами и новые нормы дипломатического протокола и этикета. С точки зрения современного читателя, приказ царя брить бороды и носить платье европейского покроя воспринимается как курьез. Не разрешалось «недорослям отцов именитых щеголять предерзко в гишпанских камзолах с мишурою». Таких щеголей Петр I приказывал вылавливать и наказывать батогами, «не обращая внимания на вопли наказуемых». Введен был порядок записей бесед и распоряжений сановников.

Вот указ императора Петра I, сохранившийся в дипломатических архивах, о котором едва ли многие знают:
«Указ Петра I

№ 1689 от 9 апреля 1709 года
Нами замечено, что по Невской першпективе и в ассамблеях недоросли отцов именитых в нарушение этикету и регламенту штиля, в гишпанских камзолах и панталонах с мишурою щеголяют предерзко.

Господину полицмейстеру Санкт-Петербурга указываю впредь оных щеголей с рвением великим вылавливать, сводить в Литейную часть и бить кнутом, пока от гишпанских панталон зело похабный вид не окажется. На звание и именитость не взирать, тако же на вопли наказуемых.

Замечено, что жены и девицы на ассамблеях являются не зная политесу и правил одежды иностранной, яко кикиморы одеты бывают. Одев робы, и фижмы из атласу белого на грязное исподнее, потеют гораздо, отчего зело гнусный запах распространяется, приводя в смятение гостей иностранных.

Указываю впредь, перед ассамблеей мыться с мылом в бане со тщением и не токмо за чистотой верхней робы, но и за исподним такожды следить усердно, дабы гнусным видом своим не позорить жен российских.

Указую господам сенаторам держать речи в присутствии токмо своими словами дабы дурь каждого всякому видна была.

Петр.»
За новыми нормами протокола и этикета скрывались большие политические цели, которых добивался Петр I: поднять престиж Русского государства, сломать сложившееся на Западе представление о России как «варварской» стране, а о русском народе – как отсталом и некультурном.

Отсутствие общепринятых норм протокола в период становления и расцвета в ряде стран Европы феодально-абсолютистских монархий создавало немало поводов для серьезных конфликтов. За внешними мелочами церемониала скрывались серьезные, проблемы государств, их политики, престижа верховной власти. Попытки кодифицировать дипломатические нормы и церемониал терпели неудачу, а то, что удавалось сделать, было непрочным и недолговечным.

В 1504 году глава Римско-католической Церкви, претендовавший на верховенство среди глав католических государств, попытался составить «список монархов» в качестве ключа к разрешению постоянно возникавших между ними споров. Расстановка государств в списке отражала их относительную экономическую и военную силу, а также так называемую сравнительную древность монархий. Однако «сила государств» не была величиной постоянной, а «древность», не подкрепленная реальной силой, не могла быть убедительным аргументом.

Вошедшая в историю дипломатии кровавая ссора, которая произошла 30 сентября 1661 г. между слугами испанского посла Ватгевиля и французского посла д'Эстрада из-за места в кортеже при встрече шведского посла в Лондоне, свидетельствовала не об особой любви дипломатов того времени к дуэлям, она отражала политическую реальность. По требованию короля Франции Людовика XIV испанский посол был наказан, и послам Испании было приказано уступать впредь дорогу послам Франции. В противном случае Франция угрожала войной. На первый взгляд, ссора между слугами двух послов и угроза войны между государствами несоразмерны. Но это только на первый взгляд: за внешним фоном ссоры отчетливо просматривалась претензия Франции на лидерство среди европейских государств.

Необходимость систематизации норм дипломатического протокола ощущалась уже в далеком прошлом. В России, например, в 1774 году был выработан «Церемониал для чужестранных послов при императорском всероссийском дворе». Это был первый правительственный акт, обобщавший и утверждавший сложившиеся нормы русского дипломатического протокола. В 1827 году были изданы «Высочайше утвержденные этикеты при императорском российском дворе». Определялся порядок встреч и проводов иностранных послов, аудиенций. Отменялся публичный въезд послов в столицу, чему в XV-XVII веках придавалось особое значение.

Менялись времена, изменялись нормы дипломатического протокола, но всегда за условностями церемониала стояли вопросы большой политики государств, престижа верховной власти.

Дипломатический протокол по своему назначению является международной категорией. Его основные нормы должны соблюдаться более или менее одинаково всеми государствами. Вместе с тем дипломатический протокол каждой страны имеет свои особенности. Государства вносят в него поправки, изменения и дополнения, исходя из социально-экономического строя, идеологии, национальных особенностей и исторических традиций.

В настоящее время обязательное четкое соблюдение норм дипломатического протокола необходимо, когда происходит признание новых государств, установление дипломатических отношений, когда назначаются главы дипломатических представительств, вручаются верительные грамоты, осуществляются дипломатические визиты, проводятся беседы, переговоры, подписываются договоры и соглашения, организуются встречи и проводы официальных делегаций, созываются международные совещания, конференции, осуществляется реагирование на разного рода праздничные, а также траурные события. Особо следует отметить соблюдение этикета государственного гимна и государственного флага.

В соответствии с дипломатическим протоколом проводятся дипломатические приемы, ведется дипломатическая переписка, осуществляется представительская работа с дипломатическим корпусом. Можно с уверенностью сказать, что трудно, если не невозможно, найти какую-либо внешнеполитическую акцию, которая реализовалась бы без использования дипломатического протокола.

Нормы дипломатического протокола в основном исходят из правил международной вежливости. Нет каких-либо единых писаных или устных норм международного права, которые обязывали бы государства оказывать строго определенные почести главе государства при его официальном визите в страну. Каждое государство следует своим правилам приема иностранных гостей различного уровня, руководствуясь существующей международной практикой, взаимностью, национальными традициями и обычаями народа. Принимаются во внимание и тенденции, которые наблюдаются в международной протокольной практике: сделать нормы протокола более простыми и удобными.

Правила международной вежливости не имеют обязательной силы. Но, как свидетельствует международная протокольная практика, государства и дипломаты стремятся соблюдать их. Так, например, международная вежливость требует предоставления иммунитетов и таможенных привилегий дипломатам, следующим транзитом через страну. Международная вежливость не допускает никаких оскорбительных действий в отношении других государств, их представителей, государственных символов.

«Правила протокола в настоящее время кажутся несколько старомодными, – писал известный французский дипломат Ж. Камбон. – Но не соблюдать их так же глупо, как не снимать шляпу при входе в церковь или обувь при входе в мечеть... В сущности, не все уж так бессмысленно в этих торжественных пустяках»13.

В силу международного характера дипломатического протокола соблюдение его норм в общении между государствами считается обязательным. Отступление от общепринятых норм, нарушение или произвольное их изменение одной из сторон могут вызвать серьезные осложнения в отношениях между государствами. В истории дипломатии можно найти немало примеров, когда из-за пренебрежительного отношения к протоколу, а в ряде случаев и преднамеренного отступления от его правил, создавались конфликтные ситуации, ухудшались отношения между государствами.

Протокол служит средством реализации и конкретизации основополагающих принципов международного права. В частности, суверенитет государства выражается в таких протокольных нормах, как оказание почестей государственному флагу, исполнение гимна и т.д. Принцип равноправия государств проявляется в очередности представления дипломатов высокому лицу в стране пребывания, в рассадке делегаций на международных конференциях и дипломатов на дипломатических приемах и т.д. Всякое отступление от соблюдения принятых норм рассматривается как нанесение ущерба достоинству и чести, государства. Даже невольная ошибка может быть расценена как умышленное оскорбление.

Вместе с тем протокол весьма гибок. В рамках общепринятых в международной практике норм возможны сравнительно широкие вариации. В зависимости от состояния отношений между странами, исходя из поставленных политических задач, при практическом применении всегда имеется возможность придавать различные оттенки протокольным правилам. Возможны большая и меньшая торжественность, увеличение или уменьшение числа участников официальных церемоний, повышение или снижение уровня представительства на них, придание большей или меньшей степени официальности различным мероприятиям. Однако во всех случаях следует соблюдать осторожность. Необходимо помнить о том, что всякое отступление от сложившихся норм будет замечено и соответствующим образом оценено.

Издавна государства стремились придать юридическую силу некоторым нормам протокола, превратить их в нормы международного права. Этим целям (в частности, определению старшинства среди глав дипломатических представительств) были посвящены Венский конгресс 1815 года, подводивший итоги наполеоновским войнам, и Аахенский конгресс Священного союза 1818 года. Как бы ни были несовершенны, особенно с позиций сегодняшнего дня, принятые ими документы, они регулировали нормы международного протокола более 150 лет и были для своего времени важными политическими документами.

В итоге больших усилий, разумных компромиссов в 1961 году государствам удалось выработать Венскую конвенцию о дипломатических сношениях. Все государства мира, в том числе и те, которые формально воздерживаются от присоединения к Конвенции, соблюдают зафиксированные в ней нормы, а протокольные службы учитывают эти нормы в своей практической работе. В некоторых государствах Венская конвенция была инкорпорирована в национальные законодательства и стала рассматриваться ими как норма национального права. Другие страны предпочли дополнительно принять собственные законы с учетом обязательств, вытекающих из положений Венской конвенции*.

* В Советском Союзе Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждено Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 23 мая 1966 г. (см. Приложение № 10). Этот документ действует и после распада СССР.
Дипломатический протокол России выступает как политический инструмент внешней политики и дипломатии государства.

Признавая и соблюдая основные общепринятые нормы международной практики, российский протокол не делает различия между представителями больших и малых стран, не допускает никакой дискриминации по национальному и иному признаку. Ему чужды излишняя помпезность, но характерны политическая целесообразность, демократичность, деловитость, стремление к новаторству, гибкость, уважение традиций другой стороны.

Изменения и совершенствование норм дипломатического протокола происходят постоянно и в наши дни. Они вызываются политическими процессами в мире. Происходящие первоначально в национальных рамках изменения норм дипломатического протокола постепенно приводят к изменениям в международной протокольной практике. Однако эти изменения не затрагивают его основополагающих норм, и прежде всего принципа равенства суверенных государств.

В России, а теперь и во многих других странах, при вручении послами верительных грамот отменено чтение речей. Более демократичным стал подход к форме одежды дипломатов на церемонии вручения верительных грамот. Постепенно отмирает практика участия дипломатического корпуса в проводах окончательно отъезжающего посла или при его встрече. Упрощается церемония встречи высоких гостей (во многих странах отменен орудийный салют, эскортирование самолета гостя, приглашение дипкорпуса на встречу и проводы главы государства). Исключением являются случаи, связанные с национальными традициями, во время пребывания высокого гостя в стране с государственным визитом. По желанию главы государства ему может быть представлен дипломатический корпус. Отпала практика организации ответного протокольного мероприятия со стороны гостя.

При встрече главы государства не вывешиваются портреты в аэропорту, приветственные транспаранты по пути следования гостя в резиденцию. Отменена практика приглашения представителей трудящихся на аэродром и на улицы города. При государственном визите главы государства имеют место особые протокольные почести, о чем речь будет ниже.

В дипломатическом протоколе, как и в дипломатии, «все течет, все меняется». Об этом говорят хотя бы введение в России понятия «негосударственный визит», существенное изменение дипломатического протокола при приеме делегаций.
§ 4. Дипломатические привилегии и иммунитеты

«Alter ego» – неприкосновенны. Навстречу друг другу. Всегда ли надежен иммунитет?
Дипломатические иммунитеты и привилегии – это совокупность особых прав и преимуществ, которые предоставляются, иностранным дипломатам, дипломатическим представительствам в странах пребывания в целях успешного выполнения возложенных на них функций. Государства, предоставляя иностранным дипломатам такие права и привилегии, освобождают их от своей юрисдикции. В этом смысле говорят, что иностранные дипломаты и дипломатические миссии пользуются «абсолютной свободой». Этот принцип вытекает из суверенного характера государств и их равенства как субъектов международного права.

Объем и характер дипломатических иммунитетов и привилегий наиболее полно отражены в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года. К Конвенции присоединилось большинство государств. Но и те страны, которые пока воздерживаются от участия в ней, не могут не принимать во внимание содержащиеся в Конвенции положения. Поэтому Конвенция в настоящее время является основным универсальным международно-правовым документом, на основе которого рассматриваются и регулируются многочисленные вопросы, возникающие в процессе общения между государствами.

Кроме Венской конвенции позже были приняты и другие соглашения, относящиеся к регулированию международных отношений: в 1963 году – Венская конвенция о консульских сношениях; В 1975 году – Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера. В некоторых государствах, как отмечалось выше, Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года вошла в национальные законодательства. Многие государства приняли специальные законы.

В нашей стране утверждено Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории российской Федерации*.

* См. Приложение № 11.
Положение исходит из следующих принципов:

– дипломатические иммунитеты и привилегии предоставляются дипломатам и дипломатическим представительствам для обеспечения эффективного осуществления их функций, определяемых в соответствии с нормами международного права;

– дипломатические иммунитеты предоставляются дипломату лично, а привилегии не могут быть переданы по соглашению между лицами;

– дипломатические иммунитеты и привилегии предоставляются в равной мере всем, без дискриминации, на основе принципа взаимности.

Дипломатическими иммунитетами и привилегиями в России обладает дипломатический персонал: главы дипломатических миссий (послы, поверенные в делах, временные поверенные в делах), посланники, советники, первые, вторые и третьи секретари, атташе, секретари-архивисты, а также торговые представители, их заместители, торговые советники (атташе), атташе по вопросам обороны и их помощники, специальные атташе (по вопросам науки, культуры, сельского хозяйства, пресс-атташе), если таковые прибывают, имея дипломатические паспорта. Дипломатические иммунитеты распространяются и на членов семей дипломатических сотрудников, проживающих с ними.

В подтверждение принадлежности к дипломатическому персоналу Департамент государственного протокола МИД выдает дипломатам и членам их семей соответствующие документы – дипломатические карточки, в которых удостоверяется, что их владельцы пользуются всеми привилегиями и иммунитетами, предусмотренными Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории России. Основанием для выдачи дипломатической карточки служат дипломатический паспорт и указанный в нем дипломатический ранг. Иначе говоря, дипломатическое качество того или иного работника первоначально подтверждается выдачей ему дипломатического паспорта направляющим его государством.

В некоторых странах в дипломатических паспортах не указывается дипломатический ранг работника. В паспортах бывают записи: «дипломат» (Гана, Заир, Замбия, Индия, Камерун и др.), «сотрудник иностранной службы» (Нигерия, Сингапур и др.), «правительственный служащий» (Бангладеш, Пакистан и др.). В Великобритании нет дипломатических паспортов. О принадлежности к дипломатической службе свидетельствует запись в паспорте: «Сотрудник дипломатической службы Ее Величества». В дипломатических паспортах, выдаваемых США, имеется запись о том, что владелец паспорта находится за границей по назначению Государственного департамента. В этих случаях посольства в нотах, содержащих запросы о выдаче дипломатической карточки и препровождающих паспорта новых сотрудников в МИД, указывают ранги (должности), а иногда и места сотрудников в списках дипломатического состава посольств.

За государством, пребывания остается право, не будучи обязанным мотивировать свое решение, объявить то или иное лицо, на которое запрошена виза, то есть разрешение на въезд, неприемлемым*.

* Ст. 11 Венской конвенции 1961 г.
Основа дипломатических иммунитетов – личная неприкосновенность дипломата. Дипломат не может подвергаться аресту или задержанию в той или иной форме. Власти страны пребывания, освобождая дипломата от своей юрисдикции, принимают необходимые меры для предупреждения посягательств на его личную свободу и достоинство.

В России принцип неприкосновенности иностранного дипломата вступает в силу со времени его прибытия на российскую территорию и приостанавливается при его окончательном отъезде.

С учетом принципа взаимности неприкосновенность дипломата сохраняется и при разрыве (приостановке) дипломатических отношений. Если иностранный дипломат остается на постоянное жительство в стране пребывания, то он, естественно, лишается права на дипломатические иммунитеты и на него распространяется юрисдикция данной страны.

Нарушение личной неприкосновенности дипломата, нападение на него рассматривается как серьезный инцидент, чреватый самыми отрицательными последствиями для отношений между государствами.

В эпоху абсолютных монархий иностранный посол рассматривался как «alter ego» («второе я») направившего его главы государства. Всякоe оскорбление посла расценивалось как личное оскорбление государя.

Но даже в этом случае в анналах дипломатической протокольной службы МИД было немало случаев, когда так называемые «alter ego» нарушали элементарные правила этикета (проезжали на автомашине на красный свет, не реагировали на сигналы дорожной милиции и т.п.). Таких «казусов» немного, но лучше их избегать вообще. Посол – «alter ego».

Российская Федерация – решительный сторонник строгого соблюдения принципа неприкосновенности дипломатов, их привилегий. Однако при этом имеется в виду, что иностранные дипломаты должны вмешиваться во внутренние дела государства и обязаны строго уважать порядки и законы страны пребывания.

Похищения, убийства дипломатов вызывают решительное осуждение со стороны нашего государства.

В Бразилии в июне 1970 года был похищен посол ФРГ, а в марте – генеральный консул Японии в Сан-Паулу; в Уругвае в январе 1971 года был похищен посол Англии. В октябре 1976 года был убит сотрудник посольства СССР в США. В сентябре 1981 года в Ливане был убит посол Испании. Во всех случаях – шла ли речь о российском гражданине или представителях других государств – РФ занимала четкую принципиальную позицию, подчеркивая нашу готовность совместными усилиями бороться против всех форм терроризма.

Столь же резко негативно наша страна относится и к нарушениям неприкосновенности дипломатических представительств, к созданию различного рода искусственных помех для. их нормальной работы.

Нарушение личной неприкосновенности дипломатов, акты насилия в отношении их, попрание неприкосновенности дипломатических представительств вызывают обоснованную тревогу многих государств. Об этом свидетельствовало обсуждение вопроса о мерах по усилению защиты, безопасности и охраны дипломатических представительств, которое состоялось в октябре 1982 года в Шестом (Юридическом) комитете Генеральной Ассамблеи ООН.

Российская Федерация стоит за строгое соблюдение всеми государствами положений Венской конвенции 1961 года, за то, чтобы во всех странах иностранным дипломатам обеспечивались нормальные условия работы. Позиция РФ, решительно выступающей против террористических актов в отношении дипломатов, носит принципиальный характер. Политике террора нет места в отношениях между странами.

Одной из форм нарушения обязательств по Венской конвенции 1961 года являются поощрения под предлогом «обеспечения демократических свобод населения» так называемых «демонстраций» у дипломатических представительств, пикетирования, блокирования входа в дипломатические представительства, нередко захвата посольств с помощью вооруженной силы. Такого рода действия нередко приводят к бандитским нападениям на помещения дипломатических и других представительств, обстрелу из огнестрельного оружия жилых помещений дипломатов, подкладыванию взрывных устройств в автомашины. Попытки представить такие акты как выражение «стихийного», «неконтролируемого» возмущения граждан на деле оказываются заранее спланированными и нередко хорошо оплаченными акциями террористов.

Помещения дипломатических представительств в РФ ограждены по закону от всяких действий со стороны административных органов. Предметы обстановки в дипломатических представительствах и жилых помещениях членов дипломатического персонала, другое находящееся в них имущество пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, наложения ареста. Представители административных властей могут иметь доступ в дипломатические представительства и жилые помещения персонала дипломатического корпуса лишь с ясно выраженного устного или письменного согласия главы дипломатической миссии. Даже в экстремальных случаях (пожар, наводнение, землетрясение и пр.) только глава представительства может разрешить вход на территорию представительства и в расположенные там помещения.

Помимо личной неприкосновенности и неприкосновенности помещений дипломатические иммунитеты предусматривают также неприкосновенность документов, багажа, транспортных средств дипломатического персонала и членов их семей.

В знак подтверждения особого статуса транспортных средств дипломатического корпуса в РФ органы МВД выдают особые номерные знаки: CMD – главам дипломатических миссий, D – дипломатическим сотрудникам, Т – административно-техническому и обслуживающему персоналу посольств в Москве.

Дипломатической неприкосновенностью обладают дипломатическая почта, шифропереписка посольств. Установка и эксплуатация радиостанций в посольствах осуществляются с соблюдением правил внутреннего законодательства РФ.

Неприкосновенны государственные символы на зданиях дипломатических представительств – флаги, гербы стран.

Дипломатический иммунитет освобождает дипломата от уголовной, гражданской и административной юрисдикции, если аккредитующее его государство добровольно и в надлежащей форме не заявляет об отказе от его иммунитета. Вопрос об ответственности дипломата за совершенное им преступление решается по дипломатическим каналам. Иностранный дипломат может быть объявлен «нежелательным лицом» («персона нон грата») и выслан за пределы РФ. Ответственность за свои проступки он несет по законам своей страны.

В своих собственных интересах дипломат может на добровольной основе давать в устной или письменной форме свидетельские, показания. Это может иметь место, когда дипломат оказывается вовлеченным в автодорожное происшествие или в отношении него совершен недружественный акт. Изъятие из дипломатического иммунитета производится и в том случае, когда дипломат в порядке гражданской юрисдикции предъявляет иск в отношении частного имущества или выступает как частное лицо.

Дипломатам в Российской Федерации предоставляются в полном объеме дипломатические привилегии, которые распространяются и на членов их семей. Дипломатический персонал освобождается от уплаты общегосударственных налогов. Дипломатические привилегии освобождают дипломатов и от таможенных пошлин, а их личное имущество – от таможенного досмотра.

Помимо дипломатических сотрудников в иностранных посольствах и миссиях имеется административно-технический и обслуживающий персонал.

Практика последних лет показывает, что постепенно стирается различие в объеме привилегий и иммунитетов, которые страны предоставляют дипломатическому и административно-техническому персоналу. Частично это объясняется тем, что в категорию дипломатов перешли лица, ранее относившиеся к административно-техническому персоналу. В некоторых посольствах имеется дипломатический ранг секретаря-архивиста. В католических странах стали получать дипломатические ранги священники.

Венская конвенция 1961 года предоставляет довольно широкие иммунитеты и привилегии административно-техническому персоналу. Фактически за ним признаются те же права и привилегии, что и за дипломатами, с той лишь разницей, что освобождение (иммунитет) от гражданской и административной юрисдикции страны пребывания распространяется лишь на действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей. Поскольку подчас трудно определить, находился или нет сотрудник при исполнении служебных обязанностей, власти оставляют ответ на этот вопрос за дипломатическим представительством. Иммунитеты и привилегии распространяются и на членов семей административно-технического персонала.

Сотрудники обслуживающего персонала, не являющиеся гражданами страны пребывания и не проживающие в ней постоянно, пользуются иммунитетом в отношении действий, совершенных ими во время исполнения служебных обязанностей. Подобно административно-техническому персоналу, сотрудники дипломатических представительств, относящиеся к обслуживающему персоналу, освобождаются от сборов пошлин, налога на заработок.

Не освобождаются от юрисдикции страны пребывания домашние работники в семьях сотрудников дипломатических представительств. Если им предоставляются иммунитеты и привилегии, то объем их всецело зависит от доброй воли государства пребывания. Осуществляя свою юрисдикцию над этой категорией персонала представительства, государство пребывания, как это предусматривает Венская конвенция (ст. 37), не должно вмешиваться в осуществление представительством своих функций.

Страны – участницы Венской конвенции 1961 года обязались предоставлять административно-техническому и обслуживающему персоналу предусмотренные Конвенцией иммунитеты и привилегии. Но, исходя из принципа взаимности, объем этих иммунитетов и привилегий может быть и более широким. РФ имеет специальные соглашения с Великобританией, Канадой, США о взаимном распространении дипломатических привилегий и иммунитетов на административно-технический и обслуживающий персонал посольств РФ в Лондоне, Оттаве и Вашингтоне и соответственно посольств Великобритании, Канады и США в Москве. По объему иммунитетов и привилегий весь недипломатический состав этих посольств (за исключением частных домашних работников) приравнен к дипломатам.

В Российской Федерации в полном объеме дипломатические иммунитеты и привилегии предоставляются главам иностранных

государств, правительств, министрам иностранных дел во время нахождения их на территории России. В соответствии с международным правом и принципами международной вежливости дипломатические иммунитеты и привилегии распространяются и на других иностранных граждан, находящихся в РФ или следующих через территорию РФ транзитом, которые обладают дипломатическими паспортами или приравненными к ним документами.

Предоставляя иностранным дипломатическим представительствам и их персоналу «все возможности для выполнения функций представительства» (ст. 25 Венской конвенции), государства, включая РФ, исходят из того, что дипломатический персонал и все лица, пользующиеся привилегиями и иммунитетами, «обязаны уважать законы и постановления государства пребывания. Они также обязаны не вмешиваться во внутренние дела этого государства» (п. 1 ст. 41 Конвенции).

Однако история дипломатии дает немало примеров такого вмешательства. В октябре 1969 года посол Бельгии в Бурунди был объявлен «персона нон грата» и был вынужден покинуть страну. Объясняя свое решение, власти Бурунди сообщили об участии посла и правительства Бельгии «в заговоре с целью свержения существующего режима». Министр иностранных дел Бурунди Л. Нтуваришира отметил: «Расследование обстоятельств заговора выявило также, что подлинным его мотивом было недовольство некоторых держав политикой независимости и неприсоединения к блокам, которую проводит наше Правительство».

Венская конвенция запрещает дипломату «заниматься в государстве пребывания профессиональной или коммерческой деятельностью в целях личной выгоды» (ст. 42). Пренебрегая этим, дипломаты нередко нарушают не только международное право, но и законы страны пребывания. Попытки нелегального ввоза в РФ иностранной валюты, предметов повышенного спроса в целях их перепродажи, вывоза произведений искусства (картин, икон, ценных книг и т.д.) дают основание к принятию к таким дипломатам соответствующих мер.

Государства могут пользоваться в полной мере правом защиты своего суверенитета, пресекая преступные акции некоторых дипломатических представителей. В июне 1958 года второй секретарь посольства Великобритании в ЧССР Е. Бедфорд пытался при выезде из Чехословакии в ФРГ тайно вывезти в багажнике своей автомашины чехословацкого гражданина Л. Махачека. Когда правонарушение было раскрыто пограничниками ЧССР, они изъяли у Махачека полный чемодан денег и драгоценностей. На допросе Махачек показал, что он обещал заплатить Бедфорду за «услугу» 40 тыс. крон.

В соответствии с международным правом за действия дипломата несет ответственность направившее его государство. Хотя правительство, как правило, стремится избежать отрицательного влияния таких инцидентов на межгосударственные отношения, многое зависит от того, насколько правильно, быстро и эффективно оно принимает меры в отношении своего дипломата, совершившего преступление. Российское государство предъявляет самые высокие требования к своим дипломатическим работникам.

Экстерриториальность как понятие связана с дипломатическими привилегиями и иммунитетами. Согласно концепции экстерриториальности, появившейся в период абсолютизма, иностранный посол как бы продолжал находиться на территории своего суверена. Отсюда делался вывод, что для дипломата, который с юридической точки зрения рассматривался как не находящийся на территории страны пребывания, ее законы и обычаи не имели никакой силы. В дипломатическом языке бытовало понятие «экстерриториальность» иностранной дипломатической миссии, резиденции дипломата.

Современные международно-правовые нормы, зафиксированные в том числе в Венской конвенции 1961 года, исходят из того, что дипломат должен уважать законы страны пребывания. Термин «экстерриториальность» в настоящее время практически вышел из употребления. Если он иногда и встречается, то лишь в смысле неприкосновенности помещения дипломатического представительства и иммунитета от юрисдикции страны пребывания.
1 Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике. – М., 1947. – С. 27.

2 Дипломатический словарь. – Т. I. – М., 1984. – С. 327.

3 См. Вопросы истории. – 1977. – № 8. – С. 114.

4 См. Дипломатический словарь. – Т. I. – С. 462.

5 Вестник МИД СССР. – 1987. – № 4. – С. 39.

6 Дипломатический вестник. – 1992. – № 6. – С. 29-30.

7 В Древней Греции важные послания и документы для сохранности текста складывали по порядку вощеными сторонами внутрь. «Diploma» – сложенный вдвое.

8 Сатоу Э. Цит. соч. – С. 21.

9 Там же. – С. 103-104.

10 Никольсон Г. Дипломатия. – М., 1941. – С. 35.

11 Вуд Дж., Серре Ж. Дипломатический церемониал и протокол. –

М., 1974. – С. 18.

12 Дипломатический словарь. – Т. II. – М., 1986. – С. 443.

13 Вопросы истории. – 1977. – № 8. – С. 121.

14 Камбон Ж. Дипломат. – М., 1946. – С. 53. Камбон (Cambon) Жюль Мартен (1845-1935), известный французский дипломат. В 1925 году опубликовал книгу «Дипломат», в которой пытался обобщить опыт своей дипломатической деятельности (русский перевод книги осуществлен в 1946 г.).



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


А. Ф. Борунков
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации