Курсовая работа История журналистики - файл

скачать (559.7 kb.)


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В ПЕРИОД «ДВОЕВЛАСТИЯ»
Курсовая работа
История журналистики
Исполнитель____________________________

________________________________________


обучающий(ая)ся группы _________________

________________________________________

(подпись)

Научный руководитель: Фамилия, инициалы, ученая степень и звание/ должность_______________________________

(подпись)
Оценка __________________________________

(подпись)

________________ 2021

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………………...

Глава 1. История отечественной журналистики…………………..……………

1.1 Журналистика России в условиях буржуазно-демократического государства…………..……………………………………………………………

1.2 Общая характеристика системы печати в период двоевластия.…………..

Глава 2. Отечественная журналистика в период двоевластия….…………....

2.1 Роль средств массовой информации в общественно-политической жизни России в период двоевластия на примере газет………….…………………….

2.2 Спортивная журналистика в России к 1917 г……………………..……….

2.3 Освещение событий 1917 года в России в отечественной и зарубежной прессе: к постановке проблемы…………………………………………………

Заключение ……………………………………………………………………

Список использованной литературы…………………………………………

Приложения

Введение


Содержание сознания современного человека во многом определяется содержанием сообщений, материалов и публикаций средств массовой информации. СМИ формируют, корректируют, видоизменяют и закрепляют установки аудитории, а также отношение людей к различным фактам и событиям действительности.

Наше время – эпоха информационного общества. На первый план вышла «власть информации», осуществляющая проникающее давление на все сферы жизни.

СМИ – активные участники общественно-политических процессов, протекающих в государстве. Они являются не просто производителем и поставщиком информационного продукта, но представляют собой социальный институт, определяющий конкретные изменения в различных сферах общественной деятельности; не только способствуют тому, что люди обладают возможностью максимально быстро узнавать о событиях, происходящих в самых отдаленных уголках планеты, и принимать участие в обсуждении того или иного материала, но влияют на формирование точки зрения граждан [1].

Посредством воздействия на общественность печатные, аудиовизуальные и электронные издания могут либо активно способствовать разрешению острых вопросов, либо переключать внимание аудитории на другие темы с целью утаивания какой-либо информации. В первом случае, они играют важнейшую роль в создании и развитии гражданского общества, обладающего свободой слова, а во втором – теряют функции «четвертой власти» и становятся средством передачи только тех сведений, которые власть имущие считают нужным донести до граждан. Безусловно, в демократическом государстве СМИ скорее будут играть роль «великого арбитра», нежели чем инструмента в руках заинтересованных лиц.

Однако, находясь в сложной экономической ситуации, даже самые крупные издания могут потерять независимость. Печатный сектор вынужден прикладывать большие усилия для того, чтобы отстоять право на свободу слова и сохранить свое место на медиарынке.

Глава 1. История отечественной журналистики

1.1 Журналистика России в условиях буржуазно-демократического государства

Февральская революция началась

23 февраля по старому стилю, а политический строй в России изменился 2 (15)

марта с отречением императора Николая II.

В дни революции Петроградское телеграфное агентство прекратило работу (АнтоновОвсеенко, 2012: 7), провинциальные издания не получали телеграмм о событиях

в столицах и на фронтах. Газеты в Петрограде

и Москве выходили с перебоями: в газете «Русское слово» говорилось, что «целых

семь дней длилось это вынужденное молчание» и «столица питалась только слухами и наскоро составленными листками

информационного характера»1. В «Биржевых

ведомостях» от 5 марта говорится о «трехдневном перерыве» в продаже московских

газет. Документов о запрете выхода газет

исследователями пока не обнаружено,

хотя в воспоминаниях о них упоминается.

А.А. Антонов-Овсеенко (2012: 57−58) установил, что «такого, когда в один и тот же

день не вышло бы ни одной газеты, – не

наступало: в дни, когда прерывали выпуск

одни газеты, его возобновляли другие издания или выходили в свет новые газеты,

созданные в ходе революционных событий».

С 27 февраля по 5 марта Комитет

Петроградских журналистов издавал информационный бюллетень «Известия революционной недели», из которого мы

получили самое первое описание

Февральской революции. Вышло 10 номеров этой газеты, она печаталась в типографии Товарищества А.С. Суворина

«Новое время» и распространялась, судя

по надписи на ней, бесплатно. В некоторые

дни выходило по несколько номеров:

1 марта – № 3 и № 4, 2 марта – № 5 и № 6.

Издание «Известий революционной

недели» продолжалось до 5 марта 1917 г.,

по-видимому, из-за особой важности новостей, которые в них сообщались. Подобный

информационный бюллетень «Известия

московской печати» вышел 1марта 1917 г.

в Москве.

В № 1 от 27 февраля «Известий революционной недели» – огромный заголовок: «Газеты не выходят. События идут

слишком быстро. Население должно знать,

что происходит». Означает ли этот заголовок, что все газеты в Петрограде не выходили? Или выпуск бюллетеней в Петрограде

и Москве был средством повлиять на развитие событий? Есть сведения, что эти

бюллетени доставлялись и в провинциальные города.

Двоевластие – Временное правительство и Петроградский совет солдатских и

рабочих депутатов – это фактор, который

привел к противостоянию различных политических лагерей прессы. С 28 февраля

начала выходить газета Петросовета

«Известия Совета солдатских и рабочих

депутатов» (тираж 100–215 тыс.).

Следует ли из этого, что с 27–28 февраля в столицах России стали свободно, СМИ ОТЕЧЕСТВА

115

бесцензурно выходить все периодические



издания? Не совсем так. По-видимому, с

этих дат пресса перестала обращать внимание на цензурные органы, но быстро

возникла проблема регистрации периодических изданий у новой власти.

Две модели регистрации

периодических изданий

Сразу же после падения монархии

Исполнительный комитет Петроградского

совета запретил печатать все газеты, кроме «Известий Совета». Пользуясь своим

влиянием на профсоюз типографских рабочих, Петросовет хотел заставить все

периодические издания получать «наряд

на типографские работы», т.е. разрешение

на выход в свет. Журналисты начали протестовать, и только 4 и 5 марта несоциалистическая печать начала выходить в

Петрограде, разрешения на выход от

Петросовета получили практически все

«дореволюционные» издания. А.А. АнтоновОвсеенко (2012: 97) справедливо называет это попыткой Петросовета ввести

разрешительную систему регистрации и

провести селекцию печати по политическим мотивам. Однако для осуществления

этого замысла у Петросовета не было реальной власти.

В Постановлении Временного правительства «О печати», принятом в апреле

1917 г., прописан уведомительный порядок регистрации периодических изданий.

Для учреждения нового издания требуется лишь подать заявление об этом местному комиссару Временного правительства, сообщить название, тираж, периодичность и типографию, где оно будет

печататься.

Не вдаваясь в детали, отметим, что у

новой власти по этому документу нет никаких поводов отказать в регистрации.

Вопросы политических взглядов издателя или содержания газеты (журнала) в

документе не упоминаются. Судя по тому,

как быстро под новыми названиями восстанавливалась после закрытия пресса

политических врагов Временного правительства (черносотенных союзов или большевиков), Временное правительство придерживалось буквы этого документа.

Уничтожение цензурного контроля

Временное правительство в начале

марта 1917 г. своими решениями ввело

целый ряд демократических свобод, в том

числе и свободу слова. Оно постановило,

что Главное управление по делам печати

и все подведомственные ему учреждения

подлежат немедленной ликвидации. Это

решение, закрепившее свободное состояние печати, было опубликовано в «Вестнике

Временного правительства». В фондах ГА

РФ остался документ без даты и подписи

о ликвидации цензурных органов2. Этого

было достаточно для бурного количественного роста русской печати, особенно изданий политических партий. До февральской революции нелегальные левые (социалистические) партии с большими трудностями и с помощью подставных редакторов эпизодически легально выпускали

отдельные издания.

В апреле 1917 г. Временное правительство приняло Постановление «О печати»,

которое воспринималось прессой как закон о печати. В пункте I говорится: «Печать

и торговля произведениями печати свободны. Применение к ним административных взысканий не допускается». В документе закрепляется уведомительный

принцип отношений власти и прессы.

До принятия Постановления «О печати» положение прессы было фактически

свободным, но неурегулированным с точки зрения закона. В газете «Речь» в мае

1917 г. анонимный автор отмечает, что

«теперь закон устанавливает настоящую,

действительную свободу печати, не нарушая ни в чем этого основного начала

(т.е. свободы слова)»3. Обращает на себя МЕДИА

альманах

116


внимание чрезмерная чувствительность

журналистов этого периода к теме цензуры. Призрак цензуры настолько пугает

их, что даже процедура регистрации издания рассматривается под углом возможного давления власти на прессу.

Уголовное преследование печати должно

возбуждаться органами судебной власти.

«Органы эти должны с особым вниманием отнестись к своей новой обязанности,

ибо, чем полнее свобода печати, тем важнее заботиться об ограничении достоинства», – пишет анонимный автор. Он с

удовольствием констатирует, что «политическая печать наша оказалась, в общем,

на высоте своего призвания» в этот непростой послереволюционный период,

однако отмечает, что «с того момента, как

героический период революции кончился, <…> расцветает все пышнее порнография и погромная литература»4 как следствие полной свободы.

Однако свободу слова легче было провозгласить, чем утвердить. Так, газета «Речь»

в апреле 1917 г. сообщала5, что в некоторых районах столицы граждане отнимают у продавцов, рвут или сжигают те газеты, которые находят вредными или содержащими «неправильные» взгляды.

Некоторые местные Советы, возникшие

весной 1917 г., также пытались запрещать

продажу на «своей территории» газет

«вредного» политического направления.

Постановление «О печати» рассматривалось большинством журналистов как

твердая гарантия осуществления именно

свободы слова без каких-либо исключений и «политических целесообразностей».

«Свободу самых крайних – все равно, правых или левых, – убеждений и слова для

их пропаганды надо отстаивать без всяких

оговорок, ибо там, где стеснено какое бы

то ни было убеждение, там нет истинной

свободы», – пишет Михаил Могилянский

в статье «Измена свободе»6 в газете «Речь»

в апреле 1917 г.

1.2 Общая характеристика системы печати в период двоевластия

Не всегда изменения системоформирующих факторов приводят к полной

трансформации типологии печати внутри

системы, что и демонстрирует нам период февраля–октября 1917 г. – часть прессы «монархического» периода спокойно

продолжала выходить, практически не

изменяясь в типологических характеристиках: общественно-политические издания, женские, детские, научные и т.д.

Это можно объяснить тем, что экономический уклад не поменялся: как был капитализм и доходы от рекламных объявлений, так все и осталось. Другое дело,

что на всю систему печати влияли экономические трудности военного периода:

рост цен, инфляция, падение зарплат и

т.п. Судя по данным А.А. Антонова-Овсеенко

(2012: 73−74), розничная цена одного номера газеты (на примере «Речи», «Дня» и

«Единства») с марта по сентябрь 1917 г.

увеличилась в 2–2,5 раза. Газеты сокращали формат и объем из-за нехватки бумаги, которая, как и типографские услуги

в целом, также дорожала.

Сразу после Февральской революции

черносотенные союзы и их издания были

единственной политической силой, которая представлялась Временному правительству и Петроградскому совету враждебной и опасной. Черносотенцев активно преследовали за их поддержку свергнутого строя: закрывали их газеты, конфисковывали типографии. В этом вопросе обе ветви двоевластия оказались единодушны.

Для понимания тенденций развития

системы печати важны характеристики

аудитории. Система российской печати

накануне Февральской революции обладала разнообразными периодическими изданиями со сложившейся, устойчивой аудиторией.

До Февральской революции количество

общественно-политических изданий было значительно меньше, чем развлекательных, литературных, спортивных и иных.

Все авторитетные, имевшие постоянную

аудиторию политические издания продолжали выходить после Февральской

революции. В условиях острого интереса

к политическим новостям быстро росли

тиражи газет. Наиболее авторитетные и

известные непартийные газеты, имевшие

крупные тиражи и политическое влияние, −

это «Русское слово» И.Д. Сытина (тираж

от 600 тыс. до 1,2 млн экз.), «Биржевые ведомости» (120 тыс. экз.), «Петербургский листок» (80 тыс. экз.), «Новое время» (60 тыс. экз),

«Раннее утро» (60 тыс. экз.), «Русские ведомости» (50 тыс. экз), тираж бульварной

газеты «Копейка» превышал 1 млн экз.

Не будем касаться печати политических

партий, т.к. это достаточно полно исследованная тема. Нужно только отметить,

что печать партий, в первую очередь левых, очень быстро росла в 1917 г., составляя значительную часть общественно-политической печати.

Временное правительство обвинило

большевиков в попытке вооруженного

переворота 3 июля 1917 г., за это были разгромлены редакция и типография «Правды»,

а газета закрыта. Временное правительство возбудило уголовные дела против

видных большевиков, были арестованы

Л.Д. Троцкий, А.М. Коллонтай и другие,

более 60 человек. Большевикам вменяли

в вину попытку переворота, подстрекательство к перевороту в печати и финансирование их деятельности Германией.

Однако большевики регистрировали

и открывали новые издания, быстро восстанавливая таким образом свою прессу: СМИ ОТЕЧЕСТВА

119

вместо «Правды» стала выходить газета



«Рабочий и солдат», вместо «Голоса правды» (Кронштадт) – «Пролетарское дело»,

вместо «Прибоя» (Гельсингфорс) – «Волна»,

вместо «Борьбы» (Царицын) – «Листок

борьбы». Газета «Социал–демократ» (Москва)

закрыта не была. В советской научной литературе эти действия Временного правительства рассматривались как доказательство

несвободы прессы в этот период и нарушение постановления «О печати».

Однако меры Временного правительства по ограничению большевистской

печати были единодушно одобрены современниками событий. Социалистическая

печать осудила большевиков за попытку

идти «против воли революционной демократии» и попытку уничтожить достижения революции.

В фондах ГА РФ вызывают интерес дела, связанные с расследованием попытки

большевиков осуществить переворот в

июле 1917 г. Сразу оговоримся, что дела

содержат очень небольшое количество

документов, разрозненных и не дающих

представления о ходе следствия и его результатах. Скорее всего, доказать вину

большевиков не удалось. Так, в деле

А. Коллонтай14 лежит заключение следователя о том, что она «на полученные от

тех государств [воюющих с Россией. – О.М.]

денежные средства, организовала пропаганду среди населения и войск с призывом к немедленному отказу от военных

действий, а также с 3 по 5 июля организовала в г. Петроград вооруженное восстание против существующей власти».

В деле фигурирует прошение А. Коллонтай

выпустить ее под залог в связи с «расстроенным здоровьем» и разрешение на выезд в Финляндию.

Однако есть несколько любопытных

фактов, касающихся истории журналистики. Так, дело15 против В.И. Ульянова–

Ленина было возбуждено за статью в

«Рабочем пути», «содержащую явный призыв к вооруженному выступлению против

государственной власти». Статья приобщена к делу в качестве доказательства16, как

и вырезки из газет «Солдатская правда»

и «Правда» за май–июнь 1917 г.

Интерес представляет документ17 из

того же дела – протокол осмотра 6 сентября 1917 г. сорока двух счетов типографии

газеты «Сельский вестник». Известно, что

большевики использовали типографию

этой «буржуазной» газеты для издания

«Правды» – своей типографии у них в марте–апреле 1917 г. не было. По счетам, найденным следователем, можно судить о

том, сколько стоило отпечатать один номер газеты «Правда»: так, №61 отпечатан

самым большим в документе тиражом

93 тыс. экз., и это стоило 876 руб. 50 коп.

Тиражи номеров менялись от 78 тыс. экз.

до 85 тыс. экз., а стоимость их печати соответственно составляла от 790 руб. до

836 руб. Эти цифры дают некоторое представление о суммах, в которые обходилось

издание партийных газет, в частности газеты «Правда». Суммы эти вряд ли могли

быть собраны в «Железный фонд» газеты,

как написано в работах по истории большевистской печати (Андронов, 1978: 237).

А ведь количество большевистских изданий за март–октябрь 1917 г. – более 130.

Слухи о «немецких» деньгах, которыми распоряжаются большевики, возникли в том же 1917 г. И, не вдаваясь в детали

спора об этих деньгах, можно все же задать

вопрос: а откуда у подпольщиков-социалистов (большевиков, меньшевиков, эсеров)

в марте 1917 г. появились значительные

денежные суммы на развертывание

многочисленной сети партийных изданий, организацию издательств и печать

массовыми тиражами агитационных материалов?

Другой документ иллюстрирует, как

тиражи газет большевиков (на примере

«Солдатской правды»)18 отправлялись в

воинские части. Это подтверждение того, МЕДИА

альманах


120

что «Солдатская правда» печаталась не

для продажи, а для агитации путем бесплатного распространения в воинских

частях. И этот пример тоже наводит наразмышления об источнике денежных

поступлений на агитацию.

Вопрос о том, было ли финансирование

левых партий и их печати из зарубежных

источников в 1917 г., а главное, влияла ли

пресса партий на трагическое развитие

событий, несколько раз поднимался на

конференции «Революции 1917 г. и российская пресса: взгляд через 100 лет»,

которая прошла 1 ноября 2017 г. на факультете журналистики МГ У имени

М.В. Ломоносова. Выступающие согласились, что зарубежные деньги могли быть

(хотя убедительных документов об этом

нет), но это не причина захвата власти

большевиками. «Большевики захватили

власть, т.к. она была слабой» (АнтоновОвсеенко, 2017: 23). Печать в 1917 г. играла роль катализатора, политизируя аудиторию и подогревая противоречия, но не

могла влиять на всю страну из-за низкого

уровня грамотности населения. Л.М. Млечин

(2017: 44) отметил, что власть взяли не с

помощью печати (неграмотная страна).

Он подчеркнул, что 1917–1918 гг. – это вербальная культура: митинги, мастерство

ораторов, слухи и т.д.

Собственно, мы перечислили доступные в ГА РФ документы о функционировании российской печати в период нахождения у власти Временного правительства. Документов этих очень мало, они

фрагментарны и достоверной картины

не дают. Архивы большевистских газет и

сведения о деятельности партии большевиков содержатся в РГАСПИ − в прошлом

Центральном партийном архиве, который

был достаточно хорошо исследован в советское время. Есть надежда, что документы или сведения о печати, проливающие свет на многие неясные вопросы,

могут быть найдены в местных архивах






МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации