Конечно, это надо рассмотреть - файл

приобрести
скачать (147.4 kb.)


Жизнь и имущество людей часто зависят от плохих людей, которые приносят им горе и несчастья. Если они появляются в семьях, то это беда семьи. Если плохой человек становится правителем государства, то от его тиранства может страдать все население.
Вот как описывает Платон в "Диалогах" (347 до н.э.) появление в обществе человека с преступными наклонностями в беседе философа Сократа и его ученика Адиманта.

Приведу содержание 553 страницы и с 572 страницы по 577 из книги Платон. Диалоги Мысль 1986.


553
– Пусть же этим завершится наш разбор того строя, который называют олигархией: власть в нем основана на имущественном цензе. «Олигархический» человек

Вслед за тем давай рассмотрим и соответствующего человека – как он складывается и каковы его свойства.

– Конечно, это надо рассмотреть.

– Его переход от тимократического склада к олигархическому совершается главным образом вот как…

– Как?
– Родившийся у него сын сперва старается подражать отцу, идет по его следам, а потом видит, что отец во всем том, что у него есть, потерпел крушение, столкнувшись неожиданно с государством, словно с подводной скалой: это может случиться, если отец был стратегом или занимал другую какую-либо высокую должность, а затем попал под суд по навету клеветников и был приговорен к смертной казни, к изгнанию или к лишению гражданских прав и всего имущества…

– Естественно.


– Увидев все это, мой друг, пострадав и потеряв состояние, даже испугавшись, думаю я, за свою голову, он в глубине души свергает с престола честолюбие и присущий ему прежде яростный дух. Присмирев из-за бедности, он ударяется в стяжательство, в крайнюю бережливость и своим трудом понемногу копит деньги. Что ж, разве, думаешь ты, такой человек не возведет на тот трон свою алчность и корыстолюбие и не сотворит себе из них Великого царя в тиаре и ожерельях, с коротким мечом за поясом?

– По-моему, да.


– А у ног этого царя, прямо на земле, он там и сям рассадит в качестве его рабов разумность и яростный дух. Он не допустит никаких иных соображений, имея в виду лишь умножение своих скромных средств. Кроме богатства и богачей, ничто не будет вызывать у него восторга и почитания, а его честолюбие будет направлено лишь на стяжательство и на все то, что к этому ведет.
572
– Так припомни, как мы обрисовали человека, ставшего демократом. Он чуть ли не с рождения, во всяком случае с малых лет, воспитывался бережливым отцом, который почитал лишь стяжательские вожделения и никакого почета не оказывал тем желаниям, без которых, по его мнению, можно обойтись и которые, как он считал, возникают лишь для забавы и красоты. Не так ли?

– Да, так.

– Общаясь с более изысканными людьми, преисполненными вожделений, которые мы только что разбирали, юноша втягивается в их образ жизни и всяческую разнузданность, потому что ему отвратительна отцовская скупость.
Но по своей природе он лучше тех, кто его портит, поэтому он останавливается как бы посредине между обоими этими подходами к жизни: его тянет и в ту, и в другую сторону. Вкушая, как он считает, умеренно от обеих этих жизней, он живет не низменной жизнью и не беззаконной и превращается из человека олигархического в демократа.
– О подобного рода человеке составилось, да и до сих пор держится именно такое мнение. Тирания и незаконные вожделения. Образ тирана (продолжение)

– Предположим опять-таки, что у этого человека, когда он станет постарше, будет молодой сын, воспитанный в нравах своего отца.

– Предположим.
– Предположи еще, что и с ним произойдет то же самое, что с его отцом: его станет тянуть ко всяческому беззаконию, которое его совратители называют полнейшей свободой. Отец и все остальные его близкие поддерживают в нем склонность соблюдать середину, но его совратители этому противодействуют.
573
Когда же эти искусные чародеи и творцы тиранов не надеются как-либо иначе завладеть юношей, они ухитряются внушить ему какую-нибудь страсть, руководящую вожделениями к праздности и к растрате накопленного; такая страсть – прямо-таки огромный крылатый трутень. Или, по-твоему, это нечто иное?

– По моему, именно так.

– Вокруг этой страсти ходят ходуном прочие вожделения, за которыми тянется поток благовонных курений и мазей, венков, вин, безудержных наслаждений, обычных при такого рода общениях.
До крайности раздув и вскормив жало похоти, эти вожделения снабжают им трутня, и тогда этот защитник души, охваченный неистовством, жалит. И если он захватит в юноше какое-нибудь мнение или желание, притязающее на порядочность и не лишенное еще стыдливости, он убивает их, выталкивает вон, пока тот совсем не очистится от рассудительности и не преисполнится нахлынувшим на него неистовством.

– Ты описываешь появление вылитого тирана.


– А разве не из-за всего этого и тому подобного Эрот [2] искони зовется тираном?
– Пожалуй.

– Да и у пьяного в голове, мой друг, разве происходит не то же, что у тирана?


– Видимо, так.

– Ну, а кто тронулся в уме и неистовствует, тот надеется справиться не то что с людьми, но даже с богами.

– Действительно.

– Человек, мой друг, становится полным тираном тогда, когда он пьян, или слишком влюбчив, или же сошел с ума от разлития черной желчи, – а все это из-за того, что либо такова его натура, либо привычки, либо то и другое.

– Совершенно верно.
– Видно, вот так и рождается подобный человек. Ну, а как же он живет?
– Есть шутливая поговорка: «Это и ты мне скажешь»

[3].
– Скажу. По-моему, после этого пойдут у них празднества, шествия всей ватагой, пирушки, заведутся подружки, ну и так далее: ведь тиран-Эрот, обитающий в их душе, будет править всем, что в ней есть.

– Это неизбежно.

– С каждым днем и с каждой ночью будет расцветать много ужаснейших вожделений, предъявляющих непомерные требования.

– Да, их расцветет много.

– Значит, доходы, если какие и были, скоро иссякнут.

– Конечно.
– А за этим последуют заклады имущества и сокращение средств.

– И что же?

– Когда все истощится, тогда рой раздувшихся вожделений, угнездившихся в этих людях, начнет жужжать, и люди, словно гонимые стрекалом различных желаний, а особенно Эротом (ведь он ведет за собой все желания, словно телохранителей), станут жалить, высматривая, у кого что есть и что можно отнять с помощью обмана или насилия.

– Да, конечно.


574
– У них настоятельная потребность грабить, иначе придется терпеть невыносимые муки и страдания.

– Да, это неизбежно.

– Все возрастая, стремление такого человека к удовольствиям превосходит его прежние прихоти и их обездоливает; точно так же он сам начинает притязать на превосходство перед своим отцом и матерью, поскольку он их моложе, и, издержав свою долю, он будет присваивать и тратить отцовские деньги.

– И что же дальше?


– Если родители не допустят этого, разве он не попытается первым делом обокрасть их и обмануть?

– Непременно.

– А если бы это было ему невозможно, разве он не ограбил бы их, прибегнув к насилию?

– Я думаю, да.

– А если старики окажут сопротивление и вступят с ним в борьбу, разве он пощадит их и остережется поступков, свойственных тиранам?

– Я не поручусь за участь родителей такого человека.


– Но, ради Зевса, Адимант, неужели из-за какой-то новой своей подружки, без которой он мог бы и обойтись, он станет бить любимую с детства мать? Или ради цветущего юноши, с которым он только что подружился, хотя и без этого можно бы обойтись, он подымет руку на своего родного отца, пусть престарелого и отцветшего, но самого давнишнего из своих друзей? Неужели этот человек отдаст, по-твоему, своих родителей в рабство подобным людям, введя их в свой дом?

– Отдаст, клянусь Зевсом.


– Великое же счастье родить сына с тираническими наклонностями!

[4]
– Да, величайшее!


– А что же с ним будет, когда истощатся у него и отцовские, и материнские средства, а между тем в нем скопился целый рой прихотей? Не заставит ли его это сначала покуситься на стены чужого дома либо на плащ запоздалого ночного прохожего, а затем дочиста ограбить какой-нибудь храм? Во всех этих поступках прежние его мнения о том, что прекрасно, а что гадко, усвоенные им с детских лет и считавшиеся правильными, покорятся власти недавно выпущенных на волю желании, сопровождающих Эрота и им возглавляемых.
Раньше, пока человек подчинялся обычаям, законам и своему отцу и внутренне ощущал себя демократом, эти желания высвобождались у него лишь в сновидениях; теперь же, когда его тиранит Эрот, человек навсегда становится таким, каким изредка бывал во сне, – ему не удержаться ни от убийства, ни от обжорства, ни от проступка, как бы ужасно все это ни было: посреди всяческого безначалия и беззакония в нем тиранически живет Эрот.
575
Как единоличный властитель, он доведет объятого им человека, словно подвластное ему государство, до всевозможной дерзости, чтобы любой ценой удовлетворить и себя, и сопровождающую его буйную ватагу, составившуюся из всех тех вожделений, что нахлынули на человека отчасти извне, из его дурного окружения, отчасти же изнутри, от бывших в нем самом такого же рода вожделений, которые он теперь распустил, дав им волю. Разве не такова жизнь подобного человека?

– Да, такова.


– Когда подобного рода людей в государстве немного, а все прочие мыслят здраво, те уезжают в чужие земли, служат там телохранителями какого-нибудь тирана или в наемных войсках, если где идет война. Когда же подобные вожделения проявляются у них в мирных условиях, то и у себя на родине они творят много зла, хотя и по мелочам.

– Что ты имеешь в виду?

– Да то, что они совершают кражи, подкапываются под стены, отрезают кошельки, раздевают прохожих, святотатствуют, продают людей в рабство. Бывает, что они занимаются и доносами, если владеют словом, а то и выступают с ложными показаниями или берут взятки.
– Нечего сказать, по мелочам! Так ведь ты выразился о причиняемом ими зле, когда таких людей немного?

– Да, по мелочам, потому что сравнительно с великим злом это действительно мелочи: ведь в смысле вреда и несчастья для государства все это лишено, как говорится, того размаха, каким отличается тиран. Когда в государстве наберется много таких людей и их последователей и они ощутят свою многочисленность, то как раз из их среды и рождается тиран, чему способствует безрассудство народа. Это будет тот из них, кто сам в себе, то есть в своей душе, носит самого великого и отъявленного тирана.


– Естественно, ведь такой человек и будет самым большим тираном.
– Если ему уступят без сопротивления; если же государство не допустит этого, тогда, как в недавно упомянутом примере у него поднялась рука на родных мать и отца, точно так же поступит он и со своей родиной, лишь только окажется в состоянии: он покарает ее тем, что введет в нее своих новых сподвижников; в рабстве у них будет содержаться и воспитываться некогда милая ему «родина-мать» [5], как говорят критяне, то есть его отечество. Вот конечная цель вожделений подобного человека.
– Она состоит именно в этом.

– Подобного рода люди таковы и в частной жизни, еще прежде, чем станут у власти. С кем бы они ни вступали в общение, они требуют лести и полной готовности к услугам, а когда сами в чем-нибудь нуждаются, тогда так и льнут к человеку, без стеснения делая вид, будто с ним близки, но чуть добьются своего – они опять чужие.


576
– Это очень верно подмечено.

– Значит, за всю свою жизнь они ни разу ни с кем не бывали друзьями; они вечно либо господствуют, либо находятся в рабстве: тираническая натура никогда не отведывала ни свободы, ни подлинной дружбы.

– Конечно.

– Разве не правильно было бы назвать таких людей не заслуживающими доверия?

– Как же иначе!

– Да и в высшей степени несправедливыми, если в нашей беседе мы правильно сделали раньше вывод относительно того, в чем заключается справедливость.


– Конечно, мы сделали его правильно.

– Итак, о крайне дурном человеке давай мы в общих чертах скажем так: это человек, который и наяву таков, как в тех сновидениях, что мы разбирали.

– Совершенно верно.

– А таким становится тот, кто при своих природных тиранических склонностях достигает единоличной власти, и, чем дольше он обладает такой властью, тем более он становится таким.

– Это уж обязательно, – сказал Главкон, в свою очередь вступая в беседу. Тираническая душа несчастна.
– Так вот, разве не окажется самым несчастным человеком тот, кто является отъявленным негодяем? И чем дальше и больше была бы в его руках власть, тем больше и на более долгий срок он был бы таким в действительности, хотя большинство представляет это себе по-разному.

– Нет, это необходимо обстоит именно так.

– А также и в отношении сходства: человек тиранический соответствует тиранически управляемому государству, а демократ – государству демократическому. И в остальных случаях то же самое?

– Как же иначе?

– И как государство относится к государству в смысле добродетели и благополучия, так и человек относится к человеку?
– Не иначе.

– А как, в смысле добродетели, относится государство с тираническим строем к государству, управляемому царем, которое мы разбирали раньше?

– Они совершенно противоположны друг другу: одно из них – самое благородное, другое – самое низкое.

– Я не стану спрашивать, какое из них ты считаешь каким, – это и без того ясно. Но в смысле процветания или, наоборот, бедности ты так же решаешь или иначе? Нас не должно поражать зрелище тирана, отдельно взятого или окруженного немногочисленной свитой, нам надо рассмотреть все государство в целом, войти в него, во все вникнуть и, присмотревшись, уже тогда высказывать о нем свое мнение.

– Твое требование правильно. Однако всякому ясно, что нет более жалкого государства, чем управляемое тиранически, и более благополучного, чем то, в котором правят цари.
577
– А если и применительно к отдельным людям я потребовал бы того же самого, разве мое требование не было бы правильным? Я считаю, что о них может судить лишь тот, кто способен рассматривать человека, вникая мысленно в его нрав, а не глядеть, как ребенок, только на внешность и поражаться всему тому, что у тиранов придумывается для представительства, чтобы произвести впечатление на посторонних: надо уметь в этом разбираться. Мне думается, всем нам следовало бы прислушаться к отзывам того, кто действительно имел возможность составить себе суждение, то есть кто проживал бы в одном доме с тираном, наблюдал бы его домашний обиход и его отношение к членам семьи:

тогда тиран предстал бы перед нами в наиболее обнаженном виде, без этих пышных одеяний, словно для постановки трагедии. То же самое и когда положение в государстве принимает опасный оборот: кто наблюдал все это, пусть бы сообщил нам, как обстоит у тирана дело в смысле благополучия либо несчастья сравнительно с остальными людьми.

– И это твое требование было бы в высшей степени правильным.
Вот как Платон (Аристокл) описал становление человека с тираническими свойствами.
Он исходил из положения, что становление человека начинается из крайне бедной среды (семьи). Людей этой среды я называю "приземлёнными". Дети из этого состояния могут стать хорошими работниками (мастерами). Их я именовал "ответственными". Их дети благодаря учёбе и стараниям могут достичь больших успехов. Их я назвал "целеустремлёнными".

Я, основываясь на том, что в основе любых личностных свойств лежит активное воспитание или самовоспитание. При слабых наставниках возникают "эгоистичные гедонисты". Этот процесс я отразил в верлибре "Моё завещание", размещённом в журнале "Самиздат".


Настанет час, я к Богу отойду!

Я в дыме растворюсь, отдам свой прах земле.

Такая участь всех, живущих, на Земле!

Но, прежде чем к Создателю уйти,

Я вам простую мысль в наследство оставляю:

Она так же проста, как “два плюс два”.

Назвал её - "Платоновым Законом".
Суть его проста: Все, что собрали

Старательные предки,

Их "славные" потомки всё растратят.

И как? Да, очень просто!


Причина этого явления:

В последовательных сменах приоритетов у людей,

При накоплении ими в семейных закромах человечности и злата.
Подробнее опишем это жизни свойство.

Толпа людей, жизнь начинающих "с нуля",

Пытается собрать в копилку жизни,

Немного знаний, веры и доброты.


Они всего имеют мало. Они - просты, трудолюбивы.

Земля - их вечная кормилица.

И "приземлёнными" их будем называть.
Их дети – второе поколение,

Они не просто копят, но они живут по правилам честной жизни,

В ответственной и старательной работе.

"Ответственными" я их нарёк,

ведь качество труда – их главная забота.
Их дети – третье поколение,

Они отвергнут правила своих отцов.

Благодаря науке и труду они поднимутся над всеми остальными.

Из-за высоких устремлений, они "витают в облаках".

Все новое трудами их вершится, неся им славу и почёт.

Я их назвал "целеустремлёнными",

так как вся жизнь для них – в их целях.
Их дети – четвертые в чреде, от предков, появившихся на свет,

Не примут гордого стремления отцов.

Они лишь только стремятся к равновесию и миру,

Неся мир и благодать в семью и общество своё.


Я их назвал "благодушными и умиротворяющими",

Потому что они не видят зла вокруг себя и сами его не создают.


В создании семейного благополучия, от дедов и отцов,

Накопленное всеми духовное богатство к ним перейдет.

Это благо.

Но также и немалый капитал, а вместе с ним гордость

И возможность жить красиво.
Им суждено стать "нравственной совестью Человечества",

А их детям – принять судьбу эгоистичных отпрысков

достойнейших отцов,

В толпе ничтожных "гедонистов и эгоцентристов",

Но избалованных судьбой.
Так бывает всегда, из-за обилия даров и чувств,

Когда детей воспитывает тот, кто

"слишком покладист и излишне добр".

Такое баловство на пользу их детям не пойдет.


А дети "благодушных" – это пятое поколение от своих предков.

Все, что собрали их усердные предки, они растратят всё.

Потому что родители их воспитали, как неженок и барчуков.
И учение и нормы, которое им в головы старательно вбили,

Как кожа от личинки отпадёт,

Когда она в крылатое создание по воле рока превратится.
Назвал их я "эгоистичными гедонистами".

Ведь только об удовольствиях они мечтают и

К ним всеми силами стремятся, эгоистично

Всем важным ради них пренебрегая.


Их дети - шестое поколение от бедных предков –

Это толпа людей, оставшихся без образования и средств.

Они должны опять копить богатство,

Чтобы праправнуки могли "красиво жить".


Но так ли уж важно, чтобы в семье у кого-то

Будут никчемные, избалованные дети.

В других то семьях – славные ребята!
Все дело в количестве тех и других людей,

Которые мы с Вами рассмотрели.


Да, вся беда страны, или клана, в том,

Что стихийный голод, или голод, связанный с войной,

Повсюду порождает голодных – "приземлённых",

Толпу людей, жизнь начинающих с нуля.

А это запускает массовое развитие судеб и свойств людей.

И массовое, в результате, появление "эгоистичных гедонистов".


Закон Платона я изложил вот так:
начало "ОСНОВНОЙ ЗАКОН СОЦИОЛОГИИ Закон Платона"
Любой человек, особенно ребёнок, эмоционально воспринимая, «проживая» социальную, нравственную, экономическую... среду, подвержен диалектическому переходу «количества психических переживаний в новое качество» - определённый ПТЛ (Психологический Тип Личности). ПТЛ определяет целеустремлённость человека на подсознательном уровне. Новое поколение часто имеет качественно новый ПТЛ (который был когда-то детерминирован Платоном, как «рабочая пчела» или «трутень»).

Кроме того, в понятие ПТЛ входит и степень альтруизма (коммунарности) / эгоизма. Это существенно для Третьего ПТЛ «целеустремлённых» (пассионарных). Они резко различаются, как «коммунарии» и «пассионарии - эгоисты».

Социально значимые общественные группы, диктующие своё воззрение на события и стиль жизни, часто составляют люди близкого (определённого) ПТЛ.

Эти группы могут быть оценены специальным показателем: ПТОГ (психологический тип общественной группы). По сути ПТОГ является социологической суммой ПТЛ людей, входящих в эту группу. При социологическом сложении ПТЛ надо учитывать значимость их носителей для данной группы. Очевидно, что базовые свойства ПТОГ будут совпадать с базовыми свойствами ПТЛ. Отсюда и единство их свойств и названий.



Нарушение сложившегося соотношения количеств носителей определённого ПТЛ в больших группах, таких как страна, приводит к изменению моральных норм, экономическим колебаниям и социальным явлениям: войнам и революциям.
завершение "ОСНОВНОЙ ЗАКОН СОЦИОЛОГИИ Закон Платона"
Суть статьи о законе Платона хорошо выразил историк Андрей Иванович Ляпчев: - "«История, как функция свойств поколений». Полностью согласен, что именно так можно рассматривать историю, а вне такого подхода многое [в истории] остается абсолютно непонятным".



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации