Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения - файл n1.doc

приобрести
Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения
скачать (3213.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3214kb.20.09.2012 15:35скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Лекция 4. Психологическая характеристика этнических общностей и межнациональных отношений


Вопрос о том, что такое человек, человечество, группы людей — очень не простой! Как ориентироваться в мире людей, в системе их отношений? Сфера общения современного человека необычайно расширяется: каждый из нас ежедневно общается с десятками, а иногда и с большим количеством людей. Между ними возникают прочные и непрочные связи, многие из которых мы зачастую не осознаем и даже не замечаем. Каждый человек вплетен тысячами нитей в сложную систему отношений. Он в одно и то же время является и представителем конкретного государства, и определенной этнической общности, и определенной религиозной конфессии, и определенного трудового коллектива и т.д. Все люди вместе составляют человечество. При этом современная наука все больше ориентируется на понимание целостности последнего, на общность исторических судеб различных рас и народов.

Человечество. Этнос. Нация



Человечество имеет общее происхождение. Все многообразие различий в физическом облике людей, которое можно встретить на разных континентах, есть результат вариаций одного и того же биологического вида — Homo sapiens.

Развитие современного человечества представляет собой единый процесс: все народы планеты так или иначе оказываются связаны общностью судеб. Можно говорить и о том, что субъектом, основой, носителем современной истории является все совокупное человечество. Деятельность человека за последние два столетия и особенно в XX в. приобрела глобальный, т.е. всемирный характер. Между тем всего несколько сот лет назад отдельные народы и человеческие расы зачастую развивались обособленно друг от друга, разделенные в те времена непреодолимыми природными и другими преградами. В истории человечества в то же время были случаи, когда конкретные государства сознательно изолировали себя от внешнего мира, чтобы предотвратить воздействие других народов на собственную историю. Такие попытки, например, в Китае, стране древней и уникальной культуры, привели к «консервации» общественной жизни, многовековому застою и в конечном итоге к отставанию в развитии от других народов. Схожие процессы имели место и в Японии до начала двадцатого столетия.

В сегодняшних условиях ученые обращаются даже к изучению человечества в его взаимодействии с космическими процессами и потусторонними силами. С позиций самого передового научного знания жизнь и деятельность людей уже рассматриваются как часть мирового процесса в целом. Перед человеческой мыслью стала проблема в полной мере осознать свое единство с природой и даже потусторонними силами.

Однако в повседневной жизни человек сталкивается с другими проблемами: он видит: что реально люди в своей жизни разобщены, конфликтуют друг с другом, ведут войны, в которые вовлекаются десятки миллионов человек. Почему же люди не ощущают своего единства, своей общей судьбы? Почему даже несколько человек, нередко друзей, не могут найти общий язык?

Часто для человека большую роль играют не те черты, которые объединяют людей, а те, которые заставляют их держаться обособленно. Человек вынужден ориентироваться в мире людей, идентифицируя их по самым различным признакам. Некоторые из этих признаков носят биологический, природный характер. Можно говорить отдельно о мужчинах, о женщинах, наконец, о поколениях людей. Другие признаки имеют социальный смысл. Мы делим людей на рабочих и предпринимателей, верующих и атеистов, на друзей и врагов и т.д. Зачастую все эти различия тесно переплетаются, их не всегда можно дифференцировать. Каждый человек оценивает другого по десяткам признаков, причем часто делает это интуитивно.

В определенном смысле человечество не является однородным, так как состоит из многообразных социальных групп. Некоторые из этих групп насчитывают сотни миллионов, миллиарды человек. Например, расы. Другие группы включают всего сотни или десятки человек: производственные или школьные коллективы. Все эти группы людей находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, в результате чего формируется социальная структура человечества.

Расы (с франц.) человека (биологического вида Homo Sapiens) характеризуются общими наследственными физиологическими особенностями, связанными с единством происхождения и определенной общностью распространения. Наиболее отчетливо выделяются три основные группы рас — негроидная, европеоидная и монголоидная. Основные признаки отличия рас — цвет кожи, глаз, волос, форма черепа, длина тела и т.д. — не должны абсолютизироваться. Все расы современного человечества обладают равными биологическими возможностями для достижения высокого уровня цивилизации.

С другой стороны, в структуре любой группы, как и во всем обществе в целом, каждому человеку отведены определенные социальные роли, т.е. конкретное положение и статус в системе общественных отношений и, соответственно, закрепленные в связи с этим функции и обязанности. И зачастую от закрепленных ролей и эффективности их реализации зависит влияние человека на группу и наоборот.

Уже на ранних этапах своего существования люди имели определенные роли и самым тщательным образом исполняли их. Например, еще с древности одна из мировых религий — индуизм подмечала данный факт: «В этом материальном мире, для того чтобы поддержать тело, каждый должен работать. Человеческое общество разделено в соответствии с выполняемой деятельностью на четыре социальных класса: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Класс брахманов, или класс интеллигенции, выполняет один вид деятельности, кшатрии, или административный класс — другие, класс торговцев и класс рабочих также имеют свои обязанности» [185. — С. 41]. Причем надлежащее исполнение социальных ролей не только обеспечивало стабильность общества, но и формировало личность: человек легко достигал жизненных целей, просто следуя предписанным правилам и ограничениям. Выполнение предписанных ролей, соответствующих происхождению, кругу общения и образованию, формировало и развивало людей.

Наиболее значимыми в социальной структуре являются такие группы, как классы, этносы, нации, религиозные конфессии. Каждая из этих групп в свою очередь состоит из многочисленных составляющих их элементов, в результате чего социальная жизнь общества напоминает нечто вроде картинки калейдоскопа, в котором, с одной стороны, возникают самые разные фигуры и их сочетания, а с другой, — присутствует определенная система и порядок.

Психологическая наука обычно различает следующие виды групп: статистические (мужчины, женщины, старики и т.д.) и естественные; большие (классы, нации, партии, религиозные) и малые (с 3 до 5 человек); организованные и неорганизованные. Разделение групп на виды — не самоцель, так как представителям каждой из них присущи свои социальные и психологические особенности.

Классы (с лат. classis разряд, группа) — это группы людей складывающиеся по отношению к средствам производства, по распределению прибыли в зависимости от того, кто является владельцами средств производства. Человек, которому принадлежат станки, здания, различное производственное оборудование, играет решающую роль в распределении прибыли, несет ответственность за результаты деятельности своего предприятия. Это класс собственников. С другой стороны, большую часть населения составляют люди, не имеющие в своем владении средств производства и зарабатывающие на жизнь трудом за счет их аренды.

Классовая структура общества менялась неоднократно. Она длительное время оказывала самое серьезное влияние на все стороны жизни и деятельности человечества, определяя имущественное и социальное положение составляющих его элементов. Недооценивать ее нельзя, но и переоценивать тоже.

В России в результате начатых реформ в настоящее время происходит резкое социально-классовое расслоение общества, и ожидать, что этот процесс будет происходить бесконфликтно, просто наивно. Вместе с тем нужно иметь в виду, что в остальных государствах нашей планеты начиная с середины XX в. вплоть до сегодняшнего времени наблюдается снижение значимости классового фактора, классового начала в развитии человечества. Соответственно и в жизни общества в целом, и в жизни отдельного человека повышается роль других общественных связей, других элементов социальной структуры общества. В первую очередь это можно сказать о таком явлении как этносы.

Понятие «этнос» не является привычным в нашем повседневном пользовании и общении, хотя оно все чаще звучит в теле- и радиопередачах. К нему чаще обращаются в последнее время российские политики и государственные деятели. Для нас более знакомы слова «национальность», «нация».

Этнос (с греч. племя, группа, народ) — исторически сложившаяся достаточно устойчивая общность людей, обладающая едиными языком и культурой, а также общим самосознанием. «Именно в рамках этносов, контактирующих друг с другом, творится история, ибо каждый исторический факт есть достояние жизни конкретных народов» [ 64. — С. 11].

Выдающийся российский географ и историк Л. Н. Гумилев считал, что этнос — явление географическое, всегда связанное с ландшафтом, который кормит приспособившихся к нему людей и развитие которого зависит в то же время от особого сочетания природных явлений с социальными и искусственно созданными условиями. Вместе с тем он всегда подчеркивал психологическое своеобразие этноса, считая, что это — «коллектив людей, который противопоставляет себя всем другим коллективам не из сознательного расчета, а из чувства комплиментарности и подсознательного ощущения взаимной симпатии и общности людей, определяющего противопоставление «мы и они» и деление на своих и чужих» [64. — С. 11].

Жизнь этноса, считал Гумилев, подобна жизни человека; как и человек этнос смертен. Эти представления российского ученого до сих пор вызывают споры и критику со стороны его оппонентов, однако если последующее развитие этносов и его исследования подтвердят цикличность их существования, тогда станет понятно, почему на смену одним общностям приходили другие.

Любой этнос всегда проявляет себя как сложная социальная система. Поэтому он имеет массу различных характеристик, с одной стороны, сходных с другими общностями, а с другой, — наделяющих его среди них. Формирование этноса обычно происходит на основе единства территории и экономической жизни. Однако в результате миграций, вызванных различными историческими причинами, территория современного расселения этносов не всегда компактна, и многие народы могут быть расселены в пределах нескольких государств. К признакам, выражающим системные свойства существующего этноса и отделяющим его от других, относятся язык, народное искусство, традиции, обычаи, нормы поведения.

Обычно принято делить этносы на три типа. К самому раннему типу относится род и племя, характерные для первобытнообщинного строя. Второй тип этноса — народность — обычно связывается с рабовладельческой и феодальной формациями или же употребляется для обозначения этнических общностей и групп, населяющих страну и имеющих те или иные формы национально-территориальной автономии. Третий тип этноса — нация возникает с развитием капиталистических отношений и всемерной интенсификацией экономических связей. Вместе с тем следует помнить, что подобное деление этносов все же не отражает всего многообразия существующих на Земле форм этнических общностей и не означает, что процесс их образования и развития обязательно достигает последней стадии.

Нация (с лат. natio народ) — большая социальная группа, высший этап развития этноса, представляющий собой определенную чрезвычайно сплоченную общность людей, характеризующуюся единством территории, языка, культуры, черт национальной психики, а также очень тесными экономическими связями.

В западной политологии и социологии существуют различные теории нации. «Психологические» теории сводятся к осмыслению культурно-психологической общности людей, объединенных единой судьбой (О. Бауэр). В «историко-экономических» теориях нация представлена как простое продолжение в новых условиях родоплеменных связей, как общность людей, основными признаками которой являются язык и территория. Но имеются и теории, в которых абсолютизируются государственно-политические особенности национальной жизни, что а конечном счете сводит ее к государственной общности. М. Вебер, например, считал, что среди людей, объединенных общностью языка, религии, обычаев или судьбой, преобладает стремление к собственному государственному обособлению [228. — С. 48].

В советской научной литературе считалась единственно правильной историко-экономическая теория. Ее основатель Н. К. Каутский основными признаками нации называл общую территорию, общность экономической жизни, языка, традиций. Идеи Каутского легли в обнову определения нации, которое дал в 1913 г. И. В. Сталин: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры» [Цит. по: 17. — С. 34].

В настоящее время российские ученые, например А.О. Бороноев и В.И. Павленко, определяя понятия «нация», «национальность», подходят к ним по двум параметрам: «Во-первых, национально-государственным, культурным атрибутам, по той объективной символике, которая подчеркивает некоторую целостность (культурную, территориальную, хозяйственную); во-вторых, по субъективной реакции, по социальной идентификации индивидов, по их ценностным ориентациям, т.е. каждый индивид национален, с одной стороны, объективно, с другой, — субъективно, сознательно, он признает себя частью той или иной общности, культуры» [26. — С. 56—57].

Понятие «нация» несколько шире и сложнее понятия «этнос», «этническая группа», поскольку в любую нацию могут входить представители нескольких этнических групп, осознанно идентифицирующих себя с конкретной национальностью и самоопределяющихся в отдельную территориально-государственную и (или) социокультурную систему. А.Д. Карнышев считает, что «если взять шкалу, на одной стороне которой будут осознанные политические предпочтения людей, а на другой — их социально-психологические установки, то понятие «нация» более политизированное, обладающее повышенной «дифференцирующей мощностью». Каждая этническая группа может относиться к определенной нации, но одна она далеко не всегда составляет нацию. То, что понятие «нация» более политизированное и «официальное», хорошо иллюстрирует положение людей так называемых смешанных этносов — карымы, метисы и т.п. К какой нации отнесут себя такие люди чаще всего зависит от их осознанных политических и нравственных воззрений, а не только от формальной записи в паспорте. Кстати, русскими во многих зарубежных странах воспринимают представителей различных национальностей российского государства» [105. — С. 35].

Главную роль в формировании и развитии нации играют социально-экономические факторы. Первые нации возникли в период распада феодализма и становления капиталистической государственности. Экономической основой возникновения наций явились частная собственность на средства производства, ликвидация феодальной раздробленности, укрепление экономических связей между отдельными этническими общностями, объединение местных рынков в общенациональные. Движущей силой возникавших тогда наций была буржуазия, стремившаяся к объединению отдельных народов в рамках единого государства, обеспечению благоприятных условий для своего свободного развития.

Хотя процесс формирования наций в Европе и Азии, да и в других частях земного шара в основном завершен, однако в некоторых частях света он еще продолжается. Чаще всего нации являются результатом этнического развития народностей, чье название они обычно и сохраняют. Некоторые нации были образованы на основе слияния нескольких народностей. Иногда одна народность дает начало формированию двух или нескольких новых образований, как это было, например, в нашей стране, когда из древнерусской народности сформировались русская, украинская и белорусская нации. Однако часто многие народности не могут сформироваться в нации вследствие своей

Психологическая основа нации



Каждая нация существует за счет системы устойчивых внутренних связей и отношений составляющих ее людей, которая формируется в процессе этнического развития, регулируется традициями и нормами поведения, принятыми в их среде и совершенствуется по мере становления и развития самобытной национальной культуры, языка и психологии.

Объективной основой жизни нации являются потребности во взаимодействии и общении между людьми в ходе ее экономического, политического развития, обмена культурными достижениями, продуктами и результатами труда. Существует тенденция: чем выше внутринациональная и внутригрупповая интеграция, тем заметнее достижения в экономике и культуре, более интенсивны социально-политические и внутригрупповые контакты и коммуникативные связи между людьми.

Одним из главных признаков существования нации является историческая память, представляющая собой заветы старины, предания отцов, чувство единородства, т.е. приобщенности к духовной миссии своего рода, народа, нации, Родины. Человек, обладающий исторической памятью, осознает свое место в духовной эстафете поколений. От варвара его отличает «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Эта любовь — не просто поэтические грезы гениальных национальных поэтов, а реальная основа целеполагания. Понять, кем является представитель той или иной нации, он может только вспомнив, кем были его предки. Историческая память материализуется в преданиях и укладе: культурном, религиозном, хозяйственном и государственном.

Возможность длительного существования нации обусловливается функционированием и постоянным совершенствованием ее внутреннего содержания, находящего выражение в национальном сознании и самосознании, национальных ценностях, интересах, вкусах и самооценках, национальной культуре и языке. Проявление всех этих компонентов составляет жизнь нации.

Каждая нация имеет свое национальное сознание, выражающееся в сложной совокупности социальных, политических, экономических, нравственных, эстетических, философских, религиозных и других взглядов и убеждений, характеризующих определенный уровень духовного развития нации. Оно является продуктом длительного исторического развития, а его центральным компонентом выступает национальное самосознание. В структуру национального сознания помимо последнего входят и другие элементы. Например, осознание нацией необходимости своего единства, целостности и сплоченности во имя реализации своих интересов, а также понимание важности обеспечения добрососедских отношений с другими этническими общностями и бережливое отношение нации к своим материальным и духовным ценностям и др.

Национальное сознание существует на уровнях как теоретического, так и обыденного сознания. Если теоретическое национальное сознание представляет собой научно оформленную, систематизированную конструкцию, состоящую из идеологических взглядов, идей, программ, норм, ценностей и т. д., выработанных нацией за длительное время ее существования и определяющих стратегию ее развития, то обыденный уровень национального сознания включает в себя потребности, интересы, ценностные ориентации, установки, стереотипы, чувства, настроения, обычаи и традиции членов этой общности, проявляющиеся в повседневной жизни и деятельности. Все эти компоненты находятся в тесном единстве, они неразрывно взаимосвязаны друг с другом. Следует отметить, что обыденное национальное сознание является главной психологической основой различного рода межнациональных трений и конфликтов, поскольку именно в нем формируются национальные предрассудки, негативные установки, национальная нетерпимость к другим общностям.

Сознание общества, группы (общественное сознание) состоит из двух взаимосвязанных частей: теоретического уровня и уровня обыденного сознания. Теоретический уровень включает в себя идеологию: обобщенные людьми взгляды на жизнь и общество. Уровень обыденного сознания включает в себя общественную психологию: непосредственные реакции людей на воздействия объективной реальности и жизни в обществе. Формами общественного сознания являются наука, философия, мораль, право, религия, культура.

В целом национальному сознанию присущи следующие характеристики:

Национальное самосознание, являясь ядром национального сознания, представляет собой результат осмысления людьми своей принадлежности к определенной этнической общности и положения последней в системе общественных отношений. Оно может выражать интересы как отдельной группы, этноса (западные и восточные буряты, северные и южные удмурты), так и нации в целом (русские, французы). В основе проявления национального самосознания лежит феномен этнической идентификации (этничности), т.е. формирования устойчивых представлений человека о себе как о члене конкретной этнической группы.

Историческими и культурными детерминантами национального самосознания выступают историческое прошлое и традиции народа, его сложившиеся обычаи и нормы поведения, а также предания, зафиксированные в устной (фольклор) и письменной форме, памятники культуры и искусства. Национальное самосознание практически невозможно без функционирования национального языка, поскольку он служит средством его выражения и формирования.

Национальное самосознание проявляется в идеях, взглядах, мнениях, чувствах, эмоциях, настроениях и выражает содержание, уровень и особенности представлений членов нации о:

Интенсивность проявления национального самосознания у отдельных представителей этнической общности далеко не одинакова. Частично или полностью им не обладают дети. У взрослых членов этноса, как правило, оно ослаблено в тех случаях, когда они не имеют контактов с представителями других народов. В таком положении чаще всего оказываются сельские жители, у которых может преобладать локальное или региональное самосознание.

Национальное самосознание может играть двоякую роль. Оно может носить прогрессивный характер, если не абсолютизирует свою общность, не считает ее особой «сверхценностью», обеспечивает нормальное отношение к другим народам. И, наоборот, национальное самосознание регрессивно, если оно сводится к узким рамкам клановых, религиозно-националистических, идейно-политических взглядов. Вспышки последней тенденции имеют место в различных регионах и республиках бывшего СССР (конфликты и вооруженная борьба в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, в Грузии, Таджикистане, война в Чечне).

Национальное самосознание специфически проявляется в отношениях к другим нациям. Там, где между двумя этническими общностями всегда существовали тесные связи и сотрудничество, обычно формировалась положительная установка на взаимное восприятие, предполагающая терпимость к существующим между ними различиям. Если же контакты между народами не затрагивали их жизненных интересов, эти народы могли быть индифферентны другу к другу. Иное дело, когда они длительное время находились в состоянии конфликта и вражды. Тогда вырабатывалась в основном негативная психологическая установка.

Вот результаты социально-психологических исследований, опубликованные американским журналом «Таймс Мирроу Сентер», согласно которым поляки и немцы не любят друг друга. Немцы, в свою очередь, высокомерно относятся к туркам. Французы питают недоверие к американцам. Русские и украинцы недолюбливают азербайджанцев. Венгры плохо воспринимают румын и арабов, а в Словакии то же самое наблюдается в отношении к венграм. В Европе наиболее отвергаемой является этническая группа цыган: их активно не любят большинство чехов, венгров, немцев и испанцев [265. — С. 175].

Все эти предубеждения предопределены историческими предрассудками и прочно вошли в сознание множества людей. Иногда они имеют место даже у родственных народов. «В национальном самосознании арабов нередко присутствует недоверие друг к другу. В силу этого европеец порой с большим успехом добьется взаимопонимания с арабом, чем арабы между собой, так как они друг другу доверяют меньше» [265. — С. 175].

При анализе истоков проявления национального самосознания часто прослеживается тенденция: искажения в национальном самосознании у правящих кругов имеют самые негативные исторические последствия. Причем, подобные искажения предшествуют возникновению истерии национализма в стране. Это относительно точный признак прогнозирования социально-психологических и иных изменений в стране. Вот что, например, писал в предсмертной записке один из руководителей фашистский Германии Кейтель: «Традиция и особенно склонность немцев к подчинению сделали нас милитаристской нацией» [181. — С. 232]. Другой военный преступник, Кранк, высказал мнение, что «...Немецкий народ действительно женственен в своей массе. Он такой эмоциональный, такой непостоянный, так преклоняется перед мужеством и так зависит от настроения и окружения, что поддается внушению. Вот в этом... и заключается секрет гитлеровской власти» [181. — С. 71].

Особую роль в жизни нации играют ее национальные интересы, отражающие ценности этнической общности и служащие сохранению ее единства и целостности. Они являются важнейшей движущей силой поведения и деятельности как отдельных личностей, так и нации, государства в целом.

Попытка ущемить интересы нации всегда рассматривается ее членами как покушение на их свободу и жизненные права. Обладая развитым национальным сознанием, представители различных этнических общностей стремятся к единству, не поступаются своими национальными интересами, защищая их всеми возможными средствами, не только политическими, но и правовыми, а также вооруженным путем. Национальные интересы русского народа, например, всегда выражались в стремлении его представителей жить в мире с другими нациями, желании оказывать им помощь и поддержку, и таким образом сохранять атмосферу дружбы и взаимопомощи в многонациональном российском обществе, обеспечивая тем самым его сплоченность.

В основе национальных интересов лежат ценности нации — совокупность духовных идеалов ее представителей, в которых находит отражение своеобразие их исторического развития и культуры. Национальные ценности выступают в роли социальных и психологических регуляторов поведения людей одной этнической принадлежности. Например, скромность, коллективизм, стремление к равенству, терпеливость русских и представителей многих других народов всегда выступали важнейшими показателями их духовного богатства, способствовали высокой оценке их ценностно-ориентационного потенциала.

Специфику национальным интересам придают национальные вкусы, представляющие собой исторически сложившееся своеобразие в понимании, оценках и отношении к значимым ценностям, явлениям жизни, прекрасному и плохому у большинства представителей той или иной этнической общности. Национальные вкусы проявляются в нравственном поведении, бытовой культуре, образе жизни, домашнем убранстве, одежде, в отношениях между людьми, в искусстве, литературе, живописи, танцах и музыке представителей конкретных этнических общностей.

Обеспечивают окончательную выраженность жизни нации ее культура и язык. Национальная культура — это совокупность материальных и духовных ценностей нации, а также практикуемых ею основных способов взаимодействия с природой и представителями других этнических общностей. Она цементирует жизнь нации, обеспечивая функционирование ее социальных институтов, наполняя их полноценным, значимым для всех людей содержанием, проявляясь в специфических интересах, складе ума и образе жизни, традициях и моральных нормах, образцах межличностного и межгруппового поведения и самовыражения.

Разные культуры формируют и разные типы поведения, образа жизни и деятельности. Западная культура воспитывает индивидуализм и чрезмерное самолюбие. Восточная культура ориентирует на подчинение личных интересов ценностям группы, членами которых являются люди. Русская культура формировала личность, которая должна подчинять свои действия и поступки обществу в целом.

Национальный язык, будучи действенным средством общения, накопления и выражения опыта членов нации, позволяет придать их культуре и всей жизни специфическое звучание и самовыражение. И конечно же на основе него возникают и постоянно проявляются взаимные симпатии, доверительность межличностных отношений, совместимость всех представителей нации, функционирующих в результате как единый и неделимый организм.

Главное достояние нации составляют ее члены, которые в интересах своей общности напряженно трудятся, реализуя свои задатки и дарования, гордятся ее историческим прошлым и заслугами перед человечеством или, наоборот, испытывают чувство вины за «неполноценность» этноса. Их действия и поступки реализуются под воздействием национальной самооценки. В последней сочетается оценка личностью своих возможностей и качеств, своей роли в этнической общности с оценкой значимости нации в целом среди других народов.

Национальная самооценка, как считает российский социальный психолог А.Д. Карнышев, может быть:

Уровень этнической самооценки предопределяет реакции человека по отношению как к своему, так и другим этносам. Негативно сказываются крайние уровни самооценок — как заниженная, так и завышенная. Опасность первой заключается в том, что личность с заниженной национальной самооценкой остается инертной, пассивной, не стремится изменить создавшееся положение и смиряется с ним, становясь безмолвным орудием в руках нечистоплотных людей.

Не менее, если не более, опасна для межэтнических контактов и завышенная национальная самооценка и особенно для тех людей, кто догматически верит в ее непогрешимость. Такая оценка естественно детерминирует соответствующее поведение по отношению к другим людям. Весьма тонко, хотя и с определенной дозой предвзятости подметил это Д. Карнеги, говоря о неуемной тяге к осознанию собственной высокой значимости у людей всех национальностей: «Не считаете ли вы, что стоите выше японцев? А ведь, по правде говоря, японцы полагают, что стоят гораздо выше вас. Так, консервативно настроенный японец приходит в бешенство при виде белого человека, танцующего с японкой.

Не думаете ли вы, что стоите выше индусов в Индии? Это ваше право, но миллионы индусов ставят себя настолько выше вас, что не хотят снизойти до прикосновения к пище, которую осквернила, упав на нее, ваша тень.

Не находите ли вы, что стоите выше эскимосов? Это опять-таки ваше право, но, может быть вам интересно узнать, что думают о вас эскимосы? Ну, так вот: среди эскимосов иногда попадают бродяги, никчемные бездельники, не желающие работать. Эскимосы называют их «белыми» — словом, которое служит для них выражением величайшего презрения» [104. — С. 45]

Высокая адекватная самооценка — естественное состояние подавляющего большинства этнических групп и их представителей. Ни нация, ни личность как выразитель этнического самосознания никогда не смирятся с принижением или тем более с пренебрежением их значимости и будут всеми возможными средствами добиваться попранной справедливости.

В социально-психологическом плане уровень самооценки и самоуважения у конкретных людей прямо пропорционально связан с чувством национального достоинства. С одной стороны, чем выше человек принимает и ценит в себе значимость собственной личности, чем дольше ощущает он свое единство с народом (каким бы малым и незначительным этот народ не казался представителям других этносов), тем выше поднимает он на планке значимости и уровень национального достоинства. С другой стороны, чем более развито в нации в целом чувство своего достоинства (независимо в историческом, культурном или иных планах), тем чаще индивид переносит эту значимость на уровень своего самоуважения. Не случайно многие выдающиеся представители конкретных национальностей становятся своего рода выразителями характера и интересов своего народа, «заражают» своим отношением к собственной нации многих «соплеменников».

Чувство национального достоинства — это внутреннее переживание людьми ценности, значимости и самобытности собственной нации в сообществе разных народов безотносительно к каким бы то ни было критериям оценок. Его составляющими в первую очередь являются гордость делами, помыслами и духовным богатством своих предков, своего народа; трепетное отношение к положительным обычаям и традициям: любовь к родному краю, чувство неразрывности с его ландшафтом и природой, почитание в качестве непреложных образцов культуры, фольклорных музыкальных, поэтических, изобразительных, литературных и иных произведений, демонстрирование величайшего уважения к их авторам и т.д. и т.п.

Именно в дифференциации и абсолютизации некоторых характеристик уровня национального достоинства надо искать первооснову таких распространенных явлений, как национальная гордость, патриотизм, национализм, шовинизм, космополитизм и некоторых других.

Национальная гордость — это патриотические чувства любви к своей родине и народу, осознание своей принадлежности к определенной нации, выражающиеся в понимании общности интересов, национальной культуры, языка и религии.

Национальная гордость выражается в стремлении нации способствовать всемерному развитию своих традиций, языка, материальной и духовной культуры; готовности давать отпор тем, кто посягает на свободу и независимость нации, неуважительно относится к ее культуре и представителям.

Понятие национальной гордости близко по значению понятиям патриотизма и любви к Родине. Патриотизм (греч. patris родина, отечество) — сложное явление общественного сознания, связанное с любовью к Родине, Отечеству, своему народу. Оно проявляется в виде социальных чувств, нравственных и политических принципов. Содержанием патриотизма являются любовь к Отечеству, преданность Родине, гордость за ее прошлое и настоящее, готовность служить ее интересам и защищать от врагов.

Отдельные элементы патриотизма в виде привязанности к родной земле, языку, традициям и обычаям своего народа формировались уже в глубокой древности. С возникновением классов и государственности в обществе содержание патриотизма становится качественно иным, поскольку выражает уже свое отношение к Родине, Отечеству через присущие классу и государству специфические интересы. В условиях формирования наций, образования национальных государств патриотизм становится неотъемлемой частью общественного сознания всего общества. Каждый человек имеет представление о чувствах национально гордости и патриотизма, поскольку в любой человеческой культуре, у любого народа их формирование занимает важное место в воспитании всех поколений. Но если мы внимательно вчитаемся в произведения лучших сынов нашего Отечества, то обнаружим, как по-разному понимают люди эти чувства! Вспомним знакомое каждому из нас стихотворение М. Ю. Лермонтова «Родина»: «Люблю Отчизну я, но странною любовью»,— восклицает великий русский поэт.

Совпадают ли национальная гордость и патриотизм. Всегда ли любить Родину означает гордиться ею? Наверняка в истории любого народа, будь то малый или великий народ, есть такие страницы, которыми можно гордиться. Но наверняка есть и такие, о которых предпочитают не вспоминать. Означает ли, что любить Родину это обязательно гордиться ею? Как же быть с той, другой стороной жизни, без которой не было бы самой истории?

Разумеется патриотизм предполагает гордость за свою Родину. Однако одного этого чувства слишком мало, чтобы быть патриотом. Чувство патриотизма настолько личностно, настолько человечно, что его невозможно ни разложить на более простые составляющие элементы, ни, зачастую, объяснить.
«Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья».
Вот, что вызывает чувство гордости у великого русского поэта М.Ю. Лермонтова. Его патриотизм очень личностей и многогранен. Он не совпадает с официальными оценками величия и славы России. Лермонтов любит Родину такой, какая она есть. Это негромкая, но проникновенная любовь.

Патриотизм включает в себя и другие сильные чувства, о которых нередко забывают те, кто именует себя патриотами. Для этого достаточно вслушаться в следующие строки из поэмы «Кому на Руси жить хорошо?» другого великого поэта Н. А. Некрасова:
«Кто живет без печали и гнева,

Тот не любит отчизны своей».
Своеобразно охарактеризовал патриотизм русского народа М. Левитинский. «Русский народ в его отношениях к Родине можно разделить на три группы, — писал он. — Первая, самая распространенная, это так называемые «квасные патриоты», они хвалят все русское, осуждая все иностранное, причем международные конфликты решают довольно просто: «шапками закидаем». Вторая группа — это всевозможные утописты левого толка, которые всячески стараются доказать, что чувство патриотизма, любви к Родине не должно быть, которые говорят, что интеллигент «должен в равной мере любить все человечество». Третья и последняя группа (самая маленькая) — это люди, обладающие нормальным, здоровым патриотизмом, люди, которые искренне любя Родину, не закрывают глаз на недостатки и не превозносят все русское, осуждая иностранное» [Цит. по:105. — С. 20-21].

Подобное подразделение патриотизма можно экстраполировать (переносить, распространять) и на другие народы. Представителям любого из них будут свойственны различные степени и «квасного патриотизма», и космополитизма, и реальных оценок достоинств нации. Ни одному народу нельзя ставить в вину или заслугу наличие тех или иных однозначных оценок других наций.

В то же время гипертрофированное чувство национальной гордости ведет к возникновению идей национализма и шовинизма. Национализм — идеология, социальная практика и политика в основе которых лежит идея превосходства одних «высших» наций над другими — «низшими», «неполноценными». Для него характерна проповедь исключительности и превосходства, пренебрежительного отношения к другим нациям и народностям.

В свою очередь шовинизм (франц. chauvinisme) представляет собой крайнюю, наиболее опасную форму национализма, выражающуюся в безудержном возвеличивании собственной нации, национальном чванстве и высокомерии. Термин «шовинизм» появился во Франции. В 1831 г. в комедии братьев И. и Т. Коньяр «Трехцветная кокарда» одним из героев был агрессивно-воинственный новобранец Никола Шовен. Считается, что прототипом этого персонажа была реальная личность — ветеран наполеоновских войн Н. Шовен (N. Chauvin), воспитанный в духе преклонения перед императором — создателем «величия» Франции.

Словом «шовинизм» обозначают и различные проявления националистического экстремизма. На практике он зачастую сочетается с расизмом. Разновидностью шовинизма является великодержавный шовинизм — идеология и политика господствующих классов нации, которая занимает главенствующее (державное) положение в обществе. Великодержавный шовинизм направлен на порабощение других наций, их дискриминацию в различных областях общественной жизни.

Сказанное позволяет утверждать, что всегда были, есть и будут люди, для которых подогревание национальной неприязни является сутью их существования, которые в обстановке враждебности чувствуют себя как «рыба в воде», и вне такой обстановки они полностью теряют свое значение и престиж. Русофобы и русофилы, семиты и антисемиты, любящие и презирающие «инородцев» — такие люди встречаются у каждой нации.

Можно сказать об отдельном человеке или группе лиц, что они националисты или шовинисты, но народ, нация в целом не могут быть таковыми. Ярлык подобного толка на любую национальность всегда будет необъективным и антигуманным.

Шовинисты осознанно или неосознанно проводят в жизнь известную социально-психологическую закономерность, согласно которой любая афишируемая «враждебность» другого этноса, обвинение его в захватнической политике, образ агрессора, притеснителя будут неизбежно порождать консолидацию этноса-«жертвы» по ряду причин:

Попытки достигнуть увеличения сплоченности своего этноса посредством создания «образа притеснителя» характерны для некоторых современных политиков, и с этим надо считаться в социальной практике.

У любой нации всегда присутствуют «харизматические личности», вожди. Они занимают активную позицию, аккумулируют и выражают животрепещущие идеи, настроения, чаяния и надежды своего народа. То есть для того чтобы этнос развивался, эволюционировал и эффективно взаимодействовал с другими этносами, в его «общей массе» должны существовать формальные и неформальные лидеры, более других умеющие предвидеть изменения в жизни и направлять жизнь людей адекватно этим изменениям. Им присущи исключительная энергичность, честолюбие, гордость, исключительная целеустремленность, способность к внушению. Далеко не всегда деятельность таких личностей оказывается успешной: они не только лидеры, но и совершенно закономерно становятся первыми жертвами в случаях возникновения неудач и тупиковых ситуаций в развитии этноса. Л.Н. Гумилев называл таких личностей пассионариями и относил к ним Наполеона, Александра Македонского, Яна Гуса, Жанну Д'Арк, Чингиз-хана, Суворова и других известных всему человечеству вождей.

Явление, которое порождает таких личностей Л.Н. Гумилев назвал пассионарностью. В общем виде под ней обычно понимается наличие у живой системы (человека или этнической общности) энергии, делающей ее способной к сверхмощному напряжению, а значит обладающей силой влиять на окружающих возбуждающе, стимулируя их на повышенную активность. Пассионарность характеризуется ярко выраженным целесообразным потенциалом, поскольку «всегда предопределена наличием у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного» [65. — С. 260].

Как социально-психологическое феномен пассионарность своеобразна и по своим последствиям. «Пассионарность обладает еще одним важным свойством — она заразительна, — писал Л.Н. Гумилев. — Это значит что люди гармоничные (а в большей степени — импульсивные), оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они сами были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они обретают свой природный психоэтнический поведенческий облик» [65. — С. 276].

Кривые роста и падения пассионарности отражают общие закономерности этногенеза — формирования и развития наций. С точки зрения пассионарности этногенез — это ряд фаз, определяемых деятельностью пассионариев: фаза подъема — увеличение количества пассионариев; акматическая фаза — наибольшее число пассионариев; фаза надлома — резкое уменьшение их числа; инерционная фаза — медленное уменьшение их численности; фаза обскурации — замена пассионариев субпассионариями — возможное исчезновение этноса.

В целом через осмысление пассионарности может быть интерпретировано и лидерство как социально-психологический феномен, когда каждый лидер, обладая определенной величиной пассионарного напряжения (и эта величина в каждом конкретном случае может быть различной), способен оказывать огромное мобилизующее воздействие на людей. Формы влияния пассионариев (лидеров) на окружающих могут быть своеобразными: не только социально-психологическое заражение, но и повышенные возможности внушения и убеждения. И несомненно надо иметь в виду неуемную потребность некоторых «ведомых» людей подражать своим «ведущим» [105. — С. 24].

В далекие и не столь далекие времена определенной степенью пассионарности (возможно, не очень значительной) отличались главы общин и организаторы религиозных обрядов, выдающиеся профессионалы — охотники, мастера конкретного дела, творческие индивиды, а также колдуны, знахари, шаманы. В современном обществе качествами пассионарности несомненно обладают некоторые лица из так называемой национальной элиты — интеллектуальной, творческой, управленческой и т.п.

Специфика межнациональных отношений людей



Люди не могут существовать изолированно. Нации на Земле, как известно, живут не обособленно, а по соседству одна с другой, часто даже вперемежку. Они вступают в контакты, которые направлены на сотрудничество и взаимный обмен собственными достижениями. Межнациональные контакты могут превращаться из конструктивных, положительных, всем выгодных в деструктивные, отрицательные, способствующие возникновению недоверия во взаимоотношениях со стороны одного из партнеров. На межгосударственном уровне эти контакты регламентируются международными соглашениями. Внутри одной страны они определяются законодательством, моральными и нравственными нормами, традиционными формами взаимодействия с представителями других этнических общностей.

Эффективной может стать та этническая общность и такие условия ее взаимоотношений с другими этносами, при которых, выполняя свои официальные и неофициальные роли, каждый человек может (и в этом стимулируется другими людьми) проявить все свои уникальные свойства и способности.

Контакты между нациями являются результатом определенной конкуренции, т.е. отношений соревнования за обладание ресурсами, необходимыми для их жизнедеятельности и развития. Она обусловлена политическими факторами и ограниченностью средств для жизни людей. В процессе этнической истории всегда возникают и формируются новые потребности и интересы, для удовлетворения которых национальные общности вынуждены искать ресурсы, создавать новые, либо добиваться их перераспределения. Более того, этот процесс тесно взаимосвязан со стремлением к преимуществам в овладении материальными и духовными ресурсами.

Если конкуренция возникает между нациями, имеющими свою государственность, то она регламентируется международным законодательством, заключенными соглашениями. Внутри отдельных государств конкуренция создает условия соревнования и борьбы, как между отдельными общностями, так и региональной и центральной властью. Признавая друг друга конкурентами, нации прибегают к таким видам противостояния, как конфликт, соперничество, соревнование. Среди них идет постоянное соперничество за развитие торговли, экономики, производства и сбыта продукции, обладание и использование природных богатств. Каждая нация стремится защитить свои интересы. Соревнование является неизбежной формой взаимоотношений наций в силу того, что в обществе существует ограниченное количество материальных и других ресурсов.

В ходе межнациональной конкуренции могут возникать противоречия, т.е. разногласия между общностями. И это естественно, поскольку они являются динамичными, развивающимися и изменяющимися системами, в процессе трансформации которых возникает дискомфорт из-за материальных и духовных различий, возможностей и условий для удовлетворения своих индивидуальных и социальных потребностей.

Межнациональные противоречия могут иметь различное содержание. Наиболее сложными и неразрешимыми являются территориальные противоречия. Те из них, которые носят политический характер, например, стремление нации к политическим изменениям, включая самые радикальные — создание независимого государства, являются деструктивным и дестабилизирующим социальным фактором в обществе. Возникающие на основе обострения этих противоречий межнациональные конфликты приобретают затяжную форму, имеют тенденцию перерастать в вооруженное противостояние.

Противоречия между национальным большинством и меньшинством в границах государства разрешаются конституционным путем, законодательным закреплением прав, гарантий, обязанностей граждан. Они в большинстве своем завершаются достижением национального согласия, компромисса. Результатом чего является создание культурной автономии, появление новой политической, территориально-государственной единицы в государстве. Успешность межнациональных отношений зависит от территории, которая может быть общей или своей лишь для одной из наций. Например, в Дагестане проживают сорок народов и все они считают территорию своей республики общей. С другой стороны, есть нации, считающие, что их территория должна принадлежать только им самим.

Большое значение имеет также продолжительность взаимодействия и сотрудничества народов, которые могут быть постоянными, долговременными или кратковременными. Например, многочисленные народы, многие столетия проживающие совместно на территории России, выработали взаимоприемлемые нормы взаимоотношений, поддерживают атмосферу доверия и взаимной поддержки.

Наконец, эффективность межнациональных отношений зависит от их целей: частоты и глубины контактов; относительного равенства прав; численного соотношения наций и этнических групп; явных различительных характеристик, к которым относятся язык, психология, религия.

Межнациональные контакты могут осложняться в силу наличия различий культурного характера. Разница как в вербальных, так и невербальных формах общения людей, принадлежащих к разной культуре, ведут к неверному истолкованию чувств, намерений, мотивов партнеров по общению. Культурно обусловленные различия не ограничиваются только областью взаимодействия, но распространяются на традиционные интересы, ценности, нормы, правила, стандарты отношений, свойственные представителям конкретных народов.

Межнациональные отношения могут реализовываться в форме контактов между конкретными представителями разных этнических общностей, т.е. на межличностном уровне, способных оказывать как положительное влияние, когда понижается враждебность, уменьшается степень выраженности негативных восприятий представителей других этнических общностей, уменьшается внутренняя напряженность человека, так и отрицательное воздействие, в результате чего усиливаются предубеждения и неприятие к «чужим» людям, появляются невротические и психосоматические расстройства.

Различают четыре возможных результата межнациональных контактов с представителями других этнических общностей:

  1. Человек не принимает по каким-то определенным соображениям свою культуру и ориентируется на иные этнические ценности и стереотипы поведения. Этот тип поведения можно назвать конформным, а его носителя в психологии именуют «перебежчиком». Он встречается очень редко, обычно тогда, когда человек конкретной национальности с детства воспитывается в другой этнической общности, а потом отказывается возвращаться к своему народу.

  2. Человек не воспринимает или отбрасывает чужую культуру, преувеличивая значимость собственной. Этот тип людей носит название «националистов». И хотя в последнем отражается определенный негативный смысл, такое поведение является распространенным и закономерным, поскольку совершенно очевидно, что интересы своей нации и ее культура всегда более предпочтительны.

  3. Человек колеблется между двумя культурами. Его принято называть «маргиналом». Такого рода тип поведения и личностей довольно часто встречается в местах совместного компактного проживания многих национальных общностей. Иногда к таким людям относятся как к несколько ненормальным,
    «ущербным». На самом деле они просто результат длительного влияния нескольких культур.

  4. Человек как бы синтезирует в себе две культуры. Психологи называют этот тип людей «посредниками», каковыми они и являются на самом деле, поскольку в силу длительного проживания в среде двух народов, каждый из них стал для человека одинаково родным и знакомым [102. —49-50].

Межнациональные отношения могут осуществляться на межгрупповом уровне, т.е. между этническими общностями в целом, что обычно приводит к четырем видам последствий:

Межнациональные отношения сложны, всегда присутствуют внешние и внутренние (психологические) препятствия и противоречия, возникающие в процессе формирования и развития этнических связей, контактов и общения между людьми. На межгосударственном уровне (макроуровне) такого рода трудности возникают чаще всего в связи с исторически сложившимися противоречиями между народами — экономического, политического, религиозного или культурного характера. В значительной мере они могут быть также связаны с потерей независимости, территориальной целостности, отсутствием взаимопонимания и доверия между людьми. На микроуровне сложные отношения чаще всего объясняются подозрительностью, языковыми барьерами, искусственно созданными препятствиями на пути контактов и связей, в обмене информацией, достижениями науки, культуры, игнорированием национальных традиций, обрядов, обычаев.

Внутренние барьеры на пути межнационального общения и взаимодействия — это препятствия психологического характера, проявляющиеся в форме неуверенности, страха, враждебности, подозрительности и т.д., которые часто возникают в ходе делового, семейно-бытового и межличностного взаимодействия людей. Так как трудности межнациональный отношений по своему характеру имеют как экономическую, политическую, культурную, так и психологическую природу, то в зависимости от этого их устранение или локализация требуют различного подхода.

В интересах нации, представителей ее отдельных этнических общностей и групп необходимо вовремя выявлять, прогнозировать и устранять возникающие противоречия и трудности в их взаимоотношениях, достигать взаимопонимания и согласия мирными средствами не доводя дело до межнациональных конфликтов и войн.

Межэтническая напряженность, т.е. состояние неприязни, недоверия, взаимных претензий и неудовлетворенности, возникает или может появляться периодически между любыми нациями, постоянно или временно контактирующими между собой. Она зависит от субъективных факторов:

Особо следует выделить факторы, явления и процессы, существенно влияющие на формирование и усиление межэтнической напряженности.

Это в первую очередь отсутствие в стране последовательной политики осуждения и пресечения проявлений национального насилия. Например, так было до распада СССР, когда события в Сумгаите, Фергане, Новом Узене и в Грузии не получили достаточного осуждения со стороны правящего руководства.

Нужно принимать во внимание и возможность наличия негативного отношения к представителям народов, ассоциирующихся в глазах тех или иных наций с административно-командным аппаратом. Так, у нас в стране есть такое отношение прежде всего к русским, а на уровне республик — к народам, давшим название республикам, например, у эвенков, юкагиров и русских к якутам, у эскимосов к чукчам.

Особой проблемой в России является и положение народов, подвергшихся депортации и массовым преследованиям в период сталинских репрессий, особенно тех, которые не были возвращены на места своего первоначального проживания.

В условиях усугубления социально-экономических проблем и относительного снижения уровня жизни население многих регионов нашего государства начинает также испытывать и проявлять в разных формах чувство национальной вражды по отношению к тем национальностям, которые с их точки зрения живут «лучше нас». Эти представления бывают вызваны самыми разными причинами: отождествлением всего народа с наиболее часто встречаемыми представителями: «торговцы—воротилы» для центра Европейской части России — выходцы с Кавказа; для Сибири — представители других национальностей, «зашибающие» большие деньги: строительные бригады из Украины, немцы, корейцы, евреи, традиционная рачительность, трудолюбие, способность к освоению новых специальностей и форм организации труда которых позволяет достигать более высокого среднего уровня жизни.

Чтобы избежать напряженности и конфликтов каждая нация в процессе своего развития должна совершенствовать свои отношения с другими этническими общностями, вырабатывать такие формы взаимодействия и общения, которые облегчают совместную жизнь людей, их интеграцию и адаптацию в многонациональной среде. Эти отношения в то же время поддаются управлению и оптимизации. На основе последних вырабатываются и реализуются возможности предвидения и локализации негативных последствий и конфликтов, возникающих на почве каких-то неожиданно возникших противоречий между нациями. Все это приводит к интенсификации связей между ними.

Адаптация к новым условиям межнациональных отношений требует вместе с тем известного отказа от ряда традиционных представлений и норм, что является необходимым условием эффективной совместной деятельности представителей различных культур. Трансформация внешнего поведения, приспособление его к нормам и требованиям другой нации не означает полного отказа от традиционных ценностей, представлений а лишь способствует эффективности совместного проживания и сотрудничества. Совершенно очевидно, что напряженность в межнациональных отношениях — результат различий между народами. Но они не должны выступать причиной межнациональных трений и тем более конфликтов. В межличностных отношениях между людьми различных национальностей должны доминировать прежде всего общечеловеческие нормы общения и взаимодействия, хотя и опосредованные специфическими привычками восприятия, принятыми в той или иной стране.

Основа для определенного дискомфорта во взаимоотношениях между представителями различных наций появляется тогда, когда они не понимают или сознательно не хотят учитывать национальную специфику поведения, восприятия человека человеком, национальное своеобразие отношения людей к деятельности, т.е. их национальную психологию.

Психологические предпосылки целостности нации



Всякая общность людей, любые отношения между ними возникают, укрепляются и функционируют лишь до тех пор, пока сохраняется феномен «мы», т.е. пока все люди (или их большинство) считают себя принадлежащими к данной нации, идентифицируют себя с ней. «Мы» есть не что иное, как отражение в сознании конкретной социальной общности факта объективных условий сосуществования ее представителей.

Но для устойчивости феномена «мы» неизбежно должен существовать феномен «они», т.е. другая нация, не похожая, отличающаяся от нас существенно, зримо, выпукло, а потому остающаяся загадочной, непонятной и, следовательно, являющаяся источником всяческих неожиданностей, опасностей. Именно осознание того, что есть «они», в свою очередь порождает стремление самоопределиться по отношению к «ним», обособиться от «них» в качестве «мы».

Феномен «они», точно также как и феномен «мы», имеет свою реальную основу: если объективные условия жизни и деятельности людей, психологическим отражением которых являются феномены «мы» и «они», совпадут, окажутся одинаковыми, противопоставление одной нации другой рано или поздно угаснет.

Анализируя идею Л. Фейербаха о замене категории «я» как субъекта познания на категорию «я и ты», Б.Ф. Поршнев пришел к выводу о том, что социальная психология становится наукой лишь тогда, когда на место исходного психологического явления ставится не «я и ты», а «мы и они», а на место отношений двух личностей — отношение двух общностей.

Тем не менее «мы» всегда наделяли себя большим количеством достоинств, чем «они». Люди склонны переоценивать достоинства «своей» нации и, наоборот, преуменьшать сильные стороны других. Что же касается недостатков, то здесь все наоборот. Известная пословица о том, что «в чужом глазу видна и соринка, а в своем и бревна не заметишь», как раз наглядно характеризует эту закономерность.

«Наши» идеи, взгляды, чувства, поведение более правильны, более справедливы, чем «их». При этом речь идет не о реальном сравнении, т.е. не о том, что лучше, если исходить из здравого смысла и житейской логики. Такого сопоставления простой человек обычно не делает. «Чужое» кажется «плохим» не потому что оно по каким-то причинам хуже своего, а потому что оно «чужое».

Принадлежность к какой-то группе, осознание ее — один из самых древних примеров проявления общественного сознания людей. На заре человеческой истории сложились объединения, ставшие прообразом будущих этносов — роды. Чувства родовой общности, принадлежности к определенному роду — это самые простые и в тоже время очень глубинные человеческие чувства. Именно в отношениях между родами впервые возникли оценки «мы — они», именно в ту самобытную эпоху закладывались устойчивые взгляды на характер отношений между будущими нациями.

В XX в. специальные исследования показали, что индивиду свойственно оценивать группу, к которой он принадлежит, позитивно. Этот феномен получил название ингруппового фаворитизма.

Ингрупповой фаворитизм также, как и обратная его сторона, аутгрупповая враждебность, является следствием особенностей социальной жизни в обществе.

Функцию межгрупповой дифференциации (деления на «мы» и «они»), выполняют атрибутивные процессы, проявляющиеся в ходе познания людей друг другом. Под атрибуцией в широком смысле слова обычно понимается приписывание социальным объектам (человеку, группе, социальной общности) характеристик, не представленных в ходе непосредственного восприятия. Необходимость атрибуции обусловлена тем, что информация, получаемая в процессе наблюдения и познания недостаточна для адекватного взаимодействия с социальным окружением и нуждается в дополнительном «достраивании».

На уровне межгрупповых отношений проявляются два основных вида атрибутивных процессов. Во-первых, это каузальная атрибуция, представляющая собой интерпретацию человеком в процессе межличностного восприятия причин поведения и мотивов деятельности других людей в зависимости от их групповой принадлежности. Исследование ее психологами показало:

Вторым атрибутивным процессом является стереотипизации, под которой понимается приписывание другим людям качеств, обусловленных их групповой принадлежностью. В этом случае достраивается образ наблюдаемых людей, субъективно дополняются или дописываются их личностные черты и характеристики. Стереотипизация вместе с тем — это упрощенное, схематизированное, иногда близкое к истинному, иногда искаженное представление о других людях. Ее основное назначение — максимизировать воспринимаемые различия между группами и минимизировать различия между членами одной и той же группы (независимо от того, своя она или «чужая»).

Восприятие людей других групп зависит также от того, как мы их «классифицируем». Подобно тому, как восприятие отдельных предметов или событий со сходными чертами позволяет нам образовывать понятия, так и люди обычно классифицируются по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их демографическим характеристикам (пол, возраст, цвет кожи и т.п.). Это становится возможным благодаря феномену социальной категоризации, которая представляет собой когнитивную организацию и систематизацию результатов восприятия людей других общностей, обусловленную социально-психологическими закономерностями оценки реальной действительности; способ классификации других общностей и систему ориентации, помогающую представителю конкретной группы определить свое место по отношению к ним.

Понятие социальной категоризации широко применяется в теориях общественных отношений, которые изучают отражение в сознании членов различных групп системы свойственных для них межгрупповых диспозиций. Суть категоризации состоит в обеспечении индивидов системой ориентации в окружающем мире, определении их места в обществе: информация о других людях или группах, полученная органами чувств, соотносится с конкретными категориями или понятиями, после чего она становится предметной. «Сырой» материал всего увиденного и услышанного обретает свои контуры благодаря подведению под другую категорию. Например, в нашем случае «они чужие, значит плохие».

Функционирование феноменов «мы» и «они» есть результат проявления не только атрибутивных процессов, но и феномена психологической защиты нации. Психологическая защита — совокупность проявления бессознательных и сознательных, регулируемых спонтанно механизмов устранения из национального сознания состояний тревоги и напряженности, неприятных, травмирующих переживаний, эмоций и чувств, а также любого внутреннего дискомфорта, связанного с общением и взаимодействием с представителями других наций.

Психологическая защита действует как спонтанно (неосознанно), так и может использоваться специально (осознанно) в чьих-либо интересах. Например, во время и после трагических событий 1994-96 гг. в Чечне на страницах отечественной печати и на экранах телевизоров стали появляться материалы, в которых высказывалось мнение о давнем «враждебном отношении» чеченцев к русским. При этом из глубин истории стали извлекаться соответствующие примеры и факты. С помощью средств массовой информации официальные власти пытались таким образом снять у представителей русского и других народов нашей страны излишнее дискомфортное напряжение, связанное с событиями в Чечне.

Психологическая защита осуществляется в различных формах. Так, одна из них, носящая название противоположной реакции, представляет собой процесс формирования негативного отношения к представителям той или иной нации на основе первичного бессознательного, эмоционального отвержения какой-либо идеи, кажущейся неприемлемой, больно затрагивающей самолюбие, которая при бесстрастном рациональном восприятии не должна была бы отбрасываться. В результате противоположной реакции нередко формируются отношения представителей того или иного народа, полностью противоположные вытесненным в бессознательное и вызывающие взаимный дискомфорт или даже обиды. Так, в сознании наших людей сформировалось мнение, что с чеченским сепаратизмом можно покончить только военными средствами.

Другая форма психологической защиты, получившая название психологического вытеснения, состоит в активном неосознанном устранении из сферы сознательного представителей тех или иных наций и переводе в область бессознательного неприемлемых для них мыслей, воспоминаний, переживаний. Такой перевод позволяет как бы обойти, избежать или локализовать конфликт между сознательным и бессознательным, вызванный какими-либо ранее имевшими место фактами национального унижения или оскорбления. При ослаблении действия этого механизма в психике представителя конкретной нации все, что подверглось вытеснению из сферы бессознательного, тем не менее способно прорываться в область сознательного в форме резкого изменения отношения к чему-то, кому-то на противоположное.

То, что разрушает или деформирует национальное самосознание, вытесняется, и это сохраняет социальную общность от разрушительных социальных потрясений, конфликтов и эмоциональных переживаний. Например, в сознании американцев нередко вытесняется тот факт, что англичане внесли особый вклад в освоение и развитие Америки. Это вытеснение стало всеобщим в период англо-американской войны 1814-1816 гг. и в другие периоды обострения отношений между США и Англией. Всегда наблюдается закономерность: в период обострения отношений между нациями, народностями из общественного сознания вытесняются положительные чувства, мысли, ценности, объединяющие нацию переживания, события, и, наоборот, усиливаются негативные настроения и установки. Нужно принимать во внимание и проявление такой формы защиты нации, как психологический смысловой барьер. Эта форма представляет собой взаимное непонимание, возникающее между людьми, т.к. одно и то же явление имеет для них различное смысловое значение и неоднозначное толкование в силу принадлежности к разным национальным культурам, проповедующих совершенно непохожие формы поведения, мимику и жесты.

Например, в некоторых восточных странах принято снимать обувь перед входом в жилище. В европейских же государствах гостя пропускают в дом в обуви. То же самое относится и к жестам. Движения головой, плечами, руками, походка, взгляд в однотипных ситуациях означают не одно и тоже во Франции, Турции, США, Италии и т.д. В связи с этим в новой национальной среде человек может попасть в пикантное положение. Так, для испанца прикосновение собеседника к мочке уха — оскорбление. Для грека таким же оскорблением будет поднятая рука с открытой ладонью в его сторону. Говоря «да», грек, турок, болгарин будут поворачивать голову вправо и влево, что для большинства европейцев равнозначно «нет». Африканцы и азиаты считают на пальцах не так, как это делают в Париже и Вашингтоне. Японец начинает с открытой руки, загибает большой палец на счет «один», указательный — на счет «два», и так далее. Когда все пальцы загнуты, начинается обратный процесс — отогнутый мизинец — «один», безымянный палец — «два».

Или другой жест, имеющий различные толкования: большой и указательный пальцы сложены в виде кольца. Для американца— это «о'кей», для жителей французского Средиземноморья — «ноль» или «ничто», для тунисца — «я тебя убью», для японца — «деньги». Указательный палец, приложенный к виску, выражает глупость во Франции, ум — в Голландии. С точки зрения итальянца из Флоренции палец у века — проявление доброжелательности, а вот для испанца этот жест означает недоверие; француз же посчитает, что его принимают за лжеца [280. — Р. 206-08]. Таким образом, каждый народ и его культура уникальны, и при их взаимодействии есть элементы несовпадений, различий, которые на уровне непосредственного общения могут выступать как смысловые барьеры.

Существует и такая форма психологической защиты, как психологическая проекция, заключающаяся в сознательном или бессознательном перенесении представителями той или иной нации собственных свойств, состояний, переживаний на других людей. Проекция может быть творческой, созидательной, а может быть и деструктивной, принимая вид: или бессознательной попытки в критической ситуации найти «козла отпущения», или интерпретации ситуаций, событий с переносом на них собственных чувств, собственного опыта, или бессознательного приписывания представителям других наций собственных морально не одобряемых, нежелательных мыслей, чувств, действий.

Проекция может проявляться и в виде бессознательных попыток представителей той или иной нации избавиться от навязчивой идеи, внутреннего морального конфликта путем обвинения представителей других этнических общностей в каких-то грехах. Экспериментальные исследования показывают, что если какая-то группа людей, состоящая из большинства представителей одной нации и представителей меньшинства других, попадает в сложную, критическую, неопределенную, изматывающую ситуацию, из которой можно выйти путем собственной активности, но это не удается, то бессознательно поиск виновных идет нередко по пути обвинения национального меньшинства [280. — Р. 200].

Иногда психологическая проекция проявляется во взаимных претензиях, обвинениях представителями различных народов друг друга. И далеко не всегда эти взаимные упреки и обвинения служат интересам общего дела, часто они рационально неоправданны. Нередко единственным основанием для них служит стремление людей найти выход своей раздражительности, обидам. Подобные реакции в целом совпадают с общечеловеческим механизмом снятия психического напряжения.
Вопросы для повторения


  1. Дайте определение понятию нация.

  2. Что составляет психологическую основу нации?

  3. Каковы особенности межэтнических отношений?

  4. Перечислите механизмы психологической защиты этноса.


Вопросы для самостоятельных исследований


  1. Подумайте над проблемой соотношения понятий «общечеловеческое» и «общенациональное».

  2. Осмыслите факторы, которые могли бы служить предпосылками объединения наций в будущем.

  3. Составьте схему, позволяющую понять логику превращения общечеловеческого в национальное.

  4. Осмыслите проявление механизмов психологической защиты в ваших отношениях с представителями других народов.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Лекция 4. Психологическая характеристика этнических общностей и межнациональных отношений
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации