Бурыкин В.М. Профилактика профессиональной деформации личности сотрудника органа внутренних дел - файл n1.doc

приобрести
Бурыкин В.М. Профилактика профессиональной деформации личности сотрудника органа внутренних дел
скачать (172.6 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1501kb.17.02.2009 12:28скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАДРОВ


ПРОФИЛАКТИКА

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ

ЛИЧНОСТИ СОТРУДНИКА

Органа внутренних дел


Методическое пособие

Москва  2004

Профилактика профессиональной деформации личности сотрудника органа внутренних дел: Методическое пособие / Под общ.ред. В.М. Бурыкина. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2004. – 144 с.


Авторский коллектив:
Марьин М.И.доктор психологических наук (ГУК МВД России);

Буданов А.В.доктор педагогических наук, профессор (Академия управления МВД России);

Петров В.Е.кандидат психологических наук (ГУК МВД России);

Борисова С.Е.кандидат психологических наук (Орловский юридический институт МВД России);

Такасаева К.Р. кандидат психологических наук (Московский университет МВД России);

Адаев А.И. (ГУК МВД России).


В пособии приводятся методические материалы, используемые для организации работы по профилактике профессиональной деформации среди личного состава органов внутренних дел.

С позиции системного и деятельностного подходов определено понятие профессиональной деформации личности. Установлены формы проявления, факторы и причины, способствующие профессиональной деформации. Представлен инструментарий психологической диагностики профессиональной деформации, а также методы и формы психопрофилактических мероприятий, реализуемые в органах внутренних дел.

Методическое пособие предназначено для психологов органов внутренних дел, преподавателей учебных центров и образовательных учреждений МВД России.


Рецензенты:
Комлев Ю.Ю. – доктор социологических наук, профессор (Казанский юридический институт МВД России);

Ложкин А.И. – кандидат психологических наук, доцент (Краснодарская академия МВД России).


 ИМЦ ГУК МВД России, 2004

ВВЕДЕНИЕ
В настоящее время проблема преодоления профессиональной деформации личности является актуальной для системы МВД России.

Служебная деятельность личного состава органов внутренних дел зачастую сопряжена с повышенной ответственностью, высокими психическими и физическими перегрузками, работой в экстремальных условиях, что нередко вызывает разные негативные психологические последствия, одним из которых является профессиональная деформация личности.

Существующая практика психологической работы с личным составом показывает, что уровень психологической подготовленности и степень сформированности психологической устойчивости сотрудников к воздействиям факторов, способствующих возникновению профдеформации, не отвечает современным требованиям к личности, предъявляемым обществом, а также нормативными правовыми актами и документами МВД России.

Несмотря на то, что изучению проблемы профдеформации посвящен ряд научных исследований (С.П. Безносов, С.Е. Борисова, А.В. Буданов, К.Р. Такасаева, В.С. Медведев, Б.Д. Новиков и др.), методическое обеспечение психопрофилактической работы, реализуемой в органах внутренних дел, требует определенного совершенствования. Так, достаточно остро стоит проблема создания психодиагностических технологий, предназначенных для работы в данном направлении, разработки и внедрения новых методов и форм психопрофилактических мероприятий, реализуемых в ОВД.

В целях повышения успешности профессиональной деятельности и обеспечения личностного развития сотрудников в современных условиях необходима активизация деятельности всех субъектов работы с личным составом, а также совершенствование методического инструментария диагностики профдеформации и организации профессиональной психологической подготовки сотрудников, форм и методов соответствующей психопрофилактической работы в органах внутренних дел. При этом профилактика профессиональной деформации включает в себя широкий спектр предупредительных мер непсихологического и психологического характера.

Пособие раскрывает организационно-методический аспект проведения работы по психологической профилактике профессиональной деформации личности сотрудников ОВД. Оно может быть рекомендовано практическим психологам для реализации психологического сопровождения служебной и учебной деятельности, сотрудникам, осуществляющим воспитательную работу с личным составом, а также преподавателям учебных заведений для проведения занятий по профессиональной психологической подготовке личного состава.

I. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

ПРОБЛЕМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ СОТРУДНИКА

В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
Любая профессиональная деятельность оказывает существенное влияние на формирование личности работника. Во многом это происходит потому, что для выполнения тактических задач приобретаются определенные знания, и формируются необходимые умения и навыки. Работа протекает в сходных условиях: с определенным кругом общения, использованием повторяющихся действий и движений. Такие условия деятельности создают специфический внутренний мир личности, систему отношений, особенности реагирования на те или иные события, манеру держаться, одеваться и т.д.

Специфика деятельности ОВД заключается в том, что реализация служебных задач нередко происходит в ситуациях с непредсказуемым исходом, сопряжена с повышенной ответственностью сотрудников за принятые им решения, необходимостью общаться с различным контингентом граждан, воздействием психических и физических перегрузок, требует от сотрудников решительных действий, способности пойти на риск и т.д. Эти особенности деятельности оказывают значительное влияние на личностные характеристики индивидов, могут приводить к развитию профессиональной деформации у сотрудников. В наиболее общем виде следствием развития данного феномена могут быть такие поведенческие проявления, которые влекут за собой нежелательные оценки окружающих и не совпадают с профессиональной этикой. Таким образом, явления деформации потенциально заложены в любую профессиональную деятельность. Интенсивно подвергаются деформирующему воздействию сотрудники правоохранительных органов.


Профессиональная деформация личности сотрудника ОВД представляет собой изменение профессиональных возможностей и личности сотрудника в асоциальную сторону, возникающее в результате негативных особенностей содержания, организации и условий служебной деятельности.

Явление профессиональной деформации личности оказывает негативное влияние на мотивацию служебного поведения сотрудников и имеет широкий круг проявлений. Явление профессиональной деформации изменяет отношение к правонарушителям в диапазоне от полного неприятия (агрессивности, хамства, грубости) до вседозволенности, неслужебных связей с уголовно-преступными элементами, моральной и материальной зависимости от них, принятия на себя противоправных обязательств, что в итоге приводит к асоциальному поведению и правовым конфликтам.

Крайняя степень профессиональной деформации личности сотрудника ОВД – профессиональная деградация, когда нарушение закона, аморальность, асоциальное поведение или профессиональное бессилие делает невозможной дальнейшую службу в органах внутренних дел.

Проблема предупреждения профдеформации личности сотрудников правоохранительных органов получила свое отражение в целом ряде научных исследований. Углубленный анализ и систематизация конкретных работ, в той или иной мере посвященных проблеме профессиональной деформации в ОВД или полиции зарубежных стран, позволяют выявить определенные тенденции в этой области. Первая заключается в том, что отдельные авторы рассматривают данную проблему в общем контексте функционирования органов внутренних дел, частично обозначая ее. Вторая тенденция стремится более конкретно очертить сущность феномена, которая проявляется в отрицательных изменениях личности, касающихся профессионально важных качеств, в частности, профессиональной направленности, особенностей профессионального мышления, возникновения или заострения цинизма, подозрительности, враждебности. Третья тенденция характеризуется попытками не только раскрыть сущность профессиональной деформации, но и определить ее детерминанты (показатели, критерии, причины, проявления и т.п.). Применительно к правоохранительной деятельности проблема профдеформации разрабатывалась С.П. Безносовым, С.Е. Борисовой, А.В. Будановым, К.Р. Такасаевой, В.С. Медведевым, Б.Д. Новиковым, А.Р. Ратиновым и др.

Наиболее значимым фактором, способствующим развитию профдеформации, является организация, условия и опыт профессиональной деятельности в сфере ОВД, а также освоение профессиональной роли. К личностным причинам, которые во многом способствуют возникновению профессиональной деформации, относят недостаточный уровень профессиональных способностей, недостаток позитивной мотивации к служебной деятельности; особенности протекания профессиональных и возрастных кризисов; неадекватную самооценку и понимание социальной значимости своих профессиональных функций. Неправильное понимание содержания профессиональной роли, расхождение между ее субъективным пониманием и социальными ожиданиями окружающих, отрицательный опыт или искаженное осмысление профессионального опыта сотрудником ОВД – все это причины, способствующие профессиональной деформации.

Сущность профессиональной деформации определяется как изменение (аберрация) психологической структуры личности, появление профессиональных стереотипов, предвзятости, обвинительного уклона. При этом внешними индикаторами профессиональной деформации могут быть признаны: процессуальный нигилизм, психологическая неустойчивость, психологическая защита, прекращение саморазвития, потеря моральных ориентиров и смысла жизни, склонность к злоупотреблению властью, феномен принятия решения относительно применения властных полномочий по собственному усмотрению (дискреция) и др.

В этой связи объективная сложность феномена профессиональной деформации не позволяет строго выдержать исходные признаки классификаций и приводит к частичному пересечению или даже отождествлению отдельных ее подмножеств.

Исследователи, изучавшие явление профессиональной деформации сотрудников милиции, подчеркивают роль процесса социализации личности, значение морально-психологической атмосферы коллектива, в которой происходит освоение и осуществление профессиональной деятельности как факторов, способствующих возникновению или, напротив, преодолению профессиональной деформации.

По мнению А.В. Буданова, профессиональная деформация у сотрудника ОВД может проявляться в профессионально-нравственной, интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, а также в профессиональных действиях.

В профессионально-нравственной сфере деформация проявляется в утрате адекватного представления о гражданском и нравственном смысле профессиональной деятельности, формировании ощущения ее бесперспективности, в притуплении профессионального долга, росте эгоцентризма и эгоизма. Как следствие – формальный подход к работе или использование профессиональной деятельности для достижения личных узкоэгоистических целей. В интеллектуальной сфере – притупление способности к самостоятельному мышлению и принятию решений, потеря способностей к самостоятельной учебе и профессиональному развитию; затруднения с принятием решений в нестандартной ситуации, склонность к шаблонности мышления и догматизму, завышенная оценка своих знаний и способностей; снижение общего объема знаний, используемых при решении профессиональных задач; развитие некритического отношения к собственному мнению и оценкам происходящего; преувеличенное внимание к персональному профессиональному опыту. В эмоциональной сфере – «огрубление чувств», сужение и обеднение эмоционально-психологической сферы личности, ослабление способности контролировать и регулировать свои эмоции и чувства; развитие ощущения эмоциональной неуравновешенности, повышение уровня конфликтности (внешней и внутренней), ослабление волевых качеств и способности к сознательному самоконтролю. К этому нередко прибавляется состояние перманентной усталости и депрессии.

Все вышесказанное приводит к тому, что в сфере профессиональных действий сотрудник теряет способность к самостоятельной постановке и решению профессиональных задач, профессионально оправданным действиям в стрессовых ситуациях и экстремальных условиях; развивается тяготение к шаблонным решениям и действиям, сужается сфера профессиональных умений и навыков; появляется тенденция снять с себя ответственность за собственные решения и действия, избегать профессиональной деятельности, подменяя ее различного рода «псевдодеятельностью» (или внешней атрибутикой деятельности): развивается потребность в мелочной регламентации своих профессиональных действий со стороны руководства; снижается способность к коллективной профессиональной деятельности.

Особенности личности профессионально деформированного сотрудника проявляются по-разному и во многих сочетаниях, но в итоге их развитие приводит к профессиональной бесполезности данного сотрудника или (в худшем случае) к нарушению им закона или аморальным действиям.

Негативные личностные качества (жадность, грубость, агрессивность, эгоизм, интеллектуальная ограниченность, повышенное самолюбие и т.д.) могут развиваться, естественно, не только под влиянием условий и опыта профессиональной деятельности, но и в силу воздействия более широкого и сложного комплекса негативных влияний на человека (его жизненных впечатлений, опыта, недостатков воспитания и т.п.).

Вследствие недостаточно качественного отбора кандидатов на службу принимается человек, индивидуально-психологические особенности которого не соответствуют требованиям, предъявляемым к личности сотрудника ОВД. В силу этого под влиянием условий профессиональной деятельности негативные качества индивида могут усиливаться и приобретать «профессиональную инструментовку». Возможен и такой случай, когда личность сотрудника, пришедшего в органы внутренних дел без каких-либо серьезных личностных пороков и изъянов, начинает деформироваться по причинам, непосредственно не связанным с профессиональной деятельностью, поскольку названные здесь условия стимулируют этот процесс. В итоге сливаются воедино общая личностная и профессиональная деформация сотрудника.

Развитие профессиональной деформации сотрудника может стимулироваться наличием у него ряда личностных характеристик, способствующих ей. Это пониженная сопротивляемость негативным влияниям, ограниченные способности к самостоятельному мышлению и адекватной самооценке (нередко выраженная в завышенной самооценке), недостаточно развитые волевые качества, пониженная эмоционально-психологическая устойчивость, низкий общий интеллектуальный и культурный уровень и др. Таким образом, профессиональная деформация способна охватить широкую сферу психологических качеств, в том числе и морально-психологических образований личности.

В систематике личностных аномалий, деформация личности относится к формам, которые по своим феноменологическим особенностям выходят за пределы нормы, но не достигают степени патологии. Термин «деформация личности» до настоящего времени не имеет однозначного определения и, в большей степени, носит собирательный характер. В литературе эти состояния обозначаются как «стереотипы эмоциональных реакций», «патохарактерологическое развитие», «парциальные патохарактерологические аномалии» и др., хотя содержание данных понятий не всегда совпадает. Иными словами, в отличие от стереотипных форм реагирования при этих состояниях сама личность становится носителем и источником конфликтов. Стереотипность психогенных форм реагирования проявляется в декомпенсаторных реакциях, обычно в рамках патопсихологического регистра, свойственно преморбидным особенностям личности (астенического, ипохондрического, истерического, психастенического и др.), алгоритм этих форм поведения становится более автоматизированным, а логика смысло-содержательного компонента мотиваций – импульсивной. Направленность адаптивных механизмов саморегуляции приобретает эгоцентричный, агрессивный или аутоагрессивный характер с тенденцией к делинквентным, деструктивным и даже суицидальным формам поведения.

Явления профессиональных деформаций и перекосов нравственно-правового сознания сотрудников имеют ряд причин. Им в немалой степени способствует высокая степень латентности (скрытости) противоправных деяний сотрудников милиции, психологических оснований деформаций нравственно-правовых представлений.

Профессиональная деформация первоначально начинает проявляться в самой личности, затем через поведение отражается на профессиональной деятельности и ближайшем окружении. Между безнравственным и преступным поведением пролегает довольно широкая «пограничная полоса», которую непременно проходит личность. То же относится к служебному коллективу, когда в нем начинают преобладать негативные нравственные ценности. Во всяком случае, любому преступлению предшествует нравственная деформация личности, образование у нее на мировоззренческом уровне аморальных нравственных установок.

Определенную трудность представляет латентный характер проявлений профессиональной деформации. Например, в официальных документах фиксирующих нарушения дисциплины не отражаются (качественные) характеристики, которые ориентировали бы на причину и условия возникновения негативных явлений. Так, например, алкогольный эксцесс в позиции статистической отчетности «Дисциплинарные нарушения» может являться признаком слабой дисциплины в подразделении, бытовой или хронической формой алкоголизма сотрудника, случайным фактором и т.д.

Кроме того, у руководящего состава органов внутренних дел зачастую отсутствует адекватное понимание необходимости работы по профилактике девиантного поведения среди личного состава, путей и методов ее осуществления. В последние годы прочно укоренилось мнение, что в направлении повышения эффективности деятельности сотрудников ОВД и профилактике профессиональной деформации их личности, важную роль играют лишь экономические факторы, имея в виду, прежде всего, повышение денежного довольствия сотрудников. Это необходимый фактор, но одного его недостаточно. Простое увеличение денежного довольствия, например, в 2-3 раза приведет к повышению эффективности работы на 3-4 месяца, а затем она опять снизиться.

Необходимо отметить и тот факт, что в большинстве своем граждане Российской Федерации перестали обращать внимание на то, что сотрудники милиции достаточно часто нарушают или пытаются нарушить их права, допускают различного рода непрофессиональные действия по отношению к гражданам (оскорбления, грубость, нетактичность и т.д.). Граждане не хотят отстаивать свои права, «позволяют» обидчикам оставаться безнаказанными, что способствует более серьезным проявлениям профессиональной деформации.

В настоящее время практически отсутствует ведомственная нормативная правовая база, регламентирующая проведение мероприятий по профилактике профессиональной деформации, деятельность соответствующих субъектов, материально-техническое и финансовое обеспечение. Так, большинство профилактических мероприятий носят характер дополнительной нагрузки на субъектов их реализующих, что существенно снижает качественные показатели работы в данном направлении.

Отмечается ряд проблем в организации работы по профилактике профессиональной деформации, связанных с деятельностью психологических служб органов внутренних дел. Так, нехватка штатных психологов и отсутствие условий для их работы, недостаточная обеспеченность техническими средствами существенно затрудняет проведение психопрофилактических мероприятий.

Кроме того, у сотрудников ОВД отмечается страх перед любыми специалистами, работающими с психикой человека. Люди по незнанию отождествляют психологическую и психотерапевтическую помощь с психиатрической службой. Некоторые до сих пор считают, что «психология занимается исключительно лицами, имеющими отклонения в психике, а нормальному человеку туда лучше не попадать». Данная ситуация не такая уж безобидная: тормозится развитие психологической помощи в органах внутренних дел.

Не в полной мере реализуется мониторинг развития профессионально важных качеств у сотрудников ОВД, относящихся к категории лиц, требующих повышенного психолого-педагогического внимания, а также обмен сведениями об индивидуально-психологических особенностях личности при переходе сотрудников в другие подразделения.

Каждый орган, подразделение и учреждение внутренних дел работают в определенных, во многом специфических условиях, связанных географическими, социально-демографическими, этническими, территориальными и другими особенностями региона, где они располагаются, что требует выработки программы индивидуальной психопрофилактики, соблюдая при этом требования конфиденциальности. Зачастую это не учитывается при проведении соответствующей работы с личным составом.

Актуальность для органов внутренних дел проблемы предупреждения профдеформации личности сотрудников обусловливает активизацию деятельности всех субъектов работы с личным составом, а также совершенствование организации профессиональной психологической подготовки и психопрофилактической работы в ОВД.
II. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

СОТРУДНИКА ОВД И ФОРМЫ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
Для разработки мероприятий по профилактике профессиональной деформации необходимо установить формы проявления, причины и условия, способствующие ее возникновению.

Проблема профдеформации рассматривалась в ряде научных исследований. Так, подробному изучению данного явления у сотрудников органов внутренних дел посвящены работы А.В. Буданова, в которых центральное место занимает рассмотрение трех основных групп факторов, ведущих к профессиональной деформации: факторов, обусловленных спецификой профессиональной деятельности, факторов личностного свойства и факторов социально-психологического характера. Важным представляется подход В.С. Медведева, понимающего профессиональную деформацию как комплекс своеобразных, взаимосвязанных изменений отдельных качеств и личности в целом, которые возникают вследствие исполнения правоохранительной деятельности; при этом на личностном уровне профдеформация представляет собой отклонение от определенного социального ориентира, профессионального требования. При этом наблюдаются различия в интенсивности влияния специфики деятельности на развитие профессиональной деформации в разных службах. В частности, наиболее интенсивное влияние выявляется в уголовном розыске, средняя степень интенсивности – в патрульно-постовой службе и следствии, а низкая степень интенсивности – в паспортной и кадровой службах.

Исследователи данного феномена отмечают, что общая вероятность возникновения профессиональной деформации у сотрудников ОВД выглядит следующим образом: до 5 лет службы – незначительная, маловероятная, здесь наиболее распространен начальный уровень деформации; 6-10 лет – вероятность преимущественно средняя, начальный и средний уровни распространены одинаково; 11-15 лет – вероятность деформации высокая, очень высокая, возникает глубинный уровень; свыше 15 лет – деформация практически неизбежна.

Уяснение сущности профессиональной деформации сотрудника ОВД, причин и условий ее возникновения, форм проявления, а также определение профилактических мероприятий неразрывно связано с понятием «профессиональной нормы», т.е. определенного комплекса характеристик личности сотрудника, который отвечает требованиям деятельности и может служить точкой отсчета для определения характера и степени профессиональной деформированности.

В качестве рабочего варианта «профессиональной нормы» в контексте проблемы профессиональной деформации правомерно предложить критерий профессиональной надежности сотрудника, которую можно подразделить на четыре взаимосвязанных компонента: профессионально-нравственная надежность, профессионально-интеллектуальная надежность, профессиональная эмоционально-волевая надежность, профессиональная подготовленность.

Профессионально-нравственная надежность выражается в наличии комплекса нравственных качеств, необходимых сотруднику (чувство профессионального долга, честность, принципиальность и т.д.). Несомненно, это не исчерпывает комплекс профессионально значимых качеств, но нравственный критерий здесь играет чрезвычайно важную роль, т.к. гражданственность, строгое соблюдение законности и т.д. возможны лишь тогда, когда они приобретают для сотрудника смысл нравственных норм. Иными словами – когда сотрудник осознает нравственный смысл своей профессии. В противном случае это будет только комплекс знаний, а не руководство к действию.

Профессионально-интеллектуальная надежность сотрудника выражается в первую очередь в его способности самостоятельно принимать и реализовывать верные профессиональные решения, в особенности – в новой для него или экстремальной ситуации. Важнейшая составляющая профессионально-интеллектуальной надежности – способность самостоятельно учиться, анализировать свой собственный опыт, опыт коллег и деятельности всей системы МВД России.

Профессиональная эмоционально-волевая надежность проявляется в психологической устойчивости сотрудника, его способности к самоконтролю и эмоционально-психологической саморегуляции, наличии у него необходимых для данного вида профессиональной деятельности психологических качеств и характеристик.

Профессиональная подготовленность подразумевает наличие у сотрудника способности к самостоятельным профессиональным действиям, а также комплекса знаний, умений, навыков и осмысленного профессионального опыта, необходимых для результативного решения служебных задач. Естественно, что для представителей различных направлений деятельности органов внутренних дел конкретные характеристики профессиональной надежности будут различаться в зависимости от специфики решаемых профессиональных задач.

Данный подход может не только выступать рабочим ориентиром в практической деятельности по профилактике профессиональной деформации сотрудников ОВД, но и помогает понять содержание и направленность научных и научно-прикладных исследований, осуществляемых в этой области.

Опасность профессиональной деформации в том, что даже малая ее степень серьезно влияет на эффективность профессиональной деятельности, деловые и личностные качества сотрудников ОВД.

Сущность наиболее значимых изменений при профессиональной деформации заключается в следующем.

Во-первых, это гипертрофия профессионально важных качеств, их трансформация в противоположные: бдительность превращается в подозрительность, уверенность – в самоуверенность, требовательность – в придирчивость, пунктуальность – в педантизм и т.д.

Во-вторых, актуализация и развитие социально-негативных черт (например, таких как: жестокость, мстительность, цинизм, вседозволенность, профессиональная корпоративность).

В-третьих, угнетение и дальнейшая атрофия качеств, которые субъективно оцениваются как второстепенные, затрагивают профессиональную самооценку, мотивацию, перцептивные средства общения. Некоторые характеристики приобретают искаженную форму. В наибольшей мере это касается такой важной сферы правосознания, как ценностные представления о целях, методах и приемах профессиональной деятельности.

В-четвертых, несоразмерное, дисгармоническое, а в дальнейшем – искаженное соотношение и взаимодействие отдельных качеств, их групп. Таких, в частности, как гибкости и шаблонности профессионального мышления, объективности и тенденциозности восприятия и понимания других людей, служебных и внеслужебных интересов, органических и культурно-эстетических потребностей. Главным принципом здесь становится не объединение и стимулирование развития личности под общим вектором, а подчинение, угнетение одного за счет абсолютизации другого.

Таким образом, существуют объективные предпосылки возникновения профессиональной деформации. В то же время имеются возможности не дать им превратиться в реальность.

Для наиболее эффективной профилактики профессиональной деформации личности сотрудников ОВД необходимо отметить проявления, по которым ее можно распознать.

Формы проявления профессиональной деформации личности сотрудников ОВД различны. Рассмотрим наиболее значимые из них.

1. Профессиональные стереотипы оценки и соответствующие установки. Профессиональный стереотип («шаблон оценок») характеризуется относительной устойчивостью и упрощенностью, складывается при наличии неполной информации, касающейся профессиональной деятельности, на основе собственного профессионального опыта и (или) профессионального опыта коллег.

Выработанные профессиональные стереотипы способны обеспечить необходимую скорость, точность и успешность деятельности. Однако, наряду с этим, закрепляются излишняя трафаретность в подходах, упрощенность во взглядах на трудовые проблемы, что может привести к снижению уровня профессионализма и развитию профессиональной деформации.

Стереотипы тесно связаны с такими личностными образованиями, как профессиональные установки, которые являются одним из видов социальных установок и проявляются в профессиональных стереотипах оценки.

А. «Обвинительный уклон» представляет собой предрасположенность сотрудника ОВД занимать обвиняющую позицию по отношению к людям, с которыми приходится сталкиваться в процессе выполнения служебных обязанностей (например, сотрудник ОВД в оценке поступков граждан предпочитает оправдательному подходу обвинительный).

В основе данного стереотипа оценки могут быть два явления. Первое представляет собой профессиональную установку – готовность cо стороны сотрудника обвинять подозреваемого. Формируется эта установка в процессе выполнения профессиональной деятельности. Так, постоянное общение с разными людьми, в том числе с преступниками, исследование их личностных особенностей и обстоятельств, произошедших событий (например, совершенных преступлений) может развить чрезмерную подозрительность и предвзятость. Эти черты личности в сочетании с некритичным отношением к любой непроверенной информации, неумением более объективно взглянуть на свои действия и на сложившуюся профессиональную ситуацию приводят к образованию обвинительной установки.

Второе явление, находящееся в основе обвинительного уклона, представляет собой психологический барьер, возникающий вследствие усиления отрицательных переживаний (чувства вины, страха, тревоги и низкой самооценки). При установлении психологического контакта с правонарушителем психологический барьер может возникать из-за таких отрицательных эмоций, испытываемых сотрудником, как гнев, раздражение, ненависть, недоверие и неприязнь по отношению к нему.

Психологические барьеры в ситуациях служебного взаимодействия могут быть также вызваны различиями в культурном и интеллектуальном уровне развития сотрудника и объекта профессиональной деятельности. В этом случае психологический барьер не имеет отношения к обвинительному уклону и проявлениям профессиональной деформации.

Пример поведенческого проявления обвинительного уклона – предпринимаемые сотрудником действия, направленные на получение во что бы то ни стало признания человеком собственной виновности, (сотрудник уголовного розыска применяет запрещенные приемы дознания и следствия).

Б. Уверенность в собственной непогрешимости при решении профессиональных вопросов. Ее образует профессиональная установка представителей охраны порядка на заведомую, независящую от обстоятельств, правильность совершаемых ими действий в процессе решения профессиональных задач.

Психическая составляющая данного проявления профессиональной деформации заключается в повышенной самооценке, уверенности в безошибочности своих мнений, взглядов и поступков, а иногда и в некритичном отношении к противозаконным действиям.

На поведенческом уровне уверенность в собственной непогрешимости может, например, проявляться в принятии должностными лицами решений противоположного характера по одному и тому же вопросу или нежелании эти решения согласовывать.

В. Стереотип закрытости относится к профессиональному стереотипу оценки и заключается в монополизации определенной информации, склонности к «самозасекречиванию» для придания себе мнимой значительности. На психическом уровне данный стереотип отражает наличие у сотрудника ОВД сверхконтроля, зажатости и склонности к волнениям.

Социально-психологический компонент этого стереотипа может проявляться в агрессивном поведении сотрудников в ответ на критические высказывания в их адрес, которые могут присутствовать в печати в отношении огласки фактов вынесения неправосудных приговоров, осуществления незаконных арестов и задержаний, принуждения к даче ложных показаний, в нежелании сотрудников ОВД знакомить общественность с допущенными ими грубыми нарушениями закона и т.д.

Г. Стереотип «начальник должен быть жестким, твердым, настойчивым» выражается в том, что успешность и эффективность поведения вышестоящего сотрудника по отношению к нижестоящему обеспечивается позицией «над», проявлением твердости и жесткости. В сознании некоторых молодых сотрудников, находящихся на этапе профессионального становления возникает ролевой конфликт, обусловленный несовпадением личностных ценностей (Я-идеального) и требований выполняемой роли (Я-реального). Ролевой конфликт не является профессиональным стереотипом, но, как и последний, представляет собой предпосылку развития профессиональной деформации сотрудника ОВД, так как способен вызвать напряженность, ощущение внутреннего дискомфорта, беспокойство и тревогу. Сотрудник, находящийся в таком состоянии, оказывается в наибольшей степени подверженным развитию проявлений профессиональной деформации.

Д. Другим стереотипом является стереотип «начальник всегда прав». Он заключается в том, что, по мнению сотрудников, начальник должен требовать от подчиненных беспрекословного выполнения своих поручений и приказов и согласия со своей точкой зрения без ее обсуждения. Подчиненный обязан принимать видение проблемы начальником и выполнять его решения и приказы, какими бы тяжелыми они не были.

Стереотип отражается в таких высказываниях как: «Меня не волнует Ваше субъективное мнение, Вы должны были выполнить приказ, а не думать!», «Начальник дал приказ, начальнику выгодно, когда приказы выполняют», «Не в компетентности подчиненного вмешиваться в деятельность начальника», «Если руководителя учить, как ему работать, то он может не пойти на уступки» и т.д.

Стереотип «начальник всегда прав» может иметь положительное значение, например, в ситуациях, когда руководитель осуществляет функции наставника, так как он действительно часто имеет богатый опыт работы и уникальные знания. Однако если этот стереотип является чрезмерно устойчивым и проявляется всегда независимо от конкретной ситуации, то он начинает мешать творчески подходить к осуществлению служебных обязанностей, у руководителя могут возникать неоправданные попытки ограничивать проявление инициативы другими сотрудниками, а у подчиненных утратится необходимость задумываться над целесообразностью того, что они делают.

Е. Стереотип «оптимального» ролевого поведения заключается в убежденности сотрудника ОВД в том, что наиболее эффективным способом решения проблемных ситуаций является проявление упорства и непоколебимости в отстаивании своей точки зрения или даже агрессивное и угрожающее поведение. В основе подобного поведения лежит действие защитного механизма личности – компенсации. Компенсаторное, в данном случае агрессивное, поведение обусловлено, вероятно, ощущением повышенной личной уязвимости профессионала. Последнее может возникать, например, вследствие недостаточной социальной защищенности сотрудника или повышенной профессиональной ответственности. Таким образом, стереотип «оптимального» ролевого поведения выступает как приспособительный механизм, возникающий в результате адаптации сотрудника ОВД к определенным служебным ситуациям.

Следует отметить, что профессиональные стереотипы (не только оценки, но и восприятия, мышления) несут очень важную функцию в оценке человеком окружающего мира (ускоряют процесс познания, сокращают время реагирования на возникшую ситуацию). У начинающего сотрудника ОВД, образование стереотипов может быть полезным. Например, некоторые профессиональные стереотипы ускоряют проведение сотрудником уголовного розыска оперативно-розыскных мероприятий. Профессиональные стереотипы – есть неотъемлемое отражение достигнутого высокого уровня мастерства, т.е. проявление не только знаний, но и вполне отработанных до автоматизма умений и навыков, управляемых подсознательными установками. Они развиваются, как правило, из тех качеств, которые особенно полезны для данной профессии. Однако, любой стереотип, являющийся истинным в одном случае, в другом может оказаться ложным, в меньшей степени отвечающим конкретной профессиональной ситуации. Он может быть эффективным для решения одних профессиональных задач и выполнять консервативную роль при решении других. Если большая доля поведения строится на стереотипных действиях, то во многих случаях это отрицательно влияет на выполнение должностных обязанностей и приводит к профессиональной деформации специалиста.

Ж. Особо следует отметить такой поведенческий стереотип, вырабатываемый в ходе выполнения функциональных обязанностей специалистом, как «эмоциональное выгорание». Служба в органах внутренних дел сопряжена с высокой эмоциональной насыщенностью при дефиците позитивных впечатлений. Причем отрицательные эмоции сотрудникам приходится подавлять, а эмоциональная разрядка бывает отсрочена на длительный период времени. Подобные обстоятельства профессиональной деятельности сотрудников ОВД могут вызвать развитие у них явления эмоционального «выгорания».

Исследователь симптомов эмоционального «выгорания» В.В. Бойко определяет данное явление как выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранные психотравмирующие воздействия. Им отмечается, что эмоциональное «выгорание» проявляется как приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения. С одной стороны оно позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы, с другой – способно отрицательно сказываться на выполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами по общению и взаимодействию.

2. Перенос своей служебной роли, профессиональных установок и стереотипов во внеслужебные взаимоотношения.

Осуществление профессиональной деятельности, как правило, приводит к усвоению специалистом определенной ролевой позиции, принятой в данной профессиональной среде. Однако личность является членом не только профессиональной, но и других социальных групп. Когда служебная роль переносится на внеслужебные сферы, где социальные ожидания и ориентации могут не совпадать с профессиональными, можно говорить о проявлении профдеформации. Поведение человека в этом случае становится неадекватным обстановке и общение с ним затрудняется.

Например, у следователей требования профессии вырабатывают наблюдательность, бдительность, критичность и аналитичность мышления. Умение сотрудников подмечать и придавать должное значение мелочам и деталям, методичность в анализе, например, при осмотре места происшествия или составлении словесного портрета являются профессионально важными характеристиками личности. Однако стремление описывать все столь же подробно и последовательно даже тогда, когда это не обусловлено ситуацией, может препятствовать бесконфликтному и полноценному межличностному общению, проявляясь, например, в бестактности по отношению к собеседникам.

3. Правовой нигилизм представляет собой осознанное игнорирование требований закона, исключающее, однако, преступный замысел. Названное проявление профессиональной деформации имеет несколько форм.

А. Правовой нигилизм как пренебрежительное отношение к требованиям закона или непринятие необходимых по закону мер. При этом на психическом уровне некоторые процессуальные предписания оцениваются сотрудником как формальные и второстепенные, а принцип целесообразности противопоставляется принципу законности.

Правовой нигилизм может выражаться в поведении как служебное бездействие. Речь идет о ситуациях, когда закон требует от работников ОВД вмешательства, оказания помощи потерпевшим, пресечения преступных действий и т.д., а они этих требований не выполняют по различным причинам непреступного характера, например, из-за дефицита времени, неумения, занятости и перегрузок в работе.

Б. Игнорирование требований закона в форме псевдоактивности и имитации бурной деятельности. Это проявление профдеформации может выражаться в поведении – как волокита при расследовании уголовных дел, подмене профессиональной деятельности составлением разного рода бумаг, отрицании прав граждан под предлогом их собственного блага, необоснованном привлечении лиц к уголовной ответственности, грубости по отношению к гражданам, особенно задержанным за совершение правонарушений и т.д.

Психической составляющей этого признака профессиональной деформации могут быть такие особенности личности, как склонность к педантизму и устойчивость аффекта, сочетающиеся с нестандартным мышлением и нонконформностью.

В. Произвольное толкование закона. В его основе лежит такое поведение сотрудника, когда он манипулирует правовыми категориями (виновен, не виновен и др.) в зависимости от определенных обстоятельств (например, от показателей отчетности). При этом у сотрудника ОВД происходит притупление чувства профессионального долга и появляется стремление пренебрегать некоторыми этическими ценностями. Так, например, зная и в целом считая справедливыми требования уголовно-процессуального закона, часть следователей не считает обязательным их исполнение. В частности, в ситуации, когда исполнение требований закона сопряжено с определенными трудностями (недостаток времени, отсутствие лиц, которых можно привлечь в качестве понятых и др.), следователь принимает решение о несоблюдении предписаний закона.

4. Защитные механизмы сотрудника ОВД, которые приводят к развитию проявлений профессиональной деформации на уровне поведения.

Под защитными механизмами подразумеваются специальные формы психической защиты, вырабатываемые силами «Я» и применяемые личностью в конфликте. Конфликт может быть внутренним и представлять собой внутреннее напряжение, вызывающее тревогу, или внешним, обусловленным реальной опасностью, идущей из внешнего мира.

Результатом функционирования защитных механизмов является психологическая защита – регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта. Принято подразделять психологическую защиту на успешную и неуспешную. Результатом успешной психологической защиты является прекращение импульсов, провоцирующих тревогу. Неуспешная оказывается не в состоянии прекратить эти импульсы и потому вызывает их постоянное повторение.

Рассмотрим защитные механизмы, которые сотрудник ОВД применяет в процессе адаптации к служебной деятельности, и которые могут способствовать развитию профессиональной деформации этого сотрудника на поведенческом уровне.

Рационализация – процесс, при помощи которого действия объясняются причинами, не только оправдывающими эти действия, но и скрывающими их истинную мотивацию. Например, В.А. Лазарева рассматривает в качестве механизмов психологической защиты следователей рассуждения о несовершенстве закона и формальности его предписаний, что позволяет оправдывать их нарушение; объяснение незаконных решений интересами расследования, целесообразностью; ссылки на трудности доказывания из-за недостатка и противоречивости доказательств, по причине запирательства обвиняемого и других помех.

Необходимо отметить, что в процессе выполнения служебной деятельности, действительно, возникают объективные трудности и проблемы, а механизм рационализации оказывается одним из возможных способов решения этих проблем.

Вымещение представляет собой бессознательную переориентацию импульса или чувства с одного объекта на другой, более доступный. В ОВД вымещение может быть следствием регулярного воздействия на личность сотрудника специфичных условий несения службы, например, физических и психических перегрузок, и результатом переживаемых, в связи с этим, отрицательных эмоций. Разрядка последних может выражаться, в частности, в применении сотрудниками властных полномочий (мер пресечения, физического и психического принуждения и др.) тогда, когда в этом нет объективной необходимости; в использовании физической силы к лицам, не совершившим преступления; в словесном оскорблении задержанных и содержании их под стражей без законных оснований и др.

Другая защитная техника представляет собой изоляцию индивида от какого-то события, или препятствие тому, чтобы оно стало частью значимого для него опыта. У сотрудников ОВД изоляция может выражаться, например, в сокращении общения с людьми других профессий, в сужении коммуникативных связей в целом и снижении коммуникативных способностей. Использование этого защитного механизма вызвано тем, что сотрудники часто ощущают на себе влияние семьи и друзей, основанное на отрицательном имидже органов внутренних дел, а также возможным состоянием дезадаптации во время пребывания вне системы и ее специфических традиций. Они нередко становятся объектом ненависти и нападок членов общества, которым призваны служить. В результате у сотрудников ОВД появляется тенденция к отчуждению от общества. Самоизоляция используется при этом как механизм, устраняющий психологический дискомфорт, вызванный указанными причинами.

В дальнейшем применение этого защитного механизма может привести к тому, что профессиональные интересы начинают подчинять себе все другие, а круг интересов и потребностей, не связанных с профессиональной деятельностью, сужается и упрощается. Служебная деятельность и все связанное с ней становится единственно важной для личности сферой активности.

По мнению В.С. Медведева, самоизоляция может принимать форму «трудоголизма» (страстной увлеченности деятельностью и постоянной потребности в ее выполнении и профессиональном фанатизме). Феномен «трудоголизма», в свою очередь, способствует возникновению симптомов «эмоционального сгорания»: состояния изнеможения и истощения с ощущением собственной бесполезности, возможной неудовлетворенности в профессиональной деятельности, агрессивных тенденций (раздражительности, напряженности, тревожности, беспокойства). Эти симптомы проявляются на фоне психосоматического недомогания – учащенного сердцебиения, одышки, желудочно-кишечных расстройств, головных болей, пониженного давления и нарушений сна. Усиливаются тенденции злоупотребления химическими агентами: табаком, кофе, алкоголем и т.п.

Замещающая («ложно-компенсаторная») деятельность. Одним из видов замещающей деятельности является стремление к «символическому самодополнению», применяемому личностью в процессе самоутверждения. В основе самосимволизирующего поведения лежит компенсаторный принцип: ощущение собственной полноценности и компетентности достигается за счет символов (словесных, поведенческих, материальных), которые сигнализируют обществу, что человек заслужил того, чтобы рассматривать его как хорошего специалиста.

Как утверждает А.В. Буданов, у сотрудника ОВД «ложно-компенсаторный» механизм может, например, проявляться в преувеличенном внимании к внешней атрибутике профессиональной деятельности, особенно атрибутике власти. Материальные символы успеха при этом обычно рассматриваются как более важные, чем духовные.

Замещающая деятельность может быть вызвана ощущением недостаточной собственной компетентности в профессиональных вопросах. Вырабатывается «осторожное» поведение, заключающееся в отсутствии самокритичной позиции и пренебрежении перспективами коллег.

Без использования психологической защиты в сложных и экстремальных условиях деятельности невозможны саморегуляция и самосохранение личности сотрудника. Однако, интенсивное и постоянное функционирование некоторых защитных механизмов, выработанных в процессе несения службы, является проявлением профессиональной деформации.

Как проявления профессиональной деформации могут рассматриваться отдельные качества личности, например, чрезмерно выраженная подозрительность сотрудников ОВД по отношению к окружающим людям. Так, согласно исследованиям Г.Г. Романовича, В.И. Батюка и В.С. Медведева, подозрительность развивается из профессионально важного качества личности – бдительности.

В связи с тем, в процессе выполнения служебных обязанностей сотрудник ОВД часто сталкивается с обманом, коварством и лицемерием, у него могут выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность (психическая составляющая). Интенсивное влияние профессионального опыта порой приводит к утрате веры в людей, готовности подозревать окружающих в совершении неблаговидных действий и злостном умысле, побуждает видеть в каждом заподозренном преступника.

Склонность к подозрительности, как правило, развивается из таких личностных характеристик, как реалистичность суждений и поступков, скептицизм и неконформность, которые при умеренной выраженности определяют успешность в выполнении служебных функций. На поведенческом уровне чрезмерно выраженная подозрительность приводит к тенденциозности и шаблонности в профессиональной деятельности.

Проявления профессиональной деформации, имея общую основу для всего личного состава, дифференцируются и приспосабливаются, образуя разновидности:

В контексте рассматриваемого вопроса особое значение имеют внешние (социальные, социально-психологические) формы (показатели) проявления профдеформации:

Таким образом, подводя итог раздела, можно выделить следующие основные показатели профессиональной деформации и формы ее проявления:

  1. Предвзятое отношение к объекту служебной деятельности – гражданину или группе граждан, которые выступают в различных официальных юридических ролях. Его эмпирические проявления:

  1. Произвольно-субъективная интерпретация нормопослушного поведения и нормативной регламентации служебной деятельности. Ее эмпирические проявления:

  1. Перенос манеры служебного общения, отдельных профессиональных методов и приемов на внеслужебные сферы. Эмпирические проявления этого показателя:

  1. Профессиональное огрубление личности. Его эмпирические проявления:

  1. Изменения в образе «Я» (системе представлений о самом себе). Эмпирические проявления этого показателя:

6. Наличие внешних (социальных, социально-психологических) проявлений профдеформации личности.

Изучение причин и проявлений профессиональной деформации делает возможным проведение мероприятий по профилактике этого явления у личного состава органов внутренних дел.

III. ДЕТЕРМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ
Раскрыв понятие профессиональной деформации и форм его проявления необходимо рассмотреть факторы и причины, играющие роль движущей силы развития данного феномена и определяющие его содержание.

Процесс профессиональной деформации у сотрудников органов внутренних дел находится под влиянием разнообразных (непосредственных или опосредованных) детерминант. Анализ литературы, материалов исследований и статистических данных позволил классифицировать факторы социальной реальности, в той или иной мере оказывающие воздействие на рассматриваемое явление. В целом в системной детерминации развития личности выделяются следующие моменты:

Применяя данный подход к изучению детерминант профдеформации, можно определить широкий круг факторов «влияния». Наиболее полной представляется классификация А.В.Буданова, который выделяет три группы факторов, ведущих к профессиональной деформации:

1. Факторы, не зависящие от особенностей личности и от социально-психологических характеристик служебного коллектива, а обусловленные спецификой деятельности ОВД (функциональными обязанностями, правами сотрудника ОВД, объектом профессиональной деятельности и др.).

2. Факторы личностного свойства, включающие определенные личностные особенности сотрудников ОВД (например, повышенный самоконтроль, решительность и др.).

3. Факторы социально-психологического характера, под которыми подразумеваются социально-психологический климат, стиль руководства в коллективе, степень социально-психологической защищенности личности и т.д.

К факторам, обусловленным спецификой деятельности в ОВД, могут быть отнесены следующие:

1. Детальная правовая регламентация деятельности сотрудников ОВД, которая означает необходимость руководствоваться заранее предписанными правилами (например, служебными инструкциями, приказами и т.д.). С одной стороны, несоблюдение этих правил может препятствовать успешному выполнению служебных обязанностей и соблюдению принципа законности. С другой стороны, высокая жесткость реализуемых предписаний и необходимость их точного выполнения могут вызвать стремление действовать по шаблону, не вникая глубоко в содержание той или иной правовой нормы и способствовать, тем самым, возникновению проявлений профессиональной деформации.

Следует отметить, что законодательство, регулирующее деятельность органов внутренних дел, характеризуется определенным несовершенством. Поэтому при возникновении некоторых служебных ситуаций сотрудники ОВД сталкиваются с тем, что эти ситуации либо не урегулированы законом, либо не согласуются с действующими правовыми нормами. В результате, недостаточно продуманная с правовой точки зрения организация деятельности служебных коллективов приводит к появлению формального отношения сотрудников к своим функциональным обязанностям, ориентации на отчет, а не на улучшение содержательной стороны профессиональной деятельности.

2. Властные полномочия. Особые властные полномочия предоставлены сотрудникам ОВД для того, чтобы они могли более полно реализовать свои должностные обязанности, направленные, в частности, на обеспечение безопасности, благополучия и спокойствия граждан. К подобным властным полномочиям относятся, например, возможность применения санкций принуждения, выяснение подробных обстоятельств личной жизни людей, ограничение свободы отдельных граждан, и даже применение силы. В результате, у сотрудников, реализующих данные полномочия, может выработаться склонность к их чрезмерному и недостаточно обоснованному применению.

3. Повышенная ответственность за характер и результаты своей деятельности, когда успехи могут оказываться незамеченными, но почти каждая ошибка становится объектом пристального внимания со стороны общества и может быть наказуема законом. Сотрудник часто имеет дело с людьми, обратившимися за профессиональной помощью и возлагающими на представителей ОВД свои надежды. Осознание профессионалом важности принимаемых им решений и учет возможных отрицательных последствий этих решений вызывают у него состояние напряжения и тревоги. В свою очередь каждый успешный шаг ставит новые задачи и цели. В результате степень ответственности сотрудника ОВД и нагрузка в трудовой деятельности возрастают, что создает предпосылки для формирования характеристик профессионально деформированной личности.

4. Психические и физические перегрузки. Психофизиологические перегрузки могут быть вызваны нестабильным графиком работы, длительным лишением сна, резкими колебаниями активности или, напротив, монотонностью деятельности и продолжительными дежурствами, а также работой в неудобное или сверхурочное время. В таких условиях труда происходит перенасыщенность информацией или, наоборот, наступает сенсорная изоляция. В результате, организм не успевает адаптироваться к быстро изменяющимся условиям несения службы, что снижает продуктивность деятельности и повышает вероятность травм и происшествий. У сотрудников ОВД часто не бывает возможности расслабиться и избавиться от накопившейся усталости. Состояния физического и умственного переутомления, которые часто приходится переживать представителям органов правопорядка, постепенно приводят к снижению координации действий, ошибкам в умозаключениях, ухудшению мускульной и рефлекторной реакции, что дезорганизует их деятельность и зарождает чувство собственной бесполезности.

5. Организационный фактор. Одной из организационных причин возникновения профессиональной деформации представителей ОВД является наличие неопределенных ролевых обязанностей и отсутствие точных должностных инструкций. Нечеткий перечень служебных функций ставит сотрудников в уязвимую позицию. Если они не вмешиваются в ситуацию, то это может быть растолковано как бездействие. Если же они проявляют инициативу, то это иногда понимается как превышение полномочий.

Организационной предпосылкой профессиональной деформации является и отсутствие должного психологического сопровождения жизнедеятельности сотрудников ОВД: обеспечения психологической грамотности, индивидуального и группового консультирования, психокоррекционной работы. Названные мероприятия могли бы значительно снизить текучесть кадров из органов внутренних дел, сократить количество суицидальных попыток, нарушений законности и служебной дисциплины представителями охраны порядка, позволить выявлять лиц с признаками профессиональной деформации с целью оказания им психологической помощи.

Наиболее значимыми организационными факторами, оказывающими влияние на образование профессиональной деформации, являются:

6. Фактор экстремальности. Служба в ОВД часто сопряжена с определенным риском и постоянным ожиданием опасности. Она характеризуется информационной недостаточностью для решения тех или иных профессиональных задач, неопределенностью и непредсказуемостью событий. Сотрудник, выполняя служебные обязанности, может погибнуть или получить ранение, а также применить оружие по отношению к другому человеку (например, в целях обороны или самообороны).

Как отмечает В.Л. Васильев, деятельность подразделений ОВД характеризуется высокой эмоциональной насыщенностью при дефиците позитивных впечатлений. Отрицательные эмоции сотрудникам приходится подавлять, а эмоциональная разрядка бывает отсрочена на длительный период времени.

Постоянное пребывание в экстремальных условиях приводит к огромной потере психологической энергии и физических сил, к психосоматической усталости (изнурению) и эмоциональному истощению, вызывает повышенную раздражительность и взволнованность до перевозбужденности. В одних случаях преобладают снижение трудоспособности, затруднения, возникающие при концентрации внимания и принятии самостоятельных решений, эмоциональная неустойчивость и быстрая психическая истощаемость. В других – гневливость, агрессивные тенденции. Усиливается негативное самовосприятие в профессиональном плане, возникает тенденция злоупотребления табаком, кофе, алкоголем.

7. Фактор, определяемый объектом профессиональной деятельности. Сотрудники многих служб постоянно общаются с самым разнообразным контингентом граждан, отличающихся друг от друга социальным положением, культурным и интеллектуальным уровнем, жизненным опытом и индивидуальными особенностями. Эти люди могут находиться, например, в возбужденном или беспомощном состоянии, состоянии алкогольного или наркотического опьянения, что нередко служит поводом для конфликтов с окружающими и оказания сопротивления сотрудникам ОВД. Частые столкновения представителей ОВД с подобными явлениями не являются актом однонаправленного воздействия.

Известно, что не только сотрудник ОВД влияет на преступника, но происходит и обратный процесс. Ежедневно, исследуя личности подозреваемых и обвиняемых, следователи заостряют на них свое внимание, анализируют их поступки и действия, изучают мотивы их поведения, нравственные ценности, чувства и обстоятельства жизни. Как справедливо отмечает С.П. Безносов, чтобы раскрыть преступление сотрудник ОВД вынужден хорошо знать психологию рецидивистов, их привычки, манеры и жаргон. Он обязан «вжиться» в личность преступника, уметь поставить себя на его место и прожить какой-то период времени в образе другого. Данный процесс «вживания», по словам С.П. Безносова, может привести не только к приобретению преступного опыта, но и уподоблению ему и формированию качеств деформированной личности.

Таковы факторы, определяющие профессиональную деформацию сотрудника ОВД и связанные с особенностями несения службы. Но профессиональная деятельность, воздействуя на человека, опосредуется через его индивидуально-психологические характеристики. Действительно, не только особенности профессиональной деятельности вызывают развитие явления профессиональной деформации, но и некоторые личностные характеристики сотрудника ОВД могут способствовать или препятствовать этому развитию. Также существуют факторы, которые обусловливают развитие профессиональной деформации и связанны с социально-психологическими особенностями выполнения профессиональной деятельности сотрудниками ОВД (например, с неадекватным стилем руководства и конфликтными отношениями в коллективе).

Опасна форма деформации как целенаправленного и сознательного воздействия объекта профессиональной деятельности на сотрудника милиции с целью деформировать их психику, образ мыслей и действий. Особенно сложно противостояние деформирующему влиянию со стороны социально-опасных и нравственно-агрессивных элементов: убийц, насильников, воров, хулиганов. Еще более опасно целевое воздействие на сотрудника со стороны организованных криминальных структур. Нередко они располагают значительными возможностями и людьми, способными профессионально разработать специальную программу воздействия на конкретного сотрудника или группу сотрудников, обеспечить ее реализацию. Какие бы частные задачи при этом ни ставились (получить необходимую информацию, «закрыть глаза» на определенные факты и т.д.) и какие бы методы ни применялись (провокация, шантаж, подкуп, манипулирование и др.), в конечном итоге – это целевое профессиональное деформирование личности, т.к. криминальные структуры стремятся чаще всего нейтрализовать профессиональную активность сотрудника или побудить его работать на них1.

Далеко не каждому сотруднику милиции удается выработать иммунитет против данной категории лиц и вести борьбу не с людьми, а с теми негативными качествами, которые в конечном итоге обусловили совершение ими преступлений. Некоторая часть сотрудников поддается негативному воздействию со стороны этих лиц, что находит как открытые, так и скрытые формы проявления профессиональной деформации.

Результатом воздействия этих факторов может стать профдеформация сотрудника. Она часто проявляется в усвоении привычек поведения уголовной среды (употреблении жаргона, кличек и т.д.), изменении отношения к правонарушителям в диапазоне от полного неприятия до всепрощения, появлении случаев неслужебной связи с уголовно-преступными элементами, фактов коррупции и т.п. Профессиональная деформация оказывает влияние на мотивацию служебного поведения некоторых сотрудников органов внутренних дел, которые предпочитают избегать прямого противоборства с преступниками, под надуманными предлогами уклоняются от участия в задержаниях вооруженных преступников, идут на необоснованные законом компромиссы с правонарушителями.

Профессиональная деформация может также влиять на изменение мотивации безопасного поведения, снижая степень заботы сотрудников органов внутренних дел о личной безопасности. Ряд сотрудников начинает больше ориентироваться на случай, везение, переоценивать свою профессиональную выучку: Для такой категории работников характерной является фраза «на месте разберемся», демонстрирующая отсутствие предварительной подготовки к выполнению служебной задачи в экстремальной ситуации и плана распределения обязанностей по взаимодействию. Это о них часто в средствах массовой информации появляются следующие характеристики: «не думая о последствиях, бросился на противника», «раздумывать было некогда», «не размышляя, шагнул в темноту коридора» и т.п. К сожалению, эти фразы журналистов рекламируют необоснованный риск и определенную «антипрофессиональную лихость» в поведении сотрудников.

Рассмотрим вторую группу факторов, которые обусловливают профессиональную деформацию сотрудников ОВД и связанны с их личностными особенностями:

1. Профессионально важные качества личности в некоторых случаях могут выступать фактором профессиональной деформации сотрудников ОВД. Например, решительность, как умение самостоятельно принимать и реализовывать ответственные решения, является важным условием успешности решения служебных задач. Но если у сотрудника ОВД снижены самоконтроль и самокритичность, то решительность в процессе дальнейшей службы может развиться в чрезмерную веру в безошибочность своих решений и выразиться в переоценке своего профессионального опыта.

Другим профессионально важным качеством сотрудника ОВД является воля, предполагающая самодетерминацию и саморегуляцию своей деятельности и различных психических процессов. Воля может трансформироваться в чрезмерную жесткость, нетерпимость по отношению к коллегам, членам семьи и другим окружающим людям.

Педантичность, относится к проявлениям профессиональной деформации сотрудников ОВД. Однако в зависимости от ситуации данное качество личности может быть профессионально значимым в одних случаях, в других, являться проявлением профдеформации, а в третьих, выступать фактором, ее обусловившим. Например, это качество может быть профессионально важным в монотонных стабильных условиях деятельности. В то же время, педантичность может препятствовать выполнению функциональных обязанностей в чрезвычайных обстоятельствах, приводить к ошибкам и неадекватным действиям, что способствует формированию признаков профессиональной деформации личности сотрудника ОВД.

2. Нереалистично высокие личностные ожидания (например, человек постоянно ждет от себя слишком многого, трудится в полную силу и, тем не менее, остается недоволен результатами) могут выступать одной из субъективных причин профессиональной деформации. В этом случае, специалист почти всегда не удовлетворен своей работой, лишен возможности расслабиться и ощутить, что работа сделана им хорошо. Не осознавая ограничений, в пределах которых необходимо трудиться, он не может сформулировать точные критерии оценки своего успеха, с одной стороны, и собственных усилий, с другой. В итоге, это мешает действовать в силу своих возможностей. Кроме того, слишком сильная поглощенность работой означает, что, выполняя ее, человек становится высокочувствительным ко всему, что бросает тень на его профессиональную компетентность. Для профессионала, погруженного в работу, сомнения в его профессиональной компетентности равноценны сомнениям в его личностной ценности, поэтому они воспринимаются как угрожающие и вызывающие стресс. Последствия «сверхпоглощенности» работой приводят к тому, что подобные люди либо становятся очень агрессивными, либо занимают оборонительную позицию в тех случаях, когда задевают их профессиональную гордость.

3. Опережающее формирование трудовых навыков по отношению к профессионально важным качествам личности. Можно выделить как минимум две группы профессий по признаку важности тех или иных профессионально важных качеств личности. В одной группе доминирующее значение имеет сформированность узкоспециализированных профессиональных знаний, умений и навыков технического уровня. В другой – важнейшим компонентом успешного профессионального становления является наличие определенных качеств личности. По мнению ряда авторов (Л.Н. Собчик, В.Л. Васильев), такими качествами личности сотрудника ОВД являются, например, эмпатийность, гуманные черты и критичность.

В связи с этим, опережающее формирование трудовых навыков по отношению к профессионально значимым особенностям личности является фактором, вызывающим профессиональную деформацию сотрудников органов правопорядка. Например, наличие отличных профессиональных знаний и умений у юриста не исключает возможность его пренебрежительного отношения к положениям законодательства. В данном случае огромную роль играют ценностные ориентации специалиста, выражающие определенную значимость для него правовых норм.

4. Недостаточная профессиональная подготовка. Несмотря на важность личностных характеристик, которые могут способствовать или препятствовать развитию профессиональной деформации сотрудника ОВД, большую роль играет и уровень сформированности профессиональных знаний, умений и навыков. От них также зависит успешность выполнения функциональных обязанностей. Так, недостаточная профессиональная подготовка сотрудников ОВД может привести к использованию ими неправильных методов деятельности. Эти сотрудники, как правило, особенно чувствительны к провокациям, склонны к рукоприкладству и используют силу, чтобы показать, что распоряжаются здесь они.

5. Профессиональные установки. Личностным фактором профессиональной деформации представителей органов правопорядка могут быть их профессиональные установки. Одна из таких установок заключается в том, что понимание норм права сотрудником ОВД более компетентно, чем понимание этих же норм иным субъектом правоотношений. При наличии таких качеств личности, как ригидность и склонность к непродуманным поступкам и решениям, данная установка может перерасти в убежденность в заведомой правильности совершаемых действий и привести к ошибкам в решении профессиональных задач.

Другая установка сотрудников ОВД характеризуется направленностью на восприятие происходящих событий как возможных социальных аномалий и нарушений закона. В сочетании с некритичным мышлением и повышенной импульсивностью она может способствовать образованию обвинительной установки, являющейся проявлением профессиональной деформации сотрудников ОВД.

6. Профессиональный возраст (или профессиональный опыт) сотрудников ОВД. Явление профессиональной деформации в известной степени связано с профессиональным возрастом – ступенью профессионального развития человека и его профессиональным опытом.

Кроме этого, проблемой, связанной с профессиональным возрастом сотрудника, являются профессионально-возрастные кризисы. Суть их в том, что на определенном этапе службы перед сотрудником может встать вопрос о целесообразности ее продолжения и перспективах профессиональной деятельности. Преодоление кризиса является важным компонентом профессионального развития личности сотрудника; не преодоленный кризис стимулирует развитие профессиональной деформации.

Первый профессиональный кризис может наступить после 1-2 лет службы. За это время молодой сотрудник адаптируется, составляет определенное представление о характере службы, и перед ним встает вопрос о дальнейших перспективах. Если служба его не устраивает, он может поменять профессию. В случае, когда нет возможности найти более отвечающую его желаниям работу, он может принять решение о формальном исполнении служебных обязанностей, об использовании служебного положения в личных целях. Это служит шагом к развитию профессиональной деформации.

Второй профессиональный кризис относится, чаще всего, к 3-4 году службы. За это время сотрудник уже не только адаптируется к служебной деятельности, но и осваивает профессию. Перед ним встает вопрос о дальнейшем профессиональном росте. Если таких перспектив нет, он также может принять решение об уходе из правоохранительных органов или начать формально относиться к своим обязанностям и т.д., что в свою очередь также стимулирует развитие профессиональной деформации.

Третий профессиональный кризис может наступить на 10-12 году службы. К этому времени сотрудник не только становится профессионалом, но, нередко, исчерпывает возможности своего профессионального развития, который, как правило, связан с должностным ростом. В то же время в этом возрасте уже сложнее кардинально менять профессию и определившийся жизненный уклад. Сотрудник остается на службе, но его отношение к службе может измениться в отрицательную сторону. Так, у сотрудников ОВД с десятилетним стажем работы происходит усиление функции самоконтроля и нарастание эмоциональной напряженности, что приводит к понижению стрессоустойчивости. В поведении это может проявляться как усталость от службы и эмоциональное сгорание, т.е. человеку становится безразлично, как в дальнейшем сложится его карьера. Вместе с этим развивается повышенная коммуникативная и поведенческая осторожность. Повышение неосознанного самоконтроля может приводить к появлению определенных служебных ритуалов, например, «каждый документ должен вылежаться», «чем больше надписей на документе, тем лучше» и т.п. Кроме того, возникает шаблонность в мышлении и действиях, вырабатывается служебный автоматизм, что, с другой стороны, может являться следствием высокого профессионализма. Критическим может стать и 20-летний рубеж, когда желание продолжить службу может вступить в противоречие с возможностями ее продолжения.

Таким образом, не столько «накопление лет», сколько «накопление кризисов» и их негативных последствий, может стать стимулом развития профессиональной деформации, так же как накопление опыта преодоления кризисов может стать важным фактором профессионального роста сотрудника.

7. Наличие социально-психологической дезадаптации личности сотрудника ОВД. Предрасположенность к профессиональной деформации может быть обусловлена наличием социально-психологической дезадаптации личности сотрудника ОВД. Например, согласно зарубежным исследованиям личностные расстройства полицейских обусловливают их хроническую склонность к насилию. Для них характерны антисоциальные параноидные тенденции и склонность к злоупотреблению служебным положением. Они не извлекают должных уроков из своего опыта и не всегда полностью могут нести ответственность за свое поведение.

8. Некоторые личностные изменения, вызванные процессом профессиональной адаптации сотрудников ОВД. Период профессиональной адаптации является одним из наиболее восприимчивых к возникновению предпосылок профессиональной деформации. Некоторые особенности протекания этого периода могут приводить к развитию профессиональной деформации специалиста. Например, сотрудники ОВД, которые имели проблемы на ранних стадиях своей карьеры, в дальнейшем чаще оказываются склонными к насилию и чрезмерному применению силы.

Показателем успешной профессиональной адаптации является высокая степень усвоения сотрудником норм, характерных для данной профессиональной деятельности. Эти нормы могут быть усвоены молодым сотрудником к моменту начала трудовой деятельности. Однако профессиональная адаптация личности может стать фактором, способствующим развитию профессиональной деформации в тех случаях, когда стратегии ролевого профессионального поведения переносятся в другие сферы активности личности. Так, некритичное принятие норм субординации в профессиональной деятельности может проявиться во внеслужебном неформальном общении и выразиться, например, в неспособности (нежелании) учитывать альтернативные точки зрения, идти на компромисс.

Процесс профессиональной адаптации может сопровождаться пересмотром и частичным или полным отказом от сложившихся ранее норм, ценностей и способов поведения личности в данной профессии. Например, ожидания и установки, сформировавшиеся у человека до начала выполнения профессиональной деятельности и реальность, с которой он сталкивается в процессе ее выполнения, приходят в противоречие. Это может вызвать разочарование, отрицательное отношение к профессии, переоценку ее смысла и потерю заинтересованности в ней. Названные последствия, в свою очередь, представляют собой предпосылки развития профессиональной деформации сотрудника ОВД.

Третья группа факторов, способствующих развитию профессиональной деформации сотрудников ОВД, представлена такими социально-психологическими особенностями выполнения профессиональной деятельности, как неадекватный стиль руководства и конфликтные отношения в коллективе, а также особым влиянием на сотрудника ОВД социального окружения вне работы.

1. Неадекватный стиль руководства. Одной из особенностей неадекватного стиля руководства, которая может способствовать развитию профессиональной деформации сотрудников ОВД, является недостаточная и неадекватная информированность сотрудников. Дефицит информации является типичной характеристикой профессиональной деятельности в ОВД и часто вызывается не действиями руководителя подразделения, а объективными трудностями несения службы (например, неожиданностью и непредсказуемостью обстоятельств). В то же время, в ряде случаев именно руководитель выступает основным источником информации и во многом определяет психические особенности и поведение подчиненных. Как утверждает Р.Л.Кричевский, недостаточное информирование работников о процессах в организации ведет к падению трудовой мотивации и морали, усиливает рост текучести кадров и отражается на результатах труда. Такое информирование означает отсутствие внимания руководителя к работникам и может повлечь неудовлетворение потребности подчиненных в уважении и признании со стороны начальника. В подобной ситуации подчиненный может ощущать себя сторонним наблюдателем процессов, происходящих в коллективе ОВД, и утратить чувство сопричастности к ним.

Сотрудники, владеющие неадекватной информацией относительно своей профессиональной роли (например, профессиональных обязанностей, условий профессиональной деятельности, ожиданий коллег и сферы ответственности), способны испытывать так называемую ролевую неопределенность. Последняя, в свою очередь, вызывает у специалиста меньшее удовлетворение от профессиональной деятельности, более высокий уровень напряженности, связанной с выполнением функций, частые неудачи в работе и меньшую уверенность в себе.

Неадекватный стиль руководства как фактор развития профессиональной деформации сотрудников ОВД может проявляться в чрезмерной авторитарности начальника и преобладании с его стороны жесткого стиля управления.

Необходимо отметить, что выбор руководителями ОВД директивного стиля управления может быть вызван различными причинами. Одной из них является специфика управленческой деятельности в ОВД, при выполнении которой руководитель вынужден придерживаться именно директивного стиля. Так, по мнению Р.Л. Кричевского, существует немало обстоятельств, при которых от руководителя ожидается директивное поведение. Например, в экстремальных условиях управленцу вряд ли допустимо при принятии решений опираться на коллегиальное обсуждение служебной задачи и разворачивать дискуссию. Для успешного выполнения поставленной задачи от руководителя в таких ситуациях требуется умение оперативно принимать адекватные обстоятельствам решения, целенаправленно и эффективно действовать и распоряжаться.

В то же время, в других ситуациях директивный стиль поведения, особенно если он проявляется часто и в большинстве случаев, выступает фактором развития профессиональной деформации сотрудников ОВД. Так, постоянное соблюдение жестко регламентированных уставных отношений нередко создает у сотрудников ОВД стереотип о снятии ответственности за порученную работу. В частности, данный стереотип проявляется в их формальном отношении к служебным обязанностям и снижении творческой активности, что может свидетельствовать о развитии у этих сотрудников профессиональной деформации личности.

Выбор директивного стиля управления определяется в некоторых случаях и личностными особенностями руководителей. Согласно зарубежным данным требования уставов, нормативных указаний, следование вынужденным стереотипам поведения и реагирования в определенных служебных ситуациях вызывают у полицейских, в том числе и у руководителей осознание некоторой зависимости от выполняемой служебной роли и приводят к возникновению стрессовых состояний. В результате полицейские управленцы, не нашедшие в процессе службы путей преодоления подобных стрессовых факторов, выбирают, как правило, чрезмерно жесткий стиль руководства. Они отрицают наличие эмоциональных проблем и целесообразность доверительных отношений с подчиненными, что может привести к необоснованным межличностным конфликтам с подчиненными.

В свою очередь, конфликтные отношения в коллективе, отсутствие эмоциональной поддержки со стороны коллег и начальника, невозможность открытой коммуникации с ними, в сочетании с напряженными условиями профессиональной деятельности, способствуют развитию профессиональной деформации сотрудников.

«Умеренно жесткое» обращение может улучшить до некоторой степени мотивацию подчиненного. Однако не все сотрудники одинаково реагируют на такое обращение. У одних подчиненных усиливается агрессивность и враждебность, другие чувствуют страх порицания и наказания, что отрицательно сказывается на их работе и состоянии.

Отмечено, что равнодушное и раздражительное отношение руководителя к подчиненным может являться имитацией типа управления, с которым руководитель сам сталкивался в начале своей карьеры. Другими словами, начальник выступает для подчиненных значимым лицом, с которым подчиненные идентифицируют себя и поведению которого они в той или иной мере подражают. Следовательно, если для руководителя характерны проявления профессиональной деформации, то это может способствовать развитию данного явления и у подчиненных.

Чрезмерно жесткий стиль руководства может характеризоваться тем, что руководитель не признает за подчиненными права обдумывать его распоряжения и возможности самостоятельно принимать решения.

Одним из принципов, существующих в системе МВД, является принцип строгой соподчиненности. Однако абсолютизация этого принципа способствует формированию стереотипного поведения, в том числе в тех случаях, когда необходимо принятие не шаблонного, а обдуманного решения. Более того, стереотипное поведение типа «все приказания должны выполняться, а потом уже обсуждаться» может привести к возникновению внутреннего личностного конфликта. Последний выражается в том, что, с одной стороны, сотрудник убежден в необходимости выполнения приказа «во что бы то ни стало», с другой стороны, он может быть не готов к выполнению этого приказа, например, в силу недостаточного материально-технического обеспечения ОВД специальными средствами или в силу своей неопытности и незначительного стажа работы. Подобный внутриличностный конфликт постоянно подавляется и, одновременно с этим, нарастает. В результате, он может «выплеснуться» в неадекватной форме поведения или привести к психосоматическим расстройствам, что повышает вероятность развития профдеформации.

Развитию профессиональной деформации сотрудников ОВД может способствовать неадекватное использование руководителем методов воздействия на подчиненных. Признание заслуг подчиненного и предоставление ему перспектив служебного роста способствует осознанию ценности собственного профессионализма и уверенности в долговременных перспективах. Без таких перспектив многие люди испытывают стресс, вызванный ущемлением их притязаний. У них возникает острое ощущение, что время уходит, оставляя их в состоянии застоя. Эти обстоятельства могут привести к тому, что подчиненных сопровождает чувство безысходности, беспомощности и профессиональной нереализованности. В результате происходит снижение работоспособности и повышение вероятности развития профессиональной деформации.

Неадекватное использование руководителем системы поощрения и наказания также может привести к развитию профессиональной деформации, причем как подчиненных, так и самого руководителя.

Стереотип «нахождения виновного» не способствует стабилизации служебной деятельности. Это объясняется тем, что, во-первых, применение санкций наказания по отношению к сотрудникам формирует у них психическую напряженность. Психическая напряженность, в свою очередь, сопровождается в ряде случаев возникновением отрицательного отношения к службе и может привести к снижению эффективности деятельности и даже к ее дезорганизации. Во-вторых, для сотрудников, для которых характерен рассматриваемый стереотип, решение служебной задачи сводится к нахождению виновного при отсутствии стремления к устранению объективных трудностей и тенденции к исправлению создавшегося положения. В дальнейшем данный стереотип способен привести к развитию такого проявления профессиональной деформации, как формальное отношение к выполнению служебных обязанностей.

В целом, успешное решение проблем, связанных с профессиональной деформацией сотрудников ОВД, во многом зависит от деятельности руководителей, в частности, от обоснованности принимаемых ими решений, выбора адекватного стиля руководства, умения учитывать деловые качества, профессиональные возможности и индивидуально-психологические особенности подчиненных.

2. Существование напряженных, конфликтных отношений между сотрудниками ОВД, их равнодушие, обособленность и взаимная подозрительность по отношению друг к другу также способствуют развитию профессиональной деформации.

Напряженные отношения вызывают у многих сотрудников чувство неудовлетворенности в принадлежности и причастности к данной социальной группе. Кроме того, становятся невозможными деловая критика и свободное выражение собственного мнения при обсуждении служебных вопросов, снижаются вероятность взаимопомощи в проблемных профессиональных ситуациях и способность коллегиально принимать конструктивные решения. Такой социально-психологический климат в подразделении ОВД препятствует продуктивному осуществлению совместной деятельности сотрудников и затрудняет гармоничное развитие личности в коллективе.

3. Неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (семьи, друзей). Подвергающимися в большей степени профессиональной деформации, являются те сотрудники ОВД, которые имеют неблагополучные семьи. Данное утверждение подтверждается результатами зарубежных исследований, согласно которым к «группе риска» относят полицейских с проблемами в личной жизни (например, полицейских, которые развелись с женами или у которых существуют напряженные отношения в семье, а также дискомфортные домашние условия). Эти проблемы отрицательно сказываются на качестве выполнения служебных обязанностей. Таким полицейским свойственна повышенная возбудимость, они рассеяны во время несения службы, при общении с гражданами могут потерять контроль над своим поведением.

Причиной, способствующей развитию профессиональной деформации, может быть непонимание дружеским окружением профессиональных интересов и ценностей сотрудника ОВД, а также такое отношение к его деятельности, которое основано на отрицательном имидже системы ОВД, в целом. В этом случае у сотрудника ОВД может возникнуть чувство одиночества, покинутости и эмоциональной изоляции. Утратив душевные связи, человек теряет уверенность в себе. Его внутреннее напряжение проявляется в подавленном настроении, неожиданных эмоциональных вспышках, ухудшении самочувствия.

4. Низкая социальная оценка и обеспеченность деятельности сотрудников ОВД отрицательно сказывается на эффективности выполняемых служебных функций и на их психологическом состоянии. Так, качественному выполнению функциональных обязанностей может препятствовать недостаточное денежное и техническое обеспечение ОВД. Недостаточная оснащенность вызывает у сотрудников ощущение профессионального бессилия и невозможности полноценного выполнения служебных задач. К профессиональному бессилию и социальной незащищенности специалиста прибавляются слабая материальная компенсированность сложных и экстремальных аспектов деятельности.

Финансовые проблемы, которые постоянно испытывают сотрудники органов внутренних дел, унижают их профессиональное достоинство и вызывают неудовлетворенность трудом. Связанные с этим неуверенность в завтрашнем дне и беспокойство по поводу материального благополучия своей семьи способствуют развитию профессиональной деформации.

В деятельности ОВД данное явление профессиональной деформации тесно связано с проблемой профессиональной устойчивости, профессиональной адаптации и дезадаптации, нарушений дисциплины и законности, а также суицидов среди личного состава.

Приведенные факторы позволяют сформировать группы лиц, наиболее подверженных их действию, а именно:

1) лица, склонные к суициду;

2) профессионально-деформированные сотрудники;

3) сотрудники ОВД, длительное время или неоднократно проходившие службу в экстремальных условиях деятельности;

4) лица, предрасположенные в силу индивидуально-психологических особенностей к предательству интересов службы1.

Группа повышенного психолого-педагогического внимания представляет собой категорию лиц, у которой наследственные факторы, условия развития и воспитания, личностные и функциональные особенности определяют повышенную вероятность возникновения состояний дезадаптации, способствующих развитию нервно-психических и психосоматических заболеваний, асоциального поведения, аутоагрессии, приводящих к снижению эффективности и надежности служебной деятельности сотрудников (в т.ч. возникновению профессиональной деформации личности).

Факторами риска профессиональной деформации могут быть:
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации