Расторгуев С.П. Информационная война - файл n1.doc

приобрести
Расторгуев С.П. Информационная война
скачать (971.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3016kb.12.11.2009 15:12скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21
«понимающими» друг на друга, если на абсолютное большинство одинаковых входных сообщений, они выдают одинаковые по смыслу результаты;

б) две информационные обучающиеся системы называются «похожими» друг на друга, если на абсолютное большинство одинаковых входных сообщений, они выдают одинаковые по форме результаты;

в) две информационные обучающиеся системы называются «агрессивными» друг для друга, если имеет место «похожесть» между ними, но полностью отсутствует «понимание»; более того, «понимание» вообще стремится к нулю.

«Понимающее», «похожее» или «агрессивное» поведение таких информационных систем, как люди, находит свое отражение как на бытовом уровне, так и на религиозном, и государственном. При одном и том же входном сообщении один человек ложится отдыхать под пальму, другой начинает считать возможные прибыли, третий сочиняет научный трактат.

Утверждение 1.Для того чтобы информационная самообучающаяся система способна была целенаправленно перепрограммировать другую подобную систему, она должна ее «понимать».

Следствие 1.1.Перепрограммировать информационную систему — это значит подобрать для нее такие входные данные, которые соответствуют цели программирования.

Следствие 1.2.Определить цель перепрограммирования — это значит найти в окружающем мире или специально создать информационную систему (эталон), на которую данная система должна стать похожей. При этом перепрограммируемая система и «эталон» должны быть «понимающими» друг друга.

Как формировалась цель перепрограммирования в мире программного обеспечения для «народа» описывает, А.П.Кулаичев [44, с. 157]: «Многие были свидетелями, но уже мало кто вспоминает о том, что заря windows занялась во второй половине 1992 года с беспрецедентного кругосветного пропагандистского турне руководства Microsoft с массой речей и выступлений на сотнях бизнес-встреч, семинаров и международных выставок. Главной целью этой акции было всколыхнуть мировую общественность, увлечь за собой и привязать к себе ведущих мировых производителей, которые после переориентации своих перспективных разработок (и связанных с этим капиталовложений) уже не смогут Уклониться от магистрального пути. А уж за ними поплетутся массы пользователей, быстро привыкающие считать такой мир единственным. Этот замечательный пример показал всем сообразительным, что затраты рекламу значительно эффективнее, чем затраты на корпоративное «долизывание» продуктов. Поэтому с приходом Windows началась резкая деградация качества программного обеспечения и его усложнение. Тем самым несомненной заслугой Б.Гейтса является открытие и наглядная демонстрация сверхмощных механизмов массового порабощения в эру информационной цивилизации».

Следствие 1.3.Подобрать входные данные для системы в соответствии с заданной целью перепрограммирования— это значит заставить информационную систему «смотреть на мир чужими глазами», глазами той информационной системы, на которую данная система должна стать похожей, т.е. глазами эталона.

Способна ли информационная система защититься, если враг применит против нее описанный способ перепрограммирования информационных систем?

Безусловно. Для этого достаточно «закрыть глаза» на те входные данные, которые подаются на вход противной стороной. Причем, что характерно, во многих странах данный способ защиты населения и страны закреплен законодательно. «Даже в 70-е годы, когда Америка увязла в войне во Вьетнаме, американские СМИ, критикуя эту войну, «торпедируя» ее, не позволяли себе использовать съемки телеоператоров, работавших со стороны Вьетнама. Более того, в той же Америке, а также Англии, Франции и еще десятке стран существует строжайший законодательный запрет на использование любых кино-, фото; видео и печатных материалов, снятых или написанных на стороне тех, кто ведет боевые действия против армий этих стран, и даже просто имеющих сочувственные «врагам» интонации или же идеи» (В.Шурыгин [114]).

В.Шурыгин, анализируя информационный аспект военных действий в Чечне, подробно описывает, как был реализован способ перепрограммирования информационной системы на практике [114]:

«В среднем чеченская тематика занимала в программах НТВ от 10 до 18 минут на информационный выпуск, в «Вестях» (информационная программа российского телевидения) от 3 до 7 минут. Так вот, у НТВ до 80% всех видеосъемок непосредственно боевых действий велось со стороны чеченских боевиков или использовались пленки, снятые со стороны сепаратистов. В «Вестях» это соотношение достигало 60%. Оставшиеся 20% НТВ обычно делило между съемками разрушений, обычно приписываемых армии, интервьюировании местных жителей-чеченцев, «страдающих от русской агрессии», или же комментариями своих тележурналистов, в лучшем случае на фоне российских позиций, но чаще у сгоревшей российской техники. Так же примерно делили оставшийся эфир и «Вести».

Анализ публикаций таких газет, как «Московский комсомолец» и «Известий», выявил следующее: лишь в одной из четырех статей упоминалась или раскрывалась точка зрения на происходящие события федерального командования. Три же из четырех публикаций носили или же откровенно прочеченский характер, героизируя боевиков, преувеличивая их возможности, или же жестко критиковали армию и ее действия в Чечне».

Опросы общественного мнения, проводимые НТВ, возможно, с целью проверки эффективности данного способа перепрограммирования, подтверждали, что для среднестатистического гражданина, регулярно смотрящего телевизор, отношение к собственной армии изменяется в худшую сторону, а цели боевиков становятся «ближе и понятнее».

Как грустно шутил Л.Шебаршин, в прошлом один из первых руководителей КГБ СССР:«Телевидение средство общения мошенников с простаками».

Все виды информационного воздействия на информационную систему можно попробовать классифицировать еще и следующим образом:

1) входные данные — «сухие» факты;

2) входные данные — логически обоснованные выводы;

3) входные данные — эмоционально окрашенные утверждения. Как было показано в первой части работы, эмоции, являясь критерием истинности в процессе познания (речь идет о модели СР-сетей), могут быть присущи только самообучающейся информационной системе класса В, для которой они выступают, как способ внешнего проявления усвоенного знания. При этом эмоциональный заряд для любой входной последовательности повышает скорость ее обработки информационной системой, порой минуя даже обязательные логические проверки. Например, эмоционально насыщенный крик о помощи или об опасности заставляет сразу же совершать определенные действия и уже только потом, если будет возможность, проверять логикой возможность тех или иных утверждений.

Утверждение 2.«Понимающие» информационные системы формируются одинаковыми эмоциональными воздействиями, как правило, минуя средства защиты, основанные на логике.

Например, диктор телевидения монотонно сообщает факты о поездках по стране кандидатов в президенты. При этом, не искажая факты, говоря об одном из них, он подкрепляет свои слова мимикой, выражающей презрение, а в случае упоминания другого кандидата, наоборот, вся его физиономия сияет от счастья. В результате у зрителей скрытно от них самих начинает формироваться соответствующее отношение к кандидатам. Видно, что в данном случае сама возможность сказать что-то (даже совсем нейтральное) о том или ином кандидате может использоваться для перепрограммирования нечаянных слушателей. Аналогичным образом формируются информационные материалы в прессе. Текст сообщения содержит «голые» факты, к которым не может быть претензий, а название заметки, особенно если речь идет о конкурентах, имеет обязательную эмоциональную окраску. Сообщение прочитают не все, но на заголовок обязательно обратят внимание, а тем самым неявно свяжут возникшее эмоциональное ощущение с объектом газетного материала.

Следствие 2.1. Для перепрограммирования самообучающихся информационных систем, обладающих эмоциями, наиболее эффективным средством является «эмоционально окрашенная» входная обучающая последовательность.

Следствие 2.2.В случае быстрого и массового перепрограммирования народа, нации наиболее эффективными являются приемы, имеющие эмоциональную окраску и принадлежащие таким сферам как: массовые культура, искусство, религия. Это значит, что для решения задач по перепрограммированию населения в первую очередь упор должен делаться на деятелей искусства, культуры, религиозных служителей.

Утверждение 3.Информационная самообучающаяся система, функционирующая на принципах Р-сети, может быть перепрограммирована лишь в рамках оставшейся у нее избыточности хаоса. Чем больше избыточность хаоса — тем больше возможностей для корректировки.

Следствие 3.1.При любом серьезном информационном воздействии на общество направление главного информационного удара— молодые члены общества, т.е. объекты, имеющие максимальный ресурс для перепрограммирования.

Утверждение 4.Разрушение устоявшихся структур, приведение их в хаотическое состояние способствуют повышению избыточности хаоса, а тем самым увеличению возможностей для перепрограммирования систем.

Следствие 4.1.Для эффективного перепрограммирования устоявшихся структур необходимо предварительно привести их в хаотическое состояние путем разрушения устоявшихся связей и уничтожения наиболее значимых базовых элементов.

Утверждение 5.Для любой информационной системы безопасно оперировать с той информацией, механизмы обработки которой уже существуют у данной системы.

Сказанное достаточно просто объясняется на уровне здравого смысла. Для технической системы, согласно утверждению 5. безопасными входными данными являются те, которые уже были у нее в прошлом, которые принадлежат множеству допустимых входных/выходных значений. Для социальных и биологических систем — это функционирование в рамках привитых привычек, сложившегося образа жизни, сформированных стереотипов поведения в условиях известного (предсказуемого) системе внешнего окружения.

Следствие 5.1.В любое время наиболее безопасно транслировать на свое окружение информацию о достоинствах собственного образа жизни.

Сложившиеся стереотипы поведения — это то пространство действий, в котором конкретная система наиболее эффективно способна противостоять внешним, известным системе угрозам. Естественно, что для каждой системы именно ее собственные привычки и являются ее достоинством. Они во многом определяют данную систему, так как обеспечивали и обеспечивают ее существование. Навязывание собственных стереотипов поведения окружающим системам, особенно уже сформированным неизбежно будет ослаблять последних. Это объяснимо — всегда тяжело играть на чужом поле, да еще по неизвестным правилам.

Пять утверждений и следствия к ним описывают способ перепрограммирования информационных систем. Наличие в поведении системы приемов, в основе которых лежат приведенные выше утверждения и следствия, является одним из признаков информационного нападения.

Глава 11(6). Проблема начала информационной войны

В начале было слово...

Вернемся к проверенной классической логике.

Одним из ключевых вопросов, выводящих на неразрешимость проблемы выигрыша информационной войны, заключается в следующем: «Способна ли информационная система определить, что против нее начата информационная война?»

Исследуем эту проблему подробнее.

Пусть существуют две противоборствующие информационные системы — ИС1 и ИС2 системы защиты у которых функционально похожи и работают по следующему алгоритму:

1) получение входной информации;

2) анализ входной информации в течение времени t:

* определение источника информации;

* определение целей информатора;

* оценка правдоподобности, если поступившая информация оценена как факт агрессии, то к п.З;

иначе к п. 1;

3) выдача на вход агрессора адекватной информации, что подразумевает ответный удар, т.е. информационную войну.

Теперь посмотрим, что может произойти при взаимодействии подобных систем. У этого простого алгоритма оказывается достаточное число вариантов развития:

1) ИС1 оценила неопасную информацию как факт агрессии и применила ответные меры;

2) ИС1 оценила начало войны как неопасную информацию и соответственно проиграла войну;

3) ИС1 не успела оценить информацию за время, которого достаточно для адекватного реагирования, и в этом случае она либо не пострадала, если информация действительно неопасная, либо проиграла.

Предположим, что обе системы не желают выступать в роли агрессора. Тогда для любой из них главной задачей является идентификация сигналов, поступающих на вход, именно от системы защиты противной стороны. И задача сводится к следующему:

1) если входная информация поступила на вход ИС1 от системы защиты ИС2, то это означает начало войны;

2) если входная информация поступила на вход ИС2 от системы защиты ИС1 то это означает начало войны.

По сути дела мы рассматриваем ситуацию о применимости любого из названных алгоритмов к самому себе (в силу их функциональной идентичности). Получилось, что в общем случае задача любой из информационных систем заключается в том. чтобы понять результат работы какого алгоритма она исследует, т.е. какой алгоритм она исследует, алгоритм ли вообще подан на вход?

Мы исходим из того, что за любой входной информацией либо стоит умысел (алгоритм), либо ничего не стоит, в этом случае входная информация неопасна с точки зрения начала информационной войны (хотя на самом деле эта информация может иметь еще более разрушительный для системы характер, но это за пределами данного исследования).

Покажем, что данная проблема относится к алгоритмически неразрешимым.

По аналогии с исследованием проблемы «Является ли частичный алгоритм всюду определенным алгоритмом»[3] попробуем предложить метод определения начала информационной войны. Но предварительно предположим, что существует некий алгоритм ИСa который позволяет определить, что подано ему для анализа (на его вход) — алгоритм или нет. Понятно, что если подобный ИСa существует, то на его основе можно построить совершенно различные алгоритмы и в том числе алгоритм, позволяющий осуществлять классификацию алгоритмов по их принадлежности тому или иному классу равносильных алгоритмов, в частности к классу алгоритмов, ответственных за выявление начала информационной войны. Например, пусть предложен некий алгоритм ИС.

Алгоритм ИС:

Вход:

защитный алгоритм любой из возможных информационных систем ИСi.

Выход:

«0» если ИСi не является алгоритмом системы защиты;

«1» если ИСi является алгоритмом системы защиты и в том числе ИС(ИС)="1".

Метод:

1)если ИСa,(ИСi)=''1" является алгоритмом, то перейти к п.2, в противном случае выдать «0» и остановиться;

2) если ИСi — алгоритм системы защиты, то его входом может быть алгоритм системы защиты, а выходом— «0» или «1». В этом случае (для проверки) алгоритм ИС применяет алгоритм ИСi к самому себе;

3)ИС выдает на выход «0» или «1», если ИСi выдает «1» или «0» соответственно.

Рассмотрим результаты работы этого метода. Предположим, что алгоритм ИС определил, что на вход поступила «опасная» информация, т.е. ИСi — алгоритм. После этого ИС моделирует себя на себе. Но если ИС функционально эквивалентен ИСi, то в этом случае он не может дать непротиворечивый результат. Если результат моделирования «1», то ИС дает на выходе результат «0». Но по определению, в случае применения к самому себе он должен давать ответ «1». Аналогичная ситуация возникает, если ИС обнаруживает, что результат моделирования «0».

Вывод. Проблема построения алгоритма для определения начала информационной войны в общем случае является алгоритмически неразрешимой, а причина кроется в невозможности создания алгоритма ИСa , положенного в основу предложенного формального метода.

Данный результат понятен, ненов и полностью определяется результатами исследования классической проблемы: «Является ли частичный алгоритм всюду определенным алгоритмом?»

В этой ситуации грозить адекватным ответом, например в виде «термоядерной дубины», бессмысленно, так как объективно невозможно доказать факт информационной атаки. Получается, что начало информационной войны определить невозможно, и это дает определенные преимущества агрессору. Но парадокс заключается в том, что если жертва нападения успеет осознать, что против нее ведется информационная война, то полученное агрессором преимущество на начальном этапе в подобного типа войнах совсем не коррелирует с мелодией гимна победителя.

После того, как информационная война начата, в дело включаются нелинейные функциональные зависимости с обратными связями и факт алгоритмической неразрешимости проблемы в общем виде дает шанс на победу даже самому-самому захудалому противнику.

Однако алгоритмическая неразрешимость исследуемой проблемы в общем виде не означает, что в конкретном случае не существует решения. Более того, в большинстве ситуаций всегда найдется такой интервал времени или такое состояние информационной системы, когда к системе можно применить конкретный побеждающий алгоритм. Если нельзя в данный момент применить конкретный побеждающий алгоритм. Если нельзя в данный момент применить подготовленную схему действий, то можно подождать, пока придет для нее время!

Я.А. Пономарев, исследуя психологический механизм принятия решения в условиях творческих задач, отмечал, что в случае, когда логика не подтверждается практикой, задача превращается в творческую. Решение же творческой задачи возможно только с помощью интуиции. А это значит, что решение могут подсказать лишь сами вещи!

В реальной жизни так оно и бывает. Дождь за окном намекает на необхо­димость взять зонт, выходя на улицу. Футбольный мяч, закатившийся на троту­ар, требует удара по себе. Автобус, неожиданно подъехавший к остановке, когда уже принято решение никуда не ходить и вернуться домой, отменяет это реше­ние.

Яблоко, упавшее на голову мыслителя в нужное время, заставило про­явиться в нашей жизни закон всемирного тяготения.

Важно, что эти «вещи» заставляют систему выйти из состояния, в котором ее поведение практически не предсказуемо, и перейти к выполнению того сце­нария, который навязывается «этими вещами». Действительно, как можно не ударить по мячу, когда он выкатился под ноги?

Хорошо продуманная последовательность подобных «вещей» и образует ту обучающую выборку, с помощью которой осуществляет­ся целенаправленное управление информационной системой.

Глава 12(7). Типовая стратегия информационной войны

Сложна паутина кармы, связывающая самые разнородные существа, и отдельное справедливое уничтожение может повлечь массовый вред.

Е.П.Рерих

Любая информационная обучающаяся система обладает базовым набором смыслов или знаний, который во многом и определяет поведение этой системы. Существование этого базового набора обеспечивается физическими носителями— соответствующими структурами в рамках общей структуры и/или соответствующими отдельными элементами, которые в дальнейшем будем называть базовыми элементами.

Понятно, что в зависимости от количества базовых элементов и их связей противная сторона (система-агрессор) либо способна, используя собственные научно-технические достижения, в короткие сроки промоделировать поведение базовых элементов, либо нет. В том случае, если моделирование возможно, будем считать, что базовые элементы системы Х моделируются системой Y.

Отсюда следует, что, так как у каждой информационной системы в зависимости от ее собственной структуры количество базовых элементов и их связей различно, то у одной системы базовые элементы являются моделируемыми ее врагом в ходе подготовки или ведения информационной войны, а у другой нет.

При этом мощность множества базовых элементов и их связей во многом определяется структурой самой системы.

Например, если речь идет об иерархически упорядоченных самообучаемых структурах, базовые элементы, определяющие систему, можно пересчитать по пальцам— их немного. Поэтому становится возможным в отпущенное исследователю (или противнику) время проектировать, моделировать и реализовывать любые алгоритмы информационного воздействия.

При этом, безусловно, определяющими факторами при разработке средств информационного оружия становятся именно индивидуальные особенности элементов. Это понятно. Для того чтобы смоделировать поведение базовых элементов, необходимо знать именно индивидуальные особенности и предпочтения.

Обратите внимание, временной интервал, на котором системы стараются одержать победу в информационной войне, в данном случае соизмерим со временем жизни элементов, а это значит, что результаты теоремы о возможностях СР-сетей здесь не приложимы в полном объеме, так как речь идет о незначительном с точки зрения смены поколений временном интервале. Поэтому позволительно говорить о побеждающем алгоритме.

Однако при всем при этом надо помнить, что время жизни системы, время обучения системы чему-нибудь постоянно изменяются. Появляются новые тех­нологии обучения и изменяются характеристики окружающей информационной среды. Сказанное означает, что соизмерять время жизни элементов с времен­ным интервалом активного ведения информационной войны может быть и не совсем корректно. Здесь же хотелось в первую очередь отметить следующее:

интенсивность модификации окружающего мира часто не оставляет информа­ционной системе возможности выйти из предписанных ей сценариев поведения.

Опираясь на сказанное о моделируемое™ базовых элементов, можно сформулировать соответствующее утверждение.

Утверждение 6. Чем больше мощность множества базовых элементов и их связей, тем система устойчивее к целенаправленному информационному воздействию.

В условиях, когда время информационного противодействия между системами мало, например не превышает среднего времени жизни элемента системы, и система-противник обладает моделируемыми базовыми элементами, можно предложить следующий, казалось бы, «всегда побеждающий» алгоритм:

1) определение базовых элементов информационного пространства системы-противника;

2) изучение индивидуальных особенностей и потенциальных возможностей базовых элементов;

3) моделирование различных вариантов поведения базовых элементов при различных входных воздействиях;

4) выбор наиболее предпочтительного сценария поведения базовых элементов;

5) подготовка среды, в которой функционируют базовые элементы (общественного мнения), и их самих;

6) реализация.

С учетом приведенных в предыдущих главах теорем и утверждений общая схема информационной войны могла бы выглядеть как на рис.2.2.



Рис. 2.2. Типовая стратегия информационной войны.

Приведенная схема, безусловно, не отражает всех возможных подходов и приемов к организации и проведению операций по информационному воздействию. Ум человеческий более изощрен, чем любая возможная проекция генерируемых им мыслей в плоскость практических алгоритмов. В типовую стратегию включено лишь то. что вытекает из доказанных ранее теорем. утверждений и следствий. Отсюда следует: если информационная система обнаруживает воздействие против себя комплекса приемов схемы рис.2.2. то это означает, скорее всего, что данная информационная система находится в состоянии информационной войны.

Что может собой представлять конкретный алгоритм информационной войны с конкретным противником? Очень похожая на приведенный выше побеждающий алгоритм схема действий описана у А. Зиновьева на примере информационной войны Запада с Советским Союзом.

1. Для изучения индивидуальных особенностей и потенциальных возможностей «базовых элементов» СССР на Западе была создана целая наука со своими служителями — Кремлинология.

2. «Кремлинологи самым дотошным образом изучали аппарат ЦК. И не только изучали, а оказывали на партийных руководителей влияние. Как? Через средства массовой информации. Через помощников, советников. Через дипломатов, журналистов, агентов КГБ. ..Можно признать как факт, что Запад в восьмидесятые годы начал во все усиливающейся степени манипулировать высшим советским руководством.»

3 .«Кремлинологи изучили ситуацию в высшем советском руководстве еще при Брежневе...

Андропов и Черненко были больны, долго протянуть не могли. ...Так что главную роль так или иначе предстояло сыграть кому-то из двух — Романову или Горбачеву. Изучив досконально качества того и другого (а возможно, уже как-то «подцепив на крючок» Горбачева ранее), в соответствующих службах Запада решили устранить Романова и расчистить путь Горбачеву».

4. «В средствах массовой информации была изобретена и пущена в ход клевета на Романова (будто он на свадьбу дочери приказал принести драгоценный сервиз из Зимнего дворца), и началась его всяческая дискредитация...

Причем изобретатели клеветы были уверены, что «соратники» Романова его не защитят. Так оно и случилось. Даже Андропов, считавшийся другом Романова, не принял мер, чтобы опровергнуть клевету. Мол, не стоит на такой пустяк реагировать. А между тем это был не пустяк, а начало крупномасштабной операции с далеко идущими последствиями».

5. «Возьми теперь сами выборы Генсека! В том, что они были явно частью операции соответствующих служб США, даже на Западе многие хорошо понимали. Все было подстроено умышленно так, что выбирало всего 8 человек. Задержали под каким-то предлогом вылет из США члена Политбюро Щербицкого, который проголосовал бы против Горбачева. Не сообщили о выборах другому члену Политбюро, находившемуся в отпуску. Это был сам Романов, который тоже наверняка проголосовал бы против Горбачева. Если бы хотя бы эти двое голосовали, Горбачев не стал бы Генсеком, он прошел с перевесом в один голос!»

Причем, что интересно, подобный алгоритм целенаправленного информационного воздействия, можно сказать, в зачаточном прообразе сегодняшней информационной войны был изложен почти сто лет назад в документе под названием «Протоколы собраний Сионских мудрецов» [65]. Не вдаваясь в споры о причинах и источнике данного документа, хотелось бы отметить, что его автора бесспорно следует назвать первым серьезным теоретиком в области построения типовых тактик и стратегий ведения информационных войн.

В названном документе можно прочитать следующее:

«Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь «панама» тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собою привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента» (Протокол 10).

«В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе это пресса» (Протокол 2).

«Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем.

...Каждый пожелавший быть издателем, библиотекарем или типографщиком будет вынужден добыть на это дело установленный диплом, который, в случае провинности, немедленно же будет отобран» (Протокол 12).

«Вы говорите, что на нас поднимутся с оружием в руках, если раскусят в чем дело раньше времени; но для этого у нас в запасе есть такой терроризующий маневр, что самые храбрые души дрогнут:метрополитэновые подземные ходы коридоры будут к тому времени проведены во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми своими организациями и документами стран» (Протокол 9).

Кратко и точно в "Протоколах ..." сказано практически обо всех аспектах информационной войны:

— система управления (контроль властных структур);

—средства перепрограммирования населения (средства массовой информации);

— терроризм;

— экономические войны; средства экономического управления;

— финансовая программа (Протокол 20);

— всеобщее голосование и т.д.

Данные протоколы носят методический характер. Они составлены так, что их может использовать любой, понимающий значимость тайной войны, — и совсем не обязательно ограничивать их применение только мудрецами и только тем далеким временем. С точки зрения значимости для теории информационной войны данные протоколы, наверное, в чем то аналогичны первым робким исследования по теории ядерного оружия, кстати, относящимся примерно к тому же времени.

С.Нилус, кроме того, отмечает в своих раэъяснениях: «Сионские протоколы» поучительны тем, что дают канву и рисунки, по которым действительно вышивается саморазложение христианской культуры».

В труде [65] нет математических формул и доказанных теорем, но есть простое и доступное обоснование: почему именно должно быть так, а не по другому.

Оппонент может возразить: А при чем здесь наука? При чем здесь вообще информационная война и западнизация? То, о чем пишет А.Зиновьев, — это обычные методы борьбы, известные со времен царей, королей и шахов; суть их — посадить на трон своего человека. И, как пародировал В.Высоцкий лекцию о международных отношениях для посаженных на 15 суток, все выглядит примерно так:

«Церковники хлебальники разинули.

Замешкался маленько Ватикан,

А мы им папу Римского подкинули

Из наших, из поляков, из славян.

В Америке ли, в Азии, в Европе ли

Тот нездоров, а этот вдруг умрет?

Вот место Голды Меер мы прохлопали,

А там на четверть бывший наш народ».

Что же касается «Протоколов...», управления массами, народных выборов и предварительной психологической обработки избирателей— кто больше платит, за того больше и кричат. Так всегда было. Откройте, к примеру, «Русскую историю в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» Н.И.Костомарова на страницах, где речь идет о выборах царя:

«Пособники Борисовы поехали по городам содействовать, чтобы в Москву съехались такие люди, которые благоприятствуют Борису... Сторонники Бориса стали тотчас восхвалять его добродетели, а патриарх затем объявил: кто захочет искать иного государя, кроме Бориса Федоровича, того предадут проклятию и отдадут на кару градскому суду» [40].

Теперь о так называемом «побеждающем» алгоритме. Тексты А.Зиновьева ничего не говорят об его универсальности. Возьмите, к примеру, Ирак во главе с Саддамом Хуссейном. Требуемые условия выполняются:

1)базовых точек всего несколько;

2) время возможного воздействия в пределах среднего времени продолжительности жизни элемента.

Но тем не менее враг против Ирака в первую очередь применил самое обычное оружие.

Оппонент, безусловно, прав. Да, описанный алгоритм существовал века. Что же изменилось?

Изменились многие методы и приемы, они получили научное обоснование. Возникли целые научные дисциплины о том, как управлять поведением человека, коллектива, общества. К ним относятся: социология, психоанализ, теория рекламы, суггестология, NLP-программирование, дианетика и т.п. Получил свое теоретическое обоснование гипноз и были сделаны попытки перенесения методов гипнотического воздействия с отдельного индивидуума на коллективы и на целые человеческие общества. Всего этого еще не было даже в прошлом веке — не было достаточно эффек­тивных средств массовой информации, не было научно обоснованных алгоритмов управления социумом; а возникнуть эти алгоритмы могли только с появлением теории программирования для сегодняшних средств вычислительной техники. Потому что, еще раз повторим,
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21


«понимающими»
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации