Расторгуев С.П. Информационная война - файл n1.doc

приобрести
Расторгуев С.П. Информационная война
скачать (971.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3016kb.12.11.2009 15:12скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Ф.Ницше

Классическое задание модели самообучающейся систем предполагает решение следующих задач:

1) создание модели отдельного элемента;

2) определение топологии связей между элементами;

3) определение правил изменения связей при получении данной системой информации.

При этом в зависимости от способа решения названных задач получаемая модель может менять свое название в достаточно широком диапазоне имен — от классической компьютерной программы с операторами условия до нейросети.

В данной работе в качестве основы построения модели утверждается, что принципиально новая для системы информация приводит к рождению новых или гибели имеющихся у системы элементов, т.е. к перечисленным выше пунктам добавляется еще один:

4) определение правил рождения и гибели элементов системы. Далее попробуем пойти следующим путем:

1) зададим множество случайно связанных элементов, каждый из которых способен самостоятельно решать какую-либо задачу;

2) определим правила функционирования этого множества случайно связанных элементов так, чтобы обучающая выборка, поступающая на его входы и выходы, приводила к уничтожению тех элементов, которые максимально мешают получению требуемого результата.

Воспользовавшись приведенными неформальными обоснованиями, выдвинем следующие правила, которые и образуют базис модели саморазрушающихся нейросетей:

1) каждая система состоит из множества простейших неделимых частиц— формальных нейронов, которые в дальнейшем будем называть просто нейронами или элементами системы;

2) каждый нейрон связан с несколькими другими формальными нейронами, не обязательно ближайшими соседями;

3) входные и выходные сигналы (сообщения) для формального нейрона в данной модели будем обозначать целыми положительными и отрицательными числами. При этом наличие "О" рассматривается как отсутствие сигнала;

4) каждый нейрон суммирует поступающие в него сигналы (сообщения) по всем связям (каналам);

5) выходным каналом является тот, по которому поступил сигнал наименьшей "силы";

6) выходной сигнал по выходному каналу j рассчитывается по следующей формуле

Wj = (?Vi) – Vj

где

?Vi — сумма всех входных сигналов по всем каналам кроме j

Vj — входной сигнал по каналу j.

7) передача сигнала от одного нейрона к другому по одной связи приводит к его затуханию (уменьшению на 1) и осуществляется за единицу времени;

8) блокирование нейрона, т.е. создание условий при которых нейрон в течение определенного времени (к единиц) не может выдавать никакого выходного сигнала по причине воздействия на него равными по величине, но противоположными по содержанию сообщениями, приводит к его уничтожению;

9) создание условий при которых нейрон выдает выходной сигнал в канал, по которому поступает противоположный по знаку сигнал, приводит к переключению более слабого нейрона, т.е. к смене знака сигнала;

10) v-кратное переключение нейрона приводит к его уничтожению;

11) при смене масштаба наблюдения (элемент, подсистема, система, суперсистема и т.д.) принципы, изложенные в п.п.1—10, сохраняются, меняется только язык взаимодействия объектов исследуемого образования.

Для программирования систем по принципу изменения связей (нейросети) существуют сотни методик, базирующихся на разных типах структур, возможности элементов и их связей. Точно такое же многообразие учебных программ существует для обучения систем на принципе гибели элементов. Понятно, что перечисленные выше одиннадцать правил образуют один из возможных вариантов самообучения системы на принципе гибели элементов. Сложность или простота общей схемы обучения во многом определяются функциональными возможностями элементов, составляющих эти системы.

В разделе 1.1 была продемонстрирована одна из схем обучения на принципе уничтожения элементов, здесь будет предложена несколько иная, основанная на том же самом принципе, но более примитивная. Примитивизм обусловлен тем, что в отличие от схемы раздела 1.1 в данном случае элементы систем функционально подобны, а значит, могут быть унифицированы правила, управляющие их поведением, рождением и смертью.

Возьмем для рассмотрения исходную структуру, состоящую из девяти функционально однородных элементов, соединенных друг с другом в случайном порядке. Входные и выходные элементы для данной структуры на рис. 1.4 обозначены жирным контуром, это нейроны с номерами 1,2,9.



Рис. 1.4. Исходная структура.

Исследуем "способности" данной структуры к реализации, например, операции логического умножения -1 & -1= -1

-1 & 1 =-1 1&-1=-1 1& 1 = 1.

Пусть на вход подано сообщение (1,1). Тогда продвижение его по структуре объекта может быть представлено в следующем виде (значения сигналов проставлены на дугах, соединяющих между собой элементы ис­ходной структуры):



Рис. 1.4.1.

Полученный выход нас вполне удовлетворяет. Он полностью соответ­ствует последней строке таблицы.

Теперь можно пойти дальше и рассмотреть ситуацию, когда на вход подано сообщение (-1,-1):



Рис. 1.4.2.

На следующем рисунке показано, что на входное сообщение вида (-1,+1) ответа не будет:



Рис. 1.4.3.



Рис. 1.4.4.

Все кончилось полученной на выходе +1, что в данном случае нас совершенно не устраивает. Внешняя среда, в большинстве своем состоящая из "нормальных" систем, будет насыщена -1, и только исследуемая нами структура будет конфликтовать с ней. В результате ближайшие соседи начнут методично ей "подсказывать", затирая ее +1 своими -1. В том случае, если входные сообщения вида (-,+) станут наиболее популярными (частыми), нейрон с номером 9, находящийся на границе сред, под внутренним и внешнем давлсниями, равными по величине и противоположными по содержанию, будет разрушен.



рис. 1.4.5.

Нейрон благополучно разрушен, но картина не изменилась.



рис. 1.4.6.

Подошла очередь нейрона под номером 7



рис. 1.4.7.

Затем внешняя среда как бы сама выбирает внутри данной системы нейрон, который должен представлять систему во внешнем мире. В разрушенной структуре на роль выходного нейрона может быть выбран нейрон под номером 5. Тогда появится возможность получения требуемого выходного результата, правда, только в случае более сильного воздействия на входы.

Проверим, не изменились ли ответы системы на первоначальные сообщения (-1,-1) и (+1.+1).



рис. 1.4.8.



Рис. 1.4.9. Почти все осталось без изменений.

Таким образом, было показано, как информационные процессы могут приводить окружающий материальный мир к разрушению. При этом в результате развития этих информационных процессов остается "сухой остаток" — упрощенная структура и множество ушедших в небытие элементов, факт гибели которых придал уцелевшей системе новые способности.

Доказательство того факта, что подобная система в принципе не может защититься, если не изменен алгоритм ее функционирования, тривиально. Процесс обучения неизбежен, а значит, неизбежна гибель элементов, таким образом, постоянно идет обеднение схемы. Здесь важно во время ощутить оптимальную точку, т.е. то критическое количество элементов, которых еще достаточно для понимания окружающего мира; дальнейшая гибель их уже будет вести систему не вперед в будущее, а назад к деградации, к растворению в мире, к нирване. Этим путем идет природа, порождая многообразие форм, а затем стирая их. Ив этом смысле одним из важных результатов данной работы можно считать пусть более иллюстративную, чем строго доказанную гипотезу о том, что любая смерть не может быть бессмысленной, особенно если речь идет о познании. Возможно, что аналогичным образом работает и мозг человеческий в котором каждый день гибнут и только гибнут, не возрождаясь, десятки тысяч нейронов.

Благодаря их гибели мы осмысливаем свое предназначение в этом мире помня свое прошлое.

Там же. где ещё сохраняется нетронутый знаниями нейронный хаос, хранится информация о наших прошлых жизнях, которых, конечно. никогда и не было. Любая нейронная структура является памятью о чем-то. То, как мы будем трактовать это что-то, определяется уже нашей фантазией, целью и потребностями.

В приведенных примерах из данного раздела и раздела 1.1 хорошо просматривается зависимость между функциональными возможностями отдельных элементов и сложностью правил самообучения всей системы в рамках одного и того же принципа самообучения. Выбор схемы обучения в соответствии с заданными критериями из потенциально возможного многообразия схем, которое значительно превосходит по численности исходное число элементов системы, требует отдельного серьезного исследования.

Вполне возможно, что основным критерием выбора той или иной схе­мы обучения является Время.

Для любой информационной самообучающейся системы переход от се­годняшней структуры к завтрашней — это серьезная проблема существова­ния во времени. Понятно, что процессы самообучения на принципе гибели элементов необратимы, исходя из своей сути. Поэтому там, где речь идет о подобных информационных самообучающихся системах, к прошлому возврата нет.

«Информационные объекты» живут несколько в другом измерении, чем объекты классической физики. Для них обратной дороги нет и быть не мо­жет. Конечно, можно попытаться унестись воспоминанием в далекое про­шлое, но это уже будет не настоящее прошлое, а его жалкая модель. И с каждым вновь прожитым мгновением, эта модель будет претерпевать неизбежное разрушение.

1.3. Жизнь как плата за обучение

Но если смерти серп неумолим,

Оставь потомков, чтобы спорить с мим!

В.Шекспир

И. Пригожин писал: "В сильно неравновесных условиях может со­вершаться переход от беспорядка, теплового хаоса, к порядку. ...В состоянии равновесия система "слепа", тогда как в сильно неравновесных условиях она обретает способность воспринимать различия во внешнем мире и "учитывать" их в своем функционировании. ...При переходе от равновесных условий к сильно неравновесным мы переходим от повто­ряющегося и общего к уникальному и специфическому".

И если вдруг элемент умудряется уцелеть в сильно неравновесных ус­ловиях, то он становится "мудрым", голова, набитая опилками в начале похода, становится наимудрейшей головой на завершающей стадии путешествия в Изумрудный город. Как утверждается в пословице: "Чем сильнее давление, тем чище родник".

Еще Максвелл отмечал, что у каждого существа имеются свои особые точки, используя которые, существо достигает определенных результатов, если, конечно, такая возможность ему представится. Вслед за ним то же самое повторил Том с его теорией катастроф и Пригожин со своим поряд­ком из хаоса. А чем могут быть эти особые точки для тех структур, которые исследуются в данной работе? Наверное, это сообщение, а может быть даже отдельное слово естественного языка, поступающее на вход системы. Не простое слово, а такое слово, которое способно перетряхнуть всю систему, заставить ее изменяться. "Снесла курочка яичко, не простое, а золотое", рассказывается в одной из русских сказок. И это яичко изменило жизнь и бабки, и деда. "В начале было слово," утверждает Библия. Да, в начале было слово в качестве входного сообщения для мира хаоса. И это слово заставило хаос стать порядком.

И слово это было непростое. Это одновременно было слово-вопрос и слово-ответ. Неподготовленность системы, на которую обрушилось это Слово, породила лавинообразную реакцию изменения существующей

структуры системы. И структура эта меняется до сих пор. Поэтому-то мы и живем, и думаем, и пишем.

Если это так, то в один прекрасный момент процесс изменения успокоится, колебания затухнут.

"Чак не ответил, и Джордж повернулся к нему. Он с трудом различал лицо друга — обращенное к небу белое пятно.

Смотри, — прошептал Чак, и Джордж тоже обратил взгляд к небесам. (Все когда-нибудь происходит в последний раз.)

Высоко над ними, тихо, без шума, одна за другой гасли звезды" (Л.Повель, Ж.Бержье).

И тогда будет новое слово-вопрос и новое слово-ответ. Если слово окажется знакомым, то структура не обратит на него внимания. Но если на вход будут настойчиво подавать сигнал со значением 4, на который требуется ответ 5, то возникнет такая структура, для которой это будет естественно и возможно, 4 станет равным 5.

Точно так же развивается и наука, историю которой кто только не пытался изучать: Пригожин ("Порядок из хаоса"), Грофф ("За пределами мозга"). Франк ("Философия науки"). Кун ("Структура научных революций") и др. Ученый, исследуя природу, задает ей вопросы, которые он способен сформулировать, и получаст ответы. Ответы он получает не всегда такие, которые готов и способен принять. Но так как природу он изменить не может, то меняется сам, перестраивает себя таким образом, чтобы получаемые ответы стали его ответами, т.е. чтобы его желания совпали с его возможностями. Это порой так приятно. В результате человек меняется и, следовательно, для него меняется окружающий его мир. Вселенная из механизма превращается в компьютер, в самообучающийся нейрокомпьютер и т.д., оставаясь при этом неизменной.

"Природу невозможно заставить говорить то, что нам хотелось бы услышать. Научное исследование не монолог. Задавая вопрос природе, исследователь рискует потерпеть неудачу, но именно этот риск делает эту игру столь увлекательной писал Пригожин. С этим нельзя не согласиться. Каждая неудача заставляет нас отказываться от самих себя. Чем больше неожиданных ответов, которые надо принять и объяснить, тем дальше мы от самих себя. В этой игре вопросов и ответов к природе ставкой являемся мы сами и расплачиваемся только собой. Наука — это самая азартная игра из всех существующих; здесь играют не на деньги и не на интерес и даже не на жизнь. Здесь играют на душу, и Гете не просто так писал про Фауста.

До тех пор, пока человек просто смотрит в окружающее пространство, пока он ест, спит, добывает на пропитание или размножается, ему ничего не грозит. Но стоит этому человеку грамотно сформулировать и просто задать вопрос "А для чего это?", "А почему так?" и получить неожиданный ответ как его девственность закончится и он станет другим или вообще исчезнет.

Порой полученный ответ способен уничтожить вопрошающего "Герман сошел сума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро. "Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!..." (А.С.Пушкин).

Наблюдение изменяет самого наблюдателя. Может быть, смотреть в замочную скважину это и не подвиг, но что-то героическое и азартное рискованное в этом есть. В свое время М.Хайдеггер утверждал, что приближение ученого к объектам исследования означает, что те подвергаются насилию со стороны ученого. Сомнительно. Скорее всего ученый насилует сам себя собственными же вопросами. За это его можно обозвать азартным мазохистом в хорошем смысле этого слова и не более Молодой ученый отличается от своего старшего собрата только тем, что. провоцируя природу на ответный удар, он наивно надеется все же избежал его. Старший же коллега прекрасно знает, чем все это кончится, и готовит себя к тому, чтобы получить удовольствие от порой "грубых и болезненных" ответов на заданные им вопросы.

Господа! воскликнул вдруг Ипполит Матвеевич петушиным голосом. Неужели вы будете нас бить? (И.Ильф, Е.Петров ).

Что такое хорошо и что такое плохо? Что собой представляет яблоко, висящее на древе познания? Вопрос задан. Ответ получен. Процесс получения мы ощущаем до сих пор на собственной шкуре. Остается надеется только на то, что наши сегодняшние вопросы будут менее болезненны для человечества. Хотя истории вопросов к природе Нобеля, Кюри, Эйнштейна, Винера и полученных ими ответов не оставляют никаких надежд на светлое будущее для нас сегодняшних. "И я вспомнил Четырнадцатый том сочинений Боконона прошлой ночью я его прочел весь, целиком. Четырнадцатый том озаглавлен так:

"Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?"

Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: "Нет." (К.Воннегут. «Колыбель для кошки»).

Придумывать вопросы — это не просто и не мало для того, чтобы наполнить жизнь смыслом.

Шекли писал в рассказе "Верный вопрос": "Один на планете не большой и не малой, а как раз подходящего размера ждал Ответчик Он не может помочь тем, кто приходит к нему, ибо даже Ответчик не всесилен.

Вселенная? Жизнь? Смерть? Багрянец? Восемнадцать?

Частные истины, полуистины, крохи великого вопроса. И бормочет Ответчик вопросы сам себе, верные вопросы, которые никто не может понять. И как их понять? Чтобы правильно задать вопрос, нужно знать большую часть ответа. "

Как тонко отметили Л.Повель и Ж.Бержье: "И если мы будем сражаться до конца против неведения, то истина будет сражаться за нас и победит все". А мы добавим: "И в первую очередь нас самих", потому что по большому счету кроме нас самих нам больше побеждать нечего и некого.

Классическое высказывание утверждает: "Познайте истину и истина сделает вас свободными". В сказанном очень много скрытого смысла. Стоит только вдуматься: "истина даст свободу", т.е. "понимание окружающего мира даст свободу". Но любое понимание, как показано выше, изменяет, перестраивает понимающий субъект. И получается, что познаем мы на самом деле не для того, чтобы удовлетворить свое любопытство, это нам только кажется, что любопытство движет нами. Мы ищем понимание только для того, чтобы измениться, для того, чтобы уйти от себя вчерашнего, для того, чтобы стать другим, для того, чтобы стать "свободным", свободным от себя вчерашнего. В результате — бесконечный бег ... "а я все бегу, топчу, по гаревой дорожке... ", и так до тех пор, пока беглец способен переставлять ноги, до тех пор, пока новые ответы на старые вопросы не разрушат последние элементы, способные умереть, ради того, чтобы система усвоила, что дважды два с сегодняшнего дня будет четыре. Это истина сегодняшнего дня. Завтра будет другой день и другая пища. За понимание надо платить жизнью. Поэтому: "О благороднорожденныи, для тебя наступит то, что называют смертью. Ты покинешь этот мир, но ты не одинок: смерть приходит ко всем. Не привязывайся к этой жизни ни из любви к ней, ни по слабости. Даже если слабость вынуждает тебя цепляться за жизнь, у тебя не достанет сил, чтобы остаться здесь, и ты не обретешь ничего, кроме блужданий в Сансаре. " (Тибетская книга мертвых.)

Мы ведем, говоря словами Блока, "... вечный бой, покой нам только снится," вечный бой со смертью, которую К.Кастанеда называл единственным достойным человека противником: "...Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти. Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим смерть". До тех пор снова и снова будет подаваться напряжение на вход и на выход. Для элементов схемы спасения нет, остается только меняться, пережигая контакты и микросхемы, которым "больно". Сигнал мечется в лабиринте связей между нейронами, совсем как в песне В. Высоцкого: "Ищу я выход из ворот, но его нет! Есть только вход и то не тот". И не найдя выхода, находит самое уязвимое место и прорывает там систему, и система становится другой, "с заплаткой на боку". Может быть, не такой девственной и не такой красивой как раньше, но зато понимающей. Понимающей!

Если же эксперименты будут продолжены до последнего "солдата", до последней "микросхемы", до последнего нейрона, то и понимать-то уже станет больше нечего и некому. Система полностью растворится в мире, обретет покой и, как награду, возможность не быть. Может быть, именно это состояние и называется нирваной?

А пока есть живые нейроны, жизнь продолжает игру и загадывает новую загадку, ибо тайною мир держится: "А что такое человек?" И человек отправляется на поиски ответа. Пошел старший брат, средний и младший. А когда тайна разгадана, то сказка заканчивается. "Прекрасное прекрасно до тех пор, пока мы его не касаемся," — писал Шопенгауэр. А потом, меряя количеством пойманных мыслей свое одиночество, добавил: "Смерть, бесспорно является настоящей целью жизни. ... Мир госпиталь неизлечимых".

Киркегор писал из своего датского королевства: "Женись, ты об этом пожалеешь, не женись, ты и об этом пожалеешь; женишься ты или не женишься, ты пожалеешь в том и в другом случае. Повесься ты пожалеешь об этом; не повесься ты и об этом пожалеешь, в том и другом случае ты пожалеешь об этом. Такого, милостливые государи, резюме всей жизненной мудрости". Носам он попытался перехитрить природу. Подумано, сказано, сделано! И тайна окружила его. Прекрасные и ужасные видения вошли в его мир, произошла "материализация мыслей и началась раздача слонов". Он жил, как мыслил, и говорил о том, что видел:

"Тот, кто научился страшиться по настоящему, тот научился наивысшему". У Киркегора были свои факты, у Шопенгауэра свои, у Ньютона — свои, у Эйнштейна — свои. Каждый решал задачу по своему. Но в конце-то концов все они покинули нашу детскую песочницу, забрали свои горшки, игрушки и ушли из игры, оставив нам свое понимание правил. А Время разрушает оставленные ими песочные домики. Восстанав­ливать их мы не сможем и не будем. Пытаясь постичь вырытые ими лабиринты в контексте нашей жизни, мы снимаем их, материализованных в книги, с полки, задаем вопросы и всегда находим подтверждение собственным мыслям. А как же иначе? Мертвые мудрее нас, они не спорят по пустякам. Природа стерла нейроны под именем Киркегор, Эйнштейн, Ньютон и др., потому что они мешали получить нужный ответ на заданный вопрос системе под названием Человечество! Природа каждое мгновение уничтожает тысячи ничего не понимающих и не согласных быть уничтоженными бедолаг и все ради того, чтобы, грубо говоря, первоначально дважды два было равно четырем, а потом стало бы пяти. Для того, чтобы фотон первоначально был частицей, а затем стал волной. "Человечество состоит из мертвых и живых, причем мертвых гораздо больше, чем живых, " — утверждал О.Конт, а мы добавим, они (мертвые) образуют фундамент современного понимания мира.

"И не говорите "такой-то нынче умер", а "нынче он кончил умирать", ибо жизньне что иное, как каждодневное умирание..."писал Б.Грасиан, и хочется к его словам добавить: "жизнь — каждодневное обучение, которое и является умиранием". Не случайно А.Шопенгауэр сделал вывод, что "философствовать значит учиться умирать".

"Разумные слова изрек царь Нестор, о коем рассказывают, что он, спросив оракула о сроках жизни своей и услыхав, что проживет еще полных тысячу лет, молвил: "Стало быть не стоит обзаводиться домом". А когда друзья стали его убеждать построить не только дом, но дворец, да не один, а много, на всякую пору и погоду, он ответствовал: "Вы хотите, чтобы на каких нибудь тысячу лет жизни я сооружал дом? На такой краткий срок возводил дворец? Зачем? Хватит шатра или сарая, где бы я мог приютиться на время. Прочно устраиваться в такой краткой жизни безумие" (Б.Грасиан. "Критикон".)

"Извините," — говорит природа, и случай уносит сотни человеческих жизней. Это делается для того, чтобы Человечество смогло ответить еще на какой-нибудь вопрос. Жизнь и Смерть — вопрос и ответ, единичка и нуль, а между ними мы "пережигаем свои контакты", суетимся и восстанавливаем вываливающиеся зубы, вырезаем аппендициты, — в общем латаем схему, с надеждой пригодиться. И обязательно пригодимся, хотя бы для того, чтобы умереть и не мешать отвечать на вопросы, а тем самым стать причастным еще к одному воспринятому человечеством знанию.

Нет, не случайно в мировой литературе так много художественных образов и соответственно произведений, в которых человеческое существо, будучи распятым в социальной структуре зависимостей, подвергалось бы ежедневной проверке на прочность, как проверяется берег ежедневным приливом. Перед системой (человеком) вдруг возникает вопрос, в ходе ответа на который определенный элемент структуры признается этой же самой структурой лишним и уничтожается, и его уже не спасут никакие средства защиты. И наоборот, можно падать без парашюта с самолета и оставаться живым.

В этой связи достаточно образно воспринимается следующий текст из К.Кастанеды ("Огонь изнутри"): «Накатывающаяся сила является средством, с помощью которого Орел раздает в пользование жизнь и осознание, но эта же сила то, с помощью чего он, так сказать, взимает плату. Накатывающаяся сила заставляет все живые существа умирать. То, что ты сегодня видел, древние видящие назвали опрокидывателем. ...Ведь в действительности мы очень хрупкие создания. По мере того, как опрокидыватель снова и снова ударяет нас, смерть входит в нас. Накатывающая сила и есть смерть. Как только она находит слабину в просвете светящегося существа, она автоматически раскалывает кокон, открывая просвет и разрушая существо

В другой работе той же серии К.Кастанеда ("Сила безмолвия") пишет:

«— Жизнь — это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов, — сказал он. — Смерть является действующей силой, жизнь — это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников — сам человек и его смерть.

Я предпочел бы думать, Дон Хуан, что именно мы человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов, — сказал я.

Вовсе нет, — возразил Дон Хуан. — Мы пассивны. Мы действует только тогда, когда чувствуем давление смерти.»

Входные данные создают нас из окружающего хаоса, вооружают против этого самого хаоса, а затем неожиданной командой, поднимая на бруствер из уютного и относительно безопасного окопа, отправляют на встречу с Огнем и Холодом бушующего Космоса:

Приходит слово, как судьбы накат,

И в очередь становится за пищей.

Стоит и ждет улыбку или взгляд,

Как ждет рубли в дерюге старой нищий.

Вот жертва выдана, и голос зазвучал,

И смыслы, словно пыль старинных книжек,

Клубятся в воздухе. "Начало всех начал"

Из хаоса выуживает "рыжих".

Глава 2. Самовозрождающиеся информационные структуры

Для сознательной сущности оставить

тело— это блаженство. Жертвой прежде всего било — оставить Отца и стать Сыном.

Рам Дасс.

2.1. Обучение через рождение (самозарождающиеся нейросети)

Желающего идти Судьба ведет, не желающего - тащит.

Клеанф из Ассос

Если "разность потенциалов" способна уничтожать отдельные элементы системы, то почему она не может их создавать?

Сточки зрения выполняемого алгоритма создание от разрушения отличаются только знаком. В первом случае, мы стираем единичку и пишем нуль, а во втором — стираем 0 и пишем 1. Сказанное означает, что не только гибель способствует усвоению чего-то нового, но и рождение обязано это делать. При этом не только Македонские, Наполеоны и Суворовы рождаются в нужном месте и в нужное время, но и рождение абсолютно каждого человека объясняется точно такой же схемой— заданным вопросом и требуемым ответом. Увеличивается разность потенциалов вокруг конкретной точки пространства в конкретное время и рождение становится неизбежным. Здесь под разностью потенциалов понимается абсолютное значение разности между заданным вопросом (количественный эквивалент) и требуемым ответом.

При этом нас не должен смущать факт генерации элемента на пустом месте. Современная квантовая физика уже не видит в этом ничего криминального. Более того, психоанализ, в такой его форме, как микропсихоанализ (С.Фанти. "Микропсихоанализ"), уже постулирует в качестве своих основ определяющую и направляющую роль пустоты:

"Определенное состояние материи соответствует определенной энергетической организации пустоты", "Пустота служит опорой попыткам", "Пустота есть источник жизни", "Жизнь вообще берет начало и возвращается туда, откуда началась, в разворачивающейся пустоте", "атом почти на все 100% объема состоит из пустоты, а мы состоим из атомов " и т.п..

Более того, для решения простейших вариантов этой задачи нам может оказаться достаточным знания всего лишь линейного программирования. Что есть новое знание — как не рождение дополнительного ограничения при работе с целевой функцией?

Представьте, что ничего не знающей об окружающем мире информационной самообучающейся системе дозволены все те действия, которые она способна совершить. Чем закончится для нее подобная свобода? Безусловно, неизбежной гибелью. Вполне допустимо, что именно по этой причине человеческий ребенок, родившись, способен только кричать, но не перемещаться в пространстве. Способность самостоятельно перемещения в пространстве приходит только вместе с определенным пониманием окружающего мира. А в чем заключается для него понимание";

В первую очередь, наверное, в перечне тех действий, которые ему ни в коем случае нельзя совершать: совать пальцы в розетку; играть со спичками и т.п.

Сказанное касается не только детей. Для взрослых особей запретов существует не меньше.

Ограничения в поступках существуют и для государств, они закрепле­ны в международных пактах.

Ограничения в мире программного обеспечения касаются как разра­ботки, так и эксплуатации продуктов.

Не существует информационных самообучающихся систем, которые бы не искали сами для себя ограничений, ибо найденные опытным путем запреты в значительной степени способствуют продению жизни системы.

2.2. Жизнь как неизбежность

И уцепясь за край скользящий, острый, II слушая всегда жужжащий звон, — Не сходим ли с ума мы в смене пестрой Придуманных причин, пространств, времен...

Когда ж конец? Назойливому звуку Не станет сил без отдыха внимать... Как страшно все! Как дико!Дай мне руку, Товарищ, друг! Забудемся опять.

А.Блок

Прежде чем перейти к исследованию такой системы, как человек, еще раз напомним, что в данной работе речь идет о формальных нейронах, поэтому, естественно, носителей формальных нейронов следует воспринимать в качестве формальных систем.

Как известно, нейроны в человеческом мозгу интенсивно рождаются и только рождаются до тех пор, пока зародыш находится в чреве матери, да и то это длится только в течение нескольких месяцев. После чего процесс рождения замедляется, останавливается и начинается процесс гибели и окостенения тканей. К тому времени, когда существо рождается на свет, нейроны гибнут и с каждым прожитым годом все более интенсивно. Не зря говорится, что человек начинает умирать еще не родившись.

В частности, М.Лэмб утверждает ("Биология старения"): "Мозг и скелетные мышцы служат классическим примером тканей, в которых во взрослом состоянии не происходит обновления клеток. ... О возможной утрате нервных клеток по мере старения организма «первые сообщил Ходж в конце прошлого столетия. Он подсчитывал число нейронов в мозгу медоносной пчелы и человека и нашел, что с возрастом оно уменьшается".

Последнюю точку в споре поставил Корзеллис (1975 г). Он опубликовал по этому вопросу большой обзор и представил новые данные, полученные путем подсчета клеток на срезах мозговой ткани большого числа нормальных людей. Его данные свидетельствуют, в частности, что число

Согласно предложенной здесь концепции гибель нейронов означает начало процесса обучения. Сказанное означает, что у человеческого существа, именно как у человеческого существа, нет и не должно быть памяти о первых минутах жизни эмбриона. Память начинает формироваться лишь с началом гибели нейронов.

Массовый процесс рождения нейронов напоминает размещение на шахматной доске фигурок для игры, которые ставятся отнюдь не по правилам. С точки зрения стороннего наблюдателя все выглядит весьма хаотично и нецеленаправленно, как будто ребенок, незнакомый с правилами игры, расставляет фигурки, которые тут же начинают самостоятельную жизнь, вступая в конфликт друг с другом и погибая при этом. Композиция на доске начинает меняться в соответствии с правилами хождения каждой отдельной фигуры. Зная начальные данные и правила, можно определить множество возможных вариантов (сценариев) развития и гибели данной системы.

Откуда берутся начальные данные о размещении фигур на доске? Для объяснения ситуации привнесем в модель такие понятия, как: "генетическая память", "самозарождающаяся сесть" и "саморазрушающаяся сеть". Под генетической памятью будем понимать закон распределения связей между нейронами, определяющий их рождение. Этот закон может быть описан, например, методами фрактальной архивации. Представляется, что там, где речь идет о миллиардах нейронов и их связях друг с другом, особая точность не требуется, поэтому в данном случае (для данной модели) можно попробовать установить коэффициент сжатия как угодно большим, но, естественно, в разумных пределах.

При этом, что характерно, генетическая память— память о числе нейронов и законе распределения их связей, может раскручиваться по типу фрактальной разархивации, когда два случайных изображения (схемы) путем процедуры самообучения настраиваются друг на друга. Подробнее см. [2].

Партия обучения всегда играется до конца. Человек пытается приспособиться к жизни через ее понимание, расплачиваясь за это игровыми фигурками-нейронами. Обучение — это способ выжить, но плата за обучение — это гибель базовых элементов. Для того чтобы организму жить, он должен "сжигать" себя изнутри.

Смерть стирает уцелевших.

Можно начинать новую партию. Новая расстановка фигурок полностью стирает остатки памяти о прошлом. Новое рождение уничтожает историю. Но надо отметить, что процесс рождения, эквивалентный в нашем примере процессу расстановки фигур на доске, на самом деле не может быть хаотичным, а значит, бессмысленным. Как известно, в процессе созревания эмбрион вкратце "вспоминает" всю свою историю, как историю развития живого существа. С моей точки зрения — это не просто кино, это учебный фильм, в ходе которого реализуется программа самообучения эмбриона. На изначальную пустоту, которую суждено заполнить эмбриону в материнском чреве, подается генетическая программа, содержащая уже прожитые предками жизни. "Разность генетических потенциалов" порождает нейроны на соответствующем месте с соответствующими связями. Таким образом нереализованное напряжение прошлого врывается в настоящее, искривляя его пространство рождением новых элементов. Эмбрион обучается, используя механизм самозарождения. Генетическая память отображается в количество нейронов и их связи друг с другом. Этот этап можно назвать этапом синтеза в противовес начинающемуся сразу по его окончанию этапу расщепления-уничтожения. Чем большей сложности удастся синтезировать структуру, тем большему ее удастся в дальнейшем научить, используя механизм саморазрушения. Согласитесь, чем-то все сказанное напоминает операции расщепления и синтеза в природе.

Более того, подобный подход объясняет, почему человек способен вспомнить и остро пережить (например, в состоянии гипноза) те события, которых не было в его жизни (Р.Моуди "Жизнь до жизни"). В силу того. что память распределена по всему множеству нейронов, по их связям между собой, по их весовым коэффициентам, можно утверждать, что человек уже рождается "набитым" "неизвестными ему воспоминаниями". В течение жизни эти воспоминания постепенно разрушаются новой информацией. Однако существуют приемы (ЛСД, специальные сновидения, гипноз, медитация), позволяющие отобразить активное сознание в еще неиспользованные (неразрушенные) структуры, и тогда получатся и "девять предшествующих жизней Раймонда Моуди", и многое другое.

В результате имеем сменяющие друг друга процессы рождения и гибели. И те и другие направлены на обучение. Красивое художественное оформление всё вышесказанное получило у К.Кастанеда: "С помощью группового созерцания новым видящим удалось увидеть разделение двух аспектов накатывающей силы. Они увидели, что это две силы, которые слиты, но не являются одним и тем же. Кольцевая сила приходит к нам чуть-чуть раньше опрокидывающей, но они настолько близки, что кажутся одним.

Кольцевой силу назвали потому, что она приходит в виде колец, нитеобразных радужных петель очень тонких и деликатных. И точно так же, как опрокидывающая сила, сила кольцевая ударяет каждое живое существо непрерывно, однако совсем с другой целью. Цель ее ударов дать силу, направить, заставить осознавать, то естьдать жизнь " (К.Кастанеда. "Огонь изнутри").

Все, о чем здесь говорилось, касается не только механизма функционирования мозга. То же самое можно увидеть на уровне человеческого общества, когда уничтожение членов общества приводит к возрастанию мощи общества. Однако, если численность становится меньше критической для поддержания и/или развития конкретного технологического уровня, то начинается неизбежный регресс.

Функциональная деградация становится неизбежной в силу того про­стого факта, что для решения многих сложных задач нет достаточного чис­ла требуемых функциональных элементов и связей между ними.

Функциональная деградация в свою очередь обязательно отражается на безопасности системы. Те соседи, которые ранее почтительно снимали шляпу, теперь уже не обращают серьезного внимания на когда-то всеми уважаемую Систему и бесцеремонно заставляют ее отодвинуться от общего пирога.

Не так ли дела обстоят сегодня с Россией?.

Данный раздел назван «Жизнь как неизбежность» не.ради красного. словца. Почему-то принято считать, что единственное, чего не может избе­жать человек — это смерть. Но если речь идет о любом живущем или уже умершем человеке, то факт его существования сегодня или в прошлом од­нозначно свидетельствует о том, что и рождения нельзя было избежать.

Любое рождение всегда связано с «залатыванием» пробоины в днище корабля, называемого Жизнью.

Но заделывать пробоину можно только тогда, когда для этого есть время и соответствующие материалы.

Теперь настало время перейти к практической реализации сказанного и предложить конкретные алгоритмы функционирования информационной самообучающейся системы, имеющей только одну цель — понять, что ее ожидает. Понять и суметь самостоятельно продолжить входную обучающую последовательность в своей гипотетической модели до первой ожидаемой угрозы.

Глава 3. Алгоритмы самозарождения знания (опыт построения практической системы)

Я— лишь рисунок, сделанный пером

На лоскуте пергамента; я брошен

В огонь и корчусь!

В.Шекспир

3.1. Жизненная сила элемента

И смотрю, и вражду измеряю.

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно: принимаю тебя!

А.Блок

Для того чтобы придать рассуждениям вес и плоть, опустимся на землю, т.е. приведем конкретные примеры, которые легко могут быть реализованы с помощью ЭВМ, и посмотрим, каким образом система способна обучаться используя принцип самовозрождения.

Предположим, что наши нейроны способны к следующим элементарным действиям (ЭД): сложить ('+'), вычесть по модулю ("-"), умножить ("х"), разделить ("/"), ничего не делать (" "). Можно допустить и операции логарифмирования и возведения в степень— это позволит расширить возможности системы по обучению. Нас же сейчас интересует сам подход, поэтому мы ограничимся только пятью названными операциями. Далее, выделим участок «пустого» пространства, на который будет оказываться воздействие по двум входам и одному выходу.

Предположим, что возникшее напряжение должно компенсироваться обра­зованием нейронов в этом «пустом» пространстве.

Предположим, что элементов должно появиться ровно столько (не меньше и не больше), сколько достаточно для компенсации напряжения.

Предположим, что при рождении нейронов выбирается нейрон с тем элементарным действием, которое максимально способствует минимизации напряжения.

Например, пусть на первый вход подан сигнал силой три условные единицы (х=3), на второй — 5 (у=5), требуемый результат — 20 (z=20).

Тогда, перейдя на язык линейного программирования, поставленные условия можно записать следующим образом:

х,у — входные значения;

z — выходное значение;

d — элементарное действие из множества [+, *,-,/,'' "].

При этом, считаем, что «ничего не делать» является наиболее предпочтительным из всех ЭД. Это действие подразумевает отсутствие нейрона и введено исключительно для полноты картины. Образно говоря, оно полностью соответствует восточной мудрости «никогда не делай лишнего шага, если можешь оставаться на месте, ибо тебе не ведомо не окажется ли этот твой шаг последним».

Требуется подобрать такое d, которое минимизировало бы выражение

(z-d(x,y))2 (3.1)

Отсюда следует, что на первом этапе должен возникнуть нейрон с ЭД «умножить». Обозначим его через а1. Возникший нейрон максимально сгладит существующие противоречия, но до полной идиллии будет еще далеко. Напряжение ослабнет, но останется. В том случае, если оставшегося напряжения система не в состоянии будет «долго терпеть», то ей придется опять решать ту же самую задачу, задачу по устранению возникшего напряжения, но уже в новых условиях. Целевую функцию (3.1) придется переписать в виде (с учетом нового элемента):

(z- (d1(x,y)+ d2(A1,x)+ d3(A1,y)+ d4(x,d5(A1,y)))2 (3.2)

Здесь d1,d2,d3,d4,d5 принимают значения из множества ЭД.

В нашем случае решение (3.2) приведет к следующим результатам (напоминаем, что операция является более предпочтительной):

d1 — " "

d2 — " '

d3 —-"+'

d4— " "

d5— " "

Таким образом, итоговая схема формирования системы по принципу са­мозарождения будет выглядеть:



Рис. 1.5. Итоговая схема формирования системы по принципу самоза­рождения (часть 1).

Процесс самозарождения повторяется до тех пор, пока система не откажется от рождения новых элементов, считая оставшееся внешнее напряжение вполне терпимым. Кроме того, с каждым разом задача выбора ЭД будет становиться все более и более трудоемкой. С одной стороны, все возрастающая трудоемкость выбора нейрона, а с другой— понижение внешнего напряжения приведут к тому, что система успокоится и будет работать с той погрешностью, на которую окажется способной.

На этом можно считать обучение по принципу самозарождения законченным. Но теперь уже появляется возможность дальнейшего обучения по принципу саморазрушения, который был рассмотрен ранее. Здесь его можно уточнить, введя такой параметр как «жизненная сила» нейрона. Под жизненной силой нейрона будем понимать величину внешнего напряжения для компенсации которого он был рожден. В приведенном примере жизненная сила нейронов а1 и A2 соответствует 15 и 5 соответственно. Будем считать, что нейрон может быть уничтожен только тогда, когда внешнее напряжение, действующее на него, превосходит его собственную жизненную силу. Это значит, что для уничтожения первого нейрона из приведенного примера потребуется напряжение не менее 15, а для второго— не менее 5 условных единиц.

Покажем возможность этого.

Пусть на вход системы, приведенной на рис. 1.5, поданы сигналы со значением 5 и 1, а на выход — 12, т.е. х=5, у=1, z=12. В этой ситуации внешнее напряжение элемента А2 превосходит его жизненную силу, и он гибнет. Процесс гибели распространяется вглубь системы, но останавливается на нейроне а1, жизненная сила которого больше внешней энергии разрушения Возникает ситуация, благоприятная для рождения нового элемента взамен погибшего.

Минимизация целевой функции (3.2) приведет к рождению нейрона с ЭД «вычитание по модулю», что отражено в итоговой схеме на рис. 1.6.



Рис. 1.6. Итоговая схема формирования системы по принципу самозарождения (часть 2).

В том случае, если внешние условия вернутся к первоначальным (x=3,y=5,z=20), то рожденный элемент опять будет уничтожен.

В приведенном примере силой, ответственной за уничтожение элементов, является значение целевой функции на новой порции обучающих данных. Понятно, что это только один из возможных подходов. Существуют и другие пути. Например, в качестве внешнего напряжения можно использовать функцию от неких средних значений по всей обучающей выборке.

Подобный принцип самообучения достаточно просто реализовать в виде компьютерной программы, размер которой, как и ее знания, будет динамически изменяться в зависимости от успешности адаптации к внешним условиям.

В предложенной схеме самообучения исключается такая ситуация, как паралич системы, и гарантируется на каждом этапе обучения та или иная точность предсказания. Эта точность определяется ранее рожденными нейронами.

Подобный подход не исключает методов, в основе которых лежит изменение весовых коэффициентов для входных связей нейрона, наоборот, изменение весовых коэффициентов является единственным методом настройки системы в том случае, когда рождение или гибель нового нейрона становятся невозможными. Например, в случае примера на рис. 1.6, система не способна давать ответ с той точностью, которую хотелось бы пользователю; возникновение новых нейронов уже невозможно в силу недостаточности внешнего напряжения; входные/выходные данные, достаточные для уничтожения нейрона А2, отсутствуют. Единственный способ повышения точности в этой ситуации — подстройка весовых коэффициентов.

В дальнейшем, системы, функционирующие на базе приведенных принципов самовозрождения и разрушения, для краткости назовем СР-сетями.

В рассмотренном примере в качестве ЭД фигурировали арифметические операции, и именно для удобства работы с ними была подобрана соответствующая функция цели. Однако многообразие существующих задач никак не позволяет свести все существующие процессы самообучения исключительно к набору арифметических ЭД. Поэтому возникает резонный вопрос: «Позволяет ли подобный подход решать задачи, связанные с переработкой графических или символьных образов, и можно ли данный подход использовать для решения обычных, будничных задач, присущих человеку, как объекту, притягивающемуся целью ?»

Пусть в качестве входных сообщений выступают строки символов, например, Х = «abc», Y = «def». На выходе должна быть строка вида Zp = «bcda».

В качестве целевой функции определим функцию вида:

F=?ⁿ=iⁿ1g(Zp(i)-Z(i)),

где

n = max (strlen(Zp), strlen(Z));

Zp(i) — i символ желаемого результата;

Z(i) — i символ получаемого результата;

strlen() — функция определения длины строки;

g( Zp(i) - Z(i)) = 1, если Zp(i) = Z(i),

g( Zp(i) — Z(i)) = 1/2, если Zp(i) или Z(i) отсутствуют,

g( Zp(i) — Z(i)) = 0, если Zp(i) и Z(i) присутствуют, но Zp(i) ? Z(i).

В качестве ЭД определим следующие:

X+Y — склеивание строк;

X-Y — результатом является строка из символов, присутствующих в X, но отсутствующих в Y;

Di(X) — удаление первого символа строки X;

Dn(X) — удаление последнего символа строки X.

Тогда результатом применения изложенного подхода станет автоматически сгенерированная следующая СР-сеть:



При желании полученная схема всегда может быть автоматически отображена в текст компьютерной программы на любом заданном языке программирования. Например, если в качестве языка программирования задан язык Си, то будет получен следующий текст:

sr_sxema(x,y,z) char x[ ] y[ ] z[ ];

{

char x[80] /* рабочая переменная */

strcpy(x1,x); /* подготовка к работе */

х1[0]=0; strcat(х1,&х1[1]); /* D1 */

strcat(xl,y); /*xl+y*/

l=strlen(xl);x1[l]=0; /*Dn */

l=strlen(xl);x1[l]=0; /*Dn */

strcat(x1,x); /* x1+x */

1=strlen(xl);xl[l]=0; /*Dn */

1=strlen(xl);xl[l]=0; /*Dn */

strcpy(z,x1); /* возвращение управления */

return;

}

При желании приведенную программу можно подвергнуть автоматической оптимизации, которая приведет к введению циклов за счет поглощения одинаковых строк, например:

sr_sxema(x,y,z) char x[ ] y[ ] z[ ];

{

int j; /* рабочая переменная */

char xl [80]; /* рабочая переменная */

strcpy(xl,x); /* подготовка к работе */

xl[0]=0;strcat(xl,&xl[l]); /*D1 */

strcat(xl,y); /*xl+y*/

for(j=0;j<2;j++) { 1=strlen(xl); xl[I]=0;} /* Dn */

strcat(xl,x); /*xl+x*/

for(j=0;j<2;j++) { 1=strlen(xl); xl[I]=0;} /* Dn */

strcpy(xl); /* возвращение управления */

return;

}

Ничто не мешает предложить аналогичный подход для моделирования ситуаций в биологическом, социальном и компьютерном мирах.

Анализируя ситуации социальной жизни людей, можно ввести ЭД типа:«бежать», «идти», «сидеть», «ехать», «говорить», «рождаться», «умирать», «повеситься» и т.п. Можно даже ограничить это множество, скорректировав его действиями «не убий», «не возжелай».

Для компьютерной программы в качестве ЭД могут выступать операции:

«писать», «читать» и т.д.

Понятно, что подобные СР-сети не являются панацеей от всех бед и не предлагают универсальной эвристики, пригодной для всех случаев жизни. Они могут стать лишь еще одним инструментом в руках художника, рисующего собственную жизнь.

Серьезным недостатком изложенного подхода является его «непробиваемая» целеустремленность— стремление на каждом шаге увеличивать значение целевой функции. В приведенных примерах подобный путь привел к успеху, но это не означает, что так будет всегда; хотя, с другой стороны, целевой функцией, как, впрочем, и множеством ЭД всегда можно варьировать.

Пути улучшения ситуации видятся в направлении распараллеливания процессов. Например, если, решая выше приведенную задачу по обработке символьных строк, допустить параллельность в формировании СР-сети, т.е. наращивать сеть не только по единственному пути максимального увеличения значения целевой функции, а по нескольким направлениям, при этом разрешая использовать на каждом этапе все имеющиеся на данный момент результаты по всем возможным направлениям, то шансы найти выход в лабиринте решения задачи могут быть значительно повышены, см. следующий рисунок:



Обобщить сказанное и подвести итог представляется возможным в виде следующей схемы:

1. Элемент системы является простейшей неделимой частицей— формальным нейроном.

2. Каждый нейрон способен к одному элементарному действию из некоторого наперед заданного множества, куда входит действие — «ничего не делать». В общем случае в множество ЭД могут быть включены как арифметические операции, так и специальные алгоритмы, мемо-функции. Наличие ЭД «ничего не делать» равносильно отсутствию нейрона;

3. На начальном этапе система представляет собой множество нейронов с ЭД «ничего не делать», на каждый из которых может оказываться воздействие со стороны нескольких входов и одного выхода. Разницу между получаемым выходным значением и требуемым выходным значением назовем напряжением;

4. Считаем, что возникшее напряжение должно компенсироваться изменением у нейронов присущих им ЭД. Изменение ЭД «ничего не делать» на любое другое приводит к рождению нейрона для системы. Предположим, что нейронов должно возникать ровно столько, сколько необходимо для компенсации напряжения;

5. Считаем, что при рождении нейронов выбирается нейрон с тем ЭД, которое максимально способствует минимизации напряжения. Значение напря­жения, которое компенсируется рожденным нейроном, назовем жизненной силой нейрона; считаем, что если на нейрон действует напряжение, превосхо­дящее его собственную жизненную силу, то нейрон гибнет.

Таким образом, было показано, что в основе моделей, предназначенных для исследования серьезных качественных изменений работы системы, с успехом можно использовать саморазрушающиеся и самовозрождающиеся нейросети. Были даны основные определения, предложен механизм и приведены необходимые примеры, достаточные, на мой взгляд, для самостоятельной практической реализации изложенного подхода к различной областям жизни.

Новизна и эффективность данного подхода построения самообучающихся систем определяется применением для корректировки имеющегося знания не только коэффициентов ряда. с помощью которого апроксимируется неизвестная функция, а в первую очередь, операций между компонентами числового ряда с последующей корректировкой коэффициентов. Подобный подход позволяет значительно упростить схему работы самообучающейся системы в том случае, когда эта система используется для выделения в потоке данных аналитических зависимостей, построенных на базе таких действий, как сложение, вычитание, умножение и деление. При необходимости перечень действий всегда может быть расширен и дополнен не только известными математическими операциями типа логарифмирования и возведения в степень, но и алгоритмами, включающими реализованные программно мемо-функции, а также сам алгоритм самообучения. В этом случае речь может идти уже не столько о клас­сическом программировании, сколько о написании сценария или задании сюже­та произведения.

В этой связи интересно посмотреть на аналогии, прослеживающиеся в современных технологиях проектирования программного обеспечения для ЭВМ, и, в частности, на объектно-ориентированное программирование в среде Windows, в котором объекты рождаются, наследуя свойства, и умирают, возвращая память.

Цитируется по книге Э.Телло «Объектно-ориентированное программирование в среде Windows (М.: «Наука-Уайли», 1993):

«Объектно-ориентированное программирование — это способ программирования, обеспечивающий модульность программ за счет разделения памяти на области, содержащие данные и процедуры. Области могут использоваться в качестве образцов, с которых по тре­бованию могут делаться копии.

Весьма удобно рассматривать объекты как попытку создания активных данных. Смысл, вкладываемый в слова «объект представляет собой активные данные», основан на объектно-ориентированной парадигме выполнения операций, состоящей в посылке сообщений.

В посылаемых объекту сообщениях указывается, что мы хотим, чтобы он выполнил. Так, например, если мы хотим вывести на экране строку, то мы посылаем строке сообщение, чтобы она изобразила себя. В этом случае строка — это уже не пассивный кусок текста, это активная единица, знающая, как правильно производить над собой различные действия».

Цитируется по книге П.Эйткена и С.Джерола «Visual C++ для мультимедиа (К,: «КОМИЗДАТ», 1996):

«Любое приложение Windows все время активно взаимодействует с операционной системой. Приложение и система, как молодые влюбленные, с огромной. частотой обмениваются множеством сообщений. Каждый раз, когда в системе Windows что-нибудь происходит, она посылает сообщение, на которое ваше приложение может отреагировать тем или иным образом. Часто такое сообщение вызывает целую лавину изменений!

...Когда вы определяете новый объект, в большинстве случаев вы просто порождаете его из уже существующего объекта с необходимыми вам свойствами. Новый объект сразу после создания уже имеет («наследует») все свойства и возможности старого объекта. Таким образом, вы не тратите время на изобретение велосипеда. После создания нового объекта вы только дополняете его код новыми функциями, которые вам необходимы, —все старые функции и свойства у него уже присутствуют.

Любое действие пользователя во время выполнения Windows-программы вызывает генерацию сообщения.

Любой объект в программе для Windows обладает способностью реагировать на сообщения».

3.2. Человечество как СР-сеть

Смелые мысли играют роль передовых шашек игре: они гибнут, но обеспечивают победу.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации