Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей - файл n1.rtf

приобрести
Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей
скачать (406.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf5154kb.24.05.2012 01:05скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей / под науч. ред. А.В. Наумова. М.: Норма, Инфра-М, 2011. 352 с.
ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
Л.Р. КЛЕБАНОВ
Под научной редакцией

доктора юридических наук, профессора

А.В. НАУМОВА
Великая Родина, все духовные

сокровища твои, все неизреченные

красоты твои, всю неисчерпаемость

во всех просторах и вершинах

мы будем оборонять. Через все и

поверх всего найдем строительные мысли,

которые не в человеческих строках,

не в самости, но в истинном самосознании

скажут миру: мы знаем нашу Родину,

мы служим ей и положим силы наши

оборонить ее на всех путях.
Н.К.Рерих
Введение
Одной из самых насущных проблем современности является проблема глобализации. Глобальные вызовы всему миру диктуют необходимость кооперации государств для их преодоления. В целом большинство исследователей, особенно в Северной Америке и Западной Европе, относятся к глобализации положительно, однако, признавая явные достоинства этого процесса, нельзя забывать и об опасностях, которые он содержит.

Построение глобальной финансово-экономической системы предполагает унификацию культур тех стран, которые будут вовлечены в "плавильный котел" глобализации. Это, в свою очередь, не может не сказаться особенно негативно на ярких и самобытных культурах этих государств. Следовательно, глобализация угрожает национальным культурам, и эта угроза, на наш взгляд, в российском обществе до недавнего времени недооценивалась.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. <1> (далее - Стратегия национальной безопасности) культура названа в числе стратегических приоритетов устойчивого развития страны в период глобализации. В Стратегии национальной безопасности перечислены цели обеспечения национальной безопасности в сфере культуры, главные угрозы такой безопасности (засилие продукции масскульта, ориентированной на потребности маргинальных слоев; противоправные посягательства на объекты культуры) и средства ее укрепления.

--------------------------------

<1> См.: Стратегия национальной безопасности до 2020 года. Утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 // Российская газета. 2009. 19 мая.
Культура должна рассматриваться как важнейший фактор сохранения национальной идентичности в современный период. Значимость культуры для национальной безопасности подчеркивают многие культурологи, историки, государственные и общественные деятели, поскольку потеря национальной идентичности равносильна гибели. Иллюстрацией этого положения служат факты вывоза в ходе войны с захваченных территорий всех культурных ценностей поверженных народов и государств, варварского уничтожения и разграбления центров культуры (показательны в этом отношении уроки Второй мировой войны, войны на территории бывшей Югославии, в Косово, когда разрушению подвергались сербские православные храмы, и т.д.). В наши дни культурные ценности также подвергаются опасности уничтожения из-за войн и вооруженных конфликтов, примером чему являются события августа 2008 г. в Южной Осетии. От грузинских ракет и снарядов пострадал ряд исторических памятников, находившихся на юго-осетинской территории: Кавтская церковь Святого Георгия (VIII - IX в.), крепость Сабацминда (XV - XVIII вв.), церковь Хвтисмшобели, ряд соборов XIX в. Вместе с Цхинвалом разрушены древнейшие памятники византийской архитектуры <1>. Особый размах приобрели хищения и разграбления музеев и национальных библиотек в результате войны в Ираке после ввода войск "антисаддамовской" коалиции в 2003 г. Были разграблены Национальный археологический музей, в котором находились лучшие в мире коллекции сокровищ древних цивилизаций Ассирии, Вавилона и Шумера, и Национальная библиотека Ирака, где хранились уникальные рукописи и трактаты (в том числе древнейший свод законов Хамураппи).

--------------------------------

<1> См.: Цифры войны // Российская газета. 2008. 14 авг.
Культурные ценности являются фундаментальной основой всякой культуры. Они могут быть как материальными, так и нематериальными, относиться к различным сторонам культурной жизни народов и государства, к различным периодам отечественной истории, тем или иным историческим событиям. На сегодняшний день Россия обладает поистине несметными культурными богатствами, которые нуждаются в надежной защите. Это тем более важно, учитывая многонациональность народов России и сосуществование на ее территории на протяжении веков различных религий.

Сохранение, использование и преумножение этих богатств немыслимы без надлежащего правового регулирования. Культурные ценности сформировали и продолжают формировать огромную нормативно-правовую базу, куда входят акты различного порядка, включая обширный массив актов международного уровня. Значение последних крайне важно, поскольку именно они создают единые правила международного культурного сотрудничества и международного оборота культурных ценностей, придают ускорение развитию национального нормотворчества в данной сфере. Нормы действующей российской Конституции содержат права и обязанности в области культуры. Специалисты уже говорят о появлении такой новой отрасли права, как культурное право (само определение вряд ли можно считать удачным - выходит, что остальные отрасли права будут "некультурными"), а некоторые предрекают принятие в будущем особого кодифицированного акта, регулирующего вопросы культуры, - Кодекса культурного наследия РФ.

Совершенно очевидно, что обеспечение национальной безопасности в области культуры и правовое регулирование культурных ценностей немыслимы без уголовно-правовой составляющей. Во все времена и во всех странах эти ценности подвергались преступным посягательствам. Это и хищения в целях выгодной реализации, и разрушение во время вооруженных конфликтов либо в процессе строительства. Как международное, так и национальное уголовное право располагают возможностями уголовно-правовой защиты культурных ценностей, тем более что задача охраны ценностей от преступлений, в том числе во время вооруженных конфликтов между государствами или внутринациональных конфликтов, уже давно стала транснациональной.

Уголовный кодекс РФ содержит ряд норм, где предметом выступают культурные ценности, однако их применение во многом затруднено несовершенством бланкетного, неуголовного законодательства, которое в ряде случаев противоречиво и пробельно. Давним препятствием эффективному применению этих норм является отсутствие единообразного понимания самого термина "культурные ценности".

В настоящей работе подробно изучены все признаки преступлений против культурных ценностей, проведен сравнительно-правовой и сравнительно-исторический анализ соответствующего законодательства об ответственности за посягательства на культурные ценности, сформулированы нормы предлагаемого отдельного раздела Уголовного кодекса РФ - "Преступления против культурных ценностей", куда должны входить как существующие посягательства, так и те деяния, которые, на наш взгляд, необходимо криминализировать. В ходе исследования дана, насколько это возможно, криминологическая характеристика преступлений против культурных ценностей.

Теоретическую основу работы составили труды отечественных и зарубежных исследователей в области международного, конституционного, уголовного, административного права, криминологии, культурологии, глобалистики, философии.

При подготовке работы использованы материалы следственной и судебной практики, а также данные социологических исследований, проведенных автором работы (были опрошены следователи органов внутренних дел, сотрудники прокуратуры, уголовного розыска, курсанты Московского университета МВД России, юристы государственных учреждений и организаций, чья деятельность непосредственно связана с охраной культурных ценностей, в частности Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия и Комитета по культурному наследию г. Москвы, служащие коммерческих организаций, участвующих в обороте культурных ценностей, - всего 200 человек).

Автор надеется, что результаты работы помогут при проведении дальнейших научных изысканий по проблемам уголовно-правовой охраны культурных ценностей, и будет признателен за все критические замечания в адрес монографии и предложения по ее усовершенствованию.

Предложения и замечания просьба направлять по электронному адресу: Leon_Klb@stream.ru.
Глава I. СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ

ОХРАНЫ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
1. Обеспечение национальной безопасности России

в сфере культуры в период глобализации
Современная Россия провозгласила курс на построение демократического правового государства с рыночной экономикой, где в равной степени должны соблюдаться и гарантироваться интересы личности, общества и, безусловно, интересы государства.

Без преувеличения можно сказать, что будущее нашей страны зависит во многом от того, насколько безболезненно она впишется в глобальное сообщество государств мира.

Глобализация имеет ряд определений, но ни одно из них не может претендовать на звание истины в последней инстанции, поскольку это многоплановый и макромасштабный процесс, охватывающий все стороны жизни общества и потому подлежащий изучению многими науками, каждая из которых исследует свою область, учитывая вместе с тем общие закономерности развития и достижения других отраслей знания.

Глобализация являет собой общемировой процесс, который объединяет нации и государства в одну социально-экономическую, а возможно, и политическую систему. Активность в общественной, экономической и политической сферах взаимообусловлена настолько, что произошедшее в одной части земного шара вызывает реакцию в других, самых дальних его частях. Таким образом, глобализация связывает воедино финансовые рынки, рынки труда и рабочей силы, деятельность общественных организаций и государственно-политические и любые иные образования. Как отмечал И.И. Лукашук, "при этом нет ни одной сферы жизни общества и государства (ни материального, ни духовного характера), которые не охватывались бы глобализационными процессами и не подвергались бы воздействию с их стороны" <1>.

--------------------------------

<1> Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. С. 1.
Глобализация неизбежно затрагивает интересы российских социально-экономических и политических континуумов, при этом либеральная часть российской политико-экономической элиты склонна одобрительно воспринимать вхождение страны в единый общемировой "дом". В самом деле глобализация предоставляет новые возможности для политического и духовного сближения, экономико-культурного развития, взаимовыгодного решения многих глобальных проблем.

Однако воспринимать глобализацию только с положительной стороны вряд ли можно. Нельзя не согласиться с Е.А. Лукашевой в том, что глобализация не должна представлять собой процесс развития по единым стандартам, навязываемым силовыми методами, и безропотное подчинение доктрине одной державы или сообществу "золотого миллиарда" <1>. На сегодняшний день и западные, и отечественные специалисты открыто говорят об угрозах, которые таит в себе процесс глобализации: проникновение в общество тенденций "ураганной" милитаризации, которая при определенной размытости государственных границ способна создать взрывоопасную обстановку практически в любом регионе мира; появление на фоне новых глобальных информационных технологий средств тотального контроля любых процессов, где участвуют личность и общество, что, в свою очередь, влечет нивелирование личных прав и свобод; возникновение квазигосударств ("диаспорных государств", не имеющих признаков собственно государства) в результате миграционных потоков в тех странах, где отмечается вырождение титульных наций; пропаганда и культивирование человеческих пороков (эгоизма, насилия, порнографии, сексуальной распущенности), нагнетание социальной напряженности и вражды, верховенство антикультуры, масскультуры; угрозы такому социально важному институту, как семья; резкое ослабление роли государства и такого его обязательного признака, как суверенитет; утрата социальных гарантий человека; распространение западной культуры, которая характеризуется духовным оскудением; создание новых глобальных транснациональных корпораций, чрезмерно увеличивающих внутриэкономическую борьбу на внутриглобальном уровне <2>. Как отмечают некоторые исследователи, глобализация является основным, среди множества других, процессом, посредством которого осуществляется подавление интересов суверенных государств и разрушение национальных основ функционирования экономических комплексов <3>.

--------------------------------

<1> См.: Лукашева Е.А. Права человека в условиях глобализации // Право и права человека в условиях глобализации: Матер. науч. конф. М., 2006. С. 9.

<2> См.: Азроянц Э. Глобализация: катастрофа или путь к развитию? М., 2002. С. 332 - 333.

<3> См.: Кварацхелия В.А. Вопросы совместимости суверенитета и глобализации // Человек: соотношение национального и общечеловеческого: Сб. матер. междунар. симпозиума / Под ред. В.В. Парцвания. СПб., 2004. Вып. 2. С. 133.
Опрошенные нами эксперты в большинстве своем (40%) указали на то, что неконтролируемые процессы глобализации представляют на сегодняшний день опасность для России. Как нетрудно заметить, угрозы глобализации носят разносторонний характер и могут подразделяться на политические, экономические, социальные угрозы и угрозы в сфере культуры.

Опасность последних, на наш взгляд, в российском обществе явно недооценивается, хотя Доктрина информационной безопасности Российской Федерации определяет, что в сфере духовной жизни наибольшую угрозу представляют ухудшение состояния и постепенный упадок объектов культурного наследия, включая архивы, музейные фонды, библиотеки, памятники архитектуры <1>. Между тем ряд специалистов уже давно говорит об особом деструктивном потенциале угроз в сфере культуры, которые и на государственном уровне в настоящее время стали оцениваться как реально опасные.

--------------------------------

<1> См.: Доктрина информационной безопасности Российской Федерации // Российская газета. 2000. 28 сент.
Так, например, П.П. Александров-Деркаченко отмечает буквально следующее: "Современная глобализация своими потребностями наиболее угрожает способным оказать сопротивление крупным самостоятельным государствам с четко выраженным национальным и культурным (выделено мной. - Л.К.) суверенитетом, никак не вписывающимся в глобальную - то есть безликую - общность без культурных и национальных различий" <1>. В ходе проведенного социологического исследования на опасность угроз глобализации в сфере культуры указало 34% опрошенных.

--------------------------------

<1> Александров-Деркаченко П.П. Россия и глобализм: повторение пройденного // Русскiй Мiр. 2001. N 4. С. 6.
В связи с этим нельзя не привести слова В.А. Кварацхелия о том, какова позиция философской науки относительно процессов глобализации: "...философы считают глобализацию процессом универсализации человеческих ценностей" <1>. Справедливость этих слов подтверждают и зарубежные специалисты по глобализации. Они, в частности, замечают, что глобализация в культурной сфере представляет собой "процесс интеграции разнообразных культур в единую рыночную логику", их "универсализацию", "гибридизацию" и "гомогенизацию". Это означает построение единого социума, верность единым ценностям, подчинение единым нормам и обычаям. Характерно и то, что процессы глобализации не просто ориентированы на вестернизацию, но и приобретают ярко выраженный "звездно-полосатый оттенок" <2>. Гегемония США, спроецированная на глобализацию, привела к тому, что последняя стала восприниматься как американизация, в том числе и на самом Западе, не говоря уже об остальном мире: требования "открытого общества", "открытой экономики", объявления ресурсов "общечеловеческим достоянием", дерегламентация, ослабление национальных суверенитетов государств стали прочно ассоциироваться с политикой США. Глобализация, осуществляемая транснациональными банками и корпорациями, подрывает основы экономической независимости. Защита каким-либо государством своих национальных богатств, природных ресурсов путем их национализации стала объявляться нарушением международно-правовых норм. Глобалисты предложили отказаться от традиционных форм коллективной идентификации, перейдя к новой модели глобальной идентичности, концепции единого мира (One World), где индивидуумы осознают себя как часть человечества без каких-либо опосредующих инстанций <3>.

--------------------------------

<1> Кварацхелия В.А. Указ. соч. С. 129.

<2> См.: Киреева Н.В. Глобализация - источник угроз безопасности России // Альтернативы глобализации: человеческий и научно-технический потенциал России / Под ред. А.В. Бухгалина. М., 2002. Т. 1. С. 111.

<3> См.: Цуканова О.И. Конфликтологические проекты трансформации национальной государственности в условиях глобализации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006. С. 20.
Перед странами с богатой и самобытной культурой неизменно встанет вопрос: применима ли такая унификация и универсализация культур в единый "плавильный котел"? Ответ, на наш взгляд, может быть отрицательным.

Как отмечает Т.Г. Богатырева, современная форма глобализации так или иначе связана с развитием западной культуры, содержит в себе ее характерные черты, отличается повсеместным распространением английского языка, становится вызовом управляемости социокультурных процессов, информационно-культурной безопасности национальных государств. При рассмотрении проблем социокультурной глобализации наиболее важной является проблема соотношения глобализации и культурного многообразия. Множественность и равенство культур - предпосылка того, что логика мировых событий не пойдет опасным путем унификации по принципу установления "лучших" правил глобализации одной страной и конфликтов, вызванных несогласием с этими правилами <1>.

--------------------------------

<1> См.: Богатырева Т. Глобализация и императивы культурной политики современной России // Государственная служба. 2002. N 5 (19). С. 58.
Некоторые исследователи все множество современных цивилизаций сводят к двум типам: традиционалистскому и западному (техногенному). Основным "водоразделом" между этими типами является отношение к культуре в странах первого типа, где предпочтение отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков <1>.

--------------------------------

<1> См.: Степин В.С. Стратегии цивилизационного развития и проблема ценностей // Россия и современный мир. 2003. N 1 (38). С. 6.
Кроме того, самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей <1>. Ценности эти не согласуются с национально-культурным менталитетом стран, относящихся к другому типу цивилизаций.

--------------------------------

<1> Там же. С. 8.
Техногенная цивилизация, будучи очень подвижной и крайне агрессивной, поглощает традиционные общества и их культуры. Столкновение техногенной цивилизации и традиционных обществ, основанных на национально-культурной компоненте, приводит к исчезновению многих культурных ценностей, а зачастую и целых культур.

По мнению М.Г. Делягина, в ближайшие десятилетия главными условиями конкурентоспособности любого общества станут уже не только эффективность государственного управления, как сейчас, но и сохранение общественной идентичности. Особую роль будет играть совершенствование и поддержание устойчивой системы общественных ценностей, действенно мотивирующих общество к достижению успеха в глобальной конкуренции. Общество, не сознающее себя как обособленная целостность, участвующая в жестокой конкуренции, равно как и общество, система мотивации которого не ориентирована на коллективный успех, обречены на поражение и разрушение <1>.

--------------------------------

<1> См.: Делягин М. Глобальные требования к России // Наш современник. 2004. N 2. С. 192.
Иными словами, потеря страной национальной идентичности влечет к утрате способности позиционировать себя как суверенное государство в современном мире и отстаивать собственные интересы.

В Стратегии национальной безопасности культура названа в числе стратегических приоритетов устойчивого развития России, т.е. рассматривается в качестве важнейшего направления обеспечения национальной безопасности, по которым реализуются конституционные права и свободы граждан РФ, осуществляются устойчивое социально-экономическое развитие и охрана суверенитета страны, ее независимости и территориальной целостности. Под национальной безопасностью понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства. Угроза национальной безопасности рассматривается как прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства.

Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере культуры являются: расширение доступа широких слоев населения к лучшим образцам отечественной и зарубежной культуры и искусства путем создания современных территориально распределенных информационных фондов; создание условий для стимулирования населения к творческой самореализации путем совершенствования системы культурно-просветительской работы, организации досуга и массового внешкольного образования; содействие развитию культурного потенциала регионов Российской Федерации и поддержка региональных инициатив в сфере культуры. Главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры в Стратегии национальной безопасности названы засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев, а также противоправные посягательства на объекты культуры (к последним, бесспорно, относятся и преступления, посягающие на культурные ценности). В настоящее время проблема защиты отечественной культуры является стратегически важной для Российского государства. Например, Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения страны и безопасности государства" относит к видам деятельности, имеющим стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, наряду с прочими: осуществление радиовещания на территории, в пределах которой проживает население, составляющее половину или более половины численности населения субъекта РФ; осуществление хозяйствующим субъектом полиграфической деятельности, если такой хозяйствующий субъект способен обеспечить печатание не менее чем 200 млн. листов-оттисков; осуществление хозяйствующим субъектом деятельности редакции и (или) издателя периодического печатного издания, продукция которого выходит в свет тиражом каждого отдельного номера не менее чем 1 млн. экземпляров. Закон налагает определенные ограничения на действия иностранных инвесторов применительно к таким видам деятельности.

Любая культура выполняет функцию защиты и сохранения национально-государственной идентичности. Подрыв суверенитета страны связан, среди прочего, с установлением контроля над идентичностью и культурой как важным генератором идентичности <1>. В связи с этим в обиход стало входить понятие "культурный суверенитет страны".

--------------------------------

<1> См.: Окара А. "Культурный суверенитет" нации в эпоху постмодернизма, или Как перекодировать "локальную" культуру // Зеркало недели. 2007. 11 - 18 нояб. N 42.
Если говорить о суверенитете в целом, то следует заметить, что в литературе насчитывается несколько его видов. Самый распространенный из них - государственный суверенитет, который понимается как верховенство государственной власти внутри страны и ее независимость во внешней сфере. Кроме того, конституционное право оперирует еще двумя видами суверенитета: национальный суверенитет и народный суверенитет <1>. Наряду с упомянутыми выделяют экономический, правовой (в том числе уголовно-правовой), судебный, технологический, продовольственный, налоговый, ресурсный, потребительский, демографический суверенитеты <2>. (Следует, однако, заметить, что многие исследователи проблем "традиционного" суверенитета с известной долей осторожности и скептицизма воспринимают иную его интерпретацию. Так, например, Н.Б. Пастухова замечает, "что в публичных выступлениях, претендующих подчас на некую "научность", можно встретить упоминания об "энергетическом суверенитете", "суверенитете земли" и проч. Надо ли говорить о том, что подобные терминологические построения имеют мало общего с объективным наполнением понятия "суверенитет". Их скорее можно отнести к своего рода "фигурам речи" <3>.) Несмотря на то что понятие "культурный суверенитет", как указывалось выше, относительно "молодое", оно нередко встречается в исследованиях. Так, на вопрос "Приходилось ли Вам встречаться в своей профессиональной деятельности с понятием "культурный суверенитет"?" 10% опрошенных ответили, что приходилось довольно часто, 44% - изредка приходилось. Культурный суверенитет, по нашему мнению, можно понимать, как способность отстаивать, пропагандировать, распространять на другие страны и регионы свои культурные ценности и влияние в сфере культуры, создавать положительный имидж нации и стимулы к взаимообменам, проводить самостоятельную культурную политику как внутри страны, так и вовне. Культурный суверенитет предполагает равноправие, уважение и сохранение каждой культуры и каждой культурной ценности; развитие каждым народом своей культуры; равновесие между техническим и морально-интеллектуальным прогрессом народа и государства (принцип равенства всех отраслей культуры); уважение культурной самобытности народов; взаимную выгодность культурных обменов; независимость культурных отношений от иных международных отношений. С таким определением согласились 56% опрошенных.

--------------------------------

<1> См.: Большой юридический словарь. 3-е изд. / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2006. С. 727.

<2> См., например: Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. М., 2008. С. 216 - 229; Кузьмин В. Пятый элемент. Дмитрий Медведев добавил еще один пункт в собственную экономическую программу // Российская газета. 2008. 9 июня; Закатнова А. Суд идет. К реформе. Президент предложил судьям побыстрее согласовать позиции // Российская газета. 2008. 3 дек.; Тиводар С.И. Демографическая безопасность России: институционально-правовое обеспечение национальных интересов: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 2008. С. 13.

<3> См.: Пастухова Н.Б. О многообразии подходов к трактовке и пониманию суверенитета // Государство и право. 2007. N 12. С. 82.
В условиях грозящего разрушения "мы-идентичности" защита отечественной культуры может и должна стать первейшей задачей Российского государства и основой единства России <1>.

--------------------------------

<1> См.: Андреева Е.В. Культурное наследие как ядро культурной памяти и его роль в сохранении духовной целостности российской цивилизации: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2007. С. 3 - 4.
Говоря о "животворящих" свойствах культуры, нельзя связать их с экономическими успехами стран традиционалистского типа. В последнее десятилетие мир стал свидетелем заметного экономического прогресса в Восточной Азии. То, что в случае с Японией поначалу представлялось уникальным достижением, постепенно обернулось общим подъемом в Азии в целом и, в частности, в Восточной Азии. Этот успех сопровождался появлением новых теорий о роли азиатской культуры в обеспечении экономического прогресса и политического престижа. Они опираются на опыт быстрого экономического развития ряда азиатских стран, например Японии, Республики Корея, Тайваня, Гонконга, Сингапура и Китая. Зарождающаяся теория объясняет эти успехи отчасти, а иногда преимущественно ролью собственно азиатских культурных ценностей, особенно конфуцианства.

И.Э. Грабарь отмечал в свое время: "В основе всякого разумного строительства лежит преемственность культуры. Самые решительные нововведения, наиболее глубокие изменения государственного строя и коренная ломка всей жизни долговечны только в том случае, если приняты во внимание все особенности, отличающие культуру данной страны от культур других стран. Отсюда вытекает необходимость изучать культурное наследие своей страны и всячески его охранять и собирать..." <1>. В связи с этим необходимо вспомнить, в каких условиях и как происходили неолиберальные реформы в России. Их начало было ознаменовано сменой парадигм развития; появлением новых и забвением старых норм и правил поведения и взаимоотношения; смещением акцентов в идеологии (от коллективизма к индивидуализму); утратой веры в справедливость и способности к состраданию. Первые годы преобразований были связаны с великими потрясениями не только в экономике России, но и в духовно-нравственной сфере: внедрялись новые нравственные ценности (вернее квазиценности), внушался некий "комплекс вины", национальной ущербности и отсталости и т.п. Экономический кризис сопровождался глубоким нравственно-духовным "разломом", что обусловило интенсивную реакцию неприятия мира, сопровождавшуюся повышенным уровнем смертности. Отечественные исследователи уже обратили внимание на то, что за годы либеральных реформ резко увеличилась смертность в "исконно" российских областях (Костромской, Псковской, Ярославской, Смоленской, Нижегородской и т.д.). Рост смертности ими объясняется не столько экономическими и социальными трудностями, сколько нравственно-духовным упадком и отказом от традиционных ценностей, их нивелированием <2>. Как подчеркивал Д.С. Львов, "происходящее и в экономике и в обществе есть... результат того, что материальное и мертвое мы поставили выше духовного и живого" <3>. По справедливому замечанию В.С. Малахова, "неолиберализм не верит ни в достоинство, ни в справедливость. Он верит в эффективность. Неолиберализм есть религия эффективности. Единственное, что имеет значение для этой религии, - "темпы экономического роста", "уровень инфляции", "иностранные инвестиции". Если темпы экономического роста высоки, инфляция удерживается на низком уровне, а иностранные инвестиции текут рекой, то общество можно считать идеальным. Что при этом происходит с людьми и с окружающей средой - не берется в расчет" <4>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Алексеев А.И. Музы и право. М., 2003. С. 145 - 146.

<2> См.: Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления // Почему вымирают русские. М., 2004. С. 132.

<3> Львов Д.С. Будущее России: гражданский манифест. М., 2003. С. 27.

<4> Малахов В.С. Государство в условиях глобализации. М., 2007. С. 13.
Унификация культур в рамках глобализации, как уже говорилось, может нанести серьезный ущерб интересам национальной безопасности тех стран, которые не вмещаются в прокрустово ложе нового глобального миропорядка. Поэтому не могут не вызывать опасения слова бывшего советника по национальной безопасности президента США З. Бжезинского, известного своими антироссийскими (а ранее антисоветскими) и русофобскими взглядами, который не без гордости отмечает, что культурное превосходство является еще не до конца оцененным инструментом американской глобальной мощи. Притягательность американской массовой культуры не ставится под сомнение. Ее "адептами" становится все больше и больше людей в мире, особенно молодежь. По мнению Бжезинского, Америка занимает доминирующее положение в четырех имеющих решающее значение областях мировой власти, в том числе и в области культуры. При этом сам он даже упоминает такой термин, как американский "культурный империализм" <1>. Нельзя не согласиться с М.М. Тоненковой, которая отмечает следующее: "Быстрая и практически насильственная глобализация общественной жизни в России требует от современного россиянина слишком быстрого изменения общественного сознания в пользу западных критериев. Для России это малоприемлемый вариант, так как ее менталитет не соответствует идее глобализации в западной форме" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 2003. С. 36 - 38.

<2> Тоненкова М.М. Духовные крылья России. Социально-культурные и духовно-сущностные ценности развивающейся России. М., 2004. С. 13.
Следует заметить, что и на самом Западе, в частности в Западной Европе, процесс глобализации также воспринимается неоднозначно, а его воздействие на национальные культуры вызывает у ряда исследователей справедливые опасения. При этом они ратуют за усиление роли таких культур в грядущем "Мегасоциуме". Так, например, Н. Стивенсон полагает, что, несмотря на процессы политико-экономической и социокультурной унификации и универсализации в странах Европы, недооценивается роль собственно европейских культур. Они являются довольно мощным фактором, способным обеспечить независимость европейских государств. Предлагается даже ввести новый культурологический термин - "культурное гражданство", которое будет поддерживаться системами массовых коммуникаций в национально-культурном масштабе. Такая поддержка определяется прежде всего негативным отношением к культурному космополитизму и спецификой развития гражданского общества <1>.

--------------------------------

<1> См.: Стивенсон Н. Глобализация, национальные культуры и культурное гражданство // Глобализация. Контуры XXI века: Реф. сб. М., 2002. С. 7.
Как уже упоминалось, в середине 90-х гг. перспектива культурного развития России виделась в русле неолиберализма. В национальном докладе "Государственная политика России" (1996 г.), разработанном в рамках программы Совета Европы, приоритеты последующего десятилетия должны были определяться процессами глобализации культуры на основе развития информационных технологий, "коммерциализации культуры, ее приспособления ко вкусам и потребностям больших масс", с одной стороны, и "наиболее обеспеченных слоев населения" - с другой. Как полагали авторы доклада, будет действовать "закон максимизации прибыли", определяющий в одном случае господство массовой культуры, в другом - утверждение ведущей роли "новых элит" <1>. Следовательно, процессы культурной дифференциации развертываются, следуя социальной стратификации и (по аналогии с ней) на основе законов рынка, так что именно рыночной экономике выпадала роль законодателя и распорядителя культурного развития страны, источника порождения вкусов и культурных образцов: новая имущественная элита - опять-таки в силу действия законов рынка - становится также и "культурной" элитой; и наоборот, "новые нищие" - учителя, врачи, ученые, интеллигенция в целом - превратятся в безличных субъектов массовой культуры <2>.

--------------------------------

<1> См.: Культурная политика России: история и современность / Отв. ред. К.Э. Разлогов, И.А. Бутенко. М., 1996.

<2> См.: Селезнева Е.Н. Культурное наследие и культурная политика России 1990-х гг.: теоретико-методологические проблемы. М., 2003. С. 22.
В истории нашей страны есть немало примеров тому, как переплетались между собой судьба России и ее культуры, когда, уничтожая культуру, пытались уничтожить и народ, и государственность.

Как известно, в годы Второй мировой войны немецко-фашистские оккупанты с особым остервенением пытались уничтожить русские города, сохранившие памятники древнерусского искусства. На Нюрнбергском процессе обвинитель от СССР М.Ю. Рагинский говорил о варварских разгромах Новгорода, Пскова и Смоленска <1>. Достаточно вспомнить лишь одну фразу А. Гитлера: "Памятники искусства на Восточном фронте не имеют значения и подлежат разрушению... у славян не может, а главное, не должно быть культуры". Руководствуясь словами фюрера, оккупанты не щадили никаких культурных ценностей на захваченных территориях Советского Союза.

--------------------------------

<1> См.: Нюрнбергский процесс. Т. III: Военные преступления и преступления против человечности. М., 1958. С. 546 - 549.
Как отмечает М.М. Богуславский, Новгород и Псков - исторические центры высокой и своеобразной культуры, где русский народ создавал свою государственность. Там сохранились памятники древнего церковного и гражданского зодчества, стенные росписи, произведения живописи, скульптуры и прикладного искусства. Гитлеровские захватчики не только разрушили в Новгороде много ценнейших памятников русского и мирового искусства XI - XII вв., но и весь город превратили в груду развалин. В Георгиевском соборе Юрьева монастыря, построенном в начале XII в., фашисты разрушили своды и стены башни собора с фресками XII в. Софийский собор XI в. считался одним из древнейших памятников русского зодчества, выдающимся памятником мирового искусства. Фрески XII в., иконы XII - XVII вв., древние иконостасы и все богатейшее убранство собора было разграблено, увезено или уничтожено. Гитлеровцы превратили в руины Псков, уничтожили исторические памятники XII в. древнего Смоленска, сожгли церкви Спасскую, Духовскую и Покровскую, взорвали Верхне-Никольскую и Введенскую церкви Авраамиева монастыря <1>.

--------------------------------

<1> См.: Богуславский М.М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты. М., 2005. С. 235.
При германском Министерстве иностранных дел был создан "батальон специального назначения", который следовал за передовыми частями и после захвата крупных городов начинал разграбление музеев, дворцов, библиотек и прочих мест, где могли находиться культурные ценности. Подразделения этого батальона, в частности, разграбили дворцы в пригороде Ленинграда, Харьковскую картинную галерею, библиотеку Украинской академии наук <1>. Гитлер одобрил приказ командующего шестой германской армией генерал-фельдмаршала Райхенау "О поведении войск на Востоке". В нем говорилось, что "войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для стоянок воинских частей. Все остальное должно быть уничтожено. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения" <2>. Ворвавшись в сентябре 1941 г. в Петродворец, захватчики немедленно начали разграбление дворцов-музеев - сняли и увезли в Германию бронзовую скульптуру Самсона. Разграбив музейные ценности, гитлеровцы подожгли в Петродворце Большой дворец - творение всемирно известного зодчего Растрелли, взорвали Большой каскад, разрушили фонтаны. Из 180220 экспонатов дворцов Павловска, Петергофа и Гатчины было вывезено 116346 предметов <3>. Известный отечественный криминалист А.Н. Трайнин особой формой геноцида считал национально-культурный геноцид, направленный на уничтожение национальной культуры преследуемых народов, ее достижений и богатств. Советская делегация, участвуя в работе Комитета по разработке международной конвенции ООН по борьбе с геноцидом в апреле 1948 г., предложила включить в понятие "геноцид" и геноцид национально-культурный: "В понятие геноцида должны быть включены мероприятия и действия, направленные против пользования национальным языком, или мероприятия и действия против национальной культуры: а) запрещение или ограничение пользования национальным языком как в общественной, так и в частной жизни; запрещение преподавания в школах на национальных языках; б) уничтожение или запрещение печатания и распространения книг и иных печатных изданий на национальных языках; с) уничтожение исторических или религиозных памятников, музеев, документов, библиотек и других памятников и предметов национальной культуры (или религиозного культа)" <4>.

--------------------------------

<1> См.: Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма / Под ред. И.А. Ледях, И.И. Лукашука. М., 1995. С. 148.

<2> Там же. С. 148 - 149.

<3> См.: Прохорова Л.Д. Памятники истории и культуры и их охрана. Омск, 2008. С. 23; Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма. С. 149.

<4> Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон / Под общ. ред. Р.А. Руденко. М., 1969. С. 408.
Оценивая страшные потери культуры во Второй мировой войне, Н.К. Рерих в своем обращении к комитетам Пакта Рериха отмечал: "Опасения наши оправдались. Эта война была неслыханно разрушительной и жестокой... Поистине, Армагеддон войны прошел, но Армагеддон Культуры начался. Сейчас каждое мирное строительство должно быть сердечно приветствовано" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Пакт Рериха и Знамя Мира. Одесса, 2005. С. 31
Поскольку мы оперируем понятием "культурные ценности", то нам следует обратиться к понятию "культура".

Термин "культура" происходит от латинского слова "cultura", означающего "возделывание, обрабатывание". В последующем у Цицерона ("Туксуланские беседы") говорится об обработке ума, о философии как культуре ума. Таким образом, Цицерон был первым, кто употребил это слово в значении обработки и совершенствования души.

Культуру можно понимать в нескольких значениях, среди которых, например, такие: совокупность производственных, общественных и духовных достижений людей; высокий уровень чего-нибудь, высокое развитие, умение <1>.

--------------------------------

<1> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1996. С. 307.
В Декларации Всемирной конференции по политике в области культуры, проходившей в Мехико, культура определяется как "совокупность ярко выраженных черт, духовных и материальных, интеллектуальных и эмоциональных, характеризующих общество или социальную группу" <1>. В. Виндельбанд понимает под культурой "не что иное, как совокупность всего того, что человеческое сознание, в силу присущей ему разумности, вырабатывает из данного ему материала" <2>.

--------------------------------

<1> Декларация Мехико по политике в области культуры // Культуры: диалог народов мира. 1984. N 3. С. 77.

<2> Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм // Культурология. XX век: Антология. М., 1995. С. 62.
Культуру, среди прочего, можно понимать как улучшение, облагораживание телесно-душевно-духовных склонностей и способностей человека. Культура, рассматриваемая с точки зрения содержания, включает: нравы и обычаи, язык и письменность, характер одежды, архитектуру, стиль, работы, постановку воспитания, экономику, характер армии, общественно-политическое устройство, судопроизводство, науку, технику, искусство, религию, все формы проявления объективного духа данного народа. Уровень, состояние культуры понимаются и исходя из истории культуры <1>.

--------------------------------

<1> См.: Философский энциклопедический словарь. М., 2004. С. 229.
В основе определения понятия культуры, данного Н.К. Рерихом, лежало гуманистическое и просветительское начало. "Культура есть истинное просветленное познавание... Культура есть красота во всем ее творческом величии... Культура есть утверждение добра - во всей его действенности... Культура есть переоценка ценностей для нахождения истинных сокровищ народа. Культура утверждается в сердце народа и создает стремление к строительству. Культура воспринимает все открытия и улучшения жизни, ибо она живет во всем мыслящем и сознательном. Культура защищает историческое достоинство народа... Культура есть любовь к человеку. Культура есть благоухание, сочетание жизни и красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие света. Культура есть двигатель. Культура есть сердце" <1>.

--------------------------------

<1> Рерих Н.К. Избранное. М., 1979. С. 355, 222, 263.
Д.С. Лихачев говорил о том, что "культура - это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из просто населения - народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и моральные нормы поведения людей и государства". В ст. 1 Декларации прав культуры <1>, разработанной под научным руководством Д.С. Лихачева, под культурой понимается сотворенная человеком материальная и духовная среда обитания, а также процессы создания, сохранения, распространения и воспроизводство норм и ценностей, способствующих возвышению человека и гуманизации общества. По мнению авторов Декларации, культура охватывает культурно-историческое наследие (перечень предметов такого наследия перечисляется в Декларации) как форму закрепления и передачи совокупного духовного опыта человечества, социальные институты и культурные процессы, порождающие и производящие духовные и материальные ценности и инфраструктуру культуры как систему условий создания, сохранения, экспонирования, трансляции и воспроизводства культурных ценностей, развития культурной жизни и творчества. В ст. 2 Декларации раскрывается значение культуры. Она является определяющим условием реализации созидательного потенциала личности и общества, формой утверждения самобытности народа и основой душевного здоровья нации, гуманистическим ориентиром и критерием развития человечества и цивилизации. Вне культуры настоящее и будущее народов, этносов и государств лишается смысла <2>.

--------------------------------

<1> С данным документом ознакомлена ЮНЕСКО, а также руководство различных ветвей власти России, многие видные общественные деятели и ученые страны. См.: Запесоцкий А.С. Адвокат российской культуры // Журнал российского права. 2006. N 12. С. 140.

<2> См.: Запесоцкий А.С. Указ. соч. С. 143.
Некоторые философы отмечают, что "культура представляет собой фундаментальное явление социума, ибо человечество пока выживает и развивается благодаря преобладанию культуры над разрушительными общественными процессами. Она формируется в ходе исторического возделывания субъектами ресурсов достойного человеческого существования и вмещает в себя созданное ими ценностное достояние". Исходя из этой посылки, Т.С. Лапина определяет культуру как "позитивный опыт людей по производству и освоению ценностей" <1>. В то же время Е.А. Поздняков верно, по нашему мнению, утверждает, что "культура, взятая в целом, объемлет не только "высокое", но и "низкое", не только взлеты, но и падения, не только чистое, но и подлое и грязное; не только созидательное, но и разрушительное... Культура - это война и мир, это нравственное и безнравственное, справедливое и несправедливое..." <2>. Е.В. Медведев отмечает, что культурные ценности являются "высшим проявлением духовной и материальной культуры", отражают "выдающиеся достижения деятельности предшествующих поколений по созданию духовных и материальных благ", воплощают "в себе все самое наилучшее, что было произведено человеком на протяжении истории" и "возводятся обществом в ранг своеобразного ориентира человеческой деятельности, морального и нравственного идеалов" <3>. В свете такого высказывания следует вспомнить некоторые положения Федерального закона от 15 апреля 1998 г. N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации".

--------------------------------

<1> Лапина Т.С. Философия культуры: вариант понимания. М., 2003. С. 6 - 7.

<2> Поздняков Е.А. Философия культуры. М., 1999. С. 11.

<3> Медведев Е.В. Культурные ценности как предмет уголовно-правовой охраны / Отв. ред. А.И. Чучаев. М., 2004. С. 138.
Пункт 2 ст. 8 этого Закона говорит о том, что под действие Закона не подпадают (т.е. не могут являться собственностью России) те культурные ценности, "которые являлись собственностью религиозных организаций... и не служили интересам милитаризма и (или) нацизма (фашизма)". Следовательно, если культурные ценности, бывшие собственностью религиозных организаций, служили "интересам милитаризма и (или) нацизма (фашизма)", то они становятся объектом собственности Российской Федерации и возвращению не подлежат.

Это значит, что в число культурных ценностей могут попасть и те ценности, которые, еще раз повторимся, служили "интересам милитаризма и (или) нацизма (фашизма)", а следовательно, утверждать, что они служили ориентиром человеческой деятельности, выступали моральным и нравственным идеалами, вряд ли можно. В США и Европе существуют музеи А. Гитлера. Самый известный из них расположен в бывшем поместье фюрера в Баварии. Ежедневно его посетителями становится около полутора тысяч экскурсантов. Выставленные там экспонаты тем не менее могут являться культурными ценностями, несмотря на то что свидетельствуют о жизни самого кровавого диктатора в истории человечества. Кроме того, наиболее крупный концентрационный лагерь смерти времен Второй мировой войны Аушвиц-Биркенау в польском Освенциме включен в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот лагерь стал страшным символом трагедии народов, пострадавших от нацистского режима Германии, и прежде всего еврейского народа: в Аушвиц-Биркенау было уничтожено свыше миллиона евреев. "Фабрика смерти" в Освенциме была центральным звеном в механизме "окончательного решения еврейского вопроса", предложенном фашистами.

По нашему мнению, дать универсальное, всеобъемлющее определение культуры едва ли возможно. Слово "культура" относится к числу общеупотребительных, и в то же время оно принадлежит к тем нескольким наиболее многозначным словам, которые используются в практическом и научном обиходе <1>. В связи с этим, например, А.П. Семитко подчеркивает, что философская литература знает свыше 500 определений понятия "культура", и количество их имеет тенденцию к росту <2>, а немецкий философ И. Гердер заметил, что нет ничего менее определенного, чем слово "культура" <3>.

--------------------------------

<1> См.: Ионин Л.Г. Социология культуры. М., 1996. С. 9.

<2> См.: Семитко А.П. Правовая культура социалистического общества: сущность, противоречия, прогресс. Свердловск, 1990. С. 12.

<3> См.: Гердер И. Идеи к истории философии человечества. М., 1977. С. 6 - 7.
В культурологии есть несколько школ, направлений, течений, с позиций которых можно изучать культуру: символическая, натуралистическая, психологическая, социологическая и аксиологическая школы. Последнее направление является самым распространенным и рассматривает культуру как совокупность ценностей. Не случайно чаще всего понятие "культура" толкуется как "совокупность материальных и духовных ценностей".

С позиций именно этого направления мы будем рассматривать понятия культуры и культурных ценностей. В связи с этим нельзя не привести следующее высказывание М. Вебера: "Понятие культуры есть ценностное понятие... культура охватывает те и только те компоненты действительности, которые в силу отнесения к ценности становятся значимыми для нас" <1>. П. Сорокин отмечал, что именно ценность служит основой и фундаментом всякой культуры <2>. Непосредственная связь культуры и ценностей в свете аксиологии проявляется еще и в том, что ценности придают культуре нормативный характер, вносят в нее элемент долженствования. Личность посредством культуры социализируется, что делает ее пригодной для жизни в коллективе <3>. Кроме того, сама культура оказывает влияние на ценности: фиксируя ценности в виде стереотипов сознания и поведения, культура выступает способом их существования, хранения и производства. Культура есть та среда, в которой ценности только и могут находиться и обнаруживать себя <4>.

--------------------------------

<1> Вебер М. Объективность познания в области социальных наук и социальной политики // Культурология. XX век: антология. С. 571.

<2> См.: Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 429.

<3> См.: Жуков В.Н. Введение в юридическую аксиологию (вопросы методологии) // Государство и право. 2009. N 6. С. 24.

<4> Там же.
Как следует из вышеизложенного, фундаментальным началом культуры являются ценности, определяемые применительно к рассматриваемой проблеме как культурные ценности.

В связи с этим В.В. Кулыгин замечает, что "в широком философском смысле это понятие (культурные ценности. - Л.К.) охватывает как материальные объекты, так и продукты духовной деятельности... Разумеется такое понимание неприемлемо для юриспруденции, поэтому в праве и юридической науке культурными ценностями признаются лишь материальные ценности культуры. Это не значит, что духовные ценности не являются предметом правового регулирования. Они охраняются правом, прежде всего как интеллектуальная собственность, в иных юридических формах..." <1>. Принципиально мы согласны с В.В. Кулыгиным в том, что культурными ценностями в интересующем нас контексте являются лишь материальные предметы. Тем не менее не следует забывать того, что уже в 90-е гг. XX в. в российском музейном деле определился круг нематериальных объектов наследия, становящихся объектами музеефикации. Это духовная культура (музыка, танец, фольклор); производственные процессы (в промышленности, сельском хозяйстве, промыслы, ремесла и т.д.); традиционные действия, ритуалы, обычаи и т.д. <2>. Как известно, уже заключена Конвенция ООН об охране нематериального культурного наследия (2003 г.). На рубеже XX и XXI вв. ЮНЕСКО был впервые составлен список из 19 нематериальных объектов, подлежащих охране как часть всемирного культурного наследия. В материалах по культурной политике, опубликованных ЮНЕСКО, говорится буквально следующее: "Наше определение культурного наследия требует серьезного пересмотра" <3> (например, к нематериальным культурным ценностям теперь относится культура старообрядцев Забайкалья).

--------------------------------

<1> Кулыгин В.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей. М., 2006. С. 25.

<2> См.: Музейное дело России / Под ред. М.Е. Каулен, И.М. Косовой, А.А. Сундиевой. М., 2003. С. 418.

<3> Там же. С. 419.
Сокровищницы культурных ценностей нашей страны поистине уникальны и неповторимы. Они отображают накопленный веками культурный опыт народов России, многообразие культур в многоконфессиональном пространстве, являют собой воплощенную историческую память страны. В то же время нельзя не прислушаться к предупреждению Е.А. Лукашевой, которая пишет: "Положение России как страны, расположенной в европейском и азиатском регионах, где проживают люди различных культур, еще больше усложняет формирование общественного сознания, у которого нет ориентации на единые ценности в связи с различием религий, культур и традиций народов, населяющих Россию. Не случайно, в отличие от преамбул других региональных конвенций и деклараций в преамбуле Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека отсутствует упоминание о ценностях и традициях прошлого. Ведь культуры, религии, традиции, обычаи стран - участниц Конвенции различны... Такая ситуация характерна и для Российской Федерации, в состав которой входят субъекты, населяемые народами с различной культурой и стремящиеся сохранить свою культуру во всей ее полноте..." <1>. Иное мнение у Г.П. Ивлиева - председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по культуре, который считает, что "не только в советский период, но и на протяжении практически всей российской истории основным духовным принципом развития культуры и строительства государства было равноправие всех народов России..." <2>. На наш взгляд, это весьма категоричное утверждение, однако сам Г.П. Ивлиев полагает, что в политике и в культуре нужно утверждать равнозначность понятия "российский" и "русский": "Такой подход отражен, в частности, в конституционной норме о государственном русском языке. А в законодательстве о культуре исходить... из наличия внутри общей, соборной русской культуры ее неотъемлемых частей - культур народов России... можно ли всерьез говорить о том, что культура народов России может быть мыслима вне и помимо русской культуры? Русский язык и русская культура верой и правдой служат национальным культурам. Благодаря этому все граждане России, не только русские, имеют доступ к мировой культуре, а мировая культура узнает и принимает культурные ценности народов России" <3>.

--------------------------------

<1> Лукашева Е.А. Права человека в России в условиях глобализации // Право и права человека в условиях глобализации. С. 17.

<2> Ивлиев Г.П. Пространство русского // Российская газета. 2008. 19 марта.

<3> Там же.
Более того, в литературе довольно категорично утверждается, что под словом "нация" в современном политическом устройстве России подразумевается именно русская нация как титульная и государствообразующая: "Вот поэтому каждый нерусский должен считать себя русским, а затем уже татарином, чувашем или мордвином...", а культурой, цементирующей нацию, является именно русская национальная культура, так как "именно русская культура во всех сферах жизни обеспечивала прогресс всех национальных этносов" <1>.

--------------------------------

<1> Степашкин М.А. Русская история в белокаменных шедеврах. М., 2001. С. 119.
Следует тем не менее отметить, что действующее российское законодательство оперирует такими терминами как, например, "многонациональный народ Российской Федерации", "предметы художественного, исторического или археологического достояния народов Российской Федерации", что означает равенство всех народов, населяющих Россию, самобытность и одинаковую ценность их культур. В преамбуле Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее - Закон об объектах культурного наследия) сказано, что объекты культурного наследия народов Российской Федерации представляют собой уникальную ценность для всего многонационального народа Российской Федерации. Даже охрана памятников истории и культуры находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (п. "д" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). В связи с этим можно вспомнить обращение первого Президента РФ Б.Н. Ельцина к согражданам - "россияне".

Подтверждение равноценности и равнозначности культур всех народов России мы находим и в законах об охране культурных ценностей, принятых субъектами Федерации. В качестве примера можно привести Закон Республики Татарстан от 2 октября 1996 г. N 755 "Об охране и использовании культурных и исторических ценностей". Согласно ст. 4 "Правовое положение культурных и исторических ценностей" данного Закона культурные и исторические ценности являются богатством многонационального народа Республики Татарстан. В ст. 6 "Классификация культурных и исторических ценностей" данного Закона сказано, что культурные и исторические ценности могут быть отнесены по степени значимости к местным, республиканским, федеральным и международным. Более того, многие конституции, уставы субъектов Федерации говорят о том, что народ - граждане всех национальностей, что соответствует положениям федеральной Конституции. Так, например, в Конституции Республики Саха (Якутии) говорится: "Носителем суверенитета и источником государственной власти в республике является ее народ, состоящий из граждан всех национальностей" (ст. 1). В Конституции Татарстана закреплено: "Республика Татарстан - суверенное демократическое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики" (ст. 1) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия в Российской Федерации. М., 2003. С. 76 - 77.
С другой стороны, нельзя не согласиться с тем, что именно русская культура является основой культурного суверенитета России. О наличии такой "двойственности" говорит и министр культуры РФ А. Авдеев: "Наша культура многонациональна. Ее костяк составляют великая русская культура, великий русский язык, но вся наша духовно-культурная сфера формируется всеми национальными культурами... У нас великая русская культура, но и замечательная мусульманская культура. В этом наше богатство и наша особенность. У нас единая судьба, единая родина, единая страна" <1>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Сабов А., Басинский П. Мужской вызов - надо потянуть // Российская газета. 2008. 22 мая.
Б.С. Крылов замечает, что все проживающие на территории России народы, как большие, так и малые, обладают уникальными особенностями культуры, и каждый из них сыграл определенную роль в формировании российской государственности. При этом данный автор делает, на наш взгляд, довольно смелое предположение, что для всех проживающих на территории Российской Федерации характерна духовная общность, явившаяся результатом длительного и дружеского сосуществования в едином государстве. Он же отмечает, что культура конкретного народа оказывает воздействие на каждого, считающего себя принадлежащим к этому народу. В многонациональном сообществе его культура проявляется в культурах отдельных народов и входит в качестве интегральной составляющей в общую культуру многонационального сообщества <1>. Культура России как совокупность культур народов, ее населяющих, и культура каждого отдельного народа теснейшим образом связаны между собой, дополняют и питают друг друга, - это два равновеликих блага.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к Федеральному закону "О национально-культурной автономии" (с приложениями). М., 1997. С. 3.
Согласно только официальным данным, в нашем Отечестве насчитывается более 2500 музеев, где хранится почти 100 млн. различных ценностей как материальной, так и духовной культуры народов России <1>. Музеи только одного ведомства - Министерства культуры - содержат свыше 40 млн. различных экспонатов, многие из которых являются подлинными раритетами российской и мировой культуры. Российские библиотеки хранят свыше 1 млрд. томов <2>.

--------------------------------

<1> См.: Давлетшина О.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2003. С. 3.

<2> См.: Долгов С.Г. Культурные ценности как объекты гражданских прав и их защита (гражданско-правовой и криминалистический аспекты): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 3.
На сегодняшний день в 20 тыс. храмах, мечетях, синагогах, костелах, пагодах и других религиозных учреждениях размещены культовые культурные ценности, произведения искусства. Множество культурных ценностей сосредоточены более чем в 6 тыс. частных собраний, у членов 200 всевозможных объединений, в том числе обществ коллекционеров <1>. По оценкам специалистов, в настоящее время на территории России находится примерно 140 тыс. всевозможных памятников истории и культуры, 25 тыс. из которых - памятники истории и культуры федерального значения <2>.

--------------------------------

<1> См.: Давлетшина О.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей в Российской Федерации. С. 3.

<2> См.: Информационно-справочные ресурсы Министерства культуры Российской Федерации. URL: http:// resursy.mkrf.ru/ objekty_ kult_ naslediya/ index.php?id_menu=2.
Значение культурных ценностей поистине уникально и многогранно. Они играют во многом определяющую роль при воспитании патриотизма и гражданской позиции; позволяют изучить и осознать тысячелетнюю историю России и ее народов; приобщают людей к пониманию выдающихся достижений мирового и отечественного художественного искусства; помогают сохранить самобытность и духовную неповторимость народов России в эпоху глобализации и не допустить культурной ассимиляции; укрепляют государственно-конфессиональные отношения и способствуют улучшению духовно-религиозного климата; положительно влияют на душевное состояние человека; содействуют дружескому диалогу культур разных народов и стран; имеют важное значение для развития такой сферы национальной и международной экономики, как туризм <1>.

--------------------------------

<1> См.: Вершков В.В. Уголовная ответственность за невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10 - 11.
Интерес к культурным ценностям как средству воспитания патриотизма и гражданской позиции уже затрагивался в соответствующих работах <1>. Гражданская позиция может рассматриваться с точки зрения проявления сущностных сил человека, как мера духовно-практических, нравственных отношений к деятельности и миру, как способность личности возвышаться до понимания цивилизационных ценностей и осознавать многообразные (духовные, этнические, экологические) интересы своего Отечества <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Прокопец О.А. Культурные ценности региона - средство формирования гражданской позиции личности (на материалах Тульской области): Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1995. С. 3.

<2> Там же. С. 8.
В связи с этим М.А. Степашкин отмечает, что, например, древнерусская белокаменная цивилизация выступает не только как археологический культурный слой, но и как живая реальная национально-русская многовековая историческая эпоха. Она соответствует по значимости египетским пирамидам и античному Парфенону, составляет часть культуры современного народа как ступень развития его интеллекта, является живым свидетельством могучей созидательности и национальной самобытности на заре формирования государственности и русской истории <1>.

--------------------------------

<1> См.: Степашкин М.А. Указ. соч. С. 50.
Резюмируя вышесказанное, можем подчеркнуть еще раз: проблема сохранения отечественной культуры и культурных ценностей является проблемой национальной безопасности государства, что особо отмечено в Доктрине национальной безопасности России. Страна, не сумевшая сохранить тысячелетние ценности культуры, вряд ли может рассчитывать на достойное место в новой глобальной системе государств. Как отмечает А. Авдеев, "величие страны определяется не количеством оружия и не только экономическим благосостоянием, но и культурной составляющей. Есть достаточно примеров стран, где развита экономика... но эти страны не входят в узкий круг держав, которые руководят судьбами мира. Потому что у них нет великой культуры" <1>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Сабов А., Басинский П. Указ. соч.
2. Культурные ценности как предмет

преступления: понятие и признаки
Проблема защиты культурных ценностей является и правовой проблемой, поскольку без надлежащей правовой защиты невозможны и их безопасное существование, и законный оборот.

Всеобщей декларацией прав человека (ст. 27) <1> закреплено право свободно участвовать в культурной жизни общества, в научном прогрессе и пользоваться его благами, наслаждаться искусством. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) предоставил право на образование, творчество, пользование благами культуры. В соответствии с Уставом ЮНЕСКО (Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры) (1945 г.) задачами Организации является содействие укреплению мира и безопасности путем расширения сотрудничества народов в области образования, науки и культуры в интересах обеспечения всеобщего уважения, справедливости, законности и прав человека, а также основных свобод, провозглашенных в Уставе Организации, для всех народов без различия расы, пола, языка или религии.

--------------------------------

<1> См.: Международное право в документах. М., 1982. С. 302 - 308.
Основной Закон страны - Конституция РФ содержит ст. 44, в соответствии с которой, как уже упоминалось, каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. При этом каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. Согласно ст. 12 Основ законодательства РФ о культуре от 9 октября 1992 г. N 3612-1 каждый человек имеет право на приобщение к культурным ценностям, на доступ к государственным библиотечным, музейным, архивным фондам, иным собраниям во всех областях культурной деятельности.

Заметим сразу, что нормативно-правовая база, регулирующая вопросы охраны культурных ценностей, довольно обширна и противоречива. На сегодняшний день насчитывается около 200 нормативных актов международного и национального уровней, которые регламентируют отношения по поводу культурных ценностей. В связи с этим некоторые специалисты подняли проблему гармонизации и даже кодификации законодательства о культурных ценностях. Причем в первую очередь это относится к уже существующим нормативным актам. Как отмечает И.В. Дьяков, "возможно, постановка вопроса о разработке Культурного кодекса может показаться не совсем корректной, тем не менее, если принять во внимание существование Земельного, Лесного, Водного и других кодексов, данная идея уже не кажется излишне радикальной. Кодификация разрозненных нормативных установлений, регулирующих отношения в культурной сфере, в единый нормативный документ позволила бы значительно упростить правоприменительную деятельность" <1>. Кроме того, в современной правовой литературе уже встречается упоминание о новой и крайне перспективной отрасли - о международном культурном праве <2>.

--------------------------------

<1> Дьяков И.В. Проблема совершенствования законодательства Российской Федерации о культуре и культурных ценностях // Актуальные проблемы таможенного дела на рубеже тысячелетий: региональный аспект. Владивосток, 2003. С. 227.

<2> См.: Дьяков В.И., Дьяков И.В., Левданская Н.А. и др. Культурные ценности глазами таможенника. Владивосток, 2004. С. 33.
Проблема защиты культурных ценностей давно превратилась из внутренней в транснациональную и беспокоит множество стран, особенно тех, чье культурное наследие отличается богатством и самобытностью. Не менее остро эта проблема стоит перед странами - импортерами культурных ценностей.

В числе угроз культурным ценностям существуют и криминальные, а значит, надлежащее обеспечение таких ценностей невозможно без применения уголовно-правовых мер.

Ежедневно в мире похищается 450 - 500 археологических ценностей, произведений живописи, ваяния, антиквариата, религиозного культа и других памятников культуры разных эпох <1>. По мнению О.В. Давлетшиной, на Западе культуру считают "зоной преступности номер три" после наркобизнеса и торговли оружием <2>. В.В. Кулыгин, ссылаясь на данные Интерпола, отмечает, что преступления данной категории по объему получаемого незаконного дохода и вовсе вышли на второе место, уступив "лидерство" наркобизнесу <3>.

--------------------------------

<1> См.: Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными преступлениями. М., 1993. С. 49.

<2> См.: Давлетшина О.В. Криминальный рынок культурных ценностей и борьба с ним в Южном федеральном округе // Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью. М., 2001. С. 85.

<3> См.: Кулыгин В.В. Возможности оптимизации уголовно-правовой охраны культурных ценностей // Российский судья. 2003. N 5. С. 40.
Действующее уголовное законодательство Российской Федерации выделяет следующие виды преступных деяний, посягающих на культурные ценности: хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ); контрабанда культурных ценностей (ч. 2 ст. 188 УК РФ); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ); уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ).

Следует подчеркнуть, что преступления в отношении культурных ценностей могут квалифицироваться и по другим статьям Уголовного кодекса РФ, о чем наглядно свидетельствует официальная статистика. Как правило, это нормы, предусматривающие уголовную ответственность за хищения: кражи, грабежи, разбои, мошенничества. Однако не исключено, что деяниями, где в качестве предмета выступает культурная ценность, могут быть присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, умышленное или по неосторожности уничтожение или повреждение имущества <1>. Так, например, если изучить структуру хищений художественных, исторических и культурных ценностей за 2006 г., то можно убедиться, что кражи в этой структуре составляют 86,5% <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Преступные посягательства на культурные ценности в России за 2001 - 2006 гг. М., 2007. С. 8; Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 179.

<2> См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России за 2001 - 2006 гг. С. 9.
Кроме того, в Уголовном кодексе РФ содержатся и другие нормы, которые в качестве предмета преступления прямо не называют культурные ценности, однако эти преступления могут совершаться и в их отношении тоже.

Наиболее яркий пример - ст. 356 "Применение запрещенных средств и методов войны" УК РФ в части разграбления национального имущества. Данное деяние входит в группу военных преступлений, которые, в свою очередь, отнесены к преступлениям против мира и безопасности человечества. Речь идет, в частности, о разграблении национального имущества на оккупированной территории как о виде военных преступлений. Под таким имуществом в международном уголовном праве понимаются прежде всего культурные ценности <1>. Второй Протокол (1999 г.) к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (1954 г.) в гл. 4 определяет преступления против культурных ценностей. Согласно п. 1 ст. 15 любое лицо совершает преступление по смыслу Протокола, если оно: делает культурные ценности, находящиеся под усиленной защитой, объектом нападения; использует культурные ценности, находящиеся под усиленной защитой, или непосредственно прилегающие места для поддержки военных действий; уничтожает или присваивает в крупных масштабах культурную собственность, находящуюся под защитой в соответствии с положениями Конвенции и настоящего Протокола; делает культурные ценности, находящиеся под защитой в соответствии с положениями Конвенции и настоящего Протокола, объектом нападения; совершает акты кражи, грабежа или незаконного присвоения или акты вандализма, направленные против культурных ценностей, находящихся под защитой в соответствии с положениями Конвенции. В п. 2 ст. 15 предусмотрено, что каждая сторона принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми для признания уголовными преступлениями, согласно ее внутреннему законодательству, деяний, предусмотренных в данной статье, и для установления для таких преступлений соответствующих наказаний <2>.

--------------------------------

<1> См.: Адельханян Р.А. Военные преступления в международном праве. М., 2003. С. 151.

<2> См.: URL: http:// ww.pravo.by/ unescohairs/ text.asp?RN= h10000434.
Следует заметить, что все вышеназванные нормы Уголовного кодекса РФ являются бланкетными, при этом бланкетность уголовно-правовых норм может выражаться в ссылке не только на внутренние нормативные акты, но и на международные тоже. А.В. Наумов подразделяет международно-правовую бланкетность норм российского уголовного права на явную и неявную. При явной бланкетности в самом тексте диспозиции напрямую делается отсылка к нормам международного права (ст. 356 УК РФ), при неявной уголовно-правовой запрет обусловлен обязанностью России, вытекающей из международных договоров, при этом напрямую в тексте об этих договорах не упоминается. Речь в таком случае может идти и о так называемых общеуголовных преступлениях <1>. Изучая происхождение норм об уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности, необходимо подчеркнуть, что именно международное уголовное право выступило "застрельщиком" их охраны, прежде всего в период войн и вооруженных конфликтов, в ходе которых таким ценностям наносился невосполнимый урон.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Проблемы имплементации норм международного права в Уголовный кодекс Российской Федерации // Уголовное право России: проблемы и перспективы / Под ред. С.В. Бородина, С.Г. Келиной. М., 2004. С. 142 - 143.
Так, например, о необходимости защиты религиозных ценностей во время войн говорил еще греческий историк Полибий: "Будущим победителям следует научиться не грабить захваченные ими города и не причинять горя другим народам - украшению их родной земли... Законы и право войны обязывают победителя разрушать и уничтожать крепости, укрепления, города, население, суда, ресурсы и все другое, принадлежащее противнику, чтобы подорвать его мощь и усилить мощь победителя. И хотя из этого можно извлечь определенную пользу, никто не может отрицать, что предание себя бессмысленному уничтожению храмов, статуй и других священных сооружений является актом безумия" <1>.

--------------------------------

<1> Цит. по: Томан Дж. Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. М., 2005. С. 4.
В последующие века ситуация практически не изменилась. Уничтожались города, деревни, замки и даже церкви. Синод в Шару (989 г.) объявил, что места поклонения и культовые предметы подлежат защите, однако эта защита увязывалась с их священным характером, а не с принадлежностью к произведениям искусства. Первые признаки желания защитить культурные ценности именно как результаты человеческого труда, а не только в связи с их культовым характером, появились в эпоху Ренессанса, в XVI - XVII вв. Яков Пшилуский, например, утверждал, что каждый участник боевых действий должен проявлять уважение к произведениям искусства и не только в связи с их религиозным характером <1>.

--------------------------------

<1> См.: Przyluski J. Leges seu statute ac privilegia Regni Pololniae. Cracow, 1553. P. 875.
Начиная с Вестфальского мира (1648 г.), который положил конец Тридцатилетней войне, можно обнаружить все большее число положений, предусматривающих возвращение изъятых трофеев в места их происхождения, сначала только архивов, а затем и произведений искусства, перемещенных в ходе сражений. В своем труде "Право народов, или Принципы естественного права" Эммер де Ваттель пишет, что "по какой бы причине ни была опустошена страна, эти здания, которые славят род человеческий и не укрепляют мощь противника, например храмы, гробницы, общественные здания и все сооружения выдающейся красоты, должны щадиться. Какая польза от их уничтожения? Это деяния отъявленного врага человечества, бессмысленно лишающего людей этих памятников искусства и образцов архитектуры..." <1>.

--------------------------------

<1> Vattel E. de. The Law of Nations; or, Principles of the Law of Nature, Applied to the Conduct and Affairs of Nations and Sovereigns. Washington, 1916. Vol. 3. Ch. IX. P. 293 (воспроизводится издание 1758 г.).
Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (1907 г.), а также приложение к ней в виде Положения о законах и обычаях сухопутной войны предусматривали защиту культурных ценностей. Согласно ст. 27 Положения при осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить насколько возможно, в частности, храмы, здания, служащие целям науки, искусства и благотворительности, исторические памятники, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям. Осаждаемые обязаны обозначить эти здания и места особыми видимыми знаками, о которых осаждающие должны быть заранее поставлены в известность. Аналогичные требования содержала и Гаагская конвенция о бомбардировании морскими силами во время войны (1907 г.) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Международное право. Ведение военных действий: Сб. Гаагских конвенций и иных международных документов. 3-е изд. М., 2001.
Одним из наиболее значимых международных правовых актов, предусматривающих защиту культурных ценностей во время войны, был Пакт Рериха от 15 апреля 1935 г., или Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников. Он был подписан в Белом доме (США) представителями 21 американского государства. Пакт специально предусматривал защиту исторических памятников, образовательных, культурных и научных миссий, их сотрудников, имущества и коллекций во время ведения военных действий. В частности, в ст. 1 данного Пакта говорилось о том, что исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения считаются нейтральными и как таковые пользуются уважением и покровительством воюющих сторон. Такое же уважение и покровительство распространяется на исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения и в мирное время. Согласно ст. 2 Пакта нейтралитет, покровительство и уважение, которые должны быть предоставлены памятникам и учреждениям, упомянутым в ст. 1, признаются на всех территориях как объекты суверенитета каждого из подписавшихся и присоединившихся государств, независимо от государственной принадлежности указанных памятников и учреждений.

Важнейшим международным правовым инструментом стала упомянутая выше Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, которая давала определение понятия "культурная ценность". Защита указанных ценностей включает в себя их охрану и уважение. Воюющие стороны обязаны воздерживаться от какого-либо враждебного акта, направленного против этих ценностей, расположенных на территории другой страны <1>. Так, например, дополнительный Протокол I к Конвенции 1954 г. запрещает: a) совершать какие-либо враждебные акты, направленные против тех исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное и духовное наследие народов; b) использовать такие объекты для поддержания военных усилий; c) делать такие объекты объектами репрессалий.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций: В 2 т. М., 2004. Т. 2: Особенная часть. С. 818; Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Преступления против мира и безопасности человечества / Под ред. А.В. Наумова. СПб., 2004. С. 229.
Особенностью преступлений, посягающих на культурные ценности, является отсутствие единообразного понимания предмета таких преступлений, о чем наглядно свидетельствует табл. 1.
Таблица 1


Статья Уголовного
кодекса РФ

Предмет преступления,
предусмотренного статьей
Уголовного кодекса РФ

Статья 164 "Хищение
предметов, имеющих
особую ценность"

Предметы или документы,
имеющие особую
историческую, научную,
художественную или
культурную ценность

Часть 2 ст. 188
"Контрабанда"

Культурные ценности

Статья 190 "Невозвращение
на территорию Российской
Федерации предметов
художественного,
исторического и
археологического
достояния народов
Российской Федерации и
зарубежных стран"

Предметы художественного,
исторического и
археологического
достояния народов
Российской Федерации и
зарубежных стран

Статья 243 "Уничтожение
или повреждение
памятников истории и
культуры"

Памятники истории и
культуры, природные
комплексы или объекты,
взятые под охрану
государства, предметы и
документы, имеющие
историческую, научную или
культурную ценность, а
также особые ценные
объекты или памятники
общероссийского значения
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации