Ершова Е.А. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России - файл n1.doc

приобрести
Ершова Е.А. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России
скачать (257.7 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2208kb.23.10.2009 23:46скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ
ТРУДОВЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ

И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ В РОССИИ
Е.А. ЕРШОВА

("Статут", 2008)
Предисловие

Раздел I. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России: теоретические проблемы

Глава 1. Правовая природа служебных правоотношений

§ 1. Правовая природа правоотношений с государственными гражданскими служащими

§ 2. Правовая природа правоотношений с муниципальными служащими

Глава 2. Международное трудовое право, регулирующее правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими в России

§ 1. Источники международного трудового права в России: теоретические проблемы

§ 2. Общепризнанные принципы международного трудового права

§ 3. Общепризнанные нормы международного трудового права и международные договоры Российской Федерации

Глава 3. Российские нормативные правовые акты, регулирующие трудовые правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими в России

§ 1. Конституция Российской Федерации

§ 2. Федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права либо применяющиеся по межотраслевой аналогии закона

§ 3. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации

§ 4. Соглашения и коллективные договоры, содержащие нормы трудового права

§ 5. Локальные нормативные акты

Глава 4. Толкование судами европейских и российских нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права и регулирующих трудовые правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими в России

§ 1. Толкование Европейским судом по правам человека Европейской конвенции о правах человека

§ 2. Толкование Конституционным Судом Российской Федерации Конституции Российской Федерации

§ 3. Толкование Пленумом Верховного Суда Российской Федерации российских нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

Раздел II. Трудовые правоотношения государственных гражданских и муниципальных служащих в России: практические проблемы

Глава 1. Заключение служебного контракта (трудового договора)

§ 1. Понятие, стороны и форма служебного контракта (трудового договора)

§ 2. Существенные условия служебного контракта (трудового договора), предусмотренные федеральными законами

§ 3. Договорные условия служебного контракта (трудового договора)

§ 4. Срок действия служебного контракта (трудового договора)

§ 5. Дискуссионные проблемы заключения служебного контракта (трудового договора)

Глава 2. Изменение трудовых правоотношений

Глава 3. Расторжение служебного контракта (трудового договора) по инициативе государственного гражданского или муниципального служащего (работника)

Глава 4. Расторжение служебного контракта (трудового договора) по инициативе государственного органа или муниципального образования (работодателя)

§ 1. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае реорганизации или ликвидации государственного органа либо муниципального образования

§ 2. Расторжение служебного контракта (трудового договора) при сокращении должностей гражданской или муниципальной службы

§ 3. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае несоответствия государственного или муниципального служащего замещаемой должности

§ 4. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае неоднократного неисполнения гражданским или муниципальным служащим без уважительных причин должностных обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание

§ 5. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае однократного грубого нарушения гражданским или муниципальным служащим должностных обязанностей

§ 6. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае совершения виновных действий гражданским или муниципальным служащим, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему представителя нанимателя

§ 7. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае принятия гражданским или муниципальным служащим, замещающим должность гражданской или муниципальной службы категории "руководители", необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иное нанесение ущерба имуществу государственного органа или муниципального образования

§ 8. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае однократного грубого нарушения гражданским или муниципальным служащим, замещающим должность гражданской или муниципальной службы категории "руководители", своих должностных обязанностей, повлекшего за собой причинение вреда государственному органу или муниципальному образованию и (или) нарушение законодательства Российской Федерации

§ 9. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае представления гражданским или муниципальным служащим представителю нанимателя подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта (трудового договора)

§ 10. Расторжение служебного контракта (трудового договора) в случае прекращения допуска государственного гражданского или муниципального служащего к сведениям, составляющим государственную тайну, если исполнение должностных обязанностей требует допуска к таким сведениям

§ 11. Расторжение служебного контракта (трудового договора) с государственными гражданскими или муниципальными служащими в иных случаях, предусмотренных федеральными законами

Приложение
Монография рекомендована к опубликованию ученым советом

Российской академии правосудия 20 февраля 2007 г.
Научный редактор:
Ершов В.В., ректор Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, федеральный судья в отставке.
Автор:
Ершова Е.А., заведующая кафедрой трудового права Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент, федеральный судья в отставке.
Предисловие
Федеральные законы от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", от 8 января 1998 г. N 8-ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" вызвали острую теоретическую дискуссию среди специалистов и многочисленные не разрешенные законодателем вопросы у практических работников.

Е.А. Ершова профессионально анализирует наиболее сложные современные проблемы регулирования правоотношений с государственными гражданскими и муниципальными служащими с позиции прямого применения международного права и Конституции РФ.

Монография состоит из двух разделов. Первый раздел, посвященный теоретическим проблемам правоотношений с государственными гражданскими и муниципальными служащими, включает четыре главы. В первой главе автором исследуется правовая природа служебных правоотношений - возможно, важнейший вопрос, изучаемый в монографии. Как представляется, Е.А. Ершова приходит к обоснованному и основополагающему выводу: по своей правовой природе правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими являются трудовыми, а не административными. В работе приводятся убедительные теоретические, правовые и иные доводы, подтверждающие данную авторскую позицию. Во второй главе анализируется международное трудовое право, регулирующее трудовые правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими, - теоретические проблемы соотношения международного и российского трудового права, источники международного права. В третьей главе Е.А. Ершова довольно детально исследует источники российского трудового права, регулирующего трудовые правоотношения с государственными гражданскими и муниципальными служащими, - Конституцию РФ, федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и локальные нормативные акты. В четвертой главе автор обращается к сложнейшей теме - толкованию судами европейских и российских нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. В результате, на мой взгляд, Е.А. Ершова делает аргументированный вывод: суды в результате своей деятельности вырабатывают прецеденты толкования, не являющиеся самостоятельными источниками трудового права.

Во втором разделе монографии анализируются важнейшие практические вопросы регулирования трудовых правоотношений с государственными гражданскими и муниципальными служащими: заключение служебного контракта (трудового договора) (глава 1), изменение трудовых правоотношений (глава 2), расторжение служебного контракта (трудового договора) по инициативе государственного или муниципального служащего (работника) (глава 3), расторжение служебного контракта (трудового договора) по инициативе государственного органа или муниципального образования (работодателя) (глава 4). Второй раздел содержит предложения, направленные на изменение и дополнение действующих федеральных законов. Видимо, в связи с тем что Е.А. Ершова длительное время работала федеральным судьей и рассматривала трудовые споры, в монографии профессионально анализируются судебная практика и типичные ошибки работодателей, делается много предложений по их исправлению.

Надеюсь, что монография Е.А. Ершовой будет полезной для всех профессионалов, умеющих думать, переживающих о судьбе России и активно способствующих ее становлению.
Ректор Российской академии правосудия,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ,

федеральный судья в отставке

В.В.Ершов
Раздел I. ТРУДОВЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ГРАЖДАНСКИХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ В РОССИИ:

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Глава 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СЛУЖЕБНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
§ 1. Правовая природа правоотношений

с государственными гражданскими служащими
15 августа 2001 г. Указом Президента РФ была утверждена Концепция реформирования системы государственной службы Российской Федерации. В соответствии с Концепцией были приняты Федеральный закон от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) <1>, а также Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ <2> "О государственной гражданской службе Российской Федерации". В специальной литературе, как представляется, сделан обоснованный вывод: "Целостной системы правового регулирования служебных отношений на государственной гражданской службе, о которой было заявлено в Концепции, не получилось" <3>.

--------------------------------

<1> Российская газета. 2003. 31 мая.

<2> Там же. 2004. 31 июля.

<3> См., например: Чиканова Л.А. Применение трудового законодательства к служебным отношениям на государственной гражданской службе: теория и практика: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2005. С. 16.
Прежде всего хотелось бы остановиться лишь на некоторых спорных проблемах правовой природы служебных отношений на государственной гражданской службе с позиции теории права, международного трудового права, Конституции РФ, ТК РФ и ГК РФ. Статья 2 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" установила следующие виды государственной службы: государственная гражданская служба, правоохранительная служба и военная служба. В свою очередь, государственная гражданская служба подразделяется на федеральную государственную гражданскую службу и государственную гражданскую службу субъекта Российской Федерации.

Анализ фактических правоотношений между государственными органами и государственными гражданскими служащими, а также названных выше федеральных законов, думаю, позволяет сделать вывод по меньшей мере о дискуссионности идеи об исключительно публично-правовом характере служебных отношений. Вместе с тем некоторые специалисты, как представляется, весьма спорно обосновывают представление о государственной гражданской службе как комплексном межотраслевом правовом институте. Так, Л.А. Чиканова полагает: "Служебное отношение рассматривается как сложное правовое явление, состоящее из различных по своей природе, но неразрывно связанных элементов, имеющих как публично-правовой, так и частноправовой характер. Причем эта связь такова, что служебно-трудовое отношение находится как бы внутри государственно-служебного (публично-правового) отношения, то есть входит в содержание последнего. Отношения гражданских служащих, возникающие на основании акта назначения на должность, то есть отношения, связанные с поступлением на гражданскую службу, нахождением на гражданской службе и ее прекращением, - это публично-правовые отношения, входящие в предмет административного законодательства. Эти отношения предшествуют возникновению служебно-трудовых отношений и сопровождают их. К ним трудовое законодательство может применяться в части, не урегулированной специальным законодательством о государственной службе. Отношения, возникающие в связи с исполнением служебных обязанностей по должности гражданской службы на основании служебного контракта, заключенного гражданским служащим с конкретным государственным органом, - это служебно-трудовые отношения, входящие в предмет трудового права. Содержащиеся в законодательстве о государственной службе нормы, регулирующие такие отношения, являются нормами трудового права, устанавливающими особенности правового регулирования служебно-трудовых отношений" <1>.

--------------------------------

<1> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 18 - 19.
Какие же теоретические и правовые аргументы приводит автор в пользу такого вывода? Ссылаясь на авторитет С.С. Алексеева, М.И. Бару, С.В. Полениной, И. Калинина, а также В.М. Лебедева <1>, Л.А. Чиканова, с одной стороны, обоснованно полагает: "Возможность субсидиарного применения одной отрасли права к другой... допускается только при наличии следующих условий: 1) соответствующие отрасли права являются смежными, то есть регулируемые ими отношения сходны по своей природе (по выражению С.С. Алексеева, субсидиарность - это проявление генетической связи между отраслями права); 2) законодатель отказывается от дублирования идентичных правовых норм в различных отраслях права в целях разумного и экономного расположения нормативного материала" <2>.

--------------------------------

<1> Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975. С. 117 - 118; Бару М.И. О субсидиарном применении норм гражданского права к трудовым правоотношениям // Советская юстиция. 1963. N 14. С. 17 - 18; Он же. Правовые и иные социальные нормы, регулирующие трудовые отношения: Конспект лекций. Харьков, 1965. С. 25; Поленина С.В. Субсидиарное применение норм гражданского законодательства к отношениям смежных отраслей // Советское государство и право. 1967. N 4. С. 22 - 25; Калинин И. Допустимо ли субсидиарное применение норм административного права к трудовым отношениям? // Российская юстиция. 1998. N 5. С. 38; Лебедев В.М. Лекции по трудовому праву России. Томск: Томский ун-т, 2001. С. 23.

<2> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 15.
Полагая далее, что отношения между государственным органом и государственным гражданским служащим должны регулироваться как административным, так и трудовым правом, Л.А. Чиканова далее также пишет: "Административное и трудовое право трудно признать генетически связанными отраслями, так как регулируемые ими отношения различны по своей природе и по субъектному составу. Административные отношения - это отношения власти - подчинения, в которых обязательным субъектом является властный государственный орган. Трудовые отношения - это отношения равных субъектов, имеющие под собой договорную основу" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 16.
В подтверждение своей позиции Л.А. Чиканова также ссылается на ряд ученых, исследовавших теоретические проблемы комплексных международных правовых институтов, полагающих, что внутри системы современного российского права и законодательства активно протекают интеграционные процессы, обусловившие становление и развитие комплексных институтов, образующихся на стыке смежных отраслей права, содержащие нормы двух и более отраслей права <1>. В этой связи, приходит к выводу Л.А. Чиканова, "в отличие от обособленных отраслей права, выражающих процесс дифференциации правового регулирования, комплексные правовые массивы отражают необходимые в современных условиях процессы интеграции разнообразных социальных институтов. Исходя из этой тенденции и современной практики развития законодательства о государственной службе, обосновывается вывод о необходимости разграничения административного и трудового права именно в рамках государственной гражданской службы как комплексного межотраслевого правового института" <2>.

--------------------------------

<1> Васильев А.В. Теория права и государства. М., 2001. С. 58; Садиков О.Н. Нетипичные институты в советском гражданском праве // Советское государство и право. 1997. N 2. С. 33; Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. N 3. С. 75.

<2> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 17 - 18.
Выделение в составе сложного публично-правового служебного правоотношения служебно-трудовых элементов (отношений) Л.А. Чиканова пытается также аргументировать, ссылаясь на Н.Г. Александрова, считавшего, что каждое единое, но сложное правоотношение нуждается в расчленении на составные элементы в научных и практических целях. Каждое сложное правоотношение, полагал он, состоит как бы из двух и более неразрывно связанных и взаимообусловленных правоотношений элементарного вида. Последние и будут являться элементами сложного правоотношения <1>.

--------------------------------

<1> Александров Н.Г. Трудовые правоотношения. М., 1948. С. 259.
Наконец, Л.А. Чиканова в подтверждение своих мыслей ссылается на Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации". "Такой вывод, - предполагает она, - вытекает и из Закона, в частности, из следующих его положений:

- акт назначения на должность предшествует заключению служебного контракта. При этом назначается на должность гражданин Российской Федерации, а служебный контракт заключается с гражданским служащим, то есть лицом, состоящим уже на гражданской службе;

- гражданский служащий может находиться на гражданской службе, но не осуществлять профессиональную служебную деятельность (например, в случае приостановления служебного контракта в соответствии со ст. 39 Закона или в период нахождения в кадровом резерве);

- прекращение служебного контракта не всегда влечет за собой прекращение гражданской службы. Например, служебный контракт может быть прекращен в связи с сокращением штата государственного органа, а служебные отношения с гражданским служащим сохранены (в частности, при направлении его на переподготовку, переквалификацию или переобучение, в кадровый резерв)".

В выводах Л.А. Чикановой, на мой взгляд, имеется целый ряд противоречий. Так, во-первых, с одной стороны, не признавая генетическую связь между административным и трудовым правом <1>, с другой стороны, Л.А. Чиканова допускает возможность регулирования трудовым законодательством "публично-правовых отношений", "входящих в предмет административного законодательства в части, не урегулированной специальным законодательством о государственной службе" <2>. Во-вторых, с одной стороны, Л.А. Чиканова предполагает, что "назначается на должность гражданин Российской Федерации, а служебный контракт заключается с гражданином-служащим, то есть лицом, состоящим уже на гражданской службе" <3>; с другой стороны, она же справедливо подчеркивает: "Гражданская служба - вид государственной службы, представляющий собой регламентируемую государством ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ СЛУЖЕБНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (выделено мной. - Е.Е.), направленную на реализацию государственных функций... лицами, замещающими государственные должности" <4>. Вместе с тем осуществлять деятельность, направленную на реализацию определенной государственной функции, можно только после заключения служебного контракта, основанного на акте назначения на должность.

--------------------------------

<1> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 16.

<2> Там же. С. 19.

<3> Там же.

<4> Там же. С. 8.
В-третьих, с одной стороны, Л.А. Чиканова обосновывает представление о государственной гражданской службе как комплексном межотраслевом правовом институте <1>. С другой стороны, она же обоснованно утверждает: "Выделение в составе правоотношения служебно-трудовых элементов (отношений), возникающих в связи с осуществлением профессиональной служебной деятельности, обусловлено... "ТРУДОВОЙ" СУЩНОСТЬЮ ЭТИХ ОТНОШЕНИЙ" <2> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> Там же. С. 17.

<2> Там же. С. 19.
В-четвертых, с одной стороны, Л.А. Чиканова предлагает разграничивать административное и трудовое право "в рамках государственной гражданской службы как комплексного межотраслевого правового института" <1>. С другой стороны, она же аргументированно предлагает применять законы о гражданской службе и трудовое право "по принципу lex specialis derogate lege generali (специальный закон отменяет общий) <2>. Но специальный и общий законы регулируют не разнородные, а однородные, в данном случае - трудовые правоотношения.

--------------------------------

<1> Там же. С. 18.

<2> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 17.
В-пятых, с одной стороны, Л.А. Чиканова предполагает: "Двойственность субъекта на стороне нанимателя заключается в том, что в служебном правоотношении одновременно могут выступать два субъекта: государство как наниматель и руководитель государственного органа как представитель нанимателя. В связи с этим другой субъект - гражданский служащий - может находиться одновременно в правоотношениях как с государством - нанимателем, так и с его представителем. Государство остается стороной служебного правоотношения на всем протяжении его существования, независимо от того, замещает ли гражданский служащий в тот или иной промежуток времени должность в государственном органе" <1>. С другой стороны, Л.А. Чиканова делает обоснованное предложение: "В Закон необходимо внести изменение, в соответствии с которым стороной служебного контракта признавался бы государственный орган, а не его руководитель (представитель нанимателя) <2>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 11.

<2> Там же.
Наконец, в-шестых, с одной стороны, Л.А. Чиканова утверждает: "Понимание гражданской службы как комплексного межотраслевого института заставляет иначе взглянуть на проблему соотношения административного и трудового права в регулировании служебных отношений на гражданской службе. Речь должна идти уже не о разграничении административного и трудового права в зависимости от вида регулируемых отношений - внутренних и внешних, а о разграничении внутри внутренних отношений, то есть разграничивать отношения, а следовательно, и применяемое к ним законодательство внутри самого государственно-служебного отношения на гражданской службе" <1>. С другой стороны, Л.А. Чиканова, на мой взгляд, очень точно резюмирует: "Профессиональная служебная деятельность - это ОДИН ИЗ ВИДОВ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЙСЯ ЛИШЬ НЕКОТОРОЙ СПЕЦИФИКОЙ" <2> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> Там же. С. 9.

<2> Там же. С. 20.
Между государственным гражданским служащим и соответствующим государственным органом фактически складываются стабильные, длящиеся, повторяемые, требующие трудовой дисциплины отношения. Отсюда, на мой взгляд, идя классическим путем от факта к праву, можно сделать вывод о том, что между государственным гражданским служащим и государственным органом по действительному характеру правоотношений складываются не административные, публично-правовые либо сложные служебные отношения, имеющие как публично-правовой, так и частноправовой характер, а трудовые отношения, характеризующиеся трудовой сущностью и обладающие своей спецификой.

Международное бюро труда (МБТ) подготовило краткий доклад о законодательстве и практике по вопросам трудовых отношений, который был разослан правительствам государств. В соответствии с данным докладом "трудовые отношения являются правовым понятием, которое широко используется в странах мира для обозначения отношений между лицом, которое называется наемным работником (которого часто именуют трудящимся"), и работодателем", для которого "работник выполняет работу на определенных условиях в обмен на вознаграждение. Именно на основе трудовых отношений, КАК БЫ ОНИ НИ ОПРЕДЕЛЯЛИСЬ (выделено мной. - Е.Е.), возникают взаимные права и обязанности между работником и работодателем. Трудовые отношения были и продолжают оставаться основным средством, при помощи которого трудящиеся получают доступ к правам и льготам, ассоциируемым с занятостью в областях трудового законодательства и социального обеспечения. ЭТО КЛЮЧЕВАЯ ОТПРАВНАЯ ТОЧКА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХАРАКТЕРА И ОБЪЕМА ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ РАБОТОДАТЕЛЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К СВОИМ РАБОТНИКАМ" <1> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> Трудовые отношения. Международное бюро труда. Женева, 2005. С. 3.
В свою очередь, ст. 15 ТК РФ определяет трудовые отношения как "отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или должности), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором". На мой взгляд, все сущностные характеристики трудового отношения, предусмотренные ст. 15 ТК РФ, определяют и правовую природу отношений на государственной службе. Во-первых, отношения на государственной службе основаны на служебном контракте. Да, его заключению предшествует акт о назначении. Но ст. 16 ТК РФ в качестве основания возникновения трудовых отношений предусматривает и назначение на должность или утверждение в должности. В то же время ст. 16 ТК РФ обоснованно устанавливает: "Трудовые отношения ВОЗНИКАЮТ МЕЖДУ РАБОТНИКОМ И РАБОТОДАТЕЛЕМ НА ОСНОВАНИИ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА (выделено мной. - Е.Е.), заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом. В случаях и порядке, которые установлены законом... ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ ВОЗНИКАЮТ НА ОСНОВАНИИ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА В РЕЗУЛЬТАТЕ... НАЗНАЧЕНИЯ НА ДОЛЖНОСТЬ ИЛИ УТВЕРЖДЕНИЯ В ДОЛЖНОСТИ" (выделено мной. - Е.Е.). Таким образом, можно сделать вывод: именно трудовые отношения, а не какие-либо "сложные правовые отношения" в данных случаях возникают на основании акта о назначении и трудового договора. Акт о назначении является основанием для заключения трудового договора, а не для возникновения административных отношений. В специальной литературе в этих случаях применяется термин "сложный юридический состав". Например, А.Н. Буцкова справедливо отмечает: "Основание возникновения трудового правоотношения научно-педагогического работника и вуза характеризуется как сложный юридический (фактический) состав. Указанный состав включает следующие элементы (последовательно совершаемые юридические акты): объявление конкурса (адресованное неограниченному числу лиц); подача документов для участия в конкурсе, прием которых вузом влечет возникновение конкурсного правоотношения; конкурсный отбор, завершающийся актом избрания ученым советом; приказ ректора вуза по результатам конкурса; заключение трудового договора с избранным по конкурсу лицом. Указанные элементы в совокупности образуют рассматриваемый состав, ОДНАКО ОСОБОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИДАЕТСЯ ТРУДОВОМУ ДОГОВОРУ, ТАК КАК В СЛУЧАЕ ЕГО НЕЗАКЛЮЧЕНИЯ ТРУДОВОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ НЕ ВОЗНИКАЕТ" <1> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> Буцкова А.Н. Особенности возникновения и прекращения трудовых правоотношений с научно-педагогическими и руководящими работниками вузов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 6.
Анализ ТК РФ и специальной литературы, думаю, позволяет сделать вывод о том, что основанием возникновения трудовых отношений между государственным гражданским служащим и государственным органом является сложный юридический состав, совокупность юридических фактов, связанных с объявлением и проведением конкурса, а также заключением служебного контракта. Незаключение служебного контракта по вине работодателя может быть оспорено в суде. Трудовые отношения с государственным гражданским служащим возникают лишь после заключения служебного контракта. Характерна ст. 13 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации": "Гражданский служащий - гражданин Российской Федерации, взявший на себя обязательства по прохождению гражданской службы. ГРАЖДАНСКИЙ СЛУЖАЩИЙ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ СЛУЖЕБНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА ДОЛЖНОСТИ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ В СООТВЕТСТВИИ С АКТОМ О НАЗНАЧЕНИИ НА ДОЛЖНОСТЬ И СО СЛУЖЕБНЫМ КОНТРАКТОМ" (выделено мной. - Е.Е.). С точки зрения языкового толкования закона соединительный союз "и" между словами "в соответствии с актом о назначении на должность" и "со служебным контрактом", думаю, подтверждает вывод о возникновении трудовых отношений вследствие сложного юридического состава, обязательной совокупности юридических фактов: акта о назначении на должность и служебного контракта.

Как представляется, прежде всего в результате многочисленных научных споров, в ст. 1 и 23 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" имеются спорные, противоречивые положения. Так, в ст. 1 Закона дано обоснованное толкование оценочного понятия "представитель нанимателя": "Руководитель государственного органа, лицо, замещающее государственную должность, либо представитель указанных руководителя или лица, осуществляющие полномочия нанимателя от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации". Вместе с тем в ст. 23 Закона установлено противоположное: "Служебный контракт - соглашение МЕЖДУ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ НАНИМАТЕЛЯ (выделено мной. - Е.Е.) и гражданином..." Если обратиться по межотраслевой аналогии закона к ст. 182 ГК РФ, то трудно согласиться с нормой, сформулированной в ст. 23 Закона. Действительно, согласно ст. 182 ГК РФ "Представительство" "сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на... законе... непосредственно СОЗДАЕТ, ИЗМЕНЯЕТ И ПРЕКРАЩАЕТ... ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ПРЕДСТАВЛЯЕМОГО" (выделено мной. - Е.Е.). В этой связи весьма спорным представляются выводы Л.А. Чикановой о "двойственности субъекта на стороне нанимателя", государстве как нанимателе и руководителе государственного органа как представителе нанимателя <1>. Напротив, хотелось бы присоединиться к другому ее предложению - о необходимости внесения изменения в Закон, в соответствии с которым следует признавать стороной служебного контракта не "представителя нанимателя", а государственный орган, в котором будет выполнять свои трудовые функции государственный гражданский служащий <2>. В этом случае законный представитель нанимателя будет заключать служебные контракты от имени и для данного государственного органа.

--------------------------------

<1> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 11.

<2> Там же.
Хотелось бы также проанализировать обсуждаемую проблему с позиции теории права. Во-первых, Л.А. Чиканова, ссылаясь на названных выше авторов, попыталась доказать, что трудовое право не применимо субсидиарно к административным отношениям, поскольку административное и трудовое право трудно признать генетически связанными отраслями <1>. С данным выводом, с одной стороны, можно согласиться. Вместе с тем, с другой стороны, если исходить из того, что служебные отношения на государственной гражданской службе между государственным органом и государственным гражданским служащим по своей правовой природе являются трудовыми, а не сложными, имеющими как публично-правовой, так и частноправовой характер, то возникает вопрос о корректности в данном случае вообще рассуждений о субсидиарном применении норм одной отрасли права к другой. Во-вторых, аналогичные доводы можно привести и против аргументации Л.А. Чикановой о комплексных правовых институтах, "образующихся на стыке смежных отраслей права" <2>. На мой взгляд, служебные отношения по своему правовому характеру являются трудовыми, а не межотраслевыми. Отсюда обращение оппонентов данной точки зрения к проблеме комплексных правовых институтов представляется недостаточно аргументированным. Полагаю, в этом случае было бы теоретически более продуктивным, а практически - целесообразным присоединиться к позиции В.М. Сырых, рассматривающего комплексные правовые институты в рамках той или иной отдельной отрасли права <3>. В-третьих, на мой взгляд, развивая идею Н.Г. Александрова о сложном правоотношении применительно к данной дискуссии, было бы теоретически более обоснованно исходить не из сложного правоотношения, регулируемого различными отраслями права, а из сложного трудового правоотношения, регулируемого только специальным законом и трудовым правом.

--------------------------------

<1> Там же. С. 15 - 16.

<2> Там же. С. 17.

<3> Сырых В.М. Комплексные институты как компоненты системы российского права // Журнал российского права. 2002. N 10. С. 25.
При таком теоретическом подходе, думаю, служебные отношения можно исследовать исходя из классической теоретической проблемы соотношения общей и специальной нормы трудового права, в основе которой заложен принцип: специальный закон отменяет общий (lex specialis derogate lege generali). Анализируя этимологию понятия "пробел", можно прийти к выводу о том, что в русском языке данный термин имеет два значения: это не только недостаток, упущение законодателя, но также и сознательно не заполненное им место, промежуток <1>. Отсюда в специальной литературе отмечается возможность "намеренного молчания" законодателя <2>, мнимых пробелов <3>. При таком теоретическом подходе законодатель был вправе урегулировать только специфические трудовые отношения с государственными гражданскими служащими в специальном законе, намеренно умолчав о классических трудовых правоотношениях, характерных для всех работников и работодателей без исключения. В этой связи трудно согласиться с Л.А. Чикановой, утверждающей: "Некоторые положения Закона сформулированы так, что трудно понять, должны ли они применяться сами по себе (буквально) или с учетом соответствующих положений ТК РФ" <4>. Во-первых, на мой взгляд, с целью более точного изучения нормативных правовых актов необходимо всегда использовать систематическое толкование правовых норм. Во-вторых, полагаю, теоретически обоснованный и исчерпывающий ответ на данный вопрос содержится в ст. 73 Закона: "Федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом" - lex specialis derogate lege generali (специальный закон отменяет общий).

--------------------------------

<1> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 555.

<2> Ершов В.В. Судебная власть в правовом государстве: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1992. С. 258.

<3> Кемулария Э.Ш. Проблемы применения уголовно-процессуального закона по аналогии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 10.

<4> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 16.
Весьма характерно, что Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ ст. 11 "общего закона" - ТК РФ дополнена частью седьмой, в которой сформулирована современная позиция законодателя по данной спорной проблеме: "На государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе".

Ряд дополнительных вопросов вызывает у научных и практических работников и ст. 39 Закона. Например, согласно ч. 1 ст. 39 Закона "служебный контракт приостанавливается по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, с освобождением гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы, оставлением его в соответствующем реестре гражданских служащих и включением в кадровый резерв. Означает ли сказанное выше, что "гражданский служащий может НАХОДИТЬСЯ (выделено мной. - Е.Е.) на гражданской службе, но не осуществлять профессиональную служебную деятельность", как полагает Л.А. Чиканова? Во-первых, согласно ст. 3 и 13 Закона государственный гражданский служащий должен не "находиться" на службе, а "осуществлять деятельность". Во-вторых, приостановление служебного контракта означает временное неисполнение его сторонами взаимных прав и обязанностей. В то же время законодателем приостановление служебного контракта связывается с освобождением гражданского служащего от занимаемой должности гражданской службы. В этой связи, полагаю, было бы более обоснованно служебный контракт не приостанавливать, а прекращать. В-третьих, в данном случае государственные гражданские служащие, не выполняющие своих функций, остаются в реестре гражданских служащих с включением в государственный резерв. Часть 2 ст. 43 Закона характеризует реестр гражданских служащих лишь как "сведения из личного дела гражданского служащего", а не как перечень лиц, находящихся на государственной службе.

В связи с изложенными теоретическими, правовыми и практическими аргументами, во-первых, предлагаю изложить ч. 1 ст. 39 Закона в следующей редакции: "Служебный контракт прекращается по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, с освобождением гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы, оставлением его в соответствующем реестре гражданских служащих и включением в кадровый резерв".

Во-вторых, считаю необходимым уточнить в Законе правовой статус государственного гражданского служащего, находящегося в реестре государственных служащих. На мой взгляд, объем прав и обязанностей государственных гражданских служащих, осуществляющих профессиональную деятельность, и государственных гражданских служащих, оставленных в реестре государственных служащих, а также даже термины не могут совпадать. Действующий государственный служащий - гражданин России, осуществляющий профессиональную деятельность. Государственный служащий, находящийся в соответствующем реестре гражданских служащих, не осуществляет профессиональную деятельность. Предлагаю внести в Закон соответствующие изменения и дополнения. Например, можно рассуждать по аналогии: судья - это гражданин России, наделенный соответствующими полномочиями по отправлению правосудия. Судья в отставке - это гражданин России, ранее отправлявший правосудие и имеющий не совпадающий с действующим судьей правовой статус.

"Прекращение служебного контракта не всегда влечет за собой прекращение гражданской службы. Например, служебный контракт может быть прекращен в связи с сокращением штата государственного органа, а служебные отношения с гражданским служащим сохранены" <1>, - полагает Л.А. Чиканова. Действительно, с одной стороны, согласно ч. 1 ст. 31 Закона "при сокращении должностей гражданской службы государственно-служебные отношения с гражданским служащим, замещающим сокращаемую должность гражданской службы, продолжаются в случае:

--------------------------------

<1> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 19.
1) предоставления гражданскому служащему с учетом уровня его квалификации, профессионального образования и стажа гражданской службы или работы (службы) по специальности возможности замещения иной должности гражданской службы в том же государственном органе либо в другом государственном органе;

2) направления гражданского служащего на профессиональную переподготовку или повышение квалификации".

С другой стороны, на мой взгляд, во-первых, "замещение иной должности гражданской службы в том же органе" более корректно было бы определить в Законе как перевод на другую работу в том же органе, а "в другом государственном органе" - как перевод в другую организацию. Во-вторых, лицо, находящееся с отрывом от работы на профессиональной переподготовке или повышении квалификации, получает специальный правовой статус слушателя. Предлагаю внести соответствующие изменения и дополнения в Закон.

Обсуждаемые спорные вопросы имеют не только существенное теоретическое, но и важнейшее практическое значение. С одной стороны, отнесение служебных отношений к сложным правоотношениям, имеющим как публично-правовой, так и частноправовой характер, на практике привело к принятию достаточно спорного в целом ряде правовых положений Закона и неурегулированности многих дискуссионных вопросов. Л.А. Чиканова справедливо отмечает: "Идея наиболее полно урегулировать служебные отношения на гражданской службе в специальном законе на деле обернулась наличием в нем значительно большего, чем ранее, числа пробелов... В нем не получила должного отражения та специфика, которая характерна именно для государственной службы" <1>.

--------------------------------

<1> Чиканова Л.А. Указ. соч. С. 16.
Вместе с тем, с другой стороны, отнесение служебных отношений на гражданской службе к специфическим трудовым отношениям позволяет снять не только многочисленные современные теоретические, но и практические проблемы. В частности, применять общие положения более разработанного трудового права в случае мнимого пробела в специальном законе. При наличии мнимого пробела в специальном законе судья не может отказывать гражданскому служащему в приеме заявления, должен вынести решение на основании общих положений ТК РФ, иных нормативных правовых актов, регулирующих трудовые отношения.
§ 2. Правовая природа правоотношений

с муниципальными служащими
В определенной степени правовая природа правоотношений с муниципальными служащими, в частности, была установлена Федеральным законом от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", принятым Государственной Думой 12 августа 1995 г. <1> (с последующими изменениями и дополнениями). Так, согласно данному Федеральному закону должностное лицо местного самоуправления - это "выборное либо работающее по контракту (трудовому договору) лицо, выполняющее организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не относящееся к категории государственных служащих" (ст. 1); "на муниципальных служащих распространяются ограничения, установленные федеральным законодательством для государственных служащих" (ст. 60).

--------------------------------

<1> Российская газета. 1995. 1 сентября.
Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 8-ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", принятым Государственной Думой 17 декабря 1997 г. (с последующими изменениями и дополнениями) <1>, законодатель конкретизировал свою правовую позицию. В частности, в п. 3 ст. 4 данного Закона было установлено: "НА МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ТРУДЕ (выделено мной. - Е.Е.) с особенностями, предусмотренными настоящим Федеральным законом". Следовательно, с позиции общей теории права законодательство Российской Федерации о труде и Федеральный закон "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" соотносятся как общая и специальная правовые нормы, в случае коллизии между которыми приоритет имеет специальная правовая норма.

--------------------------------

<1> Российская газета. 1998. 16 января.
Характерно также, что, во-первых, согласно ст. 17 данного Федерального закона муниципальным служащим, как и другим работникам, предоставляется отпуск; во-вторых, в соответствии с п. 1 ст. 20.1 "Основания для прекращения муниципальной службы" анализируемого Федерального закона "ПОМИМО ОСНОВАНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ТРУДЕ (выделено мной. - Е.Е.), увольнение муниципального служащего может быть осуществлено также по инициативе руководителя органа местного самоуправления в случаях...". В связи с изложенными и названными выше правовыми аргументами представляется возможным сделать вывод: правовые правоотношения муниципальных служащих являются по своей правовой природе трудовыми (безусловно, с определенной спецификой).

Думаю, такой же вывод позволяет сделать и действительный характер фактических отношений муниципальных служащих: между муниципальными служащими фактически складываются стабильные, длящиеся, повторяемые правоотношения, требующие соблюдения служебной дисциплины, то есть трудовые правоотношения.

Данный вывод, по существу, разделяет и Конституционный Суд РФ. Например, его Определением от 3 октября 2002 г. N 233-О установлено: "Согласно правовой позиции, выраженной в... решениях и неоднократно подтвержденной Конституционным Судом Российской Федерации... специфика государственной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет ОСОБЫЙ ПРАВОВОЙ СТАТУС ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ В ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ (выделено мной. - Е.Е.)... Как уже указывал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 8 февраля 2001 года... то обстоятельство, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (статья 12 Конституции Российской Федерации, статья 1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"), САМО ПО СЕБЕ НЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОТНОШЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИМЕНЕНА К МУНИЦИПАЛЬНЫМ СЛУЖАЩИМ, ИСПОЛНЯЮЩИМ ОБЯЗАННОСТИ ПО МУНИЦИПАЛЬНОЙ ДОЛЖНОСТИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ" <1> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2003. N 12. Ст. 1174.
Конституционный Суд РФ еще более конкретно определил свою правовую позицию в Постановлении от 15 декабря 2003 г. N 19-П, в соответствии с которым "Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" установлено также, что на муниципальных служащих впредь до принятия федерального закона о муниципальной службе распространяются ограничения, установленные федеральным законодательством для государственных служащих (статья 60). При осуществлении соответствующего регулирования ЗАКОНОДАТЕЛЬ, УЧИТЫВАЯ СХОЖЕСТЬ СПЕЦИФИКИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ (выделено мной. - Е.Е.), вправе, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, распространить на муниципальных служащих требования, предусмотренные Федеральным законом "Об основах государственной службы Российской Федерации", либо регламентировать их в специальном законе... Федеральный закон от 8 января 1998 года "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" закрепил, что на муниципальных служащих распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде с особенностями, предусмотренными данным Федеральным законом (пункт 3 статьи 4)" <1>.

--------------------------------

<1> Российская газета. 2003. 24 декабря.
Данная правовая позиция Конституционного Суда РФ была воспринята законодателем в Федеральном законе от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ, в соответствии с которым ст. 11 ТК РФ была дополнена частью седьмой в следующей редакции: "НА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ ДЕЙСТВИЕ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ИНЫХ АКТОВ, СОДЕРЖАЩИХ НОРМЫ ТРУДОВОГО ПРАВА, РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ С ОСОБЕННОСТЯМИ (выделено мной. - Е.Е.), предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе".

Наконец, законодатель конкретизировал свою правовую позицию в Федеральном законе от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации", принятом Государственной Думой 7 февраля 2007 г. и вступившим в силу с 1 июня 2007 г. Так, согласно ст. 2 данного Федерального закона "1. Муниципальная служба - профессиональная деятельность граждан, которая осуществляется на постоянной основе на должностях муниципальной службы, ЗАМЕЩАЕМЫХ ПУТЕМ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА (КОНТРАКТА)" <1> (выделено мной. - Е.Е.).

--------------------------------

<1> Там же. 2007. 7 марта.
В то же время, на мой взгляд, в п. 2 и 3 ст. 2 настоящего Федерального закона имеются и спорные положения:

"2. Нанимателем для муниципального служащего является муниципальное образование, от имени которого полномочия нанимателя осуществляет представитель нанимателя (работодатель).

3. Представителем нанимателя (работодателем) может быть глава муниципального образования, руководитель органа местного самоуправления, председатель избирательной комиссии муниципального образования или иное лицо, уполномоченное исполнять обязанности представителя нанимателя (работодателя) <1>. Аналогичное положение содержится и в п. 9 ст. 16 данного Федерального закона: "Сторонами трудового договора при поступлении на муниципальную службу являются представитель нанимателя (работодатель) и муниципальный служащий" <2>.

--------------------------------

<1> Там же.

<2> Там же.
С одной стороны, в отличие от весьма противоречивого в этой части Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" законодатель в Федеральном законе "О муниципальной службе в Российской Федерации" весьма точно и определенно установил стороны трудового договора (контракта) - муниципальный служащий и муниципальное образование. В то же время, с другой стороны, полагаю, весьма спорно законодателем по существу отождествлены оценочные понятия "представитель нанимателя" и "работодатель". Работодателем муниципального служащего, на мой взгляд, является муниципальное образование, а не представитель нанимателя, например глава муниципального образования, руководитель органа местного самоуправления, председатель избирательной комиссии муниципального образования или иное уполномоченное лицо, которые сами являются лишь наемными работниками. Предлагаю внести соответствующие изменения и дополнения в п. 2 и 3 ст. 2, а также в п. 9 ст. 16 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации".

Весьма характерно также, что муниципальный служащий в соответствии с Федеральным законом "О муниципальной службе в Российской Федерации" должен "соблюдать установленные... правила внутреннего трудового распорядка, должностную инструкцию, порядок работы со служебной информацией" (ст. 12); работает "НА УСЛОВИЯХ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА В СООТВЕТСТВИИ С ТРУДОВЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ (выделено мной. - Е.Е.) с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом" (ст. 16); имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск (ст. 21) и оплату труда в виде денежного содержания, состоящего из должностного оклада, а также из ежемесячных и иных дополнительных выплат (ст. 22). Наконец, согласно п. 1 ст. 19 Федерального закона "О муниципальной службе в Российской Федерации" трудовой договор с муниципальным служащим, в частности, может быть расторгнут по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом Российской Федерации.

Изложенные правовые, теоретические и фактические аргументы, как представляется, позволяют сделать вывод: между муниципальными служащими и муниципальным образованием образовываются по своему правовому характеру трудовые правоотношения (конечно, с определенной спецификой).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации