Торкунов А.В. Современные международные отношения и мировая политика - файл n1.docx

приобрести
Торкунов А.В. Современные международные отношения и мировая политика
скачать (4033.1 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx4034kb.19.09.2012 16:42скачать

n1.docx

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60


мгимо

УНИВЕРСИТЕТ



отношения

и мировая политика


// У/

/

х



г \

c:\users\user\appdata\local\temp\finereader10\media\image2.jpeg

c:\users\user\appdata\local\temp\finereader10\media\image3.jpeg

' _ Л-V *

' г ЛЛ



К4

v.

F1,

Л I







ПРОСВЕЩЕНИЕ

Московский государственный институт

международных отношений


С- ~:
(МГИ МО-Университет) МИД Pqcc^





j

СовРеменные

международные отношения

и мировая политика

Учебник

Ответственный редактор член-корреспондент РАН, проф. А.В. Торкунов

Рекомендовано

Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации

по образованию в области международных отношений в качестве учебника для студентов, обучающихся по специальности и направлениям «международные отношения» и «Регионоведение>>

Воронежский филиал Российской академии государственной службы

БИБЛИОТЕКА


Инв. N2
оЗ

Москва




«Просвещение» 2004

УДК 372 ББК 66.4 С56

При поддержке Международного фонда Ф. Шодиева

Авторский коллектив А. В. Торкунов, //. Г. Тюлин, А. /О. Мельвиль, Т. А. Алексеева, С. Л. Афонцев, Л Барановский, /?. Я. Белокреницкий, /1. Д Богатуров, К. П. Боришполец, Я. Л/. Бусыгина, /1. Д Воскресенский, /1. О. Галин, А Ј. Грановский, Л/. Давыдов, /1. Л. Емельянов, Я. Д Звягельская, Т. Зонова, А Б. Кириллов, >4. /1. Коновалов, /1. Я Крутских, В. Я Кувалдин, А Л/. Кулагин, Л/. Л/. Лебедева, Л/. М. Наринский, А. Я. Никитин, А >4. Никонов, Д Я. Песков, Я О. Печатное, С. Л/. />огов, /4. Л/. Салмин, Я. Я. Сааыгин, А А Сафарян, Я. Л/, Сергеев, Д Л/. Фельдман, Л/. Л. Хрусталев, Я. /4. Цыганков, 7*. А Юрьева

Ответственный редактор член-корреспондент РАН, профессор Л. Я. Торкунов

Редколлегия

Я. Л/. Кулагин, Л/. Л/. Лебедева, Л. Ю. Мельвиль, М Л/, Наринский,

/4. А Торкунов, Я. Z1. Тюлин

Научный редактор 7. А Шманкова Научный координатор М. Г\ Миронюк

Современные международные отношения и мировая политика : С56 Учебник / А. В. Торкунов, И* Г. Тюлин, А, Ю. Мельвиль и др.; Моск. гос. ин-т междунар, отношений (Университет) МИД России; Отв. ред. А, В. Торкунов. — М. : Просвещение : МГИМО, 2004. - 991 с. - ISBN 5-09-013610-6.

Учебник раскрывает сущность и значение долгосрочных тенденций мирового развития, эволюции структуры и системы современных международных отношений, закономерностей мирополитического развития. Особое внимание в книге уделяется проблемам безопасности, в том числе таким, как урегулирование этнополитических конфликтов, борьба с терроризмом, распространение оружия массового уничтожения. Дается детализированный обзор развития международных отношений в основных регионах современного мира, рассматриваются наиболее значимые проблемы и задачи, стоящие перед внешней политикой России.

Коллектив авторов — профессора и исследователи МГИМО, институтов РАН, Дипломатической академии, МИД России, исходя из понимания комплексности современных международных исследований, сочетал в работе над книгой исторический, политологический, экономический и правовой инструментарий.

Учебник предназначен для студентов и аспирантов, изучающих международные отношения и регионоведение, а также может быть интересен широкому кругу читателей, интересующихся мировой политикой.

УДК 372 ББК 66.4

ISBN 5-09-013610-6 © Издательство «Просвещение», 2004

© МГИМО (Университет), 2004 © Художественное оформление. Издательство «Просвещение», 2004 Все права защищены

ВВЕДЕНИЕ

После распада Советского Союза и окончания холодной войны международные отношения и мировая политика, высвободившиеся из жестких тисков биполярной конфронтации, сгали намного более динамичными, сложными, многообразными и асимметричными. В них распадаются старые и появляются новые, подчас неожиданные взаимосвязи; возникают новые оси и узлы противоречий; меняются стратегические парадигмы. Формируется все более плотная транснациональная политическая и экономическая среда. Усиливаются наднациональные структуры, механизмы и институты. Все более активно идет процесс внедрения норм международного права в национальные правовые системы.

Попытки осмысления новой фазы в развитии международных отношений породили в 1990-е гг. немало конкурирующих концепций, своего рода «мегамоделей», претендующих на объяснение и прогнозирование сдвигов и перемен в мировой политике. Так, в первой половине прошлого десятилетия особое внимание привлекла концепция «столкновения цивилизаций», предложенная С. Хан- тинргоном. В насгоящее время она переживает своеобразный ренессанс. С ее помощью пытаются объяснить нынешний мощный всплеск международного терроризма. В России и некоторых других странах широкое распространение получила концепция «многополярного мира». В извесгной мере ей противосгоит неолиберальное видение мировой политики, предполагающее постепенное поглощение и растворение наций-государств в «посгнациональных» процессах, структурах и образованиях. Немало говорится и о возможности возникновения «мировой либеральной империи» с центром в Соединенных Штатах Америки. Наконец, в происходящих изменениях подчас видят глубокую, но хаотическую реструктуризацию мировой политики, в которой, по крайней мере до сих пор, не обозначились устойчивые тренды развития.

Это создает немалые сложности в изучении и осмыслении мировой политики. Особенно трудно приходится студентам, только начавшим знакомиться с международными проблемами. Они впервые сталкиваются с запутанной, изменчивой и многоликой средой мировой политики, а также с несовместимыми интерпретациями происходящих в ней процессов. При этом газеты, радио и телеви-

L

дение обрушивают на них огромные потоки информации, нередко примитивной и тенденциозной и далеко не всегда качественной.

В этих условиях МГИМО (У) МИД России (МГИМО-Универ- ситет) поставил своей целью подготовить и предложить как студентам, так и коллегам из высших учебных заведений и академических институтов, а также практических ведомств цикл работ систематизирующего характера. Наш методологический подход состоит, прежде всего, в том, чтобы представить читательской аудитории добротное, профессиональное описание процессов, происходящих как на глобальном уровне международной системы, так и в ее ключевых региональных подсистемах. Без этого трудно, даже невозможно выработать обобщенный взгляд на главные тенденции развития мировой политики, оценить существующие и сформировать собственные концептуальные представления в этой области. Вместе с тем мы уделяли и будем уделять повышенное внимание теоретическому осмыслению происходящих на мировой сцене процессов. Мы не навязываем кому-либо свои методологические подходы, научные взгляды и исследовательские выводы. Вместе с тем мы хотим внести вклад в развернувшуюся в российском академическом и экспертном сообществе дискуссию о современных международных отношениях и путях их развития.

Предлагаемая вниманию читателей монография далеко не первый опыт МГИМО (У) МИД России в создании обобщающих трудов в области международных отношений, рассчитанных как на студенческую аудиторию, так и на преподавателей российских высших учебных заведений. Достаточно упомянуть два неоднократно переиздававшихся учебника — «Современные международные отношения» (1998, 1999, 2000) и «Внешняя политика Российской Федерации. 1992-1999 гг.» (2000, 2001). Весьма полезной оказалась и четырехтомная хрестоматия «Внешняя политика и безопасность современной России. 1991—2002». Я надеюсь, что и данная монография — «Современные международные отношения и мировая политика» — займет достойное место в российской литературе, посвященной проблематике международных отношений и мировой политики.

Мы назвали эту книгу учебником. Она действительно предназначена, прежде всего, для того, чтобы помочь студентам сформировать целостное, основанное на большом фактическом материале представление о нынешней системе мировой политики. Но, работая над книгой, мы убедились, что она может быть интересной и для «взрослой аудитории»: для преподавателей вузов, академических исследователей, практических работников. Впрочем, только читаг тель может и будет судить о том, насколько удачно авторы книги и ее редакционная коллегия справились с взятыми на себя задачами. Я же как ответственный редактор этой книги не могу преодолеть интеллектуальное искушение и не воспользоваться возможностью высказать здесь некоторые соображения о международных проблемах, представляющихся мне наиболее важными. В чем-то мои взгляды и размышления совпадают с мнениями авторов соответствующих глав, в чем-то отличаются от них. Это - нормальная и полезная практика, сложившаяся в МГИМО-Университете, да и во всем экспертном сообществе, в последнее десятилетие. Лишь в ходе честной, открытой дискуссии и сопоставления точек зрения можно выявить ключевые особенности объекта исследования. Эта мысль кажется банальной, но, как и многие банальности, она аккумулирует частицу накопленного общественного опыта.

Задумывая этот учебник и работая над ним, авторский коллектив исходил из того, что все более глубокое включение России в мирохозяйственные связи, политические межгосударственные отношения и институты делает необходимым учет ведущих тенденций мирового развития. При этом необходимо соотнести имеющиеся теоретические понятия и схемы с реальностью складывающейся международной системы.

Формирование относительно устойчивого мирового порядка пока далеко от завершения. В мировой политике постоянно возникают новые факторы неопределенности и глубоких перемен. Совершенно очевидно, что современные международные отношения за прошедшие десять с небольшим лет завершили переход от кон- фронтационной биполярной модели мира к новым очертаниям. Вместе с тем нынешний миропорядок унаследовал от ялтин- ско-потсдамской системы послевоенного устройства значительную часть международных механизмов, и прежде всего универсальную систему ООН, целый ряд международно-правовых норм, договорных обязательств и т. д. Сосуществование нового и традиционного — один из основополагающих факторов современных международных отношений. Важно подчеркнуть то обстоятельство, что исчезновение политических основ ялтинско-потсдамского миропорядка не обрушило институционально-правовую основу старой системы, которая, как оказалось, была более прогрессивной, чем ее политико-идеологическое alter ego. Это обеспечило мирный (в отличие от всех предыдущих) переход от одной системы международных отношений к другой — без крупномасштабного конфликта. Не было, однако, и столь же крупномасштабного «мира», «конгресса», который закреплял бы новый миропорядок. Таким образом, в нынешней системе нет изначально установленного «стандарта», который можно было бы корректировать и ревизовать, как это было с предыдущими системами международных отношений — вестфальской, венской, версальско-вашингтонской, ялтинско-потс- дамской.

При том, что контуры находящейся в процессе становления системы международных отношений еще не определились со всей четкостью, можно уверенно говорить о некоторых доминирующих тенденциях. Трагические события 11 сентября 2001 г., последовавшие за ними военные операции в Афганисгане и Ираке, ядерный кризис на Корейском полуострове, очередное обострение палесги- но-израильского конфликта и другие крупные конфликтные ситуации свидетельствуют о том, что в первом десятилетии XXI в. возникла новая ось противоречий или, как ее называют некоторые российские исследователи, своего рода «новая биполярность». На одном ее «полюсе» концентрируются ответственные, стремящие к стабильности и процветанию государсгва, на другом — экстремистские режимы, не способные адаптироваться к происходящим в мире изменениям. Возникновение этой оси противоречий связано с особенностями складывающейся мировой системы.

Одна из них — сохранение неоднородности мира и одновременно его усиливающиеся интегрированность, целостность и взаимозависимость. Действительно, сегодня мировая система включает в себя не только государства с различными режимами и типами экономического и государственного устройства, но и различные культуры и цивилизации, системы ценностей и идеологии. Увеличиваются разрывы в уровнях экономического развития. При этом в различных секторах — финансовом, технологическом, военном и т. п. — есть свои лидеры, страны, находящиеся в значительном отрыве от остальных участников. В этом контексте можно говорить о многополярности мировой системы, имея в виду, прежде всего, ее плюрализм. Ксгати, переходносгь нынешнего этапа заключается и в том, что такие употребляемые различными исследователями понятия, как «биполярносгь», «однополярность», «многополярность» — это лишь определенные и в значительной мере формальные фиксации распределения совокупной власти и мощи в мире, а вовсе еще не характеристика самого содержания современных международных отношений.

Политический, культурный и экономический плюрализм современного мира имеет весьма неоднозначные последствия. В частности, различные системы ценностей и политические культуры далеко не всегда мирно сосуществуют друг с другом. Напротив, история международных отношений, в том числе история XX в., дает немало примеров того, как конфликты несовместимых ценностей и идеологий порождали конфликты политические, а последние часго перерастали в вооруженные столкновения и войны. Собственно, и вторая мировая война, и последовавшая за ней холодная война, выливавшаяся в многочисленные локальные войны в периферийных районах биполярной международной системы, были порождены в основе своей столкновением принципиально несовместимых идеологий, антагонистических ценностей и общественных систем. Нельзя не заметить, что и сегодня сущесгвуют экстремистские, агрессивные идеологии, объявляющие очередную «священную войну» всем тем, кто придерживается иных взглядов и разделяет иные убеждения.

Другая особенность современного мира — глобализация. Этот термин прочно утвердился в академическом и политическом лексиконе, но его общепризнанное теоретическое осмысление пока отсутствует. Глобализацию нередко понимают как совокупность большого числа разноплановых процессов, обусловливающих движение к новой, еще не до конца оформившейся стадии мирового развития. В этом своем качестве она охватывает практически все аспекты функционирования общества, принципиально усиливает роль внешних факторов в экономике и политике отдельных стран, приводит к сгановлению новых парадигм взаимоотношения личности, государства и международных институтов. На мой взгляд, такое представление о глобализации справедливо. Но, повторяю, современная научная мысль еще не выработала комплексное и сбалансированное видение глобализации, связывающее воедино ее экономические, политические и культурные аспекты.

Тем не менее некоторые особенносги и проявления глобализации обозначились достаточно отчетливо. Так, многие российские и зарубежные исследователи неоднократно и совершенно справедливо отмечали, что глобализация — объективный процесс. Его невозможно остановить, он порождается глубокими необратимыми сдвигами в международном разделении труда и механизмах воспроизводства. При этом глобализация отнюдь не панацея, автоматически избавляющая человечество от бед и гарантирующая процветание. Скорее наоборот, нарастающие процессы формирования глобальной экономики и политической системы ставят все государства и общества перед все более жестким выбором: либо включиться в глобальные процессы и структуры, адаптироваться к новым условиям, либо обречь себя на отставание и стагнацию.

В практическом плане глобализация, тесно сопряженная с научно-технической революцией, расширяет возможносги концентрации ресурсов в международных масштабах на наиболее перспективных направлениях. Устраняются барьеры на пути движения капиталов, технологий, информации и рабочей силы. Производство новых знаний и технологий превратилось в ключевое условие развития и модернизации. Идет процесс становления общества, основанного на знаниях, в котором товаром, орудием и предметом конкурентной борьбы, а также острого политического противоборства впервые стали результаты интеллектуального труда исследователей и ученых, новые технологии, объекты интеллектуальной собственности. Формируется охватывающая все большее число стран политическая, правовая и культурная международная среда, способствующая экономическому благосостоянию. В наибольшей мере эти преимущества глобализации доступны сообществу экономически развитых демократических государсгв. Одновременно многие страны так называемого «третьего мира», или «мирового Юга», пока не могут обеспечить форсированную социальную модернизацию, преодолеть культурный и политический традиционализм, овладеть новыми технологиями. В итоге и без того масштабный разрыв между развитыми и развивающимися странами нарастает.

Этот разрыв — явление далеко не новое. В последние десятилетия о нем написаны тысячи научных монографий. С целью его преодоления приняты сотни резолюций ООН и других авторитетных международных организаций, предприняты интенсивные, но в конечном итоге безрезультатные усилия как на национальном, так и на межгосударственном уровне. Не рассматривая здесь эту проблему по существу, хотел бы обратить внимание на два ее аспекта, представляющиеся мне весьма важными.

Во-первых, невозможно преодолеть отсталость просго перекачивая ресурсы, например в виде помощи, из экономически развитых стран в развивающиеся. Необходимы не только освоение современных технологий, но и глубокие перемены в политической и экономической культурах, адаптация правовых норм и общественных институтов к современным условиям и требованиям. Во-вто- рых, не могу согласиться с так называемой теорией «золотого миллиарда», предполагающей, что в современном мире существует одна основная линия разлома, отделяющая сравнительно небольшую группу развитых государств от всех остальных стран планеты. На самом деле зона развитых в экономическом отношении государств с высоким уровнем жизни имеет тенденцию к расширению. В процессы экономической, политической и культурной модернизации

втягиваются все новые общества и социальные группы. Увеличивается число государсгв, выбирающих демократический тип политического устройства. Но вместе с тем расгет количество государств, именуемых «несостоятельными» или «несостоявшимися» (англ. failed states). Уровень жизни там крайне низкий, а правящие группы оказываются не в состоянии обеспечить элементарный правопорядок и удовлетворение основных потребностей населения. Иными словами, кажущаяся на первый взгляд однородной зона «третьего мира» в действительности представляет собой подвижную совокупность государств и обществ, находящихся на очень разных уровнях экономического, политического и социального развития.

В часгносги, после окончания холодной войны образовалась группа государсгв, которые уже вовлечены в становление глобальной экономики и глобальных институтов, но пока еще не готовы к активному участию в них. Многие из них относятся к так называемому исламскому миру. В ряде этих стран возникает сопротивление переменам. Во многом оно исходит от традиционных слоев, в том числе элит, которые не способны адаптироваться к новым условиям. Суть в том, что включение в глобализацию, ставшее необходимым условием развития, невозможно без модернизации политических, социальных и правовых норм, институтов и процедур, вообще всей системы социальных отношений. Но это приводит к разрушению традиционных культур, идеологий и институтов, снижению статуса традиционных групп, в том числе элитных, их постепенному исчезновению.

В идеологическом плане сопротивление переменам чаще всего выражается в обращении к экстремистским доктринам, идеализирующим прошлое, видящим в происходящих в мире изменениях моральную деградацию. В политическом плане оно часто сводится к попыткам изолировать общество от внешней среды. Такая изоляция, даже частичная, неизбежно приводит к накоплению кризисных явлений. В итоге возникает потребность направить нарастающее раздражение масс вовне, нацелить его на те страны и регионы, которые либо являются символом и источником перемен, либо по иным причинам вызывают недовольство и даже ненависть значительных социальных групп. Такая стратегия нередко получает поддержку масс. Мифологизированное сознание традиционного общества всегда склонно искать причины собственного неблагополучия в действиях внешних «злых сил».

В предельном варианте сопротивление переменам может вылиться в силовую конфронтацию. Нехватка военной мощи предопределяет то, что главным оружием экстремистских сил и режимов

становятся террористические акции. Масштабы их возрастают, и, что еще опаснее, террористы могут прибегнуть к ядерному, химическому или биологическому оружию. Терроризм как стратегия привлекателен для его организаторов, в частности, тем, что при надлежащем исполнении террористические удары способны деморализовать развитые страны, весьма уязвимые и в технологическом, и в психологическом отношениях.

Конфликты, возникающие вдоль новой глобальной оси противоречий, стимулируют распространение оружия массового уничтожения. Обретение такого оружия может существенно укрепить позиции экстремистских режимов и движений. Ядерное оружие действительно способно в ряде ситуаций нейтрализовать подавляющее военное или военно-техническое превосходство противной стороны. Это — крайне опасная перспектива, ибо в результате распространения ядерного оружия снижается так называемый «ядерный порог» и возрастает вероятность применения ядерного оружия, в том числе в превентивных ударах.

В результате в ближайшие десятилетия человечество будет сталкиваться с такими угрозами, как все более опасный международный терроризм, распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки, транснациональная преступность. Эти угрозы неразрывно связаны с появлением в последнее десятилетие «несостоятельных» государств, а также образованием неподконтрольных легитимным национальным правительствам «серых» зон и районов. В некоторых из них возникли своего рода непризнанные, нелегитимные государства, другие просто находятся под контролем преступных группировок. Последние заняты наиболее опасными криминальными промыслами — наркобизнесом, торговлей оружием, отмыванием денег и незаконным перемещением людей, там находят убежище международные террористические организации.

Есть и другая точка зрения на причины нового длительного глобального конфликта. Он рассматривается, прежде всего, как противостояние «имущих» и «неимущих», «привилегированных» и «дискриминированных» наций. Если это справедливо, то его предотвращение и смягчение требует, учитывая масштабы нищеты в современном мире, массированного перераспределения материальных ресурсов в пользу отсталых и бедных регионов. Но оснований ожидать крупного притока ресурсов в «бедные» регионы нет. И поэтому вырисовывается тревожная, но, видимо, неизбежная перспектива длительного противоборства с экстремистскими силами, движениями и режимами.

Складывающаяся на международной сцене ситуация предопределяет важные особенности внешнеполитической стратегии ответственных государств, в том числе России. Высшее политическое руководство нашей страны ясно видит новые опасности. Президент В. В. Путин неоднократно подчеркивал, что отношения между государствами определяются в современном мире угрозами глобального масштаба — международным терроризмом, распространением оружия массового уничтожения, территориальными и региональными конфликтами, распространением наркотиков. Осознание этих опасностей помогло российской внешней политике в начале нынешнего десятилетия преодолеть намечавшийся кризис в отношениях с ведущими западными странами, прежде всего с США. Сразу после трагических событий 11 сентября 2001 г. Президент В. В. Путин недвусмысленно обозначил позицию Москвы в надвигающемся глобальном противоборстве: Россия на стороне ответственных государств, готова вместе с Соединенными Штатами и другими западными странами бороться против новых угроз. Из этого вытекает важнейшая (разумеется, далеко не единственная) задача внешней политики России — полноценное и конструктивное участие в формировании эффективной международной коалиции ответственных государств, способных совместными действиями нейтрализовать указанные выше угрозы.

Выдвижение в начале десятилетия обновленной, прагматичной стратегической концепции позволило России вывести из тупика отношения с США. Вместо потерявших в итоге всякий смысл споров о сохранении Договора по ПРО Россия и США заключили юридически обязывающее соглашение о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Были подписаны и другие основополагающие документы, в том числе Декларация о новых стратегических отношениях России и США. Это — невиданный прежде по своему потенциалу документ. Если его положения будут реализованы, отношения России и Соединенных Штатов Америки действительно выйдут на уровень стратегического партнерства.

Положительный сдвиг в российско-американских отношениях помог решению других сложных проблем, накопившихся к началу XXI в. в российской внешней политике, прежде всего в отношениях с НАТО. Был создан Совет Россия — НАТО. Обозначены основные направления сотрудничества России и Североатлантического альянса: совместное противодействие международному терроризму, распространению оружия массового уничтожения и средств его доставки, транснациональной преступности. Это сотрудничество основано на практически едином восприятии важнейших угроз международной и национальной безопасности.

Разумеется, формирование новых отношений России и западных государств не обходится без сложносгей. Одним из примеров этого могут быть разногласия между Россией и США в связи с войной в Ираке, которая вызвала серьезный, хотя и кратковременный кризис в российско-американских отношениях. Причин тому несколько. Прежде всего, было бы верхом наивности ожидать, что переход от холодной войны, когда руководители бывшего СССР и западных стран смотрели друг на друга, образно говоря, через экраны радаров систем предупреждения о ракетном нападении, будет кратким и гладким. Долгие десятилетия противосгояния осгавили тяжелое эмоциональное и интеллектуальное наследство как в России, так и у наших новых партнеров по антитеррорисгической коалиции. Нельзя не заметить, что и в России, и в США существуют мощные военно-промышленные комплексы, адаптация которых к новым условиям весьма сложна. Наконец, внешняя политика во всех странах неразрывно связана с политикой внутренней. И поэтому те или иные повороты в ситуации, складывающейся на национальной политической сцене, например в связи с выборами, могут неблагоприятно сказываться на внешнеполитической линии.

Важно и другое обстоятельсгво. Партнерство России и США, России и НАТО, России и Европейского союза отнюдь не означает, что их интересы всегда и во всем совпадают. Не могут быть идентичными и представления о путях и способах преодоления возникших на мировой сцене угроз. В часгности, в связи с войной в Ираке обострились разногласия между США и рядом их европейских союзников относительно роли военной силы в противодействии терроризму и экстремистским режимам. Это сгавит и перед Россией, и перед нашими западными партнерами важную задачу: научиться вести дела так, чтобы неизбежные и естественные расхождения интересов и позиций по отдельным проблемам не перерастали в кризисы и не ставили под вопрос сотрудничество как таковое.

Не могу не сказать еще об одном факторе, который играет все большую роль в формировании новой системы международных отношений, — выходе на международную сцену нового игрока «первого уровня» — Китая. Эта страна находится сегодня на стадии «взлета» и ориентируется на высокие темпы экономического росга, реализацию крупномасштабных проектов. «Взлет» Китая является одним из двух самых значительных (наряду с распадом СССР) явлений в международных отношениях последней четверти XX в. Это явление оказывает огромное воздейсгвие и на характер международных процессов начала XXI в. Сегодня еще до конца не ясно, как будет трансформироваться система международных и региональных отношений под воздействием все более четко формулируемой позиции Китая и под влиянием международной сосгавляющей его национальных интересов. Экономический рост Китая стал важнейшим фактором развития мировой экономики, однако он посгавил ряд острых проблем, имеющих огромное значение для внутреннего развития этой страны: выбор направления и темпов политической реформы, выбор путей преодоления экологических и демографических проблем, включая миграцию, поддержание суверенитета и территориальной целостносги Китая, особенно в контексге сепаратистских тенденций в Тибете и Синьцзяне, а также комплекс проблем, связанных с Тайванем. Уже сегодня ясно, что вектор развития Китая и мировидение этой страны в высокой степени структурируют состояние международных отношений в «азиатской половине мира», оказывают растущее воздействие на глобальные процессы. В этих условиях развитие отношений доверительного партнерства сгратегического характера между Россией и Китаем имеет принципиальное значение и для стабильного поступательного развития России, органичного включения районов Сибири и Дальнего Востока в интеграционные процессы, протекающие в АТР. Однако в немалой степени эти отношения будут влиять и на формирование архитектуры нового миропорядка.

Адаптируясь к складывающейся в XXI в. международной ситуации, Россия, как и все другие страны, сталкивается также с иным комплексом проблем. Растущие угрозы высвечивают необходимость создания эффективных международных механизмов, позволяющих координировать действия государств, в том числе в области обеспечения безопасности. Было бы естественным, если бы эту роль могла выполнять ООН. Однако эта организация оказалась в глубоком кризисе, что признает, например, ее Генеральный секретарь Кофи Аннан. Выход из него требует, судя по всему, серьезной корректировки Устава ООН. Но как только проблема пересмотра Усгава перейдет в практическую плоскосгь, возникнут острые разногласия между различными группами государсгв-членов ООН. Подобные разногласия могут вообще заблокировать ее работу.

В этих условиях все острее встает вопрос о том, чтобы ООН была дополнена иными институтами, способными вырабатывать единую позицию ведущих держав мира, которая затем могла бы, если это необходимо, утверждаться Советом Безопасности ООН.

Необходимо также адаптировать международное право к новым условиям. В последнее время в сисгеме международного права выявились многие недостатки и противоречия. В условиях стремительно меняющегося мира должна меняться и система международного права. В частности, она должна учитывать новое соотношение национального суверенитета и полномочий международных структур. Необходимы обновленные правовые нормы, позволяющие эффективно бороться с терроризмом, в том числе его юридически точное определение. Требуются упрочение и, возможно, ужесточение правовых основ режимов нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки. Встал вопрос о разработке процедуры и критериев, которыми должны руководствоваться государства, предпринимая превентивные силовые акции.

Подводя итог сказанному, хотелось бы заметить, что сложившаяся на международной сцене обстановка создает для России новые возможносги в обеспечении национальной безопасности. Кроме того, отсутствие угроз традиционного типа позволяет концентрировать ресурсы нашей страны на глубоких социально-экономических преобразованиях, осуществить необходимую реформу военной организации государсгва, решить другие актуальные проблемы российского общества. Но реализация этих возможностей может быть блокирована, если сохранятся стереотипы, сформировавшиеся в период холодной войны.

Предсгавляя эти соображения и размышления на суд читателей, надеюсь, что они стимулируют интерес к дальнейшему чтению этой книги. Надеюсь также, что читатели найдут в ней ответы на некоторые вопросы, сгоящие перед российскими международниками, перед всеми, кто интересуется внешней политикой нашей страны. И последнее. Мне как ректору МГИМО (У) МИД России отрадно, что большая часгь авторов монографии либо работают в Университете, либо активно сотрудничают с ним, либо в свое время его окончили. Это — еще одно свидетельсгво того, что МГИМО-Университет остается одним из ведущих научных центров России.

Ректор МГИМО (У) МИД России ъпен-корреспондент РАН,

проф. А. В. ТОРКУНОВ

Часть I

Общие проблемы современной мировой политики

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации