Яроцкий А.И. и др. Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях - файл n1.doc

приобрести
Яроцкий А.И. и др. Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях
скачать (3051 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3051kb.19.09.2012 12:30скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Именно по этой схеме, например, забота государства в виде домов для престарелых, пенсий, медицинской помощи и т.п. вместе способствовала тому, что сегодня уже почти нигде за столом не сидят вместе родители, дети, внуки и правнуки. Значит ли это, что надо, как иногда об этом говорят, на смену удовлетворенным потребностям и связанным с ними мотивам формировать новые и что тем самьм можно избежать нравственных уронов в обществе? Но не в новых потребностях дело. К сожалению, правда состоит в том, что в обществе, в котором осуществление власти командно-административной системы построено только на потребностной сфере, любое социальное завоевание неизбежно оборачивается нравственным уроном, по той причине, что сама такая власть системы была безнравственна.

Даже в период перестройки и реформ некоторые новые положения оказались с отрицательным результатом. Так, под флагом перестройки проводится аттестация, которая, по сути

31

дела, узаконила то, что раньше было произволом. Между тем это можно было предвидеть.

Сегодня люди начинают понимать, что их попросту обманули. Действительно, зачем человеку нужны чужие дяди и тети, которые оценивают его работу, подчас мало что смысля в ней? Почему это не может делать сам заказчик, для которого он ее выполняет? Ясно, что это исключительно для администрации, ибо усиливает ее власть в распределительной сфере.

К этому надо добавить, что одна из сильных эмоционально окрашенных потребностей человека — быть нужным обществу. Поэтому изменение своего социального положения, например, окончание школы, института, вступление в творческий союз, продвижение по службе человек воспринимает как признание его необходимости обществу.

Существенную роль в эмоциональном и психологическом состоянии общества сыграли так называемые межведомственные барьеры. Черпая средства из одного и того же «государственного кармана», ведомства невольно должны были прийти к защите своих узких интересов за счет ущемления интересов и средств друг друга. На практике это привело к хорошо известной отрицательной эмоциональной ситуации, кратко отраженной в афоризме: «один заасфальтировал, а другой перекопал».

Нечестный образ жизни часто приобретает характер нормы, более того, возводится чуть ли не в ранг гражданской доблести и достоинства. Больший вес в обществе могут приобретать люди с развитой психикой, не специалисты своего дела, а лица со связями, богатством, положением. Человек честный, специалист в своей области, напротив, делается ненужным, даже опасным для лиц, занявших свои места в обществе по блату, взяткам и родству.

Причина в том, что сложившееся образование, трудовая деятельность и барьеры между ведомствами, по сути дела, приводят к уничтожению в психике человека целых ее блоков. Поскольку это и было психологическим обеспечением периода застоя, порожденного диктатурой бюрократии, то надо осознать, что вместе с тем это был духовный, психологический урон. Урон, логически продолживший времена массовых репрессий, породивший новый способ производства современной разновидности «тафутов». Размах этого урона легко представить себе,

32

если принять во внимание, что как образование, так и труд носят у нас общеобязательный характер.

Как ни странно, об этом самом страшном после массовых репрессий и войны уроне молчат психологи, педагогики, медики, молчит общественность. Более того, этот урон как бы не замечается. Еще более он маскируется обществом. Ведь в обществе есть люди думающие, способные прогнозировать, переживать прошлое, настоящее и будущее, программировать свое поведение и деятельность, люди трудолюбивые и творческие.

Вообще, как заметил в своей беседе с корреспондентом академик Ю.И.Алферов, «талантливых, грамотных, преданных делу людей у нас не мало» («Наука и жизнь», №11, 1987 г., с. 53) . Однако эти люди есть не благодаря, а вопреки существующей системе образования и труда. Именно эти люди — та реальная сила в стране, которая может сегодня осуществлять любые реформы. Но что делают с этой силой? Уже сколько раз описывалось в газетах, как люди, поднявшиеся на борьбу за перестройку и реформы, оказались под прессингом бюрократов, которым, ясное дело, никакая перестройка и реформы для народа не нужны.

Получается, что сначала ставится под удар и устраняется от дела та сила, которая хочет жить своим честным трудом, своим талантом, своей любовью к родной природе, т.е. те люди, которые реально могли бы вершить перестройку и действительные реформы. Потом констатируется, что реформы идут слабо. А что же еще можно было ждать. Ведь другая часть общества, которая представляет собой прежде всего бюрократов, не нуждается в реформах. Да и зачем прилагать усилия, когда уже отработана схема существования за счет природы и за счет труда других. И это, бесспорно, самое «выдающееся» достижение системы в своем психологическом обеспечении. Очень многие люди не хотят перемен потому, что привыкли уже не кормить себя своим трудом. Здесь уместно задаться вопросом, который возникает, к сожалению, очень редко. За счет кого мы тогда вообще живем? Принято отвечать, что живем за счет тех, кто действительно трудился. Это так, но лишь отчасти. Потому, что живем не

33

только за счет труда, но и того, что нам дает природа. Удельный вес того, что берется у природы, по сравнению с тем, что прибавляет труд к исходному продукту, у нас стал чрезвычайно велик.

Устраняя творческий потенциал людей, система компенсировала вызванные этим потери в производительности труда за счет все более хищнического отношения к природе. Изменилось соотношение той прибавки которую давал труд человека, к тому, что он брал у природы. Достиглось это путем все большего использования природы, а не труда. Тем самым было положено начало психологии хищнического освоения природы, которое особенно усилилось после того, как система создала условие для обмена природных богатств на валюту, готовую продукцию и продовольствие.

Например, можно ожидать, что очередное повышение цен на продовольствие вследствие удорожания энергоносителей, закупочных цен и иных причин вызовет резкий всплеск смертности населения. Но люди будут умирать не от голода, а преимущественно от стресса. Дело в том, что когда возникают эмоции, то человек всегда «зацикливается» на том, что их вызывает. И наоборот, когда человеку многократно что-то повторяют, то он также начинает реагировать эмоционально. Этим часто пользуются в искусстве, чтобы вызвать эмоции. В фильме «Броненосец Потемкин» построение сцен с солдатами, залпом винтовок, детской коляской на лестнице и женщиной снова и снова производит неизгладимое эмоциональное воздействие . Аналогичным образом в ответ на многократное повторение роста цен может также возникнуть сильная эмоциональная реакция, почти лишенная чего-либо рационального у той части населения, которая сохранила еще способность реагировать эмоционально. Возможны манифестации, погромы, стрессовая реакция людей. В отличие от эмоций, которые вырываются наружу, стресс «бьет» внутрь организма и в третьей своей фазе стресс убивает человека. Более того, можно утверждать, что именно стрессом отреагирует большая часть населения. Основанием для такого заключения

34

является вышеотмеченное нарастающее истощение стрес-состимулирующей системы. Стремясь уйти от третьей фазы стресса, человек прибегает к усиленному приему алкоголя, курению, употреблению наркотиков. В пересчете спирта на душу населения Россия потребляет 18 л спирта, хотя генофонд в состоянии выдержать только 14 литров в год. Но речь в данном случае не о гибели генофонда, а о том, что это колоссальное потребление алкоголя является мерой стрессового состояния общества. Возникновение же стресса вместо эмоций является следствием значительной деформации психики подавляющей массы людей, оказавшихся поэтому неспособными прогнозировать явления жизни. Вот почему следует бояться не бунта, а смерти значительной части людей и прежде всего русского населения, поскольку в силу природного темперамента южане в большей мере сохранили способность к эмоциям. Итак, в подобной ситуации без бунта люди будут тихо завершать свой жизненный путь. Мы видим, какое глубокое социальное значение приобретают эмоции в общественном измерении, отражая этим их определенную философскую сущность, требующую специального рассмотрения .

ГЛАВА 4.

ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА

КАК НЕОФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ

В научном освещении эмоции человека охватывают огромную совокупность минувшего, настоящего и будущего. Вышеприведенные данные свидетельствуют о неисчерпаемых возможностях через посредство эмоций видеть социальную судьбу человека в настоящем и перспективе. Все это указывает на важную роль эмоций в исторической практике познания. Совершенно очевидно, что эмоции предопределяют весь ход мышления человека на том или ином

35

уровне познания. Нам представляется возможность объективно выделить эмоциональную окраску результатов исторического познания.

Если рассматривать философию как науку в форме знания, то естественно возникает вопрос о категориальной структуре мышления в ходе познания.

Методологические установки познания содержат принципиальные рубрики: общие законы природы, общие законы общественного развития и законы мышления. Все эти части познания взаимообусловленны и в определенном плане рассматриваются в философии нового времени.

Из многочисленных философских литературных источников вытекает система последовательных философских категорий, рассматриваемых в качестве исходных методологических установок процесса познания. В изложении А.Маилова и М.Ха-санова (1974) важное место отводится выявлению системных категорий, их социально-исторически обусловленному значению и исторически-практическому характеру их взаимосвязей и переходов. Здесь следует коснуться критериев категориаль-ности философии как определенных признаков исходных принципов теоретического построения, роли последовательных и универсальных определений реальности. Такого рода понятие должно прежде всего быть всеобщим, обладать методологической значимостью, являться определенным подходом к вещам, обусловленным уровнем достигнутого знания и развитостью форм социальной практики.

Если рассматривать философские категории в аспекте истории философии, то определяется последовательность их возникновения, логическая адекватность и переходы от одной философской категории к другой.

В литературе по истории философии даны характеристики переходов между различными философскими категориями, возникавшими в ходе развития общественно-экономических формаций. Определенного внимания заслуживает констатация переходов от наличного бытия к категории количества и далее к категориям субстанции, основания (причинность и безуслов-

36

ность, от категории причины к категории сущности). Появляется категория действительности.

Мы видим, что из этих категорий выпал человек как биокосмический объект с его решающими процессами нормирования биосистемы. При наличии выделенной категории «взаимосодействие» не получило в философии освещение в качестве категории понятия «взаимосодействие», описанного академиком П.К.Анохиным (1975) . На наш взгляд, категория «взаимодействий» может быть заменена предлагаемой нами категорией «взаимосодействие». Спрашивается, зачем включать в классификационную структуру философских категорий абстрагированное понятие «взаимодействие», которое может быть полезным либо неблагоприятным в зависимости от условий взаимодействия? Взаимосодействие же всегда означает формирование полезного результата существенных связей. В практике человеческой деятельности должны быть определены факторы, способствующие и противостоящие развитию конечного полезного результата взаимосвязей.

Человек как космический биообъект в наземных условиях находится под прямым влиянием силы гравитации трех объектов Солнечной системы: Солнца, Луны и Земли. Философы должны вникнуть в эти процессы, чтобы объективно представить доступную реальность имеющих здесь место взаимосвязей.

Существенно, что множественная совокупность связей, существующих между человеком и факторами Вселенной, в наземных условиях имеет свою специфику, которая отражается на деятельности афферентных механизмов, активизирующих миллиарды клеточных структур мозга и в том числе прежде всего систему эмоционального реагирования. Эмоциональное состояние человека как биокосмического объекта является решающим в мотивации направлений своей деятельности. В главе об эмоциях человека в общественном измерении пока-

37

зан исход деятельности человека в современном обществе на уровне эмоционального реагирования и состояния глубокого стресса.

Для человека как индивидуума и продукта общества реша-юцее практическое значение приобретает обязательность диагностики и прогнозирования эмоциональных реакций, на что неоднократно указывал К.Э.Циолковский.

Диагностика эмоционального статуса человека представляет необходимость настоящего времени, прогнозирование — для будущего. Человек будущего обусловлен всеобщей необходимостью адекватного развития мозга как единой системы координации поведенческих реакций.

Надо сказать, что внутренняя структура процесса познания тесно связана с эмоциональной предопределенностью, лежащей в основе мобилизации творческих сил человека в изучении мироздания и реализации его результатов.

Современный человек, чтобы сохранять и развивать свой творческий потенциал, обязан обеспечить формирование адекватного эмоционального статуса, который может быть достигнут посредством создания условий для вовлечения механизмов приятного тона эмоциональных ощущений и противостояния возможной ситуации формирования неприятного тона эмоциональных ощущений. Этим мы в определенной мере касаемся задач методологии новой науки — неосферы, которая изучает и разрабатывает научные подходы обеспечения и реализации программ формирования нового человека, высокоадаптированного к среде обитания и стоящего на уровне высокой человече-ской цивилизации. В настоящей монографии далее мы коснемся разрабатываемой нами концепции о жизнеспособности к жизнеустойчивости человека, способного жить без болезней, что также отвечает проблематике неосферы.

Вышеизложенное о философских категориях в свете развивающейся науки — неосферы позволяет высказанные нами

38

соображения об обновлении философских категорий рекомендовать как требование в разрезе проблем неосферы. Современная философия наряду с освещением всеобщих законов реального мира, расширяя методологию практической деятельности человека, с учетом новых научных данных в разрезе проблем неосферы, равно как и частных наук биологического, медицинского, педагогического и социального профилей, поступит правильно, если расширит диапазон своих исследований за счет новых данных об эмоциях человека в нормальных и стрессорных условиях. Такая постановка вопроса о новом научном обосновании философской категориальности должна сыграть важную роль в мировоззренческом воспитании современного человека и в особенности молодежного контингента, приучая подрастающее поколение к новому образу мышления, разрабатывая учебные программы по общественно-социальной школьной тематике, формируя у молодежи адекватный действительности научно-мировоззренческий взгляд. Все это осознанно должно поддерживаться всем содержанием неофилософской науки, в котором достаточное место необходимо отвести эмоциональному статусу человека, соответственно учению о высшей нервной деятельности, реально обусловливающей человеческий эмоциональный фон, имеющий жизневыражающее и жизненаправляющее значение. Также важно, говоря о философских категориях, видеть прикладную результативность сущности понятия «взаимосодействия» в отличие от «взаимодействия», что в корне отличает прежнее понимание «системы» и этим открывает неофилософское понимание системного подхода во всех случаях .

ГЛАВА 5. ПСЖСФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ

Отдавая должное исследованиям Ч.Дарвина, Г.Спенсера,

39

К.Бернарда, У.Джемса, К.Ланге, В.Кеннона и других ученых XIX и начала XX столетий, следует подчеркнуть роль отечественных физиологов в развитии теории эмоций.

Научное объяснение природы эмоций, их значения для жизни организма дают И. М. Сеченов и И. П. Павлов в своих работах об отражательной роли мозга и в открытых И.П.Павловым законах высшей нервной деятельности. Эмоции представляют собой одно из проявлений реакций организма на раздражители. Следовательно, принцип рефлекторной деятельности сохраняет свое значение и по отношению к эмоциональным реакциям. По И.П.Павлову, эмоции — это «нервные процессы полушарий при установке и поддержке динамического стереотипа». Эмоциям принадлежит руководящая роль в формировании поведения животных и человека.

Эмоции возникли в процессе эволюции животного мира как приспособительные реакции, как механизм немедленного ответа на внезапные действия внешнего раздражителя. Последнее обусловлено тем, что эмоциональное состояние быстро вызывает ярко выраженные переживания определенной окраски и моментально приводит все функции организма в готовность к ответному действию. Эта подготовка, как правило, носит целесообразный характер, полезный для организма, и заканчивается двигательной реакцией.

«Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности, — писал И.М.Сеченов, — сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному сокращению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге, везде окончательным фактором является мышечное движение».

Итак, любая эмоциональная реакция, как правило, сопровождается двигательной активностью — мобилизуются энергетические ресурсы организма: усиленно работает сердце, повышается артериальное давление, в крови увеличивается содержание сахара, учащается дыхание и т.д. Все это необходимо для обеспечения мышечной

40

деятельности. Эмоции тем самым помогают активному приспособлению организма к быстрой смене условий существования.

Но каковы интимные механизмы этих приспособительных реакций в свете нейрофизиологических взаимоотношений между афферентными и эфферентными системами? На этот вопрос отвечают исследования П.К.Анохина, который отводит главную роль в возникновении и развитии эмоциональных состояний интегра-тивной деятельности мозга, что приводит нас к высказанной им еще в 1935 г. концепции функциональной системы.

По представлению II.К.Анохина, функциональная система является такой организацией нервных структур и соответствующих им периферических аппаратов, которая обеспечивает приспособительные реакции организма к изменениям во внешней среде. Это замкнутое циклическое образование с обратной связью представляет собой единицу интегративной деятельности, то есть целостное функционально-структурное образование, имеющее ряд таких качественных особенностей, которых нет у составляющих ее отдельных компонентов. Очень важными в этой концепции являются представления о наличии центральной интеграции и «акцептора действия». Аппарат целостной интеграции создает при каждой смене параметров внешней среды новый уровень функционирования организма, то есть является саморегулирующей системой. Следствие центральной интеграции — конечный приспособительный эффект, информация о котором поступает в аппарат интеграции с помощью обратной афферентации. Степень полезности для организма этого эффекта определяют по соответствию афферентации «акцептору действия», то есть системе заготовленных возбуждений в центральной нервной системы. Наличие обратной афферентации характерно для любой функциональной системы.

В 1966 г. П.К.Анохин на основе своей более ранней концепции функциональной системы саморегулирующей организации с обратной афферентациеи создал теорию физиологической организации любого поведенческого акта. Эта теория, следовательно, имеет непосредственное отношение к схеме организации эмоциональной реакции.

На основании разносторонних физиологических исследо-

4 1

ваний П.К.Анохин построил универсальную модель работы мозга с формулировкой 5 основных механизмов, или стадий: афферентного синтеза, акцептора действия, обратной афферентации, результатов действия и рассогласования.

Нейрофизиологический смысл афферентного синтеза состоит в том, что он позволяет синтезировать всю информацию, которая необходима организму, чтобы совершить наиболее адекватный для данных условий приспособительный акт. Афферентный синтез — узловой механизм функциональной системы, ни одно «принятие решения» не может без него обойтись. Физиологический анализ методом условных рефлексов показал, что в состав афферентного синтеза должны входить следующие компоненты: доминирующая мотивация, обстановочная афферентация, пусковая афферентация и память. Все компоненты афферентного синтеза производят непрерывную «примерку» одного процесса за другим, до тех пор, пока не сформируется решение и не сложится афферентная модель ожидаемых результатов. Всю эту работу мозга выполняют три важных фактора, облегчающих взаимодействие даже весьма удаленных нервных элементов мозга: это ориентиро-вочно-исследователь-ская реакция, центробежное активирующее влияние на чувствительность периферических рецепторов и корково-подкорковые циклы возбуждений (реверберация).

Практически афферентный синтез является взаимодействием, происходящим на высоком уровне энергетической активности коры мозга, поддерживаемой гипоталамусом и ретикулярной формацией с помощью указанных трех динамических механизмов .

Очевидно, наиболее интегрированным и экономным является процесс, формируемый лобными отделами коры головного мозга, в которых в наиболее компактной форме должны быть представлены результаты афферентного синтеза. Эта вторая стадия создает акцептор действия, который упорядочивает и коррегирует недостаточность поведенческих актов животных и человека. В момент, когда формируется «принятие решения» и оно начинает реализоваться, на эфферентных коллатеральных путях аксона происходит ответвление эфферентных возбужде-

42

ний в контакте с некоторыми процессами эфферентного синтеза, что и составляет первоначальное ядро акцептора действия. Оно находится в непрерывном возбуждении до тех пор, пока с периферии не поступят сигналы о получении результатов. Конкретным нервным субстратом, с помощью которого осуществляется передача в акцептор действия копии команды, являются многочисленные аксоны коллатералей, особенно у корковых нейронов.

Таким образом, в формировании акцептора действия (вторая стадия) принимают участие три компонента: коллатеральные возбуждения от аппаратов, осуществляющих «принятие решения», коллатеральные возбуждения от эфферентных аксонов, то есть подлинная «копия команды», и наконец, возбуждения обратной афферентации от результата действия.

Понятие обратной афферентации (третья стадия) устраняет пробел между действием и его центральным эффектом и делает поведенческий акт цельным «блоком», заканчивающимся оценкой результатов в акцепторе действия,

Четвертая стадия характеризуется сопоставлением афферентного прогноза результатов действия, который сконденсирован в акцепторе действия, с нервными импульсами, приходящими к этому акцептору в качестве сигналов о результатах. При этом акцептор действия является стабильным, а обратная афферента-ция результатов — колеблющейся. Эти колебания представлены в поведении, формирующемся по типу проб и ошибок.

Механизм сопоставления интегрированных признаков будущих результатов с сигналами о реально полученных результатах дополняется эмоциональным компонентом удовлетворенности или неудовлетворенности. Это особенно выражено в тех случаях, когда рассогласование связано с полным отсутствием обратной афферентации о результатах положительного характера.

Для оценки момента рассогласования и совпадения (пятая стадия) в акцепторе действия важное значение имеют ориентировочно-исследовательские реакции, которые ведут к немедленному расширению и мобилизации афферентных информации за счет более подчеркнутого анализа окружающей среды. С одной стороны, это достигается мощным энергетическим воздействием ретикулярной формации и гипоталамуса на кору больших полушарий. Благодаря этому на корковых нейронах со-

43

здается облегченное взаимодействие между клеточными элементами коры мозга. С другой стороны, ориентировочно-исследовательская реакция способствует центробежньм влияниям и на периферические рецепторы. В результате порог чувствительности включенного в эту реакцию анализатора значительно снижается, что еще более соответствует успеху афферентного синтеза и формированию новой, более успешной программы действия.

Эта широкая физиологическая теория П.К.Анохина позволяет по-новому осмыслить многие привычные понятия, в том числе и механизмы адаптации и устойчивости функциональных систем организма к действиям экстремальных факторов,

П.К.Анохиным и его сотрудниками (1967) разработан новый метод исследования условных рефлексов с одновременной регистрацией их секреторного и двигательного компонентов. Изучение вегетативных компонентов условных реакций значительно расширило возможности исследования целостных поведенческих актов животного и анализа их эмоциональной основы.

Исходя из дарвиновской теории эволюции и, в частности, точки зрения Ч.Дарвина на эволюцию полезных приспособлений, II.К.Анохин рассматривает появление эволюционных состояний как закономерный факт природы, продукт эволюции, приспособительный фактор в жизни животного мира.

Эмоции — объективно существующее явление природы, — пишет П.К. Анохин, — они сопровождают всю нашу жизнь к помогают нам наибыстрейшим образом определить полезность и вредность сложившихся в данный момент внешних и внутренних ситуаций».

П.К.Анохиным (1949) разработана биологическая теория эмоций. По этой теории поведение животных и человека можно разделить на две стадии: формирование потребностей и основных влечений и удовлетворение этих потребностей.

Как правило, удовлетворение потребностей, то есть их устранение ликвидирует отрицательную эмоцию, что приводит к положительному эмоциональному состоянию. В процессе эволюции животного мира все виды потребностей приобрели побудительный характер, создающий беспокойство в поведении животного и формирующий различные типы добывательного или отвергающего поведения. Эти потребности связаны с определенными эмоциями — тягостным ощущением, беспокойством.

4 4

Удовлетворение потребностей или выполнение какой-то функции, которая устраняет потребность, связано с чувством удовольствия, с ощущением чего-то приятного и даже с чувством гедонического характера (наслаждение) .

Биологическая теория эмоций П.К.Анохина построена на основе представления о целостности физиологической архитектоники такого приспособительного акта, каким являются эмоциональные реакции.

Основной признак положительного эмоционального состояния — это его закрепляющее действие, как бы санкционирующее полезный приспособительный эффект. Такое закрепляющее действие проявляется только тогда, когда эффекторный акт, связанный с удовлетворением какой-либо потребности, завершился с полезным абсолютным эффектом. Только в этом случае положительная эмоция формируется и становится закрепляющим фактором.

Как же центральная нервная система «узнает» о результате эффекторного акта, совершаемого на периферии? Для ответа на этот вопрос П.К.Анохин (1966) вводит два понятия: «эфферентный интервал» и «афферентный интервал». Каждому акту периферического удовлетворения какой-либо потребности предшествует посылка множества эфферентных возбуждений, идущих к различным органам и частям той системы, которая должна выполнять акт удовлетворения данной потребности. Об успешности такого акта сигнализирует поступающая в головной мозг афферентная импульсация от всех рецепторов, которые регистрируют последовательные этапы выполнения функций («обратная афферентация») .

Суть биологической теории эмоций состоит в следующем: положительное эмоциональное состояние типа удовлетворения какой-либо потребности возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов совершенного действия точнейшим образом отражает все компоненты именно положительного результата данной функции и потому точно совпадает с параметрами акцептора действия. Биологически этой эмоцией удовлетворения и закрепляется правильность любого функционального проявления и полноценность его приспособительных результатов, несовпадение же обратной афферен-тации с параметрами акцептора действия ведет к возникнове-

45

нию беспокойства, поискам адекватной реакции. В этом случае полноценное (положительное) состояние отыскивается способом пробным посылок различных эфферентных возбуждений (U.K. Анохин, 1966).

Биологическая теория эмоций П.К.Анохина объединяет и развивает на более современном научном уровне теории эмоций Джемса—Ланге и Кеннона—Барда. Совершенно правильно (для своего времени) фиксируя внимание на периферии, У.Джемс и К.Ланге, естественно, не могли раскрыть тот центральный механизм (совпадение с параметрами акцептора действия по II.К.Анохину), который является обязательным и решающим условием для возникновения положительной эмоции. В.Кеннон и Бард также были правы (для своего времени), акцентируя внимание главным образом на формировании эмоций в таламусе. Однако они не учитывали истинного механизма центрально-периферических взаимоотношений в формировании эмоций, ибо многие данные не были известны науке того времени.

По мнению П.К.Анохина (1978) , физиологическая архитектоника всех эмоций, начиная от низших элементарных проявлений и кончая высшими, социальными, — едина и заключается в формировании аппарата оценки результатов действия до совершения самого действия. Это предвосхищение или антиципация событий в общем виде, как бы с другой, психологической, стороны подробно рассматривалась С. Г. Геллерштеином (1963,1966), который полагал, что каждый раздражитель, вызывая определенную ответную реакцию организма, в момент своего воздействия возбуждает в то же время механизм формирования «зародышей» будущих действий, своего рода «заготовок» реакций на еще не наступившие события.

Разбирая реакции антиципации, возникающие у летного состава в критических ситуациях (в условиях ограниченных резервов времени, в состоянии эмоционального напряжения), С. Г. Геллерштейн отмечал, что следует все воздействия, подающиеся на сенсорную сферу летчика, рассматривать не в виде сменяющих друг друга раздражителей, а в виде потока, включающего в каждый момент следы прошлых и предвозвестники будущих воздействий. В каждую единицу времени внешнее воздействие вступает в связь со следами казалось бы отзвучавших процессов, и главное, с «зародышами» тех действий, кото-

4 6

рые как бы заготовляются для еще не наступивших, но ожидаемых событий (С.Г.Геллерштейн, 1963). Нетрудно усмотреть, что механизмом такой антиципации и является акцептор действия. Подобный подход к формированию поведенческих актов может быть использован на практике, в частности, в области психофизиологии спорта, ибо он полностью соответствует процессам, характеризующим действия спортсменов в условиях соревновательной борьбы и интенсивной тренировки.

Концепция П.К.Анохина об «обратной афферента-ции» и «акцепторе действия» увязывается с рефлекторной теорией, это подтверждается и другими авторами. По мнению Я.Б.Лехтмана (1966), любая условно-рефлекторная реакция как возникающая под влиянием агента, сигнализирующего представление действия безусловного раздражителя, есть внешнее проявление сформированной ранее нервной «модели» будущего. Ту же мысль мы находим в работе П.Фресса (1961), который полагает, что условный рефлекс «позволяет животному и человеку не быть игрушкой последовательных фаз изменения, а постоянно их предвосхищать».

П.К.Анохин считает, что эмоциям принадлежит руководящая роль в формировании поведений. Они составляют неотъемлемую часть приспособительных реакций человека. Производя почти моментальную интеграцию всех функций организма, они сами по себе и в первую очередь могут быть абсолютным сигналом полезного или вредного воздействия на организм, часто даже раньше, чем определены локализация воздействия и конкретный механизм ответной реакции организма. Именно это свойство организма (определять благодаря эмоциям качество воздействия с помощью самого древнего и универсального критерия всего живого на земле — выживаемости) и придало эмоциям универсальное значение в жизни организма. Благодаря этому организм оказьюается чрезвьмаино выгодно приспособленным к окружающим условиям, поскольку он, даже не определяя форму, тип, механизм и другие параметры тех или иных воздействий, может со спасительной быстротой отреагировать на них с помощью определенного качества эмоционального состояния, сведя их, так сказать, к общему биологическому знаменателю : полезно или вредно для него данное воздействие.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации