Яроцкий А.И. и др. Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях - файл n1.doc

приобрести
Яроцкий А.И. и др. Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях
скачать (3051 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3051kb.19.09.2012 12:30скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Министерство образования Республики Беларусь

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ»

ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА В НОРМАЛЬНЫХ И СТРЕССОРНЫХ УСЛОВИЯХ

Под общей редакцией А.И.Яроцкого, И.А.Криволапчука



Гродно 2001

УДК 154.2

Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях/ А.И.Яроцкий, Ф.П.Космолинский, А.К.Попов и др.; Под общ. ред. А.И.Яроцкого, И.А.Криволапчука. —Гродно: ГрГУ, 2001. — 494 с. - ISBN 985-417-304-6.

В монографии рассматриваются теоретические, прикладные и экспериментальные аспекты изучения эмоций человека в нормальных и стрессорных условиях. Большое внимание уделяется психофизиологическим теориям эмоций, проблемам нейроанатомии и классификации эмоциональных явлений, потребностно-информационным факторам их возникновения. С позиций теории функциональных систем детально анализируются механизмы эмоционального тона ощущений, приводятся данные о его соотношении с ориентировочными и оборонительными реакциями. В качестве модели для изучения общих закономерностей эмоционально-стрессовых реакций используется сложная умственная, сенсомоторная и физическая работа. Особое внимание уделяется эмоциональному напряжению, формирующемуся при прыжках с парашютом, в условиях соревновательной деятельности, авиа- и космических полетов. Обсуждается проблема влияния эмоций на эффективность деятельности. Раскрывается значение рационально организованной двигательной активности в формировании приятного тона эмоциональных ощущений и профилактике отрицательных последствий эмоционального напряжения у различных возрастных контингентов. Дается подробный анализ способов повышения эмоциональной устойчивости человека в стрессорных ситуациях.

Книга предназначена для исследователей и практиков в таких областях знаний, как физиология, психология, педагогика, теория и методика физической культуры, авиационная и космическая медицина.

Табл. 18, ил. 19, библиогр. 318.

Авторы: д-р мед. наук, акад. Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского А.И.Яроцкий; вице-президент Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского Ф.П.Космолинский; д-р психол. наук, акад. Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского А.К.Попов; д-р биол. наук, акад. Ю.Л.Кислицын; д-р медицины, проф. В.Староста; канд. пед. наук, доц. И.А.Криволапчук; канд. пед. наук, доц. В.А. Максимович; канд. биол. наук, проф. А.Н.Ливицкий; канд. мед. наук, ст. науч. сотр. И.Г.Попов; канд. пед. наук, доц. С.К.Городилин; канд. биол. наук, доц. В.П.Безверхов; канд. биол. наук О.В.Панкратьева; доц. В.М.Карчевский; ст. преподаватель В.В.Мышкевич; ст. преподаватель Г.Ч.Маркевич.

Рецензенты: д-р мед. наук, акад. Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Е. И. Кузнец ; д-р филос. наук, проф. Ч.С.Кирвель; д-р пед. наук, проф. В.А.Барков; д-р мед. наук, доц. А. В. Разницын.

© Коллектив авторов, 2001
ISBN 985-417-304-6. ©Оформление. ГрГУ им. Я.Купалы, 2001

ВВЕДЕНИЕ

Понимание сущности эмоций человека в условиях современного общества приобретает все возрастающее значение в связи с необходимостью практического решения эмоционально-поведенческих задач, связанных с культурой диалога при общении в условиях производства, семьи и быта, общественных мероприятий, занятий физическими упражнениями, учебно-воспитательного и творческого процесса, дискуссионного анализа, дипломатической и государственной деятельности и т. д. Статус эмоциональной функциональной системы создает открытые и скрытые предпосылки результата диалога и практических действий. В силу возрастающей роли эмоционально-поведенческих реакций в жизни человека следует подчеркнуть его социальную потребность в знаниях и практических умениях воплощения учения об эмоциях.

Нельзя не отметить характерную для большинства людей черту, заключающуюся в недостаточной интерпретации современных данных об эмоциональных реакциях в повседневной личной жизни и общественной деятельности. Это приводит к неиспользованию существующих возможностей системного подхода к управлению эмоционально-поведенческими реакциями как благотворной методологической основы формирования черт насыщенной прогрессивной эмоциональной мотивационности.

Известно преобразующее влияние на организм постоянно возникающей возможности формирования приятного тона эмоциональных ощущений в многогранной меняющейся ситуационной обстановке бодрствующего человека.

Даже высокоинформированные в области медицинских и биологических знаний специалисты не всегда могут управлять своими эмоционально-поведенческими действиями и обучить этому других. Поэтому следует подчеркнуть всеобщую заинтересованность самых различных групп населения в расширении как общеобразовательных программ по эмоциональной проблематике, так и методических умений практического внедрения этих знаний в повседневную динамику поведенческого реагирования.

В указанной сложной эмоционально-перестроечной работе каждого человека возникает определенная индивидуальная обусловленность, которая должна быть конкретизирована по принципиальным ситуационным направлениям, прежде всего по видам, а также по формам диалога и поведенческих действий.

3

При этом следует обратить внимание на стремление добиться максимальной согласованности в достижении полезного результата обсуждаемых и решаемых вопросов. Высокий полезный результат согласования в диалоге и действиях неизбежно связан с формированием приятного тона эмоциональных ощущений, повышающего жизнестойкость человека в широком диапазоне адаптационных процессов. Следует иметь в виду, что в течение рабочего дня и в периоды отдыха происходит суммирование результатов эмоциональной направленности поведенческих реакций и действий. Из множества второстепенных ситуационных процессов может слагаться выраженный эмоционально-поведенческий результат.

Изучение физиологических механизмов эмоций человека в условиях лабораторного эксперимента позволило понять биосоциальную сущность профессионального труда, занятий физическими упражнениями и другими видами деятельности человека. Заслуживают внимания вопросы эмоционального статуса при выраженных формах эмоционального напряжения, сопровождающихся глубоким морфофункциональным преобразованием главным образом нервных структур. Это обстоятельство ставит проблему эмоций человека в ряд важнейших направлений биологической, медицинской и педагогической наук, как в теоретическом, так и в прикладном отношениях.

Стремясь сформулировать систему научных представлений о теории и практике активного формирования заданных моделей эмоциональной устойчивости в деятельности функциональных систем, следует учитывать историю развития учения об эмоциях. В этой связи необходим анализ с современных позиций существующих психофизиологических теорий эмоций, фактических данных об эндокринно-гуморальной регуляции эмоций, механизмов адаптации и эмоционального стресса. Это позволит выделить всеобщий характер эмоциональных влияний, охватывающих весь организм и его высшие структуры координации соматических и вегетативных процессов.

Вместе с тем развивающиеся в организме на фоне эмоциональной мотивации процессы протекают под постоянным воздействием компонентов системообразования, определяющих конечный результат влияния эмоционального фактора. В жиз-

ни современного человека, характеризующейся широким диапазоном научно-технического прогресса и спецификой двигательных форм в сферах профессионального труда и быта, имеет место резкое ограничение уровня формирования двигательного потенциала в циклах бодрствования (суточной периодики) . Гипокинезия и гиподинамия являются причиной рассогласования в деятельности физиологических систем и в первую очередь двигательно-эмоциональной сферы. Поэтому системный подход приобретает решающее значение в поиске путей и средств совершенствования эмоциональной активности человека.

Определенное место в формировании эмоционального тона ощущений занимают виды деятельности, связанные с воздействием фактора ускорения при использовании разнообразных видов транспорта, эффектами вынужденных производственных поз, занятиями спортом и др. В этих условиях требуется высокий уровень перерабатывающей функции соответствующих центров головного мозга. Направленная сбалансированность в деятельности нейроэмоциональной системы может быть достигнута путем регулярного использования специальной подготовки как формы совершенствования функциональных систем.

Большое прикладное значение приобретает анализ эмоций, возникающих при стрессовых реакциях. Характерны эмоциональные реакции, обнаруживаемые при парашютных прыжках, в условиях авиационных и космических полетов.

Научные подходы в анализе и оценке диагностико-прогно-стических критериев эмоциональных реакций могут стать основой для творческого поиска способов повышения эмоциональной устойчивости человека. Он может быть успешным, если пойти по пути развернутого моделирования ингредиентов системообразующего фактора развития благоприятного эмоционального статуса.

Среда обитания обусловливает необходимость раскрытия направленности эмоционального тона ощущений в разрезе закономерностей термодинамики тела человека. Значительная роль в работе отводится проблеме двигательной адаптации в режимах спортивных и оздоровительно-тренировочных физических нагрузок. Важно учитывать, что эмоциональный статус видоизменяется на различных этапах постнатального

онтогенеза, что послужило мотивом для выделения роли и характера эмоционального фактора в периоды первого и второго детства (дошкольный и школьный) .

В монографии освещены прикладные стороны формирования приятного и неприятного тона эмоциональных ощущений, вызванные особенностями режима питания и прежде всего качественной и количественной градацией пищевого рациона.

Настоящая монография — результат коллективного труда. Главы написали: введение и заключение — А.И.Яроц-кий; глава 1 — Ф.П.Космолинский, А.К.Попов; глава 2 — Ф.П.Космолинский; глава 3 — Ф.П.Космолинский, А.К.Попов; глава 4 — А.И.Яроцкий; глава 5 — Ф.П.Космолинский; глава б — Ф.П.Космолинский, А.И.Яроцкий; глава 7 — А.К.Попов; глава 8— А.К.Попов; глава 9— А.К.Попов; глава 10 — А.К.Попов; глава 11 — А.К.Попов; глава 12 — А.К.Попов; глава 13 — Ф.П.Космолинский; глава 14 — А.И.Яроцкий; глава 15 — А.И.Яроцкий, В.В.Мышкевич; глава 16 — В.Староста; глава 17 —А.И.Яроцкий; глава 18 — Ф.П.Космолинский; глава 19 — Ф.П.Космолинский; глава 20 — Ф.П.Космолинский; глава 21 — Ф.П.Космолинский; глава 22 — В.А.Максимович; глава 23 — С.К.Городилин; глава 24 — Ю.Л.Кислицын, А.И.Яроцкий, В.П.Безверхов, В.М.Карчевский, Г.Ч.Маркевич; глава 25 — А.Н.Ливицкий, О.В.Панкратьева; глава 26 — И.А.Криволапчук; глава 27 — И.Г.Попов; глава 28 — А.И.Яроцкий, Ф.П.Космолинский, И.А.Криволапчук, А.К.Попов, В.Староста.

Таким образом, задача использования современного учения об эмоциях человека в решении социальных задач упорядочения его поведенческой деятельности в условиях меняющегося общественного уклада и обновлении мышления весьма актуальна и неотложна в направлении комплексного рассмотрения неадекватных эпохальных явлений, имея в виду прежде всего нарастающие эмоциональный стресс, гипокинезию, гиподинамию, экологический кризис. Названные неадекватные эпохальные процессы в целом снижают жизнеспособность современного человека, что в условиях социально-экономической недостаточности порождает проблему «выживания», в решении которой существенная роль принадлежит эмоциональному фактору.

ГЛАВА I.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК РАЗВИТИЯ УЧЕНИЙ ОБ ЭМОЦИЯХ

С давних времен эмоции привлекали к себе внимание. Древнегреческий философ Аристотель (IV век до н.э.) говорил, что там, где налицо ощущения, появляются и эмоции — удовольствие, страдание, ярость, бесстрашие и т.п. Римский философ Кар Лукреций (I век до н.э.) считал, что чувства играют большую роль в жизни человека, в его познании природы. Они служат как бы орудием мысли, без них невозможно познание окружающего мира. Впрочем, под чувствами он подразумевал не только эмоции и чувства в современном понимании, но также ощущения и восприятия человека.

Чаще, однако, встречаются высказывания античных философов, свидетельствующие о том, что они резко разграничивали высшие проявления психики (гносеологию) и эмоции. Так, например, Платон утверждал, что эмоции помещаются в «животной душе», находящейся ниже познающей «бессмертной души». Даже Гиппократ, связывавший психическую деятельность с мозгом и признававший большую роль эмоций в патогенезе болезней и их лечении, «седалищем» чувств избрал сердце.

Затем в течение многих веков, особенно в мрачный период европейского средневековья, научное исследование эмоций было подменено церковно-религиозными учениями о «смирении души». Лишь в трудах ученых Востока можно найти интересные мысли о зависимости духовной и физической жизни, о связи эмоций с психикой. Так, в XI в. в книгах великого ученого Востока Абу Али ибн Сины (Авиценны) появляется описание первых экспериментов по исследованию эмоциональных состояний. Изучая зависимость психической жизни от внешних воздействий и ее отражение на жизни физической, Авиценна поставил опыт с двумя барашками одного помета. Барашки находились в одинаковых условиях (питания и ухода), с той лишь разницей, что около одного из них он привязывал волка. В результате оказывалось, что барашек, который постоянно видел волка, отказывался от еды, постепенно слабел и вскоре погибал. Другой барашек рос и развивался нормально.

Подобные наблюдения и эксперименты, однако, не привели к созданию стройной теории эмоций. Первой монографией по проблеме психофизиологии эмоций можно считать трактат Рене Декарта «Страсти души», в котором автор связывает воз-

7

никновение чувств с физиологическими процессами, правда, подразумевая под «седалищем души» только эпифиз. Декарт вносит в изучение эмоций первые элементы описательной классификации. Он выделяет б первичных эмоций: изумление, любовь, ненависть, вожделение, радость и печаль.

Человеческие эмоции подробно изучались и другими философами (Локк, Гельвеции, Спиноза, Руссо и др) . В психологическом учении Б. Спинозы (в частности, в его трудах «Этика» и «Эстетика») значительное внимание уделяется разбору понятий, относящихся к эмоциональным состояниям. Он выделяет пять главных видов эмоций: вожделение, радость, печаль, изумление, презрение. Спиноза разработал так называемую теорию аффектов (в сущности — эмоций) . Будучи осознанными, аффекты превращаются в желания. Человек бессилен их ограничить, укротить. Спиноза называет это рабством. Наоборот, господство над аффектом есть свобода. Согласно его учению, «аффект разума» должен взять верх над всеми остальными аффектами.

В XIX в. изучение эмоций становится на естественнонаучную основу. Многие крупные физиологи, биологи и философы — Чарльз Дарвин, Клод Бернард, Герберт Спенсер, Чарльз Шер-рингтон и др. — посвящают этой проблеме свои труды.

Большой вклад в дело изучения эмоций внес Ч.Дарвин. В своем научно-естественном трактате «Выражение ощущений у человека и животных», вышедшем в 1872 г., он рассматривает широкий круг внешних (видимых) эмоциональных проявлений в виде мимики и пантомимики, вазомоторных реакций, сердечной деятельности, внешнего дыхания, экскреции ряда желез внешней секреции. На основании большого числа личных наблюдений, проведенных по его заданию натуралистами и естествоиспытателями во многих странах мира, Ч.Дарвин делает очень важный вывод о том, что результатом самых разнообразных эмоций является двигательная деятельность в различных ее проявлениях. Кроме того, сами эмоциональные реакции, как правило, сопровождаются усиленной мышечной деятельностью, увеличением скорости передвижения животных. Так, страх, ярость и другие сильные эмоции побуждают к бегству или схватке. Во время сильной боли почти каждая мышца тела приходит в состояние усиленной деятельности. Значительная боль, возбуждая животных и фиксируясь на генном уровне, делает их более сильными и увертливыми. От страха жи-

вотное может быть парализовано, но это, как правило, продолжается лишь до определенных пределов.

Эмоционально обусловленные движения человека и животных Дарвин объясняет тремя «началами». Первое — движения полезные, служащие для удовлетворения желаний или освобождающие нас от неприятных ощущений. Вследствие частого повторения они становятся настолько привычными, что воспроизводятся независимо от того, полезны они или нет, всякий раз, когда мы чувствуем то же желание или ощущение (даже очень слабое) . Второе — противоположные движения у человека возникают при наличии негативных настроений и желаний, что Дарвин назвал антитезой. Третье — прямое действие возбуждения на тело, протекающее независимо от воли и в значительной степени от привычки.

Анализируя эти три начала, можно затметить, как далеко вперед заглядывал Ч.Дарвин в этой весьма принципиальной психофизиологической проблеме. В сущности, он вскрыл ряд физиологических механизмов эмоциональных реакций. В первом начале усматриваются механизмы безусловно-рефлекторных эмоциональных реакций (привычные движения) и условно-рефлекторных (движения, вызываемые внутренними ощущениями) реакций.

Второе начало вытекает из очень важного наблюдения о противоположности различных эмоциональных состояний, что позволило в дальнейшем ряду исследователей построить различные классификации эмоциональных состояний, основанные на принципе антитезы Дарвина — классификация эмоциональных состояний по противоположности (отрицательные эмоции — положительные эмоции, удовольствие — неудовольствие, удовлетворенность — неудовлетворенность и т.д.) .

В третьем начале Дарвина усматривается нервный механизм эмоций, который он поясняет в том смысле, что возбуждение (нервный импульс) идет по нервным путям в центральную нервную систему, а оттуда направляется к исполнительным органам. Важно его замечание: «. . .на это направление влияет также в значительной степени привычка, потому что нервная сила распространяется легче по привычным путям». Здесь у Дарвина прослеживается наличие представления о возможных нервных путях, успешно изученных в дальнейшем отечественными физиологами.

Замечательное утверждение Дарвина о том, что многие привычные выразительные движения передаются по наследству и являются результатом естественного отбора, гласящее: «... главные выразительные движения, проявляющиеся у человека и низших животных, врожденные или наследственные, то есть, не заучены отдельными особями», признано теперь всеми.

Заучивание или подражание, в самом деле, не играют никакой роли при некоторых выразительных движениях, потому что они существуют уже в первые дни и остаются на всю жизнь, совершенно вне нашего контроля. Таковы «. . .расслабление кожных артерий при краснении и усиленная деятельность сердца при гневе. . .». Таким путем мы в состоянии понять и тот факт, что молодые и взрослые особи совершенно различных рас, как между людьми, так и между животными, выражают одно и то же состояние духа совершенно одинаковыми движениями.

Устанавливая на протяжении всего исследования сходство в способе выражения человеческих эмоций у самых различных народностей и рас, Дарвин делает обычный для его работ вывод: «. .многочисленные черты близкого сходства у различных рас обязаны происхождением наследству от одной коренной формы, принявшей уже человеческий характер».

Таким образом, теория позитивистского эволюционизма, идущая от Г.Спенсера (1867), после работы Ч. Дарвина (1872) открыла генетический путь рассмотрения эмоций, хотя и ограничила это рассмотрение в основном областью филогенеза. Эмоции цивилизованного человека Ч. Дарвин рассматривал как рудимент целесообразных реакций первобытных людей в их борьбе за жизнь и сохранение рода.

Работа Ч.Дарвина оказала огромное влияние на естествоиспытателей последней четверти XIX столетия. В частности, один из важнейших тезисов о взаимном влиянии эмоций (ощущений, чувств) на телесные проявления (выразительные движения) , в которых ведущими и первичными являются не душевные переживания, а физиологические процессы, послужил в дальнейшем основой для построения ряда теорий материалистического направления. Это следует особо подчеркнуть, ибо во второй половине XIX века наряду с развитием материалистической биологии и физиологии появились и теории идеалистического (дуалистического) толка, такие, например, как психофизиологическая теория эмоций Вундта.

10

Многими психологами и психиатрами того времени эмоции рассматривались лишь в рамках душевных переживаний. Вот почему, несмотря на некоторую односторонность и отчасти парадоксальность, теория американского психолога У.Джемса и близкая к ней теория датского ученого К.Ланге (профессора кафедры патологической анатомии Копенгагенского университета) были, несомненно, прогрессивными. Исследуя эмоции, Ланге и Джемс создали теорию, в которой примат отдавался сосудистым, секреторным и двигательным актам. По теории Джемса—Ланге, первичное в эмоциях — не душевные переживания, а физиологические процессы.

Наиболее отчетливо позиция Джемса представлена в его «Основаниях психологии» (американское издание — 1884 г., русский перевод — 1890 г.), где он писал: «Моя теория состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием возбуждающего организм факта и что наше ощущение этих самых изменений, поскольку они происходят, и есть эмоции. . . всякое телесное изменение, какое бы оно ни было ясное или неотчетливое, но ощущается сейчас же, как оно происходит». Расшифровка теории У.Джемса представляет определенный интерес, поэтому приведем еще одну цитату из его работы: «Обыкновенно принято думать, что в грубых формах эмоции — это психическое впечатление, воспринятое от данного объекта, которое вызывает в нас душевное состояние, называемое эмоцией, а последняя влечет за собой известное телесное проявление. Согласно моей теории, наоборот, телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознание нами этого возбуждения в то время, как он совершается, и есть эмоция (подчеркнуто У. Джемсом) . Обыкновенно принято выражаться следующим образом: мы потеряли состояние, огорчены и плачем, мы повстречались с медведем, испуганы и обращаемся в бегство, мы оскорблены врагом, приведены в ярость и наносим ему удар. Согласно защищаемой мною гипотезе, порядок этих событий должен быть несколько иным: именно, первое душевное состояние не сменяется немедленно вторым — между ними должны находиться телесные проявления, и поэтому наиболее рационально выражаться следующим образом: мы опечалены, потому что плачем, приведены в ярость, потому что били другого, боимся, потому что дро-

11

жим, а не говорить: мы плачем, бьем, дрожим, потому что опечалены, приведены в ярость, испуганы. Если бы телесные проявления не следовали немедленно за восприятием, то последнее было бы по форме своей чисто познавательным актом, бледным, лишенным колорита и эмоциональной «теплоты». Мы в таком случае могли бы видеть медведя и решить, что всего лучше обратиться в бегство, могли бы понести оскорбление и найти справедливость отразить удар, но мы не ощущали бы при этом страха или негодования».

Причиной эмоции, по У.Джемсу, являются бесчисленные рефлекторные акты, возникающие под влиянием внешних объектов (то есть раздражителей, исходящих из внешней среды) , и немедленно создаваемые нами. Всякая эмоция, в конечном счете, выражается в двигательном акте («телесное возбуждение») . В этом отношении У.Джемс полностью стоит на точке зрения Ч. Дарвина и Г. Спенсера и подробно цитирует дарвиновское описание симптомов страха, заключающихся в основном в двигательных реакциях.

Весьма близкой является и теория эмоций К. Ланге (датское издание 1885 г., русский перевод — 1890 и 1896 г.) . Созданная независимо от У.Джемса, теория К. Ланге исходит из того, что любые внешние раздражители вызывают прежде всего вазомоторные изменения во всех органах и тканях организма. Вторичные изменения, происходящие в тканях под влиянием измененного кровообращения, дают ощущения, которые воспринимаются корой головного мозга и представляют собой эмоцию. Сущность этого положения заключается в подчеркивании того факта, что психологические переживания («душевные движения») и физиологические процессы оказываются в отношениях взаимного влияния друг на друга. Это же, как известно, подчеркивал и Ч.Дарвин, говоря: «Радость ускоряет кровообращение, которое возбуждает мозг, реагирующий, в свою очередь, на все тело» (Ч.Дарвин, 1896) .

Следует указать, что сходные мысли можно найти и в более ранних работах таких известных физиологов, как Клод Бернар, Герберт Спенсер и др. Так, К. Бернар (1866) пишет, что сердце влияет на мозг, а тот в свою очередь на сердце через посредство блуждающего нерва. «При возбуждении между этими обоими главными органами нашего тела, — устанавливает-

12

ся взаимодействие». Ч.Дарвин ссылается на такое высказывание Спенсера: «Можно принять за непреложную истину, что во всякую данную минуту существующее количество освобожденной нервной силы, которая совершенно непонятным образом вызывается в нас то, что мы называем чувствованием, должно (подчеркнуто Ч.Дарвином) вылиться в каком-нибудь направлении, должно породить эквивалентное проявление силы где-нибудь; таким образом, — продолжает Дарвин, — когда черепно-спинная система сильно возбуждена и нервная сила выделяется в избытке, она должна быть извержена сильным чувствованием, деятельным мышлением, сильными движениями или усиленным отправлением желез».

Характерно, что указание на роль сосудодвигательной иннервации и возникновение эмоций можно найти и у авторов, живших значительно раньше. Так, например, Мальбранш (1674), указывая на роль «сердца» в душевных движениях, высказал поразительную для того времени мысль (ибо не было еще анатомо-физиоло-гических исследований и доказательств в этом отношении), что «... ввиду более быстрого и тонкого регулирования токов жизненного духа к мозгу имеются нервы, которые окружают как артерии, так и прочие приводящие к органам сосуды».

Возвращаясь к работам У.Джемса и К.Ланге, следует указать, что их исследования значительно расширили и углубили наблюдения Ч.Дарвина о двигательных, секреторных и сосудистых компонентах эмоциональных состояний. Впрочем, К.Ланге делает специальную оговорку, указывая, что аффекты не всегда сопровождаются повышенной мышечной деятельностью. Эмоции всегда вызывают изменения напряжения в гладкой мускулатуре сосудистых стенок и в этом смысле они, несомненно, сопровождаются определенным двигательным аффектом: «... сосудодвигательные расстройства, — пишет К.Ланге, — изменение ширины кровеносных сосудов и вместе с тем изменение количества крови в отдельных органах служат истинною первичной причиной аффектов, в то время как остальные явления — ненормальности движения, параличи чувствительности, субъективные ощущения изменения отделения, умственные расстройства — суть только расстройства вторичные, зависящие от аномалий в сосудистой иннервации» (К.Ланге, 1890) . К. Ланге полагает, что явные сосудистые нарушения в кожных

13

покровах свидетельствуют, что такие же изменения кровенаполнения при эмоциях должны быть и во внутренних органах и, особенно, в центральной нервной системе.

По К.Ланге, схема регуляции эмоций выглядит следующим образом. Внешние раздражители действуют на органы чувств (глаз, ухо и др.), далее по слуховым и зрительным нервам идут к мозговым центрам этих органов и далее — к коре головного мозга, откуда импульсы двигаются к продолговатому мозгу в сосудодвигательный центр, который и вызывает изменения сосудодвигательной иннервации во всем теле. К.Ланге, касаясь раздражения двух органов чувств (зрения и слуха), говорит, что между ними существует взаимодействие и при рефлекторном раздражении их путем направленной иррадиации оно достигает продолговатого мозга.

В качестве пояснения этого механизма К.Ланге приводит следующий пример: «Ребенок кричит, видя ложку, с которой ему два раза давали противное на вкус лекарство. С чего это? ... Каким образом вид ложки может вызвать страх благодаря прежнему употреблению ложки, то есть привести определенным образом в действие сосудодвигательный центр?». Впечатления, по его мнению, от органа зрения и вкуса проводятся к мозгу, превратившись в центрах органов чувств и чувствования, достигают сознания тем, что доходят до вкусового и зрительного центра коры, затем - в сосудодвигательный центр. После повторного приема лекарств вид ложки сам по себе приобретает уже свойство заставлять кричать ребенка. Толчок идет «от коркового центра, так как он есть именно тот орган, где образ ложки воспринимается сознанием», тем самым устанавливается «функциональная связь между обеими возбужденными группами клеток» — центрами сознания для вида ложки и вкуса лекарства, и если приводится в действие центр зрения, то импульс проводится и в центр вкуса, откуда он легко достигает сосудодвигательного центра. К.Ланге был весьма близок к пониманию механизма условного рефлекса.

«Как это оказывается бесспорным по отношению к хорошо известному свойству воспоминания, вызывая душевные движения . . . Многочисленные явления иррадиации, обыденные и патологические, достаточно показывают, что «прокладывание новых путей» при таких обстоятельствах оказывается просто

1 4

результатом повторных раздражителей той или другой клеточной группы».

Концепции У.Джемса и К.Ланге были своеобразными психологическими узорами на физиологической канве. Это позволило сделать следующий шаг в углублении представлений о физиологических механизмах эмоций. Такая работа была проделана американским физиологом Вальтером Кенноном в первой четверти XX века. Поставив блестящую серию экспериментов, В.Кеннон (1927) последовательно установил роль ряда нервных и эндокринных факторов в возникновении и формировании физиологических механизмов эмоциональных состояний.

В.Кеннон, как и Ч.Дарвин, исходит в своей концепции из того, что страх, ярость и другие эмоции являются могучими факторами, определяющими поведение животных и человека. «Все больше и больше выясняется, — пишет В.Кеннон, — что причины поведения, как человека, так и высших животных следует искать в воздействии известных эмоций, которые получают свое выражение в инстинктивных актах».

Ключом к расшифровке механизмов эмоциональных реакций для В.Кеннона послужили эксперименты по изучению функций такой важной эндокринной железы, как надпочечник. Автор детально рассмотрел влияние одного из главных секретов надпочечника — адреналина, который, по мнению В.Кеннона, определяет степень эмоциональных реакций.

Так, адреналин, выделяющийся при боли, ярости и страхе, вызывает усиленный распад углеводов в печени и увеличивает содержание сахара в крови; способствует притоку крови к сердцу, легким, центральной нервной системе, конечностям и оттоку ее от заторможенных органов брюшной полости; он быстро уничтожает мышечную усталость и повышает свертывание крови. Все эти последствия влияния адреналина являются весьма целесообразными для организма и способствуют его устойчивости к действию неблагоприятных факторов среды.

Другим важным действующим началом в формировании эмоциональных поведенческих реакций является деятельность нервной системы, причем двигательные реакции при эмоциях носят рефлекторный и наследственный характер. Это подтверждается изучением непроизвольных движений (ранее уже было рассмотрено Ч.Дарвином, Г.Спенсером и др.) . Эмоции страха,

15

ярости и т.д., по мнению В.Кеннона и Г.Спенсера, носят предваряющий, сигнальный характер и, следовательно, связаны с рефлекторной нервной деятельностью.

В.Кеннон придает большое значение рефлекторному выделению адреналина и повышению содержания сахара в крови при эмоциях.

Так как любой рефлекс, как правило, это полезная реакция, то и данный процесс является полезным при эмоциях, тем более, что протекает быстро, а это как раз и требует в большинстве случаев эмоциональных реакций. В естественных условиях за эмоциями страха и гнева может последовать усиленная деятельность организма (например, бегство или драка), которая требует продолжительного и интенсивного напряжения большой группы мышц, и мобилизация сахара в крови может оказать им важную услугу.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации