Самарина Н.Г. Отечественная историческая наука в советскую эпоху - файл n1.doc

приобрести
Самарина Н.Г. Отечественная историческая наука в советскую эпоху
скачать (760.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc761kb.19.09.2012 10:39скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7
ББК 63.3

С 17
Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом

Московского государственного университета культуры и искусств


Рецензенты: Беловинский Л. В., канд. ист. наук,

Шикло А. В., канд. ист. наук
Самарина Н. Г. Отечественная историческая наука в советскую эпоху: Учебное пособие. - М.: МГУКИ, 2002.


В учебном пособии определены этапы эволюции исторической науки в советскую эпоху, охарактеризованы внешние и внутренние условия развития исторической науки, сеть научно- исследовательских учреждений, система исторического образования, сбора, публикации и хранения исторических источников, состояние исторической периодики. В соответствии с каждым эволюции исторической науки автором даны биографии, анализ концепций и характеристика основных исследовательских работ крупных российских историков, представляющих различные течения российской исторической мысли. Учебное пособие рекомендуется студентам высших учебных заведений, изучающим историю исторической науки.

ISBN – 594778 – 009 – 7 © Самарина Н. Г., 2002

© Московский государственный

университет культуры и искусств


Введение 4

Раздел 1. Советская историческая наука в 1917 – 20-е годы 7

Глава 1. Создание основ организации марксистско-ленинской исторической науки 7

Научные исторические центры 7

Историческое образование. Подготовка кадров историков-марксистов 10

Историческая периодика 12

Организация архивного дела. Публикация исторических источников 15

Розыск и публикация произведений класкиков марскизма-ленинизма 17

Глава 2. Ленинская историческая концепция 19

Общие методологические вопросы 19

История Октябрьской революции в трудах В. И. Ленина 23

Иностранная военая интервенция и Гражданская война в трудах В. И. Ленина 25

Проблемы истории социалистического строительства в трудах В. И. Ленина 26

Глава 3. Первый советский историк – М. Н. Покровский 29

Формирование мировоззрения и общественно-политическая деятельность М. Н. Покровского 29

Исторические труды и взгляды М. Н. Покровского в дореволюционный период 31

Публикация трудов М. Н. Покровского 38

Глава 4. Советская историография в боорьбе за утверждение марксистско-ленинской методологии 39

Либерально0буржуазная историография 41

Мелкобуржуазная историография 45

Ммарксистская историография 47

Раздел 2. Советская историческая наука в 30 – 50-е годы 50

Глава 1. Утверждение марксистско-ленинской историографии. Репрессии в исторической науке 50

Основные черты советской историографии 30 – 50-х годов 50

Репрессии в исторической науке 55

Историческая концепция И. В. Сталина и её влияние на развитие исторической науки 59

Глава 2. Организация исторической науки в 30 – 50-е годы 69

Историческое образование. Подготовка кадров историков 71

Историческая периодика 74

Организация архивного дела. Публикация исторических источников 77

Розыск и публикация произведений классиков марксизма-ленинизма 79

Глава 3. Начало монографического изучения истории СССР 81

Выдающиеся советские историки 30 – 50-х годов и их труды 81

Раздел 3. Советская историческая наука в 60 – 80-е годы 95

Глава 1. Организация исторической науки 95

Научные исторические центры 95

Историческое образование. Подготовка кадров историков 99

Историческая периодика 101

Организация архивного дела. Публикация исторических источников 103

Розыск и публикация произведений класскиов марксизма-ленинизма 107

Глава 2. Основные проблемы развития советской историографии в 60 – 80-е годы 110

Методология исторической науки 111

Немарксистская историография и советская историческая наука 113

Развитие новых организационных форм в советской исторической науке 114

Глава 3. Поблемы отечетсвенной истории в трудах советских историков 60 – 80-х годов 117

Заключение 135

ВВЕДЕНИЕ
Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, изучающих историю исторической науки. Деление на разделы определяется хронологическими рамками соответствующих периодов: 1917 – 20-е годы, 30 – 50-е годы, 60 – 80-е годы. Каждый раздел имеет следующие структурные части: господствующая концепция в пределах указанного периода, организация исторической науки (научно-исследовательские и образовательные учреждения, организация хранения и публикация исторических источников, историческая периодика, розыск и публикация произведений классиков марксизма-ленинизма), портреты выдающихся отечественных историков и проблематика исторических исследований.

Безусловно, советская историческая наука возникла не на пустом месте, ее становление происходило на основе и в борьбе с отечественной историографией дооктябрьского периода. 20-е годы XX века – это период, который следует рассматривать как продолжение 80-х годов XIX – 10-х годов XX века, лишь с той поправкой, что марксистское направление превращается в господствующее и стремится подавить и искоренить любые проявления немарксистской исторической мысли. Однако реализация этой задачи оказалось достаточно сложной: победа была достигнута лишь к началу 30-х годов. Без полноценного представления о состоянии русской историографии конца XIX – начала XX веков невозможно понять дальнейший ход её развития.

В 80-е годы XIX века были заметны новые тенденции в развитии отечественной исторической науки под влиянием целого ряда причин: изменяются её теоретико-методологические основы, вследствие усиления зависимости науки от политики и общественного движения, усиливается охранительность официальной историографии, среди историков наблюдается крайнее разнообразие в истолковании исторического процесса. Эти тенденции свидетельствовали о кризисных явлениях.

Социальной основой кризиса официальной исторической науки, как и всего обществоведения в России была утрата буржуазией той прогрессивной роли, которую она играла на начальном этапе развития капиталистических отношений. Это обусловило поворот в политических настроениях от демократизма к консерватизму и реакции, порождало кризис всей официальной идеологии и науки. Особенно заметными эти явления стали со вступлением России в стадию империализма.

Утрата буржуазией прогрессивной роли в историческом развитии заставила буржуазную историческую науку изменить решаемую ею основную задачу. Если прежде она стремилась раскрыть поступательный и закономерный ход исторического процесса, показать неизбежность и прогрессивность утверждения и развития буржуазного строя, то теперь требовались историческое обоснование незыблемости капитализма и апология буржуазной политической системы. Решать новую задачу официальная историческая наука могла, лишь отойди от прежних своих достижений и отказываясь от действительно научного изучения прошлого. Среди ученых получили распространение антиисторизм и исторический пессимизм, субъективные построения и выводы. Потерю связи с потребностями современности и объективным ходом исторического развития понимали прогрессивные историки. Например, Н. П. Павлов-Сильванский писал, что «историография наша… оказалась далеко не на высоте требований, предъявляемых к истории». «История, которая каждым словом учит о движении вперёд, большинство наших историков научила регрессу, а не прогрессу»1[1].

Кризисное состояние современной исторической науки осознавали такие крупные ученые, как В. О. Ключевский, Р. Ю. Виппер, они же пытались найти выход из него. Р. Ю. Виппер в статье, вошедшей позднее в сборник «Кризис исторической науки», писал о крушении «теории прогресса», признавал, что в реальном историческом процессе «произошло все как раз обратно предвидению теории»2[2]. Взамен «теории прогресса» ученый предлагал «теорию круговорота», имевшую хождение в первой четверти XVIII века. Существенно то, что именно Виппер дал всему комплексу наблюдаемых явлений название «кризиса исторической науки».

Наступление кризиса официальной историографии было связано с появлением материализма, нанесшего в 80 – 90-е годы XIX века заметный удар по основам буржуазного естествознания и особенно философии истории. Поиски историками выхода из кризиса основывались на неприятии марксистского варианта материализма и борьбе с ним. В то же время они не могли не испытывать влияния исторического материализма.

Безусловно, корни кризиса лежали в общих тенденциях развития самой науки. Основным здесь было то, что в конце XIX века в результате успехов в развитии естественных наук потерпели крах идеи механистического детерминизма. Философия и обществознание восприняли крах этих идей как несостоятельность детерминизма вообще, как невозможность научного, объективного познания. Отказ от признания всеобщей, объективной закономерности и причинной обусловленности всех явлений природы и общества вел к торжеству идеализма. Ученые отрицали объективность познания на основании относительности наших знаний (релятивизм и субъективизм), приходили к выводу о невозможности познания исторического прошлого вообще (агностицизм и иррационализм).

Таким образом, переход на другие философские позиции выдвигал на первый план вопросы, связанные с пониманием сущности и возможностей самого исторического познания, и чаще всего вопрос о возможности исторического познания решался отрицательно. За отрицанием объективности исторического знания следовал отказ от признания объективности и самой исторической действительности, упразднялась историческая наука. В конкретных исследованиях кризисные явления вели к уходу от синтеза и обобщенных исследований, к искажению хода исторического развития, к абстрактным и субъективным построениям. Однако уход от обобщений имел и положительную сторону: развивались вспомогательные исторические дисциплины, появились «вертикальные» ответвления науки – история экономического развития, история государственных учреждений, история литературы и общественного движения, расширялась, следовательно, проблематика исторических исследований. Совершенствовались методика и техника исторической науки, её конкретно-фактическая и источниковая база.

В среде историков происходило размежевание: не только не было единства в понимании исторического процесса, но и обозначилось резкое противостояние разных по философской и политической направленности течений исторической мысли, что также является проявлением кризиса.

Хронологические рамки кризиса достаточно широки: он продолжался по 20-е годы XX века включительно. После 1917 года началась борьба за утверждение марксистско-ленинского мировоззрения, шел насильственный процесс консолидации историков разных поколений и школ, вытеснения дореволюционных исторических школ. На исторической мысли сказывалось влияние экономического материализма и вульгарного социологизма, проявлялись черты неисторического подхода к прошлому, его модернизация.


РАЗДЕЛ 1. СОВЕТСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В 1917 – 20-Е ГОДЫ
Глава 1. СОЗДАНИЕ ОСНОВ ОРГАНИЗАЦИИ МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ
После Октября марксистское направление стремится к завоеванию господствующих позиций, опираясь на поддержку Советского государства. Но марксистская наука не имела организационно- материальной базы, научных центров, профессиональных историков-марксистов насчитывались единицы. Немарксистская же историография располагала научными центрами и высшими учебными заведениями, историческими обществами и периодикой, профессионально подготовленными кадрами.

НАУЧНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ
Первым советским научно-исследовательским центром по гуманитарным наукам стала Социалистическая академия общественных наук (создана в 1918 году, в 1924 году переименована в Коммунистическую академию). Академия была создана при активной поддержке В. И. Ленина для развития марксистской мысли в целом, ее пропаганды и подготовки марксистских кадров, для борьбы с буржуазно-дворянской идеологией. Её председателем стал М. Н. Покровский, действительными членами и профессорами – известные большевики: В. Д. Бонч-Бруевич, И. И. Скворцов-Степанов, В. П. Волгин, М. С. Ольминский, Н. М. Лукин и другие. В состав Академии входило четыре отделения: социально-историческое, политико-юридическое, финансово-экономическое и технико-экономическое.

В программе социально-исторического отделения центральное место занимали марксизм, исторический материализм, история революционного и рабочего движений. Оно было рассчитано на подготовку новых марксистских кадров по общественным наукам. На первых порах Академия была преимущественно учебно-просветительным учреждением, научно-исследовательская работа активизировалась по окончании гражданской войны и иностранной интервенции. Крупнейшим центром советской исторической науки Академия стала с середины 20-х годов.

В 1925 году в Академии торжественно открылось научное Общество историков-марксистов во главе с М. Н. Покровским. Основными формами деятельности общества стали постановка и широкое обсуждение научных докладов и сообщений.

Итоги развития марксистской историографии за первое десятилетие Советской власти подвела Всесоюзная конференция историков-марксистов (декабрь 1929 – январь 1930 годов), где обсуждались теоретические и методологические проблемы. Но конференция показала отсутствие «должной плановости в работе Академии», недостаточное внимание к воспитанию новых кадров, слабость научных связей и контактов с другими учреждениями страны.

В 1929 – 1930 годах была проведена реорганизация Коммунистической академии: в её состав вошли Институты истории Московского и Петроградского университетов, а также другие аналогичные учреждения, объединенные в 1924 году в Российскую ассоциацию научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИИОН). В 1930 году в Академии работало 800 сотрудников и обучалось 700 аспирантов. В Институте истории работало 40 научных сотрудников, изучались вопросы истории Октябрьской революции и гражданской войны, истории рабочего класса, империализма и мировой войны, истории крестьянства и другие. Сотрудники института участвовали в создании истории фабрик и заводов, истории гражданской войны, вели большую библиографическую работу.

В разгар гражданской войны и интервенции Центральный комитет Коммунистической партии поставил вопрос о сборе историко-партийных документов. В 1920 году был принят декрет «Об учреждении комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Коммунистической партии» (Истпарт). Созданная при Наркомпросе, в 1921 году Комиссия была передана в ведение ЦК РКП (б) на правах отдела. Председателем комиссии стал М. С. Ольминский, заместителем председателя – М. Н. Покровский, секретарем – В. В. Адоратский. Разъясняя значение своей работы, Истпарт обратился с письмом «Ко всем членам партии»: «Судьба послала нам редкое счастье – быть свидетелями и участниками величайшего общественного переворота, какой видел мир. Пройдут века, и долгие поколения коммунистов будут вспоминать начало революции, положившей конец капитализму и освободившей труд. А началась эта революция именно в России».

В 1920 – 1923 годах была создана широкая сеть истпартов по всей стране. Местные истпарты должны были собирать и хранить материалы по истории РКП (б) и Октябрьской революции в данном районе, изучать обрабатывать и систематизировать их. До организации Института Ленина Истпарт занимался также собиранием и публикацией ленинских документов.

На базе собранных Истпартом материалов был основан богатейший мемуарный фонд, куда вошли личные фонды Ф. Э. Дзержинского, Я. М. Свердлова, Р. Люксембург и других. Опубликованные комиссией мемуары, особенно активных участников революций, представляют значительный научный интерес. Истпарт осуществлял издание протоколов партийных съездов и конференций, переиздание нелегальных большевистских газет («Искра», «Вперед» «Пролетарий»), протоколов и резолюций дооктябрьских партийных съездов, подготовил ряд хроник, научно-исследовательских и популярных работ по истории партии и Октября. Истпарт проводил также политико-воспитательную работу, организуя музеи, выставки, лекции и доклады.

В 1928 году Истпарт был влит в Институт В. И. Ленина в силу того, что эти учреждения дублировали друг друга. Близкими к Истпарту по характеру и формам работы были Комиссия профсоюзного движения в России (Истпроф) и Комиссия по изучению истории молодежного движения (Истмол). Историю революционного движения в России разрабатывали также Общество старых большевиков при Истпарте (1922) и Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев (1921). Они собирали и публиковали мемуары и исследовательскую литературу по истории освободительной борьбы в нашей стране.

Центром дореволюционной «буржуазно-дворянской» исторической науки по-прежнему оставалась Академия наук. Ее работа в 20-е годы в области истории была продолжением дооктябрьских планов: выходили в свет «Полное собрание русских летописей», «Русская историческая библиотека», «Грамоты Коллегии экономии» и другие издания по истории феодального периода. История XIX века, а особенно XX, практически не изучалась.

В 1925 году, когда Академия праздновала 200-летний юбилей, ЦИК и СНК приняли постановление «О признании Российской Академии наук высшим ученым учреждением СССР». В 1929 – 1930 годах была Произведена реорганизация Академии наук, завершившаяся принятием нового устава и введением системы планирования научно-исследовательских работ. В 1929 году в Академии была создана аспирантура для подготовки кадров научных работников. В 20-е годы в Академии работали видные представители отечественной исторической науки:
А. А. Шахматов, С. Ф. Платонов, М. М. Богословский, А. С. Лаппо-Данилевский, В. П. Бузескул и другие. К началу 30-х годов в состав Академии были избраны историки-марксисты: М. Н. Покровский, Н. М. Лукин, В. П. Волгин, В. В. Адоратский и другие. Марксистско-ленинская методология утверждалась в «высшем ученом учреждении СССР».

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. ПОДГОТОВКА КАДРОВ ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ
Октябрьская социалистическая революция создала новый тип высшей школы – коммунистические университеты. Первый Коммунистический университет в Москве вырос из созданных в 1918 году по инициативе Я. М. Свердлова двухнедельных агитационно-пропагандистских курсов (впоследствии он носил имя Я. М. Свердлова). В 1921 – 1923 годах коммунистические университеты открылись в Петрограде, Омске, Казани, Харькове и других городах (всего 9). В 1930 году существовало 40 коммунистических университетов, в них обучалась 21 тысяча человек.

Коммунистические университеты были созданы для подготовки кадров партийно-советских работников. Перед пролетарскими студентами с лекциями выступали В. И. Ленин, Я. М. Свердлов, А. В. Луначарский, В. И. Невский, М. Н. Покровский, И. И. Скворцов-Степанов. Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова провел дискуссию о методах преподавания истории, о путях формирования исторического мировоззрения (1923). С 1920 года в комуниверситетах организуются лекторские группы для подготовки преподавателей. В начале 30-х годов коммунистические университеты, выполнившие задачу подготовки советских и партийных работников и пропагандистов, были преобразованы в высшие коммунистические сельскохозяйственные школы. На базе Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова в 1932 году была создана Высшая партийная школа при ЦК ВКП (б) – один из центров формирования и развития истории коммунистической партии как особой отрасли исторической науки.

Центром подготовки историков-марксистов высшей квалификации стал Институт красной профессуры (ИКП), учрежденный в 1921 году. Слушателями ИКП могли стать коммунисты, имеющие партийный стаж не менее 3 лет, а с 1925 года – не менее 5 лет. Необходимы были способности к научному исследованию, а также опыт партийной, советской и общественной работы. Отбор слушателей проводился по конкурсу. Первым ректором Института был назначен М. Н. Покровский, на преподавательскую работу были направлены В. В. Адоратский, В. П. Волгин, Ф. А. Ротштейн, а также старые специалисты – Е. А. Косминский, П. И. Лященко, В. С. Сергеев и другие.

Первоначально в составе ИКП существовало три отделения: экономическое, историческое и философское. Программа подготовки историков была рассчитана на три года, ведущей формой работы стал семинар. В 1924 году, когда состоялся первый выпуск исторического отделения, началось изучение курса марксизма-ленинизма. За первые десять лет ИКП подготовил свыше 100 историков, среди них известные Э. Б. Генкина, С. М. Дубровский, И. И. Минц, М. В. Нечкина, А. М. Панкратова, Н. Л. Рубинштейн, А. Л. Сидоров, А. В. Шестаков и другие. К концу 20-х годов силами Института было выпущено около 800 научных исследований, включая статьи и рецензии, более 300 крупных работ, около 50 книг.

В результате быстрого роста советской исторической науки организационная структура ИКП усложнялась: в 1927 году было создано историко-партийное отделение, в 1929 – 1930 годах организовано 10 специализированных институтов красной профессуры, среди них ИКП истории и ИКП истории партии. Эта структура сохранялась вплоть до ликвидации ИКП в 1938 году.

Борьба за утверждение марксистской исторической науки потребовала коренной реорганизации старой высшей школы – университетских центров. В первые послереволюционные годы в университетах происходила демократизация управления, улучшилось материальное положение учащихся, создавались рабочие факультеты и т. п. Однако самой сложной для Советского государства проблемой стало изменение содержания преподавания, его теоретических и методологических основ. «…Почти пять лет спустя после завоевания политической власти пролетариатом, - писал В. И. Ленин, - в его, пролетариата, государственных школах и университетах учат (вернее, развращают) молодежь старые буржуазные ученые старому буржуазному хламу»3[3].

С 1919 года в университетах вместо историко-филологических и юридических факультетов стали создаваться факультеты общественных наук (ФОНы) с экономическим, юридико-политическим и историческим отделениями. Реализация декретов СНК «О реорганизации преподавания общественных наук в высших учебных заведениях РСФСР» (1920) и «Об установлении общего научного минимума, необходимого для преподавания во всех высших школах РСФСР (1921) привела к появлению учебных курсов исторического материализма, истории пролетарской революции, развития общественных формаций и других. ФОНы существовали до 1925 года и выполнили задачи по перестройке учебных планов и программ, росту числа преподавателей-марксистов (например, в
Московском Университете – Н. В. Батурин, В. В. Адоратский, В. П. Волгин, И. В. Скворцов-Степанов). В 1925 году декретами СНК факультет общественных наук МГУ был преобразован в факультеты советского права и этнологии (с историко-археологическим отделением), в Ленинградском университете – в факультет языкознания и материальной культуры. Обязательным стало изучение диалектического и исторического материализма, политической экономии, истории ВКП (б) и ленинизма. Для подготовки научных кадров была организована аспирантура. В начале 20-х годов возникло вечернее и заочное высшее образование. В 1930 – 1931 годах в результате новой реорганизации из университетов были выделены или совсем ликвидированы исторические факультеты. Было создано два самостоятельных института – Московский институт философии литературы и истории и Ленинградский институт философии истории литературы и лингвистики (МИФЛИ и ЛИФЛИ). Отсутствие исторических факультетов в университетах отрицательно сказалось на подготовке специалистов-историков. Сроки обучения в высшей школе сократились до 2 – 3 лет.

Политизация подготовки кадров историков проявилась и в классовом отборе студентов. Дети интеллигенции, дворян, буржуазии фактически не принимались в университеты, тогда как для выходцев из рабоче-крестьянской, особенно партийной среды поступление облегчалось, создавались рабфаки для подготовки будущих специалистов.

В средней школе в целях борьбы с буржуазной идеологией также преподавалось обществоведение, дававшее неполное и схематическое знание отдельных исторических фактов отсутствовали стабильные учебники и по отечественной, и по зарубежной истории.


ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРИОДИКА
Октябрьская революция не могла не повлиять на характер периодической печати: прекратили существование журналы «Русский архив», «Исторический Вестник», «Русская старина». Однако некоторые старые журналы продолжали существовать, например, «Голос минувшего» (1913 – 1923) и «Былое» (1906 – 1907, возобновлен 1917 – 1926). Публикации и статьи этих журналов отражали достижения народнической и эсеровской историографии, отличались высоким научным уровнем. Интерес представляют публикации по истории России начала XX века, сведения о деятельности охранки и жандармерии материалы о роли эсеров и других мелкобуржуазных партий в подготовке и проведении российских революций. В трактовке современной исторической эпохи журналы вступали в конфликт с большевистско-марксистской историографией, нередко проявляли враждебность к Советской власти, что и способствовало прекращению их существования.

Первоначально Советское государство создавало периодику, где выступали со статьями и обзорами крупные немарксистские историки, работавшие в Академии наук и университетах – «Русский исторический журнал (1917 – 1922), «Анналы» (1922 – 1924), «Дела и дни» (1920 – 1922) и другие, - но и их существование оказалось недолговечным. В этих журналах сотрудничали С. Ф. Платонов, М. К. Любавский, А. Е. Пресняков, статьи которых содержали ценный фактический материал, отличались высоким уровнем источниковедческого и археографического анализа, что было неотъемлемой частью отечественного, культурного наследия.

Самой активной поддержкой Советской власти пользовалась новая марксистская и партийная периодическая печать. Ориентиры в изучении отечественной и всемирной истории намечали статьи В. В. Адоратского, А. С. Бубнова, А. В. Луначарского, М. Н. Покровского в советских партийных и общественно-политических журналах «Коммунистическая революция» (1920 – 1935), «Вестник Социалистической (Коммунистической) академии» (1922 – 1935), «Под знаменем марксизма» (1922 – 1944), «Спутник коммуниста» (1921 – 1930) и т. п.

Первый марксистский исторический журнал – орган Истпарта в Москве – «Пролетарская революция» (1921 – 1931, 1933 – 1941). Название журнала определяло его содержание и идейную направленность. Журнал ставил своей задачей публикацию источников, главным образом необходимых для изучения истории пролетарской революции, а также исследовательских статей и небольших монографий по той же проблематике. В журнале существовали разделы статьи, воспоминания, материалы и документы, библиография, заметки и сообщения, хроника историко-партийной работы. Все последующие марксистские периодические издания в известной мере повторяли структуру и состав «Пролетарской революции». Это был научный орган марксистского направления, материалы которого стали основой для изучения истории Октябрьской революции, революционного движения и Коммунистической партии. Истпартовские журналы издавались также в Петрограде («Красная летопись»), Харькове («Летопись Украины), Казани («Пути революции»).

От истпартовских изданий отличалась периодика Центрархива – «Красный архив» (1922 – 1941) и «Архивное дело» (1923 – 1941). Журнал «Красный архив» основной задачей считал «разоблачение тайн империалистической политики и дипломатии» путём публикации документов и мемуаров. В некоторых номерах имелись критико-библиографические отделы, научный уровень публикаций в «Красном архиве» был выше, чем в других журналах. В журнале сотрудничали историки-марксисты и историки старых школ, публиковавшие материалы по истории международных отношений эпохи империализма и подготовки первой мировой войны, по истории русского революционного и рабочего движения. Журнал расширил документальную базу исторической науки, разработал новые принципы источниковедения и археографии.

Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев издавало журнал «Каторга и ссылка» (1921 – 1935). На страницах журнала публиковались статьи, очерки, документы и мемуары, биографические сведения о деятелях и участниках революционного движения, хроникальные и библиографические заметки о литературе и деятельности Общества и его отделений на местах. Помимо большевиков с воспоминаниями и исследованиями выступали бывшие народники, эсеры, анархисты и представители других мелкобуржуазных партий. Обсуждались вопросы революционного движения всех периодов. Материалы журнала позволяют изучать идеологию всех направлений и партий в русском общественном движении.

Общество историков-марксистов с середины 20-х годов издавало журнал «Историк-марксист» (1926 – 1941), который превратился в ведущий советский журнал по отечественной и всеобщей истории. Журнал ставил перед собой задачу отражать состояние всех отраслей исторического знания. С первых номеров определились основные отделы: статьи, доклады, материалы, преподавание истории, критика и библиография, хроника. Документы и мемуары в журнале публиковались мало, основное внимание уделялось исследовательским статьям по истории Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, революционного движения XIX века в России, социально-экономической истории и истории народов СССР. Общую тенденцию развития журнала можно обозначить как стремление к расширению проблематики отечественной и всемирной истории. В библиографическом отделе давалась информация о трудах советских ученых. Журнал играл активную роль в борьбе с буржуазной идеологией.

В идейной борьбе 20-х годов участвовали также критико-библиографические журналы, ставшие пропагандистами и популяризаторами марксистской исторической литературы - «Книга и революция» (1920 – 1923), «Печать и революция» (1921 – 1930), «Новая книга» (1922 – 1925). Во второй половине 20-х годов выросло число отраслевых исторических журналов: «Этнография» (1926 – 1930), «Известия Центрального бюро краеведения (1928 – 1929), «Архивное дело» (1923 – 1941) и другие.

Конечным итогом эволюции исторической периодики в рассматриваемый период стало вытеснение буржуазных периодических органов и замена их марксистскими изданиями.

ОРГАНИЗАЦИЯ АРХИВНОГО ДЕЛА. ПУБЛИКАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ
Одно из условий ‚спешного развития исторической науки – расширение источниковой базы, состояние которой зависит от постановки архивного дела в стране. Начало созданию архивной системы было положено декретом СНК 1918 года «О реорганизации и централизации архивного дела». Исторические архивы стали всенародной собственностью, архивное строительство объявлялось государственным делом. Коренную перестройку дореволюционных архивов осуществляло Главное управление архивным делом (Главархив). Создавался Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ), куда поступали все архивы правительственных учреждений, были установлены правила хранения и уничтожения архивных дел. В 1919 году отменялась частная собственность на архивы умерших писателей, художников, ученых и т. п., если они хранились в библиотеках и музеях. В 1923 году в ГАФ были включены архивы царской семьи и лиц, занимавших до революции высшие государственные должности, активных деятелей контрреволюции и белоэмиграции.

В 1925 году в Москве возникли самостоятельные центральные государственные архивы: Архив Октябрьской революции, Архив Красной Армии, Военно-исторический архив, Архив революции и внешней политики, Древлехранилище центрального государственного исторического архива (с 1931 года Госархив феодально-крепостнической эпохи – ГАФКЭ). Центральный государственный архив создается в Ленинграде. К 1926 году относится создание фотокиноархива. В 1929 году общесоюзным руководящим органом по архивному делу стал Центрархив при ЦИК СССР.

Тематика публикаций исторических источников в 20-е годы соответствует проблематике советской исторической науки. В первую очередь публиковались материалы по истории революционного движения и истории партии, документы, характеризующие положение трудящихся и раскрывающие антинародный характер внутренней и внешней политики в эпоху империализма.

Интерес к революционному движению и его идеологии простирался до их истоков. В 1922 году был издан исправленный текст «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева и другие его произведения. В связи с 150-летием крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева вышло трехтомное собрание документов «Пугачёвщина» (1926 – 1931). К 100-летию восстания декабристов Центрархив решил полностью опубликовать их следственные дела в серии «Восстание декабристов» (1926 – 1931. Т. 1 – 6, 8). Восьмой том содержит «Алфавит декабристов». Переписка декабристов издавалась Академией наук в 3 томах (1926).

Традицией стало издание сочинений и мемуаров видных деятелей революционного движения. Интерес представляет Полное собрание сочинений и писем А. И. Герцена (1919 – 1925), переиздание Полного собрания сочинений Н. Г. Чернышевского. В 1926 – 1928 годах вышли три тома материалов о петрашевцах: программные документы, показания, воспоминания. Активно публиковались сочинения и мемуары деятелей народничества – М. А. Бакунина, П. Л. Лаврова, П. Н. Ткачева, сборники документов народнических организаций.

Распространение марксизма в России и пролетарский этап освободительного движения отражены в Собрании сочинений Г. В. Плеханова (1923 – 1927), в 6-томной публикации архива группы «Освобождение труда», осуществленной Л. Г. Дейчем (1924 – 1927), в воспоминаниях участников рабочего движения В. Г. Герасимова. П. А. Моисеенко, М. П. Сквери, в сборниках типа «От группы Благоева к “Союзу борьбы”» (1921), «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (1921).

Десятки сборников материалов были посвящены первой русской революции, среди них пятитомная серия «1905: Материалы и документы» (1926 – 1928) с источниками по стачечному, аграрному и профсоюзному движению, а также печати Советов 1905 года. Ещё большее число сборников, в центре и на местах, посвящалось Октябрьской революции. Необходимо назвать серию «1917 год в документах и материалах», подготовленную Центрархивом к 10-летию Октября. Сюда вошли сборники документов о рабочем движении, фабзавкомах, крестьянском движении, разложении царской армии, о большевизации Петроградского гарнизона. В 1927 – 1930 годах Центрархив издавал также протоколы, стенограммы и другие материалы съездов Советов. Институт Советского строительства и права, составил сборник документов о Советах в Октябре и в эпоху «военного коммунизма» (Ч. 1. П., 1928).

Важные задачи решали публикации материалов, раскрывающие характер внутренней и внешней политики самодержавия в эпоху империализма. В 1917 – 1918 годах было издано семь выпусков «Сборника секретных документов из архива бывшего Министерства иностранных дел». Кризис самодержавия в годы первой мировой войны отразило 7-томное издание «Падение царского режима» (1924 – 1927), куда вошли показания царских министров и сановников в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства лета 1917 года.

Резко отличалась по тематике источниковедческая и археографическая работа в Академии наук, публиковались новые тексты «Русской Правды», переиздавались русские летописи, вышло учебное издание «Повести временных лет».

РОЗЫСК И ПУБЛИКАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ КЛАССИКОВ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА
Потребность в изучении и усвоении марксизма-ленинизма уже в декабре 1920 году побудила ЦК РКП (б) организовать «первый в мире музей по марксизму», на основе которого в 1922 году было создано самостоятельное научно-исследовательское учреждение – Институт К. Маркса и Ф. Энгельса. В становлении уникального пропагандистского и научного центра такого рода решающую роль сыграли теоретики большевизма В. И. Ленин, В. В. Адоратский, В. А. Быстрянский И. И. Скворцов-Степанов, Д. Б. Рязанов. Перед Институтом стояли задачи собирания документов и материалов по истории марксизма, а также издания произведений К. Маркса и Ф. Энгельса. Институт был признан единственным хранилищем оригинальных документов классиков марксизма. К 1930 году было собрано 55 тысяч фотокопий документов, представлявших исторические, философские экономические и политические работы К. Маркса и Ф. Энгельса, а также многие подлинники рукописей. В Архив вошли документы и материалы по истории социалистического и рабочего движения на Западе, по истории развития философской, экономической и общественной мысли, современной истории рабочего класса и политических партий Европы, США и стран Востока.

В 1923 году Институт приступил к систематическому изданию сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, выпуску сочинений Л. Фейербаха и К. Каутского. Были изданы I, II, X и XI тома, включавшие статьи, письма и корреспонденции родоначальников марксизма 1837 – 1844 и 1852 – 1855 годов4[4]. Позднее издавались сочинения П. Лафарга, Гегеля, собрание сочинений Г. В. Плеханова в 24 томах5[5]. Решение XIII съезда ВКП (б) «Об издании сочинений К. Маркса и Ф.Энгельса» переключило центр внимания на подготовку полного собрания их сочинений, эта работа планировалась на 1929 – 1932 годы. Вышло же оно в течение 1928 – 1946 годов в 29 томах (33 книгах).

Издания Института группировались в тематические серии: «Библиотека научного социализма», «Библиотека материализма, «Классики социализма», «Классики политической экономии», «Классики политической мысли». Собирались материалы для биографий К. Маркса и Ф. Энгельса, составлялась библиография их произведений. Институт имел свои печатные органы - «Архив К. Маркса и Ф. Энгельса» (1924) и «Летопись марксизма» (1926).

В 1923 – 1924 годах после публикации в «Правде» обращения ЦК ВКП (б) к членам партии, имевшим на руках ленинские материалы, началась организация Института и архива В. И. Ленина. В 1921 году в Институте хранилось уже около 21 тысячи документов, он был признан единственным хранилищем рукописей В. И. Ленина и документов, имеющих отношение к его деятельности. Официальное открытие Института В. И. Ленина состоялось в мае 1924 года. Институт должен был заниматься сбором Ленинских материалов, созданием архива, библиотеки и музея, а также подготовкой и изданием собраний сочинений вождя мирового пролетариата. В создании и деятельности Института заметную роль сыграли Н. К. Крупская, И. И. Скворцов-Степанов (директор в 1926 – 1928 годах), А. С. Бубнов, В. В. Адоратский, М. Н. Покровский, М. И. Ульянова. С 1 января 1925 года трудящиеся могли посещать Музей В. И. Ленина. Активный сбор материалов (ленинские рукописи обменивались на историко-художественные ценности и рассматривались как бесценный исторический памятник) и разработка архива позволили с 1924 года начать периодическую публикацию документов В. И. Ленина: до 1931 года было опубликовано 18 томов «Ленинского сборника», включавшего черновики планы и рабочие записи.

Первое издание сочинений основателя Советского государства в 20 томах (26 книгах) осуществлялось Истпартом в 1920 – 1926 годах. После объединения Истпарта и Института Ленина в единое учреждение (1928) – Институт В. И. Ленина при ЦК ВКП (б) – расширился круг решаемых Институтом задач. Объединенный Институт должен был изучать жизнь и деятельность В. И. Ленина, научно разрабатывать проблемы ленинизма, а также истории ВКП (б) и Коминтерна. Библиотека Института была признана центральным книгохранилищем партии. К 1930 году она имела свыше 140 тысяч книг и журналов, около 5 тысяч комплектов газетного фонда, единственную по своему богатству коллекцию подпольных изданий книг, листовок и периодики. На базе Института в 1928 году был создан Центральный партийный архив (ЦПА) с 26 филиалами. К началу 1930 года в нем хранилось около 70 тысяч документов, в том числе свыше 24 тысяч ленинских.

В 1932 – 1933 годах Институт закончил выпуск второго и третьего изданий сочинений В. И. Ленина, осуществлявшийся параллельно с 1925 года. Различались они качеством бумаги и внешним оформлением. Сравнительно с первым изданием новые, 30-томные, включили около 1300 неопубликованных ранее произведений, из них 500 писем. Публиковались также протоколы партийных съездов и конференций, стенограммы съездов Коммунистической партии.

В 1931 году в целях «объединения работы по изданию сочинений Маркса, Энгельса и Ленина и для разработки вопросов марксизма-ленинизма и истории их развития» был организован единый Институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП (б). Институт продолжил традицию разработки истории марксизма, его интерпретации и пропаганды в ущерб развитию других отраслей исторической науки.


  1   2   3   4   5   6   7


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации