Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике - файл n1.doc

приобрести
Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике
скачать (1639.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1640kb.19.09.2012 09:09скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Глава 5. ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ

УСЛУГ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ
§ 1. Договорные обязательства по оказанию услуг

по передаче электроэнергии
В условиях реформирования отрасли и раздельного осуществления монопольных и конкурентных видов деятельности в электроэнергетике оказание различного рода услуг субъектам оптового и розничных рынков становится не менее важным, чем деятельность по производству и реализации электроэнергии. Этим объясняется то, что в организованную систему договоров оптового рынка электроэнергии помимо договоров, направленных на реализацию электроэнергии, включаются также договоры оказания услуг субъектам оптового рынка.

В систему услуг, оказываемых субъектам оптового и розничных рынков электроэнергии, включаются услуги, составляющие часть технологически единого процесса электроснабжения и направленные на создание возможности надлежащего исполнения обязательств по реализации электроэнергии (услуги по передаче электроэнергии, по осуществлению технологического присоединения, по предоставлению межсистемных связей), а также системные услуги, обеспечивающие надежность функционирования ЕЭС России.

В соответствии с законом деятельность в сфере сетевого хозяйства может осуществляться на двух уровнях: национальном и территориальном. Национальный уровень электросетевого хозяйства представлен единой национальной (общероссийской) электрической сетью, для сохранения, укрепления и обеспечения единства технологического управления которой было предусмотрено создание ОАО "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы", выполняющего функции организации по управлению ЕНЭС.

Согласно Концепции стратегии РАО "ЕЭС России" на 2003 - 2008 гг. помимо ФСК на национальном уровне соответствующие услуги будут оказывать семь межрегиональных магистральных сетевых компаний (далее - ММСК) с участием ФСК и государства <1>, а также выделяемые из АО-энерго магистральные сетевые компании (далее - МСК). По завершении всех организационных процедур ФСК должна была стать холдинговой структурой, имеющей в собственности большую часть имущества ЕНЭС, а также пакеты акций дочерних компаний (ММСК), являющихся собственниками другой части имущества, относящегося к ЕНЭС. Однако в соответствии с решением Совета директоров РАО "ЕЭС России" от 25.02.2005 запланировано создание единой ММСК (ОАО ММСК "Центр"), которая объединит объекты ЕНЭС, переданные из всех АО-энерго, и основным акционером которой станет ФСК <2>. По окончании реформ в отрасли должен быть установлен полный корпоративный контроль государства над ФСК (п. 2 ст. 8 ФЗ "Об электроэнергетике") <3>.

--------------------------------

<1> См.: распоряжение Правительства РФ от 29.12.2003 N 1939-р // Собрание законодательства РФ. 2004. N 1. Ст. 98.

<2> http://www.rao-ees.ru.

<3> Целесообразность увеличения доли государства в уставном капитале ФСК с 52 до 75% плюс одна голосующая акция ставится под сомнение в литературе (см.: Школьников А. Закон "Об электроэнергетике": экономический анализ // Энергорынок. 2004. N 2. С. 35).
Отметим, что Директива ЕС от 19.12.2001 N 96/92/ЕС не устанавливает обязательного требования о создании независимой транспортной компании. Так, в Германии в ходе реформы электроэнергетики был отвергнут принцип выделения сетевого бизнеса для формирования единой национальной сетевой компании во избежание создания монополии. Поэтому сети в Германии остались в собственности энергокомпаний <1>.

--------------------------------

<1> См.: Германский опыт реформ в электроэнергетике // Восточно-Казахстанская энергетическая газета. 2002. Нояб. N 4(4).
В России на территориальном уровне услуги будут оказывать АО-энерго и выделяемые в ходе их реорганизации распределительные сетевые компании (далее - РСК), которые в перспективе предполагается объединить в холдинговые компании - межрегиональные распределительные сетевые компании (далее - МРСК) <1>. Сфера их функционирования определяется по методу исключения: все объекты сетевого хозяйства, не относящиеся к ЕНЭС, относятся к категории территориальных <2>.

--------------------------------

<1> См.: Раппопорт А. Все проблемы преодолимы // Энергорынок. 2004. N 9. С. 13.

<2> См. определение территориальной сетевой организации в ст. 3 ФЗ "Об электроэнергетике".
Оказание услуг по передаче электроэнергии осуществляется на основе договора возмездного оказания услуг (п. 2 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике"). На основе положений закона можно выделить следующие особенности данного договора.

Прежде всего, в силу прямого указания закона этот договор является публичным (п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике") <1>. Указанная особенность рассматриваемого договора обусловлена в первую очередь монопольным характером деятельности по передаче электроэнергии. Публичный характер рассматриваемых договоров обеспечивает реализацию принципа недискриминационных условий для осуществления предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 6 ФЗ "Об электроэнергетике"), а также одного из важнейших принципов организации розничных рынков, в соответствии с которым субъектам рынков предоставляется свобода выбора контрагентов по договорам (п. 2 ст. 37 ФЗ "Об электроэнергетике").

--------------------------------

<1> Отметим, что Правительством РФ должны быть утверждены правила заключения и исполнения публичных договоров на оптовом и розничных рынках электрической энергии. См.: План мероприятий по реформированию электроэнергетики на 2005 - 2006 гг. (утв. распоряжением Правительства РФ от 27.06.2003 N 865-р) // Собрание законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. II). Ст. 2835.
Последний принцип конкретизируется в положении закона о недопустимости дискриминации потребителей по основаниям, связанным с выбором поставщиков (абз. 3 п. 2 ст. 37 ФЗ "Об электроэнергетике"). Как представляется, данное требование закона связано в первую очередь с тем, что в течение переходного периода данные услуги будут предоставляться также нереструктурированными субъектами рынков - АО-энерго, с которыми также будут заключаться договоры о передаче электроэнергии <1>.

--------------------------------

<1> См.: Стародубцева Е. 100 дней игры по новым правилам // Энергорынок. 2004. N 2. С. 15.
Однако в связи с усложнением отношений в сфере электроснабжения требование законодательства об обеспечении недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии <1> далеко не всегда находит отражение в правоприменительной практике. Например, ФАС Московского округа рассматривался иск о понуждении заключить договор оказания услуг по передаче электроэнергии <2>. В данном деле истец (ГУП "Мосгорэнерго") заключил с третьим лицом (ГУП "Экотехпром") договор, согласно которому ГУП "Экотехпром" вырабатывает электроэнергию, которая реализуется ГУП "Мосгорэнерго" абонентам. Поскольку генерирующие мощности ГУП "Экотехпром" подсоединены к сетям ОАО "Мосэнерго", истец обратился к этой организации с предложением о заключении договора оказания комплексных услуг по передаче электроэнергии по сетям ответчика. Ответчик от заключения договора отказался, что послужило причиной обращения истца в суд. Однако суд первой инстанции отказал в иске по тому основанию, "что не может быть два договора подачи электрической энергии с одним и тем же потребителем". Как представляется, в данном случае имели место два разных по своему содержанию правоотношения: обязательства из договора энергоснабжения у третьего лица с ответчиком и отношения по передаче электроэнергии, не связанные с договором энергоснабжения. Поэтому суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 3 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг недискриминационный доступ к услугам по передаче электрической энергии предусматривает обеспечение равных условий предоставления указанных услуг их потребителям независимо от организационно-правовой формы и правовых отношений с лицом, оказывающим эти услуги. См.: Постановление Правительства РФ от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии).

<2> См.: Постановление ФАС Московского округа от 20.01.2004 по делу N КГ-А40/11186-03 // СПС "КонсультантПлюс".
В соответствии с законом деятельность по передаче электроэнергии осуществляется в условиях естественной монополии (п. 1 ст. 22 ФЗ "Об электроэнергетике"; п. 2 ст. 4 ФЗ "О естественных монополиях" <1>). Поэтому в соответствии с п. 35 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии цена (тариф на услуги) в данном договоре подлежит государственному регулированию. Тариф на эти услуги устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в роли которого выступает ФСТ <2>. При этом важно отметить, что условие о цене не является существенным условием данного договора.

--------------------------------

<1> В соответствии с ФЗ от 26.03.2003 N 39-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О естественных монополиях" в перечень видов деятельности естественно-монопольного характера была включена деятельность по оказанию услуг по передаче электрической энергии (Собрание законодательства РФ. 2003. N 13. Ст. 1181).

<2> См.: Постановление ФЭК РФ от 23.10.2002 N 72-э/3 "Об утверждении Методических указаний по расчету размера платы за услуги по передаче электрической энергии по единой национальной электрической сети" // Российская газета. 25.12.2002. N 241.
Другой характерной чертой рассматриваемого договора является установление в законе и Правилах недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии ряда условий (предварительных требований), соблюдение которых необходимо для его заключения. Для потребителей электроэнергии, заключающих договор оказания услуг по передаче электроэнергии, обязательными условиями заключения этого договора являются осуществление технологического присоединения их энергоустановок к сетям сетевой компании (п. 1 ст. 9 ФЗ "Об электроэнергетике"), а также наличие у них энергопринимающих устройств (п. 6 Правил). Если договор транспортировки электроэнергии заключается продавцом электроэнергии в пользу покупателя, то этот договор может быть заключен до выполнения покупателем указанных условий (п. 10 Правил). Вместе с тем следует отметить, что соблюдение технических предпосылок заключения договора обеспечивает возможность надлежащего исполнения сетевой организацией своих обязательств по договору.

Исходя из нормы п. 11 вышеуказанных Правил можно сделать вывод о том, что предметом договора оказания услуг по передаче электроэнергии является комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей <1>. Одновременно данная норма позволяет определить природу рассматриваемого договора как возмездного, консенсуального и двустороннего. Представляется, что предмет данного договора соответствует господствующему в цивилистической доктрине пониманию предмета договора возмездного оказания услуг как определенных действий, направленных на достижение результата, который не имеет вещественного содержания <2>. Как указывал Г.П. Савичев, энергоснабжение представляет собой специальный вид транспортировки продукции <3>, в связи с чем наиболее точно содержание рассматриваемой услуги раскрывается через понятие "транспортировка электроэнергии", которое получает распространение в специальных источниках <4>.

--------------------------------

<1> В классификации по признаку направленности услуг данные услуги относятся к материальным, поскольку направлены на перемещение в пространстве предмета материального мира (см.: Кротов М.В. Обязательства по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990. С. 5 - 12).

<2> См.: Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг // Собр. науч. трудов Свердловского юрид. ин-та. Вып. 3. С. 151 - 152.

<3> См.: Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 34.

<4> См., напр.: Долгополов Д. Перспективы розничных рынков электроэнергии (критический анализ) // http://www.energotrade.ru.
А.М. Шафир при оценке природы данных отношений приходит к выводу о том, что "по своим условиям эти договоры следует отнести к договорам перевозки" <1>. В пользу такого вывода свидетельствует то обстоятельство, что для рассматриваемого договора, как и для договора перевозки, характерно пространственное перемещение определенных товаров, объекта этого договора. И все же отнесение данного договора к договорному типу перевозки едва ли возможно в силу следующих соображений.

--------------------------------

<1> Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий (правовые аспекты). С. 8.
В Правилах недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии достаточно подробно раскрываются права и обязанности сторон рассматриваемого договора, а также его существенные условия (п. п. 12 - 14). Основной обязанностью сетевой организации по данному договору является обеспечение передачи электроэнергии, соответствующей определенным в договоре количественным и качественным параметрам, на энергопринимающие устройства потребителя услуг.

Исполнение указанной обязанности сетевой организации производится весьма специфическим способом, что составляет один из видообразующих признаков рассматриваемого договора. Для оценки содержания указанной обязанности необходимо вспомнить рассмотренные ранее свойства электроэнергии, значимые с точки зрения права.

Как было показано выше, электроэнергия не является вещью и в отличие от большинства других товаров не может перемещаться, как физическая субстанция. Электроэнергия представляет собой постоянно движущийся поток электронов <1>, при этом движение этих электронов производится вне зависимости от воли или действий человека. Поскольку электроэнергия представляет собой материю в движении, ее передвижение охватывается сущностной природой как особого рода субстанции. Поэтому можно сказать, что электроэнергия фактически перемещается сама при создании необходимых для этого условий. Сетевой организации не нужно предпринимать каких-либо конкретных действий по обеспечению ее транспортировки, подобных действиям транспортной организации в договоре грузовой перевозки.

--------------------------------

<1> См.: Гельман М.М. Как уберечь электроснабжение страны от чумы реформирования: Рекомендации для губернаторов и потребителей по установлению контроля над РАО "ЕЭС России" // Промышленные ведомости. 2005. N 1.
Содержанием обязанности сетевой организации по договору является лишь обеспечение необходимых условий перемещения электроэнергии по электросети. Исходя из этого, исполнение обязанностей сетевой организации производится посредством обеспечения доступа к сети для субъекта электроэнергетики, заключившего договор, а также поддержания технически исправного, надлежащего эксплуатационного состояния сетей, иных технических средств и оборудования. Названные условия являются взаимосвязанными: при отсутствии одного из них другое теряет смысл. Вместе с тем трудно согласиться с мнением авторов комментария к ФЗ "Об электроэнергетике", которые полагают, что "услуга по передаче электрической энергии в действительности является услугой по предоставлению сетевого имущества в пользование..." <1>. Основываясь на терминологии ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", в соответствии с которым лицензированию подлежит деятельность по эксплуатации электрических сетей <2>, авторы комментария предлагают раскрывать содержание рассматриваемой обязанности сетевой организации через понятие "эксплуатация электрических сетей" <3>. Таким образом, в их трактовке взаимоотношения сторон строятся по типу договора аренды.

--------------------------------

<1> Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике" / Под общ. ред. В.Ю. Синюгина. С. 84.

<2> Аналогичная терминология используется в Постановлении Правительства РФ от 28.08.2002 N 637 "О лицензировании деятельности в области эксплуатации электрических и тепловых сетей, транспортировки, хранения, переработки и реализации нефти, газа и продуктов их переработки" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 36. Ст. 3476.

<2> См.: Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике" / Под общ. ред. В.Ю. Синюгина. С. 63 - 64.
В современном русском языке слово "эксплуатация" понимается как использование чего-либо в непосредственной работе, в практическом, производственном применении <1>. В рассматриваемом случае содержанием деятельности по эксплуатации электросетей является обеспечение их соответствия надлежащим эксплуатационным характеристикам, что делает возможной передачу электрической энергии на энергопринимающие устройства потребителя услуг. Вместе с тем, исходя из указанных в Правилах недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии прав и обязанностей сторон договора, содержание сетей в надлежащем эксплуатационном состоянии производит сетевая организация, а не услугополучатель. Таким образом, становится очевидным, что деятельность по эксплуатации сетей по рассматриваемому договору обязана осуществлять сетевая организация, поэтому данный договор не может рассматриваться как арендный.

--------------------------------

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1990. С. 904.
Важно отметить, что в отношениях по договору транспортировки электроэнергии участвуют три лица - покупатель электроэнергии, ее продавец и сетевая организация. Однако данная особенность этих отношений не может свидетельствовать о том, что такой договор является трехсторонней сделкой. В Правилах недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии рассматриваемый договор сформулирован как двусторонний.

Вместе с тем Правилами предусматривается возможность заключения договора с сетевой организацией продавцом электроэнергии (п. п. 6, 10, 20). Обязанность заключить договор транспортировки электроэнергии с сетевой организацией может возлагаться на продавца электроэнергии в силу закона или договора <1>. Несмотря на то что Правила не содержат специальных указаний о том, каким образом будут распределяться права и обязанности участников данного правоотношения, представляется, что положение заказчика услуги (продавца электроэнергии) и потребителя электроэнергии, которому предоставляются данные услуги, в рамках договора транспортировки электроэнергии будет различным. При этом становится неопределенным характер взаимодействия сетевой организации и потребителя электроэнергии в данной ситуации. Думается, что характер этого взаимодействия должен определяться исходя из того, что по своей конструкции такой договор является договором в пользу третьего лица (ст. 430 ГК). Данный вывод следует из содержания норм п. п. 10, 20 Правил.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см. в § 3 гл. 4 настоящей работы.
Таким образом, можно выделить следующие основные модели договорного регулирования транспортировки электроэнергии:

1) покупатель электроэнергии самостоятельно заключает договор с сетевой организацией. В соответствии с законом по общему правилу заказчиком услуги в данном договоре является покупатель электроэнергии <1>. Однако остается несколько неясным характер взаимоотношений сетевой организации с продавцом электроэнергии. Сложность данной ситуации обусловлена следующим. Несмотря на то что отношения указанных субъектов с потребителем электроэнергии строятся на основе двух различных договоров, по характеру своей деятельности они сталкиваются с необходимостью взаимодействовать между собой, поскольку только при этом условии становится возможным исполнение их обязательств перед потребителем. Поэтому указанное взаимодействие может быть охарактеризовано как взаимодействие должников покупателя электроэнергии по двум самостоятельным договорам.

--------------------------------

<1> Из формулировки п. 2 ст. 37 ФЗ "Об электроэнергетике" следует, что если соглашением сторон не предусмотрено иное, потребитель электроэнергии должен самостоятельно урегулировать вопросы транспортировки электроэнергии от ее продавца (производителя).
Представляется, что необходимое взаимодействие с сетевой организацией должно охватываться договорными обязательствами продавца электроэнергии по договору купли-продажи с потребителем электроэнергии. Данное взаимодействие может рассматриваться как исполнение дополнительной договорной (организационной по своей природе) обязанности, непосредственно вытекающей из основной обязанности продавца в договоре купли-продажи электроэнергии;

2) заключение договора транспортировки электроэнергии осуществляется продавцом электроэнергии с сетевой организацией в пользу третьего лица - покупателя электроэнергии (ст. 430 ГК);

3) заключение договора транспортировки электроэнергии осуществляется продавцом электроэнергии в рамках исполнения заключенного с покупателем договора комиссии или поручения, в котором покупатель электроэнергии выступает в роли комитента и поручителя соответственно.

По нашему мнению, при любой конструкции договора транспортировки электроэнергии услуги по передаче электроэнергии будут оказываться потребителю электроэнергии. По этой причине Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии нацелены в основном на регламентацию отношений сетевой организации и потребителя электроэнергии. В случае заключения данного договора продавцом электроэнергии в пользу ее покупателя представляется очевидным, что именно покупатель заинтересован в оказании данной услуги, поскольку заключение договора оказания услуг по транспортировке электроэнергии позволяет ему получить полезный эффект от потребления электроэнергии, которую он приобретает по договору купли-продажи.

Принимая во внимание приведенные доводы, невозможно согласиться с авторами комментария к ФЗ "Об электроэнергетике", которые полагают, что "потребителями услуг и плательщиками одновременно будут являться, образно говоря, субъекты, находящиеся на двух концах одного провода: производители и потребители электрической энергии" <1>.

--------------------------------

<1> Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике" / Под общ. ред. В.Ю. Синюгина. С. 98.
По справедливому замечанию Ю.Ю. Захарова, взаимосвязь между куплей-продажей электроэнергии и ее передачей по сетям необходима для сохранения стабильности отношений по энергоснабжению в условиях разделения видов деятельности в электроэнергетике <1>. Как отмечалось ранее, реализация электроэнергии потребителям и ее передача являются взаимосвязанными видами деятельности, опосредующими технологически единый процесс электроснабжения. Без оказания услуг по передаче электроэнергии ее реализация становится невыполнимой.

--------------------------------

<1> См.: Захаров Ю.Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. С. 67.
В новом законодательстве прослеживается тенденция на регламентацию взаимодействия продавца электроэнергии и сетевой компании при нарушении покупателем своих обязательств по оплате электроэнергии. Однако эта регламентация построена в основном на ограничительных указаниях закона и не предусматривает создания определенного механизма взаимодействия названных субъектов.

Так, законом устанавливается запрет на расторжение договоров купли-продажи (поставки) электроэнергии до момента надлежащего уведомления сетевой организации о намерении расторгнуть договор (абз. 5 п. 2 ст. 37 ФЗ "Об электроэнергетике"). По смыслу закона такое уведомление должно предшествовать расторжению договора купли-продажи (поставки) электроэнергии, которое становится возможным лишь с момента надлежащего уведомления сетевой организации. Данное правило представляется скорее неудачным, поскольку в данном случае имеет место очевидное противоречие принципу свободы договора, так как возможность прекращения обязательства сторон ставится в зависимость от воли третьего лица - сетевой компании. Более того, в законе не предусматривается никаких механизмов реализации данного положения, а также отсутствуют какие-либо санкции за нарушение указанного правила. В связи с этим юридическое значение подобного уведомления остается во многом неопределенным. Поэтому целесообразно, по нашему мнению, вместо указанного запрета установить информационную обязанность сторон договора снабжения электроэнергией по извещению сетевой компании о расторжении сторонами данного договора.

В новом законодательстве с очевидностью прослеживается ориентация в первую очередь на защиту интересов продавцов электроэнергии. Эта неоднозначная и в определенном смысле опасная с точки зрения последствий тенденция выразилась прежде всего в дополнении п. 2 ст. 546 ГК нормой, в соответствии с которой в случае нарушения покупателем обязательств по оплате энергии продавец имеет право прекратить или ограничить подачу энергии покупателю с соответствующим его предупреждением. Прекращение и ограничение подачи электроэнергии повлекут за собой изменение объема (количества) реализуемой покупателю электроэнергии за определенный учетный период, т.е. одного из существенных условий договора. Таким образом, указанная норма предоставляет продавцу право на одностороннее изменение условий договора уже при однократном нарушении покупателем порядка оплаты электроэнергии.

При этом необходимо иметь в виду, что новым законодательством продавцу электроэнергии (за исключением гарантирующих поставщиков) предоставляется право на отказ от заключения договора с конкретным покупателем, поскольку публичными признаются договоры, заключаемые только с гарантирующим поставщиком. И в этом случае покупатель лишен возможности понудить продавца к заключению договора в судебном порядке.

Более того, в п. 1 ст. 546 ГК содержится правило, предоставляющее продавцам возможность отказаться от исполнения договора в целом по основаниям, предусмотренным ст. 523 ГК. Из числа этих оснований к рассматриваемой ситуации могут применяться следующие: существенное нарушение договора покупателем и неоднократное нарушение сроков оплаты товаров. Иными словами, продавцу предоставляется право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора в целом, т.е. расторгнуть договор при неоднократном нарушении сроков оплаты электроэнергии покупателем.

Право на односторонний отказ от договора всегда рассматривалось в гражданском праве как исключение из общего правила. Определенное ограничение свободы сторон по использованию своих правомочий по договору может объясняться известной спецификой договорных отношений в электроэнергетике. Но даже в этой сфере подобные односторонние ограничения применялись в строго ограниченном числе случаев, к которым относилось правило п. 1 ст. 546 ГК. Однако новая норма п. 2 ст. 546 ГК предоставляет продавцам дополнительные рычаги воздействия на покупателей посредством законодательного наделения продавцов особыми правомочиями в рамках обязательственного правоотношения с покупателями, что является совершенно нехарактерным для гражданско-правовых договоров.

Таким образом, дополнительное расширение правомочий продавца представляется совершенно необоснованным и не имеет никакого отношения к реформированию электроэнергетики. Оно нарушает баланс интересов сторон договора и скорее всего приведет к произволу продавцов перед покупателями электроэнергии в исполнении договорных обязательств. По нашему мнению, для защиты интересов продавца вполне достаточно правила п. 1 ст. 546 ГК. В соответствии с буквальным толкованием этого правила уже после второго нарушения покупателем своих обязательств по оплате электроэнергии у продавца появляется право расторгнуть договор в одностороннем порядке. Но допускать произвол продавца в исполнении обязательств при первом же нарушении покупателем условий договора представляется недопустимым.

Признавая изначальную неудачность правила абз. 2 п. 2 ст. 546 ГК, вместе с тем приходится констатировать необходимость создания механизма взаимодействия сетевой организации и продавца электроэнергии в случаях нарушения покупателем своих обязательств по оплате электроэнергии, поскольку речь идет о действующей норме. В этой связи в литературе указывается на пробел в регулировании отношений между сетевой компанией и энергосбытовой организацией <1>. Вместе с тем законодательные положения, направленные на реализацию нормы п. 2 ст. 546 ГК, создают значительное количество теоретических и организационных проблем.

--------------------------------

<1> См.: Развитие бизнеса энергосбытов: информация из первых рук // Энергорынок. 2004. N 5. С. 13.
Рассмотренной норме ГК корреспондируют положения п. 2 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике". Согласно правилу абз. 2 этого пункта обязательным условием исполнения договора транспортировки электроэнергии сетевой организацией является надлежащее исполнение обязательств по договору купли-продажи электроэнергии. Тем самым исполнение обязательств сетевой организации по договору оказания услуг по передаче электроэнергии ставится в зависимость от исполнения другого договора, в котором сетевая организация не является стороной, что явно противоречит природе гражданско-правовых договоров. Вместе с тем становится очевидным, что данное правило оказывается невыполнимым без предоставления сетевой организации дополнительных возможностей для его применения. Поэтому законодатель предоставляет сетевой организации право приостанавливать подачу электроэнергии потребителю при нарушении им договорных обязательств по договору купли-продажи электроэнергии.

Представляется, что приведенные положения п. 2 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике" не создают целостного механизма взаимодействия сетевой организации и продавцов электроэнергии. Вместо этого законодатель предпочел поставить сетевую организацию в положение своеобразного арбитра в отношениях сторон договора о реализации электроэнергии, в котором сетевая организация не участвует. При этом остается неясным, почему вопрос о приостановке или ограничении подачи электроэнергии при нарушении потребителем обязательств по договору купли-продажи решает не продавец, а сетевая организация, которая только оказывает услуги по ее передаче. Думается, что предоставление подобных правомочий сетевой организации является оправданным лишь в случае нарушения покупателем своих обязательств по договору транспортировки электроэнергии (п. 24 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии).

При анализе данной ситуации Е.Л. Осипчук предлагает установить в законе обязанность энергосбытовой организации по направлению сетевой организации письменного уведомления о неисполнении покупателем своих обязательств по договору с энергосбытовой организацией <1>. Представляется, что возложение подобной обязанности на энергосбытовую организацию не только не позволит упорядочить регулирование данных отношений, но также необоснованно ограничит права энергосбытовой организации, предоставляемые ей по договору купли-продажи электроэнергии. Для продавца предъявление такого уведомления должно являться правом, а не обязанностью, поскольку продавец должен иметь возможность самостоятельно принимать решения о применении к должнику (покупателю) мер оперативного воздействия.

--------------------------------

<1> См.: Осипчук Е.Л. Договор энергоснабжения в системе договорных отношений на рынке электрической энергии России: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 183.
При разрешении указанной организационной проблемы необходимо, на наш взгляд, выделять две различные ситуации: заключение договора транспортировки электроэнергии продавцом и покупателем электроэнергии.

В случае самостоятельного заключения договора транспортировки электроэнергии покупателем представляется возможным возложить на сетевую организацию обязанность приостановить передачу электроэнергии покупателю при предъявлении продавцом соответствующего требования в письменной форме.

Е.Л. Осипчук полагает, что в случае направления необоснованного уведомления, вследствие которого сетевая организация отказалась от исполнения своих обязательств по договору оказания услуг по передаче электрической энергии, ответственность перед потребителем должна нести энергосбытовая организация <1>. Однако, как представляется, в данном случае ответственность энергосбытовой организации должна возникать не в связи с подачей необоснованного уведомления сетевой организации, а в результате нарушения обязательств из договора с потребителем, поскольку подача подобного уведомления должна расцениваться как отказ от исполнения обязательств из договора купли-продажи электроэнергии. При этом, принимая во внимание принцип раздельной ответственности участников рассматриваемых отношений (п. 1 ст. 38 ФЗ "Об электроэнергетике"), в случае направления необоснованного уведомления ответственность перед покупателем должен нести продавец.

--------------------------------

<1> См.: Там же.
Очевидно, что при заключении покупателем отдельных договоров с продавцом и сетевой организацией принцип раздельной ответственности должен распространяться на все случаи прекращения подачи электроэнергии. Поэтому продавец должен освобождаться от ответственности, если прекращение подачи электроэнергии стало результатом действий сетевой организации и не было связано с нарушением продавцом своих обязательств перед покупателем (п. п. 24 - 26 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии).

Однако, если договор транспортировки электроэнергии заключается с сетевой организацией ее продавцом, целесообразно предоставить сторонам указанного договора возможность самим предусмотреть в договоре порядок взаимодействия при нарушении покупателем своих обязательств по договору купли-продажи электроэнергии. Отметим, что данная структура договора транспортировки электроэнергии не будет исключать ответственность продавца во всех случаях приостановления сетевой организацией подачи электроэнергии покупателю, поскольку продавец в этой ситуации будет нести ответственность перед покупателем за действия третьих лиц в соответствии со ст. 403 ГК.

С транспортировкой электроэнергии тесно связано еще несколько видов деятельности, в которых применяется договорное регулирование.

Как уже отмечалось, исполнение обязанностей сетевой организации по договору транспортировки электроэнергии осуществляется посредством обеспечение доступа к электросети. Для получения этого доступа необходимым является осуществление технологического присоединения, которое всегда предшествует и является обязательной предпосылкой заключения договора транспортировки электроэнергии (п. п. 6, 10 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии).

С правовой точки зрения технологическое присоединение должно быть правомерным и надлежащим <1>. Понятие правомерности заключается в том, что присоединяющееся к сетям лицо должно в установленном порядке получить согласие на это собственника или законного владельца сетей. Надлежащее присоединение выражается в соответствии его технических характеристик установленным техническим правилам и нормативам.

--------------------------------

<1> См.: Захаров Ю.Ю. Правовые аспекты реформирования электроэнергетики. С. 43.
Согласно действующему законодательству осуществление технологического присоединения к электросетям новых объектов участников рынков оформляется посредством отдельного договора, заключаемого участником рынка с сетевой организацией. По этому договору сетевая организация обязуется совершить комплекс технических мероприятий по присоединению к сети энергоустановок данного участника рынка, а последний обязуется выполнить ряд технических условий (которые могут рассматриваться как технические предпосылки договора) и оплатить указанную услугу сетевой организации по тарифу, устанавливаемому ФСТ и региональными энергетическими комиссиями.

Представляется, что по своим юридическим признакам данный договор должен рассматриваться как самостоятельная разновидность договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК). Предметом данного договора является осуществление действий, направленных на достижение определенного положительного эффекта нематериального характера - обеспечение для субъекта доступа к сети. Такая деятельность может рассматриваться как разовая услуга, оказание которой дает возможность для субъекта рынка участвовать в обороте электроэнергии.

Вместе с тем услуги по технологическому присоединению нельзя смешивать с услугами по передаче электроэнергии, на что неоднократно указывал законодатель (абз. 3, 4 п. 1 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике"). Учитывая существование функциональных различий данных видов деятельности, их осуществление оформляется посредством заключения самостоятельных договоров. Так, действие договора на технологическое присоединение прекращается его исполнением, т.е. осуществлением присоединения и его однократной оплатой. В соответствии с этим расторжение договора транспортировки электроэнергии не влечет отсоединения энергопринимающего устройства потребителя от электросети (п. 28 Правила оказания услуг по передаче электроэнергии).

Положения законодательства дают возможность рассматривать договор об осуществлении технологического присоединения как публичный <1>. Только при подобном подходе законодателя становятся возможными формирование конкурентной среды на рынках электроэнергии и обеспечение недискриминационных условий для всех участников рынка.

--------------------------------

<1> В соответствии с п. 6 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям (утв. Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861) заключение рассматриваемого договора является обязательным для сетевой организации. При этом в п. 1 ст. 26 ФЗ "Об электроэнергетике" устанавливается, что любые юридические и физические лица имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств к электросетям при наличии технической возможности для этого и соблюдении ими установленных правил такого присоединения.
В числе иных видов деятельности, направленных на техническое обеспечение функционирования участников рынков электроэнергии, необходимо назвать оказание им ремонтных и сервисных услуг, а также деятельность в сфере научно-проектного комплекса. Очевидно, что данные виды деятельности, направленные на обслуживание оборота электроэнергии, будут осуществляться на основе договоров, заключаемых с участниками рынков.

В рамках целевой структуры электроэнергетики предполагается формирование рынка сервисных и ремонтных услуг. В соответствии со стратегией РАО "ЕЭС России" на 2003 - 2008 гг. (стратегия "5 + 5") <1> этот рынок должен быть сформирован до завершения формирования конкурентного рынка электроэнергии. Целями реформирования ремонтных видов деятельности являются повышение эффективности основного бизнеса энергокомпаний и развитие конкурентных рыночных отношений в сфере ремонтов и техперевооружения. Наряду с ремонтными компаниями, образуемыми в ходе реформирования ремонтных видов деятельности АО-энерго и АО-электростанций, ремонтные услуги в электроэнергетике будут предоставлять производители энергооборудования, инжиниринговые компании широкого профиля и другие независимые участники рынка ремонтных работ.

--------------------------------

<1> http://www.rao-ees.ru.
Реформирование научно-проектного комплекса ориентировано на создание компаний, осуществляющих инжиниринговую деятельность для предприятий электроэнергетики и других отраслей промышленности. Предполагается создание шести региональных научно-технических центров, а также Инженерного центра ЕЭС <1>.

--------------------------------

<1> Стратегия реформирования отрасли // Энергетик. 2004. N 9. С. 2 - 3.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Глава 5. ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ОКАЗАНИЮ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации