Володина М.Н. Язык средств массовой информации - файл n1.doc

приобрести
Володина М.Н. Язык средств массовой информации
скачать (13076 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc13076kb.19.09.2012 09:01скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

Филологический факультет

Учебное пособие для вузов



ЯЗЫК

СРЕДСТВ

МАССОВОЙ

ИНФОРМАЦИИ


Москва

Альма Матер 2008

Академический проспект

УДК 80/81 ;659 Рецензенты:

ББК81;76.0 д-р филол. наук, профессор МЛ. Ремнёва

Я41 д-р филол. наук, профессор ЯМ. Засурский

Печатается по постановлению

Редакционно-издательского совета

филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Ответственный редактор:

д-р филол. наук, профессор М.Н. Володина
Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов/ Под ред - М.Н. Володиной. — М.:;Академический Проект; Альма Матер, 2008. — 760 с.

—(Gaudeamus). ISBN 978-5-8291-0991 -2

(Академический Проект) ISBN 97(5-5-902766-64-3 (Альма Матер)


Пособие адресовано студентам и аспирантам универси­тетов, а также всем, кто интересуется языком массовой информации.

В первом разделе пособия рассматриваются основные направления в изучении языка СМИ (собственно лингвисти­ческий, риторический, герменевтический, психолингвистический, лингвопрагматический, социологический, юридический и культурологический аспекты). Особое внимание уделяется семиотическому и когнитивно-дискурсивному подходам к анализу текстов массовой коммуникации.

Второй раздел посвящен изучению активных инноваци­онных процессов в сфере функциональных стилей русско­го языка, иностранных масс-медиа, проблеме перевода текс­тов СМИ, а также текстам политического дискурса.

В третьем разделе исследуются особенности языка кон­кретных каналов массовой коммуникации. Наряду с анали­зом языка печати в пособии рассматриваются: специфика языка кино, особенности радио- и телеязыка, а также язык рекламы и Интернета.

Четвертый раздел пособия посвящен обучению навыкам работы с текстами массовой коммуникации. Имеется в виду деятельность в сфере печатных СМИ, теле- и радиовеща­ния, в области рекламы, PR-деятельности, практика литературного редактирования. УДК 80/81;659

ББК ai;76.D

©Коллектив авторов, 2007

©Оригинал-макет, оформление.

Академический Проект, 2008

ISBN 978-5-8291 -0991-2

ISBN 978-5-902766-64-3


СОДЕРЖАНИЕ

От редактора.........................................................................................3

Введение

М.Н. Володина. Язык СМИ — основное средство воздействия на массовое сознание.............................................6

I. ЯЗЫК СМИ КАК ОБЪЕКТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ..............................................................................25

Язык массовой коммуникации - особый язык социального

взаимодействия................................................................................27

М.Н.Володина.................................................................................27

Семиотический аспект изучения языка СМИ............................48

Ю. С. Степанов. Основные законы семиотики: объективные

законы устройства знаковых систем (синтактика).................49

В.З. Демьянков. Семиотика событийности в СМИ..................71

Е.Ю. Калинина. О семиотике средств массовой коммуникации (на основе концепции У. Эко).........................86

Герменевтический аспект языка СМИ........................................99

Ю.Д. Артамонова, В.Г. Кузнецов.................................................99

Риторический аспект языка СМИ...............................................118

А А. Волков. Филология и риторика массовой информации.....118

Психолингвистический аспект исследования языка СМИ.... 133

А.А. Леонтьев. Психология воздействия в массовой

коммуникации.............................................................................133

А.А. Леонтьев. Психолингвистические особенности

языка СМИ................................................................................... 146

В. Ф. Петренко. Психосемантика массовых коммуникаций .... 170

Когнитивный аспект исследования языка СМИ......................183

Е.С. Кубрякова, Л.В. Цурикова. Вербальная деятельность

СМИ как особый вид дискурсивной деятельности...............183

О.В. Александрова. Язык средств массовой информации

как часть коллективного пространства общества.................210

Лингвопрагматический аспект анализа языка СМИ..............221

И.М.Кобозева..............................................................................221

Социологический аспект изучения языка СМИ.......................237

Л.Н. Федотова. Контент-анализ в арсенале социологии ..,. 237

Культурологический аспект исследования языка СМИ.........248

Ю.Д. Артамонова. Текст СМИ в современной культуре:

опыт философского анализа.....................................................248

А.А. Костикова. Тендерные аспекты новейшей философии языка и их значение для современных исследований СМИ ... 264

Специфика межкультурной коммуникации в текстах СМИ... 275

АН. Качалкин. Роль СМИ в межнациональном общении.

Менталитет и речевой этикет нации......................................275

ТА. Комова. Речевые стереотипы и речевое поведение......284

Средства массовой коммуникации как зеркало поп-культуры... 295

В.В.Миронов.................................................................................295

Юридический аспект изучения языка СМИ.............................316

Е.А. Войниканис. Язык СМИ: правовые проблемы.................316

II. ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЯЗЫКА СМИ.........327

Язык СМИ в аспекте устной и письменной речи....................329

Е.А. Брызгунова. Связь внутренних законов языка

с нормой устной и письменной речи......................................329

О.В. Александрова. Соотношение устной и письменной

речи иязык СМИ........................................................................337

Место СМИ в системе функциональных стилей.....................349

А.А. Липгарт. К проблеме языковедческого описания

публицистического функционального стиля.........................349

О.Н. Григорьева. Публицистический стиль в системе

функциональных разновидностей языка...............................355

М.Э. Конурбаев. Критерии выявления публицистических жанров..........................................................................................366

Язык СМИ и тексты политического дискурса..........................374

В.З. Демьянков. Интерпретация политического дискурса

в СМИ............................................................................................374

А.Н. Баранов. Политическая метафорика публицистического

текста: возможности лингвистического мониторинга.........394

Д.Б. Гудков. Прецедентные феномены в текстах

политического дискурса............................................................401

А.П. Чудинов. Когнитивно-дискурсивное исследование

метафоры в текстах СМИ..........................................................419

О.Н. Григорьева. Закон в зеркале СМИ...................................436

Проблемы перевода текстов СМИ..............................................443

А.С. Микоян...................................................................................443

Стилистические особенности языка СМИ................................456

Г.Я. Солган ик. Стилистика публицистической речи..............456

III. ЯЗЫК КОНКРЕТНЫХ КАНАЛОВ КОММУНИКАЦИИ.....469

Язык печати.....................................................................................471

Г.Я. Солганик. О языке и стиле газеты.............................;........471

Н.И. Клушина. Особенности публицистического стиля.........479

Т.С. Дроняева. Информационный подстиль..........................496

А.П. Сковородников, Г.А. Копнина. Экспрессивные средства в языке современной газеты: тенденции и их культурно-речевая оценка............................................................................521

А.А. Поликарпов, О.В. Кукушкина, В.И. Виноградова, Е.Ф. Пирятинская, СО. Савчук. Компьютерный корпус текстов современной русской газеты.....................................540

Специфика киноязыка. Т.А. Вархотов. Стратегия исследования кинофильма....................................................557

методологический аспект..........................................................557

И.М. Дубровина. Язык кино........................................................567

О.А.Саблина. Опыт анализа языка кино на основе

экранизаций новеллы Т. Манна «Смерть в Венеции»

и повести Г. Бёлля «Потерянная честь Катарины Блюм,

или Как возникает насилие и к чему оно может

привести».....................................................................................576

Особеннсти радио-и телеязыка..................................................588

М.В. Зарва. Язык радио...............................................................588

О.Н. Григорьева. Современное радио России........................599

Вернер Кальмайер. Использование различных видов

диалога на телевидении (прагматический анализ

немецких телепередач)..............................................................607

Язык рекламы..................................................................................611

О.А. Ксензенко. Прагматические особенности рекламных

текстов...........................................................................................611

Е.С. Кара-Мурза. Лингвистическая экспертиза рекламных

текстов...........................................................................................624

Л.В. Матвеева. Восприятие рекламных сообщений

в телекоммуникации..................................................................634

М.Ю. Папченко. Диалоговые структуры в языке немецкой

телерекламы.................................................................................644

И. В. Борнякова. Англо-американизмы в немецкой рекламе как следствие процесса глобализации экономики............648

Компьютерные средства массовой информации....................654

Т.В. Юдина. Универсальные и специфические

характеристики Интернета как формы коммуникации......654

Г.Е. Кедрова. Интернет-технологии и коммуникативные проблемы лингводидактики......................................................659

ГУ. ПРАКТИКУМЫ..........................................................................671

Т. С. Дроняева. Новости в газете с точки зрения

организации текста....................................................................673

И.А. Тортунова, О работе в современных популярных

журналах: с точки зрения практика.......................................691

А. Туркова. О специфике языка теле- и радионовостей:

с точки зрения практика............................................................698

М.А. Сольев. Новости на телевидении: взгляд изнутри........705

М.М. Блинкина-Мельник. Рекламный текст с точки зрения

практика.......................................................................................715

М.Э. Конурбаев. Филологическое обеспечение связей

с общественностью. Основы PR-деятельности......................723

И. О. Алексанрова. Стратегические аспекты

корпоративной PR-деятельности.............................................731

Е.Г. Домогацкая, Е.А. Певак. Практика литературного

редактирования. Редактор, автор и текст…………………..740
От редактора
Настоящее издание представляет собой учебное пособие, предназначенное для студентов высших учеб­ных заведений. Оно базируется на материале двух частей книги «Язык СМИ как объект междисциплинар­ного исследования»1 (издательство Московского уни­верситета), которая в одной из рецензий названа «пер­вой в России учебно-научной энциклопедией по медиа-лингвистике». Изменения структурного характера, а также некоторые уточнения и дополнения в содержа­нии определяют новое название книги — «Язык средств массовой информации».

Методическая ценность нособия состоит прежде всего в сочетании теоретического и практического подходов к анализу языка массовой коммуникации.

Цель пособия — помочь студентам овладеть необхо­димыми знаниями, направленными на адекватное вос­приятие и продуцирование текстов современных СМИ, которые сегодня определяют языковую, социально-психологическую и культурную ситуации в обществе.

Пресса, радиовещание, кино, телевидение, рекла­ма, Интернет являются неотъемлемыми компонентами социального бытия современного человека, основны­ми средствами его приобщения к событиям окружаю­щего мира, посредниками в формировании культуры. По мнению исследователей, наша картина мира лишь на десять процентов состоит из знаний, основанных на собственном опыте. Все остальное мы знаем (или по­лагаем, что знаем) из книг, газет, радио- и телепередач, а также из Интернета. Главная особенность использо-
1 Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования / Отв. ред. М.Н. Володина. М„ 2003; Ч. 2. М, 2004

3
вания языка в современном мире — глобализация информационных процессов, расширение форм воз­действия на человека с помощью новых СМИ. Многие традиционные функции «печатной коммуникации» сегодня заменяются новыми с помощью мультимедий­ных интерактивных СМИ, Интернет предоставляет пользователю широчайшие возможности приобщения к мировой культуре: электронные библиотеки, вирту­альные музеи, богатейшие банки данных по самым разным областям человеческого знания.

Однако именно в условиях интенсивного исполь­зования Глобальной сети становится возможным рас­пространение вируса антикультуры. На первый план выступает коммерческая «инфицированность», при­званная способствовать сбыту товаров (прежде всего информации). Общедоступность нередко подменяется вседозволенностью. Возрастает опасность утраты нацио­нальной самобытности, включая самобытность языко­вую. В связи с этим особенно остро встает вопрос о фор­мировании высокой информационно-языковой культу­ры в обществе, о сохранении национальных языковых традиций и культуры речи.

В создании учебного пособия принимали участие филологи, журналисты, психологи, социологи и фило­софы, поскольку изучение языка СМИ, оказывающего воздействие на все сферы общественного сознания, представляет собой задачу, решение которой возмож­но только при использовании методов различных наук. Кроме «традиционных» печатных и электронных средств массовой коммуникации — пресса, радио, кино, телевидение, реклама — объектом анализа является также Интернет, в котором развиваются новые виды текста и диалогических форм. Именно в СМИ проис­ходят активные процессы изменения языковой нормы в рамках русского и других европейских языков.

В первом разделе пособия рассматриваются основ­ные направления в изучении языка СМИ (собственно лингвистический, риторический герменевтический, психолингвистический, лингвопрагматический, социо­логический, юридический и культурологический аспек­ты). Особое внимание уделяется семиотическому и когнитивно-дискурсивному подходам к анализу текстов массовой коммуникации.

Второй раздел посвящен изучению активных ин­новационных процессов в сфере функциональных сти­лей русского языка и иностранных масс-медиа, проблеме перевода текстов СМИ, а также текстам политического дискурса.

4

В третьем разделе исследуются особенности язы­ка конкретных каналов массовой коммуникации. На­ряду с анализом языка печати в пособии рассматрива­ются: специфика языка кино, особенности радио- и телеязыка, а также язык рекламы и Интернета.

Важное значение (особенно в дидактическом пла­не) приобретает четвертый раздел пособия, посвящен­ный обучению навыкам работы с текстами массовой коммуникации. Имеется в виду деятельность в сфере печатных СМИ, теле- и радиовещания, в области рек­ламы, PR-деятельности, практика литературного редак­тирования.

Книга создана авторским коллективом профессо­ров, доцентов, преподавателей и научных сотрудников пяти факультетов Московского государственного уни­верситета им. М.В. Ломоносова, других университетов России, а также ведущих специалистов Института язы­кознания РАН, разрабатывающих актуальные пробле­мы языка СМИ. Наряду с видными учеными авторами являются молодые исследователи.

Авторы выражают глубокую признательность ре­цензентам данного пособия — президенту факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, доктору фи­лологических наук, профессору Ясеню Николаевичу Засурскому и декану филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктору филологических наук, профессору Марине Леонтьевне Ремнёвой за ценные советы и рекомендации в процессе доработки книги.
Руководитель учебно-научного центра

«Язык СМИ» филологического факультета

МГУ им. М.В. Ломоносова

доктор филологических наук,

профессор М.Н. Володина


5
Введение

М.Н. Володина
ЯЗЫК СМИ - ОСНОВНОЕ СРЕДСТВО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ

И на том же языке люди кричали «Осан­на!» и «Распни!». Библия

Являясь важнейшим средством коммуникации и выражения мысли, язык служит инструментом познания, постоянного осмысления мира человеком и превраще­ния опыта в знание. Язык — это инструмент, с помощью которого формируются новые понятия, во многом опре­деляющие способ человеческого мышления. Выбор кон­кретных языковых средств оказывает влияние на про­цесс восприятия и воспроизведения действительности. Познание, осуществляемое с помощью языка, спо­собствует созданию картины мира, которая представ­ляет собой целостную, содержательную интерпретацию окружающей действительности. Это процесс построе­ния особой концептуально-информационной модели действительности в человеческом сознании, процесс расширения физической и духовной ориентации чело­века в мире, базирующейся на «обычных» способах вос­приятия (зрение, слух, обоняние).

Познание с помощью языка осуществляется через языковой знак, в значении которого фиксируются вы­деленные совокупной общественной практикой свой­ства объекта. Конкретный язык, таким образом, служит для выражения накопленного знания, представляя его в особой знаковой форме. Познавательная функция языка неотделима от его репрезентативной функции, в чем состоит основное отличие языка от прочих семио­тических систем. Фиксация, или кодирование, в фор­ме языкового знака воспринятого и по-своему осмыс­ленного человеком опыта делает возможной передачу информации от одного носителя к другому и сохране­ние ее во времени и пространстве.

Конкретные языки представляют собой своеобразную информационную запись, которая выражается в определенной знаковой системе, отличается специфи

6

кой культурно-исторического отражения и является одной из основных форм познавательной активности человека. Значение в этом смысле приобретает исто­рически фиксированную функцию орудия познания.

С точки зрения современных исследований, знани­ем принято считать когнитивные образования, высту­пающие как результат переработки информации чело­веком в его взаимодействии с окружающим миром.

Знание хранится в человеческой памяти в форме понятий. Благодаря понятиям осуществляется обобще­ние (и мысленное выделение) определенного класса предметов или явлений по их отличительным призна­кам, что позволяет человеку ориентироваться в окружа­ющей действительности. Если общественный опыт или общественное сознание оценивать как «социальную память», то понятия являются базовыми единицами, аккумулирующими в этой памяти социальное или обще­ственное знание, свойственное конкретному языку.

Когда говорят, что без языка нет общества, а без общества нет языка, прежде всего, имеют в виду язык как форму существования индивидуального и обще­ственного сознания, т. е. особую область бытия челове­ка, которую называют языковым существованием.

Согласно трактовке Гегеля, сознание представля­ет собой особую форму выделения субъекта из при­родной среды через установление отношения к ней посредством слова. Продолжением и развитием этой идеи можно считать свойственное отечественной пси­хологической школе Л.С. Выготского1 понимание созна­ния (в его внешнем выражении) как со-знания, т. е. совокупного социального и культурно-исторического опыта определенного исторически сложившегося со­общества людей.

В этом смысле конкретный язык является автоном­ной самоориентирующейся и самоорганизующейся социальной системой, обладающей собственной дина­микой развития2. Благодаря общему социально-исто­рическому прошлому все члены данной социальной Системы «наследуют» общую модель действительности и соответственно — общие когнитивные, эмотивные и нормативные принципы ее восприятия.

Закрепляя свои представления об окружающей действительности в особой системе знаков, человек тем самым превращает язык в основное средство конвен-
1 Выготский Л.С. Мышление и речь. М; Л., 1934.

2 Luhmann N. Soziale Systeme. Frankfurt. M., 1985.
7


циональной (согласованно-общепринятой) и концепту­альной ориентации в обществе. Следовательно, кон­кретный язык — не только знаковая система, но и ин­струмент, по-своему координирующий социальное раз­витие человека — носителя данного языка.

На базе национального языка образуются концеп­ты культуры, запечатленные в ментальном мире чело­века3. Важнейшую роль при этом играет человеческое общение, языковая коммуникация. Коммуникация в дан­ном контексте определяется прежде всего как акт об­щения, т. е. связь между двумя или более индивидами, основанная на взаимопонимании, а также как передача информации одним лицом другому или ряду лиц.

Современная трактовка сущности коммуникации подчеркивает еще одну ее функцию: в качестве базисно­го элемента социальных систем4 коммуникация пред­ставляет собой особую форму взаимодействия людей. Это центральный механизм социального поведения челове­ка в обществе, проводник его социальных установок, посредник в манифестации человеческих отношений.

Процессы социального взаимодействия неотдели­мы от процесса коммуникации. Принято считать, что всякое (а значит, и социальное) взаимодействие — это прежде всего обмен информацией. Согласно концеп­ции известного немецкого исследователя Н. Лумана, само общество представляет собой транслируемую информацию в диапазоне непрерывных актов «сооб­щения» и «понимания». Понимание же трактуется как «интерпретация в определенной концептуальной си­стеме»5, построенной из взаимосвязанных концептов-смыслов, которые обусловлены конкретными мнения­ми и знаниями, составляющими основу ориентирован­ного отношения человека к действительности.

Особенно важным в данном контексте представ­ляется отношение к значению слова как к хранимому в памяти фрагменту информации, т. е. преобразован­ному в человеческой голове отражению реального мира, которое получает воплощение в том или ином понятии или системе понятий [Серебренников. Роль человеческого фактора в языке. С. 76]. Значение — это «квант опыта, фрагмент информации, подведенной под крышу языкового знака» [Кубрякова. Там же. С. 157].

3 Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М.,

2001.

4 См.: Lahmaim N. Указ. соч.

5 См.: Павиленис Р. Проблема смысла: Язык, смысл, понимание. М., 1983.
8

Следовательно, слова (или языковые знаки) — это фиксация, хранение и репродуцирование информации об окружающей действительности. Всякий языковой знак трактуется как акт понимания предметной инфор­мации, обусловленный восприятием человека, т. е. сло­во определенным образом интерпретирует информа­цию о мире. Нередко это и способ оценки, и акт кон­кретного воздействия на получателя соответствующей информации.

Необходимо помнить о двойственном характере процессов, связанных с производством, хранением и передачей информации. С одной стороны, эти процес­сы зависят от человека, деятельность которого их опре­деляет, а с другой — они в известной степени свобод­ны от него, поскольку вызваны к жизни развитием социальных отношений, которые формируются неза­висимо от сознания индивида, принимающего в них непосредственное участие и способного осознать их объективность.

Очень похоже складываются взаимоотношения между «чисто вещественным или материальным» бы­тием и бытием «языковым или словесным». «Однажды возникнув из отражения действительности... языковые знаки начинают жить своей собственной жизнью, со­здают свои собственные законы... и становятся услов­но свободными...»[Лосев, 1982. С. 102].

Принципиальное значение в связи с этим приоб­ретает определение понятия посредник-медиатор. В русской культурно-исторической традиции идея ме­диации понимается как идея опосредования человече­ского развития. В соответствии с этим выделяются че­тыре главных медиатора знак, символ, слово и миф.

Согласно основным положениям данной философ­ской концепции, создателем и носителем медиаторов является сам человек. Эвристическая функция медиа­торов заключается в том, что это не только «инстру­менты» или «орудия» духовной деятельности, но и «аккумуляторы живой энергии, своего рода энергети­ческие сгустки» [Зинченко, 1993. С. 5—19].

Именно в русской философии символ был опреде­лен как «самостоятельный тип мышления, синтезирующий непосредственность и бесконечную многознач­ность образа с логической силой и необходимыми импликациями понятия» [Лосев, 1990].

Согласно А.Ф. Лосеву, миф — способ существова­ния мысли, которая непосредственно вплетена в бы-П11\ в поступок человека. Миф приобщает человека к коллективу. Масса и миф, принадлежат друг другу.
9

Деятельная природа медиаторов, их мощные энер­гетические свойства служат объяснением тому, что и слово, и символ, и миф могут обладать как созидатель­ной, так и огромной разрушительной силой — достаточ­но вспомнить фашизм с его мифологией и символикой.

Важнейшее условие существования медиаторов со­стоит в том, чтобы люди относились к ним лишь как к посредникам, основываясь на свободной, осознанно-ответ­ственной деятельности по их использованию. Когда меди­аторы перестают быть только посредниками, они приоб­ретают власть над человеком, их создавшим, никогда не оставаясь безучастными к тому, что опосредуют.

Выполняя функции источника и хранителя инфор­мации, язык одновременно является способом выраже­ния накопленного знания и базой для формирования нового. Именно поэтому с помощью языка в процессе активной познавательно-трудовой деятельности чело­веку удалось радикально изменить информационную картину мира.

Если под информационной картиной мира пони­мать всю совокупность знаковых систем, сигналов и проявлений информационных связей, то язык можно рассматривать как особый вид социальных информа­ционных связей. Благодаря языку информационная картина мира получает возможность социального реп­родуцирования, связанного с активным отношением к прошлому опыту, когда отбирается, сохраняется и со­здается то, что способствует дальнейшему развитию общества, следствием чего становится создание особо­го информационно-языкового видения мира.

В. фон Гумбольдт определял «языковое мировидение» как динамичный, непрекращающийся процесс постиже­ния мира через конкретный язык. Условия человеческо­го бытия, «охарактеризованные языком», должны, по мнению немецкого ученого, возвышать человека до ре­шения задач, связанных с его особым культурно-истори­ческим предназначением. Конечной целью человеческо­го общения, согласно Гумбольдту, является свободное развитие внутренних сил людей, способных неограни­ченно расширять сферу своего существования.

Идею опережающего развития человечества продол­жил В.И. Вернадский. Он разработал модель постепен­ного превращения биосферы, преобразованной разумом и трудом человека, в ноосферу, или «вторую природу», создаваемую в процессе активного, творческого позна­ния. Определяя научную мысль как объективную «гео­логическую силу», русский ученый связывал ее с суще­ствованием «огромной области человеческого сознания»,


10

которая представляет собой новую картину мира, обус­ловленную интенсивным развитием информационно-научной деятельности людей [Вернадский, 1977].

Сегодня, в самом начале XXI в., все мы являемся свидетелями невиданной информационной мощи, до­стигнутой человечеством благодаря стремительному раз­витию информационных технологий. Научно-техничес­кую революцию сменила революция информационная, в ходе которой создается новое «информационное обще­ство». Информационные связи играют жизненно важную роль во всех областях человеческой деятельности. Инфор­мационные ресурсы общества становятся в настоящее время определяющим фактором его развития как в науч­но-техническом, так и в социальном плане. Опираясь на науку и практический опыт поколений, человек сам фор­мирует пространство и время, в котором существует.

«Информационное общество» породило особый пространственно-временной феномен, который явля­ет собой невиданную прежде информационную инф­раструктуру, называемую «киберпространством» или «инфосферой». Понятие «информационной сферы» непосредственно связано с представлением о много­мерности и многоплановости информации, форм и методов ее производства, кодирования, хранения, пе­реработки и передачи, а также с определением роли и места человека в данной инфраструктуре.

Сущность «инфосферы» раскрывается через сово­купность информационных процессов как результат конкретной деятельности человека, его способности активно, целенаправленно реагировать на поступаю­щую информацию, постоянно расширяя зону ее вос­приятия, производства и передачи.

Из множества определений понятия информации наиболее приемлемыми в данном контексте нам пред­ставляются следующие.

1. «Информация — это сведения, являющиеся объек­том хранения, передачи, преобразования»6.

2. Информация — это «осмысленное сообщение, выраженное в языковой форме в логически последо­вательном непротиворечивом виде»7.

Наряду с концепцией, рассматривающей инфор­мацию как сырье, ресурс или товар, существует при-
6 теория информации // Сборник рекомендуемых терминов. Вып. 64. М., 1964. С. 5.
7 Артамонова Ю.Д., Кузнецов В.Г. Герменевтический аспект языка СМИ // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования / Отв. ред. М.Н. Володина. М., 2003. С. 41.

11

нимаемая нами концепция, в соответствии с которой информация — основное содержание интеллектуаль­ной коммуникации. При этом интеллектуальная ком­муникация понимается как обмен информацией меж­ду индивидами посредством общей для них знаковой системы [Гиляровский, 1992. С. 6].

Как известно, информационный обмен лежит в основе всякого знания. Знание и информация по сути своей неразрывны, хотя между ними нельзя ставить знак равенства. Знание превращается в информацию только тогда, когда оно связано с возможностью его передачи другим людям, т. е. с возможностью ком­муникации. Поэтому информация нередко рассмат­ривается как знание, отчужденное от его индивиду­ального носителя и обобществленное в системе ком­муникации.

Одной из важнейших функций социальной инфор­мации является ее коммуникативная функция, заклю­чающаяся в том, что благодаря информационным про­цессам происходит общение, связь между людьми и их коллективами [Урсул, 1970. С. 26].

Наиболее известная модель системы связи вклю­чает пять составных частей:

1) источник информации, или создающее сообщение;

2) передатчик, преобразующий (кодирующий) со­общения в сигналы, пригодные для передачи по кана­лу связи;

3) сам канал связи, т. е. среда, соединяющая при­емник и передатчик;

4) приемник, воспринимающий сигналы и восста­навливающий (декодирующий) принятое сообщение;

5) адресат, получатель информации.

Существуют разные определения типа комму­никации. Кроме устной и письменной, прежде все­го различают межличностную и массовую коммуни­кации. При этом в зависимости от пространствен­но-временного фактора выделяются следующие подвиды:

1) прямая и непрямая коммуникация;

2) двусторонняя и односторонняя коммуникация;

3) личная и общественная коммуникация.

Массовая коммуникация — система социального

взаимодействия особого рода. Общезначимость данной коммуникативной сферы обусловлена тем, что в цент­ре ее внимания находится человеческое общество, которое выступает как ограниченное социальное пространство со специфическими внутренними процесса­ми и культурными характеристиками.
12

Еще в 1946 г. американский исследователь X. Лассвэлл8 предложил схему массовой коммуникации, кото­рая считается по-своему классической: «кто, что сказал, посредством какого канала коммуникации, кому, с ка­ким результатом».

Затем Лассвэлл несколько модифицировал эту схему, которая теперь выглядит следующим образом: «участники коммуникации — перспективы — ситуа­ция — основные ценности — стратегии — реакции реципиентов — эффекты».

«Массовая коммуникация это систематическое распространение сообщений среди численно больших, рассредоточенных аудиторий с целью воздействия на оценки, мнения и поведение людей»0. Основными сред­ствами массовой коммуникации являются печать, ра­дио, кино и телевидение, которые определяются также как средства массовой информации.

Социальная информация, передаваемая с помощью этих средств, рассчитана на массового потребителя. Массовая информация имеет всеобъемлющий и одно­временно избирательный характер. Она избирательна по отношению к передаваемому содержанию, которое диктуется задачами и целями инициатора текста.

Текст массовой информации создается на основе перевода коммуникативного намерения (интенции) в коммуникативную деятельность. Предметом текстовой деятельности в данном случае является не смысловая информация вообще, а смысловая информация, цементи­руемая конкретным замыслом, коммуникативно-познава­тельным или коммуникативно-побудительным намерени­ем. Большую роль при этом играют фоновые знания по­лучателя информации, являющегося членом конкретной государственно-коммуникативной общности, носителем определенной культуры. Фоновые знания составляют ту основу, базируясь на которой можно повлиять на восприя­тие текста реципиентом и/или на его поведение10.

Распространение новых средств массовой инфор­мации, связанных с развитием интерактивных, управ­ляемых пользователем информационных технологий, влечет за собой не только изменение форм и видов коммуникации, изменяется также положение естественных языков в общей семиотической системе.
8 Lasswell H.D. The structure and function of communication in society // Bryson (ed.). The Communication of Ideas. New York, 1948.

9 Философский энциклопедический словарь. M, 1989. С. 344.

10 См.: Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М., 1984.
13

Средства массовой коммуникации — пресса, радио, телевидение, кино, Интернет, сочетая в себе звуковую и письменную речь, движущиеся и неподвижные изоб­ражения, включая музыку и пластику тела, составляют единый семиотический ансамбль. Этот ансамбль состо­ит из материалов разных семиотических систем, преоб­разуемых средствами фиксации, характерными для СМИ. Имеются в виду кинопленка, магнитная пленка и иные формы видео- и звукозаписи, а также мощная компьютерная техника, техника радиовещания, телеви­дения, кинопроката и других средств передачи и рас­пространения знаков. Все это создает текст высшей семиотической сложности, который представляет собой интереснейшую задачу семиотического анализа.

В последние десятилетия широкое распростране­ние за рубежом получило гуманитарное учебно-науч­ное направление, связанное с изучением средств мас­совой информации. Появление новой науки вызвано к жизни мощным развитием таких средств массовой коммуникации, как печать, радио, кино, телевидение и Интернет, располагающих особым языком информа­ционного воздействия для создания соответствующей картины мира в общественном сознании.

Наука о средствах массовой информации — это новое междисциплинарное направление, которое, бази­руясь на традиционных методах, предполагает опреде­ленное изменение исследовательского акцента. С точки зрения данной науки такие явления, как театр, литера­тура и пресса, относятся к традиционным, а фотогра­фия, кино, радио, телевидение, видео и Интернет — к современным средствам массовой коммуникации.

Общеизвестно, что человечество увековечивает себя в продуктах своей деятельности — произведени­ях искусства, текстах, фильмах, научно-технических достижениях. Если несколько «заземлить» сказанное, то, например, фильм в его опредмеченном, овеществ­ленном виде представляет собой не что иное, как ко­робку с целлулоидной лентой или кассету, а книга в этом аспекте может рассматриваться как стопка пе­чатных листов. Оба эти произведения (как продукты человеческой деятельности) актуализируются лишь в процессе коммуникации.

Коммуникация, или общение, подобного рода отно­сится к духовной, мыслительной сфере человеческого бытия и осуществляется информационным путем.

«Специалисты, изучающие средства массовой ин­формации, являются, пожалуй, самыми большими мате­риалистами среди гуманитариев, даже если они сами и
14

не осознают этого. Занимаясь исследованием генезиса и производства коммуникатов (литературы, прессы, рекла­мы, кино, телевидения и т. п.), их структуры и эстетики или их восприятия и воздействия, они всегда ясно пред­ставляют себе соотношение материального (технической определенности, производственных условий и / или са­мого продукта) и идеального (значения, когнитивной пользы или вреда, чувственного опыта, ментальной стан­дартизации или формирования). Эта методическая пер­спектива распространяется не только на язык литерату­ры или такие традиционные виды искусства, какими яв­ляются ведущие технические информационные средства XX века — кино и телевидение, но и на самые современ­ные формы аудиовизуальной техники — цифровые ин­терактивные средства массовой информации»11.

В специальной немецкой литературе последних лет представлены различные точки зрения на содержание или состав информационных систем и средств. Так, Н. Луман относит к информационным посредникам не только язык, но и такие явления, как любовь, власть, вера и т. д., воспринимая это понятие достаточно широко.

Принципиально иной подход характеризует клас­сификацию системы информационных связей, пред­ставленную Г. Шанце. Рассматривая в историческом плане идею возрождения роли книги как литературно-художественного произведения в современном мире, Шанце подразделяет весь период существования ин­формационных связей в человеческом обществе на пять основных циклов:

1) устное общение;

2) письмо;

3) печать;

4) аудиовизуальные информационные средства;

5) информационные средства в оцифрованном фор­мате (Digitalmedien).

Согласно Шанце, «эпоха Гутенберга» простирает­ся до начала XX в., «эпоха образа» начинается в сере­дине XIX в., а «период преобладания образа и звука» относится к «золотым» 20-м гг. прошлого столетия. Шанце считает, что «эпоха буквенно-цифровых инфор­мационных средств», начавшаяся уже в 40-х гг., доми­нирует с 80-х гг. XX в.
11 Хеллер Х.-Б. (Германия). Филология и наука о средствах мас­совой информации: мезальянс, брак по расчету или нечто боль­шее? (Несколько мыслей по поводу все еще открытой темы) // Вестник Моск. ун-та. Серия 9. Филология. №6. 1996. (Перевод наш. — М. Н. В.)
15


Воспринимая книгу как «старое информационное средство», Г. Шанце подчеркивает, что она является предметом литературного исследования в рамках ис­тории развития информационных средств в целом. При этом книга, не потерявшая своего значения в период расцвета аудиовизуальных средств массовой инфор­мации, по мысли Шанце, должна сохранить свою роль и в эпоху новых информационно-коммуникативных средств.

Иная классификация предлагается У. Шмитцем12, который подвергает сравнительному анализу «старые» и «новые» средства массовой информации. Опираясь на исследования немецких и зарубежных авторов, У. Шмитц также рассматривает проблему информаци­онных связей с точки зрения их исторического разви­тия. Он различает три вида коммуникативно-информа­ционных связей, которые располагаются друг за дру­гом в исторической последовательности:

— «первичная коммуникация», основанная на уст­ном контакте между людьми (речь, жестикуляция, ми­мика);

— «вторичная коммуникация», базирующаяся на технике письма и печати, без применения специаль­ных технических средств со стороны адресата (пись­мо, книга, газета);

— «третичная коммуникация», связанная с обяза­тельным применением технических средств не только для производства и передачи, но также и для приема соответствующих знаков (телефон, телетайп, кино, пластинка, радио, телевидение и т. д.).

Другой немецкий исследователь, В. Фаулынтих13, подразделяет процесс исторического развития коммуни­кативно-информационных связей на три основные фазы:

1. Приблизительно до 1500 г. доминировала «пер­вичная коммуникация непосредственного человеческо­го общения».

2.С 1500 по 1900 г. доминировала «вторичная пе­чатная коммуникация».

З.В течение всего XX в. доминирует «третичная, или электронная, коммуникация».

По прогнозам В. Фаульштиха, сейчас мы стоим на пороге «четвертичного периода субституционной ком­муникации», когда многие традиционные функции
12 Schmitz U. Neue Medien und Gegenwartssprache. Lagebericht und Problenskizze // Osnabriicker Beitrage zur Sprachtheorie. 50 (1995).

13 Faulstich W. Mediengeschichte // W. Faulstich (Hg.). Grund-wissen Medien. Munchen, 1994.
16

«печатной коммуникации» будут заменены новыми, например, с помощью мультимедийных интерактивных буквенно-цифровых технических средств массовой информации.

Проблема воздействия языка на человека, его способ мышления и его поведение напрямую связаны со сред­ствами массовой коммуникации. Информируя человека о состоянии мира и заполняя его досуг, СМИ оказывают влияние на весь строй его мышления, на стиль мировос­приятия, на тип культуры сегодняшнего дня.

В исследованиях последних лет культура тракту­ется как система коллективного знания, с помощью которого люди моделируют окружающий мир. Такая точка зрения подчеркивает тесную взаимосвязь вос­приятия, познания, языка и культуры. В русле этой концепции индивидуальные действия людей, нераз­рывно связанные с коммуникативными процессами, относятся к комплексной системе коллективного зна­ния, передаваемого через язык. Сегодня «поставщика­ми» коллективного знания, или посредниками в его распространении, являются СМИ, которые никогда не остаются индифферентными по отношению к тому, что опосредуют.

Согласно Б. Расселу, «передача информации может происходить только в том случае, если эта информа­ция интересует вас или если предполагается, что она может влиять на поведение людей».

Появившись вначале как чисто технические спо­собы фиксации, трансляции, консервации, тиражиро­вания информации и художественной продукции, СМИ очень скоро превратились в мощнейшее средство воз­действия на массовое сознание.

Весьма показательна в этом контексте оценка роли радио, данная в разное время разными общественными деятелями Германии. «Отец немецкого радио» Г. Бредов и 20-х гг. XX в. определял радио как «zivilisatorisches lusirument der Menschenwerdung», подчеркивая тем са­мим его значение в процессе становления человеческой личности. Б. Брехт в это же время разработал особую теорию радиоискусства, стремясь с помощью радио донести до широких народных масс искусство, доступное прежде лишь избранным. Известные немецкие социоло­ги Макс Хоркгеймер и Теодор Адорно, которые издали в США книгу «Диалектика просвещения» об «индустрии буржуазной культуры», определяли радио и другие СМИ как инструмент оболванивания масс (Instrument der Massenverdummung). После прихода к власти Гитлера, Когда радио стало важнейшим средством нацистской

17

пропаганды, появляется книга Г. Экерта «Rundfunk als Fuhrungsmittel» («Радио как орган власти»), а спустя три десятилетия в Германии выходит справочник «Femsehen und Rundfunk fur die Demokratie» («Телевидение и радио на службе демократии»).

Человеческое восприятие постоянно испытывает влияние современных средств массовой информации. Это тот модус, который обнаруживает свое воздей­ствие во всех сферах жизни. Широчайшее распрост­ранение СМИ обусловливает появление, распростра­нение и господство т. н. одномерного сознания. Это понятие и соответствующий термин возникли по ана­логии с названием известной вышедшей в 1964 г. книги немецкого социолога Г. Маркузе «Одномерный человек», где показаны возможности и следствия манипулирования массовым сознанием с помощью самых современных СМИ.

Теоретик французского постмодерна Ж. Бодрийяр в очерке «Другой через самого себя» (1987 г.) говорит о том, что все мы живем в мире гиперкоммуникаций, погруженные в водоворот закодированной информа­ции. Любая сторона жизни может служить сюжетом для СМИ. Мир превратился в гигантский экран мони­тора. Информация перестает быть связанной с собы­тиями и сама становится захватывающим событием.

Социолог Ги Дебор, в книге «Общество спектак­ля»14, формулирует идею, согласно которой языком и целью коммуникации в обществе становятся образы, созданные средствами массовой информации.

Особую значимость в связи с этим приобретает вопрос регулирования общественного мнения посред­ством СМИ. Если считать, что использование информа­ции напрямую связано с проблемой управления [Урсул, 1970. С. 13], то средства массовой информации можно рассматривать как особую социально-информационную систему, выполняющую функции ориентации.

СМИ создают определенную текстуально-идеоло­гизированную «аудио-иконосферу», в которой живет современный человек и которая служит четкой концеп­туализации действительности. Именно сфера массовой коммуникации способствует тому, что общество вы­ступает как «генератор социального гипноза», попа­дая под влияние которого мы становимся согласован­но живущей ассоциацией, именно в СМИ наиболее от­четливо проявляется воздействующая функция языка.
14 См.: Debord G. Society of the spectacle. Detroit, 1970.

18

Отмечая глобальные изменения в современном информационном обществе, связанные с непрерывно развивающимися возможностями массовой коммуни­кации, необходимо иметь в виду: эти изменения влия­ют не только на условия жизни, но прежде всего на способ мышления и систему восприятия современно­го человека.

В американских и европейских работах по теории массовых коммуникаций представлены два противопо­ложных подхода к проблеме воздействия СМИ: проти­вопоставляются концепции «сильного и минимального воздействия»'5. Так, известный американский исследова­тель У. Шрамм проповедует изучение «незаметных долго­срочных эффектов массовых коммуникаций», Б. Дефлер и С. Болл-Рокич считают необходимым изучать влияние масс-медиа на изменение системы мнений и убеждений человека, а немецкая исследовательница Э. Нолле-Нью-манн отстаивает концепцию всесилия средств массовой информации.

Противники этого подхода стремятся показать, что главным «воздействующим фактором» масс-медиа яв­ляется усвоение с их помощью новой информации. Это означает: СМИ говорят человеку не то, что ему нужно думать, но о чем ему следует задуматься.

Подобные дискуссии заставляют нас вспомнить определение функций языка газеты, сформулирован­ное Г.О. Винокуром еще в 20-е гг. XX в: «Если язык вообще есть прежде всего некое сообщение, комму­никация, то язык газеты в идеале есть сообщение по преимуществу, коммуникация, обнаженная и абстра­гированная до крайних мыслимых своих пределов. Подобную коммуникацию мы называем "информаци­ей"... Газетное слово есть, конечно, тоже слово рито­рическое, т. е. слово выразительное и рассчитанное па максимальное воздействие... однако главной и специфической особенностью газетной речи являет­ся именно эта преимущественная установка на голое сообщение, на информацию как таковую».

Это классическое определение, связанное с пред-(I .тлением о месте и роли прессы в обществе, нахо­дит сейчас много единомышленников.

Слово в массовой коммуникации обладает повышен­ной престижностью. Общеизвестна магия печатного слова и особенно слова, звучащего по радио или телевидению. По мнению многих, именно средства массовой
15 См.: Денис Э., Мэрилл Д. Беседы о масс-медиа. М., 1977.
19

информации должны служить общественным интересам, стоять на страже общественного благосостояния.

Однако часто в данном контексте приходится вспо­минать хорошо знакомое всем нам изречение: «Кто платит, тот и заказывает музыку». Не случайно в нача­ле 1990-х гг., с переходом к рыночной экономике, по­явилось очень много возможностей для откровенного обмана населения нашей страны (вспомним «финан­совые пирамиды»). Одной из причин такого явления была почти безграничная вера людей в газетную, ра­дио- и телеинформацию, рекламирующую «чудо-бан­ки», вера в печатное и звучащее слово.

Средствами массовой информации создается осо­бый аудиовизуальный мир, воздействию которого воль­но или невольно подвергается каждый из нас, что за­ставляет серьезно ставить вопрос об ответственности средств массовой информации перед обществом.

Общественно-политическая терминология пред­ставляет собой особый «канал» для создания в массо­вом сознании соответствующей картины мира. С по­мощью терминов общественно-политической сферы осуществляется интерпретация действительности на концептуальном уровне. В этой коммуникативной сфе­ре многократно повторяющийся контекст обретает системную силу, которая конденсирует наиболее акту­альный текстовой смысл, превращая его в термин, выступающий в роли символа.

Термины как языковое выражение специальных понятий представляют собой особый способ репрезен­тации (специального) знания. Выражая специальное понятие, термин становится носителем и хранителем фрагмента информации, которая имеет свою ценность в особой понятийной системе, терминосфере.

Информация, конденсируемая в термине, рассмат­ривается как специальное знание, которое фиксирует­ся в концептуальном (понятийном) представлении но­сителей языка и вводится в языковое сознание.

Прагматическая ценность терминологической ин­формации заключается в ее способности определенным образом влиять на поведение человека и его способ мышления. Это относится как к научно-технической, так и к общественно-политической терминологии.

Информативность общественно-политической тер­минологии характеризуется открытой социальной пози­цией или ценностной установкой. Большую роль играет при этом сам выбор того или иного термина в конкретной ситуации. Весьма показателен, например, выбор '" определения к термину «социализм», обусловленный
20

политической ориентацией автора (ср.: аграрный, дефор­мированный, чиновно-бюрократический и т. д.).

В общественно-политической терминологии слова используются как «мыслительные модели для восприя­тия мира», которые призваны служить социально-политической концептуализации действительности.

Массовое сознание формируется на основе стерео­типов, которые выражают привычные, устойчивые пред­ставления людей о каком-либо явлении, сложившиеся под влиянием конкретных социальных условий и пред­шествующего опыта. Вспомним пример «возрождения» слова «офицер» в русском языке. Оно вновь вошло в употребление лишь после того, как «стерлась» отрица­тельная реакция, связанная с понятием «белый офицер», «офицер царской (или «белой») армии».

Из близкой нам истории хотелось бы привести следующее замечание Б.Н. Ельцина: «Термин "оппози­ция" у нас имеет неприятный оттенок. Произносят его с трудом. На полпути были найдены слова "альтерна­тива" и "плюрализм"». На реплику интервьюера: «Мне кажется, что "оппозиция" и "альтернатива" — это одно и то же», — Ельцин продолжил: «В принципе — да. Но никто не хочет это признавать. Такие слова, как "оппо­зиция", "фракция", внушают страх. Они тут же ассо­циируются со словами "враги народа". Однако необ­ходимо привыкнуть к тому, что в демократизирующем­ся обществе все это — реальные факты. И если сегодня кое-кому не удается произнести это слово, со време­нем он научится» (АиФ. 1989. 27)16.

Особое значение имеет метафорическое исполь­зование терминологической лексики, широко распро­страненное в текстах массовой коммуникации. Уни­кальность метафорической информации заключается прежде всего в том, что с ее помощью создается панорамность образа, позволяющая выходить за пределы конкретной ситуации. По мысли Н.Д. Арутюновой17, основное назначение метафоры состоит не в том, что­бы сообщить информацию, а в том, чтобы вызвать представление о ней.

Информационное воздействие языка на человека очень велико. Оно может носить положительный или отрицательный заряд в зависимости от целевой уста­новки. В связи с этим особенно возрастает роль терми-
16 Цит. по кн. Костомарова В. Г. Языковой вкус эпохи. М., 1999. С. 143.

17 Арутюнова Н. Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М„ 1990. С. 5-32.
21

нологии в формировании научного и общественно-по­литического мировоззрения. Если познание рассматри­вать как «процесс расширения физической и духовной ориентации человека в мире», то «правильно ориенти­рующий» термин является одним из важнейших эле­ментов, составляющих основу такой ориентации.

Общая прагматическая направленность и общая структурно-смысловая организация текстов СМИ, су­ществование особой стратегии по их созданию, спо­собствуют сближению языка массовой коммуникации на интернациональном уровне.

К основным чертам, характерным для языка СМИ сегодня, относят:

1) количественное и качественное усложнение сфер речевой коммуникации в СМИ (прежде всего Интернет, в котором развиваются новые виды текста и диалогических форм);

2) разнообразие норм речевого поведения отдель­ных социальных групп, свойственное современной речевой коммуникации, которое находит отражение в языковой действительности СМИ;

3) демократизацию публицистического стиля и расширение нормативных границ языка массовой ком­муникации;

4) следование речевой моде;

5) «американизацию» языка СМИ.

Поэтому особенно остро встает сейчас вопрос о формировании высокой информационно-языковой культуры в обществе, о сохранении национальных языковых традиций и культуры речи. Изучение языка массовой коммуникации — актуальная задача для фи­лологов, которые призваны рассматривать СМИ в ши­роком контексте, позволяющем понять и объяснить влияние социально-психологических, политических и культурных факторов на функционирование языка в

обществе.

Решение этой задачи возможно только в тесном сотрудничестве с представителями других областей знания, т. е. на междисциплинарном уровне.

ЛИТЕРАТУРА ________________________________

Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафо­ры. М., 1990.

Аспекты общей и частной лингвистической теории тек­ста. М., 1982.
22


Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М. 1977.

Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958. Володина М.Н. Когнитивно-информационная природа термина (на материале терминологии средств массовой ин­формации) М„ 2000.

Володина М.Н. Теория терминологической номинации. М„ 1997.

Гиляревский Р.С. Введение в интеллектуальную коммуни­кацию. М., 1992.

Гумбольдт В., фон. Избранные труды по языкознанию. М., 1973.

Дейк Т.А., ван. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология: опыт амплификации // Вопросы психологии. М., 1993. С. 5 — 19. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М., 2002. Клаус Г. Сила слова: Гносеологический и прагматический анализ языка. М., 1967.

Костомаров Г.В. Языковой вкус эпохи. М., 1999. ЛосевА.Ф. Знак. Символ. Миф. М., 1982. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1990. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек, текст, семиосфера, история языка русской культуры. М., 1996. Лурия А.Р. Предисловие редактора русского издания // БрунерДж. Психология познания. М., 1977. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М, 1999. Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973. От книги до Интернета: Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия / Отв. редакторы Я.Н. Засур-ский, Е.Л. Вартанова. М., 2000.

Павиленис Р. Проблема смысла: Язык, смысл, понимание. М., 1983.

Психолингвистические проблемы массовой коммуника­ции. М., 1985.

Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988.

Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семи­отические проблемы лингвистики, философии, искусства. М., 1985.

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М.,2001.

Урсул А.Д. Информация и мышление. М., 1970. Черри К. О логике связи (синтактика, семантика, прагма­тика)// Инженерная психология. М., 1968. С. 243.
23


Контрольные вопросы____

l. B чем заключается опосредующая роль языка в процессе познания?

2. Определите понятие «посредник-медиатор» в русской лингвофилософской традиции.

3.Дайте определение понятиям «массовая комму­никация» и «массовая информация».

4. Специфика науки о средствах массовой комму­никации.

5. В чем состоит воздействующая функция языка СМИ?
24



25
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации