Чижова В.П. Школа природы. Экологическое образование в охраняемых природных территориях - файл n1.doc

приобрести
Чижова В.П. Школа природы. Экологическое образование в охраняемых природных территориях
скачать (631.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc632kb.18.09.2012 21:39скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6





В.П. Чижова
Школа Природы

Экологическое образование

в охраняемых природных территориях
М.: Эколого-просветительский центр

«Заповедники», 1997

Сыну Дмитрию

и родному городу Туапсе -

посвящаю

Содержание

Вместо введения...

  1. Охраняемые природные территории как учреждения образовательного профиля

  2. Экотуризм: основные черты

  3. Экотуризм в России

  4. Интерпретатор - кто это?

  5. Эколого-просветительский центр

  6. Научные исследования - силами туристов

  7. Программы экообразования

  8. Институт Йеллоустон

  9. Особый возраст - дети

  10. Учиться никогда не поздно

  11. Экологические игры

  12. Программа Юного Рейнджера

  13. Волонтёры-добровольцы

  14. Учебные тропы природы

Немного истории

Что такое “учебная тропа”

Горные тропы

Выбор маршрута

Способы повышения информативности тропы

Точки обзора

“Сколько можно?” и “Что делать?”

Как себя вести

Шаг влево, шаг вправо...

Вандализм

Вместо заключения...

Пишу - значит люблю.

М.Пришвин

Вместо введения...

... Я расскажу вам одну почти сказочную историю с грустным концом.

Об Алаудинских озёрах, по праву считающихся самыми красивыми в Фанских горах - туристско-альпинистском сердце Памиро-Алая - мы слышали ещё задолго до экспедиции. И вот, наконец, наступил тот день. Мы попали на Алаудины в семь вечера. Шёл дождь, на перевале - со снегом, холодом и резким штормовым ветром. Здесь, на берегу озера, он был тихий, моросящий, всем своим видом напоминающий, что славный месяц под номером восемь подходит к концу.

Поставлены палатки, разожжен примус, сварен обед. Я смотрю то в миску с кашей, то на клочья серой ваты, зацепившейся за колючие уступы на склонах гор. И про себя умоляю вершину Чапдары отпустить мрачные тучи и превратить их в белые облака на синем небе.

И то ли оттого, что я так сильно верю в чудо, то ли потому, что, согласно напутствию вчерашних альпинистов, на Алаудины надо смотреть только при солнечной погоде, Чапдара внимает моей молитве. Вокруг, несмотря на сумерки, становится светлее, сквозь дырку в облаках пробивается первый луч, и вдруг засверкало, заиграло озеро. Был здесь и васильково- синий цвет, и чернильно-фиолетовый, и, как поле цикория, голубой. Полосы цвета морской волны чередовались с сочной зеленью альпийских лугов. А у самых ног, среди плавно колыхающихся, будто танцующих, изумрудных водорослей, что-то ярко блестело: как упавшая с неба звезда, как драгоценный камень, как подарок озера.

При ближайшем рассмотрении этот “подарок” оказался ... консервной банкой. Такие же банки, отражая солнечные лучи, покоились на дне озера и слева, и справа, и дальше вглубь.

А что творилось на берегу? Не определяемое никакими соображениями целесообразности множество кострищ и почти возле каждого - свалка мусора. Здесь можно было увидеть почти все отходы туристского быта: консервные банки, бутылки и битое стекло, бумага, драные штаны и полиэтиленовые пакеты, пластмассовые ёмкости из-под шампуня, старые ботинки, обрывки верёвок всех калибров - и чего только ещё там ни было. Такие же свалки мы встречали и на других озёрах Фанских гор в пределах проектируемого национального парка: Алло, Сарыкуль, Куликолон. По всем маршрутам: Двойной и Тавасанг, Казнок и Алаудин, Тагун-ата и БАА - были разбросаны те же признаки цивилизации, пришедшие в горы вместе с туристами и альпинистами как их неизбежные спутники.

Мы беседовали с руководителями турбаз и работниками приютов, с инструкторами и самими туристами. И все сходились в одном: надо срочно спасать Фанские горы, надо что-то делать. Разница была только в том, что туристы говорили об этом, как о деле безнадежном и безвыходном, а руководители вспоминали о пунктах инструкций и о необходимости проведения разъяснительных работ. Хотя при этом всем было ясно, что никакие даже самые подробные и продуманные инструкции не спасут дела. Нужен иной подход к проблеме в целом, нужна перестройка сознания, нужно сформулировать принципиально новое отношение к природе.

По словам ректора Международного независимого эколого-политологического университета Г.А.Ягодина, главной движущей силой создания нового человека, обладающего экологически ориентированным мировоззрением, является образование. Сейчас в России уровень экообразования (как, впрочем, образования вообще) характеризуется весьма большим разбросом: от достаточно высокого качества до крайне низкого, по сути никакого. Результаты этого сказываются сейчас как на индивидуальном уровне (воспитание экологически безграмотных людей), так и на общественном, вплоть до глобального (угроза экологической безопасности страны и ее отдельных регионов).

Официальными лидерами в деле экообразования в России являются школа и вуз. К ним присоединяются различного рода клубы, кружки, станции, экспедиции и центры. Определенную роль играли и продолжают играть особо охраняемые природные территории (или как их принято сокращать - ОПТ), основу которых много десятилетий составляли в нашей стране только заповедники. И лишь в последнее время в перечне экообразовательных учреждений России появились ещё и национальные парки.

Настоящая книга представляет собой обобщение, по мере сил и возможностей, опыта экологического образования в ОПТ. Под одной обложкой здесь собраны рекомендации и для национальных парков, и для заповедников, хотя автор никогда не ставил знак равенства между ними в каком бы то ни было отношении.

Далеко не все российские заповедники открыли или собираются открывать в перспективе свои территории для посещения с познавательными (а не научно-исследовательскими) целями. Разные природные условия, различный интерес посетителей, неодинаковая транспортная доступность, да и, наконец, мнение на этот счёт учёного совета заповедника.

Наша же книга адресована всем национальным паркам и только тем заповедникам, которые не видят коренного противоречия между сохранением своей заповедной природы и развитием познавательного туризма (или экскурсий) по части вверенной ему территории или по окружающей её охранной полосе.

Поскольку опыт экологического образования посетителей ОПТ рассеян по многим организациям, литературным источникам и даже странам, нет возможности представить здесь всё основное, что накоплено человечеством к настоящему времени.

Тем не менее автор надеется, что собранные под этой обложкой сведения будут полезны не только работникам заповедников и национальных парков, но также школьным учителям, работникам экокружков и экоцентров, а также всем любителям природы.

Книга написана на основании анализа как отечественного, так и зарубежного опыта. В ней использован большой массив данных по стратегии и тактике экологического просвещения посетителей старейших национальных парков мира - Йеллоустонского и Йосемитского, а также некоторых других охраняемых территорий штатов Монтана, Айдахо, Калифорния, Аляска и канадской Британской Колумбии. Не обойден вниманием и опыт европейских национальных парков: Великобритании, Польши, Болгарии и некоторых других. Конечно же, огромную роль играет опыт стран ближнего зарубежья: Прибалтики, Украины, Кавказа, Средней Азии. Всё, перечисленное выше, было суммировано автором на основании собственных многолетних наблюдений и исследований.

Кроме того, значительную долю имеющегося материала составляет опыт, накопленный автором в течение 20-ти лет работы со студентами Группы охраны природы географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Исследования проводились по всей территории бывшего СССР: от Западной Украины (Шацкий нацпарк) до восточной Камчатки (Кроноцкий биосферный заповедник) и от северной Карелии (нацпарк Паанаярви) до южной Туркмении (Бадхызский заповедник).

Зарубежный опыт экообразования в ОПТ мы упомянули первым не случайно. Этим мы хотим подчеркнуть не приоритет его перед отечественным, а прежде всего историческую последовательность. Как известно, первый национальный парк мира - Йеллоустонский был создан в 1872 г., а первый российский - Сочинский - спустя 111 лет, в 1983 году. На конец 1996 г. их у нас насчитывалось всего 31, да и то многие находились лишь на стадии организации.

Система же заповедников начала складываться еще в начале нашего века, и сейчас, на январь 1997 года, она насчитывает 93 объекта. Однако приоритетными в российских заповедниках всегда были и остаются задачи охраны природы, научных исследований, сохранения генофонда и т.д. И даже в тех из них, где исторически сложились условия для развития экообразования, оно базировалось преимущественно на экскурсиях по музею природы, лекциях, выездной работе со школьниками в ближайших населенных пунктах. Сами же территории заповедников, как правило, были закрыты для посещения их “простыми гражданами”.

Вместе с тем, многие наши ОПТ имеют не только огромный природно-просветительский потенциал, но также и все другие предпосылки для развития этого направления деятельности: высокий спрос, прекрасные традиции, уникальные специфические навыки, самобытность экологической культуры и т.д. Не хватает только опыта и денег. Но это, как мы попытаемся показать в дальнейшем изложении, не главное. Что опыт? Он - как клюка: идти помогает, а летать мешает. Деньги , наоборот, не помешали бы, но в данной книжке есть масса примеров того, как без особых затрат можно добиться весьма существенных результатов.

Так что же всё-таки для этого надо в первую очередь? Ответим на это словами Николая Сладкова, который в весьма лаконичной форме выразил мудрую мысль:

Для того, чтобы переплыть океан на плоту, в первую очередь, как это ни странно, нужен прежде всего не плот и не океан. Нужно желание. Будет желание - найдутся и плот и океан. А не будет желания - не помогут ни дюжина плотов, ни полдюжины океанов.

1. Охраняемые природные территории как учреждения образовательного профиля

Сохранение заповедников чрез--

вычайно важно и в целях педа-

гогических, так как обеспечивает

наличность объектов для нагляд-

ного изучения природы.

И.П.Бородин

Экологическое образование в ОПТ обладает рядом особенностей по сравнению с так называемым формальным образованием (школа, вуз, поствузовские организации) и неформальным (клубы, кружки, станции юных и др.). По сути вся книжка посвящена раскрытию этих особенностей. Однако, есть смысл с самого начала кратко перечислить наиболее характерные из них.

Одна из особенностей экообразования в ОПТ заключается в том, что здесь в наибольшей степени по сравнению с традиционными учреждениями образовательного профиля проявляется синтез двух начал: интеллектуального и духовного. Синтез двух подходов, первый из которых более характерен для школы отечественной (приоритет естественно-научных знаний), а второй - в целом для зарубежной (приоритет чувственного восприятия природы). Нельзя сказать, что второй подход вообще не использовался нашими педагогами, писателями, журналистами. Достаточно вспомнить В.А.Сухомлинского с его методикой пробуждения умственных способностей маленького человека, впервые переступающего школьный порог, в комплексе с воспитанием способности эмоционального отношения к миру природы.

Ещё раньше, в 1937 году, М.Пришвин писал в своем дневнике: ”Разве я не понимаю незабудку: ведь я и весь мир чувствую иногда при встрече с незабудкой, а спроси - сколько в ней лепестков, не скажу. Неужели же вы меня пошлёте “изучать” незабудку?

Однако, основной упор у нас всё же делался и в большинстве случаев делается на проработку содержательной части учебных программ, на обучение в его традиционном понимании. В этом отношении экообразование в ОПТ, среди прекрасной природы, призвано соединить в себе интеллектуальный и духовный компоненты с равной долей внимания к ним.

Другая особенность - огромный “разброс” аудитории: от малых детей до глубоких стариков. И выдерживая общие принципы экообразования для всех возрастных, профессиональных и прочих типов групп посетителей, приходится составлять программы, подпрограммы и под-подпрограммы, совместимые с жизненным опытом тех, на кого направлено это образование.

Третья особенность - какие бы серьёзные проблемы ни поднимались в программах образования в ОПТ, сколь глобальны бы ни были их масштабы, прежде всего они решаются здесь - на местном материале. Под ним понимается состояние природной среды не данной ОПТ, а всего региона, для которого этот заповедник или национальный парк является репрезентативным учреждением. И решение таких проблем обязательно должно способствовать улучшению местной экологической обстановки.

В качестве четвертой особенности можно назвать широкие возможности любой ОПТ для проведения практических природоохранных работ силами посетителей-добровольцев. Нет смысла доказывать, что такие работы, особенно если это не разовое мероприятие да ещё “из-под палки”, а регулярные и сугубо добровольные дела, являются не то чтобы необходимой, но крайне желательной составляющей процесса экообразования.

Пятая особенность, занимающая это место не по иерархии ценностей, а просто по порядку упоминания в данном изложении, связана с направленностью одной из ведущих задач экообразования в ОПТ. ”Открывая” эти территории для посещения, одновременно мы реализуем возможность и необходимость переориентации представления людей о целях и задачах ОПТ в целом. Дело в том, что по, свидетельству зарубежной прессы, во всём мире на протяжении всей истории существования национальных парков и других резерватов нетронутой природы доминировал взгляд на них как на свободные территории с неограниченными возможностями эксплуатации их ресурсов. Эксплуатации с целью получения экономической прибыли, выгодного вложения капитала, возможности обеспечить трудовую занятость значительной массы населения. Влияние этой точки зрения заметно даже сейчас и даже в самых высокоразвитых странах (A Protected Areas Vision for Canada. Canadian Env. Advisory Council. Ottawa, Canada, 1991). Что уж тогда говорить о странах с неустойчивой экономикой, к которым относится и наша Россия.

И последнее, о чем следует сказать, характеризуя специфику ОПТ как учреждений образовательного типа, - о Федеральном законе 1995 г., регламентирующем деятельность российских заповедников и национальных парков. Согласно этому закону, экологическое образование, а также разработка и внедрение научных методов экообразования являются одной из их приоритетных задач, наряду с охраной природы, мониторингом природной среды, сохранением историко-культурных объектов и т.д. И именно это “наряду” составляет еще одну, весьма важную отличительную особенность ОПТ. Только совместное решение перечисленных выше задач может обеспечить полноценный и эффективный результат деятельности в этом направлении.

Дело в том, что экообразование немыслимо без участия в этом процессе естественной природной среды, слабо измененной или практически нетронутой в процессе хозяйственной деятельности человека. Для охраняемых территорий характерно высокое биологическое разнообразие, здесь имеется возможность наблюдать ненарушенный ход природных процессов, познавать законы природы, проводить сравнительную оценку природных комплексов и объектов в границах ОПТ с природно-антропогенными и антропогенными комплексами вне ее границ, то есть на урбанизированной территории. Всё это позволяет не только расширить экологический кругозор, приобрести определенные навыки в проведении научных исследований и решении практических природоохранных задач, но также создаёт условия для воспитания любви и уважения к нашей природе - национальному достоянию России. Общение с прекрасной и здоровой, а не измученной и угнетенной природой - это наилучшая почва для воспитания патриотизма и ответственности за судьбу родного края и Земли в целом.

С другой стороны, экологическое образование посетителей ОПТ неразрывно связано с удовлетворением их потребности в полноценном отдыхе на природе. Основной формой такого отдыха, преследующего не только и не столько чисто рекреационные, но познавательно-образовательные цели, является экотуризм, или, вернее, экологически ориентированный туризм. Эта ориентация на экологию проявляется как на уровне целей, так и в самом содержании программ экотуризма и экообразования.

Более подробно об этом будет сказано ниже, при характеристике экотроп и экомаршрутов. Здесь же дадим лишь понятие экотуризма как особой ветви рекреационной отрасли.

2. Экотуризм: основные черты

Охраняемые территории - это фантастическое средство об-

разования. Наилучший путь

получения знаний о природе -

это посещение нетронутой

природы.

Г.Цебалос-Ласкурейн

В связи с ухудшением состояния окружающей среды во всех сферах мирового хозяйства идёт поиск альтернативных направлений использования природных ресурсов. Главная их отличительная черта - снижение ущерба природной среде в соответствии с концепцией устойчивого развития.

Одним из таких новых направлений является экотуризм, который в последние десятилетия получил широкое развитие во всём мире. Свидетельство тому - подключение к деятельности по развитию экотуризма известных международных организаций типа Международного союза охраны природы и природных ресурсов (IUCN), Всемирного фонда дикой природы (WWF), Всемирного банка реконструкции и развития и других. Проводятся симпозиумы и конгрессы, множится число фирм, которые из всех видов туризма предпочитают именно экологический или близкие к нему виды: природный, биотуризм, приключенческий, “зелёный” и т.п. Из всех видов туризма это наиболее быстро растущие ветви. И по некоторым оценкам, на долю экотуризма уже приходится до 20% всего рынка мирового туризма.

Бурный рост экотуризма в мире на протяжении последних десятилетий объясняется не только ухудшением окружающей среды в городах, но также всё большим “окультуриванием” популярных районов отдыха - горных курортов, побережий тёплых морей и т.д.

Чем же по существу отличается экотуризм от обычного туризма? Прежде всего, экотуризм - это путешествия и посещения сравнительно хорошо сохранившихся природных территорий, представленных во всем мире, как правило, национальными и природными парками, резерватами и другими типами ОПТ.

Во-вторых, экотуризм подразумевает наличие определённых, довольно жестких правил поведения. Соблюдение их является принципиальным условием успешного развития самой отрасли.

В-третьих, экотуризм характеризуется относительно слабым влиянием на природную среду. Отсюда его ещё называют “мягким туризмом”. И именно по этой причине он является практически единственным видом использования природных ресурсов в пределах большинства ОПТ мира.

В-четвертых, экотуризм предполагает, что местные жители не только работают в качестве обслуживающего персонала, но также продолжают жить на охраняемой территории, вести прежний уклад жизни, заниматься традиционными видами хозяйства, которые обеспечивают щадящий режим природопользования. Это приносит определённый доход населению и способствует его социально-экономическому развитию.

Ещё одна черта, характерная для экотуризма как международного вида рекреационной деятельности - это развлечение, в основном, для богатых. У них больше денег, больше свободного времени, среди них много пенсионеров, и потому они имеют больше возможностей для путешествий вообще. К тому же посещение национальных парков за рубежом действительно требует немалых расходов.

В подтверждение того, что экотуризм - отдых не для бедных, приведём фрагмент из программы зимних экскурсий Йеллоустонского национального парка на 1994-95 гг.

  1. Однодневная экскурсия в сопровождении гида - проводника (он/она же - водитель) на снежном вездеходе (snowcoach) вместимостью 12 чел. от пос. Mammoth до гейзера Old Faithful и обратно (расстояние около 170 км) с двухчасовым перерывом на осмотр гейзерного бассейна и остановкой по пути - 68 долл.

  2. Однодневная экскурсия также от пос. Mammoth до гейзера Old Faithful и обратно, но по другому маршруту (расстояние около 240 км) и на другом транспорте типа мотоцикла на полозьях (snowmobile), с прокатом обмундирования (от специального костюма до рукавиц). Обязательное условие - наличие водительских прав. Стоимость путешествия зависит от типа сноумобиля: на одноместном - 130 долл. на двухместном - по 80 долл.

  3. Та же экскурсия, но в сопровождении гида - проводника обойдется дороже - 150 долл. за сноумобиль (независимо от его вместимости) плюс по 15 долл. за прокат обмундирования.

Если к этому добавить расходы самого туриста на питание во время путешествия в кафе недалеко от гейзера и на перекусы в придорожных кафе по пути следования, на ночевку в отеле пос. Mammoth (2 ночи - до экскурсии и после - в двухместном номере плюс ужин на двоих обойдутся по 70 долл. с человека), на входную плату в парк - 10 долл., а также на дорогу от места жительства до Йеллоустона (а добираться сюда приходится сначала на самолёте, а далее на автобусе или на своём либо взятом напрокат транспорте собственно до парка), то станет ясно, почему дело создания национальных парков считается выгодным для государства, хотя сами парки находятся не на самоокупаемости, а на госбюджете.

3. Экотуризм в России

Люблю и знаю.

Знаю и люблю.

И чем полней люблю,

Тем глубже знаю.

Ю.К.Ефремов

Наша страна обладает огромными ресурсами для экотуризма. Около половины её площади - это слабоизменённые или вообще практически нетронутые хозяйственной деятельностью природные территории. Однако развитие экотуризма в России находится лишь в начальной стадии. И причины этого кроются не только в известных трудностях экономического характера, но и в специфике нашей системы ОПТ.

Дело в том, что следуя мировому опыту, основными целями экотуризма в России являются:

  1. Экологическое образование, повышение культуры взаимоотношения с природой, выработка экологических норм поведения в природной среде, воспитание чувства личной ответственности каждого за судьбу природы.

  2. Восстановление духовных и физических сил человека, обеспечение полноценного отдыха.

  3. Охрана природы территории, минимизация ущерба природной среде.

  4. Содействие социально-экономическому развитию отдельных регионов и государства в целом.

Все 4 цели в той или иной интерпретации и в различном порядке составляют основу для создания и функционирования ОПТ практически во всем мире. И только в России три четверти всех ОПТ (а именно столько приходится на заповедники) не включают второй задачи вообще, первая упоминается в усеченном виде и далеко не на главном месте, а четвёртая подразумевается лишь в теории.

Правда, необходимо признать, что именно это обстоятельство в большой степени способствовало сохранению и укреплению нашей заповедной сети. Однако, с другой стороны, косвенным образом это явилось своеобразным тормозом для развития экообразования в России на протяжении многих десятилетий.

Экологический кризис, переживаемый Россией в последние годы, на фоне бурного развития экотуризма в мире заставил некоторые российские ОПТ и координирующие правительственные органы всерьёз задуматься о развитии этого вида природопользования. Не секрет, что наша обширная сеть ОПТ в значительной мере существует за счет финансовой поддержки международных организаций типа Фонда дикой природы (WWF), Всемирного Банка и др. Однако в настоящее время общая сумма такой помощи превысила доступный годовой фонд. В связи с этим WWF рекомендовал искать средства на сохранение природы России с помощью развития экотуризма и использования дохода национальных и природных парков. В сотрудничестве с Всемирным Банком, Российским правительством и Фондом МакАртуров WWF даже разработал план сохранения российского биоразнообразия и подготовил портфель инвестиций для заинтересованных спонсоров.

В результате те заповедники и национальные парки, которые первыми стали развивать экотуризм на своей территории, уже ощутили не только его экологические, но и экономические преимущества.

Однако, гораздо важнее так называемый социальный эффект. Прежде, в условиях абсолютно строгого режима охраны территории заповедников, информацией об их природном потенциале, уникальных объектах и результатах научной работы знал лишь сравнительно узкий круг профессионалов. Теперь же всё большее число людей, в том числе тех, кто может оказать существенную поддержку и поднять общественное мнение, имеют возможность посетить эти ранее недоступные для них территории.

Сложное экономическое положение системы ОПТ России, а также успехи отдельных заповедников и национальных парков в деле развития экотуризма и экообразования были обсуждены на семинаре, проведенном в Кавказском заповеднике в 1994 г. Одним из решений семинара было признание настоятельной необходимости поднятия престижа российских ОПТ как внутри страны, так и за её пределами, ознакомления местного населения, руководителей страны и международной общественности с нашим природным наследием.

К первым национальным паркам России, которые добились определённых успехов в развитии экотуризма, можно отнести Водлозерский и Кенозерский парки на Русском Севере, Валдайский и Марий Чодра в средней полосе России, Югыд-ва в Коми и Таганай на Южном Урале, Прибайкальский и Забайкальский в Сибири и некоторые другие.

Число туристов, посещающих национальные парки России, пока не столь велико в сравнении с известными парками мира. Ниже приводятся данные, полученные в ходе анкетирования участников семинаров, проводимых эколого-просветительским центром “Заповедники”. Согласно результатам анкетирования 1996 г., парк “Марий Чодра”, который находится в средней части бассейна Волги, в год посещают от 500 до 700 тыс. человек. Это, пожалуй, самая высокая посещаемость для наших национальных парков, сравнимая с таким известнейшим парком мира как Денали на Аляске (те же 500-700 тысяч). Правда, в первом случае речь идёт обо всех туристах и отдыхающих Марий Чодры (включая тех, кто просто гуляет по территории парка, купается и загорает - таких большинство, собирает грибы и ягоды), а во втором - лишь о посетителях, которые заезжают в середину парка на автобусе по единственной дороге от ворот Денали до горы Мак-Кинли.

Валдайский национальный парк, согласно тем же исследованиям, посещает в год до 60 тыс. чел. А известный не только у нас в России, но и далеко за её пределами Водлозерский парк - самый крупный по площади в Европе (полмиллиона гектаров), посещает всего лишь чуть больше 4 тыс. человек. Для сравнения: Йеллоустонский национальный парк, площадью 900 тыс. га, в год посещают 3 миллиона. Правда, и от роду нашему парку всего ничего - чуть больше 5 лет, а Йеллоустону - все 125.

Большинство российских заповедников, которые начали заниматься экотуризмом, предпочитают развивать его не на основной территории, а в охранной полосе. К таким заповедникам, в частности, относится Катунский на Алтае. Летом его окрестности посещают около 500 горных туристов, 100 туристов-водников и 50 альпинистов и скалолазов.

Весьма привлекательны для познавательного туризма заповедники Приморья (Дальний Восток России). Так, Сихотэ-Алинский заповедник, отметивший недавно своё 60-летие, посещают за год около 2 тыс. чел. А Уссурийский, по возрасту чуть старше предыдущего (организован в 1932 г.), в год посещают до 6 тыс. чел.

Стоит упомянуть еще об одном заповеднике, который находится на берегу самого глубокого озера земного шара. Это Байкальский заповедник, начавший развитие экотуризма всего лишь 3 года назад и в настоящее время принимающий только 3-4 группы по 10-12 чел. за лето. В основном, это иностранные туристы из разных стран мира. В программу их пребывания входит знакомство с музеем природы, проблемами целлюлозно-бумажного комбината и его влиянием на водные и прибрежные комплексы, экологический маршрут по заповедным тропам.

И последний пример, к которому автор ещё не раз будет обращаться на протяжении настоящего повествования. Кроноцкий биосферный заповедник на Камчатке, известный во всём мире, прежде всего, благодаря Долине Гейзеров. Открытие Долины для массового туризма состоялось в 1968 году, а уже в 1975 году турбаза была закрыта. Это решение было принято в связи с огромным негативным воздействием туристов на необычайно ранимую природную среду Долины. И дело тут не только в бесконтрольности их поведения, но также в хрупкости уникальной природы: высокотемпературные грунты, плывущие под ногами посетителей; эндемичная флора, наличие крупной группировки бурого медведя (камчатский подвид).

Однако, и после прекращения работы турбазы туристское освоение Долины продолжалось. Сюда приходили самодеятельные группы и прилетали на вертолёте организованные экскурсии друзей и знакомых. Высокие гости и многочисленные учёные - участники совещаний и симпозиумов, члены научных экспедиций (отечественных и зарубежных) - считали своим долгом побывать в Долине. Число таких посетителей было несколько меньше, чем плановых туристов, но тем не менее природа Долины продолжала деградировать.

В конце концов дирекция заповедника и местные власти приняли решение о повторном открытии Долины, но уже с предваряющим его научным обоснованием.

Так случилось, что честь провести это исследование выпала Группе охраны природы географического факультета МГУ под руководством автора. В 1990 г. нами было составлено научное обоснование экскурсионного маршрута: уточнение трассы, её комплексное описание, определение факторов, лимитирующих рекреационную нагрузку, расчёт допустимой нагрузки и составление проекта благоустройства с экологических, эстетических и психокомфортных позиций. Экспедиция проводилась за счет акционерного общества “Согжой”, которое, собственно, и развивает экскурсионный туризм в Долине Гейзеров на правах аренды.

Открытие Долины Гейзеров для туристов и строительство в этой связи сплошного настила по всей экскурсионной тропе подвергалось бешеной критике со стороны некоторых защитников заповедной природы. Однако наши 6-летние наблюдения за состоянием этой природы в зоне влияния тропы показали, что проведенное благоустройство плюс соблюдение допустимой нагрузки и рекомендованного режима использования и охраны территории являются достаточной гарантией для устойчивого развития природных комплексов Долины. В настоящее время здесь, в наиболее безопасном с точки зрения влияния на естественные природные процессы месте, начато строительство экоцентра (Visit Centеr). По замыслу исполнителей проекта, он не будет уступать лучшим зарубежным образцам ни по уровню комфортности, ни по эколого-информационному обеспечению. Однако, при этом как сам экоцентр, так и экскурсионная тропа сохранят своеобразие и оригинальность.

Несмотря на отдельные положительные примеры развития экотуризма в национальных парках и заповедниках России, стоит ещё раз сказать, что всё это, как указывалось выше, лишь самые первые шаги. Отсутствие у большинства ОПТ начального капитала на создание экоцентров отодвигает решение экообразовательных вопросов (в т.ч. и разработку конкретных программ обучения, приспособленных к природным и социально-экономическим условиям ) на дальний план. А сама задача экологического образования посетителей переходит из разряда приоритетных во второстепенные, уступая место решению по преимуществу хозяйственных вопросов.

И потому, как правило, несмотря на огромный природно-познавательный потенциал, рост посещаемости наших заповедников и национальных парков порой происходит крайне медленно. Причины этого кроются в недостатке рекламы, крайне скудном наборе рекреационных услуг и невысокой комфортности мест отдыха и ночлега .

Помимо сферы услуг ОПТ испытывают значительный недостаток практических навыков в воплощении идей экотуризма и экообразования. В большинстве из них отсутствует методика развития этого направления деятельности применительно к конкретным природным и социально-экономическим условиям, нет комплексного описания сети маршрутов, стихийно использующиеся для экотуризма маршруты не имеют ни соответствующего оборудования, ни информационного обеспечения. Не налажена система подготовки кадров для приема и экологического просвещения посетителей, не созданы экоинформационные центры и т.д. и т.п.

Программы пребывания туристов в ОПТ часто практически ничем не отличаются от таковых в обычном туристском путешествии, вне пределов охраняемой территории. Ведь переориентация прогулочно-развлекательной деятельности на эколого-познавательную - это сложный, трудоёмкий и длительный процесс.

Правда, известны отдельные весьма интересные примеры конкретных мероприятий, проводимых некоторыми ОПТ. Но чаще всего они не находят широкого распространения в других организациях подобного типа. Основная причина этого заключается в том, что расстановка приоритетов в наших ОПТ все ещё существенно отличается от остального мира. Как известно, любой национальный парк как системное образование состоит из трех подсистем: природная среда, штат парка и его добровольные помощники, посетители.

Имея сравнительно хорошо отлаженную систему заповедников, мы до сих пор и в них (что вполне обоснованно), и в наших национальных парках (что, на наш взгляд, абсолютно неверно) пытаемся сохранить приоритет за природной средой, оставляя на втором месте работников парка и лишь на последнем - его посетителей. Тогда как в национальных парках других стран дело обстоит как раз наоборот. И турист, посетитель там рассматриваются как его главный компонент, его так сказать “доминантный вид”.

И ещё одна немаловажная, но, стоит надеяться, преходящая особенность российского экотуризма. Многие наши заповедники, как и упомянутый выше Байкальский, пока отдают предпочтение приёму иностранных туристов. Причина этого - не только естественное желание получить большую прибыль в максимально короткий срок, но также негативные традиции многих отечественных туристов. С одной из них начиналась настоящая книжка. Кроме того, можно упомянуть обряд приготовления пищи исключительно на костре (вне зависимости от того, есть в округе сухие дрова или нет), использование под палатки лапника, а для палаточных и костровых кольев - живого подроста, порча памятных объектов своими автографами и т.д. Конечно, перечисленные проблемы волнуют не только российские ОПТ, но масштабы их внутри нашей страны и за её пределами несравнимы. Отсюда и упомянутый перекос в сторону приёма туристов в основном из-за рубежа.

В заключение стоит заметить, что анализ нашего исторического опыта позволяет с надеждой смотреть в будущее. Дело в том, что Россия имеет не только богатые потенциальные ресурсы экотуризма, но ещё и давние традиции развития туристской деятельности, весьма близкой по характеру к экологическому туризму.

Судя по литературным данным , эти истоки восходят к 70-м годам прошлого столетия, когда в Тифлисе, входившем в то время в границы России, было создано “Общество любителей естествознания и альпийского кавказского клуба”. Не столь важно, что просуществовал он всего 6 лет и объединял всего 40 путешественников, но это первое объединение такого рода, память о котором сохранила для нас история.

Следом за ним, в 90-х годах в Одессе был учреждён Крымский горный клуб, в уставе которого среди прочих задач были записаны следующие:

История отечественного туризма знает ещё немало примеров деятельности различных обществ и объединений, клубов и групп, которые всё своё свободное время посвящали и посвящают походам в удалённые уголки природы со слабо развитой сетью рекреационных услуг, но зато богатой и уникальной природой. Цель таких путешествий (пеших, горных, водных, конных, лыжных) не только и не столько спортивная, сколько природно-познавательная и эколого-трудовая.

И потому подготовка и проведение таких походов включает не только техническую сторону, но и детальное изучение природы и природных явлений, истории освоения, экологических проблем края. В программу похода в обязательном порядке входят также полезные для сохранения природы мероприятия эколого-практического плана (благоустройство стоянок, очистка территории от мусора, укрепление полотна тропы и т.п.).

Примером традиционного туристского освоения территории с экопросветительским “уклоном” может служить район будущего национального парка “Бельсу”. Его технико-экономическое обоснование разработано в 1996 г. Экопроектом - организацией, созданной в рамках Уральской лесотехнической академии. Предположительно парк будет утверждён в 1997 г. Расположен он на юге Сибири, в горах Кузнецкого Алатау. Занимает вершины и отроги хребта Тигириш, что в переводе с шорского означает Поднебесные Зубья. Склоны хребта покрыты густыми пихтово-кедровыми лесами, выше идут горные луга и тундры, а ещё выше - каменные россыпи под скалистыми гребнями.

Территория парка с давних пор активно посещается туристами. По подсчетам автора, принимавшей участие в проектных работах, в 1995 г. здесь побывало около 3000 чел. летом и 1500 чел. зимой практически со всей России и даже из-за рубежа.

Программы пребывания большей части туристов, разработанные и осуществляемые Кемеровским областным центром социального туризма, нацелены на рекреационно-познавательную тематику. Помимо знакомства с основными природными достопримечательностями территории, высотной поясностью, разнообразием растительного и животного мира, стихийными природными процессами, на приютах ребята (а именно они составляют основной контингент туристов) учатся владеть навыками организации туристского быта с наименьшим ущербом для природы. В этом им помогают не только руководители их групп, но и инструкторы приютов. Большая часть мероприятий по благоустройству стояночных полян, самой тропы и окрестностей приютов производится силами или при участии туристов. Сюда входят уборка мусора, ремонт переправ через горные реки и ручьи, дополнительная маркировка троп на сложных участках, устройство гатей в нужных местах и ряд других мероприятий. Конечно, проблем здесь ещё немало, однако сам факт положительного опыта налицо.

4. Интерпретатор - кто это?

Не иметь интерпретатора в

парке -всё равно что пригласить

гостя к себе домой, открыть

дверь, а затем исчезнуть.

У.Карр

Сразу после организации первого национального парка мира - Йеллоустонского, в течение года нём был создан специальный отдел, в задачи которого входили сбор и обработка информации о природе парка (как сейчас бы сказали, эколого-краеведческой) и налаживание контактов с различными университетами для использования территории парка в научных и педагогических целях. Назывался он отделом обучения.

С тех пор в каждом национальном парке мира и вообще почти в каждой ОПТ создаётся определённое штатное подразделение для реализации идеи экообразования посетителей. Обычно оно объединяет методистов и экскурсоводов, руководителей эколого-просветительских центров и музейных работников, специалистов по рекламному и издательскому делу. Перечисленные сотрудники могут быть штатными работниками, а также внештатными, привлеченными на договорной или контрактной основе.

Основу этой категории работников парка - специалистов в области экопросвещения, составляют так называемые интерпретаторы. Слово это произошло от английского “interpretеr” (что буквально переводится как “толкователь”) и пока ещё не вошло в нашу русскую речь, в отличие, к примеру, от слов экология или экотуризм. Однако, ввиду частого употребления его в парковой и околопарковой литературе, хотелось бы здесь пояснить его значение.

Прежде всего, интерпретатор - это абсолютно необходимая должность в любой ОПТ. В переводе на русский язык, интерпретатор - это не то чтобы экскурсовод, не то чтобы инструктор, не то чтобы руководитель или учитель, хотя в какой-то мере он и тот, и другой, и третий с четвёртым.

Возможно, наиболее подходящий перевод этого слова, применительно к ОПТ, - это “проводник”. Он проводит туристов по экологическим маршрутам и достопримечательным местам, включая музеи и выставки под крышей и под открытым небом. Он проводит информацию от базы данных ОПТ и от себя лично к посетителям.

Под “проведением” информации подразумевается не просто её передача, а в то же время стимуляция желания посетителей получить эту информацию. При этом он должен учитывать множество предпосылок и условий такого “проведения”, чтобы обеспечить успех и максимальную эффективность своей деятельности.

И наконец, он - проводник конкретных целей и задач всей ОПТ. От его работы непосредственно зависит понимание этих задач посетителями, что в свою очередь обеспечивает сохранение природных и исторических ценностей данной территории в процессе их использования для познавательного туризма, экологического просвещения и воспитания культуры поведения.

Кстати, о культуре поведения. Во многих национальных парках мира, а также в проектируемых парках российского Севера и Дальнего Востока проживает местное население, волею судьбы вовлечённое в процесс экотуризма. При посещении этих поселений туристы знакомятся с укладом жизни, традиционными видами хозяйства, местными ремёслами, которые находятся в гармонии с окружающей природной средой. В задачу интерпретатора входит налаживание контакта между населением и туристами, создание отношений взаимного понимания и уважения. Дело это весьма деликатное, и порой нужно проявить настойчивость, не выходя за рамки тактичности, чтобы местные жители не превратились, с точки зрения посетителей, в “артистов заднего плана”, этакие “движущиеся живые декорации”. Или и того хуже - в “реквизит, который нужно кормить.”

Помимо того, что интерпретатор - это проводник, экскурсовод, руководитель и лесник в одном лице, он может совмещать и другие профессии. Так, гид-интерпретатор Йеллоустона Джоанна Мериер - молодая симпатичная женщина, проводящая экскурсию к гейзеру Old Faithful, не только снабжала нас информацией, но была ещё и водителем снежного вездехода. Она останавливала машину во всех достопримечательных местах, а также - по первому требованию пассажиров - при всех встречах с дикими животными, для того чтобы сфотографировать их. На остановках она успевала подать и убрать “трап” - откидные ступеньки, протереть все стёкла (дело было в январе, и окна забрызгивались снежной крошкой, летящей из-под гусениц вездехода), следить за компактностью группы и отвечать на многочисленные вопросы. В результате для нас она была такой же “достопримечательностью” парка, как, скажем, водопады или лебеди, плывущие по реке с заснеженными берегами. По крайней мере, неотъемлемой частью Йеллоустона и воспоминаний о нём.

За рубежом существует немало методических материалов, помогающих понять, что же это за должность такая - интерпретатор, каковы основные принципы интерпретации, какие методы использует интерпретатор в своей работе и как он их применяет в конкретных условиях. Материалы эти разные по объёму и по содержанию. Очень немногие из них переведены на русский язык и распространяются, главным образом, общественными организациями.

В качестве примера такого материала можно привести книгу В.Льюиса и Ф.Тильдена “Интерпретация для посетителей парков”, представленную к изданию Ассоциацией особо охраняемых территорий “Байкальская природа”.

Наряду с некоторыми оригинальными сведениями по вышеперечисленным темам, книга содержит массу методического материала, который традиционно используется работниками туристской сферы в нашей стране: инструкторами, проводниками, руководителями туристских кружков и т.п. Это касается рекомендаций по использованию картографических материалов и слайдов, проведению бесед и песен у костра, прогулок и походов, путешествий по воде; общению с людьми разных возрастных категорий и др. Причём большая часть рекомендаций представляет собой очевидные и общеизвестные вещи, основанные прежде всего на том, что называют здравым смыслом.

Чтобы не быть голословными, приведём несколько примеров: “Сосчитайте людей вскоре после того, как выйдете в путь, и считайте их во время остановок”. Или: ”Чем длиннее поход, тем более тщательно вы должны готовиться”. Другой тип рекомендаций основан на общей культуре взаимоотношения людей друг с другом: ”В обществе обычно игнорируют инвалидов, боятся их. Вы должны предложить им свою помощь”. Или: ”С ними [пожилыми посетителями - В.Ч.] нужно обращаться как и с другими людьми, если не требуется особого внимания”.

Из таких или подобных им рекомендаций составлена примерно половина текста. Так что молодым интерпретаторам можно не бояться начинать свою деятельность без тщательного изучения всего массива “западной” литературы по этой теме. Достаточно на первое время иметь обычный опыт общения с туристами во время походов, чтобы с помощью знаний, уважения к посетителю и любви к природе постоянно наращивать свой интерпретационный опыт. Пусть он будет ещё несовершенным и постоянно вызывать ваши сомнения. Но ведь, как говорил Лев Толстой, важно не совершенство, а приближение к нему. И пусть ваш опыт будет в чём-то не соответствовать рекомендациям, разработанным на основании более чем столетнего опыта наших американских коллег. Зато он будет вашим, отличным от других, оригинальным. И не забывайте, что творческого работника, по словам педагога-новатора И.П.Волкова, создают лишь упражнения в творчестве. И в процессе их каждый интерпретатор, даже не осознавая этого, нарабатывает, накапливает и использует какие-то свои наиболее удачные и соответствующие характеру и стилю поведения приёмы интерпретации. Только в этом случае литература, подобная книге Льюиса и Тильдена, сможет обогатить вас чем-то новым: деталями, находками, изюминками.

5. Эколого-просветительский центр.

Создавать творцов и

покровителей леса ещё

важнее, чем выращи-

вать самый лес.

Л.Леонов

Помимо специального штатного подразделения, основной задачей которого является экологическое образование посетителей, необходимо также создать определённую инфраструктуру, т.е. ту базу или основание, на котором будет строиться сам процесс экообразования. В той или иной степени, все сотрудники ОПТ (как было показано выше) и вся её природная и культурная среда задействованы в этом процессе. Но всё же можно особо выделить те объекты, естественного (природного) и искусственного (антропогенного) происхождения, для которых эколого-образовательная функция является приоритетной. Это как бы экообразовательный каркас ОПТ, который состоит из экопросветительских, или как их ещё называют информационно-визитных центров (в дальнейшем - экоцентров) и экологических (или учебных) троп природы.

Для всей ОПТ экоцентры играют роль информационных узлов, а экотропы - информационных коридоров, соединяющих экоцентры в единую информационную систему. В этом смысле понятие экообразовательной инфраструктуры ОПТ близко к понятиям экологического каркаса территории и экологической инфраструктуры ландшафта.

Главный экоцентр, как правило, создаётся при въезде (входе) в ОПТ. Иначе его ещё называют визит-центром. Небольшие экоцентры также могут быть созданы в отдельных районах охраняемой территории: начало или конец экомаршрута, пересечение (перекрёсток) экотроп. В отдельных случаях базой для организации экоцентра могут служить действующие туристические приюты.

Задача любого экоцентра - многопрофильная работа с посетителями. Само местоположение каждого экоцентра с присущим только ему набором природных достопримечательностей диктует основное направление в работе. Однако общий характер деятельности любого экоцентра однотипный. Прежде всего, это информационное обеспечение посетителей на любую, связанную с путешествием по ОПТ тему: где и в какое время можно увидеть тех или иных животных, как следует вести себя при встрече с ними, какие услуги предоставляются экоцентром и т.д. и т.п.

Экоцентр организует походы-экскурсии в границах данной ОПТ. Продолжительность их может быть самой разной, в зависимости от времени, которым располагают посетители: от 1-2-х часов до нескольких дней. Здесь же можно получить дополнительную информацию об объектах и явлениях, труднодоступных для наблюдения на маршруте. Кроме того, он проводит экоигры, эковикторины и экофестивали, готовит выставки по природным и культурным ресурсам ОПТ, проводит лекции-беседы с демонстрацией слайдо- и видеофильмов.

Для самых маленьких в зарубежных парках устраивают даже кукольный театр на тему, взятую из жизни леса и его обитателей. Для детей постарше - театр с “живыми актёрами”, в роли которых выступают сами сотрудники парка и их добровольные помощники. Подготовку к такому представлению о жизни пчелиной семьи мы застали в природном заповеднике Swan Lake (Лебединое Озеро), расположенном в черте г. Виктория на канадском острове Ванкувер. Среди “артистов”, облачённых в соответствующие костюмы, были и королева-пчела, и трутень, строители, охрана, няня, уборщики, полевые пчелы.

Здесь же создаётся музей ОПТ с краеведческо-экологической направленностью большей части экспозиции. Умело проведенная кампания среди местного населения и туристов, а также определённые льготы организационно-экономического характера (например, предоставление бесплатного абонемента на посещение ОПТ или проживание в приюте) помогут в сжатые сроки собрать достаточное количество экспонатов, необходимых для открытия музея и постоянного пополнения его фондов.

Экоцентр, создаваемый при входе в ОПТ, содержит также рекламно-справочные материалы, предназначенные как для чтения, так и для продажи: книги, буклеты, специальные выпуски газет, открытки, фотографии наиболее достопримечательных объектов. Большим спросом у туристов пользуются фотопланы, фотокалендари и фотоальбомы. Обязательно здесь же должны быть картосхемы ОПТ. Они бывают самых разнообразных типов: на всю территорию и на отдельные её районы; создаются специальные картосхемы для детей - с соответствующим оформлением: оригинальные фотографии, смешные рисунки, занимательные факты. Здесь же можно поместить “детские вопросы”, которые помогут не только самим детям, но и их родителям лучше понять суть серьёзных проблем. Например, на рекламном плакате о национальных парках Аляски маленький мальчик задаёт вопрос, а нельзя ли конуру его любимой собаки объявить нацпарком. Соответственно, ему разъясняют, какие по площади и по значимости территории могут претендовать на это высокое звание.

Ну, и нельзя обойти вниманием такие атрибуты рекламно-коммерческого характера, которые не прямо, но косвенно способствуют росту популярности данной ОПТ, её известности среди широких масс населения, воспитанию чувства гордости за своё природное достояние и истинного патриотизма. Речь идёт о всякого рода значках и эмблемах, майках и куртках, кепках и ремнях, кружках и разнообразнейших местных сувенирах, на каждом из которых красуется название-символ данного парка или заповедника. Вслушайтесь: Висим, Жигули, Командоры, Водлозеро, Таганай, Тунки...

Всё, что перечислено выше, а также то, что “стоит за кадром”, говорит само за себя: чем бы посетители ни собирались заняться в ОПТ (идти по маршруту пешком, плыть на плоту, ехать верхом и при этом фотографировать, рисовать, удить рыбу и т.д.), их первым шагом должно быть посещение экоцентра.

И ещё одна функция сотрудников экоцентра, напрямую не связанная с экологией и информационным обеспечением, но обязательно сопутствующая им. Это помощь посетителям в экстренных случаях: оказание первой медицинской помощи, содействие в поиске заблудившихся посетителей и т.п.

По большей части, предлагаемые центром услуги, разумеется, платные. Исключение составляют устная информация, простые в исполнении черно-белые картосхемы, газеты предыдущего выпуска и т.п.

Перечисленные выше задачи, которые призван выполнить экоцентр, могут создать впечатление, что на его организацию необходима огромная сумма денег, без которой и смысла нет браться за это мероприятие. На самом деле всё бывает иначе.

Как показывает практика, оборудование экоцентра имеет очень широкий диапазон: от самого простого (можно сказать, примитивного) - стол, доска, ряд лавочек для посетителей, до самого современного - действующие модели, компьютерная система поиска самими посетителями нужной информации и т.п.

И как одна из вершин модерна, в той стене визит-центра, что обращена к наиболее достопримечательному объекту (если таковой имеется в данном месте), сделано большое, без переплётов окно. Такое окно, фактически во всю стену, да ещё постоянно омывающееся проточной водой, имеется в визит-центре одной из охраняемых территорий Аляски (Portage Glacier Recreation Area). Сквозь него можно сделать прекрасные фотографии ледникового озера даже при самой плохой погоде, нередкой в этих краях. Такая возможность, безусловно, способствует дополнительному привлечению посетителей во все сезоны года.
  1   2   3   4   5   6


Школа Природы
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации