Дулов А.В., Сидоренко О.В. Юридическая этика - файл n1.doc

приобрести
Дулов А.В., Сидоренко О.В. Юридическая этика
скачать (386.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc387kb.18.09.2012 20:42скачать

n1.doc

  1   2   3   4
Академия управления при Президенте Республики Беларусь

А.В. Дулов, О.В.Сидоренко


ЮРИДИЧЕСКАЯ ЭТИКА



Учебно-методический комплекс



2005 г.
ТЕМА 1. ПРЕДМЕТ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВА ЮРИДИЧЕСКОЙ ЭТИКИ
Юридическая этика как наука,

изучающая взаимосвязи морали и права.
Социальные потребности – основа формирования науки. Во-первых, взаимоотношение морали и права обладает философской направленностью. Во-вторых, мораль и право сталкиваются и в процессе отправления правосудия. Так, суд присяжных – суд морали общества.

Возникновению науки юридической этики предшествовало появление науки судебной этики. Главной особенностью последней являлось морализаторство, то есть не зная этики морали юристы толковали норму права с точки зрения морали.

Основная ошибка автора судебной этики заключалась в том, что он исходил из правовой формы и при помощи этой формы определял что морально и что аморально при ее реализации.

Потребность в этике проявлялась и в теории права, где с точки зрения этики пытались рассматривать правосознание, правовые интересы и другие проблемы.

Сейчас остро стоит проблема нравственной ответственности. В результате этого получила развитие такая наука как диантология – наука о долге.

Сначала наука представлялась как единое целое, так, у Аристотеля этика занимала первоочередное место. Затем наука подверглась разделению, но в итоге ученые пришли к выводу о том, что только на стыке наук, при их взаимосвязи возможны новые открытия, новые прорывы.

Этика воспитывает человека и право, организовывает человека, поэтому необходимо объединить этику и право для развития человечества.

Прогнозирование научных исследований позволило сделать умозаключение о том, что изучение морали и права в комплексе может дать существенный импульс в познании способов регуляции человеческой жизни и деятельности. Естественно, что никакая наука не пойдет вперед без методологической основы.

Юридическая этика – это наука, призванная изучать взаимосвязи и взаимозависимости морали и права и разрабатывающая на этой основе пути развития целей права, юридической деятельности для активизации нравственного развития общества.

Юридическая этика призвана изучать право, где отдельному этическому исследованию подвергаются нормы права, принятые правовые решения, результаты принятых правовых решений.

Империческая основа включает в себя правовые оценки, социальные и жизненные ситуации, материальные объекты этих ситуаций, материализованные оценки этих ситуаций применительно к нормам права. То есть у нас появляется возможность изучать нравственные процессы общества и личности через все зафиксированные в документах элементы деятельности, находящиеся в правовой оценке.

Объектами юридической этики являются: право, моральные ценности общества, нравственные качества личности, процессы реализации этих ценностей и качеств.

Особенность данной науки заключается в изучении вышеперечисленных объектов и раздельно, и в комплексе.

Целями морали являются:

  1. Нравственное развитие личности;

  2. Совершенствование нравственных отношений в обществе;

  3. Формирование нравственного отношения и содействия всех видов деятельности человека;

  4. формирование нравственных отношений между государством, обществом и личностью;

  5. формирование нравственных отношений между государствами.

Функции морали:

Любая профессиональная деятельность – это моральный выбор. Самый поверхностный анализ моральных функций свидетельствует о том, что в настоящее время они не полностью обеспечиваются правовой регуляцией. Задача права – реализация в постоянном развитии каждой моральной функции.

Тщательный анализ и выявление всех функций морали необходим для того, чтобы определить пути развития правовой системы, которая изначально призвана обеспечивать всю систему функций морали.

Нравственные принципы обязательно закрепляются в праве, реализуются правом, защищаются правом. Право выполняет и функцию формирования моральных ценностей общества. Мораль определяет право, а право определяет политику и науку.

Мораль и право представляют развернутые системы правил поведения, охватывающие практически всю совокупность общественных отношений. Право подразделяется на отрасли (уголовное, гражданское, трудовое и т.д.) и нормы каждой из этих отраслей принято сводить в кодексы. Мораль, в свою очередь, включает разделы, регулирующие ту или иную сферу общественных отношений. Сюда включается нравственность труда, нравственность быта. Самое важное различие между моралью и правом касается способа, каким они регулируют поведение людей. Исполнение норм права обеспечивается при необходимости мерами принуждения с помощью специального аппарата правосудия, которое осуществляется должностными лицами. Требование морали поддерживаются силой общепринятых обычаев, общественного мнения или личной убежденности индивидом. Моральная санкция осуществляется, главным образом, мерами духовного воздействия, причем не отдельными людьми, наделенными какими-либо особыми полномочиями, а всем коллективом, социальной группой, обществом в целом. Большая часть общественных отношений регулируется одновременно как нормами права, так и нормами морали. Возникающие иногда несоответствия между требованиями закона и нравственности в подавляющем большинстве случаев связаны не с различиями морали и права, а с противоречиями внутри самих этих форм: общественного контроля (между законодательством и его практическим осуществлением, между требованиями общества и личной совестью).




Основные этико-правовые учения


Моральные нормы существовали и эволюционировали в процессе исторического развития, как правило, в соотношении с правовыми нормами. Их отношения оказывались далеко не всегда внешним противостоянием, а обретали нередко форму взаимопроникновения.

Систематизация античной этики.

Софисты впервые решительно сместили направление теоретико-познавательного инстереса с природы на человека. В противоположность предшествующим философам, искавшим тайну человеческого бытия в природе, космосе, Протагор (490 – ок. 420 до н.э.) провозгласил свое знаменитое положение: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют». Софисты принципиально иначе подошли к пониманию человека. Он для них больше, чем одно из проявлений универсума, он ее центр, творческое начало.

Протагор выделил в человеческом бытии особую область, которая в отличие от биологической природы созидается как бы самими индивидами. Он совершенно точно определил эту область как область общественного поведения, хозяйственной и государственно-политической деятельности.

Сократ (ок. 470-399 до н.э.) – первый в истории этики моралист – просветитель. Он делает предметом рассмотрения именно моральное бытие человека; предметом философии уже является ценностное содержание жизни – вопросы блага и добродетели, добра и зла, пользы и счастья. Сократ впервые в истории этики абсолютизирует мораль. Он рассматривает мораль как глубочайшую основу всей человеческой культуры. Высказывает твердое убеждение о существовании общих определений морали, достижение которых является гарантией добродетельности личности. Он обозначил ту линию в этике, сторонники которой не моральные принципы выводили из жизни, а жизнь подводили под моральные принципы.

Платон и Аристотель взяли на себя решение задачи превращения расходящихся и даже взаимоотрицающих этических идей в цельные системы, обоснования такого нравственного образца человека и общества, который тождественен разумности и имеет общеобязательную, принудительную силу для всех свободных граждан.

Платон впервые дал сознательное идеалистическое обоснование морали и тем самым мировоззренчески закрепил моралистический подход к действительности, исходящей из первичности моральных мотивов по отношению ко всем другим мотивам поведения человека. Он соединил самосовершенствование личности с идеей долга. К мысли Сократа, что человек должен руководствоваться убеждениями, которые он признает наилучшими, Платон добавил, что эти убеждения должны быть наилучшими, соответствующими единому божественному образцу. При этом он попытался всесторонне обосновать ту важную истину, что человек становится нравственным существом по мере того, как выходит за границы своего частного бытия, умеет взглянуть на себя в свете целого, всего общества, наполнить свою индивидуальную жизнедеятельность общезначимым общественным содержанием.

В восточной и античной мысли этика была вначале слита воедино с философией и правом и имела характер преимущественно практического нравоучения, преподающего телесную и психическую гигиену жизни. В особую дисциплину этика была выделена Аристотелем, Он ввел и сам термин, обнаруживший себя в ряде работ: «Никомахова этика», «Большая этика», «Эвдемова этика». Этике Аристотель отвел место между учением о душе и учением о государстве: базируясь на первом, она является основанием второго, поскольку ее цель – формирование добродетельного гражданина государства. Хотя центральной частью этики у Аристотеля оказалось учение о добродетелях как нравственных качествах личности. Цель этики – не познание, а поступки. Она учит тому, как стать добродетельным.

Естественное право как справедливость по природе. Естетственное право – понятие политической и правовой мысли, означающее и совокупность принципов, правил, прав, ценностей, продиктованных естественной природой человека и тем самым как бы независимым от конкретных социальных условий.

Еще Аристотель говорил о двух родах политической справедливости – естественной и юридической. Естественная справедливость присутствует везде в одинаковом объеме и ни в какой мере не зависит от людей. Юридическая справедливость в основе беспристрастна, но перстает быть такоковой, когда она сформулирована в законе. Законы издаются для применения в конкретных условиях. Справедливость действия, считающиеся таковыми в силу соглашения, удобства или юридического акта, не являются ведзе абсолютно одинаковыми, в то время, как справедливость по природе совершенна и едина для всех мест и людей.

Аристотель различает юридическую беспристрастность и справедливость. Справедливость выше юридической беспристрастности. Такая корректировка необходима, когда закон недостаточен. Дефект закона заключается в том, что, в то время как он должен с необходимостью носить универсальный характер, это невозможно сделать без ошибок.

Естественное право как божественный закон.

Внешним требованиям – юридической казуистике, политическим нормам, предписаниям традиционной религии, нравам и обычаям – христиане противопоставляли простой закон человеческого сердца. Иисус учит «не как книжники и фарисеи» (Матф. 7,29), а как человек, знающий некую сокровенную и безусловную истину.

Св. Фома Аквинский дает нам наиболее законченную концепцию естественного права с точки зрения христианской теологии.

  1. Естественный закон не является обычаем, поскольку естественный закон есть нечто установленное разумом, в то время как обычай является тем, чем мы руководствуемся в своих действиях. Если термин «обычай» используется для того, чего мы обычно по привычке придерживаемся, тогда, объясняет Фома, естественный закон может быть назван обычаем ввиду того, что иногда предписания естественного закона кажутся разумными только по привычке, а не по его фактическому действию.

  2. Предписания естественного права многочисленны, но они базируются на одном общем фундаменте. Это общее основание состоит в том, что должны делать добро и избегать зло. Это так, потому что первым принципом практического разума является тот, который основан на понятии добра.

  3. Естественный закон предписывает добродетельные поступки, поскольку разум каждого естественно диктует ему дествовать в добродетельном духе. Конечно, не все добродетельные поступки предписываются естественным правом, поскольку существуют поступки, совершаемые в добродетельном духе, к которым природа в начале не склонна, но которые оказались способствующими благосостоянию благодаря пытливости человеческого разума.

  4. Естественный закон является одинаковым для всех в своих общих принципах, поскольку истинность или обоснованность общих принципов разума одинакова для всех и в равной мере всем известны. Однако, что касается деталей, то закон является одинаковым для всех лишь в большинстве случаев. В некоторых немногих случаях это может быть не так из-за неправильности суждений вследствие разного рода препятствий или из-за искажения знания, если разум затемнен страстями, злой привычкой или порочной натурой.

  5. Существует различие между наиболее общими преписаниями или первыми принципами естественного права и его вторичными и более детализированными преписаниями, являющимися логическими выводами из первых принципов. В то время как заключения, полученные из первых принципов, могут быть изгнаны из людского сердца силой зла, главные принципы естественного права никогда не могут изгладиться из человеческой души.

Идеалистические теории права.

Право как гармонизация добровольных действий: Иммануил Кант. В практической сфере разума реальность свободы может быть продемонстрирована практическими принципами, которые доказывают каузальность чистого разума в процессе детерминирования активности воли. На этой концепции свободы основаны некоторые безусловные практические законы, особенно моральные законы. Они выступают как императивы, которые поощряют или запрещают определенные действия. Как таковые, эти императивы являются категорическими или безусловными, в соответствии с которыми определенные действия разрешены или запрещены, как морально возможные или невозможные. Они не существуют в форме технического или гипотетического императива, который гласит: «Если ты хочешь этого, то делай то-то».

Это ведет к пониманию концепции долга. Соблюдение или нарушение долга сопровождается моральным чувством, удовольствием или болью своеобразного рода. Однако моральные чувства представляют собой всего лишь субъективные следствия, а не основание этих законов. Возможность категорических императивов возникает из того факта, что они относятся не к детерминации деятельности воли, а к ее свободе. Свобода не может быть объектом никакого теоретического знания. Таким образом, по Канту, мы обладаем чистой волей, являющейся источником всех моральных предписаний и законов. Моральные правила для Канта являются абсолютно императивными. Его категорический императив служит основой его моральной так же, как и правовой философии. Им также устанавливаются определенные различия между правом и моралью. Мораль выступает как внутренняя сфера мотивов индивида, а право как область практических действий в соответствии с внешним стандартом, установленным законом.

Право как идея свободы: Г.В.Ф. Гегель.

Право относится к сфере объективного духа. Диалектическая триада объективного духа – это:

  1. Абстрактное право (тезис),

  2. Мораль (антитезис);

  3. Социальная этика (синтез).

Мораль является антитезисом абстрактного права. Мораль, по Гегелю, это рациональный фактор, а не субъективное чувство. Она является результатом ущерба, нанесенного индивидуальной волей, когда она становится отличной от всеобщей воли. Мораль состоит в том, чтобы следовать всеобщему, когда воля обнаруживает посредством диалектического процесса, что любая воля, противопоставляющая себя универсальной воле, является безнравственной.

Социальная этика является синтезом абстрактного права и морали. В свою очередь она развертывается в триаде:

  1. Семьи;

  2. Гражданского общества;

  3. Государства.

Они являются институтами, в которых воля индивида обнаруживает себя в согласии с всеобщей волей.

Право как принцип эволюции: Джоржио Дель Веккио (1878-1970гг).

Неокатианец Веккио делает различие между понятием права и идеалом права. Он считает ошибкой принятие идеала за определение права. Концепция права является его логической формой, которая охватывает этот идеал так же, как и все другие возможные правовые системы. Поскольку юридические оценки подразумевают интерсубъективные и транссубъективные аспекты тех действий, которые субъект может юридически совершить в отношении другого, право есть объективная координация возможных действий между несколькими субъектами, в соответствии с этическим принципом, который определяет их и исключает препятствия этому процессу.

Моральные оценки являются субъективными и односторонними. Эти два вида этических установлений связаны друг с другом в самом фундаментальном смысле, а именно в том положении, что все являющееся долгом, всегда есть право, а то, что не может быть долгом, не есть право. Так, если в какой-либо определенной системе некоторое действие считается надлежащим, тогда препятствие этому действию со стороны других не должно быть возможным, или в противном случае, она не была бы этической системой.

Двусторонность является ключевым элементом права, поскольку закон сводит вместе по крайней мере двух лиц и предписывает норму поведения обоим. Отличительной особенностью морали является то, что она обращается к субъекту и предоставляет ему выбор между разными действиями, которые он может совершить.

В течение нескольких последних десятилетий произошло своего рода возрождение теорий, базирующихся на концепции естественного права. Современные разновидности теории естественного права включают такое видение этого права, как объективно данная ценность, как мораль, ка нечто, основанное на антропологии (А.Эдель), как этическая юриспруденция (Кохен), как отношение между моральной истиной и общими фактами (Браун) и как внутренняя моральность закона (Фуллер).

Естественное право как мораль: Жан Дабен (р. 1889 г).

Для дабена естественное право является естественной моральной нормой. Исторически в естественном праве все искали именно принципы морального поведения. Трактаты, посвященные использованию естественного права для решения различных проблем, были, как считает Дабен, не чем иным, как трактатами по различным отраслям этики.

Естественное право и конкретная мораль предписывают одинаковые правила и закладывают фундамент для одних и тех же институтов. Нет никакой разницы между индивидуальным естественным правом и семейной моралью, или между политическим естественным правом и политической моралью. Даже в самом узком смысле этого термина, как выражение требований природы, естественное право представляет собой основу для решения моральных проблем в самых разнообразных областях. Более того, считает Дабен, нет различия между моралью индивидуальных поступков и институциональной моралью общественной жизни, так как мораль определяет все человеческое, включая и общественные отношения.

Таким образом, естественное право есть моральный принцип, взятый в его единой всеобщности.

Для Дабена является непреложным фактором существование морального естественного права, являющегося основой всех видов морального поведения, будь то отдельных индивидов или общественных институтов. Существует также и политическое естественное право, основанное на политическом инстинкте человека, зависящего от морального естественного права, так как мораль управляет всеми человеческими действиями.

Основываясь на этом анализе, Дабен утверждает, что не следует говорить об отношениях между естественным правом и действующим правом, и между моралью и действующим правом. Естественное право означает мораль, но не покрывает ее ценностную основу.

Естественное право как деонтология: А.П. ДЭнтрев (1902-1985 гг).

Концепция естественного права как деонтология, т.е. теории долга или морального обязательства, заключается в установлении элемента обязательства, заставляющего нас чувствовать, что мы подчиняемся закону потому, то в нем содержится элемент истины, а не просто из-за его принудительной силы. По Д’Энтреву, человеческой природе присущи некоторые фундаментальные ценностные установки, которые определяют наши представления относительно справедливости или несправедливости того или иного закона, и, следовательно, испытываем ли мы в согласии со своей совестью обязанность ее выполнять или не выполнять.

Это, по Д’Энтреву, не означает, что поскольку это вопрос веры, то невозможно рациональное обоснование конечных ценностей. А также, что если принцип справедливости где-то и когда-то в истории нарушался, то это нарушение можно оправдать.

Он считал, что опасения из-за претензии ценностного подхода на абсолютность, что может привести к фанатизму и лицемерию, возможно сгладить проповедью смирения и искренности. На исторических примерах он показывает, что ссылка на естественное право свидетельствует о серьезном стремлении человека к взаимопониманию.

Естественное право как внутреннее моральное ядро закона: Лон..Л. Фуллер (1902-1978 гг).

Фуллер считает, что понимание целевого поведения человека или целевой деятельности, такой, как издание законов, невозможно без знания самих целей этой деятельности. Поэтому в целевой интерпретации человеческого поведения разница между фактами и ценностями исчезает. Ценностный элемент является внутренне присущим фактом целевой деятельности.

Право содержит внутренне моральное ядро, дедуцируемое из самой природы правовой системы.

Он подробно рассуждает о принципах этой внутренней морали права.

Эти принципы таковы:

  1. Всеобщность;

  2. Открытость;

  3. Предсказуемость юридического действия (общий запрет на обратную силу закона);

  4. Ясность и понятность закона;

  5. Отсутствие противоречий;

  6. Отсутствие невыполнимых требований;

  7. Постоянство во времени (отсутствие частных изменений);

  8. Соответствие между официальными действиями и декларируемым правилом.

По мнению Фуллера, только посредством этих принципов можно создать законы, моральные по существу. Требование ясности закона является моральным принципом, поскольку определенные отрицательные намерения не могут быть открыто выражены в законе. Внутренняя этика, считает Фуллер, является моральной, так как она имплицитно рассматривает человека в качестве ответственного субъекта.

  1   2   3   4


Академия управления при Президенте Республики Беларусь
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации