Шпаргалки - Юридическая психология - файл n1.rtf

приобрести
Шпаргалки - Юридическая психология
скачать (1418.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf1419kb.18.09.2012 19:04скачать

n1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8
45. Психология опознания

В психологическом аспекте опознание (ст. 193 УПК РФ) – это следственное действие, состоящее из двух стадий: подготовительной (предварительный допрос об обстоятельствах, при которых опознающие наблюдали соответствующее лицо или предмет и о приметах и особенностях, по которым они могут провести опознание) и стадии собственно опознания.

На подготовительной стадии в процессе допроса, предшествующего опознанию, следует учитывать самые различные психофизиологические особенности самого опознающего лица: его психическое состояние в момент восприятия события преступления, физические особенности ранее воспринимавшихся им людей или предметов.

Восприятие человеком других людей может быть как объективным, так и субъективным. Первое заключается в том, что человек, воспринимая других людей, предметы, отражает объективно существующую реальность. Субъективное восприятие зависит от множества личностных, психологических, физических качеств и состояний лица. Следует указать на некоторые из таких зависимостей. Оценка и описание признаков другого человека в значительной степени обусловлены индивидуальными особенностями самих опознающих. Так, замечено, что люди невысокого роста обычно склонны преувеличивать рост других людей, и наоборот. Следственная практика знает немало случаев, когда потерпевший (свидетель) низкого роста называл преступника «высоким» или даже «очень высоким», в то время как это не соответствовало действительности. Молодые люди в большинстве случаев преувеличивают в своих показаниях возраст людей, которые значительно старше их, могут при этом назвать 40-45 летнего человека «старым». Напротив, пожилые люди зачастую имеют тенденцию к недооценке возраста всех людей, которые моложе их. В показаниях таких лиц субъекты 30-40 лет именуются «молодыми людьми». Вообще говоря о возрасте, следует иметь в виду, что он, по наблюдениям психологов, по сравнению с другими признаками внешности человека труднее поддается установлению. Возрастные черты менее определенны: чем моложе человек, тем выше точность определения возраста.

При оценке признаков внешности, свойств предмета немалое значение имеют возраст, жизненный и профессиональный опыт, интересы, знания опознающего. Дети, подростки могут плохо представлять возраст взрослых людей, недостаточно знать признаки одежды, не разбираться в наименованиях цвета, не уметь определять размеры, расстояние. Портной, как правило, сможет дать обстоятельную характеристику признаков одежды наблюдаемого человека; художник – определить черты внешности; механик, водитель, автолюбитель – модель, тип, особенности автомашины и т.д.

При описании ранее воспринимавшейся личности за основу берутся не все, а совокупность отдельных, так называемых опорных признаков. К ним могут быть отнесены рост, возраст, телосложение, черты лица, движения, речь. На практике, как показывают исследования психологов, наблюдатель обычно фиксирует форму лица, носа, величину и форму лба, бровей, рта, губ, подбородка, цвет глаз. Известно, что наибольшую информацию для криминалистических целей могут дать те свидетели (потерпевшие), которые умеют запоминать, выделять особые приметы наблюдаемого человека.

Жизненный опыт, равно как и многочисленные психологические наблюдения, показывает, что одними из наиболее надежных признаков, по которым мы узнаем людей, являются особенности их голоса и речи. В то же время известно, что подавляющее большинство людей испытывают особые затруднения при описании голоса и речи. Поэтому в процессе допроса целесообразно разъяснять опознающему содержание основных признаков, характеризующих голос и речь человека. Во многих случаях, чтобы достичь полного понимания указанных признаков, желательно предложить опознающему прослушать запись речи различных (не относящихся к данному делу) людей. То же самое следует сказать и об описании на допросе, предшествующем опознанию, наиболее характерных жестов, мимики, походки

В процессе допроса и последующего опознания следственным и судебным работникам довольно часто приходится встречаться с весьма любопытным психологическим феноменом: описание ранее виденного человека (предмета) значительно сложнее, чем его последующее узнавание. Чтобы убедиться в наличии такого психологического феномена, достаточно попробовать описать письменно или даже устно признаки любого хорошо знакомого человека. Указанное обстоятельство объясняет встречающуюся в материалах уголовных дел неполноту, фрагментарность признаков опознаваемых людей и предметов в протоколах допросов и опознаний. Нельзя при этом также не учитывать, что многие признаки людей и предметов почти не поддаются словесному описанию.

Констатация указанного психологического феномена требует от следователя не спешить с выводами относительно возможности узнавания свидетелями (потерпевшими) только на основе тех признаков, которые они смогли назвать на допросе, предшествующему опознанию. Нередко, не сумев на допросе указать каких-либо особых примет преступника, назвав два-три самых общих признака его внешности, потерпевшие (свидетели) уверенно узнают его при проведении опознания. Вот почему не только с позиций закона, но и с учетом психологических рекомендаций недопустим всякий отказ от проведения опознания, если свидетели (потерпевшие) затрудняются сколько-нибудь подробно описать признаки ранее воспринимавшегося человека или предмета.

Для правильной оценки проводимого опознания важно знать механизм узнавания. Психологи различают два основных вида узнавания: 1) симультанное (синтетическое) и 2) сукцессивное (аналитическое). Первое – это узнавание сразу, одномоментно, когда происходит мгновенное совпадение образов человека (предмета), находящихся в памяти узнающего и наблюдаемого им в момент предъявления для опознания. Второе – происходит постепенно, путем мысленного сравнения, отбора, сопоставления признаков объекта, находящихся в памяти и воспринимаемых при опознании. Хотя, на первый взгляд, сукцессивное узнавание, в основе которого лежит мыслительный процесс анализа, синтеза, кажется более надежным, однако многочисленные наблюдения и практические данные опровергают это. В действительности более надежным является именно симультанное (синтетическое) узнавание.

Существенное значение в психологическом плане является организация подготовки к опознанию и его проведение. Несмотря на наличие серьезных процессуальных правил и криминалистических рекомендаций по подготовке и проведению опознания нужно учитывать и некоторые психологические моменты.

Важно избегать тенденциозного, заранее ориентированного восприятия опознающими предъявляемых им людей, предметов В процессе проведения опознания необходимо наблюдать за особенностями поведения как опознаваемого, так и опознающего. Наблюдая за поведением опознаваемого, можно обнаружить признаки, указывающие на его страх быть узнанным, попытки затруднить опознание, эмоциональное напряжение, вызванное самим моментом узнавания. Указанные признаки имеют оперативно-тактическое, а в некоторых случаях и доказательственное значение. Следует иметь в виду, что опознание по своей психологической природе высокоэмоциональное действие, как правило, приводящее преступника в состояние сильнейшей психической напряженности. Поэтому в случае успешного опознания, узнавания подозреваемого потерпевшими и свидетелями очень полезно сразу же после окончания этого следственного действия допросить опознанного. Анализ следственной практики показывает, что во многих подобных случаях преступники начинают давать правдивые показания.

Наблюдение за особенностями поведения опознающего позволяет решать следующие задачи:

1. Определить, насколько уверенно лицо опознает. При этом имеет значение оценка словесного выражения узнавания (например, «уверенно узнаю», «сразу узнал», «кажется, что это он» и т.п.). Целесообразно с этих же позиций оценивать жесты, мимику, движения опознающего.

2. В некоторых случаях, наблюдая за поведением опознающих, можно выявить признаки, указывающие на умышленное нежелание опознать преступника, предъявляемый предмет. В таких случаях следователю предстоит нейтрализовать причины подобного поведения опознающих.

С целью предотвращения ложных опознаний подозреваемых следует при подборе ряда людей:

– ставить в один ряд с подозреваемым людей внешне достаточно похожих на него, а не резко отличающихся (по внешности, одежде);

– предложить подозреваемому или лицу, предъявляемому для опознания, занять любое место среди других предъявляемых лиц;

– можно предложить опознающим лицам (например, свидетелям «пустой» ряд, без лица, которое опознается и отсеять тех свидетелей, кто совершает ложное опознание); те, кто не дает такой ошибки, окажутся более точными, когда будут рассматривать ряд лиц с подозреваемым (свидетели, склонны выбирать тех, кто больше похож на преступника) – предложить свидетелям отвечать «да» или «нет» на последовательное предъявление ряда с подозреваемым.
46.Психологическая сущность производства очной ставки

В соответствии со ст. 192 УПК РФ очная ставка – следственное действие, состоящее в одновременном допросе двух ранее допрашиваемых лиц по существенным для дела обстоятельствам, по поводу которых они дают противоречивые показания.

Обладая всеми чертами допроса, очная ставка весьма специфична не только в процессуально-тактическом, но и в психологическом отношении.

С точки зрения психологии очная ставка – это специфическое общение, которое развивается между несколькими лицами. Очная ставка, несомненно, является мощным средством психического воздействия, она часто играет роль переломного этапа в их дальнейшем поведении на предварительном следствии.

Готовясь к очной ставке следователь должен предусмотреть дополнительные меры профилактики возможной острой конфронтации, обеспечения условий максимальной детализации показаний участников очной ставки, а также меры использования специальных доказательств, которые будут воздействовать на недобросовестного участника, возможности внесения коррекции в намеченный план очной ставки и т.д.

При подготовке очной ставки следователь обращает внимание на интеллектуальные и волевые качества и свойства характера будущих ее участников, особенно тех лиц, которые дали правдивые показания, - их способность активно отстаивать истину, аргументировать свои утверждения, противостоять возможным нападкам и даже угрозам со стороны лица, уклоняющегося от дачи правдивых показаний. Учитываются также социальный статус, национальные, социально-культурные традиции той среды, к которой принадлежит допрашиваемый. Следователю необходимо психологически подготовить к очной ставке в первую очередь того свидетеля, правдивость которого нашла объективное подтверждение. Напомнить ему о его гражданском долге, общественной опасности расследуемого преступления, укрепить его волю и решимость разоблачить лжесвидетеля, не скрывая при этом его сложного процессуального положения.

Важно быть готовым к попыткам обвиняемого подавить волю сторого участника очной ставки, если известно, что обвиняемый по характеру агрессивен и стремиться к позиционному доминированию. Поэтому большое значение имеет выяснение особенностей поведения обвиняемого в межличностных отношениях – в семье, на работе, в кругу друзей, характера прежних отношений со вторым участником очной ставки. Здесь необходима система мер, блокирующих возможность различного воздействия. Необходимо категорически пресекать всевозможные угрозы, попытки внушающего воздействия, укреплять волевую позицию лица, дающего правдивые показания, усиливать его позицию предъявлением соответствующих доказательств, напоминанием ранее данных им показаний.

К моменту принятия решения о производстве очной ставки следователь уже обладает достаточно большим объемом информации по делу, и очной ставке чаще всего отводится роль катализатора в процессе побуждения недобросовестного участника судопроизводства к даче полных и правдивых показаний. Однако ее проведение может быть не связано с противодействием расследованию кого-либо из ее предполагаемых участников. Принимая решение о производстве очной ставки, следователь должен определить характер показаний ее будущих участников, опираясь на собранные по делу данные. Помимо констатации факта о наличии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц, следователю необходимо проанализировать природу обнаруженных противоречий. Возможно, показания одного лица об обстоятельствах расследуемого преступления правдивы, а другого – лживы; дать ложные показания могли оба субъекта; наконец, наличие противоречий в показаниях может быть связано не с ложью, а с добросовестным заблуждением одного из допрашиваемых, забывшим определенные обстоятельства.

В этом случае в ходе очной ставки используются приемы и «живые» доказательства, способствующие оживлению ассоциаций в памяти.

Отличительной особенностью очной ставки, как уже отмечалось, является возможность оказания ее участников сильного психического воздействия друг на друга. Речь идет о так называемом эффекте присутствия других людей (социальной ингибиции), при котором яркость, образность показаний одного из участников в сочетании с другими выразительными средствами воздействия (мимикой, жестикуляцией, голосовыми модуляциями) оказывает сильное психическое влияние на другого, максимально повышая уровень его эмоциональной напряженности в связи с возможностью изобличения во лжи, чувством страха за свои правдивые показания или чувством неловкости за допущенные неточности. С психологической точки зрения недобросовестному участнику процесса гораздо легче давать показания следователю один на один, поскольку, по его мнению, следователь не знает всех обстоятельств случившегося, чем повторять ложные утверждения в присутствии другого человека, знающего правду и изобличающего лжеца.

В первую очередь допрашивается лицо, дающее правдивые показания, во вторую – лицо, отрицающее эти утверждения. Показания допрашиваемых детализируются. При появлении признаков лжи, умолчания о существенных для следствия обстоятельствах следователь подчеркивает, что лишь содействие следствию может смягчить ответственность обвиняемого. Используется прием внезапного предъявления решающих доказательств, а также все ранее рассмотренные методы психического воздействия. Возможно проведение нескольких очных ставок между разными лицами.

Противоречия в показаниях снимаются от менее значимых к более значимым. Весьма эффективным средством является перемещение акцента с выяснения обстоятельства, составляющего основное, наиболее существенное противоречие в показаниях участников очной ставки, на значительно менее существенное, а может быть и такое, в отношении которого между ними вообще нет противоречия (поскольку, например, это обстоятельство не выяснялось ранее у одного из допрашиваемых).

На протяжении всей очной ставки подход следователя к ее участникам должен быть сугубо индивидуальным, основанным на всестороннем анализе личности каждого из них, анализе занимаемой ими позиции, линии поведения с учетом всех материалов уголовного дела.

Использование доказательств во время очной ставки предполагает поэтапный порядок разрешения противоречий с предоставлением первоочередной возможности давать показания правдивому участнику. Для разоблачения ложных показаний доказательства чаще всего предъявляются последовательно – от менее веских к более значимым.

Изобличительная сила очной ставки выражается прежде всего в непосредственном впечатлении, которое оказывает живая речь одного ее участника на другого. Показания, произнесенные непосредственно в присутствии изобличаемого, более впечатляют, чем те же показания, оглашенные следователем. Кроме того, устный рассказ на очной ставке обычно дополняется деталями, интонационными и экспрессивными оттенками, которые придают ему убедительность. Впечатление живой речи тем выше, чем она последовательнее и логичнее, чем решительнее и увереннее лицо, которое ее произносит.
47. Психологические особенности проверки показаний на месте,следственный эксперимент.

В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием (ч.1 ст. 194 УПФ РФ). Это эффективное средство актуализации их памяти, которое сопряжено с психическими процессами воспоминания, узнавания, описания и сравнения. Вместе с тем цель воспроизведения показаний – получить дополнительные сведения об уже полученном в ходе допроса. Результаты данного процессуального действия могут свидетельствовать об осведомленности или неосведомленности проверяемого лица, позволяют признать его (или не признать) очевидцем или участником данного события. Данное следственное действие является одним из средств разоблачения ложных показаний.

Проверка показаний проводится только на том месте, на котором произошло исследуемое событие, измененная обстановка реконструируется – максимально приближается к первоначальной, в демонстрационных действиях используется только те орудия (и их муляжи), которые использовались в проверяемом событии. Изменившиеся и неподдающиеся восстановлению условия учитываются как обстоятельства, снижающие достоверность полученных результатов.

В психологическом отношении проверка показаний на месте сопряжена с психическим процессом узнавания: ранее сформированный образ здесь сопоставляется с образами текущего восприятия. При этом может происходить узнавание по существенным и несущественным признакам. Возможны и ложные узнавания, добросовестное заблуждение. В крайне утомленном, психически напряженном состоянии проверяемое лицо может испытывать иллюзию повторного видения тех обстоятельств, которые в действительности воспринимаются впервые.

Многие не обладают развитой пространственной (топографической) ориентацией. Их ориентационные затруднения не могут быть истолкованы как несоответствие их показаний действительности. При этом учитываются такие особенности восприятия, как апперцепция, избирательная направленность, константность и аконстантность. Узнавание местности и обстановки затрудняется в различных ракурсах их восприятия, в условиях измененного освещения и особенно при выгодных изменениях. Однако неузнавание объектов с четко выраженными опознавательными признаками должно вызвать сомнения в правдивости показаний. Особенно отчетливо должны запомниться объекты различных действий, последовательность их использования, обстоятельства, затруднявшие достижение определенных целей, обстоятельства, связанные с началом или окончанием действий, передвижение, поворотные пункты маршрута движения – все, что выступало в качестве опорных пунктов восприятия и запоминания.

Успешное воспроизведение показаний на месте требует от следователя организаторской способности. Он должен одновременно руководить значительной группой людей (специалисты, конвой, понятые), воспринимать значительное количество информации, анализировать ее, направлять ход следственного действия, а также фиксировать всю собранную информацию.

Примером того, как анализ поведения лица в ходе проверки показаний на месте способствует выявлению его осведомленности о деталях совершенного преступления, может служить описанный ниже известный случай из следственной практики.

Психологическая характеристика следственного эксперимента

В соответствии со ст. 181 УПК РФ, следственный эксперимент – следственное действие, заключающееся в проведении специальных опытов с целью получения новых или проверки имеющихся доказательств, а также для проверки следственных версий о механизме совершения преступления, о происхождении каких-либо фактов.

Психологическое своеобразие следственного эксперимента обусловлено тем, что он представляет собой типичный образец реального динамического моделирования обстоятельств исследуемого события или отдельных его моментов. Основой следственного эксперимента являются опытные действия. Эксперимент характеризуется тем, что при его проведении воссоздается описанная кем-либо или предлагаемая следователем ситуации и проводятся заранее определенные опытные действия. При производстве следственного эксперимента следователь опытным путем проверяет свои сомнения в истинности сведений и доказательств, имеющихся в уголовном деле.

Принято выделять две группы следственных экспериментов. Можно описать виды следственных экспериментов следующим образом: 1) эксперименты, направленные на исследование психических процессов проверяемых лиц; 2) эксперименты, направленные на исследование физических процессов связанных с действиями людей и взаимодействием объектов. В первом случае подтверждается возможность наличия или отсутствия того или иного психического состояния у лица. В другом, как правило – возможность использования различных предметов в целях совершения преступления или способов его совершения.

Следственный эксперимент является сильным средством психического воздействия на его участников, поскольку его результаты нередко наглядно и неопровержимо свидетельствуют о возможности или невозможности определенного явления, события, фактов и опровергнуть их подозреваемыми или обвиняемыми очень трудно.

Как самостоятельное следственное действие с преимущественной активностью иных участников, следственный эксперимент имеет определенную психологическую структуру производства.

Особое значение имеет вопрос о психологических особенностях участников следственного эксперимента и, в первую очередь, следователя. Психологические особенности следователя обусловлены: 1) необходимостью проверки возникших сомнений в достоверности показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых и получения доказательств, способствующих установлению истины по делу; 2) необходимостью проверки версий следователя и других участников процесса расследования в отношении механизма образования следов; 3) необходимостью оказать психическое воздействие на лиц, дающих ложные показания.

Психологическая направленность участников следственного эксперимента определяется: 1) потребностью подтвердить правильность своих показаний и рассеять сомнения следователя; 2) неосведомленностью о способе проведения этого следственного действия; 3) надеждой на успешное выполнение опытных действий и подтверждение своих версий; 4) наличием внимания и установки на восприятие каких-то фактов; 5) наличием отношений временного сотрудничества со следователем в период производства эксперимента.

Как следует из вышесказанного, психология следователя и других участников детерминируется различными факторами и преследует различные цели.

А.Р. Ратинов выделил в структуре следственного эксперимента следующие основные компоненты:

1. Моделирование объективных факторов. Для обеспечения правильных результатов следственного эксперимента необходимо достижение максимального сходства материальной обстановки и объективных условий экспериментального и проверяемого события, что возможно, если следователь будет придерживаться разработанных криминалистикой тактических приемов производства данного следственного действия. Основными из таких приемов являются:

1) проведение эксперимента на том же месте, где происходило исследование события. При необходимости рекомендуется обстановка в том или ином помещении, восстанавливается меблировка комнат и т.д.;

2) использование подлинных или сходных с ними предметов и материалов. Например, при проверке видимости какого-либо предмета в определенных условиях можно использовать и другой предмет, но аналогичный по форме, размеру, весу, окраске и т.д.;

3) проведение эксперимента при тех же внешних условиях, что и подлинное событие. Имеется в виду время года и суток, климатические условия, степень освещенности, звуковой фон и т.д.

Естественно, что не всегда возможно воспроизвести в точности указанные объективные факторы, но каждое из них должно быть учтено при оценке результатов эксперимента.

2. Моделирование субъективных факторов – это воспроизведение всей психической деятельности (психических процессов и состояний) лица, непосредственно воспринимающего или участвовавшего в совершении преступления.

Воспроизведение объективных факторов, хотя и встречает определенные затруднения, но все же в своей основе доступно следователю, в то время как воссоздание субъективных факторов зачатую является непосильной задачей. Никогда нельзя гарантировать то, что при проведении следственного эксперимента были учтены и воспроизведены все необходимые психические состояния и процессы, бывшие у проверяемых лиц в момент исследуемого события.

Однако при проведении следственного эксперимента внимание участников сосредоточено на ожидаемом факте (выстрел в соседней комнате и т.д.), благодаря чему и восприятие этого факта происходит полнее и качественнее. Все участники эксперимента должны отчетливо представлять себе цель опытных действий и свои задачи в период их проведения (где находиться, что делать, на что обращать внимание). Специалисты и понятые, кроме того, должны быть посвящены в план эксперимента, в содержание проверяемых действий и т.д. Все эти данные они получают из инструктажа, проводимого следователем при подготовке к проведению указанного следственного действия.

Инструктаж следователя, обстановка самого следственного действия, особая значимость ситуации, присутствие, кроме следователя, еще и ряда других лиц, вызывает порой у участников эксперимента напряженное состояние, весьма отличное по своей психологической природе от того, в котором он находился тот же человек в момент происшествия. Эмоциональный подъем, испытанный во время действительного события, может смениться подавленным состоянием или, наоборот, вместо растерянности наступит психическое возбуждение. В подобных случаях необходимо, насколько это возможно при проведении следственного эксперимента, сделать обстановку менее напряженной, вывести человека из подавленного или слишком возбужденного состояния.

Сказанное выше об относительности сходства подлинного и экспериментального события справедливо и для динамической части эксперимента. При производстве следственного эксперимента следователь сталкивается с определенными трудностями: 1) наличием не всегда полной информации о проверяемом факте, событии, его протекании в действительности; 2) с технической невозможностью абсолютно точного его повторения. Поэтому для получения объективных результатов, для большей наглядности и убедительности рекомендуется при проведении эксперимента соблюдать два основных принципа – многократность и вариативность.

Многократность опытов – неоднократное повторение одних и тех же опытов в одинаковых неизменных условиях в процессе одного следственного эксперимента. Соблюдение этого требования позволяет более тщательно изучить исследуемое явление, убедиться в том, что полученные результаты не являются случайными и что они достоверны.

Вариативность опытов – это осуществление каждого последующего опыта в несколько измененных условиях (как субъективного, так и объективного характера) для большей демонстрации достоверности выводов проводимого эксперимента. Изменение условий может заключаться в их усложнении, ухудшении или упрощении, улучшении. Такая смена вариантов опытных действий позволит выяснить объективно существующую возможность свидетеля услышать разговор.


51.Понятие психологического контатка и способы его установления.

Психологический контакт в следственной практике - создание благоприятных условий для взаимоотношений следователя с участниками допроса, характеризующихся стремлением следователя поддерживать общение в целях получения правдивых показаний об имеющих отношение к делу обстоятельствах.

Психологический контакт – это профессиональное (деловое, ролевое) общение следователя с допрашиваемым. Как и в любом другом виде профессионального общения, в общении следователя можно выделить две типовых ситуации по целям установления психологического контакта. Первая ситуация – это контакт, направленный на взаимодействия между людьми (например, в ходе общения следователь помогает свидетелю путем анализа происшедшей ситуации припомнить какие-либо обстоятельства, ранее им воспринятые). Вторая ситуация – контакт направлен на то, чтобы изменить самих людей (например, с помощью методов психического воздействия изменить ценностные ориентации правонарушителя, мотивы, направленные на дачу ложных показаний).

Функции установления психологического контакта с допрашиваемым вытекают из цели такого общения – получение правдивой информации при минимальных временных затратах и наибольшего эффекта от процесса допроса:

  1. Информационно-коммуникативная функция. По средствам общения, вербальной и невербальной коммуникации следователь и допрашиваемый обмениваются известной им информацией. Причем такой обмен является как бы односторонним, т. е. следователь пытается получить как можно больше интересующей его информации, хотя сам скрывает ту информацию, которая находится в его распоряжении.

  2. Регуляционно-коммуникативная функция. В процесс общения и приема – передачи информации осуществляется регуляция поведения общающихся. Данная функция проявляется в том, что, во-первых, познавая другого человека, формируется и сам познающий; во-вторых, от меры точности «прочтения» партнера по общению зависит успех организации с ним согласованных действий.

  3. Эмоционально-коммуникативная функция. В процессе общения устанавливаются эмоциональные завязки «нравится–не нравится», «приятно–неприятно». Такие эмоциональные завязки связаны не только с личным восприятием партнера по общению, но и со значимостью передаваемой им информации. Передаваемая информация может вызвать различные эмоциональные реакции со стороны как воспринимающего, так и передающего ее.

Исходя из модели делового общения, предложенной Г. М. Анреевой, представляется возможным выделить и стадии установления психологического контакта с допрашиваемым лицом: перцептивная стадия, коммуникативная стадия, интерактивная стадия.

Перцептивная сторона установления психологического контакта с правонарушителем включает в себя процесс взаимного оценивания. Взаимное оценивание и создание на его основе первого впечатления играет важную роль в процессе общения. Результатом взаимного оценивания является принятие решения о вступлении в общение со следователем или отказ от него.

Встречаются ситуации, когда следователь не может разрушить недоверие, равнодушие и подозрительность допрашиваемого, т.е. возникает психологический барьер.

В психологической науке описаны приемы нейтрализации психологических барьеров, некоторые из которых могут быть использованы следователем при допросе:

  1. Правило накопления согласий. Данный прием заключается в изначальной постановке таких вопросов, на которые подозреваемый (обвиняемый) естественным образом отвечает «да». Здесь учитывается такая «психологика», свойственная всем людям: а) если человек изначально ответил «нет», то сказать потом «да» ему психологически трудно; б) если человек несколько раз подряд сказал «да», то у него возникает хотя и слабая, но реальная, фиксированная психологическая установка продолжить тенденцию согласий и сказать «да» в очередной раз. Тактика применения данного приема при допросе заключается в том, чтобы начинать с простых, безобидных, «нейтральных» вопросов, которые не вызывают тревоги и на которые, кроме «да», никак ответить нельзя. Постепенно вопросы усложняются, приближаясь у сути обсуждаемой проблемы; начинают касаться «болезненных точек», но для начала все же не главных.

  2. Демонстрация общности взглядов, оценок, интересов по некоторым вопросам. Психологическому сближению с допрашиваемым лицом способствует отыскание и подчеркивание всего общего между ним и следователем, протягивание личностных связей между ними, приводящих к их временному сближению, обособлению от всего окружающего мира (к образованию диады «мы»). Общее может отыскаться в единстве, схожести, подобии, сравнимости: возраста, пола, места жительства, землячества, элементов биографии (воспитание в семье без отца, отсутствие родителей, трагические, неприятные события, или, наоборот, удачи и др.), увлечений, способов проведения досуга, отношения к спорту, отношения к различным событиям, происшедшим в стране и мире, мнений о прочитанных книгах, просмотренных фильмах и т. д., оценках людей, ценимых их качествах.

  3. Психологическое поглаживание представляет собой признание понимаемых следователем положительных моментов в поведении и личности подозреваемого (обвиняемого), правоты в его позиции и словах, выражение понимания его. Людям нравится, когда их хвалят, поэтому положительные моменты в их поведении, убеждениях должны быть следователем выделены особенно. Использование данного приема при ликвидации психологических барьеров успокаивает допрашиваемого, повышает чувство уверенности, формирует представление, что следователь справедлив, доброжелателен и не настроен огульно отрицательно. Главный расчет применения такого правила – морально-психологическое обязывание собеседника, побуждение его к ответному признанию достоинств и правоты следователя, согласию с его утверждениями, выражению понимания. Когда это делается, число «точек» психологического сближения увеличивается, контакт нарастает.

1   2   3   4   5   6   7   8


45. Психология опознания
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации