Власов А.А. и др. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации - файл n1.rtf

приобрести
Власов А.А. и др. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации
скачать (5426.1 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf5427kb.17.09.2012 09:33скачать

n1.rtf

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
Комментарий

к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации/

А.А.Власов и [др. ]. Научное издание.- М.: ООО "ТК Велби", 2003




Комментарий подготовлен авторским коллективом в составе:
Власов А.А., докт. юрид. наук, проф., зав. кафедрой гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - гл.6 (ст.68-73, 76, 78), 27, 30-36;

Ганичева Е.С., канд. юрид. наук - гл.23, 25, 26;

Горохов Б.А., судья Верховного Суда Российской Федерации - гл.28;

Жилин Г.А., судья Конституционного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист РФ, докт. юрид. наук, проф. кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - предисловие, гл.1-3, 6 (ст.55-67), 8, 11, 12, 14-16, 21, 22, 29 (ст.269-272), 40 (ст.350, 353, 365-370);

Зайцев В.Ю., судья Верховного Суда Российской Федерации, проф. кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - гл.24, 29 (ст.273-275), 39, 41;

Калинин В.В., советник юстиции 3-го класса в отставке - гл.5, 6 (ст.74, 75, 77), 9, 10, 13, 37, 40 (ст.371-375);

Никитин С.В., заслуженный юрист, канд. юрид. наук, проф. кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - гл.4, 17;

Новик-Качан М.Ю., старший консультант Конституционного Суда Российской Федрации, советник юстиции 2-го класса - гл.18-20;

Приходько И.А., канд. юрид. наук, доц. кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - гл.7;

Толчеев Н.К., судья Верховного Суда Российской Федерации - гл.40 (ст.336-349, 351, 352, 354-364);

Фурсов Д.А., зам. Председателя Арбитражного суда Московской области, докт. юрид. наук, проф. кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия - гл.6 (ст.79-85), 43, 44;

Харламова И.В. - гл.6 (ст.86, 87);

Худенко К.И., советник Конституционного Суда Российской Федерации, советник юстиции 1-го класса - гл.38, 42, 45-47, раздел 7.


Предлагаемый постатейный Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, вступившему в силу с 1 февраля 2003 года, подготовлен преподавателями кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия, а также судьями и специалистами Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Суда РФ.



В Комментарии приведен сравнительный анализ институтов и норм нового ГПК РФ и ГПК РСФСР 1964 года с учетом положений теории процессуального права, а также представлена практика применения положений нового гражданского процессуального законодательства в соответствии с действующим российским законодательством.



© Коллектив авторов, 2003




Предисловие

Реализуя свои конституционные полномочия, Президент РФ 14 ноября 2002 года подписал новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Этим привычным актом законодательной процедуры завершилась многолетняя работа над проектом ГПК, которая с мая 1993 года проводилась сформированной приказом министра юстиции РФ группой известных представителей российской науки гражданского процессуального права и практических работников судов общей юрисдикции.
Рабочая группа действовала довольно активно, и первоначальный вариант проекта был подготовлен и опубликован для обсуждения уже в июне 1995 года*. По плану же законодательных работ проект нового ГПК должен был обсуждаться в Государственной Думе в октябре 1995 года**. Однако в силу ряда причин принятие нового Кодекса затянулось еще более чем на 7 лет.

________________

* Юридический вестник. 1995. N 20-21.
**СЗ РФ. 1995. N 6. ст.454.

Действовавший все это время ГПК РСФСР был принят в 1964 года в совершенно иных по сравнению с современностью экономических и социальных условиях. После введения в действие в декабре 1993 года новой Конституции РФ в него неоднократно вносились изменения и дополнения. Наиболее существенными из них были законодательные новации, инициированные Верховным Судом РФ и получившие закрепление в Федеральных законах от 30 ноября 1995 года и от 7 августа 2000 года "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР". Они основывались на подготовленных к тому времени рабочей группой вариантах проекта нового ГПК и устранили явное противоречие прежнего Кодекса с правовой системой страны, закрепленной в Основном Законе современной России.
В частности, более последовательно были проведены конституционные принципы: право на судебную защиту и ее доступность, равноправие и состязательность и другие. По-новому определена роль суда в состязательном процессе, расширено действие принципа диспозитивности, введены новые упрощенные процедуры, установлена подсудность дел мировым судьям, введено апелляционное производство для проверки законности и обоснованности решений и определений мировых судей и т.д.
Вместе с тем любой кодекс должен представлять собой внутренне организованный и непротиворечивый свод правовых предписаний. Не является исключением и ГПК, каждая норма которого содержит конкретную частную цель, но в совокупности все они должны закреплять такую процедуру рассмотрения и разрешения гражданских дел судами общей юрисдикции, которая обеспечивала бы наиболее эффективную защиту прав. Внесение же частичных изменений и дополнений не могло создать процессуальную форму защиты прав граждан и организаций, полностью адекватную существующей правовой системе страны. Более того, оно с неизбежностью породило внутренние противоречия в едином кодексе, обусловленные явной и неявной несогласованностью "старых" и "новых" норм.
Это не могло не сказаться отрицательно на эффективности гражданского судопроизводства. Тем не менее длительную задержку в принятии нового ГПК нельзя рассматривать как однозначно негативное явление.
Прежде всего она позволила при окончательной доработке учесть все положения современного российского законодательства, направленного на обеспечение более эффективной судебной защиты прав и свобод граждан и организаций. К их числу относятся многие важнейшие законодательные акты, нормы из которых инкорпорированы в новый Кодекс или должны применяться в системной связи с его положениями. Для примера можно назвать Федеральные конституционные законы от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации" и от 23 июня 1999 года "О военных судах Российской Федерации", Федеральные законы от 21 июля 1997 года "Об исполнительном производстве" и от 17 декабря 1998 года "О мировых судьях в Российской Федерации".
Большое значение для оптимизации процедуры рассмотрения и разрешения гражданских дел при окончательной доработке проекта ГПК имело также завершение в последнее время кодификации современного гражданского, семейного, земельного, трудового и других законодательств.
До последнего времени над проектом ГПК продолжалась скрупулезная работа, в процессе которой анализировались все поступавшие на него замечания и предложения. Проект Кодекса многократно обсуждался на научно-практических конференциях с участием ученых-процессуалистов, судей и других практических работников, в Совете по правовой реформе при Президенте РФ. Это позволило в окончательном варианте максимально учесть не только все действующее российское законодательство, но и достижения современной науки гражданского процессуального права, а также действительные потребности судебной практики.
При всем том основные идеи, заложенные в названных Законах от 30 ноября 1995 года и от 7 августа 2000 года, не претерпели особых изменений в новом Кодексе. За время до его принятия сложилась устоявшаяся судебная практика по применению новых институтов гражданского судопроизводства, были приняты постановления Пленума Верховного Суда РФ по их разъяснению, появилось значительное количество научно-практических комментариев к ним.
Таким образом, задержка в принятии ГПК позволила ввести многие законодательные новации по частям, проверить эффективность их применения в судебной практике, постепенно подготовить правоприменителя к более полному и правильному уяснению содержания нового Кодекса в целом. Это также дало возможность отказаться от некоторых законодательных решений, не оправдавших себя на практике (см., например, комментарий к ст.39, 173 ГПК в настоящем издании).
Настоящий постатейный комментарий разъясняет все положения гражданского процессуального законодательства в их системной связи с другими отраслями действующего права, учитывая при этом практику применения устоявшихся правил судопроизводства, в том числе относительно новых процессуальных институтов, введенных ранее. Разумеется, авторский коллектив испытывал серьезные трудности при комментировании процессуальных норм-новелл, не применявшихся ранее, однако с учетом актуальных потребностей практики посчитал необходимым изложить собственное представление о их содержании.
Обстоятельный анализ судебной практики по вопросам применения новых положений ГПК возможен лишь после истечения достаточно продолжительного времени. Однако уже сейчас можно сказать, что не все новеллы различными субъектами реализации процессуальных нормативных положений воспринимаются однозначно. Не случайно в Конституционном Суде РФ уже появились обращения о проверке конституционности некоторых норм нового ГПК.
Так, в декабре 2002 года Конституционным Судом РФ принят к рассмотрению запрос Верховного Суда РФ о проверке конституционности положения ч.1 ст.259 ГПК, согласно которому Центральная избирательная комиссия РФ в исключение из общих правил о подсудности при определенных обстоятельствах вправе передать дело о нарушении избирательных прав на рассмотрение по первой инстанции в Верховный Суд РФ. В обоснование запроса приводятся доводы о несоответствии данного правила ст.46 и ч.1 ст.47 Конституции РФ, а также правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной им в постановлении от 16 марта 1998 года по делу о проверке конституционности ст.44 УПК РСФСР и ст.123 ГПК РСФСР*.

________________

* Вестник КС РФ. 1998. N 3.

Новый Кодекс в соответствии со ст.1, 6 Федерального закона от 14 ноября 2002 года "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" применяется с 1 февраля 2003 года во всех его положениях. Исключение сделано лишь для не рассмотренных кассационных и частных протестов прокуроров, а также надзорных протестов уполномоченных должностных лиц суда и прокуратуры, принесенных до 1 февраля 2003 года.
Протесты названных должностных лиц рассматриваются пока в порядке и сроки, предусмотренные гл.34, 35 и 36 ГПК РСФСР. Соответствующие положения этих глав прежнего Кодекса утрачивают силу с 1 июля 2003 года, после чего правила гл.40 и 41 нового ГПК подлежат применению без каких-либо исключений (ст.2, 6 названного Федерального закона от 14 ноября 2002 года).


Раздел I.

Общие положения




Глава 1. Основные положения

Комментарий к статье 1. Законодательство о гражданском судопроизводстве
1. Обязанность по отправлению правосудия по гражданским делам возложена не только на суды общей юрисдикции, но и на арбитражные суды. По правилам арбитражного процессуального законодательства они осуществляют судебную власть, в частности, и посредством гражданского судопроизводства (ч.2 ст.118 Конституции РФ, гл.4 АПК). Однако в комментируемой статье и последующих нормах настоящего Кодекса под законодательством о гражданском судопроизводстве понимаются процессуальные нормы, регулирующие порядок осуществления правосудия по гражданским делам только в судах общей юрисдикции.
В связи с этим под гражданскими делами применительно к ГПК следует понимать принятые к рассмотрению суда общей юрисдикции правовые конфликты или вопросы об установлении юридических фактов, определении правового статуса гражданина либо имущества, оформленные в соответствующее производство согласно правилам, предусмотренным гражданским процессуальным законодательством.
2. В соответствии с п."о" ст.71 Конституции РФ гражданское процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Следовательно, субъекты Российской Федерации не вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты, регулирующие процедуру рассмотрения гражданских дел (включая дела, относящиеся к компетенции мировых судей, которые являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации).
Основополагающим источником гражданского процессуального права является Конституция РФ, закрепившая основные цели правосудия, его важнейшие принципы, а также основные права и свободы человека и гражданина в этой сфере (см. комментарий к ст.2 и последующим статьям гл.1 ГПК). Все другие нормативные акты, регулирующие процедуру рассмотрения и разрешения дел в судах, не должны противоречить Конституции РФ. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" разъяснил, что при разрешении дела суд обязан непосредственно применить Конституцию РФ, если придет к убеждению, что федеральный закон находится в противоречии с ее соответствующими положениями*.

________________

* БВС РФ. 1996. N 1.

Некоторые положения Основного Закона страны, затрагивающие наиболее важные стороны деятельности судов по осуществлению правосудия по гражданским делам, дополняются и развиваются в федеральных конституционных законах, которыми в соответствии с ч.3 ст.128 Конституции РФ устанавливаются, в частности, полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов. Кроме названного в комментируемой статье Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации" к источникам гражданского процессуального права относятся и другие федеральные конституционные законы.
В частности, в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 года (в редакции от 8 февраля 2001 года и от 15 декабря 2001 года) "О Конституционном Суде Российской Федерации" предусмотрены нормы об обязательности решений Конституционного Суда для других судов при разрешении ими дел, в том числе и гражданских, о пересмотре судебных решений, если они основаны на актах, признанных неконституционными, о приостановлении производства по делу при обращении суда с запросом в Конституционный Суд и др. Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 года "Об арбитражных судах в Российской Федерации" содержит правила о разграничении компетенции между арбитражными судами и судами общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел. Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 года "О военных судах Российской Федерации" устанавливает полномочия и порядок деятельности военных судов по рассмотрению и разрешению гражданских дел о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих.
3. Нормы процессуального права, устанавливающие некоторые правила гражданского судопроизводства, содержатся в многочисленных федеральных законах, не являющихся конституционными, в том числе и в кодифицированных актах материального права (гражданского, жилищного, семейного, трудового и др.). Однако важнейшее значение среди обычных федеральных законов имеет ГПК, в котором закреплено большинство норм гражданского процессуального права, в том числе все его основные положения (принципы).
По смыслу ч.1 ст.1 ГПК гражданские процессуальные нормы в других федеральных законах должны соответствовать не только Конституции РФ и Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской Федерации", но также и основным положениям настоящего Кодекса. Это не относится к иным федеральным конституционным законам, не названным в данной норме, но имеющим по отношению к ГПК большую юридическую силу.
4. Процессуальные нормы, определяющие порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах, действуют также при рассмотрении гражданских дел мировым судьей, но с учетом специфики осуществления им правосудия, которая предусмотрена федеральным законом. Например, в отличие от федеральных судей мировые судьи рассматривают гражданские дела всегда единолично (ч.3 ст.3 Федерального закона от 17 декабря 1998 года "О мировых судьях в Российской Федерации"), но рассмотрение дел при этом осуществляется ими в общем порядке.
Согласно ч.1 ст.1 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" порядок деятельности мировых судей может устанавливаться также законами субъектов Российской Федерации. Однако из сопоставления данного положения с ч.2 ст.1 названного Закона, а также п."о" ст.71 и п."к" ч.1 ст.72 Конституции РФ следует, что это не относится к деятельности по осуществлению правосудия по гражданским делам.
Законом субъекта Российской Федерации может устанавливаться порядок осуществления правосудия у мировых судей лишь по делам об административных правонарушениях, поскольку административное процессуальное законодательство относится к сфере совместного ведения. Однако и в этом случае закон субъекта не может противоречить федеральному закону.
5. Правило комментируемой статьи о приоритете международного договора РФ по отношению к внутреннему гражданскому процессуальному законодательству конкретизирует соответствующие положения ч.4 ст.15 Конституции РФ применительно к гражданскому судопроизводству. Хотя условия большинства международных договоров РФ, затрагивающих сферу гражданских процессуальных отношений, распространяются на производство по делам с участием иностранных лиц, данное правило имеет общее значение для всех норм гражданского процессуального законодательства, в связи с чем вполне оправданно помещено законодателем в гл.1 ГПК.
Это обусловлено тем, что имеются такие международные соглашения с участием Российской Федерации, которые затрагивают основные права человека в сфере правосудия по гражданским делам или содержат некоторые унифицированные процедурные правила. К числу таких соглашений относится, например, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная Российской Федерацией 30 марта 1998 года*.

________________

* СЗ РФ. 1998. N 14. ст.1514; Бюллетень международных договоров. 2001. N 3.

Международные договоры РФ не должны заключаться и ратифицироваться, если они противоречат Конституции РФ (ст.22 Федерального закона от 15 июля 1995 года "О международных договорах Российской Федерации"). Если это все же произошло, применению подлежат не нормы международного договора, а конституционные положения, поскольку в правовой системе страны, составной частью которой являются международные нормы, Конституция РФ имеет высшую юридическую силу.
В частности, международные договоры не должны устанавливать такой порядок судопроизводства, который предоставляет меньшие гарантии для субъектов процесса, чем это предусмотрено Основным Законом страны. Установление же международным договором больших гарантий не противоречит Конституции РФ.
6. Закрепленное в ч.3 ст.1 ГПК правило о действии гражданских процессуальных норм во времени означает, что, если в процессе рассмотрения и разрешения гражданского дела изменилось процессуальное законодательство, после вступления его в силу суд обязан применять правила, действующие в момент совершения конкретных действий. Однако это не означает, что совершенные в соответствии с прежним законодательством процессуальные действия на предшествующих этапах судопроизводства должны признаваться незаконными.
Например, если в соответствии с ч.2 ст.213_1 ГПК РСФСР по делу было вынесено заочное решение в отношении только одного из соответчиков, не явившегося в судебное заседание, его заявление об отмене этого решения после введения в действие нового Кодекса подлежит рассмотрению уже по правилам ст.237-243 ГПК. При этом правило ч.2 ст.233 ГПК о возможности заочного производства лишь в случае неявки всех ответчиков не должно иметь обратной силы и являться основанием для отмены решения, вынесенного по правилам прежнего процессуального законодательства.
Гражданский процессуальный закон вступает в действие в течение десяти дней после дня его официального опубликования, если законом не установлен другой порядок. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона считается первая публикация его полного текста в "Парламентской газете", "Российской газете" или в Собрании законодательства Российской Федерации (ст.4, 6 Федерального закона от 14 июня 1994 года (в редакции от 22 октября 1999 года) "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания").
7. В законодательстве трудно, а иногда и невозможно предусмотреть все многообразие ситуаций, которые могут возникнуть в процедуре рассмотрения и разрешения конкретного гражданского дела. В связи с этим в судебной практике довольно часто приходится преодолевать пробелы в правовом регулировании процессуальной деятельности и связанных с нею отношений между субъектами судопроизводства с помощью аналогии закона или права.
Необходимость применения процессуального закона по аналогии нередко возникает по причине того, что законодатель не успевает своевременно урегулировать те или иные процессуальные отношения в комплексе. Например, после введения Федеральным законом от 7 августа 2000 года "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" апелляционного производства по пересмотру решений и определений мировых судей по гражданским делам не была принята норма о порядке оплаты государственной пошлиной апелляционной жалобы. В результате суды вынуждены были применять по аналогии ст.80 прежнего Кодекса и п.10 ст.4 Закона РФ от 19 декабря 1991 года (с последующими изменениями и дополнениями) "О государственной пошлине", устанавливающие обязанности по уплате государственной пошлины лицами, обжалующими решение в кассационном порядке*.

________________

* Ведомости РФ. 1992. N 11. ст.521; СЗ РФ. 1996. N 1. ст.19; N 35. ст.4128; 1997. N 29. ст.3506; 1998. N 30. ст.3613; 1999. N 16. ст.1934; 2001. N 33. ст.3415; 2002. N 12. ст.1093; N 30. ст.3032; 3033.


Комментарий к статье 2. Задачи гражданского судопроизводства
1. Комментируемая статья формулирует общие задачи и цели производства по гражданским делам в суде общей юрисдикции. В обобщенном виде в них выражаются представления всего общества о необходимом и желаемом результате осуществления правосудия по гражданским делам. Все другие нормы гражданского процессуального права и деятельность субъектов процесса не могут противоречить названным общим задачам и целям гражданского судопроизводства. Даже принципы гражданского процесса играют подчиненную роль по отношению к конечным целям правосудия и предназначены для выражения этих целей и определения методов их осуществления.
2. Основными конечными целями гражданского судопроизводства в ст.2 ГПК названы защита прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, организаций, государства и общества в лице Российской Федерации и ее субъектов, федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления. Такая последовательность целевой направленности процессуальной деятельности суда и других участников гражданского судопроизводства соответствует положениям ст.2, 17, 18 Конституции РФ о приоритетном значении прав и свобод человека и гражданина, которые определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность государственных и иных органов и обеспечиваются правосудием.
В качестве факультативных целей правосудия по гражданским делам в ст.2 ГПК названы такие общественно необходимые и желаемые результаты процессуальной деятельности, достижению которых гражданское судопроизводство должно способствовать. Это укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду.
3. Целевыми установками более низкого уровня являются общие для всего гражданского судопроизводства задачи, которые закон формулирует как правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел. Они выступают в качестве нормативно закрепленного средства для достижения названных в комментируемой статье конечных целей гражданского судопроизводства.
Употребления в законе двух понятий (задачи и цели), которые оба выражают целевую направленность процессуальной деятельности, требует последовательное развитие гражданского процесса. Задача как частная промежуточная целевая установка всегда выступает в качестве средства достижения последующей цели на более отдаленном этапе процессуальной деятельности, на другом же этапе задача сама выступает в качестве цели. Например, названные в комментируемой статье общие задачи по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дел являются средством достижения конечных целей для всего гражданского судопроизводства. Для стадии же подготовки дела к судебному разбирательству они сами выступают как ее конечные цели, которые достигаются выполнением своих специфических задач, также сформулированных в процессуальном законе (см. комментарий к ст.148 ГПК).
4. Названные в комментируемой статье основные и факультативные цели, являясь конечными, остаются неизменными на протяжении всего гражданского процесса и достигаются выполнением общих задач, также действующих от возбуждения гражданского дела и до его завершения как требования правильного и своевременного совершения каждого процессуального действия.
Иногда в качестве конечной цели правоприменения при рассмотрении и разрешении гражданского дела называют реализацию норм материального права, регулирующих спорные правоотношения. Однако необходимость их реализации возникает именно для защиты прав и достижения других названных конечных целей гражданского судопроизводства, поэтому реализацию норм материального права в соответствии с законом следует включать в содержание задачи по правильному рассмотрению и разрешению гражданского дела.
5. Правильность рассмотрения и разрешения гражданского дела взаимосвязана с понятием законности в гражданском судопроизводстве, поскольку предполагает прежде всего точное соблюдение при осуществлении правосудия норм процессуального права и полное соответствие постановления суда нормам материального права. Столь очевидное утверждение тем не менее требует уточнений.
Прежде всего в соответствии с процессуальным законодательством не любое нарушение норм права влечет отмену судебного постановления вышестоящим судом. В частности, согласно ч.2 ст.362 ГПК не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним только формальным соображениям.
Правильным по существу решение, при вынесении которого были формально допущены нарушения правовых требований, можно считать в том случае, если оно обеспечивает достижение конечных целей гражданского судопроизводства. Например, если вопреки ч.4 ст.198 ГПК суд не сослался в решении на подлежащую применению норму материального права, но фактически разрешил дело в соответствии с нею, решение в этой части будет немотивированным. Тем не менее по существу дело будет разрешено правильно.
Кроме того, рассмотрение дела может завершиться на таком этапе, когда не потребуется применение норм материального права вообще, в связи с чем от этого фактора не будет зависеть правильность рассмотрения дела. Например, в случае прекращения производства по делу ввиду отказа истца от иска.
Требование правильного рассмотрения и разрешения дела относится не только к итоговым постановлениям суда, но и ко всем его постановлениям, которыми должны оформляться любые правоприменительные действия суда в лице единоличного судьи или коллегиального суда. Распространяется оно и на всех других субъектов гражданского судопроизводства, поведение которых при рассмотрении и разрешении дела должно соответствовать их правам и обязанностям, установленным процессуальным законом.
6. Своевременность рассмотрения и разрешения гражданского дела означает соблюдение установленных сроков при совершении процессуальных действий. Как общие задачи гражданского судопроизводства правильность и своевременность взаимосвязаны, поскольку сроки устанавливаются на основании закона. При уяснении их содержания необходимо учитывать и положения ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей при определении гражданских прав и обязанностей право на справедливое разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом*.

________________

* СЗ РФ. 1998. N 14. ст.1514; Бюллетень международных договоров. 2001. N 3.

7. Формулируя процессуальные задачи и цели, гражданское процессуальное законодательство адресует их прежде всего суду как органу правосудия, осуществляющему в процессе руководящую, контролирующую и решающую роль. Однако все другие участники рассмотрения и разрешения гражданского дела также не свободны от их реализации.
Процессуальные права и обязанности всех участников дела сформулированы в законе таким образом, чтобы в условиях состязательного процесса способствовать выполнению в конечном счете общих задач и целей гражданского судопроизводства. Занимая в процессе особое положение, суд как орган государственной власти, уполномоченный на осуществление правосудия по гражданским делам, организует и направляет процессуальную деятельность других субъектов так, чтобы в максимальной степени способствовать осуществлению их прав и обязанностей, а значит, и реализации общих процессуальных задач и целей.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


Комментарий
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации