Газман В.Д. Курс лекций по финансовому лизингу - файл n2.doc

Газман В.Д. Курс лекций по финансовому лизингу
скачать (611.4 kb.)
Доступные файлы (5):
n1.doc389kb.22.10.2002 17:11скачать
n2.doc694kb.22.10.2002 17:12скачать
n3.doc577kb.22.10.2002 17:19скачать
n4.doc475kb.22.10.2002 17:19скачать
n5.doc462kb.11.12.2002 13:48скачать

n2.doc

  1   2   3   4   5   6   7

Глава 2

Правовое регулирование лизинга



Правовое регулирование лизинга в Российской Федерации стало активно развиваться после принятия указа Президента от 17 сентября 1994 года № 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности». В этом документе давалось определение лизинга «как вида предпринимательской деятельности, направленного на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физическим и юридическим лицам на определенный срок»; определение объектов лизинга, как «любого движимого и недвижимого имущества, относимого к основным средствам, а также имущественные права могут являться предметом договора о лизинге»; поручение «подготовить предложения о возможности предоставления таможенных льгот при временном ввозе товаров, используемых в лизинговых операциях».

Затем, спустя девять месяцев, родилось очень важное постановление Правительства от 29 июня 1995 г. № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности», утвердившее «Временное положение о лизинге», в котором было дано определение лизинга, определение объекта и субъектов лизинга, требования к договору лизинга, права и обязанности участников договора лизинга, структура лизинговых платежей.

В соответствии с этим постановлением и в согласно постановлению Правительства от 20 ноября 1995 г. № 1133 принимались решения об отнесение сумм лизинговых платежей, включая платежи по процентам за кредиты банков и других кредитных учреждений на себестоимость продукции (работ, услуг) лизингополучателя.

Также предусматривалось внести изменения в действующее налоговое законодательство, предусмотрев при этом: освобождение хозяйствующих субъектов – лизингодателей от уплаты налога на прибыль, полученную ими от реализации договоров финансового лизинга со сроком действия не менее 3 лет; освобождение банков и других кредитных учреждений от уплаты налога на прибыль, полученную ими от реализации договоров финансового лизинга со сроком действия не менее 3 лет; освобождение банков и других кредитных учреждений от уплаты налога на прибыль, получаемую ими от предоставления кредитов на срок 3 года и более для реализации операций финансового лизинга (выполнения лизинговых договоров); освобождение хозяйствующих субъектов – лизингодателей от уплаты налога на добавленную стоимость при выполнении лизинговых услуг, с сохранением действующего порядка уплаты налога на добавленную стоимость при приобретении имущества, являющегося объектом финансового лизинга. Эти решения правительства не были выполнены в полном объеме на федеральном уровне. Частично их удалось все-таки реализовать, но только в на уровне субъектов Российской Федерации.

В постановлении Правительства от 27 июня 1996 года № 752 «О государственной поддержке развития лизинговой деятельности в Российской Федерации» был сделан шаг вперед в деле развития лизингового бизнеса в нашей стране. В частности, было установлено, что условия постановки лизингового имущества на баланс лизингодателя или лизингополучателя определяются по согласованию между сторонами договора лизинга; ко всем видам движимого имущества, составляющего объект финансового лизинга и относимого к активной части основных фондов, может применяться в соответствии с условиями договора лизинга механизм ускоренной амортизации с коэффициентом не выше 3; доходом лизингодателя является разница между общей суммой лизинговых платежей, получаемых лизингодателем от лизингополучателя, и суммой, возмещающей стоимость лизингового имущества».

Обратим особое внимание, что в публично-правовых актах по лизингу в России были установлены коэффициенты ускоренной амортизации - одни из самых высоких в мире. Сделано это было не только для минимизации рисков лизингодателей и быстрейшего возврата ему вложенных в лизинговый проект средств. Для многих российских банков выдача кредитов на период свыше 2-3-х лет оставалась малореальным делом. В значительной степени введение ускоренной амортизации было обусловлено намерением предоставить льготы лизингополучателям. Эта льгота касалась сокращения налогооблагаемой базы по прибыли. Здесь нет противопоставления интересов участников лизинговой операции. Данная льгота также позволяла ускорить и процесс возврата средств лизингодателю.

В конце девяностых годов были приняты важнейшие для развития лизинга законодательные акты: Гражданский кодекс (часть вторая, глава 34 «Аренда»); Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге»; Федеральный закон от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О лизинге» (более поздняя версия в редакции Федерального закона от 29 января 2002 г. № 10-ФЗ), глава 25 Налогового кодекса «Налог на прибыль организаций» (вступила в действие с 1 января 2002 года).

Кроме того, для регулирования проведения лизинговых операций используются положения целого ряда законодательных и нормативно-правовых актов, принимаемых на федеральном и региональном уровне.


2.1. Финансовая аренда (лизинг) в Гражданском кодексе

В Гражданском кодексе (часть вторая, глава 34 «Аренда», параграф 6 «Финансовая аренда (лизинг), который вступил в действие с 1 марта 1996 года, лизинг регулируется шестью статьями (ст. 665-670) и рассматривается только как договор, а не как особый вид инвестиционной деятельности.

В ст. 665 ГК предусмотрено, что: «по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца».

Таким образом:

1) лизинговые правоотношения являются отношениями трех сторон (лизингополучателя, лизингодателя, поставщика имущества);

2) лизингодатель является собственником имущества;

3) лизингополучатель использует имущество для предпринимательских целей.

Необходимо иметь в виду, что согласно Гражданского кодекса, предметом договора финансовой аренды (лизинга) могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов.

В Гражданском кодексе также установлено, что:

4) участникам лизинговых правоотношений предоставляется свобода в определении условий лизингового договора;

5) лизингополучатель – единственный субъект, который несет риск потери лизингового имущества. Причем, риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества переходит к арендатору (лизингополучателю) в момент передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды;

6) лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющемуся предметом договора финансового лизинга, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и лизингодателем (в частности, в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и т.п.). При этом арендатор имеет права, как если бы он был стороной договора купли-продажи. Однако лизингополучатель не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия лизингодателя.

Таким образом, в отношениях с продавцом арендатор и арендодатель (лизингодатель) выступают как солидарные кредиторы.

На протяжении ряда лет многие нормы Закона «О лизинге» вступали в противоречие с Гражданским кодексом. Вполне понятно, что в результате возникших коллизий законодательство о лизинге переживало серьезный кризис. Многие проблемы в правовом обеспечении лизинга возникли в результате несогласованностей, коллизий, неточностей в определениях, различных трактовках, недосказанности в действующих правовых актах. На практике это приводило к тому, что лизинговые компании, лизингополучатели, другие участники лизинговых операций руководствовались в своей текущей хозяйственной деятельности теми нормами законодательства, которые, по их мнению, им больше подходили. Об этом открыто говорилось на семинарах и конференциях, посвященных лизингу в России.

Ряд правоведов полагал, что Закон “О лизинге” вообще не нужен и не имеет права на существование. Высказывались соображения, что в главе 34 Гражданского кодекса “достигается полное и комплексное регулирование договора финансовой аренды (лизинга)”. И, кроме того, “несмотря на небольшое число норм, регулирующих непосредственно договор финансовой аренды (лизинга), ГК не предусматривает принятия каких-либо федеральных или иных правовых актов о договоре финансовой аренды (лизинга), как это имеет место в отношении некоторых других гражданско-правовых договоров”1.

Однако в параграфе 1 главы 34 «Аренда» неоднократно (см. статьи 607, 608, 610, 614, 615, 621, 624) говорится о законе, который может предусматривать иной порядок по сравнению с установленным в ГК. Например, в статье 615 указано, что “к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами”. Кроме того, в ГК не содержится запрета на принятие каких-либо федеральных или иных правовых актов о лизинге. Другое дело, какими они должны быть? Недопустимо, чтобы они противоречили Конституции, международным договорам, ГК, кодексам и иным законам.

Несмотря на то, что современный российский лизинг уже имеет определенную историю, но до сих пор специалисты не могут выработать единого определения для этих операций, разобраться в природе лизинга. В существенной степени на такое положение дел повлияла путаница в дефинициях.

Так, параграф 6 ст. 34 ГК называется “финансовая аренда (лизинг)”. С точки зрения терминологии здесь возникают вопросы. Указанный в скобке лизинг относится к словосочетанию или только к слову “аренда”? Наверное, правильнее было бы использовать термин “финансовый лизинг”, как это делается в работах известных правоведов, например М.И.Брагинского2.

Следующий вопрос - почему понятие “аренда” в тексте Гражданского кодекса имеет такое расширительное толкование - финансовая? Дело в том, что эта операция осуществляется с участием финансового посредника - лизинговой компании, изыскивающей необходимые средства для финансирования приобретения имущества по заявке лизингополучателя. Соответственно при этом лизинговая компания принимает на себя финансовые риски в объеме близком к стоимости лизингового имущества и процентов.

В книге профессора, доктора права Клива М.Шмитгоффа “Экспорт: право и практика международной торговли” говорится следующее: “Обычный договор о лизинге (lease), таким образом, представляет собой двустроннее соглашение между арендодателем и арендатором. Если же собственник не желает принимать на себя финансовый риск, заключается сделка о финансовом лизинге. При заключении такой сделки банк или финансовая корпорация оказываются между собственником и арендатором. ... Это трехсторонняя сделка” и далее: “В обычной лизинговой сделке к арендодателю возвращается владение после истечения срока договора о лизинге. В соответствии с другими лизинговыми соглашениями арендатор может приобрести в собственность объект договора о лизинге”.3

Таким образом, участники лизинговой операции осуществляют определенную деятельность, основанную на экономической заинтересованности, на правах и обязанностях, установленных в договорах между ними. Как уже отмечалось в главе 1, существо лизинговых отношений не сводится только к отношениям сторон, определенных рамками договора лизинга. Лизинговые отношения более емкое понятие. Они обусловлены рядом взаимосвязанных договоров.

К сожалению, пока не все нормы Гражданского кодекса корреспондируют с другими законодательными актами. Остались некоторые расхождения с профильным Законом «О финансовой аренде (лизинге)», с Оттавской конвенцией УНИДРУА.

Существенная проблема связана с возможностью использования предмета лизинга только для предпринимательских целей. Такой подход закреплен в ГК и в профильном законе. Это ограничение препятствует предоставлению лизинговых услуг большому количеству потенциальных клиентов лизинговых компаний. Данное требование не корреспондирует и с текстом п. 4 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге.

Используя приведенные ниже тексты таблицы № 3 соответствующих статей Гражданского кодекса и Конвенции УНИДРУА, читатель может самостоятельно провести экспресс-анализ и определить, в чем заключаются различия между этими законами.

Таблица № 3
Сравнение норм Гражданского кодекса и Конвенции УНИДРУА

«О международном финансовом лизинге»



Статья 666 Гражданского кодекса



Пункт 4 статьи 1 Конвенции

УНИДРУА



Предметом договора финансовой аренды могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов



Конвенция регулирует операции по аренде всего оборудования, за исключением того, которое должно быть использовано арендатором, в основном, в личных или семейных целях, а также для домашних нужд



Как видно из рассматриваемого текста, имеются существенные различия между нормами законодательства, регулирующего внутренний и международный лизинг. Однако профессор В.В.Витрянский считает, что “согласно Конвенции из круга объектов сделки финансового лизинга исключается оборудование, которое будет использоваться главным образом персоналом лизингополучателя, а также в семейных или домашних целях. Таким образом, под международным финансовым лизингом понимаются в основном сделки, заключаемые в сфере предпринимательской деятельности”4.

Следует обратить внимание, что Конвенции нет запрета на использование предмета лизинга для профессиональной деятельности юридических и физических лиц. Не содержится, к примеру, ограничений на возможность выступать в качестве лизингополучателей организаций, которые занимаются эксплуатацией коммунального и санитарного транспорта и т.д.

В статье 15 Конституции говорится, что “если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”. Поэтому лучшим решением проблемы было бы устранить возникшую коллизию между Гражданским кодексом, Конвенцией УНИДРУА и Законом «О финансовой аренде (лизинге)» путем одновременного внесения изменений в законодательные акты нормы, позволяющих включить в лизинговый оборот различные виды оборудования, за исключением того, которое должно быть использовано арендатором, в личных или семейных целях, а также для домашних нужд.

  1   2   3   4   5   6   7


Глава 2 Правовое регулирование лизинга
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации