Автор неизвестен, Правовые основы развития нефтегазовой отрасли - файл n1.doc

приобрести
Автор неизвестен, Правовые основы развития нефтегазовой отрасли
скачать (233.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc234kb.16.09.2012 00:01скачать

n1.doc

  1   2   3
Учебное пособие

"Правовые основы развития нефтегазовой отрасли"

Содержание
Предисловие

1. Происхождение нефти и знакомство с ней человека

2. Начало добычи и использования нефти в России

3. Правовые основы развития отечественной нефтяной отрасли в ХП-ХIХ вв.

Предисловие
Одними из главных природных богатств нашей страны являются нефть и газ. Нефтегазовая отрасль хозяйства играет особую роль в отечественной экономике. По добыче нефти и газа Россия сегодня занимает первое место в мире. В настоящее время на её долю приходится почти седьмая часть производства первичных энергоресурсов. В нашей стране сосредоточено около 10% мировых запасов нефти и 15% её добычи, более 36% запасов природного газа и 27% его добычи.

По мнению ведущего специалиста по истории развития отечественной нефтяной промышленности, доктора исторических наук А.А. Иголкина, сегодня нет необходимости доказывать значение энергетики в экономической и социальной жизни России и мира. Среди многих определений нашей цивилизации есть и такое – «углеводородная». Нефть, газ и уголь образуют тот базис, на котором строится экономика, бытовой уклад, образ жизни современного человека.

Изучение богатой традициями истории российской нефтяной и газовой промышленности в наши дни особенно актуально и полезно. Опыт прошлого помогает более четко осмысливать настоящее и обоснованно прогнозировать будущее. Изучение истории становления и развития нефтегазового дела России – это и познание исторических судеб людей, целеустремленных и талантливых личностей, внесших неоценимый вклад в развитие отечественной и мировой нефтяной и газовой науки и техники и являющихся прекрасным примером нравственного и беззаветного служения своему делу и своему Отечеству.

1. Происхождение нефти и знакомство с ней человека
Слово нефть имеет турецко-персидские корни (neft) и означает горючую маслянистую жидкость со специфическим запахом, распространенную в осадочной оболочке Земли и являющуюся полезным ископаемым. Мидийское слово «нафата» означает – просачивающаяся, вытекающая. Нефть состоит из различных углеводородов и соединений, содержащих, помимо углерода и водорода, гетероатомы: кислород, серу и азот. Цвет нефти варьируется от светло – коричневого до тёмно – бурого. Диапазон плотности нефти колеблется от весьма лёгкой (0,65 – 0,70 г./см) до весьма тяжелой (0,98 – 1,05 г./см). По химическому составу нефть также весьма разнообразна.

Нефть является первичным энергоносителем, на основе которого получают, в качестве вторичных, ряд переработанных продуктов для конечного потребления: бензин, осветительный керосин, реактивное и дизельное топливо, мазут, гудрон, различные нефтяные масла – смазки, смазочно-охлаждающие, гидравлические, изоляционные, газообразные и жидкие нефтепродукты, используемые в нефтехимической промышленности. Следует отметить, что получаемые из нефти виды топлива, а из углеводородного сырья органические химикаты и полимеры, сегодня в 10 – 15 раз превышают по стоимости использованную для их производства нефть.

Познание генетической природы нефти проходило в несколько этапов. Первый этап – условно называемый донаучным – продолжался с древних времен вплоть до средневековья. Так, например, известно, что ученый Агрикола писал, что нефть имеет неорганическое происхождение. Второй этап – период научных гипотез – связан в первую очередь с опубликованием М.В. Ломоносовым в 1763 году исследования «О слоях земных», в котором он высказывал идею о дистилляционном происхождении нефти из того же органического вещества, что и каменные угли. Третий этап – научный – характеризуется трудами ученых, предполагавших неорганическое (минеральное) и органическое происхождение нефти. Так, в 1866 году французский химик М. Бертло предположил, что нефть образуется в недрах Земли при воздействии углекислоты на щелочные металлы. Его соотечественник Г. Биассон в 1871 году выступил с идеей происхождения нефти благодаря взаимодействию воды, раскаленного железа с некоторыми химическими элементами.

Серьезный вклад в развитие научных концепций о происхождении нефти внести русские ученые Д.И. Менделеев и В.Д. Соколов. Первый явился автором минеральной (карбидной) гипотезы, второй изложил космическую теорию происхождения нефти.

ХХ век ознаменовал четвертый этап познания нефтеобразования, для которого стала характерной организация обширных геолого-химических исследований. В нашей стране такие работы осуществлялись, например, в 1925–1926 гг. исследователем А.Д. Архангельским. Следует отметить, что аналогичные проекты велись и в других странах, в частности, в США в 1926 году такие исследования были начаты ученым П. Траском. Однако, несомненно, главное место среди исследователей генезиса нефти и формирования её залежей принадлежит великому русскому ученому Ивану Михайловичу Губкину (9 (21).09.1871 – 21.04.1939). Он является создателем отечественной нефтяной геологии.

Иван Михайлович родился в селе Поздняково Нижегородской области. Окончив в 1910 году Петербургский горный институт, на протяжении семилетней работы в Геологическом комитете проявил себя инициативным, творческим инженером. В 1917 году Иван Михайлович был направлен в США для изучения американской нефтяной промышленности. По предложению В.И. Ленина в 1918 году Губкин вошел в состав Главного нефтяного комитета, а с 1919 года руководил работой Главсланца. В 1920–1925 гг. он возглавил работу Особой комиссии по изучению курской магнитной аномалии.

На протяжении всей трудовой жизни И.М. Губкин стремился сочетать практическую работу с научной. С 1920 года он являлся профессором, а с 1922 – ректором Московской горной академии. В 1930 году Иван Михайлович становится ректором и заведующим кафедрой геологии и нефтяных месторождений Московского нефтяного института. В 1925 году он основывает лабораторию по геофизическим методам разведки в государственном исследовательском нефтяном институте, на базе которой позже создаются различные исследовательские и производственные организации. С 1931 года И.М. Губкин являлся начальником Государственного геологоразведочного управления ВСНХ, на протяжении 1930–1936 гг. – председателем Совета по изучению производительных сил Академии Наук СССР.

Исследования И.М. Губкина главным образом посвящены геологии нефти. Огромное значение имеют его работы по изучению природы и условий формирования нефтяных месторождений Северного Кавказа, на основе которых впоследствии производились поисковые работы в этом регионе. Основным трудом исследователя, ставшим классическим в своей области, стало «Учение о нефти», увидевшее свет в 1932 году. В нем автор подробно изложил свою концепцию происхождения нефти, формирования нефтяных месторождений, классифицировал нефтяные залежи, указал закономерности их распределения.

Следует отметить, что исследования И.М. Губкина внесли вклад не только в разработку теоретических проблем, но и имели огромное значение для практики. Так, наибольшую практическую значимость имеют работы И.М. Губкина о создании нефтяной базы между Волгой и Уралом. Его труд «Урало-Волжская нефтеносная область», вышедший в 1940 году, уже после смерти автора, прогнозировал промышленные перспективы этого участка.

Коллеги, ученики и последователи И.М. Губкина продолжили работу в этой области. Пятый этап в изучении происхождения и свойств нефти совпал с открытием в 1950 – е годы ХХ века нефтяных углеводородов в осадках водоемов. Исследования нефти продолжаются учеными по сей день, это полезное ископаемое и сегодня является предметом научных дискуссий и открытий.

Историкам ещё предстоит установить, в каком тысячелетии до нашей эры человек обнаружил нефть и начал использовать её полезные свойства.

Библейский рассказ о Вавилонской башне содержит следующие сведения: «И сказали друг другу: наделаем кирпичей, и обожжём огнём; и стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести». Земляной же смолой в древности назывался природный асфальт, то есть нефть, из которой улетучились лёгкие вещества.

Библия говорит и о находке иудеями колодца с густой водой во время их переселения в Персию. Когда эту жидкость брызнули на раскаленный жертвенный камень, вспыхнуло пламя. После этого место, где была обнаружена эта вода, стало священным и получило название «нафтар», что значит очищение. Большинство ученых полагают, что описанная в Библии густая вода была ни чем иным, как нефтью. Возможно, это была первая «встреча» человека с этим полезным ископаемым.

Следует отметить, что в древний период люди не умели добывать нефть в современном понимании этого слова, т.е. человек не проникал вглубь земли в поисках этого полезного ископаемого, а лишь собирал нефть там, где её находил на земной или водной поверхности и где она была легкодоступна. Так, по свидетельству знаменитого древнегреческого историка Плутарха, жители Вавилона, Сирии и других государств собирали нефть, обнаружив её на поверхности рек и озер. Методы для непосредственного сбора нефти были разными: использовались различные приспособления крючкообразной формы, черпаки, сетки, ткани и др.

Упоминания о появлении нефти и попытках человека использовать её встречаются уже в древнейших историко – археологических источниках культуры жителей Урарту, Египта, Вавилона, Греции, Рима… Доподлинно не известно, в каких точно регионах нефть появляется изначально, а где начинает использоваться позднее. В исторических источниках Сирия, Индия, Карфаген, Эфиопия, Египет и некоторые другие восточные территории упоминаются в числе первых, начавших получать и использовать нефть. Что касается западных стран, то они изучили свойства этого полезного ископаемого и приступили к его применению значительно позже, главным образом, благодаря военным, торговым и культурным контактам с Востоком. После знакомства с полезными свойствами нефти европейцы также начинают её поиск на своих территориях. Такие находки были зафиксированы на территории Албании, Италии и других стран.

Известно, что уже до нашей эры битум и нефть использовались людьми не только в строительных, но и в медицинских целях. Они входили в состав мазей, кремов, суспензий, компрессов и применялись в лечении кожных и простудных заболеваний, травм, поражений суставов. Такие рецепты присутствовали в практике многих известных докторов древности, в частности, Гиппократа (400 лет до нашей эры), утверждавшего, что нефтяной битум хорошо лечит раны.

Лекарства с частичным добавлением нефти применялись при лечении как людей, так и животных. Римлянин Марк Витрувий (1 век до нашей эры) имел рецепты лечения ран и кожных заболеваний зверей составом, куда входила нефть.

Русские рукописные лечебники ХУ1-ХУП вв. содержали много советов по лечению черной и белой нефтью. Отечественные врачи применяли ее при лечении кашля, сосудистых заболеваний и др.

Следует сказать, что нефть и по сей день используется в медицине. Нафталанская нефть, находящаяся в Закавказье (курорт Нафталан), имеет удивительные свойства – она не горит, пахнет свежим сеном и способствует лечению многих заболеваний.

Нефть находила применение и в других областях жизнедеятельности человека, например, широко использовалась при освещении городов. Известно, что улицы Генуи ещё до нашей эры были освещены при помощи светильников с нефтяным наполнением. Позже такие небольшие примитивные светильники появляются и в домах генуэзцев. В 330 году до нашей эры Александр Македонский отправился в Индийский поход. Помимо территориальных завоеваний, он «привез» в древнюю Элладу и нефть, обнаруженную им в светильниках гиркан и каспийцев.

Нефть, благодаря своим зажигательным свойствам, до нашей эры применялась не только в мирных, но и в других областях, например, в военном деле. Емкости с горящей нефтью использовались в качестве оружия, ею же пропитывали стрелы, которые при поджоге превращались в факелы. Уже в «Естественной истории» Плиния Старшего (1 век нашей эры) упоминается о том, что при осаде городов на врага сбрасывались горшки с нефтью и серой.

Эти свойства нефти не просто являлись одним из элементов, способствующих более мощному использованию вооружений того времени. История знает случаи, когда нефть спасала целые города и страны. Так, значительно позже, уже в УП веке нашей эры при обороне Константинополя от арабского нашествия византийцы разлили в море нефть и подожгли её. Флот нападающих арабов был немедленно сожжен при попытке подхода к Константинополю. Так была спасена Византия. Это изобретение получило название «греческий огонь».

Возможно, по его вине князь Игорь потерпел в ХП веке поражение в битве с половцами. Во всяком случае, известный русский историк В.Н. Татищев писал: «Хан Кончак имел мужа, умеющего стрелять огнем и зажигать грады…».

Греческий огонь довольно долго применяли в военном деле. Он даже получил юридическое закрепление в российском Уставе ратных дел (1777).

В мирное время «греческий огонь» использовался при проведении «огневых потех». В «Подлинном и обстоятельном описании построеннаго в Санкт-Петербурге, в генваре 1740 года, Ледяного дома и всех находившихся в нем домовых вещей и уборов, сочиненном для охотников до натуральной науки через Георга Вольганга Крафта» описывается, что этот дом был построен на льду Невы из ледяных плит. Перед домом стояли ледяные скульптуры и, в частности, «слон в надлежащей его величине…так хитро сделан, что…ночью с великим удивлением всех смотрителей горящую нефть выбрасывал». Внутри Ледяного дома стояли столы с помазанными нефтью свечами, которые горели по ночам. Эта масленичная «огневая потеха» императрицы Анны Иоанновны продолжалась еженощно в течение недели.

Нефть широко использовалась в иконописи. В руководстве ХУП века по работе над иконами говорилось: «Писать по полотну. Всякую краску составливай на вотке и прикидывай олифа да нефти, чтоб скорее сохло».

В сельском хозяйстве нефть применялась в составе смеси из битума и серы для защиты плодовых растений от червей и муравьёв.
2. Начало добычи и использования нефти в России
Как и точная дата первого знакомства человека с нефтью, историкам доподлинно неизвестно – когда впервые начали использовать нефть на территории нашей страны. Однако известно, что уже в IХ веке, сражаясь на Черном море, русы подвергались обстрелу горючей смесью из медных труб, которая была ничем иным, как нефтью. Попадая на суда русов, она начинала пожар, что неминуемо приводило в гибели флотилии.

Более подробные сведения о нефти мы встречаем у арабского путешественника Масуди, побывавшего на территории современного государства Азербайджан на рубеже 1Х-Х вв. В своих заметках он указывает на наличие в окрестностях Баку порядка 500 колодцев с белыми и черными нефтяными маслами. Около Баку (район селения Суханы) был возведен храм огнепоклонников. Здесь люди поклонялись магическому «вечному огню», выходящему на поверхность из известняка. Начиная с этого времени апшеронская нефть использовалась не только как топливо, но и как лекарство от суставных и кожных болезней, болей различного характера, некоторых заболеваний внутренних органов. Бакинцы благодарили нефть за то, что их город, в отличие от других, никогда не знал вспышек моровой язвы.

В Двинской летописи ХУ1 века содержится упоминание о племени чудь, которое собирало нефть с поверхности реки Ухты и по её берегам и использовало в качестве медицинского и смазочного средства.

В 1478 году царь Иван 111 завершает присоединение Великого Новгорода к Московскому государству и постепенно стремится расширить влияние Москвы путем подчинения ей северных и северо-восточных территорий. В то время там проживали зыряне (коми), остяки (ханты) и вогулы (манси). В 1499 году русские князья Курбский и Ушатов основали первое поселение русских на реке Печоре – Пустозерск для сбора дани.

В следующем веке сюда начинают приезжать одиночки – рудознатцы. По историческим свидетельствам, один из них и доставил добытую с реки Ухты «густую горючую воду» в Москву. Так нефть впервые попала в столицу. Однако, как местная власть в виде воевод, так и центральная не смогли оценить полезные свойства нефти и найти применения её широкому использованию. Поэтому её масштабное извлечение так и не началось, Пустозерск и прилегающая к нему территория не стали развиваться, и долгое время этот богатый природными дарами край оставался лишь местом далекой ссылки неугодных царю и церкви. Так, например, в 1667 году сюда прибыл опальный протопоп Аввакум, противник никоновских церковных реформ. Глава старообрядской церкви 15 лет просидел здесь в земляной тюрьме, после чего в 1682 году идеолог раскола русской православной церкви и его сторонники были приговорены к страшной смерти путем сожжения.

Пустозерский край и его печально известный острог знали и других бунтарей против царской или церковной воли; в нем побывали повстанцы из войск Степана Разина, Кондратия Булавина, Емельяна Пугачева, пленные французы наполеоновской армии, российские революционеры… По мнению ряда исследователей, печальная слава этого края отчасти являлась причиной неохотного его добровольного посещения и все попытки освоения Пустозерской территории по странному стечению обстоятельств не удавались. Как будто сама природа не хотела отдавать человеку свои богатства.

В 1692 году всё-таки появляется упоминание об ухтинской нефти. На это месторождение «черной нефти» указывает в своей книге «Северная и Восточная Татария» член голландского посольства в Москве Н.К. Витсен. Но в России в это время спрос на нефть был весьма невелик и сообщение голландца, опять-таки, не привело к широкомасштабному освоению региона. Такое положение сохранялось до начала ХУШ века, то есть до официального государственного упорядочения рудосыскных работ, которые сейчас мы называем геологическими, Петром 1.

Поиск и добыча нефти постепенно велись на разных территориях нашей страны, в том числе там, где она не являлась изначально основным полезным ископаемым. В качестве примера следует привести Сибирь, известную, прежде всего, добычей золота (до революции Сибирь давала стране около 90% всего добытого Россией золота). Тем не менее, уже в 1600-е годы на берегах Байкала местные жители находили «каменное масло». В первую очередь, его использовали как лечебное средство от ран, простуды и ревматических болезней. Позднее оно использовалось и в военном деле.

Отметим, что до известного Указа Петра 1 от 24 августа 1700 года «Об учреждении Приказа Рудокопных дел» работы по поиску и сбору нефти всё же велись, но в небольшом масштабе и бессистемно. В основном, их проводили крупные российские промышленники Демидов, Строганов, Ягужинский и другие «охочие люди». Отважные русские землепроходцы осваивали не только Сибирь, но и Дальний Восток. Так, благодаря походу казаков во главе с Ерофеем Хабаровым карта нашего государства пополнилась островом Сахалин. И хотя открытие нефти на этом острове произошло значительно позже – в середине Х1Х века, а её научное исследование – лишь в 1889 г. (под руководством горного инженера Л. Бацевича), сахалинская нефть по сей день является важным звеном отечественной нефтяной отрасли.

Итак, именно петровский Указ от 24 августа 1700 года «Об учреждении Приказа Рудокопных дел» начинает отсчёт существования горного права в России.

Скорее всего, юный Петр познакомился с нефтью благодаря своему наставнику, думному дьяку Никите Зотову. Тот в одной из московских аптек показал Петру тёмную жидкость, пояснив, что «она зело горящая, к питью не пригодная…нефть эту добывают наши вологодские купцы из реки Ухты».

Следует сказать, что Петр 1 сам познакомился с горными науками и возможностями использования на практике полезных ископаемых, в том числе нефти, за границей, путешествуя с составе Всевеликого Посольства в 1697–1698 гг. Он был единственным русским государем, который не только осознавал необходимость использования внутренних природных ресурсов на благо процветания России, но и лично интересовался и увлекался горным делом, что немало способствовало его развитию.

Создание Петром 1 вышеназванного Приказа положило начало и геологической службе России. Первым руководителем нового государственного хозяйственного направления был назначен окольничий А.Т. Лихачев. Приказ рудокопных дел ведал рудосыскным делом, подготовкой квалифицированных специалистов в данной области, поиском мест для проведения строительства рудников и заводов, учетом добычи и выплавки, штрафами и иными наказаниями за нерадивость в работе в рамках компетенции данного ведомства. Интересно, что позже, несмотря на упразднение системы Приказов в 1712 году, спустя три года Петр вывел обратно полномочия Приказа рудокопных дел из губернского ведения и решил «Рудному Приказу быть по-прежнему». (Правда, позже, в 1718 году Приказ всё-таки был окончательно упразднен).

Отметим, что царь сразу осознал огромное значение нефти для государства, о чем свидетельствует такой факт. Учредив первую в России печатную газету «Ведомости» 16 декабря 1702 года, выходившую под его личным непосредственным контролем, в первый же её номер была помещена информация о нахождении на реке Сок в районе Казани «много нефти»… Таким образом, в «Ведомостях», впервые вышедших в свет 2 января 1703 года, появилось первое печатное упоминание о нахождении нефти в нашей стране.

Во время персидского похода (1722 год) царь лично осматривает два нефтяных колодца в районе Дербента.

Российский Государственный Архив древних актов хранит интереснейший документ – Указ Петра 1 обер-прокурору Сената П.И. Ягужинскому от 31 марта 1713 года: «По получении сего письма скажи в Сенате, чтоб нефти довольное число, а именно чтоб ведер десять или больше мерою, прислали сюды, также пожарных ручных водоливных труб десяток. Все сие пришли с сим посланным; также поиши какого малова, который бы умел гораздо по-голаски и по-руски, и что не очень глуп был и привези ево с собою».

В 1719 году опять же по инициативе царя Петра 1 в Москве была учреждена Берг – Коллегия (сначала именовавшаяся Берг – привилегия), взявшая на себя функции упраздненного ранее Приказа рудокопных дел и некоторые новые. Она появилась по Именному Указу императора от 10 декабря «Об учреждении Берг-Коллегиума для ведения в оном дел о рудах и минералах». Руководил работой Коллегии приближенный к Петру 1 граф Яков Вилимович Брюс. Одной из её задач было освидетельствование нефтяных источников.

В Указе подчёркивалось большое значение освоения полезных ископаемых для государства, владеющего их значительными запасами.

Государство поощряло поиск полезных ископаемых и, в первую очередь, нефти. Берг – Коллегия была вправе ссужать предпринимателей на льготных условиях, частично освобождать от налогов для становления дела, освобождать числящихся в посадских людях и купцов от государственных служб. Берг-Коллегии предписывалось оказывать рудознатцам «какую помощь от них требовать будут». Однако иногда это ведомство как помогало, так и препятствовало работе подведомственных ему предприятий, ведя их к полному разорению. Так случилось, например, с нефтяным заводом Ф.С. Прядунова, сначала получившего льготы от Коллегии, а спустя несколько лет – непосильное бремя по поставкам нефти государству, приведшее некогда процветающее предприятие к разорению, а самого предпринимателя – в долговую тюрьму.

Любой житель России мог обратиться в Берг – Коллегию с информацией о находке нефти в том или ином районе, поскольку Указ 1719 года давал право «всем и каждому, независимо от чина и достоинства во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях искать, добывать и выплавлять всякие металлы».

При обнаружении полезных ископаемых предписывалось сообщить об этом в Коллегию или её представителям на местах – Берг-Офицерам, а затем прислать пробы найденного. После экспертизы Коллегия должна была дать ответ о целесообразности ведения разработки. При положительном ответе обратившийся получал Привилегию на строительство завода или рудника на месте открытого источника. Он также был вправе получить кредит, закупать топливо по льготным ценам и др.

Собственники земель имели приоритетное право на разработку месторождений на своей территории только в случае, если заявили об этом заранее. В случае отказа от ведения работ они обязаны были передать это право другому лицу, которое выплачивало им впоследствии деньги за пользование недрами в размере 1/32 доли прибыли. За сокрытие информации о нахождении полезных ископаемых или препятствие к их освоению предусматривалось наказание вплоть до смертной казни.

Указ 1719 года впервые закрепил горную регалию, т.е. установил исключительную государственную собственность на недра.

Как и большинство российских законодательных актов, Указ неоднократно нарушался, в том числе, со стороны чиновников. Так, например, предписывалось оказывать всяческое содействие не только промышленникам, но и их наследникам, если они эффективно осуществляют производство. Однако истории первых нефтяных предпринимателей говорят об обратном.

Первый российский законодательный акт, регулирующий отношения в сфере добычи полезных ископаемых, по мнению ведущего современного специалиста в области горного права профессора А.И. Перчика, сформулировал основные принципы этой отрасли, по существу не изменившиеся до сих пор:

  1. государственная собственность на недра (горная регалия) и любая форма собственности на добытые природные ресурсы;

  2. отделение права собственности на землю и недра (так называемый принцип горной свободы);

  3. платность недропользования;

  4. требование рациональной разработки месторождений и охраны недр;

  5. свобода горного предпринимательства с ограничениями, касающимися лишь отдельных видов полезных ископаемых (например, золота).

В 1721 году в Коллегию обратился Григорий Черепанов, обнаруживший на реке Ухте нефтяной ключ. Вышедший вскоре Указ Берг – Коллегии от 5 мая 1721 года гласил: «А нефтятой ключ в Пустозерском уезде по Ухти речке велеть освидетельствовать и учинить из него пробу Архангелогороцкой губернии аптекарю или кому из них пристойно, хто б во оном знал искуство. И для то велеть ему туда ехать немедленно, и по пробе, ежели из него будет прямая нефть, то оную освидетельствав, и каким рядом оную производить, и будет ли из оного прибыль, и ему, оптекарю, изследовав и подписав своё мнение, писать о том имянно и тое невтяную пробу прислать в Санкт – Питербурх в Берх – коллегию ради подлинного усмотрения…». К сожалению, по разным причинам – волокита, большие для того времени расстояния – результаты освидетельствования были получены лишь в 1723 году, а сама нефть в количестве восьми бутылей была доставлена в Петербург и того позже – в 1724. Затем царь отправил полученные образцы ухтинской нефти в Голландию для подробнейшего исследования её качеств, а самого Черепанова наградил шестью рублями, для поощрения охоты его и других к поисковому делу.

Интересно, что несмотря на явный большой интерес к находке Черепанова не только Берг – Коллегии, но и самого государя, активную переписку по этому поводу разных инстанций, привлечение зарубежных специалистов к исследованию этого источника, его освоение надолго затянулось, и в исторических архивах информация о дальнейшей разработке находки Черепанова отсутствуют… Только через 20 лет здесь появится известный тогда рудообыскатель Ф.С. Прядунов и обратит внимание на источник, обнаруженный ранее Г. Черепановым. Причем, Прядунов «откроет» этот источник нефти ещё раз, не подозревая о находке своего предшественника, о чем письменно уведомит Берг – Коллегию и попросит разрешить вести добычу из обнаруженного нефтяного источника.

В связи с вышесказанным возникает вопрос – почему находка Григория Черепанова, активно обсуждаемая на государственном уровне, так и не была использована государством? Скорее всего, после смерти Петра 1, лично курировавшего этот вопрос, императрица Екатерина 1 просто забыла о ней, будучи слабо осведомленной и не интересующейся этими вопросами.

Тем не менее, и при жизни Петра 1, и после его смерти находки в виде нефтяных источников государством поощрялись. Сохранилось множество записок, доношений различных людей об этом. Так, старшина деревни Надырова сообщает о находке и возможном строительстве завода: «В прошлом 1752-м году обыскали мы, нижайше, на собственных своих крепостных дачах в Уфимском уезде на Казанской дороге по Сок реке по обе стороны, выше Сергиевска – городка, вверх едучи по правую сторону подле горы Сартеата, при которой маленькое озерко. И в том озерке имметца нефть черная, да повыше Сергиевского рубежа по реке, по-русски называемой Сургуте, а по-татарски Кукурте, в середине той Кукорты вверх едучи, по правой стороне речка Чесноковка да речка Козловка, а повыше той речки Козловки земля отставного драгуна деревня Сомбасы, напротив ево дачи за рекою Кукорты имеетца лес и речка Карамалы в наших дачах, на которой удобно построить нефтяной завод».

Об открытии нефтяных месторождений сообщалось в печати. Так, например, газета «Ведомости» 2 января 1703 года сообщала: «Из Казани пишут, на реке Соку нашли много нефти…». Таким образом, более 300 лет назад стало известно о нефтеносных участках в Поволжье и на юге Волго – Уральской территории. Важным стимулом для освоения этого региона стала не только сама возможность добычи нефти, но и близкое расположение участков к реке Волге, что давало возможность организовывать вывоз добытого сырья.

Источники нефти по рекам Сок и Сургут уже в 1736 году были описаны Берг – Коллегией и нанесены на карту. Позже купцы, предприниматели и просто «охотничьи люди» сообщали об открытии других источников на Волге, около города Тетюши, за рекой Инзер уфимского уезда и др.

В середине 1700-х выдающийся ученый – краевед, первый член – корреспондент Санкт – Петербургской академии наук П.И. Рычков в своих исследованиях указывал на наличие нефти на правобережной Волге, на территории современного Татарстана и прилегающих к нему участках Урало – Поволжья. Во многом его работы предопределили развитие нефтяного дела на этих трерриториях.

Возвращаясь к личности Петра 1 отметим, что он поощрял не только «охочих до поиска нефти людей», но и своих ближайших друзей, сподвижников, помогавших ему в развитии горного дела. Так, близкий к царю Василий Никитич Татищев, образованнейший человек того времени, был направлен Петром на Урал для строительства заводов. Но для этого необходимы были специалисты, которые впоследствии могли бы на них работать. Поэтому В.Н. Татищев начал с открытия в 1721 году первых в России горных школ. Позднее Петр учреждает и другие учебные заведения, призванные сформировать специалистов, в том числе, горного дела. Так, в 1724 году он обращается в Сенат с проектом создания Академии наук и художеств и получает его поддержку. Открытие Академии состоялось уже после смерти Петра 1 по указу его вдовы, императрицы Екатерины 1 в 1725 году.

Что касается самого Петра, то он не ограничивался лишь научными изысканиями и поощрениями в развитии горного дела. Заинтересовавшись апшеронской нефтью, находящейся в то время на территории Персии и приносившей огромный доход персидскому шаху он затевает Персидский поход 1722–1723 гг. Естественно, он не ставил единственной целью присвоение нефтяных месторождений, однако, интерес к нефти играл не последнюю роль при принятии решения о военных действиях.
3. Правовые основы развития отечественной нефтяной отрасли в ХVП-Х1Х вв.
Российская история богата именами выдающихся отечественных предпринимателей. Они служили государству и своему народу. Благодаря их труду и настойчивости Россия являлась передовой страной с динамично развивающейся экономикой.

Первым русским нефтяным предпринимателем по праву считается Федор Савельевич Прядунов (1674–1753). Неоспорим его вклад в развитие российского нефтяного дела.

Прядунов родился в городе Каргополе в семье старообрядцев – раскольников, успешно занимался рудопоисковым делом. До находки ухтинского нефтяного источника он уже был известным рудоискателем – в 1732 году вместе с Е.М. Собинским и Ф.Я. Чирцовым он обнаружил серебряное месторождение на Медвежьем острове Белого моря.

Ухтинское месторождение нефти он обнаружил в 1745 году. Обратившись в Берг – Коллегию, он не только получает разрешение на добычу найденной нефти, строительство небольшого завода на этом источнике, но и право на распоряжение добытой нефти в течение двух лет без уплаты десятины. Налоговые льготы, выражаясь современным языком, предоставлялись Прядунову «для придания лучшей ему охоты», т.е. таким образом, государство поощряло предпринимательство. При этом он был обязан дважды в году – в январе и июле – сообщать письменно рапортом в Коллегию о состоянии дел.

Уже в 1746 году завод первого российского нефтяного предпринимателя Прядунова начал работу. По его сведениям, представленным в Берг – Коллегию, строительство обошлось его в «довольную сумму денег» – 500 рублей. На заводе работали сам Федор Савельевич, его сын Степан Федорович и наемные рабочие, оплата труда которых производилась «хлебом и харчом» из расчета 35 – 40 рублей на человека в год.

Прядунов организует не только добычу, но и переработку нефти, перегоняя, «передваивая» сырье через куб с водой. Таким способом предприниматель получал, например, осветительный материал на нефтяной основе. Естественно, первое в мире нефтеперегонное производство Прядунова по своим инженерно – техническим характеристикам было далеко не совершенно. В основе его работы была «однокубовая система», представлявшая собой четырехугольный сруб, наполовину погруженный в воду, внутри которого находилось устройство в виде чана с отверстием в дне. Это устройство ставилось на подводный нефтяной ключ и таким способом собиралась нефть. Несмотря на каменный водорез, весной при разливе воды в половодье завод подвергался постоянному разрушению. Сам Прядунов писал, что весенний паводок уносил и плотину, и завод «без остатку». Однако сооружение быстро восстанавливалось, добыча и перегонка нефти продолжались. После было решено поставить «бездонную бочку» вместо деревянного сруба на нефтяном ключе, куда собиралась нефть.

Всего Прядуновым было добыто 220 пудов нефти. Таким образом, за 80 лет до появления производства братьев Дубининых Федор Прядунов создал первое в мире нефтеперегонное предприятие, по аналогии с технологией которого появилась однокубовая нефтеперегонная установка Дубининых.

«Двоенная нефть», т.е. «белая, не сырая», прошедшая перегонку, не могла быть дешевой, т. к. требовались большие затраты на её производство и транспортировку. Ведь только её перевозка от места добычи и перегонки стоила 1, 5 рубля за пуд. Путь был неблизким, утомительным и опасным: от Ухты до Архангельска 1000 верст «лесами, снегами и реками», на оленях; затем до Москвы на лошадях.

Нефть использовалась как осветительный материал, в медицинских и других производствах, продавалась оптом и в розницу. Любопытно, что Федор Савельевич решил попробовать себя и в роли лекаря, однако, потерпел на этом поприще неудачу. Путешественник академик И.И. Лепехин писал, что он «…земляным маслом напоследок вздумал лечить всякие болезни разного чина людей в Москве. По сей причине главная медицинская канцелярия приносила на него жалобу в Правительствующем Сенате. Сенат запретил печатным указом, разосланным во все города, производить в действие сию новую неиспытанную площадного лекаря врачебную практику».

В среднем, Прядунов продавал свою «двоенную» чистую нефть по 30 рублей, в то время как сырая Бакинская нефть стоила 6 – 7 рублей за пуд. Прядуновская нефть была в Москве популярна, пользовалась спросом и поначалу была достаточно прибыльной. Однако, в 1749 году Берг – Коллегия обязала предприятие Федора Савельевича поставлять в Московскую главную аптеку сырую нефть для медицинских нужд по очень низкой цене, что в конечном итоге стало приносить предпринимателю убытки. Этот произвол чиновников Коллегии привел его к банкротству. В 1751 году он был заключен в московскую долговую тюрьму за долг в 35 рублей 23 копейки десятинных денег, где он заболел и скончался в марте 1753 года.

После кончины Федора Савельевича завод унаследовала его вдова, Федосья Сергеевна Прядунова. Но поскольку семья Прядуновых (Федосья Сергеевна, сын Степан и дочери Анисья и Матрена) находилась в тяжелом материальном положении и не способна была оплатить оставшиеся после смерти главы семьи векселя, завод был продан купцу из Вологды Андрею Нагавикову.

Купец управлял заводом до 1760 года, после его смерти он перешел в руки Ивана Мингалева, с 1760 года заводом владел купец Михаил Баженов. Скорее всего, он стал последним или предпоследним владельцем предприятия Прядунова. Есть исторические свидетельства, что непродолжительный период завод также находился в руках сына Федора Савельевича – Степана Федоровича Прядунова, но, по разным источникам, он или исчез, или, скорее всего, скончался вскоре после смерти отца. Так или иначе, за заводом закрепилась дурная слава, подтверждавшая, что он не сможет существовать без своего настоящего хозяина – Федора Прядунова. И действительно, все, кто пытался завладеть этим нефтяным предприятием, после него вскоре умирали.

Впоследствии люди стали бояться ухтинского завода, и кто-то из наследников последних владельцев из суеверия оставил его. Есть также историческая версия, что завод сгорел в последней четверти ХУШ века и больше не восстанавливался. Предположительно, последние свидетельства о существовании предприятия Прядунова относятся к 1772 году, в которых говорится о некогда прибыльном заводе, а «теперь, как сказывают, не токмо видны остатки прибыточнаго сего заведения, но даже едва и кубы ещё не существуют».

Так окончилась история первого в мире нефтедобывающего и перерабатывающего завода, в разные годы дававшего следующее количество нефти:


Владелец

год

кг добытой нефти

Ф. Прядунов

1751

352

А. Нагавиков

1757

580

А. Нагавиков

1758

586

М. Баженов

1766

410

М. Баженов

1767

656


Законодательной базой добычи полезных ископаемых, включая нефть, в этот период оставался вышеупомянутый петровский Указ. Однако в 1739 году императрица Анна Иоанновна его детализирует своим указом, называвшимся Берг-регламент. Он давал право вести недропользование не только российским подданным, но и иностранным. Изменялась сумма и форма платы землевладельцу за добычу ископаемых на его территории. В 1740 году императрица разрешила приватизацию горных заводов.

Взошедшая на российский престол Елизавета Петровна в данной области вела политику возврата к петровским идеям. Она восстановила Берг-Коллегию и подчинила её Сенату. В это время неоднократно менялась политика государства в отношении монопольного права государства, дворянства на владение недрами. С одной стороны, государство стремилось сохранить монополию, с другой – периодически вынуждено было её нарушать из-за финансовых трудностей.

Манифест 28 июня 1782 года, детище Екатерины П, давал беспрецедентные права собственникам земли: «право полной частной собственности объемлет не одну поверхность земли, но и самоё её недро…», упразднив горную регалию.

В ХУШ веке предпринимались и другие шаги по поиску и разработке нефтяных месторождений, перегонке нефти, например, в окрестностях города Оренбурга и на территории Башкирии. Так, достаточно крупным заводом, построенном на башкирской реке Курган было предприятие графа С. Ягужинского, владельца двух нефтяных источников. Однако до Х1Х века добыча и переработка нефти велась не очень активно, и крупные предприятия этого направления не развивались по совокупности причин.

Во-первых, государство пока не нуждалось в большом количестве этого сырья; во-вторых, сдавая предпринимателям нефтяные источники в аренду и разрешая торговать нефтью, государство устанавливало максимальную цену, по которой заводчик мог продавать добытое сырьё; в-третьих, разведка, строительство заводских сооружений, наемный труд рабочих, транспортировка нефти к потребителям в крупные города России делало процесс весьма капиталоемким, особенно, если дело касалось неизведанных районов, когда уверенности в обнаружении источника не было, а затраты на поиск были существенными. Необходимо было обладать значительным капиталом для начала такого производства. По этим и другим причинам нефтяное дело развивалось медленно.

В Х1Х веке появляются новые идеи, технологические открытия в области добычи и переработки нефти и, следовательно, начинается новый виток развития нефтяного дела. Он связан с именами таких прославленных инженеров, предпринимателей, общественных деятелей как
  1   2   3


Учебное пособие
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации