Карлсон Аллан. Общество - Семья - Личность: Социальный кризис Америки. Альтернативный социологический подход - файл ??????? ?????_????????,?????,????????_?????????? ?????? ???????.doc

приобрести
Карлсон Аллан. Общество - Семья - Личность: Социальный кризис Америки. Альтернативный социологический подход
скачать (286.5 kb.)
Доступные файлы (1):
??????? ?????_????????,?????,????????_?????????? ?????? ???????.doc2359kb.12.02.2010 02:58скачать

??????? ?????_????????,?????,????????_?????????? ?????? ???????.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Алан Карлсон Общество, семья, личность: социальный кризис Америки





Аллан Карлсон родился в 1949 г. в ДеМойне, штат Айова, докторскую степень в области современной европейской истории получил в 1978 г. в университете Огайо, в 1981-1999 гг. Президент Рокфордского института, в настоящее время - Президент Центра <Семья, Религия, Общество> им. Говарда, в 1988-91 гг. член Национальной комиссии по делам детей при президенте Рейгане, автор многочисленных статей, в т.ч. публиковавшихся в российских журналах <Вестник Московского университета. Социология и политология>, <Семья в России>. Основные работы: The New Agrarian Mind. The Movement Toward Decentralist Thought in Twentieth-Century America. N.J., 2000; From Cottage to Work Station. San Francisco.1993; The Swedish Experiment in Family Politics. N.J., 1990; Family Questions: Reflections on the American Social Crisis. N.J., 1988.


Предисловие автора


Первые годы XXI в. свидетельствуют о беспрецедентном глобальном кризисе семьи. В большинстве развитых стран рождаемость упала значительно ниже уровня простого воспроизводства населения. Депопуляция стала новой реальностью мира. Массовое уклонение от брака столь же очевидно: брак или замещается сожительством или отвергается вообще разнообразием форм домохозяйства. А для тех, кто всё же вступает в брак, развод всё чаще становится привычным исходом. По данным многочисленных социальных исследований, всё меньшее число детей воспитывается родителями в полноценной семье- наилучшей среде для их содержания и воспитания в подобной ситуации оказывается теперь меньшинство детей.

В развивающихся странах Юга импорт западной сексуальной революции разрушает основы общества и ослабляет моральный контроль. Болезни, передаваемые половым путем, преследуют миллионы людей, а в ближайшем будущем это судьба десятков миллионов. Миграция миллионных масс населения в депопулирующие страны Севера с высокой плотностью и скученностью их мегаполисов активизирует кошмарные настроения мальтузианства и неомальузианства.

Эта книга всего лишь одна из попыток понять причины и последствия развала семьецентристского строя жизни, попытка поиска путей социального обновления. Мой анализ осуществляется в рамках социологической традиции, связанной с именами Фредерика Ле Пле, Питирима Сорокина, Карла Циммермана и Роберта Нисбета. Я рассматриваю семью как фундаментальный первоэлемент общества присущий человеческой природе и опирающийся на союз мужчины и женщины в браке, учреждаемом для рождения и воспитания детей, сохранения первичной близости в микроэкономике домохозяйства и семейной преемственности. Я, не прибегающий к извинениям пронаталист, рассматриваю каждую новую человеческую жизнь как чудо и одновременно как ресурс и как стержень больших семей, ответственно создаваемых браком в качестве особого дара для наций. И я также исхожу из тесной и вполне измеримой связи между духовной верой и крепостью семьи.

Почему же ослабла семья? Индустриализация семейных функций корпорациями и государством, нападки феминистской и социалистической идеологий, а также политическое влияние либерального индивидуализма, заменившего собой фамилизм - вот первичные факторы семейного упадка. Семейное обновление придет как только удастся через общественную политику восстановить автономию дома и семью в качестве центра значимой социально деятельности, первичной общности добра и правды, способной сопротивляться маршу модернизации и глобализации.

Мне чрезвычайно приятно, что моя работа по исследованию всех этих проблем будет теперь доступна русскому читателю. Я особенно благодарен профессору Анатолию Антонову за инициативу создания и публикации этой книги. Я также благодарю его коллегу, доцента Виктора Медкова за содействие в издании моей работы.

Аллан Карлсон,
Рокфорд, Иллинойс, США,
Апрель 2003 г.




Предисловие редактора


Первым, кто в нашей стране открыл Аллана Карлсона, был знаменитый в среде демографов В.А. Борисов. Его привлекла книга <Проблемы семьи: социальный кризис в Америке> (1988), где была глава о депопуляции, совершенно необычная для тогдашних настроений американских, да и большинства зарубежных ученых. Меня заинтересовало то, что книга была написана с позиций неоконсерватизма, мало известного в нашей стране, но не в политическом ключе, а в социологическом, и написана фундаменально на основе данных истории, демографии, права и ряда других наук. После моего письма с изложением мнения о книге, у нас завязалась переписка, одна из моих статей была опубликована в журнале Карлсона TheFamilyinAmerica в 1992 г., несколько его статей были переведены и напечатаны в отечественных журналах, в т.ч. в <Вестнике МГУ. Социология и политология>.

Во время приезда Карлсона в 1995 г. в Москву, на встречах с нашими учеными родилась идея проведения Всемирного конгресса семей, объединяющего сторонников полной семьи с несколькими детьми. В 1997 г. в Праге и в 1999 г. в Женеве состоялись всемирные форумы в защиту семьи, где А. Карлсон был избран Генеральным секретарем. Однако, для русских читателей творчество А. Карлсона оставалось неизвестным. Постепенно созрела идея издать наиболее интересные работы видного фамилиста и сложился замысел книги избранных статей и докладов - не сборника трудов, а книги, объединенной общим замыслом и структурой. Так возникла эта необычная книга, где из множества работ американского автора произведен русским социологом отбор вошедших в книгу материалов.

Книга <Общество-семья-личность> открывается главой, посвященной фамилистической школе американской социологии, где обсуждаются вопросы изучения социальной истории американской семьи. Во второй главе рассматривается взаимосвязь институтов государства и семьи в аспекте достижения баланса между социальным порядком и свободой. Третья глава выясняет возможности перестройки рыночной экономики с индивида на семью, в четвертой главе обсуждается целенаправленное воздействие на разрушение основ религии и полной семьи с детьми со стороны феминизма и современного мальтузианства. Демографические последствия краха традиционной семьи и депопуляция как глобальная проблема XXI в. - основные темы пятой главы. Наконец, в финальной главе как бы подводятся итоги институционального кризиса семьи и государства, обсуждаются перспективы укрепления автономной семьи и государства с ограниченными возможностями вмешательства в частную жизнь.

В книге много внимания уделяется анализу причин и отрицательных последствий модернизации в западных странах и, прежде всего в США. Автор отличается критической направленностью и резкими оценками современного положения американского общества. Социальные изменения, происшедшие на протяжении XVIII-XIX столетий в науке, законодательстве и государственном устройстве, в экономике и политике объясняются в терминах альтернативной социологии, рассматривающей институт семьи не как нечто пассивное, а как важнейший фактор истории.

Главный вопрос, интересующий автора, шведа по происхождению, - как и каким образом США, одна из самых семьецентристских стран мира в последние десятилетия стала испытывать социальные потрясения, затрагивающие сами основы социального строя Америки. Привлекая данные социологии, демографии, истории, права, психологии, экономики, антропологии и других наук Карлсон показывает, как под воздействием человеческих целей и действий социальная система, покоящаяся на <естественных институтах> гражданского общества - семье, домохозяйстве, общности, нации - приходит к новому мировому порядку с его духом эгалитаризма, корпоративной экономикой и тотальным государственным контролем.

Моральный капитал традиционного общества, регулировавший рыночные отношения и сдерживавший вмешательство государства в частную жизнь, иссяк к концу XX века. Семья, лишенная своих производственных и воспитательных функций институтами корпоративной экономики и <государства всеобщего благоденствия>, пришла в упадок. В лучших традициях <анналистов> - школы <новой исторической науки> Карлсон показывает как ослабленная структурно и потерявшая институциональную автономию семья не в состоянии более поддерживать религиозные заповеди и идеалы буржуазной добродетели. Идеология индивидуальной свободы и эгоцентризма, не сдерживаемая фамилизмом и кризисной семьей сконструировала новый тип саморазрушительного нигилизма, ставящего под сомнение законность даже самого либерального капитализма, породившего нигилистов.

Проникновение нигилистических идей в науку усугубляет ситуацию зашедшей слишком далеко модернизации общества. Сегодня в Америке лишь то направление альтернативной социологии, которое связано с именами Питирима Сорокина, Карла Циммермана и Роберта Нисбета способно противостоять разрушающему воздействию нигилистического постмодернизма. Карлсон в качестве яркого современного представителя альтернативной школы отрицает возможность какого бы то ни было <прогрессивного развития> модернизационного общества, снимающего само собой его атрибутивные противоречия. Это внутренние противоречия <государства велфэра>: демографические или депопуляционные; семейные, связанные с упадком полной семьи с несколькими детьми, с вовлечением женщин в профессиональную занятость и ростом по этой причине социальной патологии подрастающих поколений; финансовые противоречия, обусловленные уменьшением налоговых сборов и увеличением расходов на пособия и пенсии; наконец, политические противоречия из-за перевеса избирателей заинтересованных в пособиях над избирателями - производителями богатств, налогоплательщиками.

Никакое реформирование в рамках парламентского функционирования не сможет снять этих имманентных противоречий или сгладить их негативные последствия. Печальная развязка неизбежна, если не произойдет смены социального уклада модернистского проекта альтернативной версией государства с <ограниченными возможностями вмешательства в мир семьи>. В ближайшие десятилетия все без исключения страны <всеобщего благоденствия> постигнет судьба Швеции, самой бессемейной державы, скатившейся из-за государственных долгов с третьего места на бесславное место в третьем десятке <благоденствующих> государств.

Общественная система велфэра сама порождает свое отрицание - падение СССР и советской модели благоденствия тому пример. Правда, крах западных социал-демократических стран и государственного капитализма окажется более острым, чем крушение советской системы, где <никто не верил в коммунизм>. <Государство благоденствия> имеет очень много убежденных сторонников даже в США и по мере возрастания социальной дезорганизации и патологии ужесточится оборона системы, с которой будет связана жизнь и велфэровская безопасность миллионов людей. Чтобы пережить грядущие социальные, экономические и политические штормы защитникам свободы, веры и демократии в Америке надо позаботиться о сдерживании социального беспорядка, сопутствующего краху государства благоденствия.

В тревожные времена надо сосредоточить усилия на сокращении вмешательства правительства в семью, которое осуществляется под изощренным предлогом <охраны прав> человека, абстрактного человека - категорий клиентов социальных служб и услуг, а не собственно детей, инвалидов, престарелых, одиноких женщин и мужчин, и т.д. Только автономная семья способна создать на руинах модернистского (социал-демократического, социалистического, феминистского) эксперимента подлинно гражданское общество, которое оставляет государству лишь функции международного представительства, защиты от внешних угроз и посредничества между семейно-воспитательными домохозяйствами, общностями и территориально-региональными структурами.

Рекомендуя эту глубокую книгу русскому читателю, я надеюсь, что содержащиеся здесь обобщения и выводы об имманентных противоречиях системы <благоденствия> и обреченности государственного капитализма позволят соотнести их жесткую суть с непоследовательными и во многом эклектическими реформами социально-экономического устройства России, к сожалению, не сфокусированными на интересы семьи с детьми и значит, на защиту частной жизни человека.

Анатолий Антонов,
профессор, доктор философских наук,
зав. кафедрой социологического
факультета МГУ им. М.В. Ломоносова




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


Алан Карлсон Общество, семья, личность: социальный кризис Америки
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации