Чеботарева В.П. Право на жизнь и его обеспечение в Российской Федерации - файл n1.doc

приобрести
Чеботарева В.П. Право на жизнь и его обеспечение в Российской Федерации
скачать (1211.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1212kb.15.09.2012 03:21скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8


Министерство внутренних дел Российской Федерации

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

На правах рукописи


ЧЕБОТАРЕВА ВЕРОНИКА ПЕТРОВНА

Право на жизнь и его обеспечение

в Российской Федерации
Специальность: 12.00.02. – конституционное право; муниципальное право

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель:

заслуженный юрист России, доктор юридических наук,

профессор В.Н. Бутылин

Москва – 2008

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………...…………..…..3

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВА НА ЖИЗНЬ И ЕГО КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ

§ 1. Понятие и содержание права на жизнь в Российской Федерации……..……...15

§ 2. Право на жизнь и его место в системе основных прав человека

и гражданина………………………………………………………………...………39

§ 3. Ограничения права на жизнь в Российской Федерации и их

конституционное закрепление…………...……………………………...………….56
ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВА НА ЖИЗНЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1. Гарантии права на жизнь в Российской Федерации………………..……...…..77

§ 2. Субъекты обеспечения права на жизнь……………………….………….115

§ 3. Роль органов внутренних дел в обеспечении права на жизнь…………..144
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………….……………………...……………………...187
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ……………………………197
ПРИЛОЖЕНИЯ……………………………..…………………….……………222
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Право на жизнь – первейшее право человека, зафиксированное в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и в ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах. Это право провозглашено и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в других международных правовых документах и конституциях многих стран мира. Так, «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека, это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни»1. Ключевым в данном понятии является жизнь. Жизнь есть важнейшее, бесценное и абсолютное благо. Данное положение находит выражение во многих философских доктринах, социально-политических учениях и религиозных концепциях.

В современных условиях под влиянием катаклизмов, войн, природных и техногенных катастроф, болезней, заказных убийств, террористических акций и иных преступлений ценностные атрибуты жизни и смерти утрачивают свою значимость. Многие этические нормы предаются забвению. Поэтому проблемы обеспечения права на жизнь сегодня особенно актуальны и злободневны, находятся в центре внимания мирового сообщества, российских ученых, общественности.

Впервые право на жизнь в нашем государстве было закреплено в связи с принятием Декларации прав и свобод человека и гражданина Верховным Советом СССР 22 ноября 1991 г.2 и затем провозглашено в ст. 20 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г.

Конституционное закрепление права на жизнь, с одной стороны, – процесс объективный, с другой, – порождающий большое количество теоретических и практических вопросов, связанных как с понятием, сущностью этого права, так и его законодательной и практической реализацией.

Расширение сферы конституционного регулирования способствовало максимально полному и последовательному закреплению в рамках Конституции Российской Федерации права на жизнь, отвечающего всем существующим международным стандартам, несмотря на все положительные стороны реформ, необходимо признать, что сегодня Российское государство не может полностью справиться с выполнением своей главной конституционной обязанности – обеспечение права на жизнь.

Несмотря на конституционную формулировку: «Каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни...», очевидно, что право на жизнь не замыкается на одной проблеме отмены смертной казни – оно намного шире, глубже и комплекснее. Подтверждением служат актуальные вопросы, которые уже сегодня требуют своего разрешения: реализация законодательства против пыток в России; обеспечение экологической безопасности; низкая эффективность расследования преступлений, связанных с посягательством на жизнь человека; надлежащая защита жертв террористических актов; нарастающие проблемы биоэтики.

Актуальность темы исследования обусловлена также тем фактом, что в современной России право на жизнь, а тем более – право на достойную жизнь недостаточно обеспечено государством. Проблема выживания, проблема сохранения жизни решаются сегодня в условиях, когда государство (как обладатель самых сильных инструментов защиты прав и свобод) потеряло положение монопольного защитника прав человека и гражданина. Так, за период 1992 –2006 гг. смертность на 100 тысяч человек населения составила 12 000 человек ежегодно. Из них смертность от болезней органов кровообращения – 6600 человек; от новообразований – 1640 человек; от несчастных случаев: транспортные травмы – 220, алкогольные отравления – 201, случайные утопления – 91, самоубийства – 300, убийства – 222 человек; остальные от болезней органов дыхания, пищеварения и некоторых инфекционных и паразитарных болезней. Контртеррористическая операция в Чечне стоила жизни не менее 100 тысяч российских граждан. Жизни людей угрожают и многие другие опасности.

Указанные обстоятельства предопределили выбор темы диссертационного исследования, его направленность и содержание.

Степень научной разработанности исследования. При всем обилии литературы, посвященной различным аспектам права на жизнь, конкретных научных исследований по данной теме немного. Как правило, эти работы принадлежат перу ученых-юристов и имеют главной целью профессиональный анализ правового обеспечения гарантий прав человека.

Научным исследованием правового регулирования жизни человека занимались дореволюционные ученые-юристы А.Ф. Кистяковский, Н.С. Таганцев, изучавшие преступления против жизни человека, а также характеризовавшие признаки и условия, по которым определялись жизнь и границы жизни, наказуемость и ненаказуемость вмешательства в жизнь человека. Русские ученые-государствоведы, изучая право человека на жизнь, связывали его с правом на достойное человеческое существование (П.И. Новгородцев, В.И. Божко, И.А. Покровский).

Советская правовая наука, в целом, отрицательно относилась к естественным правам человека. В то же время, многие юристы этого периода заложили фундамент для всестороннего изучения данного права. К числу видных советских ученых, обращавшихся к изучению права человека на жизнь, можно отнести Н.А. Боброву, С.В. Бородина, Н.В. Витрука, В.Е. Гулиева, В.Н. Горшенева, А.И. Денисова, Н.И. Загородникова, Н.И. Матузова, Р.А. Мюллерсона, Н.С. Малеина, М.Н. Малеину, В.А. Патюлина, Ф.М. Рудинского и других. Вопросы права на жизнь затрагивались в трудах С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, А.А. Безуглова, Г.А. Гаджиева, В.Т. Кабышева, О.Е. Кутафина, В.О. Лучина, О.О. Миронова, С.А. Солдатова, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина.

В науке конституционного права некоторые вопросы права на жизнь рассмотрены в трудах М.П. Авдеенковой, В.Н. Бутылина, С.И. Глушковой, П.П. Глущенко, А.В. Дерипаско, Ю.А. Дмитриева, Ю.А. Казановской, Н.В. Кальченко, В.Я. Кикотя, Л.Н. Линник, Е.А. Лукашевой, О.И. Тиунова, Т.М. Фомиченко и других авторов.

Необходимо отметить, что различные стороны организации и деятельности органов внутренних дел в сфере обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также вопросы обеспечения права на жизнь в отечественной юридической науке изучались в трудах: В.В. Альхименко, В.И. Анохина, Д.Н. Бахраха, В.В. Барбина, В.М. Безденежных, Л.Ш. Берекашвили, А.В. Борисова, В.Н. Бутылина, В.Н. Бушкевича, И.И. Веремеенко, А.П. Герасимова, И.В. Гончарова, Н.Л. Гранат, Р.И. Денисова, М.И. Еропкина, И.Ш. Килясханова, Е.В. Киричка, В.Р. Кисина, Л.М. Колодкина, Ф.Е. Колонтаевского, А.П. Коренева, А.П. Косицына, С.И. Котюргина. В.М. Курицына, В.В. Лазарева, Р.С. Мулукаева, А.Я. Малыгина, В.А. Михайлова, А.С. Мордовца, Л.Л. Попова, А.С. Прудникова, Л.М. Розина, И.В. Ростовщикова, В.П. Сальникова, А.В. Серегина, Ю.П. Соловья, Г.А. Туманова, А.Г. Хабибуллина, В.В. Черникова, В.С. Чернявского, В.М. Шамарова, А.П. Шергина, А.А. Юнусова и ряда других специалистов.

Признавая достигнутое, следует все же сказать, что проблемы обеспечения конституционного права на жизнь и роли органов внутренних дел не были, по существу, предметом всестороннего научного анализа. Отсутствие глубоких исследований отрицательно сказывается как на развитии государственных и прежде всего юридических средств, при помощи которых граждане могут охранять и защищать свое конституционное право на жизнь, так и на концепции всей системы прав человека и гражданина.

Объектом исследования выступает комплекс теоретических, методологических и практических проблем конституционного закрепления права на жизнь, а также возникающих в процессе деятельности государства и его компетентных органов по обеспечению защиты естественного права каждого человека на жизнь.

Предметом исследования являются нормативно-правовые акты и другие источники, отражающие юридическое содержание и сущность права на жизнь, его практическое применение и обеспечение органами внутренних дел.

Цель и задачи диссертационного исследования. Основной целью диссертационного исследования является изучение и анализ юридического содержания и практического обеспечения права на жизнь в Российской Федерации, в том числе органами внутренних дел.

Постановка указанной цели были предопределила необходимость решения следующих задач:

Методологическая база и методы исследования. Общей методологической основой диссертационного исследования явились современные общенаучные методы, а именно: диалектический метод познания, предполагающий всесторонность, объективность и взаимосвязь исследуемых явлений; исторический метод, позволивший выявить развитие процесса правовой регламентации права на жизнь; системный метод, с помощью которого было определено место России в системе государств мирового сообщества с точки зрения закрепления в законодательстве норм об обеспечении и ограничении права на жизнь; социологически метод, позволивший раскрыть условия, воздействующие на формирование общественного сознания в отношении необходимости закрепления смертной казни в действующем законодательстве.

Важную роль сыграли и собственно юридические методы, например, формально-юридический, выразившийся в логической разработке терминов и понятий, используемых в качестве основных категорий, и сравнительно-правовой, позволивший проанализировать нормы, регулирующие ограничение права на жизнь в различных странах, а также сопоставить российские нормы и международные стандарты.

Особенностью методологической основы диссертационного исследования является сочетание сравнительно-правового и комплексного исследования, поскольку предмет диссертационной работы составляют правовые нормы нескольких отраслей права.

Нормативно-теоретическую основу диссертационного исследования составили: международно-правовые документы по правам человека, Конституция Российской Федерации, Конституции СССР и РСФСР, федеральное законодательство и законодательство субъектов РФ, нормативные акты МВД России и другие юридические источники, а также научные труды по общей теории права, конституционному (государственному) праву, уголовному, уголовно-исполнительному, международному праву, криминологии относящиеся к теме диссертационного исследования. Использовались материалы научных и научно-практических конференций, семинаров и круглых столов последних пяти лет по вопросам закрепления и соблюдения прав человека в России, пределам и основаниям их ограничения.

Эмпирическая база исследования включает в себя:

Обоснованность и достоверность результатов диссертационного исследования обеспечивается тем, что рассматриваемая проблема – право на жизнь и его обеспечение в Российской Федерации – изучена комплексно с использованием ряда отраслей знаний, в частности, философии, социологии, психологии, медицины, общей теории права. Кроме того, достоверность результатов диссертационного исследования подтверждается его методологией и методикой, охарактеризованными выше, и репрезентативностью эмпирического материала.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно является одним из первых комплексных, монографических исследований проблем, связанных с обеспечением права на жизнь в современном российском государстве в контексте деятельности подразделений и органов Министерства внутренних дел Российской Федерации, и заключается в следующем:

– определены правовая природа и нормативное содержание конституционного права на жизнь;

– предложена дефиниция, конституционно-правового института права на жизнь и обоснована его модель;

– выявлены исторические закономерности в конституционно-правовом закреплении права на жизнь в Российской Федерации;

– исследовано понятие конституционно-правового механизма обеспечения права на жизнь, его структура, содержание и место правовых средств в нем;

– определен комплекс конституционно-правовых гарантий обеспечения права на жизнь и разработано определение конституционно-правовых гарантий обеспечения права на жизнь;

– сформулированы предложения по совершенствованию федерального законодательства в сфере обеспечения конституционно-правовых гарантий права на жизнь;

– на основе анализа деятельности органов внутренних дел выявлены правовые и организационные формы и методы обеспечения конституционно-правовых гарантий права на жизнь и сформулированы предложения по их совершенствованию.

Характер и степень научной новизны проведенного исследования отражают основные положения, выносимые на защиту, в которых впервые обосновывается или по-новому раскрывается следующее:

1. В международных документах о правах человека не содержится точной формулировки права на жизнь, несмотря на свое огромное значение данного права для человека, общества, государства и мирового сообщества в целом. Отсутствует понятие права на жизнь и в Конституции Российской Федерации.

В этой связи предлагается авторская позиция понятия права на жизнь под которым следует понимать неотчуждаемое, кроме случаев специально предусмотренных в законе, получаемое человеком от рождения право, которое реализуется им непосредственно и удовлетворяет высшую ценность, исходящую из природы человека, – саму жизнь, а также ценностей сформировавшихся в процессе социального развития общества.

2. Для обеспечения всесторонней охраны и защиты права на жизнь человека и гражданина, необходимо закрепить на законодательном уровне основное содержание данного права. В международных документах о правах человека – Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – содержание права на жизнь сводится к тому, что оно принадлежит каждому человеку; охраняется законом; его никто не может быть лишен произвольно. Исследование данной проблемы позволяет включить в число элементов содержания права на жизнь – право на достойное человеческое существование и право на свободное распоряжение жизнью.

3. Право на жизнь – важнейший компонент системы прав и свобод человека и гражданина, конституционное закрепление которого в Российской Федерации базируется на общих принципах системы прав человека и гражданина. Данные принципы не только гарантируют условия для гармоничного развития личности, но и являются связующими факторами, в соответствии с которыми право на жизнь связано с другими элементами системы прав и свобод человека и гражданина, является их первоосновой.

С точки зрения содержания все права и свободы универсальны. Однако без права на жизнь невозможно представить реализацию других прав и свобод человека и гражданина. Поэтому гарантии права на жизнь в Конституции Российской Федерации, в других нормативных актах должны быть определены более четко, исходя из определения жизни как общечеловеческой ценности, что предопределяет первостепенную значимость данного права в системе всех прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

4. На основе исследования конституционно-правовых гарантий права на жизнь, анализа российского законодательства и практики правового регулирования реализации права на жизнь можно сделать вывод о том, что в законодательстве Российской Федерации закреплены основополагающие гарантии права на жизнь. Однако проблема эффективного обеспечения полноценной реализации права на жизнь коренится в том, что условия эффективной реализации этих гарантий на практике соблюдаются не в полной мере.

5. Право на жизнь не может быть признано абсолютным, поскольку международно-правовые акты и конституционно-правовое законодатель-ство России указывают на возможность его ограничения в результате применения смертной казни, которая может быть осуществлена только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом и обусловлена ее социальным назначением как меры, направленной на защиту высшей ценности – человеческой жизни.

Кроме того, международно-правовые акты (Женевская Конвенция 1949 г., Дополнительный протокол №2, Декларация должностных лиц по поддержанию правопорядка) предусматривают правомерное лишение жизни и в иных случаях.

6. С целью обеспечения более эффективной охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе и права на жизнь Уполномоченного по правам человека Российской Федерации целесообразно наделить следующими полномочиями:

7. В государственно-правовом механизме обеспечения права человека и гражданина на жизнь, важное место в числе субъектов, обеспечивающих данное право, занимают органы внутренних дел, поскольку только в Законе «О милиции» перед сотрудниками органов внутренних дел поставлена задача защиты жизни граждан.

Изучение нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность органов внутренних дел в сфере обеспечения ими права на жизнь, позволяет в целом оценить их позитивно и признать соответствующими требованиям международно-правовых актов. Однако существующий в настоящее время порядок закрепления перечня специальных средств и условий их применения органами внутренних дел на уровне внутриведомственного нормативного акта требует, исходя из конституционных положений, законодательного регулирования.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется глубиной рассматриваемых вопросов, ориентированностью всей работы на изучение теоретических проблем развития науки конституционного права и состоит в научном обосновании современного подхода к решению актуальной правовой проблемы – надлежащего обеспечения права человека на жизнь в современном российском обществе. Содержащиеся в диссертации положения могут быть использованы в процессе совершенствования правотворческой деятельности органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. Полученные результаты диссертационного исследования могут быть использованы при разработке и чтении лекционных курсов по конституционному праву, а также при проведении семинарских занятий.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России, где прове­дено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения и выводы работы отражены в статьях диссертанта, изложены в сообщениях на научно-практических конференциях и семинарах, в частности: на Всероссийской научно-практической конференции «Обеспечение конституционного статуса личности при реализации административного и оперативно-розыскного законодательства» (11 июня 2008 г., Липецкий филиал Воронежского института МВД России, г. Липецк), на Рождественских чтениях (январь 2007 г., Академия управления МВД России, г. Москва) и используются при проведении лекционных и семинарских занятий по курсу «Конституционное право России» в Липецком филиале Воронежского института МВД России и Орловском юридическом институте МВД России. Отдельные результаты исследования внедрены в практическую деятельность территориальных органов ФСКН России в Дальневосточном федеральном округе и в УВД по Хабаровскому краю.

Основные идеи, а также теоретические и практические положения, изложенные автором в настоящем диссертационном исследовании, нашли отражение в 5 научных работах общим объемом 1,51 п. л.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ПРАВА НА ЖИЗНЬ И ЕГО

КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ
§ 1. Понятие и содержание права на жизнь в Российской Федерации

В последнее десятилетие в теории и практике государственного строительства в Российской Федерации произошли существенные изменения.

Вхождение России в мировое сообщество и задача прогрессивных демократических преобразований внутри страны потребовали нового отношения к правам человека, нового осмысления взаимодействия российского государства и личности. В российском обществе постепенно стали формироваться демократическое правосознание и система правоотношений, основанных на идеях уважения человеческого достоинства, признания и защиты основных прав и свобод личности, приоритета общечеловеческих ценностей и идеалов.

Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности всегда представлял собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависели от характера общества, типа собственности, уровня экономики, развитости демократии, культуры, других объективных условий. Но во многом они определялись также властью, законами, правящими элитами, т.е. субъективными факторами, в сочетании с действующими закономерностями1.

При этом главная трудность заключалась и заключается в том, чтобы установить такую систему, в которой, с одной стороны, личность имела бы возможность беспрепятственно развивать свой потенциал и свободно, без ограничений, пользоваться предоставленными правами и свободами, а с другой – признавались и должным образом почитались общегосударственные цели – то, что объединяет всех. Такой оптимальный баланс как раз получает свое выражение в правах, свободах и обязанностях человека. Именно поэтому прогрессивные страны мирового сообщества рассматривают права человека, их уважение, соблюдение и защиту в качестве универсального идеала, основы развития и процветания, предпосылки устойчивости и стабильности1.

Являясь общеисторическим и общекультурным завоеванием, права человека на сегодняшний день представляют собой ценность, принадлежащую всему международному сообществу. Однако процесс их всеобщего признания нельзя считать завершенным, так как во многих странах еще не сложились соответствующие социально-политические условия, позволяющие реально их обеспечить. Поэтому многие из общепризнанных прав на сегодняшний день носят лишь декларативный характер, что, в свою очередь, позволяет выделять теорию и практику прав человека2.

При этом, как показывают исследования, отсутствие теоретической разработки ряда прав и свобод человека и гражданина, отрицательно влияет на их реализацию.

В научной литературе не раз указывалось на то, что в международных документах, регламентирующих права человека, подчас не содержится точной формулировки, конкретного определения того или иного права, что позволяет по-разному толковать его содержание3.

Такая возможность разночтения вызывает немало проблем, которые существенным образом влияют на объем правомочий конкретного лица (как человека, так и гражданина) при реализации данного права и предоставляемых ему гарантий для его защиты.

Среди всего комплекса разработанных и признанных мировым сообществом прав человека наибольший общественный резонанс вызывают проблемы теории и практики реализации права на жизнь.

Это право, бесспорно, образует первооснову всех других прав и свобод. Оно представляет собой абсолютную ценность мировой цивилизации, так как все остальные права утрачивают смысл и значение в случае гибели человека.

Однако при всем своем огромном значении для жизнедеятельности общества, государства и мирового сообщества в целом, до сих пор и в международно-правовых актах, и во внутреннем российском законодательстве отсутствует единое понимание права на жизнь. А потому при всей безусловности этого права, как естественного и принадлежащего человеку от рождения, ни человек, ни государство не могут обеспечить его полное и гарантированное осуществление. А потому при всей безусловности этого права, как естественного и принадлежащего человеку от рождения, ни человек, ни государство не могут обеспечить его полное и гарантированное осуществление1.

Законодательного закрепления определение этого права не нашло, и, несмотря на внимание к изучению права на жизнь многих ученых-теоретиков, их рассуждения зачастую приводят к диаметрально противоположным выводам. Это ведет к необходимости анализа нормотворчества, различных точек зрения о праве на жизнь и выработке четкой позиции по указанному вопросу.

Жизнь возникает вне государственных велений, и биологическое рождение ребенка меньше всего нуждается в наличии государственных институтов. Как отмечал Н.Н. Алексеев, «юридическая норма не обладает способностью производить на свет живые существа»1. В то же время, закрепляя в Конституции право на жизнь, Российское государство вкладывает определенный смысл в данное субъективное право, выражающееся именно в его юридическом значении. Право на жизнь не означает саму жизнь, это субъективное правомочие, имеющее формально-атрибутивное оформление. Поэтому следует отличать такие различные категории, как право на жизнь и саму жизнь.

Жизнь в широком понимании представляет собой одну из форм существования материи, закономерно возникающую при определенных условиях в процессе ее развития. Ф. Энгельс определял жизнь как «способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения»2.

А.Н. Головистикова дает следующее определение жизни: «Жизнь – это самостоятельно возникающий, саморегулирующийся, протекающий во времени социально-интегрированный, взаимосвязанный с окружающей средой процесс, осуществляющийся на основе многоуровневой белковой системы высшей степени сложности (человек)»3.

Для права это определение ценно, поскольку оно четко устанавливает, что жизнь – это естественный феномен, подчеркивающий взаимосвязь природного и общественного начал в жизни человека, констатирующий, что жизнь – это процесс, протекающий во времени, т.е. имеет пределы, начало и конец.

Таким образом, жизнь – это «природно-биологическая форма существования человека, являющаяся его предпосылкой»4.

В настоящее время считается общепринятым, что в природе человека присутствуют элементы, как биологического, так и социального происхождения. Социальные и биологические формы жизнедеятельности осуществляются одновременно. Но если первая все время находится под контролем сознания, то вторая осуществляется автоматически, без его прямого участия. При этом эти формы не независимы друг от друга, а лишь являются разными сторонами единого процесса, который в обобщенной форме можно назвать одним словом – «жизнь»1.

Как видится, юридического анализа права на жизнь значимым является рассмотрение понятия «жизнь человека». Так, С.М. Сивец различая понятия «биологическая жизнь» и «социальная жизнь», говорит о последней лишь при реализации определенных условий, а именно: рождение человека («биологическая жизнь»); нахождение человека в обществе ему подобных людей («социальная жизнь»).

«Биологическая жизнь» это высшая форма существования человеческой материи, закономерно возникающая при определенных условиях в процессе ее развития. Непременными признаками биологической жизни являются: обмен веществ, способность к размножению, росту, активной регуляции своего состава и функций, к различным формам движения, приспособляемость к среде.

«Социальная жизнь» это форма реализации биологической жизни человека, проявляющаяся в ходе его участия в различных общественных отношениях. Неотъемлемыми атрибутами социальной жизни являются многочисленные права и обязанности, которые возникают у него на основе отношений и правоотношений с другими людьми, а также обществом и государством»2.

Таким образом, можно сделать вывод, что человек, будучи существом социальным, осознал возможность и необходимость защиты своих естественных прав, в том числе, точнее, в основе всего – своей жизни (жизни как права быть, существовать) с помощью правовой регуляции, законодательного закрепления. В целях реализации и урегулирования общественных отношений, естественные права были возведены в ранг позитивных (в том числе и право на жизнь)1.

Теория естественных прав, формировавшаяся в 16-17 вв., рассматривала право на жизнь как неотъемлемое свойство бытия: «Человек рождается, имея право на полную свободу и неограниченность пользования всеми правами и привилегиями естественного закона, и по природе своей обладает властью охранять свою собственность, то есть свою жизнь, свободу и имущество»2.

Ш.Л. Монтескье также подчеркивает, что всем гражданским и политическим законам «предшествуют законы природы, названные так потому, что они вытекают единственно из устройства нашего существа»3. Из них Ш.Л. Монтескье первоочередными выделяет: мир и стремление добывать себе пищу, что также можно отнести к праву на биологическое существование. Иными словами, отрицается зависимость их юридического закрепления от усмотрения законодателя. «Это естественное право абсолютно не обусловлено ни временем, ни местом. Оно существовало бы и было бы тем же самым, если бы даже Бога вовсе не существовало»4, – отмечал уже русский ученый-юрист Н. М. Коркунов.

Однако, само право на жизнь впервые нашло свое нормативное закрепление лишь в конце XVIII в.

Право на жизнь, как и любое другое субъективное право, приобретает свою ценность только в государстве. В этом контексте трудно не согласиться с К. Хессе полагающего, что «в исторической действительности свобода и равенство индивидуума никогда не были «заданы природой», а существовали лишь постольку, поскольку они актуализировались в действиях людей. Наконец, основные права и свободы «не заданы природой», т.е. не имеют догосударственного и доправового характера, что они обеспечиваются только при позитивном государственном правопорядке»1. Однако только закрепление субъективного права на жизнь в действующем законодательстве приводит к его реальному осуществлению (именно как субъективного права).

И законодатель, придавая некоторым возможностям некое санкционирование, не просто руководствуется личной или политической прихотью. Тем самым он вовлекает возможность действия в правовое пространство (через категорию субъективного права), упорядочивает общественные отношения.

Из понятия «естественного права» традиционно выделяют два его отличительных признака – неотчуждаемость (нашедший свое нормативное закрепление в ст. 17 Конституции РФ, – как невозможность передачи данного права) и неотъемлемость – теоретический признак, подразумевающий существование субъективного права вне зависимости от какого-либо законодательства.

Обращение к истории законодательного закрепления права на жизнь показывает, что настоящей традиции в конституционном законодательстве данное право не имеет. Впервые юридически оно было закреплено в Декларации независимости США 4 июля 1776 г., в которой в качестве первой среди «самоочевидных истин» провозглашалась та, что «все люди сотворены равными и что все они наделены определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью»1. Но впоследствии это основное право выпало из поля зрения юристов и на протяжении многих лет в конституционные акты ни одного из государств не включалось. Вместе с тем, право на жизнь стало безусловным без особого упоминания, выраженным в особой высокой форме права личной свободы2.

Более широко понятие права на жизнь было освещено в «Общих замечаниях» Комитета ООН по правам человека. Особое внимание в этом документе уделено обеспечению мира и безопасности, так как война является крайним отрицанием права на жизнь. Устав ООН признал незаконным использование войны как средства осуществления внешней политики и разрешения международных споров. Ранее, до принятия Устава, на протяжении всей истории человечества, войны постоянно использовались в указанных целях. Так, например, в Европе с 1480 г. по 1941 г. было 278 войн, то есть в среднем 1 война в полтора года3. Исходя из этого, в «Общих замечаниях» подчеркивается, что в свете права на жизнь высший всеобщий долг – предотвращение войны. Особое внимание Комитет ООН по правам человека уделил внимание одной из наиболее серьезных угроз праву на жизнь, которое несет в себе угроза применения ядерного оружия: «производство, использование, обладание, развертывание ядерного оружия должно быть запрещено и признано преступлением против человечества»4. Такая позиция ООН представляется вполне обоснованной, поскольку ведя борьбу за жизнь одного, десятков или даже сотен людей в мирное время, нельзя одновременно забывать, что тысячи и даже миллионы жизней уносят вооруженные конфликты.

К сожалению, положение о полном запрете ядерного оружия не нашло распространения в фундаментальных международно-правовых документах, регламентирующих права человека и не получило закрепления в российской Конституции.

Ч. 1 ст. 20 Конституции РФ содержит положение о том, что «каждый имеет право на жизнь». В ч. 2 этой статьи указано, что «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом присяжных заседателей».

Общепризнано, что такая регламентация права на жизнь в Конституции РФ фактически отражает положения основных правозащитных актов – Всеобщей декларации прав и свобод человека, Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод1.

Однако, возникает вопрос, как все же следует понимать право на жизнь, которое без каких-либо дополнительных расшифровок, пояснений, уточнений или гарантий его охраны закреплено в ч. 1 ст.20 Конституции РФ?

Бесспорно, Основной закон государства – не тот законодательный акт, где возможна и необходима детализация закрепленных в нем положений. Однако в цивилизованном обществе представление о том, что жизнь человека охраняется всеми отраслями законодательства, а правовую основу для этого создает Конституция, приобрело характер юридического постулата, не требующего доказательств. В то же время, действующая Конституция РФ 1993 года не способствует укреплению в общественном сознании такого убеждения, так как содержит серьезные просчеты в закреплении положений, призванных обеспечить охрану жизни как самого ценного из всех личных нематериальных благ и самого важного из всех неотчуждаемых прав и свобод, принадлежащих человеку от рождения.

Впервые право на жизнь в Российской Федерации было закреплено в Декларации прав человека и гражданина, принятой 22 ноября 1991 г. В последующем положения о праве на жизнь вошли в Конституцию РСФСР 1978 года в редакции Закона РФ от 21 апреля 1992 г. (ст.38), откуда получили дальнейшее развитие в действующей Конституции 1993 года.

За годы действия Конституции РФ теоретической разработкой понятия права на жизнь занимались многие ученые, но до сих пор ведутся дискуссии и высказываются различные мнения по поводу объема содержания этого права1.

Широкое распространение в юридической литературе получило понимание права на жизнь в широком и узком смысле.

В широком смысле право на жизнь означает не просто физическое бытие человека, а возможность вести полнокровную, отвечающую современным стандартам жизнедеятельность. Иными словами, право на жизнь – это право на достойное человеческое существование. Признание этого права имеет не только нравственное, но и юридическое значение2. Поэтому его защита охватывает широкий комплекс активных действий всех государственных и общественных структур, каждого конкретного человека по созданию и поддержанию безопасных социальной и природной среды обитания, условий жизни1.

По сути дела все остальные права, так или иначе, объединяются вокруг этого стержневого права. Государство обязано признать его и создать благоприятные для жизни человека условия всеми имеющимися средствами.

В узком смысле право на жизнь понимается исходя из логического толкования соответствующей конституционной нормы как естественное право человека на ненасильственную смерть2.

Как видится, под правом на жизнь следует понимать – «неотчуждаемое, кроме случаев специально предусмотренных в законе, получаемое человеком от рождения право, которое реализуется им непосредственно и удовлетворяет одну из высших ценностей, исходящих из природы человека, – саму жизнь, а также ценностей сформировавшихся в процессе социального развития общества».

Стоит сказать, что формулировка о «неотъемлемых, неотчуждаемых и равных правах» п. 2 ст. 17 Конституции РФ, будучи заимствованной из международно-правовых актов, в контексте конкретно определенной нормы ст. 20 Конституции РФ не совсем корректна и уместна. В таком виде эта конституционная норма выступает как абсолютная, не допускающая никаких отступлений: «право на жизнь неотчуждаемо».

Абсолютные – это безусловные, ни от чего не зависящие (либо совершенные, полные, достигшие высшего предела) права. Сам термин (абсолютный) происходит от латинского слова "absolutus" (безусловный, неограниченный)1.

Абсолютные права – это права, не подлежащие никакому ограничению. Все остальные права, как относительные, могут быть ограничены или приостановлены на определенный срок в случае введения чрезвычайного или военного положения.

Согласно позиции Хабриевой Т.Я. и Чиркина В.Е., абсолютных прав и свобод не существует, все они могут быть ограничены на основе закона в пределах, допускаемых конституцией, в соответствии с требованиями международного права и в строго определенных целях, указанных в международных актах2.

Тиунов О.И. также полагает, что «...права и свободы не могут быть абсолютизированы. Государство вправе устанавливать в федеральном законе ограничения прав и свобод, но в строго определенных случаях». Именно этой точки зрения мы придерживаемся в своем исследовании.

Однако анализ содержания Конституции и отраслевого законодательства свидетельствует, что в них прямо закреплена возможная «отчуждаемость» права на жизнь (ст. 20 Конституции РФ предусматривает: смертную казнь за совершение особо тяжких преступлений1; ст. 37 и 39 Уголовного кодекса: необходимую оборону и крайнюю необходимость2; Федеральный закон «О противодействии терроризму»: применять оружие и боевую технику для пресечения полета воздушного судна путем его уничтожения3 и т.п.). Таким образом, Конституция РФ формально провозглашает право на жизнь в качестве абсолютного, в тоже время предусматривает возможную его отчуждаемость. В этой связи представляется необходимым дополнить положение ст. 17 Конституции РФ о неотчуждаемости словами «кроме случаев прямо предусмотренных в законе», а в ст. 56 Конституции РФ исключить из перечня прав и свобод не подлежащих никаким ограничениям либо поместить эту формулировку в преамбулу Конституции как норму программного характера.

Более того, содержание права на жизнь не ограничивается лишь постановкой вопросов о допустимости применения смертной казни и лишения права на жизнь в случае крайней необходимости.

Право на жизнь непосредственно связано с решением таких проблем, как определение момента начала, возникновения жизни, возможность умерщвления смертельно больного человека по его настоянию, допустимость абортов и т.д.

Международное сообщество, признавая право на жизнь в качестве прирожденного свойства человеческой личности, провозглашает отношение к нему не только как к ценности мировой цивилизации, но и как к определенному международному правовому стандарту, на основании признания которого должна строиться принципиальная позиция государства по отношению к каждому индивидууму. Естественный и неотъемлемый характер этого права признан и Российской Конституцией. Законодательное закрепление данного права наделяет его как субъективным (догосударственным или внегосударственным), так и объективным (нормативным) характером.

Право на жизнь в объективном смысле – это конституционно-правовой институт, представляющий собой совокупность юридических норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения в области реализации жизни человека и обеспечении ее защиты со стороны государства.

Право на жизнь в субъективном смысле – это естественная, неотъемлемая от личности, кроме случаев предусмотренных в законе, и гарантированная нормами внутреннего законодательства и международно-правовыми актами возможность защиты неприкосновенности жизни и свобода распоряжения ею.

Как видится, сущность конституционного права на жизнь выражается в юридически закрепленной и фактически обеспечиваемой охраной этого права государством, в предусмотренной законом возможности распоряжаться этим правом непосредственно самим человеком и, в исключительных случаях, государством. И при возникновении необходимости – обращаться в государственные органы за его защитой от любых противоправных посягательств.

Разумеется, что все внутригосударственное законодательство, все подзаконные нормативные акты должны строиться на основе признания его в качестве первейшего права человека и гражданина.

Заслуживающей внимания представляется позиция М.Н. Малеиной, рассматривающей право личности на жизнь как право на сохранение жизни (индивидуальности) и право на распоряжение жизнью. Помимо традиционных элементов содержания права на сохранение жизни, таких как: отказ от смертной казни, установление порядка применения огнестрельного оружия и нахождения его в гражданском обороте, М.Н. Малеина включает в него и право на сохранение человеческой индивидуальности, обусловленное, по ее мнению, достижениями современной медицины. Проблема, как полагает автор данной теории, касается лиц, подвергшихся операции коррекции биологического пола, трансплантации органов и т.д1.

Сама постановка вопроса по определению правового статуса указанных категорий лиц является современной и актуальной, однако, отнесение данной проблемы к проблеме права на жизнь, является спорным. Стоит согласиться с Н.В. Кальченко, которая считает, что «право на сохранение индивидуальности представляется, скорее неким конгломератом двух прав: права на признание правосубъектности и права на свободу и личную неприкосновенность – самостоятельных прав человека, закрепленных в международных и российских правовых актах»2. Думается, что право личности на индивидуальность более верно рассматривать в качестве самостоятельного права.

В.М. Танаев «складывает» право на жизнь из трех блоков: собственно право на жизнь, право на риск и право на прекращение жизни (право на смерть). Его трактовка первого блока очень широка и включает в себя: право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на благоприятную окружающую среду, право на достаточный жизненный уровень и право на защиту жизни. Следует подчеркнуть, что вышеназванные права очень тесно связаны с правом на жизнь и представляют, по сути – право на достойное существование жизни, что, как видится, наиболее справедливо3.

Так, проблема сохранения жизни людей связана с охраной их здоровья, получением ими, в случае необходимости, медицинской помощи. Стоит согласиться с имеющимся в литературе утверждением, что «целесообразно с точки зрения особенностей юридической регламентации медицинской помощи и ее взаимосвязи с правом на жизнь раздельно рассматривать:

  1. право человека на охрану здоровья;

  2. право человека на получение медицинской помощи»1.

При этом под правом на охрану здоровья понимается «конституционно закрепленное право каждого человека на создание со стороны государства таких условий, при которых в максимальной степени возможна реализация социальных и экологических прав, юридических гарантий в сфере здравоохранения, получение бесплатной медико-социальной помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, а также иных факторов, способствующих охране и укреплению здоровья человека»2. Под правом человека на получение медицинской помощи имеется в виду «возможность в случае необходимости (болезнь, травма, или иное патологическое состояние) воспользоваться ресурсами системы здравоохранения, т.е. получить помощь со стороны медицинских работников. При этом сам факт получения медицинской помощи будет служить свидетельством реализации субъективного права нуждающегося в медицинской помощи человека»3. Стоит подчеркнуть, что право на охрану здоровья является более широким юридическим понятием и не всегда связано с заболеванием. Право на медицинскую помощь в основном связано с заболеванием, травмой и т.д. Что касается обеспечения права на охрану здоровья, то оно связано с деятельностью многих государственных органов и учреждений, а обеспечение права на медицинскую помощь связано с деятельностью медицинских учреждений и организаций.

При этом необходимо иметь в виду, что оказание медицинской помощи пациенту зачастую входит в противоречие с правом человека на жизнь, когда врач осуществляет трансплантацию органов и тканей человека от донора с работающим сердцем или когда у живого донора изымается один из парных органов для последующей пересадки реципиенту. При этом жизнь донора подвергается опасности.

Необходимо отметить, что ряд исследователей, рассматривая право на жизнь, включают в него такое понятие как «право на смерть» 1. С чем как видится, нельзя не согласиться, так как нельзя говорить о праве на смерть как о категории вообще. В данном контексте может быть употреблена такая формулировка как – право на свободное распоряжение жизнью.

Если рассматривать право на жизнь в качестве совокупности двух элементов: права на неприкосновенность жизни и права на свободное распоряжение ею, то как видится, первый из них состоит из трех правомочий:

во-первых, правомочия, выступающего в виде непосредственного пользования благом (жизнью) (право-пользование);

во-вторых, правомочие, состоящее из возможности требования совершения определенных действий со стороны обязанного субъекта. Иными словами – обязанностью по совершению (или воздержанию от) каких либо действий. Причем, в большей мере речь идет не о криминализации убийства и причинения тяжких телесных повреждений, а о такой деятельности, которая может носить характер скрытой направленности на причинение вреда жизни и здоровью. Т.е. – правомочия требовать от государства, его представителей и частных лиц соблюдения обязанности не посягать на охраняемое правом благо;

в-третьих, правомочия прибегнуть к авторитету и силе государства и необходимости защиты нарушенного права (право-притязание – возможность обратиться за защитой своего нарушенного права в правоохранительные органы, т.е. привести в действие охранительный механизм государства). Суть заключается в том, что юридическое действие гражданина служит основанием для обязательного возникновения определенных правоотношений, одной из сторон которых будет уполномоченный государственный орган.

Несколько по-иному оценивается содержание другого элемента права на жизнь – права на свободное распоряжение жизнью. Данное право можно рассматривать как возможность добровольного принятия лицом решения о поставлении своей жизни в опасное положение, обусловленного свободным, осознанным изъявлением воли субъекта, направленной на достижение некой положительной цели в интересах самого человека, других лиц и всего общества.

В указанном элементе также могут быть выделены традиционные правомочия. В их числе:

1. Право-требование предполагает возможность личности требовать от государства, должностных лиц и отдельных граждан соблюдения обязанности не чинить препятствий ее осознанному, добровольному распоряжению своей жизнью путем поставления ее в опасное положение. Правомочие на совершение этих положительных действий заключается:

а) в свободе осознанного волеизъявления личности относительно поставления своей жизни в опасное положение для достижения нравственно значимой цели;

б) в свободе выбора личностью формы поставления жизни в опасное положение.

Формы поставления личностью своей жизни в опасное положение весьма разнообразны. Так, Н.И. Кальченко выделяет следующие:

«Во-первых, в процессе хирургического вмешательства в человеческий организм:

1) С целью спасения жизни или поддержания здоровья самого подвергающегося операции пациента;

2)С целью спасения жизни или поддержания здоровья иного лица (при изъятии у добровольца органа или ткани для последующей трансплантации);

3) При производстве медико-биологических испытаний с участием того или иного лица в качестве испытуемого.

Во-вторых, это занятие некоторыми видами профессиональной деятельности, содержащими элементы риска (работник милиции, военнослужащий, летчик-испытатель, каскадер и т.п.)

И, в-третьих, действия по спасению жизни в экстремальной ситуации, не являющейся профессиональной обязанностью спасателя (спасение утопающего и т.п.)

Добровольность выбора данного вида профессиональной деятельности означает идеальную совокупность нескольких реализуемых при этом прав человека: права на жизнь (в рассматриваемом аспекте) и права на труд (в аспекте свободы выбора того или иного вида профессиональной деятельности)1.

Обязательным условием обладания указанным правомочием является наличие условий реализации права, исключающих при этом угрозу жизни других лиц.

2. Обязанность государства в сфере обеспечения благоприятного режима реализации права на свободное распоряжение жизнью заключается также в создании условий минимизации степени риска: правовая регламентация деятельности, являющейся общественно необходимой, но содержащей элементы риска; комплекс профилактических мер, призванных снизить вероятность наступления негативных последствий; контроль за правомерностью деятельности, осуществляемой различными структурами, и содержащей элементы риска для жизни людей.

Стоит сказать, что система правовых норм, определяющих положение права на жизнь в современном российском праве представляет собой довольно пеструю картину, причем не только в силу своих неодинаковых правовых форм, но и по темпам продвижения вперед к конституционной модели устройства механизма его реализации. Общей, объединяющей чертой для всей системы правовых норм являются конституционные положения о некоторых статусных элементах права на жизнь. Однако движение по созданию подлинной единой системы механизма реализации права на жизнь в России, обеспечивающего подлинный конституционализм и демократию, весьма неравномерно в усилиях органов государственной власти разных ветвей, на разных уровнях власти, в разных ведомствах и структурах.

Особенность состояния важнейшего института права сегодня заключается в том, что задача государственных органов по формированию и обеспечению права на жизнь подменяется и выступает как внутренняя задача по обеспечению прав, прежде всего, самих граждан, других общественных организаций, а не основных статусных положений государства – его законодательных, исполнительных и судебных органов, как это должно быть по определению. То есть, можно сказать, что органы государственной власти приобрели за последние годы чрезмерную относительную самостоятельность. В итоге оказались исчерпанными все ресурсы доверия граждан к государству и, как результат, – утрата доверия ко всем его органам, даже не повинным в социальных бедах населения, безусловно связанных с правом на жизнь. Это свидетельство того, что массы отчуждаются от государственных структур. Но это, возможно, и одна из причин отчуждения государственных органов от населения. Об этих проблемах подробно было сказано в ежегодном Послании Президента РФ Федеральному Собранию – Парламенту РФ еще в апреле 2001 г.1. Наличие правовых норм, закрепляющих возможность населения по реализации права на жизнь и самое главное – пользование конституционными формами его обеспечения, вовсе не означает, что каждому гражданину автоматически гарантируется его реализация. Наличие таких норм является необходимым, но не достаточным условием для реализации личностью в целом конституционных возможностей в практике общественных отношений, ибо от принятия закона до его исполнения – дистанция огромного размера1. Требуется не только провозглашение в Конституции права на жизнь, но и его материализация – действительное получение того блага, которое составляет содержание данного права, т.е. его реализация. Так, в свое время Л.С. Явич писал, что право ничто, если его положения не находят своей реализации в деятельности людей и их организаций, в общественных отношениях, и, что нельзя понять право, если отвлечься от механизма его реализации в жизни общества2.

В то же время, необходимо отметить, что потребность в достойном реализации права на жизнь в российском обществе актуализируется. Эта потребность закономерно вытекает из усложнения характера и структуры политических и социальных отношений, многоукладности экономики, приватизации государственной и общественной собственности, значительного увеличения числа граждан, располагающих различными формами и видами собственности и нуждающихся в ее правовой охране и защите, а также ростом числа неимущих граждан. Так, возрастание конфликтности и социальных противоречий в российской общественной жизни, признание ценности и неприкосновенности личности, охраны достоинства граждан и их коммуникаций, с одной стороны, и упразднение ряда ранее существовавших институтов социального контроля, способствовавших реализации прав – с другой, все это факторы, определяющие необходимость усиления юридических форм охраны и защиты прав и свобод. Правовые и организационные формы охраны конституционных прав и свобод граждан должны стать реально действующей альтернативой чересчур либеральным, неадекватным реалиям методам этой охраны и защиты, господствовавшим в недавнем прошлом.

Дальнейшее совершенствование системы норм, устанавливающих институт права на жизнь и механизм его реализации предполагает уяснение некоторых теоретических положений, определяющих сущность и особенности самого института права на жизнь, лежащего в основе концепции прав человека и гражданина.

Право на жизнь это сложный, многофункциональный институт, имеющий разнообразные связи и отношения с другими правовыми, государственными и общественными институтами. Отсюда его специфические особенности в формировании, функционировании и внутреннем устройстве.

Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 20) право на жизнь это право на физическое существование.

Право на жизнь – институт конституционного права и формирующегося права прав человека и гражданина как подотрасли конституционного права. Он представляет юридический комплекс, с помощью которого государство обязано обеспечить существование и развитие человека и гражданина, соблюдение и защиту основных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных, прежде всего, в Конституции РФ.

Закрепление этого положения в Конституции РФ отражает факт присоединения Российской Федерации к международным и общеправовым традициям. А это означает, что государство должно создать такие условия, при которых право на жизнь должно осуществляться народом и поддерживаться компетентными государственными властями, и государство обязывается развивать возможности реализации права на жизнь в стране, его охраны и защиты (ст. 2).

Безусловно, выше сказанное только обозначает некоторые подходы в определении понятия, содержания и генезиса права на жизнь, и не претендует на исчерпывающую полноту исследования. Важно сказать, что государство, возводя естественное право на жизнь в ранг позитивного, конституционного, тем самым обязуется:

Право на жизнь рассматривается как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны государства, его представителей, либо частных лиц. Это реальная возможность фактического существования в таких условиях, когда отсутствуют противоправные посягательства, могущие повлечь смерть, либо угрозы таких посягательств. Подобные посягательства, как правило, образуют тот или иной состав преступления.

Таким образом можно сделать вывод, что:

1. «Право на жизнь» и «жизнь» – понятия не тождественные. Право – это социальная категория, а жизнь – биологическая. И именно биолого-социальная сущность человека позволила ему законодательно защитить свою жизнь, возведя естественное право на жизнь, на физиологическое существование (право быть, жить) в ранг позитивного.

Поэтому, право на жизнь – это естественная неотъемлемая от личности, кроме случаев специально предусмотренных в законе и гарантированная нормами внутреннего законодательства и международно-правовыми актами, возможность защиты неприкосновенности жизни и свободы распоряжения ею.

2. Отсутствие в международно-правовых актах и национальном законодательстве регламентирующих право человека точной формулировки «права на жизнь», позволяет по-разному толковать его содержание и как следствие затрудняет его обеспечение органами государственной власти.

В этой связи, думается, что под правом на жизнь следует понимать –

«неотчуждаемое, кроме случаев специально предусмотренных в законе, получаемое человеком от рождения право, которое реализуется им непосредственно и удовлетворяет высшую ценность, исходящую из природы человека, – саму жизнь, а также ценностей сформировавшихся в процессе социального развития общества».

3. Иными словами для эффективного обеспечения права на жизнь, со стороны государства, необходимо законодательное закрепление его содержания во Всеобщей декларации прав и свобод человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституции Российской Федерации. Включающего в себя в числе прочих, в обязательном порядке, такие элементы как: право на жизнь и право на достойное человеческое существование и права на свободное распоряжение жизнью.

Право человека на жизнь, представляя собой высшую ценность, так как образует первооснову всех других прав и свобод. Оно не может реализовываться и обеспечиваться самостоятельно, вне системы других прав и свобод человека и гражданина, которые, по сути являются гарантией его реализации.

  1   2   3   4   5   6   7   8


Министерство внутренних дел Российской Федерации
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации