Хендрикс Х. Как добиться желанной любви - файл 3331.kak_dobitsa_lubvi.doc

приобрести
Хендрикс Х. Как добиться желанной любви
скачать (163.9 kb.)
Доступные файлы (1):
3331.kak_dobitsa_lubvi.doc844kb.16.05.2011 12:07скачать

3331.kak_dobitsa_lubvi.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава 8. Как превратить брак в зону отдыха от тревог.
Настоящая любовь - это когда находишь силы любить человека, который сделал тебя несчастливым.
СОРЕН КИРКЕГАРД
После того как пара дала обещание жить вместе и выполнить программу терапии брака, мне нужно помочь им стать союзниками, а не врагами. Бесполезно было бы просто двоих перессорившихся между собой людей постараться провести по пути духовного и психологического роста - ведь они имеют накопленный негативный опыт и, если не станут друзьями и соратниками, не смогут договориться о совместных усилиях для налаживания теплых семейных отношений.

Но как этого добиться? Как супруги могут прекратить силовую борьбу, не разрешив глубинных противоречий? Любовь, понимание и сочувствие приходят не сразу, а лишь в конце курса терапии.

Я разрешил эту дилемму, когда изучал особенности поведения людей. Именно тогда мне стало понятно, что можно влиять на отношения супругов, искусственно создавая условия романтической любви. Когда двое относятся друг к другу как в самые счастливые периоды их отношений, они вновь начинают воспринимать взаимное общение как источник удовольствия, к тому же желание интенсивно заниматься терапией у них усиливается.
Взгляд внутрь себя и изменения в поведении

Раньше я отвергал идею прямого воздействия на поведение моих клиентов. В полном соответствии с традициями психоаналитики я считал, что цель терапевта - помочь клиентам избавиться от эмоциональных преград. Я был убежден, что после осознания связи между восприятием своего партнера и потребностями и желаниями детства, супруги, уже избавившись от пережитого в детстве, способны построить счастливую семейную жизнь.

Эта предпосылка основывалась на медицинской модели: врач лечит болезнь - пациент выздоравливает. Так как многие направления психотерапии основаны на психоанализе, который имел определенные медицинские достижения еще в XIX веке, неудивительно, что у них общая биологическая предпосылка. Тем не менее годы практической работы со сложными семьями убедили меня в том, что при терапии отношений медицинская модель может иметь весьма ограниченное использование. Когда врач лечит болезнь, организм реагирует на это сразу же, поскольку запрограммирован генетически. Каждая клетка тела, если она не повреждена, функционирует правильно, ибо содержит весь набор информации, необходимой для нормальной жизнедеятельности организма. Но генетического кода, который управлял бы супружеской жизнью, не существует. Брак - это отношения, имеющие биологическую подоплеку. В людях нет заданного набора социальных инструкций, поэтому силовая борьба может начаться вновь даже спустя значительное количество времени после успешно проведенной терапии отношений. Хотя эмоциональные преграды удалены и супруги могут четко осознать причины своих конфликтов, они всё также подчиняются своим привычкам поведения.

Подобно многим психотерапевтам, я пришел к выводу, что мне необходимо быть более активным, помогая парам перестроить свои отношения. Взгляд внутрь себя, на свои раны детства, является критически важным, но не единственным составляющим терапии. Людям также необходимо научиться избавляться от разрушающих согласие привычек поведения и выработать образ поведения, укрепляющий отношения.
Привычка быть заботливым

Психотерапевтический метод, использующий привычки поведения, особенно эффективен при решении проблем, упомянутых мною в начале этой главы; с его помощью удается достичь быстрого восстановления любви и добрых отношений между партнерами. Известный психолог Ричард Стюарт в одной из своих книг приводит пример, когда пары добивались возвращения любви, начав со строго регламентированного психотерапевтом распорядка проявления по отношению друг к другу чувств любви. Упражнение, названное "Дни заботы", предписывает мужьям и женам составить список своих желаний, которые выполняли бы их супруги. Например, мужчина мог написать следующее: "Мне бы было очень приятно, если бы ты каждый день массажировала мне плечи минут пятнадцать, когда я смотрю телевизор". Женщина может написать: "Мне было бы приятно, если бы ты мне в воскресенье с утра приносил завтрак в постель". Супругам полагается вознаграждать своей лаской и заботой друг друга по нескольку раз в день, и никакие антипатии не могут служить оправданием для нарушения этого "режима". Стюарт обнаружил, что при старательном выполнении упражнения за семь дней значительно изменялся характер повседневных взаимоотношений супругов, и тем самым закладывалась прочная основа для дальнейшего совершенствования отношений. Я сам решил проверить действенность данного подхода на одной из пар: Хэрриет и Дэннисе. Я выбрал именно их, потому что они были типичной среднестатистической несчастливой парой. Хэрриет более всего боялась того, что Дэннис может уйти от нее. В отчаянной попытке возродить его интерес к себе она решила вызвать у него чувство ревности и начала флиртовать с мужчинами. Но, к ее разочарованию, Дэннис на ее флирт отреагировал так же, как и на все другое,- стоической невозмутимостью. Он говорил мне на сеансе, что даже специально психологически настроил себя на спокойствие. Его молчаливость возмутила Хэрриет, которая пошла на этот отчаянный шаг лишь для того, чтобы хоть как-то растревожить его чувства. Он вел себя как типичный "изоляционист" и, когда она ему слишком надоедала, просто уходил из дома.

Чтобы набрать о них необходимую для работы информацию, я попросил Дэнниса и Хэрриет рассказать о своих отношениях в период влюбленности. Когда я слушал их рассказы, мне казалось, что речь в них идет о совершенно других людях. Я не мог, глядя на них сейчас, представить, как они отправляются в веселое воскресное путешествие на велосипедах, убегают с работы, чтобы тайком встретиться в кино, звонят друг другу по телефону по нескольку раз в день.

- А как бы вы посмотрели на то,- спросил я, поборов удивление,- если бы я предложил вам прямо с сегодняшнего вечера все это повторить вновь. Попробуйте так же нежно относиться друг к другу, как в те дни до свадьбы!

Они посмотрели на меня с сомнением и недоумением.

- Мне кажется, я бы чувствовал себя не в своей тарелке,- сказал Дэннис, немного подумав.- Я не люблю притворяться. Это будет как-то... нечестно. Во мне не осталось тех чувств к Хэрриет, так зачем же нужна эта имитация?

Хэрриет согласилась с ним:

- Мы тогда будем играть, как актеры в пьесе. Нет, пусть уж лучше будут отношения такие, какие они на самом деле, по крайней мере это будет честно по отношению друг к другу.

Когда я объяснил им, что упражнение может помочь им наладить свои отношения, они нехотя согласились попробовать. Я подробно объяснил им правила и суть упражнения. Дома они составили списки своих желаний, тем самым как бы дав подписку проявлять любовь друг к другу от трех до пяти раз в день. Проявления любви должны были быть безвозмездными подарками, а не вознаграждениями. Это была для каждого возможность сделать что-либо приятное партнеру, но ни в коем случае не затевать что-то вроде бартерного обмена. Самое важное, что правила этого упражнения запрещают подсчитывать проявления любви друг у друга. Можно было только ублажать партнера. Дэннис и Хэрриет дали слово добросовестно выполнить упражнение.

В начале следующего сеанса Дэннис рассказывал мне о результатах этого эксперимента. "Хэрвилл, мне кажется, что вы действительно направили нас на правильный путь,- сказал он мне.- Мы все делали, как вы сказали, и я уже чувствую, что наши отношения стали улучшаться".

Я попросил его рассказать поподробнее.

"На следующий день после того сеанса у вас я ехал с работы домой в плохом настроении,- начал он.- Я даже не помню, из-за чего настроение у меня тогда испортилось. Я еще подумал о том, что лучшего момента для выполнения вашего упражнения не подыскать, и решил купить жене цветы. Она об этом писала в своем списке. Деваться было некуда, и я купил несколько георгинов. Я еще не успел забыть, что она их любит. Продавец спросил меня, не желаю ли я прикрепить к букету открытку с запиской, я согласился. Помню, что в тот момент еще подумал: "Раз уж мы платим доктору Хэндриксу за сеансы немалые деньги, значит, надо делать так, как он сказал, может быть, польза действительно будет". Я написал на открытке три слова: "Я тебя люблю".- Дэннис помолчал немного.- И знаете, Хэрвилл, что меня больше всего удивило? Когда я дома вручал ей цветы, я действительно испытывал нежные чувства".

"А я, когда прочитала надпись на открытке,- добавила Хэрриет,- чуть не расплакалась. Я даже не могу вспомнить, сколько лет назад он мне в последний раз это говорил". Они мне рассказали и о многом другом, что они делали, чтобы ублажать друг друга. Хэрриет однажды приготовила любимое блюдо Дэнниса: тушеного гуся с жареной картошкой. Он согласился спать лицом к ней, а не поворачиваться к ней спиной. Она вновь взялась за спицы и начала вязать ему свитер. Они все это вспоминали, и не было заметно никакой напряженности в их отношениях. Это было удивительно. Когда они выходили из офиса, я заметил, что Дэннис помог Хэрриет надеть пальто, а она улыбнулась и сказала: "Спасибо, дорогой". Это, конечно, пустяк, мелочь, но именно таких мелочей недоставало в их отношениях.

Я попросил Дэнниса и Хэрриет продолжать выполнение упражнения, и на каждом сеансе они сообщали мне о прогрессе в отношениях. Они не только стали более внимательны и заботливы друг к другу, но также начали анализировать возникающие разногласия. Во время сеансов супруги почти перестали жаловаться друг на друга, а больше времени уделяли изучению заложенных в себе с детства противоречий, которые и были главной причиной их несчастий.

Поскольку опробование моей методики на Хэрриет и Дэннисе дало отличные результаты, я решил унифицировать ее и использовать при терапии в качестве типового упражнения, которое назвал "Возвращение романтической любви", так как оно эффективно восстанавливает не знающие конфликтов взаимоотношения периода романтической любви. Это упражнение я предложил еще нескольким парам, и почти во всех случаях, когда пары начинали искусственно увеличивать число проявлений любви, у них возрастало ощущение уверенности в себе и на смену регламентированным проявлениям внимания возвращались подлинные чувства. Эмоциональная атмосфера улучшалась, и эффективность терапии была очевидна.

Подробно об этом упражнении вы прочтете в части 3. Если вы будете строго следовать правилам этого упражнения, то сможете сами убедиться в его эффективности - ваши отношения быстро начнут улучшаться. Конечно же, это упражнение не сможет разрешить глубинных противоречий, однако оно способно вернуть чувство спокойствия и, если хотите, удовольствия, а это неплохая база для достижения духовной близости.
Почему эта формула работает?

Почему же все-таки такое, казалось бы, простое упражнение столь эффективно? Причина, несомненно, кроется в том, что, постепенно меняя свой образ поведения, вы убеждаете свой "старый" мозг в том, что ваш партнер "это тот, кто нянчится с вами". Болезненные раны залечиваются положительными эмоциями, и партнер уже рассматривается не как источник серьезной опасности, а как жизненно важный человек. Отношения становятся доверительными, а доверительность возникает только между очень близкими людьми.

Но есть еще некоторые скрытые причины эффективности этого упражнения. Одна из них - исчезновение у людей инфантильной убежденности в том, что партнер должен читать их мысли и угадывать желания. Именно так думают влюбленные в романтический период своих отношений. Уже какое-то время живя в браке, но так и не дождавшись от партнера выполнения своих тайных желаний, человек начинает злиться, потому что уверен, что тот поступает так нарочно. Он в ответ старается тоже лишить удовольствий партнера. Упражнение "Возвращение романтической любви" помогает предотвратить это раскручивание спирали силовой борьбы и с помощью данных обязательств принудить партнеров исполнять свои сокровенные желания.

Еще одним достоинством этого упражнения является то, что оно подрывает неизменный принцип силовой борьбы "око за око, зуб за зуб". Ведь при выполнении этого упражнения не составляется какой-либо временной график и не делаются исключения на случай "срыва" одного из партнеров - каждый должен действовать независимо от добросовестности другого. Многие же семейные пары строят свои отношения почти как торговцы на рынке, рассматривая проявления любви как эквивалент вознаграждения. Однако такая "любовь" не усваивается "старым" мозгом. Если Джон нежно обнимает Марту, рассчитывая, что она за это отпустит его на рыбалку, Марта невольно думает: "Это неспроста! Ничего хорошего его нежность не сулит, за это придется потом платить". Она подсознательно отвергает его проявления ласки, так как знает, что он при этом думает не о ней, а о себе. Ее "старый" мозг способен поверить только в бескорыстную любовь: "Я хочу тебя обнять, так как знаю, что тебе от этого хорошо". Тогда это будет подарок, а не вознаграждение.

Это желание получать "подарки" заложено еще в детстве. Когда мы были детьми, нас любили безвозмездно. Первые годы жизни мы не должны были, если так можно выразиться, платить за внимание, заботу и любовь наших близких, поэтому и сейчас, в нашем взрослом мозгу какая-то его часть все еще ждет именно такой бескорыстной любви.

Третьим достоинством этого упражнения является то, что оно помогает каждому участвующему в его выполнении понять, что весь сформулированный им набор удовольствий, который он считает типичным для всех людей, на самом деле в каждом отдельном случае весьма индивидуален. Кроме того, у людей могут сочетаться просто диаметрально противоположные пристрастия. Часто люди, стремясь доставить удовольствие своим близким, на самом деле выполняют собственный заказ. Например, одна моя клиентка рассказала мне о том, как решила сделать для мужа приятный сюрприз по случаю его сорокалетия. Она готовила втайне от него грандиозную вечеринку. Пригласила его старых друзей, наготовила его любимых блюд, раздобыла где-то старые пластинки с его любимой музыкой 60-х годов, организовала развлечения для гостей. Во время празднования муж, казалось, получал истинное удовольствие от происходящего, однако через несколько недель на сеансе терапии он ошеломил жену признанием, что ему тогда на вечеринке было грустно. "Я никогда не устраивал пышных дней рождения - сказал он. - Ты же знаешь это. А в сорокалетний юбилей мне тем более этого не хотелось. Мне хотелось бы просто тихо, мирно, по-семейному посидеть за столом с тобой и детьми. Ну, было бы приятно, если бы ты напекла пирогов и что-нибудь подарила. Но ведь тебе хотелось большого шумного праздника!"

Его жену не за что винить. Она исходила из золотого правила: "Делай другим то, что бы ты сам хотел получить от них" и истолковала его слишком буквально. Она организовала вечеринку на свой вкус, а не на его. Упражнение "Возвращение романтической любви" исходит из другой трактовки этого правила: "Делай другим то, что они хотели бы получить от тебя". В этом случае появляется целенаправленность, учитывающая особенности характера вашего партнера.

И наконец, еще одно достоинство этого упражнения заключается в том, что, когда супруги доставляют удовольствие друг другу, они не просто улучшают внутрисемейные отношения, но и исцеляют старые раны детства. Могу проиллюстрировать это на собственном примере. Я и моя жена Элен тоже выполняем те упражнения, которые я предписываю делать своим клиентам. Среди прочих мы выполняем и "Возвращение романтической любви", которое стало неотъемлемой частью наших отношений: мы выполняем его уже бессознательно. Одной из моих просьб к Элен была просьба взбивать подушки, когда я вечером ложусь спать. Эта моя просьба относится к опыту, который я получил более сорока лет назад. Когда не стало моей мамы, меня взяла к себе воспитывать моя старшая сестра Мэйзи. Она только-только тогда вышла замуж, и у нее была собственная семья, но она заботливо хлопотала обо мне. Меня особенно трогало то, что она всегда находила время взбить мне перед сном подушки и поставить на столике рядом с постелью стакан апельсинового сока или молока. Сейчас, когда Элен взбивает мне подушки перед сном, я вспоминаю Мэйзи и все то хорошее, что она сделала для меня. Я чувствую, что я любим. На подсознательном уровне этот процесс означает воскрешение связи родитель - дитя. Я чувствую себя в безопасности, и рана моего детства затягивается во взрослой семейной жизни, ставшей зоной любви и спокойствия.
Список приятных сюрпризов

Начав практиковать упражнение "Возвращение романтической любви" я стал замечать любопытное явление: положительное действие этого упражнения постепенно убывало через несколько месяцев после начала его систематического выполнения. Пары строго следовали правилам, но уже не испытывали от этого прежнего удовольствия. Я пришел к выводу, что можно попробовать ввести в упражнение своего рода элементы неожиданности, усиливающие эффект. Использование элементов неожиданности - это один из принципов бихевиоризма, и его применение необходимо, потому что доставляющий удовольствие стимул теряет свою привлекательность, если используется с прогнозируемой регулярностью. Элементы же неожиданности вносят оживление и вызывают ожидание, поэтому действие стимула усиливается. Это открытие было сделано группой ученых, исследовавших поведение животных. Животные должны были выполнить определенные действия, за что вознаграждались лакомством. Однажды аппарат, выдающий лакомства, стал давать сбои, и животные не получили вознаграждение за свой труд. На следую щий день аппарат починили, и регулярная выдача корма возобновилась. Ученые ожидали, что у животных придется вновь развивать условный инстинкт, однако они с удивлением обнаружили, что те стали энергичнее выполнять необходимые действия, чтобы получить желанное лакомство. Нерегулярное кормление фактически улучшило показатели поведения животных.

Эффект приятных неожиданностей легко можно заметить и в нашей повседневной жизни. Большинство супругов дарят друг другу подарки по особым случаям, например в дни рождения, на Рождество и различные годовщины. Получение этих подарков настолько регулярно, что и сами они воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Подарки, конечно, могут по-настоящему обрадовать, но они вызовут совершенно непредсказуемую реакцию, если будут полной неожиданностью. Психолог-специалист может сказать, что предсказуемые подарки не так будоражат эмоции потому, что "психонейрологическая система организма теряет чувствительность к регулярно повторяющемуся удовольствию". Поэтому, если муж дарит жене каждую субботу букет цветов, удовольствие, получаемое от этой процедуры, со временем становится все меньше и меньше. Элемент же приятной неожиданности способен оживить интерес.

Чтобы воплотить эту идею на практике, я разработал "Список сюрпризов". Этот список должен дополнять основной список желаемых удовольствий, обсужденный выше. Это может выглядеть, например, так:

если муж запомнил то платье, которым жена восхищалась в магазине, но не купила, он может сделать так, что она однажды откроет свой платяной шкаф и будет удивлена, увидев то самое платье, к тому же именно ее размера. Если известно, что мужчина любит оперную музыку, его жена может послать ему конверт, в котором будут лежать два билета на его любимую оперу и нежная записка. Все эти приятные сюрпризы будут усиливать эффект упражнения и придавать ему большую непринужденность.
Список развлечений

Со временем я внес в упражнение "Возвращение романтической любви" еще одно, последнее дополнение. Помимо постоянной заботы и приятных сюрпризов я попросил партнеров позволять себе несколько раз в неделю всякие развлечения. Это должно быть что-нибудь несерьезное: какие-нибудь шутки, розыгрыши, массаж, танцы, совместные водные процедуры и тому подобное. Спортивные игры, например, теннис, уместны будут только в том случае, если они не провоцируют ссору между партнерами.

Это дополнение я внес потому, что все другие виды активности слишком "взрослые" для этого упражнения и не дают возможности повеселиться вдвоем. Мои клиенты сообщали мне, что в течение недели предаются веселью и развлечениям в среднем всего несколько минут. Я задумался над этой неутешительной статистикой и решил, что совместные развлечения будут содействовать укреплению духовной близости партнеров. Когда "старый" мозг регистрирует поток положительной энергии, он фиксирует, что роль данного вида деятельности важна для содействия сохранения жизни и безопасности. Партнеры сближаются на более глубоком, подсознательном, уровне.
Боязнь получить удовольствие

Теперь я расскажу, почему многим парам трудно заставить себя выполнять вышеупомянутое упражнение со "Списком сюрпризов" и "Списком развлечений". В какой-то мере это вполне понятно. Если супруги считали друг друга врагами последние лет пять, им по меньшей мере непривычно будет адресовать друг другу любовные послания. Это упражнение кажется надуманным, искусственным, что настораживает "старый" мозг, который с подозрением относится ко всему неестественному. Единственным способом уменьшить вполне понятное сопротивление переменам может быть систематическое повторение определенных моментов поведения, после чего они начинают восприниматься как знакомые и безопасные.

Но есть еще один источник сопротивления упражнению, и он парадоксален, ибо это боязнь получить удовольствие. Кажется, что мы готовы полсвета обойти в поисках счастья. Почему же оно пугает нас? Чтобы понять это, вспомните, что ощущение полноты жизни способно принести истинное наслаждение. Когда мы были малыми детьми, наша жизненная энергия была безгранична и мы испытывали глубокую радость просто от жизни как таковой. Однако все наши удовольствия в той или иной мере должны были укладываться в определенные рамки и соответствовать общественно приемлемым нормам. Нас часто наказывали, и мы с детства привыкли к тому, что за удовольствие следует платить болью. На уровне подсознания удовольствие стало ассоциироваться со страхом смерти. В итоге мы привыкли сами ограничивать свое удовольствие, чтобы не пробуждать чувства тревоги. Для нас быть слишком веселым, жизнерадостным на уровне подсознания означало опасность.

Однако, руководствуясь странной детской логикой, мы не упрекали наших родителей или общество за то, что они приучили нас ожидать боли после удовольствия; для нас это было просто неким общепринятым свойством жизни. Мы говорили себе: "Если мои родители лишили меня этого удовольствия, значит, я его не заслуживаю". Нам было привычнее верить в то, что мы этого не достойны, чем считать наших родителей виновными в том, что они не могут удовлетворить наших эмоциональных потребностей, или в том, что они сознательно ограничивают наши радости. Постепенно в нас развилось внутреннее сопротивление удовольствиям.

Для людей, которых воспитывали властные, строгие, подавляющие детские желания родители, особенно трудны упражнения из серии "Возвращение романтической любви". Они сами неохотно выполняют пожелания партнеров и отвергают заботу о самих себе. Один из моих клиентов, человек с низкой самооценкой, в своем списке желаемых удовольствий написал, что ему от жены достаточно было бы одного комплимента в день. Жене это было легко выполнить, так как она считала, что он обладает массой положительных качеств. Но когда она делала ему комплимент, он чаще всего или отвергал его, или расценивал как незаслуженный. Если жена говорила ему: "Мне очень понравилось, как ты вчера вечером поговорил с нашим сыном Робби", он мог ответить самокритично: "Да. Но, честно говоря, мне нужно это делать почаще. Вечно мне не хватает времени". Услышать про себя что-нибудь хорошее противоречило его натуре, было несовместимо с его внутренним представлением о самом себе. Его общий настрой поддерживать негативное представление о себе был столь силен, что я вынужден был проводить с ним специальную тренировку, чтобы приучить на похвалы жены машинально отвечать "Спасибо" и больше ничего не говорить в ответ.

У другого клиента сопротивление упражнению "Возвращение романтической любви" приняло иную форму: он никак не мог понять смысл моих инструкций. "Доктор Хендрикс,- говорил он мне после двух проведенных подряд сеансов, на которых я разъяснял суть упражнения.- Я что-то никак не пойму сути. Что мне конкретно надо делать?" Я еще раз давал ему наставления, стараясь получить уверенность, что он все понял. Однако он никак не мог освоить сути упражнения, видимо, таким образом мозг маскировал неспособность моего клиента попросить для себя каких-либо удовольствий. Чтобы убрать эту эмоциональную преграду, я пошел на маленькую хитрость и сказал ему, что, хотя это упражнение и доставит ему удовольствие, но на самом деле принесет большую пользу его жене, что с его помощью она узнает, как стать более любящей супругой (а это, кстати, так и есть). Вот в таком, уже менее "эгоистичном", с его точки зрения, контексте, упражнение стало сразу ему понятным. Он уже мог поспорить со своим внутренним голосом, нашептывающим ему, что он недостоин любви. Он тут же взял авторучку и за считанные минуты составил список желаемых удовольствий, состоящий аж из, двадцати шести пунктов.

Это упражнение тяжело также для "изоляционистов". Они хотят убрать барьер вокруг себя, но не могут и мысли допустить, чтобы партнер проявлял к ним повышенную заботу; они ведут себя так, словно ни в чем и ни в ком не нуждаются. Они как будто спрятались за стеной, которую воздвигли в детстве, защищаясь от сильной опеки родителей. В самом начале своей жизни они определили для себя, что сохранить свою независимость от слишком бдительных родителей можно единственным способом: спрятав в глубь себя собственные мысли и чувства. И это помогало: родители, лишаясь такого важного канала информации, становились менее назойливыми. Многие "изоляционисты" так глубоко прячут свои чувства, что уже и сами забывают об их существовании. Незнание выглядит безопаснее, чем знание.

Как я уже рассказывал, "изоляционисты" часто выбирают себе в партнеры "прилипал", подсознательно стремясь восстановить атмосферу своего детства, чтобы продолжить борьбу за свои ущемленные интересы методами силовой борьбы. Когда к выполнению упражнения приступает пара "изоляционист" - "прилипала", становится особенно заметен контраст между ними. "Изоляционист" неохотно называет одно-два из желаемых удовольствий, тогда как "прилипала" выписывает очень длинный список своих желаний. Постороннему наблюдателю может показаться, что "изоляционист" - это замкнутый в себе человек с минимальным количеством потребностей, а у "прилипалы" число желаний неограничено. Н самом же деле они оба хотят одного - любви и ласки. Просто один лучше знаком с этими чувствами, а другой хуже.

Каковы бы ни были причины внутреннего сопротивления выполнению этого упражнения, мой подход всегда одинаков и формулируется так: "Делайте упражнение в точном соответствии с инструкциями. Если у вас появляется смутное чувство тревоги, боритесь с ним. Действуйте по намеченному плану с еще большим усердием. Тревога постепенно исчезнет". Факторы времени и повторяемости возьмут верх, и ваш "старый" мозг приспособится к новой реальности. Человек с низкой самооценкой постепенно станет относиться к себе с большим уважением. "Изоляционист" откроет для себя, что поделиться своими сокровенными мыслями и чувствами не означает поступиться своей независимостью. Страх нового в поведении, в перемене образа жизни - это всего лишь первый шаг на пути к счастью, потом такое поведение станет ассоциироваться с любовью и уверенностью в себе. Предлагаемое мною упражнение может стать полезным руководством для самосовершенствования.

Глава 9. Глубже познавая себя и свого партнера.
И познаете истину, и истина сделает вас свободными.
Евангелие от Иоанна, 8:32
Хотя все мы согласны с тем, что наши партнеры имеют право на собственную точку зрения и у каждого есть своя шкала ценностей, внутренне мы неохотно принимаем эту простую истину. Нам хочется верить в то, что мир выглядит так, как мы его видим. Когда наши партнеры выражают несогласие с нами, у нас всегда возникает соблазн посчитать, что они либо недостаточно информированы, либо имеют искаженное представление о действительности. Иначе почему же они говорят такие глупости.

Некоторые люди особенно непоколебимы в своих оценках. У меня был один клиент по имени Джин. Это был директор преуспевающей корпорации, человек с незаурядными способностями, привыкший блистать своим интеллектом. Жена, мягкая и добросердечная женщина, которую звали Джуди, стала его тенью. На сеансах она садилась немного сзади него и, склонив плечи, сидела, как дисциплинированная школьница на уроке.

На первых сеансах курса терапии моей целью было расшевелить Джуди, чтобы она набралась смелости выражать свою независимую точку зрения в присутствии своего выдающегося мужа (на языке психологов это называется "создание терапевтического баланса"). Обычно, стоило ей произнести лишь несколько фраз, как Джин оборачивался к ней и начинал опровергать все сказанное ею: "Все это неправда! Все на самом деле совсем не так!" И он тут же начинал отстаивать свою позицию. А заканчивал свой монолог Джин всегда одинаково: "Это не просто мое мнение, доктор Хендрикс. Это все так и есть". По его поведению чувствовалось, что право на существование может иметь только его собственное мнение; Джин считал, что только он знает истину в конечной инстанции.

Мне бесполезно было бы убеждать этого моего клиента в узости его воззрений; он в очередной раз перевел бы беседу в полемику, а в этом ему равных не было. Однако на восьмом сеансе курса терапии их брака я предпринял нестандартный ход. В тот день сеанс начался с того, что Джуди рассказала о недавней встрече Джина со своим отцом. Джуди, Джин и его отец обедали в кафе, и во время разговора отец сказал Джину что-то, что задело его самолюбие. Джуди считает, что отец просто высказал незлобное критическое замечание, однако Джин воспринял это как явную попытку обидеть его. "Ты был не прав, - говорила Джуди.- Как тебе такое могло прийти в голову?"

Я прервал их диалог, сказав, что им надо немного отдохнуть, и предложил минут десять послушать музыку. Я включил сонату для виолончели Франка и попросил их запомнить образы, которые эта музыка вызовет в их воображении. Они были несколько удивлены моей просьбой, и я даже заметил, что Джуди начала нетерпеливо ерзать в кресле: "Какая еще музыка - и без нее много всяких проблем". Но Джин был заинтригован моим необычным предложением и поэтому охотно принял его.

Мы прослушали две части сонаты, и я, мучаясь сомнениями, робко спросил, каковы их впечатления о прослушанной музыке.

Первым заговорил Джин. "Какая чудесная пьеса,- сказал он. - Такая лиричная. Особенно мне понравилась партия виолончели в первой части". Он напел несколько тактов из полюбившейся темы, и я был поражен его способностью схватывать мотив и воспринимать его без фальши. Помимо остальных своих выдающихся качеств, он, оказывается, владел еще и хорошим музыкальным слухом. "Мелодия просто восхитительная,- продолжал он.- Мне почему-то вспомнился океан. Чем-то эта соната похожа на музыку Дебюсси. У Франка, может быть, меньше изысканности, но его музыка необыкновенно поэтична, чувствуется французская кровь".

Я повернулся к Джуди и поинтересовался ее мнением.

- Как это ни странно, но я восприняла эту музыку совсем по-другому,- начала она говорить очень тихо, так, что мне пришлось наклониться к ней, чтобы расслышать. Она вжалась в кресло и явно не хотела слишком умничать. Разве ее слова могли быть значимы после столь подробного комментария ее авторитетного мужа?

- Джуди, скажите все-таки, что вы представляли себе, слушая эту музыку? - настаивал я.- Мне не менее важно узнать ваше мнение.

- Ну, мне показалось, что-то неистовое было в этой музыке, особенно в партии фортепьяно. Все эти аккорды... Мне представились грозовые облака, усиливающийся ветер - все это на фоне темнеющего неба.

- Дорогая, ну как же можно так драматизировать эту музыку? - вмешался Джин, выражаясь, как всегда, наставительным тоном.- Я, когда слушал, чуть не заснул - такая во всем плавность. Тебе просто надо было слушать повнимательнее, и ты бы восприняла все, как я. Это же одна из самых лиричных в истории музыки пьес. Разве не так, доктор Хендрикс?" (Он, как и многие другие люди, всегда изо всех сил старался склонить терапевта на свою сторону.)

- Да, Джин, согласен с вами,- поддержал его я.- Музыка очень нежная, в некоторых местах очень плавная.- Затем, обращаясь к Джуди, я добавил: - Но и вы правы, Джуди. Там действительно были фрагменты, когда чувствовались ярость и драматизм. Я считаю, что вы оба по-своему правы.

Я заметил, что Джин стал нервно постукивать по столу костяшками пальцев.

- У меня есть идея,- сказал я.- Давайте послушаем музыку еще раз, и пусть каждый из вас постарается найти в ней то, что в предыдущий раз нашел другой. Вы, Джин, попробуйте уловить драматизм, а вы, Джуди,- что-то мягкое, лиричное.

Я перемотал пленку, и мы прослушали сонату еще раз. Затем мы вновь обменялись мнениями и выяснилось, что на этот раз они уловили то, что ускользнуло от них вначале. Джин сделал интересное наблюдение. Он сказал, что когда слушал музыку впервые, то целиком был поглощен звуками виолончели. Когда же в следующий раз он стал прислушиваться к партии фортепьяно, то понял, почему их мнения с Джуди так расходились.

- В этой музыке действительно много напряжения,- согласился он.- Особенно в тех фортепианных арпеджио в начале второй части. Там был такой замечательный пассаж, который я совершенно пропустил вначале. Я в тот раз был сосредоточен на виолончели. Теперь я понимаю, что можно на эту музыку взглянуть и по-другому.

Джуди после второго прослушивания была готова разделить первое впечатление Джина.

- Там были такие нежные, спокойные мотивы.- сказала она.- Вообще вся первая часть звучит очень мягко.

Так, слушая музыку, они узнали, что их мнения одинаково верны и значимы. Соната на самом деле глубже и богаче, чем им показалось с первого раза. Она сложна и многолика.

- Интересно, что бы сказали сами исполнители, если бы мы спросили и их мнение,- говорил Джин.- А если спросить мнение музыковеда? Наверно, каждый бы смог внести в описание этой музыки что-нибудь свое, и, возможно, открылись бы новые глубины этого замечательного музыкального произведения.

Я получил истинное удовольствие от этой дискуссии, ведь мой "секретный ход" сработал.

- Именно этого я и хотел добиться,- сказал я Джину.- В этом и была цель упражнения. Если каждый из вас способен и на все остальное в жизни взглянуть так же широко, вы сможете понять две вещи: первое - каждый из вас всегда по-своему прав; второе - жизнь гораздо богаче и сложнее, чем вы можете себе представить. Не прилагая усилий, вы получите только общие представления о мире, поэтому, чтобы познать истину, надо постигать ее постепенно. Но одно несомненно. Если вы уважаете мнение друг друга и пользуетесь им для расширения своего понимания сути проблемы, вы всегда будете иметь более ясное представление о действительности.

Я сделал заключение, что они прониклись духом взаимопонимания, и решил вернуться к разговору о происшедшем между Джином и его отцом. Джин готов был признать, что в критике отца было рациональное зерно и что его слова шли от чистого сердца. Он, возможно, не уловил теплых, дружеских интонаций в критике отца, как он не услышал фортепьяно в сонате Франка. Джуди, в свою очередь, лучше разобралась в имеющих долгую историю разногласиях между Джином и его отцом. И она теперь уже по-другому взглянула на беседу между ними и поняла, почему Джин вдруг сорвался из-за незначительного отцовского наставления, произнесенного доброжелательным тоном.

Они словно обрели новое измерение в видении мира.
Скрытые источники знания

Когда вы признаете ограниченность своих воззрений и становитесь внимательнее к мнениям вашего партнера, для вас открывается новый мир. Вы уже не воспринимаете расхождения во взглядах с вашим партнером как источник конфликта - они для вас становятся источниками знания, вы словно говорите: "Расскажи мне, что ты видишь из того, что не видно мне? О чем ты знаешь, чего пока не знаю я?" Брак дает вам возможность постоянно учиться жизни, обогащая свое мировоззрение тем новым, что вам удается узнать от своего партнера. Каждый момент вашего общения содержит зерно истины, позволяет заглянуть внутрь себя, увидеть что-то скрытое от разума. Обогащая свои знания о реальности, вы создаете основанную на реальности, а не на романтике, любовь.

В главе 6 мы обсуждали некоторые области знаний, которые вам не лишне было бы изучить. Вам необходимо отдавать себе отчет о скрытых мотивах поведения, которые вы проявляете в браке, о подсознательных чертах характера, об особенностях внутреннего мира вашего партнера, а также о потенциальных возможностях брака исцелять психологические раны детства. Как мы уже видели на примере с Джуди и Джином, такая информированность во многом зависит от вашего желания ценить и интересоваться взглядами партнера. Когда у вас возникнет желание расширить свои представления о мире, детали, мелочи повседневной жизни станут "золотой жилой" получения информации.

В этом смысле одним из самых важных источников скрытой информации может быть ваш собственный, направленный на партнера критицизм - фразы типа "Ты никогда не приходишь домой вовремя!", "На тебя ни в чем нельзя положиться!", "Ты только о себе думаешь!" Вы говорите это о своем партнере. Но как это ни горько признать, на самом деле вы часто описываете скрытую часть самих себя.

Давайте рассмотрим несколько примеров. Они показывают, какую информацию может выражать повседневное противное нытье. Предположим, женщина день за днем "пилит" своего мужа за несобранность. "Ты всегда какой-то рассеянный! Я никогда на тебя положиться не могу!" Когда муж начинает огрызаться и просит привести в доказательство какие-нибудь примеры, она язвительно начинает перечислять: "Из-за твоей рассеянности мы бездарно проводим выходные. Ты вечно забываешь захватить что-нибудь необходимое, когда мы едем на природу. Ты не помнишь, когда у детей дни рождения! А когда ты в мое отсутствие готовишь детям поесть, у тебя всегда получается черт-те что". Не удивительно, что в ответ она получает контркритику: "Все это неправда. Ты валишь с больной головы на здоровую. Уж кто неорганизован и рассеян, так это ты!"

Какую из этой ссоры можно почерпнуть информацию, спросите вы? Можно, и немалую, утверждаю я. Во-первых, муж, выслушав такие замечания, может взглянуть на себя со стороны и признать, что в словах жены есть доля правды: ведь партнеры, как никто другой, способны разглядеть недостатки друг друга. Но вся проблема в том, что полезная информация преподносится агрессивным, грубым, унижающим тоном, поэтому она воспринимается неправильно, служит раздражителем и сигналом к мобилизации всех своих сил для ответного удара. В данном случае, если бы муж был мудрее и смог побороть ответную раздраженность, он бы трезво оценил критику и осознал, что ему действительно было бы желательно кое в чем стать более собранным; а больно слышать это потому, что в этой критике есть доля правды. У него не появилось бы желания спроецировать свой недостаток на партнера, и он осознал бы направления, в которых ему надо работать над собой, чтобы самосовершенствоваться.

Данные наблюдений о содержащейся в критике скрытой и полезной информации можно сформулировать так:
Принцип 1. Нет дыма без огня. Что-то в критике партнера в ваш адрес заслуживает внимания.
Что еще полезного могли бы почерпнуть супруги из вышеописанного примера? Если женщина не замкнется в своих мыслях, она может получить ценную информацию о психологических ранах своего детства. Для этого она может воспользоваться следующей простой процедурой. Для начала ей следует сформулировать на бумаге свою претензию к мужу, в данном случае это будет выглядеть примерно так: "Ты всегда несобранный!" Потом ей нужно честно ответить на следующие вопросы:

Что я чувствую, когда подобное говорит в мой адрес муж?

Какие мысли при этом приходят мне в голову?

Какие более глубокие чувства могут скрываться за этими мыслями и ощущениями?

Возникали ли подобные ощущения и мысли у меня в детстве?
Проведя этот простой анализ, женщина сможет определить, пробудило ли поведение мужа в ней какие-то устойчивые воспоминания ее детства. Давайте предположим, что упражнение помогло женщине обнаружить сходство между мужем и своими родителями, которые тоже всегда были несобранны и мало занимались дочерью. Поэтому, когда она вновь сталкивается с этой чертой характера, к ней возвращается оставшийся в подсознании детский страх. Фактически в ее критике мужа слышится детский плач: "Ну почему никто обо мне не заботится?"

Отсюда вытекает второй общий принцип.
Принцип 2. Многое из вашей частой, эмоционально окрашенной критики партнера - просто скрытое проявление ваших неудовлетворенных детских потребностей.
Есть и еще один вид информации, которую можно косвенным образом воспринять из подобной критики, но для этого обычно требуется хорошо разбираться в тайнах человеческой души. Вполне вероятно, что критика женщиной своего мужа несет ценную информацию о ней самой. Говоря проще, ругая мужа за рассеянность, сама она является не менее рассеянной. И для того, чтобы понять, так ли это на самом деле, ей следует задать себе принципиальный вопрос: "Относится ли и ко мне все то, что я высказала мужу?" Только при этом надо иметь в виду, что ее неорганизованность может проявляться не так, как у мужа. Она может быть идеальной хозяйкой дома, может рационально планировать мероприятия на выходные, ни при этом не уметь правильно распоряжаться выделенными ей на ведение хозяйства деньгами. Взглянув на себя по-новому, она способна определить, на самом ли деле она, критикуя партнера, изгоняет свои отрицательные черты и проецирует их на партнера. Если она поймет, что это действительно так, то получит информацию, позволяющую выделить свои собственные отрицательные черты, приписываемые ею партнеру: "Моя неорганизованность проявляется в этом, а его неорганизованность в другом". На языке психологии ей следует "взять назад" то, что она спроецировала. Иисус об этом говорил так: "Прежде чем указать на соринку в чужом глазу, сумей разглядеть бревно в собственном".

Мы подошли к формулировке третьего вывода из анализа критицизма.
Принцип 3. Ваша частая эмоциональная критика партнера может быть не чем иным, как точным описанием не признаваемых вами частей собственной натуры.
Часто бывает, что критика является не выражением отрицаемых черт критикующего, а проявлением другого аспекта подсознания - утраченного "я". То есть, если женщина из описанного случая, проанализировав собственное поведение, может с уверенностью сказать, что она во всех отношениях достаточно организованный человек, ее критика мужа по этому поводу, возможно, обусловлена подсознательным желанием быть менее организованной, а значит, более раскованной и непринужденной. Критикуя мужа за разболтанность, она подсознательно завидует его свободе. Когда партнеры критикуют друг друга за то, что те слишком энергичны, сексуальны, игривы, увлечены своей работой и так далее, они тем самым обозначают нераскрывшиеся или подавленные элементы своей психики. Мы теперь сможем назвать четвертый, последний, принцип.
Принцип 4. Проанализировав свою критику партнера, вы, возможно, познаете утраченные черты собственного "я".
В следующей главе, в упражнении, названном "Преувеличение", я покажу, как информацию, почерпнутую из взаимной критики, партнеры могут использовать для улучшения отношений.
Познавая внутренний мир партнера

Как добиться немаловажного для совершенствования отношений глубокого познания внутреннего мира партнера? Для этого надо наладить надежно работающие каналы обмена информацией, то есть стать взаимно коммуникабельными. Хотя вам кажется, что вы друг друга знаете, что называется, "от и до" и прекрасно разбираетесь в чувствах и мыслях друг друга, обольщаться не стоит, ибо каждый из вас пропустил и продолжает пропускать львиную долю этой информации мимо себя. Вам необходимо научиться искусству быть коммуникабельным для того, чтобы получить неискаженное представление о своем партнере.

Прежде всего надо задуматься о возможной многозначности одних и тех же слов: вы можете говорить с партнером на одном и том же языке, используя те же самые выражения, но подразумевая, однако, нечто разное. Условия жизни, в которых вырос человек, накладывают отпечаток на смысл сказанных им слов. Давайте, для примера, посмотрим, что простая фраза, например: "Пойдем поиграем в теннис", может подразумевать в двух разных семьях. В семье "А" под этим подразумевается: "Давай возьмем пару первых попавшихся под руку старых ракеток, пойдем в ближайший парк и просто погоняем мячик через сетку, пока кому-нибудь это не надоест. Игры как таковой не будет;

главное - освежиться, встряхнуться". В семье "Б" фраза "Пойдем поиграем в теннис" подразумевает совсем другое: "Давай забронируем корт в зале престижного клуба, расчехлим свои дорогие ракетки и будем играть со счетом, пока кто-нибудь не победит". Получается, что во время игры Марк, который вырос в семье "А", будет раздражен агрессивностью и нацеленностью на победу его жены Сюзан, выросшей в семье "Б".

Можно привести и не такой тривиальный пример, касающийся отношения восприятия Марком и Сюзан фразы: "Давай обсудим это". Предположим, что в семье Сюзан это означало: "Все взрослые сидят вокруг стола и сосредоточенно обсуждают разные точки зрения, пока не выработают согласованный план действий". А в семье Марка эти слова означали: "Это что-то, о чем можно поговорить, а решение отложить на потом". В семье Марка исповедовался широко распространенный подход, суть которого состоит в том, что многие, даже самые сложные проблемы, можно и не решать, так как они со временем разрешатся сами. Когда Сюзан предлагает Марку "обсудить" то, что их сын стал плохо учиться в школе, а Марк рассеянно отвечает несколькими фразами и вновь переключается на телеэкран, она начинает "заводиться". После этого Марк недоумевает, почему она ни с того ни с сего хлопнула дверью и закрылась в своей комнате. Что он такого ей сказал? На самом деле он просто ошибочно исходил из того, что они разговаривают с женой на одном языке.
Отрицание

Помимо проблем толкования фраз, есть и другие препятствия для общения. Возможно, наиболее общим для потери контакта является отрицание: то есть вы просто отказываетесь верить в то, что говорит ваш партнер. Вот недавний случай из моей практики. Мои клиенты - сорокалетний журналист Джозеф и двадцатипятилетняя телеактриса Амира, приятные и симпатичные люди, однажды прямо на моем семинаре начали конфликтовать на почве своего главного разногласия. Они спорили о том, заводить или не заводить им ребенка. Джозеф произнес сакраментальную фразу: "Я стану дедушкой, так и не став отцом!" Но Амира не хотела ребенка и настаивала на том, чтобы еще подождать. Ее карьера телезвезды только начиналась, и ей не хотелось в ближайшее время связывать себя ребенком. Она сказала, что с самого начала, еще до свадьбы, предупреждала Джозефа о том, что раньше тридцати пяти лет рожать не собирается. "Я никогда не меняла своей позиции и много раз напоминала ему о ней. Но Джозеф перестал меня слушать. Я даже стала носить майку с надписью во всю грудь: "Я не готова рожать детей". Джозеф не отрицал, что Амира действительно однозначно высказала ему свою позицию по этому вопросу, но убедил себя в том, что она сама не придает особого значения своим словам. "Я был уверен в том, что она сама себя вводит в заблуждение. Как может актриса, играющая второстепенные роли в "мыльных операх", считать свою работу важнее материнства?" Для него удовлетворить свою, не дающую покоя потребность стать отцом было настолько важно, что он недооценил целеустремленности своей жены.

У нас у всех есть набор подобных "острых углов" в отношениях - тех самых моментов, когда ожидаемое нами от партнеров разбивается вдребезги об утесы реальности. Когда партнеры посягают на наши эгоистические интересы, мы используем весь имеющийся в нашем запасе арсенал оружия, чтобы защитить свои иллюзии. Мы готовы проклинать их: "Ты противный (неблагодарный, бесчувственный, глупый, бестолковый, жадный, бездарный и так далее), ты не способен понять меня". Мы пытаемся "просветить" их: "Ты же сама понимаешь, что несешь ерунду. Ты же сама чувствуешь, что..." Мы можем их игнорировать: "Да, я от тебя ничего лучшего и не ожидал". Бывает, что мы начинаем их анализировать: "Если в твоем возрасте у тебя в голове бродят такие мысли, то это можно объяснить только тем, что, когда ты еще был маленьким, твоя мама..." И наконец, мы можем даже угрожать им: "Если не сделаешь так, как я сказала, то..." Каков бы ни был повод для нападок, суть его одна: мы стараемся унизить в партнере чувство собственного "я" и заменить его адаптированной к себе иллюзией. К сожалению, наши партнеры подобное отношение к себе испытывали еще в детстве. Воспитывавшие их люди вдалбливали им в головы: "Вот эти чувства хорошие, а вот эти - ненужные, их надо выбросить из головы. Только вот так можно себя вести, а по-другому нельзя". А мы, вместо того чтобы помогать партнерам залечить психологические раны детства, только усугубляем их.
Упражнение "Проверка правильности понимания"

Упражнение "Проверка правильности понимания" - это методика общения, способствующая двум важным моментам: во-первых, она помогает сделать минимальным неправильное понимание сказанного друг другу, и, во-вторых, развивает в вас способность не оставлять без внимания сказанного партнером. Это простое упражнение часто используется психотерапевтами в работе с супружескими парами. Когда одному из партнеров необходимо что-либо высказать, будь это чувства или мысли, он просто и понятно произносит это, причем глагол должен начинаться со слова "я". Например: "Я очень доволен тем, как мы вчера вечером поговорили о наших проблемах". Партнеру необходимо повторить эту фразу так, как он ее понял, и убедиться в правильности своего понимания: "Ты доволен тем, что мы вчера обсудили все то, что в последнее время так заботит нас. Я правильно тебя поняла?" Так делается каждый раз, если возникает хотя бы малейшая неоднозначность, двусмысленность в понимании сказанного партнером. Это кажется забавным и порой действительно выглядит так смешно, однако следует терпеливо выполнять это упражнение, так как оно невероятно полезно.

На одном примере покажу, как непросто дается это упражнение. Нижеследующая беседа происходила на моем семинаре, когда я попросил какую-нибудь из присутствующих пар выйти и перед залом, представив себя в домашней обстановке, обсудить одну из проблем, вызывающую разногласие. Такой парой оказались Грег и Шейла, молодые супруги, прожившие вместе всего несколько месяцев. Первым начал Грег.
ГРЕГ: Шейла, меня очень беспокоит твое курение и мне хотелось бы, что ты, когда куришь, не забывала, что рядом нахожусь я - некурящий.

Шейла тогда еще не занималась никакими упражнениями и ответила так, как подсказывал ей защитный рефлекс:

ШЕЙЛА: Когда ты предложил жить вместе, то уже отлично знал, что я курю. Причем с самого начала смирился с этим. Тогда почему же ты сейчас возмущаешься? Я такая, какой была раньше. К тому же ты знаешь, что я понемногу стараюсь бросить курить.

Грег тоже поддался природным инстинктам и усилил критику. Разговор становился напряженным.

ГРЕГ: Я одобряю твои попытки курить меньше. Но вот что интересно: в этом помещении висит табличка: "Не курить" - и ты себя сдерживаешь, не куришь. А дома от запаха сигарет деваться некуда.

ШЕЙЛА: Но это не мой дом. А дома, мне кажется, я имею право жить как мне хочется, и курить могу где угодно! Последнюю фразу Шейла сказала с напором, чем даже вызвала легкие аплодисменты в зале. В разговор пора было вмешаться рефери.

ХЕНДРИКС: Хорошо. Давайте повторим еще раз и попробуем превратить этот спор в упражнение по развитию взаимопонимания. Грег, вы не могли бы повторить свое первое предложение?

ГРЕГ: Могу. Я очень счастлив, что мы живем вместе, но до того, как мы стали жить вместе, я и представить себе не мог, что мне так трудно будет привыкнуть к твоему курению в доме.

ХЕНДРИКС: Хорошо. Теперь скажите все это покороче, выразив самую суть.

ГРЕГ: Ну что ж... Меня беспокоит, что ты куришь. Раньше я думал, что это не будет меня беспокоить, но, видимо, ошибался.

ХЕНДРИКС: Хорошо. Теперь вы, Шейла, перескажите выраженное Грегом, стараясь как можно точнее отразить его чувства и мысли, не критикуя его и не защищаясь самой. А потом я попрошу вас поинтересоваться у Грега, правильно ли вы его поняли.

ШЕЙЛА: Я готова принести искренние извинения за свое курение.

ХЕНДРИКС: Нет, я не прошу вас извиняться. Просто перескажите сказанное Грегом, чтобы мы увидели, как вы восприняли его слова и насколько точно вы ощутили его чувства.

ШЕЙЛА: А можно попросить его сказать еще раз?

ГРЕГ: Твое курение тревожит меня. Раньше думал, что мне будет все равно, но я ошибался.

ХЕНДРИКС: Ну, теперь постарайтесь пересказать ему его слова, выразив добрую волю и понимание.

ШЕЙЛА: Да я лучше курить брошу! (смех в зале).

ХЕНДРИКС: Не надо нервничать. Вздохните поглубже и исходите из того, что он испытывает некоторый дискомфорт от вашей дурной привычки. Подумайте о его словах не как о критике, а как о подсказке того, как можно сделать свою жизнь с ним приятнее. Я понимаю, что вам трудно решиться на это в присутствии публики, к тому же дело касается разногласия, в котором вы с самого начала высказали твердую позицию.

ШЕЙЛА: Даже не знаю, как мне это сделать.

ХЕНДРИКС: Не надо заострять внимание на решении этой проблемы. Вам всего-навсего надо пересказать смысл сказанного Грегом и стоящий за этим эмоциональный контекст, то есть сделать так, чтобы он убедился, что вы поняли его чувства.

ШЕЙЛА (делает глубокий вдох): Хорошо, попробую. Я поняла, что мое курение всерьез тревожит меня. И ты не представлял себе, насколько это будет тебя беспокоить, когда мы еще не жили вместе. Сейчас мое курение доставляет тебе дискомфорт. Ты именно это хотел сказать?

ХЕНДРИКС: Замечательно. Я четко услышал воспроизведение слов Грега. А что услышали вы, Грег? Вы согласны с ее интерпретацией сказанного вами?

ГРЕГ: Да! Так оно и есть. Надо же, у меня на сердце сразу стало легче! Ведь она в первый раз выслушала и правильно поняла меня.
По реакции Грега мы видим, что даже просто почувствовать себя услышанным и правильно понятым приносит огромное удовлетворение. Ведь в жизни большинства семейных пар это такое редкое явление. После демонстрации этого упражнения я дал задания всем участвующим в занятиях парам попрактиковаться в "высказывании-пересказывании" простых житейских предложений. Почти все мне потом с удовольствием отрапортовали о том, что для них это было неожиданностью - почувствовать все внимание партнера на себе.

У некоторых пар проявлялась еще одна удивительная реакция на это упражнение. Когда человек осознавал, что он правильно понят, он словно мгновенно подпитывался положительной энергией. Подобный эффект особенно заметен у маленьких детей. Один раз моя дочурка Ли прибежала ко мне в кабинет, чтобы поделиться впечатлениями о только что увиденном фильме "Остров голубых дельфинов". Она мне сказала: "Папа, а я сейчас смотрела кино про большую голубую рыбу!"

Я мог отреагировать по-разному. Можно было просто равнодушно сказать: "О!" Можно было улыбнуться, можно было бы попросить ее не тараторить, а повторить все еще раз помедленнее. Но я вместо всего этого произнес с таким же, как у нее, энтузиазмом: "Вот это здорово! Ты смотрела кино про большую голубую рыбу!"

Она запрыгнула мне на колени и сказала: "Да! Смотрела! Мне так понравилось!"

"Тебе понравилось это кино!" - сказал я, стараясь казаться таким же возбужденным, как и она.

"Да!!! Кино отличное!" - чуть ли не завизжала она от радости. Она теперь буквально источала энергию. Ведь ее папа не просто внимательно выслушал ее, но и воспроизвел ее радостное возбуждение. Мы, взрослые, отвечая всегда сдержанно и сжато, не даем своему партнеру возможность умножить ту энергию, которая его наполняет и которая непременно возрастет, если он увидит, что его мысли и чувства услышаны и правильно поняты вами. В такие моменты мы самоутверждаемся и сближаемся духовно.

У упражнения "Проверка правильности понимания" есть еще одно важное свойство: оно дает начало процессу заживления душевных ран детства. В детстве нас ранили наставления родителей, учителей и родственников, которые твердили нам: "Тебе только кажется, что ты себя так чувствуешь", или: "На самом деле ты так не думаешь". А когда из этого хора голосов в жизни вдруг диссонансом прозвучал голос нашего партнера, произнесшего: "Я понимаю, что ты действительно чувствуешь то-то и думаешь о том-то", вы вдруг приобрели что-то, ранее утраченное. Вас уже не терзает инстинкт самосохранения, приказывающий подавить какую-то часть себя для того, чтобы быть любимым и желанным. Можно, ничего не боясь, начать жить, проявляя сложность и многогранность своей натуры - ведь мы такие, какие есть.
Осознание своего имидж-"эго"

Когда пары уже достаточно попрактиковались в основной технике общения, я знакомлю их еще с одним средством сбора информации. Это упражнение по восстановлению в памяти забытых эпизодов детства. Выполнив это упражнение, партнеры рассказывают о своих впечатлениях друг другу. Упражнение помогает им посмотреть друг на друга по-иному, разглядеть, распознать раненую в детстве душу, ищущую обретения целостности.

Перед началом выполнения этого упражнения я прошу пары закрыть глаза и расслабиться. Иногда включаю при этом спокойную музыку, чтобы люди могли отвлечься от проблем прошедшего дня. Когда я вижу, что они готовы, я прошу каждого из партнеров постараться припомнить эпизоды своего раннего детства. Когда рождается более или менее отчетливое воспоминание, я прошу их представить себя очень маленькими детьми, ходящими по дому в поиске родителей. Каждый, как правило, первой встречает свою мать или другую женщину, воспитывавшую его. Я говорю им, что они внезапно обрели волшебную силу и способны с кристальной ясностью увидеть все положительные и отрицательные черты ее характера. Затем участвующие в этом упражнении, представляют себя говорящими своей матери, чего им всегда хотелось, но никогда не позволялось.

Точно так же я "организую" их встречу с отцами, или воспитывавшими их мужчинами. Когда они собирают воедино всю информацию о родителях, или о других лицах, оказавших на формирование их личности в детстве решающее влияние, я постепенно возвращаю их к реальности, прошу открыть глаза и записать на листке бумаге все, что удалось вспомнить.

Я иногда сам удивляюсь, как много информации удается собрать во время этих сеансов. Например, молодой мужчина выполнял это упражнение и впервые в жизни осознал, насколько изолирован и одинок был в детстве. Он давным-давно забыл об этом и не возвращался к своим детским ощущениям, защищая психику от угнетения. Став взрослым, он даже представить себе не мог, что когда-то, когда он был еще ребенком, он мог чувствовать себя одиноким в семье, где помимо него было еще трое детей, папа занимал важную должность в правительстве, а мама была заботливой домохозяйкой. Однако во время сеанса терапии он, погруженный в воспоминания, представил себя маленьким ребенком, бродящим по дому и ищущим отца. А когда он встретился с матерью, его непроизвольно вырвавшийся вопрос был: "Почему ты вечно так занята? Неужели ты не видишь, что я одинок?" После выполнения упражнения этот пациент смог объяснить себе причины своего хронического депрессивного состояния. "До этого момента моя печаль была загадкой для меня",- признался мне он.

Выполнив это упражнение, человек вооружается информацией, необходимой для воссоздания своего имидж-"эго", то есть набора признаков лица противоположного пола, подсознательно выбираемого им в качестве партнера. Для этого ему требуется не так много. Ему следует сгруппировать положительные и отрицательные черты людей, оказывавших на него основное влияние в детстве, выделив те из них, которые сыграли в процессе формирования его личности наибольшую роль. Именно это и будет набором признаков хранящегося в подсознании имидж-"эго".

После этого я прошу партнеров поделиться друг с другом всем тем, что они уяснили, выполнив упражнение. Им следует слушать друг друга очень внимательно, не перебивая замечаниями, не пытаясь сравнить сказанное со своими впечатлениями или как-то анализировать их. Можно только подтверждать то, что выслушаете, и выражать свое понимание. Супруги после выполнения этого упражнения начинают по-другому оценивать поведение друг друга. За проявлениями взбалмошности, капризности, нервных срывов они видят бессознательное стремление партнера залечить раны детства. Таким образом в семье создается атмосфера теплоты, взаимопонимания и поддержки друг друга.

Первые пять упражнений в части 3 помогут вам собрать информацию о своем прошлом и лучше представить свои неудовлетворенные в детстве потребности, повлиявшие на отношения с партнером. Научившись понимать потребности и желания друг друга, вы в каждом эпизоде совместной жизни сумеете разглядеть источник полезной для укрепления отношений информации.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


Глава 8. Как превратить брак в зону отдыха от тревог
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации