Хендрикс Х. Как добиться желанной любви - файл 3331.kak_dobitsa_lubvi.doc

приобрести
Хендрикс Х. Как добиться желанной любви
скачать (163.9 kb.)
Доступные файлы (1):
3331.kak_dobitsa_lubvi.doc844kb.16.05.2011 12:07скачать

3331.kak_dobitsa_lubvi.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава 6. От подсознательного к сознательному.
Почти никогда брак не переходит в основанные на взаимной личной привязанности отношения мягко, без кризиса. Все осознанное всегда рождается в муках.


КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ
У прочитавших предшествующие пять глав может сложиться впечатление, что "старый" мозг является причиной большинства наших проблем в совместной жизни. Именно "старый" мозг убеждает нас, что надо выбирать партнеров, напоминающих воспитывавших нас людей. Именно он руководит нашим подсознанием. И именно "старый" мозг отвечает за наше инфантильное восприятие крушения надежд, за использование принципа "ныть или критиковать", результатом чего, как правило, является сильнейшее отчуждение друг от друга.

Но "старый" мозг также играет и положительную роль в совместной жизни. Хотя некоторые из его тактических схем и можно назвать самоубийственными, однако его основные функции чрезвычайно важны для нашего благополучия. Наше подсознательное стремление залечить раны детства позволяет нам осознать свой духовный потенциал Homo sapiens, стать полноценными и любящими людьми, способными заботиться о других. Даже наши заблуждения о характере избранных партнеров в то же время связывают нас с ними и помогают формировать необходимые для улучшения отношений условия.

Плохо лишь то, что "старый" мозг неуправляем; он подобен слепому животному, стремящемуся найти дорогу к воде. Для оценки важных и полезных качеств "старого" мозга нам необходимо прибегнуть к помощи "нового" мозга - той части нас самих, благодаря которой мы способны делать жизненно важный выбор, проявлять волю, отличать партнеров от родителей, понимать, что понятие "сегодня" не равноценно понятию "всегда", а "вчера" - это совсем не то, что сегодня. Нужно руководствоваться здравым смыслом, чтобы сохранить хорошие отношения с партнером. Установив союз между мощными, инстинктивными порывами "старого" мозга и склонным к познанию "новым" мозгом, мы сможем понять наши подсознательные устремления. Интуиция "старого" мозга и сообразительность "нового" помогут вывести отношения между партнерами из состояния "холодной войны".
Слияние "старого" и "нового" мозга

Насколько сильно может отличаться ваша совместная жизнь от прежней, если в ней активную роль играет "новый" мозг? Вот пример типичных отношений между мужем и женой и того, как развивается ситуация в случае, когда совместной жизнью управляет подсознание, и тогда, когда она взята под контроль вашим разумом.

Представьте себя утром безмятежно наслаждающейся своим завтраком. В это время ваш супруг внезапно начинает критиковать вас за то, что вы сожгли пироги. Ваш "старый" мозг - этот "перпетуум-мобиле" вашей безопасности, как всегда, ставит перед вами альтернативу: сражаться или спрятаться. Ему безразлично, что это ваш супруг; ему важно только то, что на вас напали. Если вы поддадитесь подсознательному порыву, то тут же ответите язвительной фразой: "Да, я сожгла пироги! А ты разлил на скатерть соус!" Вы можете выбрать другую тактику: бежать с поля сражения в другую комнату или демонстративно подчеркивать свое безразличие к сказанному супругом. В зависимости от выбранного вами поведения, ваш партнер будет чувствовать себя либо атакованным, либо покинутым и, скорее всего, предпримет новые действия. Незаглушаемый эмоциональный двигатель приведет в действие машину силовой борьбы, и вы получите все, что угодно, кроме желаемого результата, а ведь вы так хотели позавтракать в дружной семейной обстановке.

Это именно тот случай, когда "новый" мозг мог бы вмешаться в ситуацию, направив ее развитие в нужное русло. В качестве одного из подходов (о котором мы поподробнее поговорим в следующей главе) можно было бы порекомендовать перефразировать слова супруга, причем произнести их уже в спокойном, нейтральном тоне, показав, что вы заметили его гнев, но не делаете контрвыпадов для защиты. Вы, например, можете сказать так: "Ты что, и вправду расстроен тем, что у меня опять сгорели пироги?" Ваш партнер может на этот ответить: "Да, мне надоело нюхать эту гарь. Постарайся быть повнимательнее!" На что, воспользовавшись гибкостью "нового" мозга, вы можете ответить абсолютно спокойным, невозмутимым тоном: "Да, ты прав. Мне и самой эта вонь надоела. Надо купить удлинитель и готовить пироги на веранде - там я за ними всегда смогу присмотреть". Ваш партнер, будучи обезоруженным вашим деловым тоном и вашей способностью принимать альтернативные решения, скорее всего, успокоится: "Правильно. Ты меня прости, что я разворчался; хорошо хоть ты не стала огрызаться. Я что-то сегодня не в духе". Проанализировав ситуацию, вы поймете, что, рискнув ответить конструктивностью на вспышку недовольства, в результате, выражаясь языком боксеров, вместо спарринг-партнера по силовой борьбе приобрели верного тренера-секунданта.

Когда вы приобретете навыки неагрессивного восприятия критики, то непременно сделаете важное открытие: во всех конфликтах с супругом (супругой) для вас (если играть по правилам "старого" мозга и исходить из приоритета личной безопасности) на самом деле гораздо выгоднее позиция беззащитного существа, а не проявление готовности к схватке, так как ваш партнер только в случае вашей незащищенности станет вам союзником, а не врагом. Полагаясь на ваш "новый" мозг, который, в отличие от "старого", понимает, что замечание по поводу сгоревших пирогов не то же самое, что нападение с кухонным ножом в руке, вы учитесь контролировать свои инстинктивные порывы и не вступать в борьбу.

Мы разобрали только одну из тысяч возможных ситуаций, когда, руководствуясь гибкостью "нового" мозга и его развитой способностью различать степень опасности, мы можем добиться нужного результата. Теперь давайте представим картину шире и всесторонне рассмотрим то, что я называю "сознательным браком". Вначале дадим определение: сознательный брак - это когда отношения партнеров стимулируют их максимальный взаимный психологический и духовный рост; это союз, действующий на основе ясного понимания главных движущих сил подсознания и учета их влияния; цель этого союза - обрести чувство уверенности, залечить психологические раны детства, вновь стать целостной личностью.

Какие же изменения в восприятии отношений с партнером и в поведении отличают сознательный брак от подсознательного? Я постарался сформулировать их следующим образом:
Десять признаков сознательного брака

1. Вы осознаете, что у ваших любовных отношений есть некая скрытая цель - залечить раны детства. Вместо того чтобы фокусироваться исключительно на романтической стороне ваших отношений, вы параллельно еще учитесь распознавать друг в друге нереализованные в детстве качества. Если вам удастся высветить ваши отношения с партнером "рентгеновскими лучами" рационального понимания, вы сможете объяснить многое из того, на первый взгляд, нелогичного и вздорного, что замечаете в вашем избраннике. Поведение партнера перестанет быть источником непонимания, и вы сможете лучше контролировать ситуацию.

2. Вы сами корректируете образ вашего партнера. Когда между вами возникло влечение, вы подсознательно начали отождествлять вашего партнера с людьми, воспитывавшими вас. Позднее вы спроецировали свои отрицательные черты на вашего партнера, и это еще больше исказило его в ваших глазах. Переходя к сознательному браку, вы постепенно избавляетесь от этих иллюзий и все больше видите своего партнера в истинном свете. Он для вас уже не ангел-спаситель, а страдающий от невидимых ран человек, который страстно жаждет исцеления.

3. Вы считаете своим долгом открыто высказывать партнеру все свои просьбы и желания. В рамках подсознательного брака вы придерживаетесь детской убежденности в том, что ваш партнер интуитивно должен угадывать ваши желания. В сознательном браке вы считаете аксиомой, что для лучшего взаимопонимания вам необходимо открыто говорить друг другу о своих потребностях и желаниях.

4. В ваших отношениях появляется больше обдуманности. В подсознательном браке вы часто реагируете инстинктивно и тем самым даете волю "старому" мозгу определять ситуацию проявлением своих примитивных инстинктов. В сознательном браке вы приучаете себя действовать конструктивно.

5. Вы привыкаете ценить потребности и желания партнера наравне со своими. В подсознательном браке вы исходите из того, что задача партнера в вашей совместной жизни - это беспрекословно выполнять ваши желания. В сознательном браке вы преодолеваете в себе этот нарциссуизм и направляете все больше энергии на помощь вашему партнеру.

6. Вы начинаете осознавать скрытые стороны своего "я". В сознательном браке вы открыто признаете, что у вас, как и у любого человека, есть отрицательные черты характера. Взяв на себя ответственность за них, вы не проецируете эти черты на партнера. В результате атмосфера ваших взаимоотношений оздоровляется.

7. Вы узнаете новые способы удовлетворения своих основных потребностей и желаний. Когда идет силовая борьба, вы пытаетесь различными методами заставить партнера выполнить ваши желания. Если вы будете более чутким к своему партнеру, то скоро поймете, что он может стать поистине неиссякаемым источником ваших духовных сил - для этого нужно только отказаться от агрессивной тактики и быть более терпимым.

8. Вы пытаетесь отыскать в себе силы и способности, которых вам раньше недоставало. Одной из причин вашего влечения к партнеру были те его сильные стороны и способности, которых не хватало вам. Рядом с партнером вы получили иллюзию чувства собственной целостности. В сознательном браке удается постигнуть, что единственным способом вернуть чувство внутреннего единства может быть развитие ваших скрытых способностей.

9. Вы получаете большее представление о вашем стремлении любить и быть цельной натурой, то есть быть частью Вселенной. Вы родились с данной Богом способностью безотчетно любить окружающий вас мир и ощущать свое с ним единство. Социальные условия и неправильное воспитание привели к утрате вами этих качеств. В сознательном браке вы начинаете вновь открывать свою первоначальную суть.

10. Вы осознаете трудность создания полноценного брака. В подсознательном браке вы верите в то, что для счастливого брака достаточно лишь выбрать надежного, любящего, достойного партнера. В сознательном браке вы отдаете себе отчет в том, что самое главное - это самому быть достойным партнером. Получая более трезвое представление о любовных отношениях, вы понимаете, что настоящий семейный союз подразумевает соблюдение взаимных обязательств, требует дисциплины и стремления к духовному совершенствованию. Сделать семейную жизнь счастливой непросто.
Особенно внимательно прочтите пункт 10, убеждающий в необходимости осознать и стремиться преодолеть трудности, возникающие при создании полноценного, счастливого брака. Выполнение предыдущих девяти рекомендаций не принесет желаемого результата, если вы не будете стараться измениться в лучшую сторону.
Стать любящим человеком

Для всех нас характерно вполне понятное желание прожить жизнь, чувствуя себя детьми. Мы не хотим прилагать больших усилий, мы хотим получить желаемое с наименьшей затратой собственных сил. Этот приоритет желаний проявляется и в семейной жизни. Мы не хотим сами позаботиться об удовлетворении своих потребностей; нам проще переложить заботы о себе на партнера по браку. В психологии стремление переложить заботы о себе на кого-то называется "экстернализацией" и служит источником многих зол в этой жизни.

Я помню, как однажды один мой клиент по имени Уолтер пришел на прием в печальном настроении.

- Что-то случилось? - спросил я его.- Почему вы сегодня так грустны?

- Хэрвилл, - сказал он мне, присаживаясь, - я вдруг понял, что у меня нет друзей, и мне стало страшно.

Я проникся сочувствием к нему:

- Да, я вас понимаю. Это на самом деле ужасно - не иметь друзей.

- Да. Но я не понимаю, отчего это происходит...

Он еще некоторое время продолжал свои излияния ноющим, жалобным голосом, и мне пришлось бороться с нарастающим раздражением, вызванным его инфантильным лепетом. Уолтер зациклился на своем наивном восприятии действительности: он считал, что мир наполнен людьми, которые хотят стать его друзьями, его же задача состоит лишь в том, чтобы найти таких людей.

- Уолтер, - обратился я к нему,- а вы понимаете, почему вы не можете найти себе друзей?

- Нет. Объясните мне! - оживился он.

- Их просто нет. Того, что вы хотите, не существует.- Я дал ему побыть с этой мыслью несколько секунд наедине. Потом наклонился к нему и произнес: - Уолтер, послушайте внимательно! Все люди на земле одиноки. Если вам нужен друг, то дружбу надо создать!

Уолтер не соглашался с тем, что для создания настоящей дружбы нужны время и энергия, и, хотя на работе слыл ответственным и энергичным сотрудником, считал, что для того, чтобы установить доверительные отношения, достаточно просто повстречать близкого по духу человека. Так как Уолтер не признавал того, что дружба возникает постепенно и этот процесс порой очень продолжителен, требует заботливости, чувствительности, внимания, он жил, чувствуя себя бесконечно одиноким.

Пассивное мировоззрение Уолтера проявилось также и в "делах сердечных": он никак не мог найти идеальную женщину. Пережив драму развода (в скандальном судебном процессе его жена отсудила у него родительские права на единственного сына), Уолтер безуспешно пытался найти новую возлюбленную.

Специфика проблемы, возникшей в жизни Уолтера, была в том, что он находился в плену идей и устоявшихся представлений, а не в плену чувств. Он спрятал свою ранимость за стеной своего высокого интеллекта, а это привело к тому, что всякая доверительность отношений с ним стала невозможна. Он ходил на занятия психотерапией около шести месяцев и на каждом занятии слышал то же, что ему говорила бывшая жена: он не открывает никому своих чувств, и поэтому одинок. Но однажды женщина, занимавшаяся с ним в одной группе, неожиданно сумела преодолеть построенную им между собой и окружающим миром стену. "Когда вы говорите о ваших душевных муках,- сказала она,- это не кажется мне убедительным. Когда вы поздравляете меня с успехом, я не чувствую вашей искренности". И Уолтер наконец осознал, что его бывшая жена, негодуя и жалуясь на него, была в чем-то права. "Я думал, что у нее просто несносный характер,- признался он.- Мне никогда не приходило в голову, что она, может быть, в чем-то была и права. Я это понял только сейчас, выслушав мнение обо мне, в общем-то, посторонней женщины".

После этого случая у Уолтера появилось желание разобраться в себе, и он с увлечением стал заниматься терапией, откровенно выражая желание работать над преодолением своих психологических барьеров. Постепенно он оживал в эмоциональном смысле и нашел наконец-то женщину, с которой у него установились добрые отношения. Во время последнего сеанса он поделился со мной своими мыслями о психотерапии. "Вы знаете,- сказал он,- мне потребовалось целых два года, чтобы понять одну простую вещь: для того чтобы были хорошие отношения, надо иметь волю и желание расти и меняться в лучшую сторону. Если бы я знал это лет десять назад, я бы, может быть, до сих пор жил счастливо со своей женой и сыном".

Нельзя упрекать Уолтера за веру в то, что семейная жизнь должна быть легкой и развиваться сама собой. Такова суть человеческого сознания"- желать беззаботной жизни. Когда мы были маленькими детьми, мир не давал нам всего того, что мы желали, и это нас угнетало; когда мир давал нам требуемое, мы успокаивались. В раннем детстве мы построили для себя определенную модель мира и, повзрослев, готовы отстаивать ее, принося в жертву даже свое семейное счастье. Мы не хотим признать, что для того, чтобы быть любимыми, надо сначала самим полюбить. Я имею в виду не букеты цветов, нежные письма или новую технику секса - хотя все это тоже будет вкладом в создание любовных отношений. Но чтобы стать любящим, а не просто влюбленным человеком, мы должны в первую очередь отречься от эгоистичных и ложных заблуждений, которые обсуждали в первой части этой книги. Их надо заменить более конструктивными чувствами и поведением. Надо сломать неверные представления о семейной жизни, о своих партнерах и, в конце концов, о самих себе.
Боязнь перемен

На пути наших стремлений усовершенствовать свои отношения стоит присущая всем нам боязнь перемен. Это одно из фундаментальных свойств человеческой натуры. Даже когда происходят какие-то радостные, приятные перемены, например продвижение по службе, переезд в новый дом, отъезд на отдых, мы все равно ощущаем смутное беспокойство. Все, что так или иначе меняет нашу жизнь, тревожит "старый" мозг. Он озабочен тем, что мы вступаем на территорию, которая не обозначена на его картах и где опасность может поджидать нас на каждом углу.

Желание ни в коем случае не сходить с намеченного пути проявляется даже у малых детей. Когда нашей дочери Ли было два с половиной года, ее старшему брату Хантеру стала мала его кроватка, и мы с Элен решили укладывать в нее Ли. У этой кроватки была низенькая планка для того, чтобы ребенок не скатился во сне на пол. Когда после первой проведенной в этой кроватке ночи Ли проснулась, я услышал знакомый утренний призыв: "Папа! Папа!" Я зашел в комнату и увидел ее сидящей на кроватке и держащейся за эту планку. "Папа! Сними меня!" - попросила она так же, как делала это, когда спала в манеже, откуда самостоятельно выбраться не могла. Я был поражен ее беспомощностью. Ей ничего не стоило перелезть через эту низенькую планку самой или вылезти через отверстие, где планка кончалась. "Ли,- сказал я,- из этой кроватки ты можешь выбираться сама!"

"Нет, не могу,- возразила она, поджав губу.- Я застряну".

"Ли, посмотри сюда",- и я показал ей, где она могла вылезти. Она с недоумением слушала меня. В итоге мне пришлось залезть в кроватку самому и показать, что ей надо сделать. Она неохотно, преодолевая страх, кое-как проделала это сама.

В жизни мне приходилось наблюдать и более драматичные случаи проявления страха перед переменами. По местному каналу телевидения как-то рассказали историю о маленьком мальчике, родившемся с чрезвычайно ослабленной иммунной системой. С самого рождения ему пришлось находиться в изолированном пространстве пластиковой камеры. Любящие родители постоянно находились рядом с ним, но за прозрачной стенкой камеры, и касаться его они могли только через специальные герметически закрытые отверстия, оснащенные стерильными резиновыми перчатками.

В возрасте примерно пяти лет ему проделали успешную пересадку костного мозга, и после проведенных исследований врачи решили, что его иммунная система достаточно крепка и ему уже не обязательно жить в этом изолированном мире. Когда его выписали и пришло время забирать его домой, камеру открыли, и счастливые родители протянули ему свои руки для объятий. Наконец-то они могли обнять и поцеловать свое чадо! Но, к всеобщему изумлению, мальчик забился в угол камеры. Родители звали его, но он не отвечал. Отец вынужден был заползти внутрь и вытащить ребенка оттуда. Оказавшись вне своего привычного убежища, ребенок начал плакать. Ведь всю свою короткую жизнь он прожил в маленькой камере, и теперь комната показалась ему угрожающе огромной. Родители ласкали, целовали ребенка, но он не проявлял ответных чувств и стремился вырваться из их объятий.

В последней части этой передачи было показано, как комфортно теперь мальчику живется в этом мире по сравнению с миром пластиковой камеры. Но то, как он вел себя в день своего "освобождения", убедило всех, что страх незнакомого был сильнее, чем естественное для ребенка желание познать окружающий мир.

Этот маленький мальчик прожил пять лет внутри своей камеры. Супружеские пары, приходящие ко мне на консультации, имеют за плечами многие годы совместной жизни, прожитые в ограничивающем свободу, подавляющем рост пространстве неблагополучных семейных отношений. Прожив столько лет просто по привычке, они, естественно, испытывали сильное неприятие перемен. Я прошу их не только попробовать испытать тревожное ощущение новых отношений, но и противостоять боли и страху, накопившимся в них за десятилетия супружеской жизни.
Земля обетованная

Чтобы дать вам представление о трудностях создания сознательного брака, я хочу кратко пересказать историю о том, как пророк Моисей вел свой народ к Земле обетованной. Это библейское сказание дает наглядную картину сущности человеческой психики. Сказание гласит:

"Много веков назад израильтяне были могучим племенем, живущим вблизи побережья Средиземного моря. На их земли пала засуха, и, для того чтобы спастись, израильтяне мигрировали на юг Египта, где закрома ломились от зерна. Но бесплатного зерна быть не могло - израильтяне стали рабами Египта. С ними обращались как с животными, заставляя выполнять тяжелую физическую работу. Четыре века терпели израильтяне унизительный египетский плен. И вот нашелся среди израильтян человек по имени Моисей, который сказал им: "Хватит терпеть горе. Для нашего народа в этой земле нет будущего, ибо уже несколько поколений израильтян живут в боли и страданиях. Вы забыли заветы предков. Вы не рабы египетские - вы вольные сыны великого бога Яхве! Ваш отец - это бог всех богов, и вы - избранный народ".

Слова Моисея нашли отклик в сердцах израильтян, и они начали осознавать свое духовное рабство. Они стали беспокойными, разочарование поселилось в их сердцах (именно в таком состоянии многие пары приходят ко мне на консультации).

Влекомые идеей о Земле обетованной, израильтяне последовали за Моисеем, но к трудностям такого путешествия не подготовились, а в Божью защиту слабо верили. Когда они подошли к берегу Красного моря - первой преграде на их пути,- многие израильтяне стали упрекать Моисея: "Ты выманил нас из удобных домов, обещая лучшую жизнь. Теперь же на нашем пути встало бескрайнее море! Разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? Что это ты сделал с нами?"

Моисей и сам не был уверен в том, что нужно делать, но твердо знал одно: вера даст путь к спасению. Пока он думал о судьбе своего народа, огромная туча пыли закрыла горизонт. Израильтяне с ужасом поняли, что это приближается многотысячное египетское войско, чтобы забрать их назад в плен.

В этот момент Моисей простер руку - и сильный восточный ветер волшебным образом разомкнул воды Красного моря. Испытывая благоговейный ужас при виде этого великого чуда, израильтяне бросили последний взгляд на египетскую землю, которую считали своим домом, и со страхом в сердце последовали за Моисеем "среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону". Затем Моисей вновь простер руку свою на море, и возвратилась вода в свое место, поглотив египетское войско.

Но недолго радовались израильтяне своему чудесному спасению. Осмотревшись вокруг, они поняли, что находятся на краю огромной, безжизненной пустыни. И вновь они взрыдали в отчаянии: "Ты нарушил наш покой. Ты увлек нас в долгий путь. Нас чуть не схватили египтяне. Мы могли утонуть в море. А теперь мы одни здесь, в этой забытой Богом земле без пищи и воды!"

Несмотря на стоны и слезы, у израильтян не было иного пути, кроме пути вперед. Месяц за месяцем шли они по незнакомой земле. Много трудностей было на их пути, но Господь был милостив и чудесным образом облегчал их страдания. Израильтяне дошли до конца пустыни. Моисей сказал, что там, за гребнем гор, лежит Земля обетованная. Люди, посланные туда, вернувшись, сообщили плохие вести: "В Земле обетованной действительно текут молочные и медовые реки, но земля эта уже занята другим народом. Там живут канааниты - гигантские создания более двух метров ростом!" Толпа израильтян в ужасе заволновалась и в очередной раз многие вспомнили безопасную и привычную жизнь в Египте.

Сам Господь Бог в этот момент обратился к ним с небес: "Вижу, что нет в вас веры и никак вы не забудете Египет. Судьбою вашей будет бродить еще сорок лет в пустыне, пока не вырастет новое поколение ваших детей, не помнящих плена египетского. Только потом вступите вы на Землю обетованную". Еще сорок лет израильтяне стояли лагерем в пустыне. Дети родились и выросли, а старики умерли. И тогда появился новый лидер, который возглавил трудный поход народа израилева за освобождение Земли обетованной от канаанитов".
Чем эта знаменитая история может нам помочь при изучении брака? Одной из первых истин будет то, что большинство из нас несет бремя совместной жизни словно вслепую, по привычке. Подобно израильтянам, четыреста лет бывшим в египетском рабстве, мы забыли, каковы мы на самом деле. Как писал Уордсворт, мы приходим в этот мир "окруженные сиянием", но огонь быстро меркнет, и мы уже не осознаем себя целостными, одухотворенными созданиями. Мы живем привычной, унылой, неблагодарной жизнью и виним в этом наших партнеров.

Еще эта история убеждает нас в том, что все мы находимся в плену у страха перемен. Когда я прошу супругов попробовать изменить стереотипы своего поведения, они даже сердятся на меня. Их сознание сопротивляется; они готовы скорее разрушить семью и разделить имущество, чем согласиться относиться друг другу по-новому. Они, подобно израильтянам, увидевшим Красное море, трепещут перед видом чего-то незнакомого, внезапно открывшегося, хотя путь открыт. Потом, когда супруги пускаются в непростое путешествие, их переживания можно сравнить со страхом народа израилева перед преследующими их египтянами и двухметровыми чудовищами. Но, в отличие от израильтян, враг находится внутри них: это отвергнутые и подавленные качества их истинной натуры, которые угрожают всплыть в сознании.

И наконец, последняя истина в истории о походе Моисея заключается в том, что мы ожидаем от жизни наград, причем легко и без принесения жертв. Так же, как израильтяне жаждали увидеть Землю обетованную подобной Эдему - райскому саду, подаренному Богом Адаму и Еве,- мы хотим, вступив в брак, вылечить все наши болезни. Мы хотим жить как в прекрасной сказке, где очаровательные принцессы встречаются с прекрасными принцами и они вместе живут еще более счастливо. Но Земля обетованная предстала перед израильтянами только как возможность, как шанс создать новую реальность, куда затем можно будет войти. Точно так же и в браке: когда мы увидим в нем потенциальную возможность перемен к лучшему и духовного самосовершенствования каждого из партнеров, мы начнем удовлетворять и свои подсознательные устремления.
О чем мы будем говорить дальше

Эта глава является чем-то вроде разделительной черты, в книге. Вплоть до этого момента я подробно описывал суть подсознательного брака, характеризуемого проявлениями деятельности "старого" мозга. Далее в этой книге я постараюсь объяснить то, как можно преобразовать ваш семейный союз в систему более осознанных, стимулирующих взаимный рост отношений. Вот краткий обзор того, что будет представлено в последующих главах. В главе 7 исследуется ставшее в последнее время старомодным понятие супружеской верности и объясняется, почему оно является необходимым предварительным условием духовного роста. В главе 8 показано, как превратить супружескую жизнь в зону отдыха от тревог, способную возродить чувства романтической любви. В главе 9 описываются некоторые способы познания себя и своего супруга. В главе 10 исследуется парадоксальная идея, суть которой заключается в том, что единственным способом удовлетворить оставшиеся в подсознании потребности детства является стремление с полной самоотдачей добиваться удовлетворения потребностей партнера. В главе 11 мы поговорим о том, как можно трансформировать свой гнев и дать ему безопасный выход в рамках ваших отношений. Глава 12 - это интервью с двумя парами, которые удачно совершенствуют свои отношения с целью создания сознательного брака. В части 3 приведены серии упражнений, которые помогут опробовать на практике изложенные в книге идеи. Важно, однако, не забегать вперед и сначала прочитать части 1 и 2. В этом случае вы лучше поймете смысл этих упражнений

Глава 7. Ни шагу назад.
Прожить жизнь в счастливом союзе двух сердец, заключенном до конца дней,- вот чудо брака.
ДЭНИ ДЕ РУЖИОН
Когда пара в первый раз приходит ко мне на консультацию, мне о них известно очень мало. Единственное, что я могу с определенностью сказать,- это то, что они в той или иной степени "увязли" в силовой борьбе. Они могут быть на любой стадии этой изматывающей дороги. Такой парой могут оказаться новобрачные, находящиеся в шоке после того, как обнаружили, что заключили союз по ошибке, или люди средних лет, старающиеся справиться со стрессами, возникшими из-за столкновения интересов, из-за сложных отношений с детьми-подростками или из-за бесконечных ссор. Это может быть и пара более старших по возрасту людей, утративших чувства друг к другу и подумывающих о разводе. Но, независимо от обстоятельств, я могу безошибочно сказать, что у всех у них прошла стадия романтической любви в браке и они вступили в стадию конфликтных отношений.

Раньше и я, и многие мои коллеги использовали в своей работе подход, основанный на глубоком проникновении в детали силовой борьбы. В течение нескольких первых сеансов я старался определить основные проблемы данной пары: связаны ли они с интеллектуальным общением, с сексуальными отношениями, с денежным положением, с вопросами воспитания детей, с несбывшимися ожиданиями в распределении семейных ролей, злоупотреблением алкоголя или наркотиков и т. д. В течение последующих нескольких месяцев я помогал им решить эти проблемы. Важным этапом терапии было обучение супругов умению конкретно сообщать друг другу о своих переживаниях: "Что вы подумали, когда Джордж так поступил?" В конце каждого сеанса я помогал им заключить соглашение, которое регламентировало их действия. Джордж, например, должен был делать Мэри не менее одного комплимента в день, а Мэри соглашалась выражать свое недовольство Джорджу в открытой форме, вместо игры в молчанку. Это были обычные ориентированные на конкретные супружеские проблемы консультации для семейных пар.

За то время, которое мы проводили вместе, партнеры узнавали о себе многое и учились коммуникабельности. Но, к моему разочарованию, немногие из них затем проявляли способность подняться выше силовой борьбы. Вместо того чтобы спорить и пытаться разрешить те проблемы, которые привели их к необходимости заняться терапией, они в моем присутствии начинали пререкаться по поводу того, кто из них первый нарушил достигнутые предварительно договоренности. Порой мне казалось, что моя функция как психотерапевта заключалась только в подсчете числа конфликтов и их классификации.

В те далекие дни, когда я только начинал свою практику, моя работа контролировалась советником, с которым я и поделился своими разочарованиями. Что я делал не так? Почему мои пары так подолгу не добивались улучшения отношений? Мне даже казалось, что плодами моей работы являются новые поводы для ссор между супругами. Мой советник понимающе улыбался и ворчливо упрекал меня за мой вполне законный интерес к тому, желают на самом деле или не желают мои клиенты менять свою жизнь. Если они захотят ее менять, убеждал он меня, они ее поменяют, но это уже не наши проблемы. Возможно, я путал стоящие перед ними задачи со своими. Советник напоминал мне, что моя роль заключалась в том, чтобы помочь людям понять суть своих проблем и научить их определенным правилам отношений.

Только спустя несколько лет я открыл для себя, что эффективная терапия брачных отношений не может концентрироваться вокруг мелких разногласий, ибо за этими незначительными проблемами стоят неудовлетворенные потребности детства, решение проблем коммуникабельности и взаимные соглашения о принципах поведения не затрагивают напрямую эти более глубокие противоречия. Для того чтобы стать более эффективной, терапия брака должна исследовать глубинные причины конфликтов. Взяв на вооружение эту мысль, я начал работать с парами более интенсивно, отыскивая первопричинные противоречия, обуславливающие конфликты.
Необходимость взятия на себя обязательств

Поскольку супружеские отношения каждой пары уникальны, мой подход к каждой паре представляет собой смесь готовых рецептов и импровизации. Иногда курс терапии для семейной пары назначается по заранее намеченной программе, но намного чаще мне приходится специально приспосабливать мои методы к особенностям той или иной пары. Если они переживают кризисный период, например после обнаруженной измены, я учитываю это и вначале уделяю основное внимание снятию шока и чувства боли. Бывают случаи, когда муж и жена приходят ко мне на первый сеанс и не могут объяснить свое состояние. Тогда мне приходится провоцировать между ними конфликт. Пока они не поймут суть своих проблем, им трудно будет их разрешить.

В течение нескольких первых сеансов я заостряю внимание пациентов на некоторых основных терапевтических принципах, которые, в определенном смысле, можно считать основными правилами для выполнения упражнений, приведенных в части 3 этой книги. Одно из первых правил заключается в том, что пары должны согласиться не менее, чем на двенадцать последовательных сеансов терапии. Уважительными причинами для неявки на сеанс могут быть только чрезвычайные обстоятельства. Я требую такого строгого обязательства потому, что по собственному опыту и по статистическим данным знаю: большинство пар бросает терапию после трех - пяти сеансов, а именно в этот период начинают проясняться подсознательные причины конфликтов, и люди, ощущая это, испытывают чувство тревоги. Мы все знаем, что лучший и проверенный способ избавиться от тревоги - устранить ее источник. Некоторые пары жалуются, что терапия им не помогает, и прекращают сеансы. Другие говорят, что у них нет времени на это. Одним словом, причина всегда найдется, поэтому я и настаиваю на обязательном посещении хотя бы двенадцати сеансов. Во многих случаях для пар было бы полезным заниматься терапией более длительный период, более трех месяцев, но три месяца - это уже минимально достаточный срок, чтобы партнеры сумели побороть в себе первоначальное сопротивление.

Когда вы начнете выполнять упражнения, у вас тоже может возникнуть желание бросить все это. Некоторые упражнения выполняются легко, кажутся даже забавными. Но есть и такие, которые дают вам больше информации о себе и могут стимулировать ваш внутренний рост, способствовать самосовершенствованию. Упражнения будут требовать все большей отдачи, поэтому соблазн все бросить или упростить упражнения будет нарастать. Именно на этом этапе вам нужно дать себе честное слово довести дело до конца.

Моя следующая задача при работе с парами - помочь им описать картины представляемых ими идеальных отношений. Еще до того, как они начинают излагать мне свои претензии друг к другу, я прошу их рассказать, какими они видят идеальные отношения. Выраженные по этому поводу пожелания направляют энергию супругов от недовольства прошлым и настоящим к сулящему надежды будущему. У терапии появляется цель с конкретными очертаниями.

Оказывается, что парам очень легко удается создать такую картину, даже тем, кто, казалось бы, окончательно разругался. Для начала я прошу каждого партнера произнести несколько дающих положительный настрой предложений, начинающихся со слова "мы" и описывающих, какими бы были устраивающие их отношения. Необходимо, чтобы эти предложения были построены в настоящем времени, словно все представляемое вполне реально. Вот несколько примеров: "Нам нравится быть вместе", "Наше финансовое положение прочно", "Мы больше времени проводим вместе, занимаясь тем, что доставляет нам взаимное удовольствие". Всего за один сеанс они способны представить картину желанных отношений; при этом появляется возможность выделить что-то общее у обоих партнеров и объединить это как общую цель.

Когда картина отношений создана, я прошу пары изложить все на бумаге и как можно чаще в дальнейшем читать это как текст аутогенной тренировки. Постепенно, после многократных повторений, картина закрепляется в подсознании.
Решение "сжечь мосты"

Когда картина отношений создана, а это происходит обычно на втором или третьем сеансе, я прошу пары дать второе обязательство - жить вместе первые три месяца терапии. Для чего это нужно, надеюсь, понятно без слов. Никакая терапия не даст результатов, если нет совместной жизни как таковой. Они обязуются по крайней мере три этих месяца не уходить друг от друга и тем более не прекращать отношения каким-либо грубым, страшным способом (например, самоубийством). Хотя большинство моих клиентов и рассматривают уход и развод как средство "спокойного" прекращения отношений, есть и такие, кто заявляет об опасении сойти с ума, а кое-кто рисует в воображении и более страшные сцены. Решение закрыть все эти пути к отступлению я называю решением "сжечь мосты". Когда вы начнете разбирать задания в части 3 этой книги, вы увидите, что решение "сжечь мосты" - это одно из первых упражнений, которые вам будет предложено выполнить.
Динамика отношений "изоляциониста" и "прилипалы"

Муж и жена часто проявляют противоположную реакцию на решение "сжечь мосты". Обычно один из партнеров чувствует облегчение, другой же ощущает угрозу. Облегчение обычно чувствует "прилипала" - тот, кто вырос с неудовлетворенной в детстве потребностью в привязанности. Угрозу же чувствует "изоляционист" - тот, кто имеет неудовлетворенную потребность в самостоятельности. "Прилипала" чувствует облегчение после заключения подобного соглашения, потому что хотя бы на три ближайших месяца ему гарантировано снижение силы подсознательного страха быть покинутым. У "изоляциониста" причина чувствовать смутную угрозу обусловлена тем, что соглашение закрывает для него жизненно важные пути к самостоятельному уходу и пробуждает в нем страх быть подчиненным воле другого. То есть решение "сжечь мосты" у одного партнера пробуждает страх, а у другого, наоборот, заглушает его.

В течение срока действия соглашения я стараюсь облегчить тревоги клиента, ощущающего себя в ловушке. Я напоминаю ему, что временное соглашение заключено всего на три месяца, после чего он или она могут считать себя свободными от обязательств. Поскольку три месяца-это не такой уж большой строк, большинство клиентов соглашаются на предлагаемые условия. Кроме того, я, например, объясняю "изоляционисту", что соглашение о "сжигании мостов" сделает партнера-"прилипалу" менее навязчивым. "Ваш партнер считает необходимым проявлять к вам повышенное внимание потому, что часто не может понять ваше состояние,- объясняю я "изоляционисту".- Когда вы принимаете решение остаться вместе и совершенствовать свои отношения, ваш партнер успокаивается и не испытывает стремления не отходить от вас ни на шаг". Кстати, как ни странно, выполняя соглашение сохранять отношения в течение трех месяцев, "изоляционисты" обычно приобретают больше "психического пространства", чем у них было раньше.

Отношения "прилипала" - "изоляционист" после заключения соглашения о "сожжении мостов" усложняются. До этого каждый день своей совместной жизни партнеры бились о невидимую границу их отношений в попытке удовлетворить, соответственно, потребность в самостоятельности и в привязанности. Большую часть времени каждый из них фиксировал свое сознание на своей потребности: один по привычке делал шаг вперед, другой по привычке отступал назад. Некоторые пары зацикливались в этом непрекращающемся танце на весь период их отношений.

И вдруг все изменилось. По каким-то причинам тот, кто обычно наступал, стал вдруг отступать. Тот, кто отступал, в недоумении осматривается: где преследователь? Ко всеобщему изумлению, "изоляционист" вдруг открывает в себе невостребованную жажду к близости, к доверительности. Картина изменилась полностью, и преследование начинает уже "изоляционист". Впечатление такое, что все партнеры негласно поддерживают некую критическую балансовую дистанцию между собой, независимо от своих привычных ролей.
Живя вместе, можно жить порознь

Одна из пар, с которой мне довелось работать, достигла истинных высот в этой игре "шаг вперед, шаг назад". То, что у них уже три года не было интимной близости, красноречивее всего говорило о том, насколько далеко зашла их разобщенность. В качестве терапевтического предписания я попросил их провести всего один день вместе, занимаясь чем угодно, что принесет им обоюдное удовольствие. Они договорились на следующий день (а это была суббота) поехать за город и затем отужинать вместе.

На следующее утро жена предложила захватить с собой еще одного общего друга. Она объяснила это тем, что они с ним давно не виделись и к тому же он тоже любит бывать на природе. Мужу эта идея не понравилась, ведь главной целью было провести время вдвоем. Зачем же нарушать предписание? Они долго и горячо спорили; муж в конце концов уступил. Жена сообщила это по телефону другу, который с радостью согласился поехать с ними.

Они втроем сели в машину и отправились за город. Мужчины сели в машине спереди, сказав, что у них ноги длиннее и так им ехать удобнее. Женщина села сзади и всю дорогу читала книгу. Во время поездки разговор возникал только либо между мужем и другом, либо между женой и другом, но ни разу между супругами.

Когда они вернулись в город, друг уехал домой, а супруги, методично выполняя мое предписание, отправились ужинать в ресторан с музыкальным шоу. В ресторане муж предложил выбрать столик поближе к сцене, чтобы было лучше видно. Они ужинали и сначала пытались вести беседу, но потом оставили свои попытки, так как музыка заглушала их голоса. Они вышли из ресторана ровно в четверть десятого, чтобы успеть домой к началу любимой телевизионной программы. Дома уже все развивалось по стандартной схеме: каждый приготовил себе коктейль, после чего оба уселись напротив телевизора. Жена в одиннадцать, как обычно, отправилась спать (предварительно по заведенному ритуалу сказав мужу, чтобы тот не увлекался выпивкой), а муж просидел до часа ночи, потягивая виски и уставившись в телевизор. Одним словом, им удалось легко и непринужденно провести весь день вместе, но практически не общаясь между собой. Сами того не осознавая, они жили в состоянии условного развода.
Условный развод

В той или иной степени большинство пар, втянувшихся в силовую борьбу, ведут себя похоже: они выстраивают свой образ жизни так, что для истинной близости и доверительности просто нет места, причем при этом часто проявляют чудеса изобретательности. На задаваемый моим клиентам простой вопрос: "Каким образом ваш партнер избегает вас?" - я получал ответы, из которых можно составить список более чем в триста вариантов. Приведу некоторые из них. Итак, по утверждению моих клиентов, их партнеры: читают романы о любви, пропадают в гараже, висят на телефоне, слишком много времени уделяют детям, не пропускают ни одного мероприятия церковной общины, не вылезают из своей моторной лодки, постоянно гостят у своей мамочки, изменяют им, боятся смотреть в глаза, с утра до вечера читают газеты, валяются на диване, фанатично занимаются спортом, стараются приходить домой как можно позднее, имитируют сексуальное возбуждение, все время жалуются на то, что плохо себя чувствуют, просят отстать от них, выпивают каждый вечер, пропадают почти каждый вечер в бизнес-клубах, отказывают в интимной близости, хотят секса, но не проявляют любви, все время проводят на теннисном корте, думают только о еде, пробегают трусцой по десять миль в день, каждый уик-энд уезжают на рыбалку, с утра до вечера ходят по магазинам, снимают для себя отдельную квартиру, играют в молчанку, употребляют наркотики, круглосуточно занимаются домашним хозяйством, занимаются онанизмом, играют на гитаре, держат деньги на отдельных счетах, ищут повода для ссоры, читают журналы мод, разгадывают кроссворды, отказываются законно зарегистрировать брак, болтаются по пивным и так далее. Тот факт, что так много людей стремятся создать "зоны отдыха" друг от друга, наводит на мысль: почему столько времени и сил тратится на то, чтобы избегать общения с партнером? Причины может быть только две: гнев и страх. Почему гнев? Во время периода романтических отношений людям кажется довольно легко быть близкими друг к другу, поскольку они ожидают выполнения желаний. Партнеры видят друг в друге мамочек и папочек, докторов и психотерапевтов в одном лице. Только спустя месяцы или годы, когда они осознают, что их партнеры движимы своими, а не их интересами, возникает гнев и чувство, что их предали. Молчаливое соглашение нарушено. В качестве ответной меры воздвигаются эмоциональные баррикады. Суть претензий можно выразить фразой:

"Я злюсь на тебя за то, что ты не удовлетворил(а) мои потребности". После этого начинается поиск удовольствий и удовлетворения потребностей на стороне. Они повсюду ищут духовного удовлетворения. Примеров тому множество: не спешит домой с работы, хотя его рабочий день давно кончился; жена весь вечер читает вслух книжки детям, а ее муж в это время смотрит по телевизору все передачи подряд - таким образом, супруги стараются получить любым способом то, чего им не хватает в рамках отношений с партнером.

Еще одной причиной избегать близости может быть страх, а именно страх боли. На подсознательном уровне многие люди воспринимают своих партнеров как врагов. Любой человек - неважно кто: родители, супруг, сосед - может восприниматься "старым" мозгом как источник удовлетворения потребностей и заносится в своеобразный "черный список", если они эти потребности не выполняют. Ведь они, если подойти формально, являются источником боли, несут смертельную угрозу. Если ваш партнер не возится с вами как с маленькими и не удовлетворяет ваши основные запросы, часть вашего "я" испытывает страх боли, причем этот страх ассоциируется с вашим партнером. Когда этот подсознательный страх усиливается еще и словесными угрозами, и физическими действиями, партнер становится потенциальным врагом. Поэтому можно сказать, что некоторые подсознательно избегают своих партнеров не потому, что хотят отдохнуть от них, а потому, что спасаются от смерти.

В большинстве случаев страх партнера подсознателен. На уровне сознания человек чувствует легкую тревогу в присутствии своего партнера и желание быть в окружении других людей или заняться какой-либо деятельностью. Случается, что страх приобретает вполне отчетливые очертания. Одна клиентка рассказывала мне, что чувствовала себя по-настоящему в безопасности рядом со своим мужем только в моем офисе на приеме. А он никогда в жизни пальцем ее не тронул и даже не угрожал ей. Однако их отношения были настолько напряжены, что женщина была убеждена в угрожающей ее жизни опасности.
Закрывая свои "убежища"

Не так важно, каковы причины того, что партнеры избегают друг друга. На начальном этапе курса терапии важно, чтобы пары постепенно укрепляли отношения. Пока партнеры не закроют свои многочисленные "убежища", в которых они обычно прячутся друг от друга, их всегда будет тянуть к удовольствиям на стороне. Но если эти "убежища" связаны с детьми или с повышением по работе, то здесь категоричное решение всегда будет бестактным. В этих случаях партнерам надо предварительно расставить все точки над "i".

Как это ни удивительно, но для многих партнеров согласиться закрыть свои маленькие "убежища" от семейной жизни труднее, чем "сжечь мосты": то есть договориться о том, чтобы меньше времени проводить у телеэкрана для некоторых труднее, чем договориться отказаться от развода. Отчасти это можно понять - ведь люди лишаются удовольствий. А так как поначалу эти удовольствия не компенсируются, люди отказываются от них очень неохотно. Кроме того, партнеры, если они перестают уходить в свои "убежища", большее количество времени находятся под пристальным взглядом друг друга и вновь разочаровываются, злятся и испытывают чувство страха. Они ведь перед этим так долго искали и наконец нашли спасение от этих ощущений, построив себе "убежища".

Помогая парам преодолеть сопротивление и стать более близкими друг другу, я полагаюсь на так называемый принцип "постепенного изменения". Основная его идея заключается в том, что для выполнения сложной задачи ее нужно предварительно разбить на отдельные фрагменты. А уже на следующем этапе классифицировать эти фрагменты по степени сложности. Если выполнять задачу поэтапно, она будет легкорешаемой.

В части 3 вы найдете подробные рекомендации, как устранить "убежища". А сейчас я охарактеризую весь процесс в целом. Давайте представим двух человек, у которых напряженные отношения. Чтобы заполнить образовавшуюся пустоту, каждый нашел способ получения удовольствий вне брака. Какие "убежища" может построить женщина? Помимо забот о воспитании детей и стремления сделать служебную карьеру, она может принимать активное участие в общественной жизни, входить в совет церковной общины, заниматься спортом, музыкой или полностью отдаваться чтению. Все это помогает ей уходить от отчаяния из-за не удовлетворяющих отношений с партнером. Но при этом вся энергия уходит не на улучшение отношений, а растрачивается на другие дела.

Если такой женщине будет необходимо снизить свою активность, она прежде всего должна сама для себя четко определить, какие виды деятельности являются для нее "убежищем" от семьи. Наверняка она будет колебаться и ей будет жалко отказываться от чего бы то ни было. Когда вы начнете выполнять соответствующее упражнение (часть 3), вы поймете, что непросто установить границу между "убежищем", действительно важными делами и необходимым отдыхом. Ответить будет проще, если сформулировать вопрос так: "Занимаюсь ли я этим отчасти потому, что хочу меньше времени быть рядом с супругом (супругой)?" Почти каждый способен честно ответить себе на этот вопрос.

Теперь давайте представим, что женщина задала себе этот вопрос и установила те виды деятельности, которые она сократит или вообще прекратит. Затем она определит степень трудности поставленных задач и начнет выполнять их, начиная с самого легкого: например, заниматься бегом трусцой три раза в неделю, а не пять; читать в обеденный перерыв, а не вечером дома. Она может решить, что хотя и трудно, но возможно найти себе замену в совете церковной общины. Кое-что, конечно, может составить трудности, но, сделав усилие над собой и выполнив первые две, относительно несложные, задачи, женщина высвободит сразу несколько часов в неделю, которые она может провести с партнером. Это будет хорошим началом. А остальное со временем встанет на свои места.

Одновременно с ней подобный процесс должен начать и ее муж (или партнер). Он тоже должен проанализировать свои занятия, определить свои "убежища" и начать постепенно их сокращать. Результатом этих действий должно стать значительное увеличение времени, которое он и она будут проводить вместе.

Следует сказать, что реакция на такие перемены в образе жизни бывает разная. Некоторые пары рады появившейся возможности больше общаться. Другим кажется, что, устранив "убежища", они тем самым закрыли для себя пути бегства при возникновении напряженности. Но тем не менее положительным результатом можно считать то, что супруги усвоили эти упражнения; теперь они пришли к пониманию причин того, почему старались избегать друг друга, а это уже важный шаг вперед в терапии.
Пока смерть не разъединит нас

Когда я добиваюсь от пар выполнения всех этих обязательств: во-первых, пройти как минимум двенадцать сеансов; во-вторых, уметь создать картину желанных для обоих отношений; в третьих, жить вместе в течение намеченного в договоренности срока; в-четвертых, постепенно устранить свои "убежища" - я даю им понять, что все эти условия служат одной главной цели: быть вместе, дать друг другу обязательство пройти вдвоем весь жизненный путь. Хотя это решение не может созреть у них в начале курса терапии, я все же хочу, чтобы они знали, что для достижения максимального психологического и духовного роста им следует думать не о том, как прожить вместе эти три месяца или даже три года, а осознать необходимость сохранения своего союза на всю оставшуюся жизнь. Противоречия, заложенные в психику в детстве, таковы, что их нельзя разрешить сразу. Они проявляют себя постепенно, и сначала наиболее заметны лишь самые явные. Иногда проблеме нужно проявиться несколько раз, прежде чем она будет выявлена как серьезное противоречие. А иногда истоки психологической потребности так глубоки, что, как правило, внезапно всплывают только в периоды острых кризисов. А вообще, как это ни парадоксально, супругам надо прожить всю жизнь вместе, чтобы распознать и залечить раны детства.

В рамках культуры, признающей моногамные отношения полов нормой жизни, идея верности одному партнеру обсуждается испокон веков. Ставившийся в 50-е годы вопрос: "Можно ли спасти этот брак?" - в наши дни звучит так: "Нужно ли спасать этот брак?" И миллионы пар отвечают "нет". Самое удивительное заключается в том, что многие разводящиеся считают, что они только теперь обретают возможность расти как личность. Согласно этой, ставшей популярной, точке зрения, люди растут и изменяются только вне брака, и в этом высший смысл развода. Люди убеждены, что только после развода, оглядываясь на прожитые в супружестве годы, можно осознать все ошибки, допущенные в совместной жизни, и попытаться все с самого начала делать иначе, уже с новым партнером. Но пока получившие развод супруги не осознают, какие из их подсознательных желаний обусловили распад предыдущего брака, и не научатся их удовлетворять с новым партнером, на пути нового корабля их супружеской жизни могут встретиться те же самые подводные рифы. А ощущение роста и положительных изменений перед повторной женитьбой является иллюзией: это всего лишь преломленная душевная боль, появляющаяся при переходе от одного устоявшегося стереотипа поведения к другому.

Любопытно, что чем больше я исследовал психологию любовных отношений, тем чаще обнаруживал сходство своих взглядов с мнениями самых консервативных апологетов брака. Я пришел к убеждению, что супруги должны делать всё возможное, чтобы сдержать данную в день свадьбы клятву быть вместе, что называется, "до гробовой доски", и не по моральным, а по психологическим причинам: верность и преданность - это условия счастливой супружеской жизни, которые диктует нам наше подсознание.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


Глава 6. От подсознательного к сознательному
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации