Контрольная работа - Нормативизм Г. Кельзена - файл n1.doc

Контрольная работа - Нормативизм Г. Кельзена
скачать (109.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc110kb.14.09.2012 21:33скачать

n1.doc




Дисциплина: История политических и

правовых учений

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
На тему «Нормативизм Г. Кельзена»
Санкт-Петербург

2010

СОДЕРЖАНИЕ.


СОДЕРЖАНИЕ. 2

1.Краткая биография и научные заслуги Г.Кельзена. 4

2. Нормативизм Г. Кельзена 5

3. Понимание права и государства Г.Кельзеным 9

Заключение 13

Введение

Научный интерес и актуальность работы состоит в том, что неоспоримым вкладом в теорию и практику конституционного контроля межвоенного периода являются труды автора проекта и редактора последнего варианта Конституции Австрии 1920 г., основателя нормативизма («венской школы», «чистого учения о праве») Ганса Кельзена. Вместе с тем, в его учении есть ряд спорных моментов.

Политико-правовое учение нормативизма своими корнями восходит к формально-догматической юриспруденции XIX в. Оно сложилось на основе принципов, выработанных в юридическом позитивизме, и представляет собой реакцию на распространение в современном западном правоведении социологических, психологических и новейших этико-философских концепций.

Цель работы – рассмотреть политико-правовое учение Г.Кельзена.

Задачи работы:

  1. Дать описание краткой биографии и научным заслугам Г.Кельзена.

  2. Рассмотреть нормативизм Г.Кельзена.

  3. Дать характеристику пониманию права и государства Г.Кельзеным

Представители нормативизма признают, что право состоит из норм, но содержание этих норм выводится ими не из материальных условии-жизни общества и зависимой от этих условий воли господствующего класса, а из какого-то абстрактного и самостоятельного принципа. Нор­мативизм вобрал в себя как старые, сложившиеся еще до XX в. теории, объясняющие содержание правовых норм либо потребностями «разграничения интересов», либо «общей волей» и т. д., так и буржуазно-ре­формистские учения о праве, согласно которым нормы права представ­ляют собой некие нормы «социальной солидарности». Сюда следует также отнести и юридический нормативизм, провозглашающий раздвоение мира (мир сущего и мир должного) и выводящий право из самого себя, из некоей высшей нормы, которая представляет собой самодовлеющую ценность.

1.Краткая биография и научные заслуги Г.Кельзена.


Родоначальник нормативизма - австрийский юрист Ганс Кельзен (Kelsen) (1881 - 1973), профессор Венского университета с 1917 г., составитель проекта Конституции Австрии 1920 г., член Конституционного суда Австрии в 1921-1929 гг. Кельзену принадлежит большое число сочинений, включая такие известные работы, как "Общее учение о государстве" (1925), "Чистая теория права" (1934), "Общая теория права и государства" (1945), "Коммунистическая теория права" (1955). В 20-е гг. вокруг Кельзена сложилась группа последователей, которую в литературе нередко именуют Венской школой права. К ней принадлежали Адольф Меркль (1890-1970), Альфред Фердросс (1890 - 1980) и др.

В рассматриваемые годы и позже Кельзен, будучи судьей Конституционного суда Австрии (1921 - 1929), профессором Венского (1917 - 1929), Кельнского (1929 - 1933), Женевского (1933 - 1940), Калифорнийского (1942 - 1973) университетов и опубликовал свои самые известные труды: «Проблема суверенитета и теория международного права» (1920), «Основные проблемы теории государственного права» (1923), «Общая теория государства» (1925), «Социологические и правовые понятия государственности» (1928), «Чистое учение о праве» (1934), «Общая теория права и государства» (1945) и др. Добавим, что после Второй мировой войны Кельзеном опубликованы «Доктрина естественного права перед трибуналом науки» (1949), «Право Объединенных Наций» (1950), «Политическая теория большевизма» (1951), «Коммунистическая теория права» (1955), «Что такое справедливость? Справедливость: право и политика в зеркале науки» (1957), второе издание обновленного «Чистого учения о праве» (1960) и некоторые другие. Последний труд переведен и на русский язык. Уже после смерти ученого в 1979 г. в Вене вышла его последняя работа «Общая теория норм», в которой он отказывается от многих ранее выдвинутых постулатов.

Его теоритические взгляды окончательно сформировались в период, последовавший за распадом австро-венгерской монархии. В то время Кельзен преподавал в Венском университете и занимался активной политической деятельностью, выступая в роли советника по юридическим вопросам первого республиканского правительства. По поручению К.Реннера, главы кабинета, Кельзен возглавил подготовку проекта Конституции 1920 года, юридически оформившей образование Австрийской республики (с некоторыми изменениями эта конституция действует и в настоящее время). После присоединения Австрии к нацистской Германии ученый эмигрировал в США.

Основная работа - "Чистая теория права" (1934; второе расширенное издание 1960.). Под этим названием строилась теория позитивного права, которая в обеспечение своей чистоты, отказывается от познавательных усилий в отношении всех элементов, которые являются чуждыми позитивному праву. "Чистота" юридической науки означает исключение из нее идеологических аспектов, изъятие любых социальных аспектов, т.е. познания социальной реальности, рассмотрения права во взаимосвязи с другими аспектами общественной жизни.

Иногда эти труды Кельзена называют «одной из самых радикальных теоретических версий позитивистского антиюридизма». Так, прежде всего оценивается некоторая модификация австрийским правоведом аналитической юриспруденции Дж.Остина, юридического аналитического догматизма, юридической лингвистики в нормативизм, то есть в доктрину, рассматривающую право исключительно как объективную логическую форму, «чистую теорию» права вообще, «права в строгом смысле», абстрагированного от психологии, социологии, этики и политической теории.

2. Нормативизм Г. Кельзена


Нормативизм - правовая доктрина, рассматривающая право исключительно как объективную логическую форму, абстрагированную от социального, психологического и исторического содержания, как бы в "чистом виде" (отсюда нормативизм также называют "чистой теорией права"). Одно из течений современного позитивизма юридического.

Правовое учение нормативизма имеет свои корни в формально-догматической юриспруденции XIX в. и сложилось на основе методологии, выработанной в юридическом позитивизме. Проф. В. А. Туманов полагает, что методологические установки позитивизма эта теория довела до крайности, и потому получила название «чистой теории права».
Сам автор называл разработанное им учение «чистая теория права», и так же называется самая известнаяего работа на эту тему. Нормативизм развивает тезис позитивизма о том, что право следует познавать лишь из самого права, и подкрепляет его ссылкой на постулат кантианской философии, согласно которому «должное» - это особая, доопытная сфера, создаваемая человеческим разумом и независимая от «сущего» (то есть природы и общества). Поскольку право представляет систему правил должного поведения, оно лежит в сфере «должного» и, следовательно, независимо от «сущего».

По мнению Кельзена, «право определяется только правом» и «сила права только в нем самом». Он определяет право как совокупность норм, осуществляемых в принудительном порядке. Под чистой теорией права автор понимает юридическую науку, которая исключает в изучении права его экономическую, политическую, идеологическую, моральную и др. оценки. То есть юридическая доктрина должна заниматься не установлением различных оснований права, а изучать его специфическое содержание, «понимать его из самого себя». В этой связи Кельзен являлся противником и теории естественного права.

Основная работа - "Чистая теория права" (1934; второе расширенное издание 1960.). Под этим названием строилась теория позитивного права, которая в обеспечение своей чистоты, отказывается от познавательных усилий в отношении всех элементов, которые являются чуждыми позитивному праву. "Чистота" юридической науки означает исключение из нее идеологических аспектов, изъятие любых социальных аспектов, т.е. познания социальной реальности, рассмотрения права во взаимосвязи с другими аспектами общественной жизни.

Предмет изучения теории права составляет законодательные нормы, их элементы, правопорядок как целое, его структура. Ганс Кельзен ставит жесткую задачу объяснить право само из себя как самостоятельную единицу, в отрыве от социального бытия.

Цель теории - снабдить юриста, прежде всего судью, законодателя и преподавателя пониманием и описанием позитивного права их страны.

Наука должна описывать свой объект как он есть, а не предписывать: каким он должен или не должен быть с точки зрения некоторых специфических целостных соображений. Последнее есть предмет политики, которое имеет дело с искусством государственного управления, с деятельностью направленной к познанию реальности.

Реальность, т.е. само существование позитивного права, не зависит от своего соответствия или несоответствия со справедливостью. Чистая теория права рассматривает свой предмет как некую копию трасцентральной идеи ("трансцентральный" - в схоластический философии то, что возвышается над всеми категориями и родовыми понятиями, выходит за пределы всякого опыта, выходит за пределы человеческого сознания), она проводит в тоже время ясное различие между эмпирическим правом и трансцендентальной справедливости путем исключения последней из своего рассмотрения.

Чистая теория права отказывается быть метафизикой права: "то, что не может быть обнаружено в содержаниях позитивных юридических норм, не может войти в правовое понимание". Чистая теория права - это скорее структурный анализ позитивного права, нежели психологическое или экономическое объяснение его фактов или моральных и политических оценок его целей.

Общими источниками единства и значимости норм права выступает постулируемая человеческим сознанием основная норма. Она не является синтезом социальной базы и права, ни нормой естественного права. Функция основной нормы, утверждал Ганс Кельзен, не аксиономическая, а познавательно-теоретическая, как предпосылка и условие единства и значимости всех норм данной системы, основная норма является трансцендетально-логической категорией познания.

С помощью основной нормы, согласно теории Ганса Кельзена, право достигает единства, не прибегая к метаправовым источникам и образует ступенчатый порядок, в котором низшие формы вытекают из высших. Высшая ступень права - конституция - черпает свою обязанность непосредственно в основной форме. Далее в нисходящей ступени следуют законы и общие нормы. Низшую ступень образуют так называемые индивидуальные нормы, создаваемые судом и органами управления применительно к отдельным правовым ситуациям.

Под чистой теорией права Кельзен понимал доктрину, из которой устранены все элементы, чуждые юридической науке. Право должно заниматься не социальными предпосылками или нравственными основаниями правовых установлений, как доказывают приверженцы соответствующих концепций, а специфически юридическим (нормативным) содержанием права. При обосновании этой позиции нормативизм опирался на философию неокантианства, сторонники которой разграничили две области теоретических знаний - науки о сущем и науки о должном. К первой группе наук, согласно взглядам Кельзена и других нормативистов, относятся естественные науки, история, социология и иные дисциплины, изучающие явления природы и общественной жизни с точки зрения причинно-следственных связей. Вторую группу - науки о должном - образуют этика и юриспруденция, которые исследуют нормативно обусловленные отношения в обществе, механизмы и способы социальной регламентации поведения людей.

В соответствии с этим учением нормативисты призывал освободить юриспруденцию от исследовательских приемов, заимствованных из других областей познания. Как подчеркивал Кельзен, чистая теория права "не отрицает того, что содержание любого позитивного юридического порядка, будьте право международное или национальное, обусловлено историческими, экономическими, моральными и политическими факторами, однако она стремится познать право с внутренней стороны, в его специфически нормативном значении". Чистота теории права предполагает также исключение из нее идеологических оценок. Кельзен одним из первых поставил задачу деидеологизации правоведения, создания строго объективной науки о праве и государстве. Согласно его воззрениям, подлинная наука носит релятивистский характер, так как признает возможность существования в обществе множества систем идеологии и отрицает превосходство какой-либо одной из них над другими. "Чистая теория стремится преодолеть идеологические тенденции и описать право таким, каково оно есть, не занимаясь его оправданием или критикой".

Источником единства правовой системы Кельзен называл основную норму - трансцендентально-логическое понятие ("мысленное допущение"), которое постулируется нашим сознанием с целью обоснования всего правопорядка в целом. Основная норма не содержит нормативных предписаний в собственном смысле слова. Ее назначение в том, чтобы придать нашим представлениям о легитимности правопорядка логически завершенную форму. В работе "Общая теория норм" (опубликована посмертно Институтом Ганса Кельзена (Вена) в 1979 г.) теоретик пересмотрел свои взгляды на основную норму и отнес ее к числу юридических фикций. "Основная норма является не гипотезой, как я сам характеризовал ее иногда... а фикцией".

Нормативизм существенно отличался от предшествующих концепций формально-догматической юриспруденции. Кельзен модифицировал юридический позитивизм, включив в него теоретические конструкции, выдвинутые представителями социологического правоведения.

Чтобы найти основание внутри самого права, Кельзен выдвигает идею «основной нормы», из которой как из исходного начала вытекают, развертываются все другие элементы системы права, образуя ступенчатую конструкцию в виде пирамиды. (В дальнейшем тезис об «основной норме» Кельзен признал как слабое место своей теории.)
Основная норма непосредственно связана с конституцией и звучит следующим образом: «Должно вести себя так, как предписывает конституция». Таким образом, придается легитимность существующему правопорядку, в том числе и государству, поскольку, по Кельзену, государство - это тот же правопорядок, только взятый под иным углом зрения: государство есть следствие, продолжение права, которое возникает раньше, чем государство.

Таким образом, сформировавшееся в первой половине XX в. нормативистское учение Ганса Кельзена имеет как свои недостатки, так и положительные стороны. В нашей стране оно, как и другие теории, рассматривалось лишь негативно. Действительно, в нормативизме утрирована формально-юридическая сторона права. Однако в нем, как и в любой теории, нужно находить положительные моменты и использовать их.

3. Понимание права и государства Г.Кельзеным


Отвечая на вопрос «Что такое право и каково оно есть?», Кельзен словно «очищает» его от «неправа», «политики права» и даже не интересуется вопросом, «как оно создается». Выдвигая и обосновывая такую доктрину правопонимания, Кельзен как будто «врывался» в господствующие в 1920 - 30-е годы концепции «возрождения естественного права», инъецировал затухающее течение юридического позитивизма, возбуждал юридическую мысль и тем самым, безусловно, обогащал мировую доктрину конституционной юстиции.

Намного раньше Кельзена подобные идеи обосновывал бельгийский профессор Э.Роген, незаслуженно забытый.

Особенно ученый протестовал против попыток идеологизации и политизации правоведения и требовал анализировать и описывать право, пользуясь исключительно нормологичным (нормативистским) методом, «таким, каким оно есть», то есть системой норм, регулирующих порядок в общей жизни людей. Именно норма, находясь в сфере надлежащего, «функционирует как схема толкования» и «придает акту значение правового (или противоправного)», оставаясь при этом «продуктом этого акта, который, в свою очередь, получает правовое содержание от другой нормы». Следовательно, право является совокупностью норм, и не просто норм, а исключительно норм принудительного порядка.

Но, по-видимому, все же не иерархия норм, выстроенная Кельзеном по ступеням, которые занимают определенные группы норм (на верхней ступени - нормы конституции, на средней - «общие нормы», как законы, так и акты исполнительной власти, на низшей ступени - индивидуальные нормы, то есть судебные и административные акты при решении конкретных дел), стала самым весомым вкладом профессора в теорию конституционной юстиции. Хотя достаточно важное значение для последней имело обоснование Кельзеном утверждения, что каждая норма получает статус обязательности для всех только при условии ее сурового соответствия высшей норме.

В трактовке соотношения права и власть, право и государство позитивисткая традиция поступает наиболее отчетливо. Государство, рассуждает Кельзен, представляет собой систему отношений подчиненности и господства, т.е. отношений, в которых воля одних выступает в качестве мотива для выступления других. Существо этих отношений состоит в том, что они образуют урегулированную систему принуждения. В этом качестве отношения господства и подчиненности, политические отношения относятся не к сфере сущего, а к сфере должного. Но ведь то же самое, утверждал Ганс Кельзен, представляет собой и право. Следовательно, заключает он, государство, как нормативный порядок человеческих отношений господства и подчинения, идентично праву. Государство есть относительно централизованный правопорядок.

Право - это нормативный принудительный социальный порядок. Социальный порядок - потому что им устанавливаются правила поведения людей в обществе; нормативный - потому что он определяется системой норм; принудительный - потому что нормы связывают с определенными в них составами акты принуждения. При изучении правопорядка поведение людей представляет интерес только в той степени, в какой оно является элементом некоторых составов правовых норм.

Далее, рассуждает Кельзен, из четырех рассматриваемых правоведением типов поведения - управомоченное, обязанное, уполномоченное и положительно позволенное - только последние три являются условиями применения принуждения. Действительно, неисполнение обязанности - это стартовое условие для применения принуждения; полномочие - это власть, например, право на иск, право суда вынести решение и пр., без которых невозможно применение принуждения; положительное позволение (лицензия) - это также одно из условий применения принуждения, так как от наличия лицензии зависит применение принуждения в связи с лицензируемой деятельностью. Управомоченное же поведение, которое связывают с субъективными правами индивидов, является отражением обязанного, как и сами субъективные права, в смысле правомочий. Проанализируем это подробнее.

Об управомоченном поведении, правомочии или субъективном праве говорят тогда, когда имеют дело с правом собственности, иным вещным правом, правом кредитора требовать долг и т.д. Нетрудно видеть, что правопорядок не связывает никаких последствий с поведением, например, собственника, когда он правомочно распоряжается своей вещью или не распоряжается ею. Смысл правомочий собственника, которые заключаются в господстве над вещью, состоит в том, что все остальные устраняются от такого господства. Не управомоченное поведение собственника, а запрещенное поведение любого другого является условием применения принуждения, т.е. право собственности тождественно обязанности всех остальных не мешать собственнику господствовать над его вещью и является отражением этой обязанности. С данной точки зрения право собственности и другие субъективные права в смысле правомочий являются только удобными терминами и не имеют самостоятельного поведенческого содержания, отличного от содержания соответствующих обязанностей.

Такой взгляд на право и субъективные права, естественно, отражается на понимании субъекта права. Если считать правовыми субъектами тех индивидов, поведение которых является условием применения принуждения, то оными являются обязанные субъекты, уполномоченные и те, чье поведение положительно позволено, т.е. только те, кто способен на сознательное волеизъявление и поведение, а это только дееспособные граждане. Поэтому «персонифицирующее понятие “правовой субъект” вовсе не необходимо для описания права. Это просто вспомогательное понятие, которое, подобно понятию отраженного права, облегчает описание».

Понятия «правовой субъект» и «лицо» Кельзен не считает тождественными. Правовой субъект - это человек, сознательное поведение которого может вызвать санкцию. Лицом же называют единство прав и обязанностей. Разница между юридическими и физическими лицами состоит в том, каким образом реализуется единство: для физического лица единство - в том, что содержание прав и обязанностей образуется поведением одного и того же человека; для юридического лица - в том, что содержание прав и обязанностей образуется поведением людей в порядке, определенном единым уставом. Кельзен пишет: «...юридическое лицо (как и так называемое физическое лицо) представляет собой конструкцию правоведения. Следовательно, юридическое лицо - это не социальная реальность и (вопреки распространенному мнению) не продукт права... Когда говорят, что правопорядок наделяет правовой личностью корпорацию, то это означает, что он устанавливает обязанности и права, содержание которых образует поведение людей, являющихся членами или органами... корпорации, а также то, что этот сложный комплекс фактов можно удобнее описать (поскольку это проще) с помощью персонификации...».

Следовательно, субъективные права в смысле правомочий, юридические лица - это конструкции правоведения, не имеющие самостоятельного поведенческого содержания. Таким образом, по Кельзену, имеются два типа правовых конструкций - «первичные», такие, как обязанное поведение, физические лица, которым соответствуют определенные акты поведения людей, способные вызвать принуждение, и «вторичные», которые производны от «первичных» и используются как термины только для удобства описания.

Таким образом, Ганс Кельзен определял право как совокупность норм, осуществляемых в принудительном порядке (данное определение им использовалось для дифференциации права от других нормативных систем, таких, как религия и мораль). Право старше государства. Оно возникло еще в первобытную эпоху, когда общество, разрешив индивидам совершать акты принуждения (например, акты мести) в одних случаях и запретив - в других, установило монополию на применение силы в целях обеспечения коллективной безопасности. Впоследствии правовое сообщество перерастает в государство, где функции принуждения осуществляются централизованным путем, т. е. специально созданными органами власти. С образованием таких органов децентрализованные способы принуждения сохраняются лишь за рамками государства - в области международных отношений.

В теории Кельзена понятие права охватывает не только общеобязательные нормы, установленные государственной властью, но и процесс их реализации на практике. "Применение права есть также и создание права", - писал он. В этой части его доктрины методы юридического позитивизма сочетались с принципами функционального подхода к исследованию нормативных систем.

Политическое учение нормативизма построено на отождествлении государства и права. Государство как организация принуждения идентично правопорядку, считал родоначальник нормативизма. Аргументируя свою позицию, Кельзен пришел к выводу, что любое государство, в том числе авторитарное, является государством правовым. Этот вывод резко контрастировал с доктринами либеральной демократии XX в. В противовес этим доктринам Ганс Кельзен делил государства на демократические и недемократические. По его учению, демократия не сводится к принятию решений и утверждению законов большинством голосов. Демократия предполагает уважение к чужим взглядам и требует защиты интересов меньшинства. "Движущим принципом всякой демократии в действительности служит не экономическая свобода либерализма, как иногда утверждали (ибо демократия может быть как либеральной, так и социалистической), а, скорее, духовная свобода..." В признании Кельзеном идеи социалистической демократии сказалась его близость к теоретикам австромарксизма.

В своих работах по международному праву Кельзен выдвинул проект установления мирового правопорядка на основе добровольного подчинения государств органам международной юрисдикции. Применяя общую схему своих рассуждений, он и другие нормативисты различали предписания международного права и его основную норму. В концепции проводилась мысль о том, что конституции государств необходимо привести в соответствие с демократическими принципами международного правопорядка.

Заключение


Ганс Кельзен (1881 - 1973) австрийский философ права. Основная работа "Чистая теория права". Под этим названием строилась теория позитивного права, которая в обеспечение своей чистоты, отказывается от познавательных усилий в отношении всех элементов, которые являются чуждыми позитивному праву. "Чистота" юридической науки означает исключение из нее идеологических аспектов, изъятие любых социальных аспектов, т.е. познания социальной реальности, рассмотрения права во взаимосвязи с другими аспектами общественной жизни.

Предмет изучения теории права составляет законодательные нормы, их элементы, правопорядок как целое, его структура. Ганс Кельзен ставит жесткую задачу объяснить право само из себя как самостоятельную единицу, в отрыве от социального бытия.

Цель теории снабдить юриста, прежде всего судью, законодателя и преподавателя пониманием и описанием позитивного права их страны.

Реальность, т.е. само существование позитивного права, не зависит от своего соответствия или несоответствия со справедливостью. Чистая теория права рассматривает свой предмет как некую копию трасцентральной идеи ("трансцентральный" - в схоластический философии то, что возвышается над всеми категориями и родовыми понятиями, выходит за пределы всякого опыта, выходит за пределы человеческого сознания), она проводит в тоже время ясное различие между эмпирическим правом и трансцендентальной справедливости путем исключения последней из своего рассмотрения.

Чистая теория права отказывается быть метафизикой права: "то, что не может быть обнаружено в содержаниях позитивных юридических норм, не может войти в правовое понимание". Чистая теория права - это скорее структурный анализ позитивного права, нежели психологическое или экономическое объяснение его фактов или моральных и политических оценок его целей.

Общими источниками единства и значимости норм права выступает постулируемая человеческим сознанием основная норма. Она не является синтезом социальной базы и права, ни нормой естественного права. Функция основной нормы, утверждал Ганс Кельзен, не аксиономическая, а познавательно-теоретическая, как предпосылка и условие единства и значимости всех норм данной системы, основная норма является трансцендетально-логической категорией познания.

С помощью основной нормы, согласно теории Ганса Кельзена, право достигает единства, не прибегая к метаправовым источникам и образует ступенчатый порядок, в котором низшие формы вытекают из высших. Высшая ступень права - конституция - черпает свою обязанность непосредственно в основной форме. Далее в нисходящей ступени следуют законы и общие нормы. Низшую ступень образуют так называемые индивидуальные нормы, создаваемые судом и органами управления применительно к отдельным правовым ситуациям.

В трактовке соотношения права и власть, право и государство позитивисткая традиция поступает наиболее отчетливо. Государство, рассуждает Кельзен, представляет собой систему отношений подчиненности и господства, т.е. отношений, в которых воля одних выступает в качестве мотива для выступления других. Существо этих отношений состоит в том, что они образуют урегулированную систему принуждения. В этом качестве отношения господства и подчиненности, политические отношения относятся не к сфере сущего, а к сфере должного. Но ведь тоже самое, утверждал Ганс Кельзен, представляет собой и право. Следовательно, заключает он, государство, как нормативный порядок человеческих отношений господства и подчинения, идентично праву. Государство есть относительно централизованный правопорядок.

Учение Кельзена оказало глубокое воздействие на теоретические представления и юридическую практику в странах Запада. Под влиянием нормативизма правоведы стали больше уделять внимания противоречиям в праве, формированию стройной системы законодательства. С концепциями нормативизма связано также широкое распространение в современном мире идей верховенства международного права над законодательством государств, учреждение институтов конституционного контроля (создание специального органа конституционной юстиции впервые было предусмотрено в Конституции Австрии 1920 г., которую отредактировал Кельзен).

Нормативизм шел навстречу запросам современной юридической науки, отвечал потребности в формализации права, вызванной развитием автоматизированных способов обработки нормативного материала.
Список литературы:

  1. История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. доктора юридических наук, профессора О. Э. Лейста. - М.: Издательство "Зерцало", 2006. - 568с.

  2. История политических и правовых учений. Учебник для вузов / Под общ. ред. академика РАН, д. ю. н., проф. В. С. Нерсесянца. – 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство НОРМА, 2004. – 944 с.

  3. Мачин И. Ф. «История политических и правовых учений : конспект лекций.» - М. : Юрайт-Издат, 2007. - 208 с.





Дисциплина: История политических и
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации