Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования - файл Gl 6,7.doc

приобрести
Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования
скачать (934.7 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc268kb.17.02.2003 14:08скачать
GI 1,2,3.doc373kb.17.02.2003 12:00скачать
Gl 10,11,12.doc388kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 13.doc219kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 14.doc441kb.17.02.2003 13:04скачать
Gl 15,16,17.doc495kb.17.02.2003 13:17скачать
Gl 18.doc231kb.12.02.2003 15:38скачать
Gl 4,5.doc335kb.17.02.2003 13:18скачать
Gl 6,7.doc186kb.17.02.2003 13:28скачать
Gl 8,9.doc246kb.17.02.2003 12:48скачать
n11.doc162kb.12.02.2003 15:39скачать
n12.doc414kb.12.02.2003 15:40скачать

Gl 6,7.doc

ГЛАВА 6. ОГРАНИЧЕНИЯ ТЕХНОГЕННОГО ТИПА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Рассмотрим более подробно необходимость смены техногенного типа развития экономики России на устойчивый тип. Почему этот вопрос жизненно важен для нашего общества? Может быть, и при техногенном развитии удастся оздоровить экономику, перейти к рынку, повысить благосостояние? Сейчас часто встречается позиция, согласно которой сначала нужно решить текущие экономические проблемы, а затем, после улучшения экономической ситуации заниматься природой. Возможна ли такая последовательность: сначала экономика, а потом природа?

Для ответа на эти вопросы рассмотрим более подробно основные черты техногенного типа экономического развития, сложившегося у нас в стране. Можно выделить по крайней мере три ограничения, «тупика» техногенного типа развития: экологическое, экономическое (инвестиционное) и социальное.

6.1. Экологические ограничения

Экологические ограничения все более лимитируют экстенсивное экономическое развитие. Деградация природного фундамента экономики может продолжаться и обостряться, если не принять срочных мер. Например, по оценкам специалистов в ближайшие два десятиле­тия можно ожидать резкого ухудшения экологической ситуации во многих сельскохозяйс­твенных регионах, вызываемой деградацией земельных ресурсов, связанной с эрозией, ухудшением баланса питательных веществ в почве, ее уплотнением и т.д.

Деградация земель также обусловливается огромными масштабами промышленного загрязнения. Отходами химической, нефтяной и нефтехимической промышленности, цветной и черной металлургии и других отраслей заражено 2,3 млн. га почв. В большинстве промышленных городов до 12% земли считается опасно загрязненной.

Уже сейчас очевидны и в самой ближайшей перспективе можно ожидать усугубления кризисных последствий промышленного и аграр­ного развития для водных ресурсов в реках Волге, Дон, озерах Ладожском и Бай­кал, Азовском и Каспийском морях и др. Даже в условиях экономического кризиса продолжается накопление загрязняющих веществ, дальнейшее исчерпание их ассимиляционного потенциала. Эти водные объекты загрязнены органикой, тяжелыми металлами, фенолом, нефтепродукта­ми и другими веществами. Острой проблемой становится широко расп­ространенное, особенно в Европейской части России, загрязнение подземных вод. Это приводит к обострению дефицита питьевой воды и сопровождается кризисом в обеспечении населения урбанизированных регионов водой.

Все более сложной становится проблема отходов, количество которых быстро накапливается, несмотря на экономический кризис. Проблема утилизации, использования и захоронения отходов решается неудовлетворительно, что увеличивает нагрузку на среду. Особые экологические проблемы порождают токсичные отходы. Сейчас в России в отвалах, на полигонах, хранилищах и несанкционированных свалках накоплено большое количество токсичных отходов. Особенно опасны высоко- и низкорадиоактивные отходы, которых насчитывается около 1 млрд. т. Загрузка хранилищ для отработанного топлива атомных электростанций приближается к максимуму, а в некоторых случаях она превышает имеющиеся мощности.

Многие виды природных ресурсов близки к исчерпанию с позиций экономической эффективности их разработки. В стране огромное количество месторождений газа, нефти и других ископаемых расположены в северных и арктических зонах вечной мерзлоты, на шельфах морей, где отсутствует инфраструктура, населенные пункты, сложны природные условия добычи. С учетом сложившихся мировых цен разрабатывать такие месторождения невыгодно из-за огромных затрат. В этих условиях экономически эффективных для добычи промышленных запасов нефти в России осталось на 25—30 лет. Истощены лесные ресурсы европейской части страны. Подоб­ные ситуации сложились и в использовании других видов природных ресурсов.

В ближайшие годы резко возрастает опасность возникновения крупных техногенных аварий и экологических катастроф. Это связано с колоссальным износом промышленного, транспортного и очистного оборудования. На многих предприятиях этот износ достигает 80—90%. Быстро увеличивается средний возраст промышленного оборудования, он составляет 19 лет. Ситуация усугубляется отсутствием инвестиций. О возможных огромных экономических потерях по этим причинам сви­детельствуют масштабные аварии нефтепроводов в Коми (1994) и Баш­кирии (1995).

6.2. Экономические (инвестиционные) ограничения

Вторым ограничением техногенного типа экономического развития является экономическое или в более узком смысле — инвестиционное. Для поддержания техногенного, природоемкого развития с каждым го­дом необходимо выделять все больше средств в природоэксплуатирую­щие комплексы и отрасли. Деградация и исто­щение природных ресурсов требуют огромных капитальных вложений для разработки новых ресурсов или усиления эксплуатации уже имеющихся. Только в крупнейшем в экономике природоэксплуатирую­щем комплексе — топливно-энергетическом — сосредоточено почти 60% всех инвестиций в промышленность.

И с каждым годом эти затраты растут (прямо или относительно других инвестиций в экономику), однако их эффективность падает. Увеличивается диспропорция между выходом продукции и затрачиваемыми для этого средствами. Эксплуатация природных ресурсов требует все больше удельных затрат на единицу продукции. Это особенно хорошо видно на примере развития сельского хозяйства. В странах с индустриальным сельским хозяйством по сравнению с «доиндустриальным» периодом резко выросла диспропорция между затрачиваемой на производство суммарной энергией (техника, удобрения, труд, электричество и т.д.) и получаемым энергетическим эффектом в виде сельскохозяйственной продукции. Каждая энергоединица сельхозпродукции требует для своего производства нескольких единиц энергозатрат, в то время как в традиционном сельском хозяйстве это соотношение обратное.

Например, в бывшем СССР с 20-х гг. парк тракторов увеличился в 100 раз к 1990 г., количество зерновых комбайнов — с 2 шт. в 1928 г. до 700 тыс. шт., парк грузовых автомобилей — примерно в 2500 раз, постав­ки минеральных удобрений — в 350 раз и т.д. Однако такое колоссальное наращивание производственного по­тенциала дало минимальный эффект. Особенно показательно сопоставление роста выхода зерна с единицы площади (в среднем за 80-е гг.) в 2 раза и объема годовых капитальных вложений в сельское хозяйство более чем в 4000 раз по сравнению с их среднегодовым уровнем в 20-е гг. Площадь посевов зерновых культур возросла за это время менее чем в 2 раза. Таким обра­зом, для получения единицы зерна к началу 90-х гг. требовалось в 1100 раз больше капитальных вложений по сравнению с 20-ми гг.

Приведенные цифры наглядно показывают, что если сейчас пона­добится увеличить урожай с аналогичными затратами материаль­но-технических средств, энергии, то для этого в экономике просто не хватит ресурсов.

Аналогичные тенденции сложились при добыче топливно-энергети­ческих ресурсов, заготовке древесины и т.д.

Очевидно, что при таком типе экономического развития требует­ся все больше средств даже для поддержания на прежнем уровне объ­емов эксплуатации и добычи природных ресурсов и получаемой на их основе готовой продукции. Необходимы иные, ресурсосберегающие пу­ти формирования переходной экономики, в основу которых должен быть положен учет экологических факторов.

6.3. Социальные ограничения

Экологический фактор оказывает большое влияние на качество жизни. Сформировавшийся техногенный, природоемкий тип экономического развития, наряду с экологическими и экономическими ограничениями, является в перспективе тупиковым и в силу чисто социальных при­чин. Среди этих причин на первом месте — проблема здоровья населения. Плохое состояние окру­жающей среды определяет до 20% заболеваемости и 50% онкологических заболеваний. Этого уже достаточно для пересмотра путей социально-экономического развития.

В последние годы загрязнение окружающей среды, наряду с экономическим и социальным кризисом, сыграло свою роль в массовом ухудшении здоровья населения страны. Это проявилось, прежде всего, в беспрецедентном уменьшении сроков ожидаемой продолжительности жизни в России. В 1997 г. этот показатель составил для всего населения только 66,6 лет. В середине 90-х гг. ожидаемая продолжительность снизилась даже по сравнению с 50—60-ми гг. на 4—5 лет. Одним из самых высоких в мире является разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин. Ожидаемая продолжительность жизни у женщин на 12 лет больше, чем у российских мужчин. В конце 50-х гг. этот разрыв был гораздо меньше — 8,5 лет.

Сложная обстановка складывается в промышленных центрах и городах, где сосредоточена промышленность и автомобильный транспорт. Толь­ко 15% городского населения России живет в нормальной экологичес­кой среде. Особенно четко прослеживается тесная связь между загрязнением окружающей среды и заболеваемостью населения в крупных промышленных районах России. Например, на Урале и в Сибири (Пермская, Свердловская, Челябинская и Кемеровская области) до 40% патологических изменений в состоянии здоровья населения обусловлены загрязнением воздуха, воды, почв, недоброкачественными продовольственными товарами, условиями производства и быта.

Существенной проблемой для здоровья стало загрязнение воздуха. Сейчас ежегодный выброс в атмосферу таких соединений как диоксид серы, окись азота, углеводороды, летучие органические соединения и т.д. составляет в среднем около 200 кг на одного жителя России. Кроме того, в воздух в огромных количествах попадают бенз(а)пирен, мышьяк, ртуть, бром, сурьма, ванадий, марганец, цинк. Можно выделить регионы, где 40—50% населения подвержено влиянию высокого уровня загрязнения атмосферы. К таким регионам относятся следующие области: Московская (Москва, Мытищи), Иркутская (Ангарск, Братск, Зима, Иркутск, Усолье-Сибирское, Шелехов), Кемеровская (Кемерово, Новокузнецк), Омская, а также Красноярский и Хабаровский края (Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре).

Максимально разовые концентрации по отдельным веществам превышают предельно допустимые концентрации (ПДК) в 70—95% городов. Разовые концентрации выше 10 ПДК отмечаются в 66 городах. Средние за год концентрации загрязняющих веществ выше 1 ПДК зарегистрированы в 187 городах, где проживает 65,4 млн. чел. Всего в России статус особо загрязненных имеют 30 городов. Среди них такие крупные города и промышленные центры как Москва, Екатеринбург, Красноярск, Магнитогорск, Новосибирск, Челябинск, Кемерово и др.

Экспертные оценки риска — как вероятности негативного влияния загрязнения на здоровье населения — показали, что общее годовое число случаев смерти от загрязнения воздуха взвешенными веществами равняется примерно 16000 случаев для населения в 15 млн. человек, что составляет 5% ежегодных случаев смерти.

Довольно широко распространены в России заболевания, связанные с низким качеством питьевой воды. Решающую роль здесь играют промышленное и сельскохозяйственное загрязнения. Обеспечение населения качественной водой становится все более острой проблемой. При том, что 68% городского населения снабжается водой из поверхностных водоемов, воду примерно 70% рек и озер нельзя использовать для питьевого водоснабжения без очистки. В результате около 50% жителей России используют для питья воду, не соответствующую гигиеническим стандартам по широкому спектру показателей качества воды. Возросло число зарегистрированных вспышек кишечных инфекций, вызванных заражением бактериями питьевой воды. Сложная ситуация сложилась в Архангельской, Курской, Томской, Ярославской, Калужской, Калининградской, Тульской, Курганской и многих других областях. Во многих регионах наблюдается нехватка воды.

Устарела и деградирует санитарно-техническая инфраструктура очистки муниципальных вод, что приводит к ухудшению качества воды и ее большим потерям. В целом по стране 20% проб воды из водопроводов не соответствуют гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям, а соответственно 10% проб — по микробиологическим показателям. Число источников и водопроводов, не отвечающих санитарным нормативам, составляет около 21%. Потери воды при потреблении оцениваются в 30—50% от распределенной питьевой воды.

Обостряются проблемы загрязнения подземных вод. Сейчас многие большие города снабжаются из плохо защищенных подземных горизонтов. В стране выявлено около 1400 очагов загрязнения подземных вод, из которых 80% находятся на европейской территории России. Наиболее интенсивное загрязнение этих вод обнаружено в 20 областях, краях и республиках РФ, в том числе Московской, Тульской, Нижегородской, Ростовской, Оренбургской, Кемеровской, Тюменской областях и др.

Особенно страдают от загрязнения окружающей среды дети. В загрязненных промышленных районах детская смертность в возрасте до 6 лет превышает данный показатель в районах с лучшей экологической ситуацией в 5—7 раз. По результатам клинико-эпидемиологических исследований с экологическими факторами связано возникновение аллергических и хронических заболеваний органов дыхания у детей. Вклад загрязненной среды в эти заболевания составляет от 28% до 45% в зависимости от региона. Велика роль загрязнения воздуха в возникновение легочной патологии у детей в городе Москве, Пермской, Свердловской, Ленинградской областях, Республике Башкортостан.

Значительные проблемы вызывает загрязнение свинцом, которое особенно проявляется в городах с большим движением транспорта и выбросами свинца из стационарных источников. Научные исследования показывают существенное влияние этого вида загрязнения на нервную систему, что приводит к снижению интеллекта, изменению координации слуха, сердечно-сосудистым заболеваниям. При увеличении концентрации свинца в крови ребенка с 10 до 20 мкг/дл наблюдается снижение коэффициента умственного развития. Расчеты риска показывают, что при современном уровне загрязнения свинцом окружающей среды и продуктов питания у 44% детей в городах страны могут возникнуть проблемы в поведении и учении, около 9% нуждаются в лечении и около 0,01% детей требуют неотложного медицинского вмешательства. Например, в городе Красноуральске, где среднее содержание свинца в крови детей достигает 13,1 мкг/децилитр, исследователи обнаружили проблемы с умственным развитием у 76% таких детей.

В настоящее время всего 14% (а по некоторым данным не более 5%) детского населения России может считаться абсолютно здоровым. Лишь 10% юношей годны без ограничений к службе в армии.

Низкое качество окружающей среды, алкоголизм привели к резкому увеличению числа детей с различными генетическими отклонениями. Современный уровень рождаемости таких детей достигает 15—17%. Биологические законы существования живых видов показывают, что генные отклонения у 30% популяции приводят к ее гибели. Очевидно, что если деградация генофонда пойдет такими же темпами как сейчас, то можно будет говорить о генетической неполноценности значительной части будущих поколений россиян.

Среди других социальных проблем, порождаемых ухудшением сос­тояния окружающей среды, следует упомянуть национальные и миграционные проблемы. Так, деградация природы в результате массовой добычи нефти и газа, строительства гигантских нефте- и газопрово­дов в районах Арктики и Сибири привела к утере традиционных мест обитания и занятий (оленеводство, охота, рыболовство) для малых народностей Севера. В результате наблюдается люмпенизация, резкое сокращение продолжительности жизни, вымирание 7 из 26 народнос­тей.

Реализация экономических проектов, связанных с крупномасштаб­ными экологическими изменениями, приводит и к резкому усилению миграционных процессов. В международной практике это явление свя­зано с термином «экологические беженцы». Например, строительство волжского каскада ГЭС привело к затоплению огромного количества городов и населенных пунктов, что сопровождалось выселением 1 млн. 200 тыс. человек. Потеря традиционных мест обитания для десятков тысяч людей произошла и в результате Чернобыльской и Аральской катастроф, уже упомянутого разрушения природной среды Севера.

Выводы

Необходимость смены техногенного типа развития на устойчивый тип во многом определяется теми ограничениями, которые сейчас сложились в экономике. Среди этих ограничений можно выделить три: экологическое, экономическое (инвестиционное) и социальное. Эко­логические лимиты техногенного развития обусловлены количествен­ным исчерпанием «дешевых» природных ре­сурсов и качественным ухудшением их запасов, загрязнением окружающей среды. Экономическое (инвестици­онное) ограничение связано с растущей диспропорцией между затра­чиваемыми для использования и добычи природных ресурсов средствами и получаемыми результатами. Эксплуатация природных ресурсов требует все больше удельных затрат на единицу продукции. Социальные ограничения техногенного развития определяются ухудше­нием качества жизни, заболеваемостью населения из-за загрязнения окружающей среды, а также национальными и миграционными проблема­ми, вызываемыми деградацией окружающей среды.

Вопросы

  1. Каковы ограничения техногенного типа экономического развития, обусловленные экологическими факторами?

  2. Что такое экологические ограничения?

  3. Что такое экономические (инвестиционные) ограничения?

  4. Что такое социальные ограничения?


ГЛАВА 7. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
И ПЕРЕХОДА К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ


Существование экологических ограничений на пути техногенного развития российской экономики требуют поиска путей смены «тупикового» типа развития, экологизации экономики, перехода к устойчивому типу развития.

Рассмотрим принципиальные теоретические моменты в экологизации экономического развития, переходу к устойчивому развитию в условиях транформации экономики. Необходимость анализа эффективности природопользования с позиций конечных экономических результатов исследования хорошо показывает реальные границы и объект экономики природопользования как науки (см. рис. 2.1 в главе 2). Большинство имеющихся представлений об экономике природопользования являются «суженными», они обычно рассматривают проблемы использования собственно природных ресурсов фактически только на первых этапах природно-продуктовой цепочки, борьбу с загрязнением окружающей среды как следствием экономического развития. На рис. 2.1 рамки такого подхода выделены пунктиром. В этом случае происходит своеобразное разделение экономики на «природные» отрасли и виды деятельности, непосредственно связан­ные с природопользованием, и все остальные отрасли. Представляет­ся, что данный подход является ни экологически, ни эко­номически эффективным. Стремление «охранять природу внутри приро­ды» далеко не всегда дает нужный результат. С учетом современных экономических реалий данный экоцентрический, ограничительный под­ход не способен предотвратить дальнейшую экологическую деграда­цию, он может также привести к неэффективному использованию средств, неправильному распределению инвестиций. Сейчас необходим макроподход, представление экономики природопользования как некой метанауки, в рамках которой необходимо исследовать все народное хозяйство с позиций экологизации экономического развития, снижения нагрузки на окружающую среду. Эффективное решение экологической проблемы и переход к устойчивому развитию возможны только в рамках всей экономики страны, на основе комплексного подхода (сплошная линия на рис. 2.1). Только разобравшись в сло­жившихся экономических структурах, особенностях функционирования комплексов/секторов и отраслей можно эффек­тивно решить экологические проблемы. Это требует формирования нового, эколого-экономического подхода к экономичес­кому развитию.

Попытки решать экологические проблемы на основе суженных подходов, разрабатывать экологические программы на локальном, а не на макроуровне не всегда эффективны. Можно сравнить нашу экономику с паровозом, который едет по железной дороге и страшно дымит. За ним бежит человек в белой рубашке и пытается сохранить ее чистоту. Так вот, проблема охраны окружающей среды в узком смысле этого слова — это проблема частоты смены рубашек для сохранения видимости их чистоты. С этих позиций лучший выход — поставить мощный фильтр на трубу, чтобы она меньше дымила. Но такой подход ни в коей мере не улучшит плохую работу двигателя паровоза, огромное потребление им топлива с минимальным КПД. То есть речь идет о борьбе с последствиями загрязнения и расточительного использования ресурсов. Очевидно, что необходимо забраться в сам двигатель, усовершенствовать или заменить его для того, чтобы он потреблял меньше ресурсов, повысил свой КПД и меньше дымил. Таким образом, в первую очередь необходимо переориентировать всю экономику на макроуровне на экологосбалансированные цели.

В связи с этим нужна и другая иерархия, последовательность в решении экологических проблем. Нужна новая идеология природопользования, принципиально отличные от «природных» подходы. В условиях переходной экономики целесообразна следующая последовательность и приоритетность в экологизации экономики и решении экологических проблем:

1) альтернативные варианты решения экологических проблем (структурная перестройка экономики, изменение экспортной политики, конверсия, экологосбалансированные макроэкономические мероприятия);

2) развитие малоотходных и ресурсосберегающих технологий, технологические изменения;

3) прямые природоохранные мероприятия (строительство различного рода очистных сооружений, фильтров, создание охраняемых территорий, рекультивация и пр.).

7.1. Альтернативные варианты решения экологических проблем

Перечисленные три направления в решении экологических проблем являются основными направлениями экологизации экономического развития, формирования его устойчивого типа. Как это ни парадоксально звучит, сейчас самым экологически и экономически эффективным направлением решения природоохранных проблем является развитие «внеприродных» отраслей и видов деятельности. И в первую очередь необходимо реализовать альтернативные варианты решения экологических проблем, т.е. те варианты, которые непосредственно не связаны с природоэксплуатирующей и природоохранной деятельностью. Непосредственно прямые природоохранные мероприятия, меры по охране окружающей среды должны реализовываться лишь при невозможности решения экологических проблем при данном технологическом уровне на основе альтернативных вариантов или малоотходных и безотходных технологий.

Существенны различия в трех направлениях экологизации экономики и по уровню охвата. Реализация альтернативных вариантов предусматривает макроэкономический и отраслевой уровни. Малоотходные и ресурсосберегающие технологии используются в основном на уровне предприятий (группы предприятий) и региональном уровнях. Аналогична сфера реализации и прямых природоохранных мероприятий.

Альтернативные варианты решения экологических проблем представляют собой совокупность таких экономических вариантов, которые базируются на развитии отраслей и видов деятельности, непосредственно не связанных с эксплуатацией природных ресурсов и с охраной окружающей среды, а также на экологосбалансированных макроэкономических мероприятиях. И здесь прежде всего надо отметить огромный потенциал экологического улучшения ситуации за счет радикальной структурной перестройки экономики.

7.1.1. Структурная перестройка экономики

Для осуществления позитивных структурно-технологических изменений в экономике необходима разработка эффективной структурной политики. Это система целенаправленно осуществляемых мер по формированию, поддержанию и изменению пропорций в экономике для более эффективного использования всех видов ресурсов. Структурная политика предполагает выделение приоритетов в решении экономических, экологических, социальных, региональных, научно-технических и прочих проблем, и в соответствии с этими приоритетами развитие определенных отраслей и видов деятельности. К средствам реализации структурной политики относятся, прежде всего, инвестиционная политика, система рыночных стимулов (налоги, кредиты, субсидии и пр.), правовое регулирование и т.д. (более подробно эти вопросы рассматриваются в главе 13).

Суть экологически сбалансированного изменения структуры экономики состоит в стабилизации роста и объемов производства природоэксплуатирующих, ресурсодобывающих отраслей при быстром развитии на современной технологической основе всех производств в природно-продуктовой вертикали, связанных с преобразованием природного вещества и получением на его основе конечного продукта, т.е. речь идет о глобальном перераспределении трудовых, материальных, финансовых ресурсов в народном хозяйстве в пользу ресурсосберегающих, технологически передовых отраслей и видов деятельности. Такая структурная перестройка экономики позволит значительно уменьшить природоемкость производимой продукции и услуг и снизить нагрузку на окружающую среду, сократить общую потребность в природных ресурсах.

Самые скромные оценки показывают, что структурно-технологическая рационализация экономики может позволить высвободить 20—50% используемых сейчас неэффективно природных ресурсов при увеличении конечных результатов. В стране наблюдается гигантское структурное перепотребление природных ресурсов, что создает мнимые дефициты в энергетике, сельском и лесном хозяйствах и т.д.

Имеющиеся здесь резервы можно оценить на основе простой формулы:

Na = Nr + Ns, (7.1)

где Na — общее потребление природных ресурсов (ресурса);

Nr — объем рационального потребления природных ресурсов (ресурса);

Ns — объем структурно-технологического потребления (перепотребления) природных ресурсов (ресурса).

Под «рациональным уровнем» потребления природных ресурсов (Nr в формуле (7.1)) понимается потребление в условиях рациональных экономических структур, ориентирующихся на конечный результат, эффективного использования ресурсов, наличия прогрессивных технологических процессов и пр. «Структурно-технологическое» перепотребление ресурсов (Ns в формуле (7.1)) происходит при нерациональных экономических структурах, диспропорции в развитии природоэксплуатирующих отраслей и обрабатывающих, перерабатывающих отраслей, ориентации на промежуточные результаты, отсталости технологической базы, отсутствия стимулов для экономии ресурсов и пр.

С рациональным уровнем потребления природных ресурсов (Nr) на микроуровне можно связать используемую в западных странах как в теории, так и на практике концепцию «наилучшей имеющейся технологии» (Best Available Control Technology, Best Available Technology Not Entailing Excessive Cost и т.п.), задающую высокие научно-технические стандарты для используемого оборудования. Так, в США и Англии власти задают такие стандарты путем выбора наиболее совершенной технологии, которая коммерчески приемлема, легко контролируется и имеет разумную цену.

Формулу (7.1) можно использовать как для валовых показателей, так и для удельных, рассчитанных на единицу конечной продукции. В последнем случае имеет место использование показателей природоемкости. Разделим показатели в формуле (7.1) на V (конечную продукцию) и получим формулу структурной природоемкости (7.2) [в отличие от стандартного показателя природоемкости (формула (5.2)]:

, (7.2)

где ea — общая природоемкость;

er — «рациональная» природоемкость;

es— «структурно-технологическая» природоемкость.

Сравнение природоемкости российской экономики и развитых стран по формулам (7.1) и (7.2) дают довольно показательные результаты. Возьмем исходные данные из таблиц 2.1 и 2.2. Приведенные там показатели можно интерпретировать так, что структура показателя общего потребления энергетических ресурсов [(Na в формуле (7.1) или ea в формуле (7.2)] состоит на 30—40% из «рационального» потребления Nr (рациональной энергоемкости es) и на 60—70% «структурно-технологического» перепотребления Ns (структурно-технологической энергоемкости es).

По затратам лесных ресурсов на 1 т бумаги Россия превосходит развитые страны в 4—6 раз («структурно-технологическое» перепотребление составляет около 80%) (см. табл. 2.3).

Аналогичную структуризацию можно сделать и для общих объемов загрязнения и удельного загрязнения. Эти вопросы рассматриваются в параграфе 14.3 главы 14 (формулы (14.1) и (14.2)).

Рассмотрим более подробно экологические аспекты структурной перестройки народного хозяйства. Всю экономику можно представить в виде своеобразной пирамиды (или торта), разделенной на слои в соответствии с технологическими стадиями продвижения первичного сырья и переработки его в конечные продукты, т.е. слои можно представить и как этапы, стадии в природно-продуктовой вертикали. По мере удаления от основания пирамида сужается — доля отраслей более высокого уровня в валовом внутреннем продукте уменьшается.

В основании пирамиды находятся природоэксплуатирующие отрасли. Это нижний структурный слой или так называемая первичная экономика. Здесь находятся четыре сектора народного хозяйства: горнодобывающее производство (в том числе добыча всех энергоресурсов), сельское хозяйство, лесная промышленность и рыбное хозяйство.

Во второй слой входят отрасли, обеспечивающие первоначальную переработку природного сырья. Здесь находятся производство металла, электроэнергии, простейшая деревообработка и т.д. В агрегированном виде сюда можно отнести отрасли черной металлургии, производящие чугун и сталь. В агропромышленном комплексе это отрасли, перерабатывающие сельскохозяйственное сырье, — консервная, мясная, мукомольная промышленность, виноделие и пр.

В третьем слое нашей пирамиды идет дальнейшее углубление обработки продукции, вторичная переработка природного сырья. В металлургии на этих этапах природно-продуктовой цепочки производят прокат, литье. В агропромышленном комплексе углубление переработки продукции, и получение новых товаров связано с кондитерской, швейной, обувной промышленностью.

В четвертом и более высоких слоях, на дальнейших этапах природно-продуктовой вертикали появляется машиностроение, производство сложных товаров и услуг.

На нижних слоях пирамиды важную роль играют природные ресурсы, первичное сырье и труд относительно низкой квалификации. По мере подъема по слоям, удлинения природно-продуктовых вертикалей эти факторы производства играют все меньшую роль, и на первый план начинают выступать высококвалифицированный труд, научные и технические достижения, высокие технологии, информация. Информация становится решающим фактором для верхних структурных слоев. В современной экономике на самом верху пирамиды находится производство информации — патентов, лицензий, проектов, всевозможных научных услуг, программного продукта, вообще любых интеллектуальных продуктов, включая управление предприятиями.

Очевидно, что чем уже основание пирамиды-экономики и шире ее вершина — тем лучше. Это означает, что при меньших затратах всех видов ресурсов в нижних слоях, на начальных этапах природно-продуктовой вертикали происходит увеличение производства товаров и услуг в верхних слоях экономики. Процесс сужения основания пирамиды при расширении ее вершины и есть процесс экологизации экономики, когда происходит уменьшение нагрузки на окружающую среду при увеличении обеспеченности высококачественными товарами и услугами. Структура народного хозяйства с большим удельным весом первичной экономики, в виде классической пирамиды с мощным основанием называется индустриальной структурой. Экономика с высоким уровнем развития более высоких слоев и с относительно небольшим основанием (перевернутая пирамида) имеет постиндустриальную структуру.

Исследование структурных изменений в экономике позволяет дать простое и понятное измерение уровня эффективности эколого-экономической политики, устойчивого развития в целом. Среди экономических показателей «структурными» критериями устойчивого развития могут быть:

— уменьшение показателя природоемкости, измеряемого как затраты первичных природных ресурсов (ресурса) или объемы загрязнений на единицу конечной продукции;

— изменение структурного показателя, отражающее уменьшение удельного веса продукции и инвестиций отраслей природоэксплуатирующих секторов.

Для российской экономики характерна индустриальная структура с мощным и тяжелым основанием. К сожалению, в последние годы происходит «утяжеление» экономики страны, увеличивается основание пирамиды, она «расползается», что отражает рост нагрузки на природу (рис. 7.1). Тяжелое основание пирамиды давит не только на современную экономическую ситуацию, но и грозит задавить будущие ростки устойчивого развития. Это отражается в росте удельного веса в производстве, инвестициях первичной экономики, природоэксплуатирующих отраслей (прежде всего топливно-энергетического комплекса) при сокращении удельного веса прогрессивных наукоемких отраслей, от которых во многом и зависит переход к устойчивому развитию. При общем спаде промышленного производства с 1991 г. более чем на 50% кризис тяжелее всего сказался на наукоемких и ресурсосберегающих секторах (по некоторым оценкам, здесь спад составил до 90%). Тем самым важнейшие цели реформ, переход к рынку, ориентированные на создание более эффективной и прогрессивной экономической структуры, оказываются подорванными.


Рис. 7.1. Процесс «утяжеления» структуры экономики
Отражением этой ситуации стало увеличение природоемкости во многих отраслях и по многим видам продукции (см. параграф 5.2). В условиях промышленного спада сократилось производство и потребление многих природных ресурсов, уменьшились суммарные выбросы и загрязнения. Однако удельные показатели затрат природных ресурсов и загрязнений в расчете на единицу конечной продукции возросли. В связи с этим достаточно показательным является ухудшение одного из важнейших индикаторов устойчивого и экологоориентированного развития — рост энергоемкости экономических показателей. Этот показатель для валового внутреннего продукта существенно вырос за последнее время. Это означает, что для достижения конечных результатов в экономике приходится удельно затрачивать значительно больше нефти, газа, угля, электроэнергии, что безусловно ведет к исчерпанию невозобновимых природных ресурсов.

Противоположная динамика энергоемкости сложилась в странах, прошедших структурную энергосберегающую перестройку. За 1970—1990 гг. энергоемкость промышленной продукции стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития уменьшилась в среднем на 35,3%. Некоторые страны практически не увеличили или даже сократили потребление энергии за 20 лет при быстром росте экономических результатов. Например, Дания при общем сокращении потребления энергии по сравнению с 1970 г. увеличила валовый национальный продукт в 1,5 раза.

На рис. 7.2 изображена в общем виде структура и динамика показателя энергоемкости (формула 7.2). После начала 70-х гг. («нефтяной кризис») и значительного подорожания нефти, развитые страны за счет радикальных технологических и структурных изменений резко снизили энергоемкость национальных экономик. На рис. 7.1 этому соответствует снижение показателя «рациональной» энергоемкости (er). В нашей стране в 70—80-е гг. в условиях дешевизны энергетических ресурсов, торможения научно-технического прогресса такого снижения не произошло, а с началом экономического кризиса 90-х гг., «утяжеления» экономики, «структурная» энергоемкость (es) значительно увеличилась (см. выше). На рис. 7.2 хорошо видна динамика ухудшения самой структуры общего показателя энергоемкости (ea): в 90-е гг. удельный вес показателя «рациональной» энергоемкости (er) уменьшился при росте «структурной» (es) энергоемкости по сравнению с подобным соотношением в 70—80-е гг.


Энергоемкость



ea





eS






er






t

1990

1970

Рис. 7.2. Структура и динамика показателя энергоемкости

Обозначения: ea — общая энергоемкость; er — «рациональная» энергоемкость; es — «структурная» энергоемкость.
Таким образом, экономика становится не только «глупее» с деградацией технологически прогрессивных отраслей, но и «грязнее» с увеличением удельного веса природоэксплуатирующих секторов экономики.

О необходимости глубоких структурных изменений в экономике говорит опыт зарубежных стран, где складываются постиндустриальные структуры и за последние десятилетия произошли колоссальные структурные сдвиги в пользу наукоемких и ресурсосберегающих видов деятельности. Здесь характерен пример Японии. В послевоенные годы в этой стране доминировала угольная промышленность. Потом пришел черед форсированного развития нефтяной и газовой энергетики, черной и цветной металлургии, обрабатывающей промышленности — прежде всего различных подотраслей машиностроения и химической промышленности. Однако, как и угольная промышленность, эти отрасли были отодвинуты на второй план следующей структурной волной. С 70-х гг. Япония стала сокращать объемы нефтепереработки, черной и цветной металлургии, энергоемких подотраслей химической промышленности, тяжелого машиностроения. Вместо этих отраслей стали быстро развиваться прогрессивные отрасли, связанные с информатикой, высокими технологиями, электроникой, робототехникой, наукоемкими видами деятельности и т.д. Такие структурные сдвиги привели к огромному сокращению природоемкости японской экономики, ее негативного воздействия на окружающую среду. Конечно, отсутствие собственной природно-сырьевой базы во многом способствовало формированию ресурсосберегающего развития. Однако современные экологические, экономические, социальные реалии в мире и в России делают необходимым скорейшее и эффективное решение экологических проблем вне зависимости от величины имеющегося природного капитала. И здесь природоохранный потенциал структурно-технологических изменений огромен.

Наряду со строительством новых предприятий, закрытием экологически и экономически неэффективных производств, к мерам по структурной перестройке относится и перепрофилирование производства. По своему экологическому эффекту эти меры сопоставимы с новым строительством и часто требуют гораздо меньше затрат.

В России особенно большие резервы природных ресурсов могут быть сэкономлены благодаря структурной перестройке в районах Сибири и Дальнего Востока. Здесь при фантастическом богатстве природы и масштабности первичной экономики положение в более высоких структурных слоях, на стадиях переработки природного сырья чрезвычайно напряженное. В обрабатывающей промышленности технологии, соответствующие мировому уровню, составляют лишь 6—8%, в горнодобывающей промышленности — менее 4%. В этих условиях происходят гигантские потери природных ресурсов.

Огромные резервы земельных и водных ресурсов, нефти, газа, угля могут быть высвобождены благодаря структурной перестройке в агропромышленном и топливно-энергетическом комплексах. Эти вопросы более подробно будут рассмотрены в следующих главах.

Таким образом, экологически ориентированная структурная перестройка должна предусматривать широкомасштабное перераспределение, перелив ресурсов из первичных (прежде всего сельское хозяйство и добывающая промышленность) во вторичные секторы экономики (обрабатывающая промышленность, строительство, транспорт, связь), а затем и в третичные (сферы преимущественно интеллектуальной деятельности и услуг). Существенную роль в таком перераспределении могут сыграть формирующиеся рыночные механизмы (см. раздел V).

7.1.2. Изменение экспортной политики

К альтернативным вариантам решения экологических проблем нужно отнести и изменение экспортной политики. В настоящее время неблагоприятное состояние окружающей среды существенно усугубляется природоемкой, природоразрушающей экспортной политикой. Подавляющая часть экспортного потенциала Российской Федерации приходится на природные ресурсы, причем в основном — на невозобновимые. Только на долю топливно-энергетических ресурсов в общем объеме экспорта приходится 40%. А с учетом значительного вывоза из страны руды, концентратов, металлов, лесоматериалов и продуктов их переработки, удобрений, химических продуктов и другой природоемкой продукции данная цифра существенно возрастет и составит более 80% всего экспорта (см. табл. 7.1). Чрезвычайно значительны объемы вывозимых природных ресурсов по отношению к объемам их производства. В то же время на долю высокотехнологичной продукции обрабатывающих отраслей (машины и оборудование) приходится менее 10%. Подобная природоемкая структура экспорта еще более обостряет экологическую обстановку во многих регионах России.

Наряду с экологическими издержками экспорт сырья невыгоден и с чисто экономических позиций. Прибыль при вывозе обработанной и конечной продукции увеличивается в 2—3 раза. Сейчас страна теряет миллиарды долларов при экспорте чисто первичного сырья и продукции с низкой добавленной стоимостью.Таблица 7.1

Товарная структура экспорта в зарубежные страны
(1998 г., без стран СНГ, %)


Вид продукции

В % от общей суммы
экспорта


Машины, оборудование и транспортные средства

9

Минеральные продукты

57

Металлы, драгоценные камни и изделия из них

20

Продукция химической промышленности, каучук

7

Древесина и целлюлозно-бумажные изделия

Продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье

5
1

Прочие

1

ВСЕГО

100

В настоящее время возможно значительное уменьшение нагрузки на природную среду за счет изменения экспортной политики, снижения природоемкости экспорта. Прежде всего это касается экспортно-импортной политики в области сельскохозяйственной продукции. В настоящее время значительная часть валютных расходов идет на приобретение продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Удельный вес таких закупок составляет 25—30% ежегодно. Тем самым происходит своеобразный обмен в основном невозобновимых природных ресурсов на легко воспроизводимые сырьевые ресурсы.

В то же время значительная часть сельскохозяйственной продукции и сырья, производимых в стране, теряется — до 30%. С позиций снижения экологической нагрузки и экономической выгоды гораздо эффективнее ликвидировать потери продовольствия, чем расширять добычу топливно-энергетических ресурсов, руд для вынужденного экспорта в целях стабилизации внутреннего рынка продовольствия. Такая добыча требует все возрастающих затрат и приводит к тяжелым экологическим деформациям.

В этих целях необходимо существенно изменить структуру капитальных вложений как в отдельные сектора экономики, так и внутри них. В частности, на основе прямого регулирования и рыночных механизмов требуется стимулировать развитие инфраструктуры и перерабатывающей промышленности в агропромышленном комплексе, что позволит резко уменьшить потери продовольствия (более подробно этот вопрос будет рассмотрен в следующей главе). Одним из источников новых инвестиций в аграрный сектор может стать сокращение затрат в топливно-энергети­ческий комплекс, направляемых на освоение новых труднодоступных месторождений нефти и газа.

В целом очевидна необходимость резкого увеличения доли в экспорте конечной, наукоемкой и высокотехнологичной продукции. Для этого в стране имеется достаточный научный и производственный потенциал. Будущее мировой торговли, по оценкам некоторых специалистов, за макротехнологиями — совокупностью знаний и технологий для выпуска наукоемкой продукции. В мире насчитывается около 50 макротехнологий, и Россия может активно участвовать на рынках 10—15-ти (авиа-, космические и ядерные технологии, технологии добычи, переработки и транспортировки некоторых природных ресурсов и т.д.).

Ресурсосберегающее изменение структуры народного хозяйства позволит уменьшить объемы экспорта природных ресурсов, их добычи и улучшит экологическую обстановку.

7.1.3. Конверсия

Окончание «холодной войны» делает возможным проведение в России широкомасштабной конверсии, сокращение производства в оборонном комплексе. Конверсия может сыграть важное значение для стабилизации экологической ситуации в стране.

Существенную роль в совершенствовании природопользования может сыграть перепрофилирование предприятий оборонного комплекса на экологические нужды. Они могут выпускать экологическую, природоохранную технику и оборудование, создавать новые и увеличивать производство ресурсосберегающих технологий. В оборонных отраслях сосредоточен мощный научно-технический потенциал, высококвалифицированные кадры и передовые технологии. В связи с отсутствием в стране отрасли экологического машиностроения, слабым развитием производств, выпускающих комплексные технологии по улучшению использования природных ресурсов и охране окружающей среды, малоотходные технологии, экологически ориентированная конверсия позволит получить значительный природоохранный эффект.

Следует также отметить потенциал сокращения производства неконкурентоспособной военной продукции, уменьшение использования природных ресурсов и продукции, полученной на их основе, на оборонные нужды позволит значительно оздоровить экологическую ситуацию, уменьшить пресс на природу.

7.1.4. Экологосбалансированные макроэкономические мероприятия

Снижение нагрузки на окружающую среду могут дать макроэкономические мероприятия, которые наряду с социальными и экономическими эффектами (часто это главная цель этих мер) позволяют получить экологические выгоды. (Подробно воздействие макроэкономической политики и ее отдельных мер на окружающую среду рассматривается в главах 15 и 16). Здесь экологосбалансированные (экологоориентированные) макроэкономические мероприятия выступают как одно из направлений экологизации экономики и в то же время как механизм такой экологизации для реализации структурной перестройки, изменения экспортной политики и т.д. «Позеленение» всей системы налогов, реформа субсидирования основных секторов экономики (энергетика, сельское и лесное хозяйства, промышленность и др.), финансово-кредитная политика и другие макроэкономические мероприятия способны улучшить экологическую ситуацию.

В качестве примера экологизации экономики посредством макроэкономических мероприятий можно привести реформирование налоговой системы. Целесообразно создать единую систему налогов, охватывающую всю природно-продуктовую вертикаль (цепочку) — от первичного природного вещества до конечной продукции, получаемой на его основе (см. рис. 7.3).



Рис. 7.3. Единая система налогов для природно-продуктовой цепочки

[0, t1] — «природные стадии» движения продукции

[t1, t2] — стадии обработки, переработки, инфраструктуры и пр. до получения конечной продукции
На рис. 7.3 на оси времени расположены этапы природно-продуктовой вертикали (цепочки), соединяющей первичные этапы эксплуатации природ­ного ресурса с конечным этапом производства (потребления) продук­ции, товаров или услуг, получаемых на основе данного природного ресурса.

Величина налогов устанавливается максимальной для первых этапов природно-продуктовой вертикали, связанных с эксплуатацией (добычей) природных ресурсов. Это могут быть различного рода налоги на пользование природными ресурсами, ройялти, акцизы и т.д. Для последующих этапов, связанных с обработкой и продвижением продукции, полученной на основе данного природного ресурса, величина налогов снижается. Это стимулирует развитие «внеприродных» отраслей и видов деятельности, способс­твует рациональному и экономному использованию ресурсов, углубля­ет степень их обработки, что способствует уменьшению нагрузки на природу. Такая налоговая система создает стимул для снижения природоемкости.

Можно привести примеры такого экологоориентированного налогового реформирования для природоэксплуатирующих комплексов/секторов. Для агропромышленного комплекса природно-продуктовая вертикаль соединяет земельные ресур­сы с конечной продукцией, изготовленной на основе сельскохозяйс­твенного сырья. Установление высоких налогов в самом сельском хозяйстве (на размеры обрабатываемой земли и особенно на деградированные участки) должно способствовать уменьшению земельных площа­дей в аграрном секторе. В свою очередь, льготные налоги, субсидии на развитие инфраструктуры и перерабатывающей промышленности поз­волят улучшить использование сельскохозяйственной продукции, сократить ее потери. Тем самым при сокращении используемых в сельском хозяйстве земельных ресур­сов будет наблюдаться рост конечного выхода сельскохозяйственных товаров.

Для лесного комплекса налоговая система, сочетающая жесткий характер на первых этапах природно-продуктовой вертикали (вырубка леса, заготовка бревен) с льготным режимом на этапах обработки древесины и получения готовой продукции (бумага, мебель и пр.), позволит увеличить выход продукции в расчете на единицу заготавливаемого леса.

В топливно-энергетическом комплексе высокие налоги на добычу полезных ископаемых должны сопровождаться налоговыми льготами в энергосбережение, углубление переработки углеводородов, производство прогрессивных пластиков и т.д.

7.1.5. Положительные межсекторальные экстерналии
и региональные аспекты экологизации экономики


Структурная перестройка во всей экономике и в отдельных секторах должна учитывать особенности межсекторальных эффектов. Эта особенность является результатом возможного секторального, отраслевого и продуктового несовпадения результатов мероприятий, имеющих значительный экологический эффект. Реализация в одном секторе программы развития определенных производств и видов деятельности, имеющей целью улучшить экологическую обстановку или даже только некие производственные цели и без экологической ориентации, может позволить существенно снизить экологическую нагрузку в другом комплексе. То есть имеет место межсекторальный (межотраслевой) экологический эффект. Возникают своеобразные макроэкономические экстерналии. В данном случае в экономике имеют место положительные экстерналии, появляются возможности снижения общественных издержек экологического характера, а также снижения издержек для одного сектора/отрасли благодаря развитию другого сектора/отрасли.

Примером таких положительных межсекторальных экстерналий является влияние развития аграрного сектора на энергетический сектор (см. изменение экспортной политики в 7.1.2). В свою очередь внутри аграрного сектора развитие инфраструктуры и перерабатывающей промышленности позволяет экономить используемые в сельском хозяйстве земельные и водные ресурсы за счет устранения потерь сельскохозяйственной продукции (более подробно этот вопрос рассмотрен в следующей главе), т.е. имеют место положительные межотраслевые экстерналии.

Существенной особенностью альтернативных вариантов решения экологических проблем является возможное региональное несовпадение территорий, на которых функционируют объекты данного сектора/комплекса, и территорий, где проявляется экологический эффект, положительные экстерналии от развития данного комплекса.

Перечисленные в данной главе альтернативные варианты решения экологических проблем обладают высокой эколого-экономической эффективностью. Конечно, этими вариантами весь круг возможных альтернативных решений не исчерпывается. Сейчас поиск и реализация альтернативных вариантов чрезвычайно актуальны и именно на этом направлении находятся самые большие возможности по смягчению экологической ситуации в России. Однако такой поиск не всегда легок и очевиден. Многие варианты можно найти на основе межотраслевых балансов или других экономических инструментов. Нахождение некоторых вариантов затруднено в силу нетривиального характера связей между данным производством или видом деятельности и экологическими проблемами. Такие связи нередко довольно прихотливы и не лежат на поверхности.

Простым примером такой неочевидности может стать вопрос: как уменьшить негативное воздействие на хрупкие экосистемы Тюменской области, где добывается нефть, за счет строительства картофелехранилищ в Нечерноземье? При некоторой парадоксальности вопроса ответ оказывается довольно простым. Сейчас Россия вынуждена закупать огромное количество продовольствия за рубежом, расплачиваясь за это прежде всего своими невозобновимыми энергоресурсами. В то же время значительная часть сельскохозяйственного урожая в стране теряется. Тем самым строительство современной системы хранения сельскохозяйственной продукции позволит увеличить продовольственный фонд, а следовательно, сократить и экспорт нефти, и ее добычу.

Таким образом, нахождение и реализация альтернативных вариантов решения экологических проблем можно сравнить в какой-то степени с медицинским искусством акупунктуры. Нужно найти такую экономическую точку, воздействие на которую даст максимальный экологический эффект. Это и есть реализация проверенного экологического принципа «мыслить глобально, действовать локально».

Отдельным является вопрос о механизмах реализации альтернативных вариантов решения экологических проблем. Этот вопрос будет рассмотрен в последующих главах при анализе роли государства и рынка, экономического механизма природопользования.

7.2. Развитие малоотходных и ресурсосберегающих
технологий, технологические изменения


Следующим направлением экологизации экономического развития является широкое распространение малоотходных и ресурсосберегающих технологий. Если альтернативные варианты решения экологических проблем связаны в основном с макроуровнем или отраслевым уровнем — комплексы, сектора, отрасли и пр., то развитие малоотходных и ресурсосберегающих технологий носит скорее региональный характер и связано с экономическим микроуровнем: цех, предприятие, группа разнопрофильных предприятий на одной территории.

В материалах Европейской экономической комиссии ООН и Декларации о малоотходной и безотходной технологии, принятой в 1979 г. на совещании по общеевропейскому сотрудничеству в области охраны окружающей среды, малоотходная и безотходная технология определяется как практическое применение знаний, методов и средств с тем, чтобы в рамках потребностей человека обеспечить наиболее рациональное использование природных ресурсов и защитить окружающую среду. Из определения следует, что малоотходная технология решает двуединую задачу: эффективного использования природного сырья и продуктов его переработки с одной стороны, и охраны окружающей среды от различного рода загрязнений, отходов — с другой.

Цель развития малоотходных и ресурсосберегающих технологий — создание замкнутых технологических циклов, с полным использованием поступающего сырья и не вырабатывающих отходов, выходящих за их рамки. Это попытка воспроизвести природные циклы, так как биосфера является закрытой системой, где все элементы взаимосвязаны и обусловливают друг друга. Современная техногенная экономика является открытой системой, где получение относительно небольшого конечного продукта требует огромных затрат ресурсов и сопровождается большими отходами. По отношению к общему объему отчуждаемого природного вещества сейчас конечный продукт составляет всего 2—4%, а остальная часть идет в отходы (пустая порода, шлаки, стоки и т.д.).

Человечество знает относительно замкнутые экономические системы. Это сельское хозяйство, а точнее — натуральное сельское хозяйство, где количество отходов минимально. Система «земледелие — животноводство» утилизирует отходы внутри себя: земледелие дает животноводству корма, а также отходы переработки зерна, подсолнуха, сахарной свеклы и других культур; в свою очередь животноводство обеспечивает земледелие чрезвычайно полезными для плодородия органическими удобрениями. В результате создавался более или менее замкнутый кругооборот веществ.

Поэтапная трансформация традиционных технологий в малоотходные и ресурсосберегающие позволит постепенно перейти от открытых производственных систем со свободным входом ресурсов и выходом отходов к полуоткрытым с частичным использованием извлекаемых материалов и очисткой отходов, а затем и к системам закрытого типа с полной переработкой и утилизацией всех поступающих ресурсов и отходов и прекращением загрязнения последними окружающей среды. Такая трансформация меняет сам технологический принцип. Сейчас в большинстве технологий происходит борьба с загрязнениями и отходами практически уже на последнем технологическом этапе: фильтры, очистные сооружения и пр. (прямые природоохранные мероприятия). В английском языке такие технологии образно называют «технологиями конца трубы» (end-of-pipe technology). В отличие от них малоотходные технологии создают новые циклы, связи внутри самого технологического процесса.

Решающее значение для подобной технологической трансформации имеет научно-технический прогресс. Только на основе его достижений можно обеспечить переход от традиционных ресурсоемких технологий к ресурсосберегающим малоотходным и безотходным технологиям.

Постепенный переход к комплексам малоотходного и ресурсосберегающего производства, «комплексирование производства» позволяет значительно снизить нагрузку на окружающую среду, особенно на региональном уровне. Современные технологии, заменяя устаревшие и природоемкие, дают возможность существенно уменьшить количество разрабатываемых месторождений, сохранить для будущих поколений запасы исчерпаемых, невозобновимых природных ресурсов. О гигантском потенциале малоотходных технологий говорят такие цифры. Сейчас из-за несовершенства технологий добычи в земле остается до 70% нефти, 30% угля, 20% железной руды и т.д. (см. раздел III).

Перспективным подходом к формированию малоотходных систем производства могут стать территориально-производствен­ные комплексы, с их широкими возможностями по обмену сопряженной продукцией и отходами, замкнутостью отдельных производственных циклов. В настоящее время на территории России перспективны в этом отношении несколько таких комплексов. Среди крупнейших из них — Урало-Кузнецкий, Канско-Ачинский, базирующийся на крупнейших запасах бурых углей, Западно-Сибирский, основой которого является нефтегазовая промышленность Тюмени, и другие.

В русле этого направления находятся и меры по реконструкции предприятий. Замена устаревшего в физическом и моральном планах оборудования на новое более прогрессивное оборудование позволяет получить существенную экономию многих видов ресурсов, инвестиций, повысить качество продукции и т.д.

7.3. Прямые природоохранные мероприятия

Традиционным способом охраны окружающей среды являются прямые природоохранные мероприятия. Они стали практически первым ответом на деградацию природы в результате техногенного развития экономики. Экспансия промышленности и сельского хозяйства на природу породила желание защититься путем строительства различного рода очистных сооружений, фильтров, «отгородить» экосистемы от техносферы за счет создания охраняемых природных территорий, совершенствовать систему захоронения и складирования отходов, восстанавливать нарушенные земли путем рекультивации и т.д. В настоящее время этим мероприятиям уделяется основное внимание в различных программах и планах по охране окружающей среды практически во всем мире (концепция охраны окружающей среды — см. гл. 1). Но, как уже отмечалось, все это — попытки бороться со следствиями техногенного развития, а нужно ликвидировать причины.

Тем не менее и сейчас, и в дальнейшем роль прямых природоохранных мероприятий будет достаточно велика. Речь должна идти о разумном синтезе всех мероприятий в рамках трех направлений формирования устойчивого эколого-экономического развития. К сожалению, современный технологический уровень не позволяет ликвидировать негативные экологические последствия от развития производства только на базе альтернативных вариантов или малоотходных технологий. В этом случае еще довольно долго придется охранять окружающую среду традиционными защитными средствами природоохранных мероприятий.

Существен здесь и фактор времени. Структурная перестройка, замена технологий требуют довольно продолжительного периода времени и больших инвестиций. В условиях острой локальной экологической ситуации, массового ухудшения здоровья населения, деградации природных объектов и пр. необходимы срочные меры для проведения прямых природоохранных мероприятий.

Среди прямых природоохранных мероприятий можно выделить и практически «вечные». Так, проблема сохранения биоразнообразия, связанная с исчезновением многих видов животных и растений, существование эндемиков (видов, живущих только в определенной местности) делает необходимым широкое развитие охраняемых территорий — заповедников, национальных парков и т.д. Только таким образом сейчас можно спасти быстро исчезающие многие виды животных и растений. И здесь России с ее уникальными природными комплексами предстоит еще много сделать (сохранение биоразнообразия более подробно рассматривается в гл. 9).

7.4. Инвестиционные аспекты экологизации экономики

Ограниченность в экономике ресурсов, инвестиций делает необходимым выбор тех или иных приоритетов в эколого-эко­номической политике. Наиболее распространенным сейчас является требование резкого увеличения затрат на охрану природы. При этом часто идут сравнения доли таких средств в общей сумме инвестиций в экономику, валовом внутреннем продукте, сравнения этих показателей с развитыми странами и т.д. Но при этом под затратами на охрану природы подразумеваются только затраты в прямые природоохранные мероприятия (очистные сооружения, различного рода фильтры, рекультивация и пр.). Однако это, как следует из сказанного, некорректный подход. Надо делать инвестиции там, где они дадут максимальный эколого-экономический эффект, будут наиболее эффективны. Тогда что в этом случае считать затратами в охрану природы? В природоемкой переходной экономике России прежде всего следует использовать капитальные вложения в структурную перестройку, развитие малоотходных техно­логий. Это позволит вывести из активного оборота огромное количество неэффективно используемых природных ресурсов, снизить нагрузку на окружающую среду. Утрируя, современные инвестиции надо делить так, чтобы не умереть сегодня (то прямые природоохранные мероприятия) и выжить завтра (главным образом, это структурная перестройка).

Инвестируя ресурсосбере­гающую структурную перестройку экономики, добиваясь ее экологиза­ции, устойчивости и сокращения природоемкости, тем самым мини­мизируются затраты на ликвидацию негативных экологических последс­твий техногенного экономического развития.

Сейчас сложно доказывать необходимость увеличения собственно природоохранных затрат — деньги в переходной экономике всегда в дефиците. Требуется показывать высокую экономическую эффективность экологоориентированных (может, и в неявном виде) мероприятий, что вполне возможно при учете реальной экономической ценности природы. В переходной экономике — в отличие от экономики развитых стран — можно «снять» огромное количество «экологических сливок» чисто экономическими структурными проектами и программами. Сейчас главными должны быть экономические политики «двойного выигрыша», дающие наряду с экономическим большой экологический эффект (энергосбережение, развитие высокотехнологичных, инфраструктурных и обрабатывающих отраслей, технологические изменения в черной металлургии и т.д.). Используя другие термины, экономические мероприятия должны давать сопряженные эффекты в экологической сфере.

Выводы

В природопользовании требуется новая идеология, базирующаяся на отличных от узко «природных» подходах. В связи с этим нужна и другая иерархия, последовательность в решении экологических проблем. Целесообразна следующая последовательность и приоритетность в экологизации экономики и переходе к устойчивому развитию:

— альтернативные варианты решения экологических проблем;

— развитие малоотходных и ресурсосберегающих технологий, технологические изменения;

— прямые природоохранные мероприятия.

Важной чертой новой идеологии должен стать интегральный подход к экономике и экологии, анализ единой природно-продуктовой системы. Необходим макроподход при разработке и реализации эколого-экономической политики. Важно осознать, что экономия природных ресурсов может осуществляться на всех этапах природно-продуктовой вертикали (цепочки), связывающей первичные природные ресурсы с конечной продукцией.

Сейчас самым экологически и экономически эффективным направлением решения экологических проблем является форсированное развитие и упорядочение «внеприродных» отраслей и видов деятельности, т.е. альтернативные варианты. Здесь можно выделить структурную перестройку экономики. Она позволяет резко уменьшить общее потребление природных ресурсов за счет сокращения их структурного «перепотребления».

Инвестиции в альтернативные варианты решения экологических проблем могут дать гораздо больший экологический эффект по сравнению с затратами собственно на охрану природы. То есть экологическая ситуация может улучшаться и при сохранении/уменьшении затрат на охрану природы.

В целом реальная экологизация экономического развития, переход от техногенного типа развития к устойчивому позволят сэкономить и высвободить из производственного процесса огромное количество природных ресурсов, уменьшить загрязнения и отходы при увеличении конечных результатов.

Вопросы

  1. Охарактеризуйте основные направления экологизации экономики.

  2. В чем суть альтернативных методов решения экологических проблем?

  3. Какова роль структурной перестройки экономики в решении экологических проблем?

  4. Приведите формулу общего потребления природных ресурсов.

  5. Приведите формулу показателя структурной природоемкости.

  6. Что такое индустриальная и постиндустриальная структуры экономики?

  7. Как связаны экологические проблемы с экспортной политикой?

  8. Каковы возможности конверсии для охраны окружающей среды?

  9. В чем суть положительных межсекторальных экстерналий?

  10. Что понимается под малоотходными технологиями?

  11. Охарактеризуйте значение и место прямых природоохранных мероприятий в экологизации экономики.

  12. В чем состоит проблема определения затрат на охрану природы?








ГЛАВА 6. ОГРАНИЧЕНИЯ ТЕХНОГЕННОГО ТИПА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации