Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования - файл Gl 18.doc

приобрести
Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования
скачать (934.7 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc268kb.17.02.2003 14:08скачать
GI 1,2,3.doc373kb.17.02.2003 12:00скачать
Gl 10,11,12.doc388kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 13.doc219kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 14.doc441kb.17.02.2003 13:04скачать
Gl 15,16,17.doc495kb.17.02.2003 13:17скачать
Gl 18.doc231kb.12.02.2003 15:38скачать
Gl 4,5.doc335kb.17.02.2003 13:18скачать
Gl 6,7.doc186kb.17.02.2003 13:28скачать
Gl 8,9.doc246kb.17.02.2003 12:48скачать
n11.doc162kb.12.02.2003 15:39скачать
n12.doc414kb.12.02.2003 15:40скачать

Gl 18.doc

рАЗДЕЛ VI
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ И СОТРУДНИЧЕСТВО В РЕШЕНИИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

В настоящее время понимание остроты и необходимости решения экологических проблем, все в большей степени начинающих носить глобальный характер, осознаны практически во всех странах мира. Их универсальность и взаимообусловленность позволяют вырабатывать общие предложения и меры независимо от географического расположения стран и уровня их экономического развития. Вместе с тем различные страны мира имеют далеко не одинаковые возможности осуществления программ оздоровления окружающей среды. Здесь также важны международное сотрудничество и помощь мирового сообщества.

ГЛАВА 18. МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ
ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Международные аспекты природоохраны включают в себя обмен опытом реализации национальных программ природопользования, создание и функционирование межгосударственных программ и соглашений, учреждение международных органов или организаций по контролю за состоянием природной среды и выполнению принятых соглашений.

18.1. Национальные программы и опыт решения экологических проблем

В настоящее время практически во всех развитых странах мира разработаны, приняты и действуют национальные программы охраны окружающей среды. Вначале реализация этих программ была направлена в первую очередь на ликвидацию последствий накопленного загрязнения, а меры, предусмотренные в них, касались прежде всего негативных итогов производственной деятельности и почти не касались первопричин деградации окружающей среды. Ограниченность такого подхода очевидна, однако в первое время он был оправдан, так как в ряде случаев приходилось срочно спасать нарушенные прошлой деятельностью экосистемы. Сейчас акцент делается на другом. Во многих странах приняты комплексные программы природопользования по всей природно-продуктовой цепочке и по всем средам, подкрепленные соответствующими диверсифицированными законодательствами. В них закреплена сильная роль государства по регулированию природосберегающей деятельности, определены права и обязанности природопользователей.
ВСТАВКА 18.1

Одной из первых стран в мире, принявшей государственную программу экологической политики, направленной на достижение устойчивого развития, были Нидерланды. В течение 45 лет вплоть до 1985 года экономика Нидерландов характеризовалась высокими темпами промышленного и интенсивного сельскохозяйственного развития, превратившими страну в богатейшую с экономической точки зрения нацию. Однако эти успехи сопровождались ухудшающимся состоянием окружающей среды. К середине 80-х годов Нидерланды стали одной из самых «грязных», индустриально развитых стран. В 1989 году был опубликован и вступил в действие Первый Национальный план политики в области окружающей среды (National Environmental Policy Plan, NEEP1), основанный на шести принципах.

В плане подчеркивались комплексность проблем защиты окружающей среды и их взаимосвязь, необходимость проведения активной государственной политики как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Большое значение придавалось осуществлению принципа «загрязнитель платит», а также экономическим инструментам (налогам, субсидиям), которые должны применятся в природоохранных отношениях. Впервые защита окружающей среды провозглашалась приоритетной задачей макроэкономической политики, наряду с проблемами занятости, сбалансированным бюджетом и т.п. План был рассчитан на 4 года с ежегодными корректировками текущих задач.

В 1993 году принимается NEEP2, сохранивший главные цели предыдущих разработок. Основная задача, поставленная в этом плане, состояла в разъединении векторов экономического роста и давления на окружающую среду. Фактически речь шла о существовании в гармоничных пределах экономики и природы, и проведении в этих целях дифференцированной, гибкой политики, сочетающей административные решения с действиями экономических инструментов.

В настоящее время в Нидерландах действует Третий Национальный план политики в области окружающей среды (NEEP3) рассчитанный на 1999-2003 гг. и закладывающий основы для будущего периода.

Похожие программ реализуются в Германии, Австрии, странах Северной Европы, Японии и США.

Государственное вмешательство в природопользование в развитых странах имеет довольно ощутимый характер. Созданы иерархические системы управления, в которых выделяются цели природоохранной политики, ее объекты (воздушный бассейн, водные системы, земельные ресурсы, леса и др.), а также уровни осуществления (общегосударственный, местный). Разработан инструментарий, включающий мониторинг окружающей среды, управление процессами, финансирование и стимулирование природоохранной деятельности.

В последние годы прослеживается тенденция увеличения количества органов государственного управления, включая отраслевые министерства, ответственные за состояние окружающей среды на «своем участке», и расширения их функций в этой области. С другой стороны, практически во всех развитых странах появились центральные органы, осуществляющие руководство природоохранной политикой в национальном масштабе. В Японии это Управление по охране окружающей среды, во Франции — соответствующее министерство, в Германии – федеральное ведомство по окружающей среде, в США — федеральное Агентство по охране окружающей среды, имеющее свои отделения в ряде штатов.




ВСТАВКА 18.2

В 1969 г. в США был принят Акт о национальной политике в области окружающей среды (Nanional Environmental Policy Act), в соответствии с которым были созданы Агентство по охране окружающей среды и Совет по ее качеству при Президенте. Ныне основные подразделения федеральных органов, отвечающих за природопользование, выглядят следующим образом:



Несмотря на различия в методах государственного регулирования природоохраны, общее здесь состоит в том, что государство устанавливает цели природоохранной политики, определяет ее приоритеты и разрабатывает нормы взаимоотношений с (между) природопользователями, т.е. те правила игры, которые называются хозяйственным механизмом. Сам же этот механизм функционирует на рыночной основе с элементами мер принуждения как экономического, так и неэкономического характера.

В основу проведения экологической политики и ее финансирования в большинстве развитых стран был положен принцип нормативного качественного состояния окружающей среды, который достигается путем установления стандартов на загрязнение различного рода. Переход к этим стандартам обеспечивается соответствующей налоговой политикой, носящей как карательный, так и щадящий, стимулирующий характер, использованием дотаций, льготного кредитования, введением в практику систем торговли загрязнениями или платежей за их нормативный и сверхнормативный уровни, штрафов. К числу внеэкономических рычагов можно отнести прямые запреты на производство, административные решения по закрытию предприятий, а также привлечение к уголовной ответственности. К примеру, Агентство по охране окружающей среды США, отвечая за проведение в жизнь природоохранных законов, имеет полномочия возбуждать дела на любого гражданина или компанию и устанавливать срок тюремного заключения за уголовно наказуемые загрязнения.

Переход к более активной политике охраны окружающей среды характерен в настоящее время для развивающихся стран, где деградация природных экосистем вызывается не столько ростом объемов производства, сколько отсталостью техники и технологий, функционированием большого количества «грязных» производств в условиях перенаселения.

Во многих развивающихся странах разработано законодательство, учреждены государственные органы по окружающей среде, стали создаваться программы сохранения экосистем, повышения их биопродуктивности, разрабатываются стандарты и нормы загрязнения. Для стран «третьего мира» очень важен опыт развитых стран, в частности, для внедрения ресурсосберегающих, безотходных технологий, повышения продуктивности аграрной сферы и эффективности использования топливно-энергетических ресурсов. Этот опыт позволяет избежать ошибок индустриального общества, решить многие проблемы окружающей среды в увязке с задачами их общего социально-экономического развития, а иногда и выживания в прямом смысле этого слова.

В странах с переходной экономикой (Центральной и Восточной Европы, в России, СНГ) некоторый опыт в природоохранной деятельности был накоплен еще в период планового, централизованного хозяйствования. В период 70—80-х гг. разработан и принят целый ряд природоохранных законов, создана система государственного управления природопользованием, осуществлен экологический мониторинг (сеть контрольных пунктов, регистрирующих состояние атмосферы и водоемов), стали создаваться инструменты экономического воздействия на природопользователей (налоги, дотации, штрафы, льготы), экологические фонды. В целом ряде стран была хорошо поставлена работа по утилизации и рециклированию отходов бытового и промышленного характера.

В настоящее время важно сохранить все положительное из этого опыта, имея в виду то обстоятельство, что в течение ближайших лет страны с переходной экономикой будут испытывать серьезные ограничения в средствах, которые можно было бы использовать для прямых природоохранных мероприятий. В условиях сложного социально-экономического положения всегда будет существовать соблазн экономии на природозащитных затратах.

Вместе с тем переход к рыночной экономике может не только улучшить экономическое состояние стран, но и изменить к лучшему экологическую ситуацию. Во-первых, это связано с необходимостью структурной перестройки, ликвидацией целого ряда неэффективных производств в «тяжелом» секторе хозяйства и прекращением растраты ресурсов, характерной для централизованной (затратной, экстенсивной) экономики.

Во-вторых — с прекращением доступа предприятий к государственным финансам, прекращением субсидирования ресурсов, в первую очередь энергетических. Это позволит снизить уровень ресурсопотребления, в частности энергоемкость.

В-третьих — с признанием истинной стоимости капитала. Помимо прекращения расточительности в использовании сырьевых ресурсов это приведет к необходимости непрерывного процесса замены оборудования на действующих предприятиях в противовес новому строительству и консервации старых технологий.

В-четвертых — с приватизацией, позволяющей снять бремя экологических затрат с государства.

В последнее десятилетие прошлого века объем вредных выбросов в странах с переходной экономикой сокращался. Однако связано это было в первую очередь с падением производства в условиях реформирования экономики. Поэтому важно в настоящее время принять такие меры в области природоохраны, которые смогли бы поддержать эту тенденцию после выхода из кризиса той или иной страны.

18.2. Международные организации в области охраны окружающей среды. Соглашения и программы международного сотрудничества

Международное сотрудничество в области охраны окружающей среды насчитывает пока лишь 30-летнюю историю. К началу 70-х гг. стало достаточно очевидно, что в отношениях общества и природы возникли проблемы, несущие глобальную угрозу человечеству вследствие необратимых изменений в биосфере планеты. Задача сохранения среды обитания человека стала носить, таким образом, интернациональный характер.

Проблема окружающей среды в ее современной интерпретации получила распространение, начиная со времени Стокгольмской конференции (1972 г.). В соответствии с ее решениями в ООН был создан самостоятельный орган, на который было возложено международное сотрудничество в данной области в мировом масштабе. Этот орган получил название Программа ООН по окружающей среде — ЮНЕП (United Nations Environment Programme). Действует он на постоянной основе со штаб-квартирой в Найроби (Кения).

ВСТАВКА 18.3
Руководящим органом ЮНЕП является Совет управляющих, избираемый Генеральной Ассамблеей ООН на четырехлетний срок. На этот Совет возложены функции осуществления содействия международному сотрудничеству в охране окружающей среды, представление рекомендаций по проведению соответствующей политики, осуществление руководства и координации природоохранных программ, постоянное наблюдение за состоянием окружающей среды в мире, содействие международным сообществам в накоплении и оценке знаний и информации об окружающей среде.
В связи с тем что охрана окружающей среды является многослойной, комплексной проблемой, в дополнение к деятельности ЮНЕП, отдельными ее аспектами занимаются следующие специализированные организации под эгидой ООН, имеющие статус автономных:

ЮНЕСКО (United Nations Education, Scientific and Cultural Organization) выполняет работу по программе «Человек и биосфера», проводит исследования социально-экономических факторов развития и взаимосвязи между человеком и средой;

ФАО (Food and Agricultural Organization of the United Nations) имеет своей целью улучшение производства и переработки сельскохозяйственной продукции, лесоводства и рыболовства, содействует инвестициям в агросферу, рациональному использованию почвы и водных ресурсов, удобрений и пестицидов, освоению новых и возобновимых источников энергии;

ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения — World Heath Organizatiоn) имеет, помимо прочего, задачу содействовать экологической безопасности, включая безопасное водообеспечение, питание и удаление отходов;

ЮНИДО (United Nations Industrial Development Organization) содействует промышленному развитию и установлению нового международного экономического порядка;

MAГАTE (International Atomic Energy Agency) разрабатывает нормы безопасности и защиты от радиации, включая безопасную транспортировку радиоактивных материалов и утилизацию отходов.

Все более важную роль в решении глобальных экологических проблем играет такая международная организация, как Глобальный Экологический Фонд (ГЭФ) (The Global Environment Facility). Созданный в начале 90-х гг., этот фонд предназначен помогать в основном развивающимся странам для решения таких экологических проблем, которые имеют планетарный характер. В деятельности ГЭФа участвуют три международные структуры: Программа ООН по развитию (the United Nations Development Programme), Программа ООН по окружающей среде (the United Nations Environmental Programme) и Всемирный банк (World Bank). В качестве первоочередных направлений для финансирования выделены четыре: глобальное потепление климата, загрязнение международных вод, уменьшение биоразнообразия и истощение озонового слоя.

Имеются проекты ГЭФ и в России. В 1996 г. нашей стране был предоставлен грант на сохранение биоразнообразия в России и охраны Байкальского региона на сумму 20,1 млн. долл. Проект был рассчитан на период в пять лет до 2001 г. ГЭФ также представил России 60 млн.долл. для поэтапного сокращения производства и потребления озоно-разрушающих веществ, а также перевода российской промышленности на озонобезопасные технологии. Предполагается также предоставление стране 26 млн. долл. в рамках проекта «Специальная инициатива по прекращению производства озоноразрушающих веществ», подготовленного совместно с Мировым банком.

Все указанные выше организации являются самостоятельными, созданными на основе межправительственных соглашений и обладающими широкими международными полномочиями. Кроме них вопросами охраны окружающей среды по отдельным аспектам так или иначе занимаются и другие организации, функционирующие как в составе, так и под эгидой ООН.

Региональные экологические проблемы находят отражение в деятельности комиссий, изучающих социально-экономическое положение в различных частях мира, вырабатывающих рекомендации для правительств и принимающих участие в реализации проектов. Такие комиссии существуют для Азиатского и Тихоокеанского регионов (ЭСКАТО), для Латинской Америки (ЭКЛАК), для Европы (ЕЭК — Economic Commission for Europe), в рамках которых существуют Комитеты по экологической политике.

Все вышеуказанные органы и организации ООН тесно взаимодействуют с многочисленными межправительственными и неправительственными образованиями. К последним можно отнести Всемирный союз охраны природы, Международную организацию по сохранению водно-болотных угодий, Международную федерацию по защите животных и др.

Импульсы в постановке глобальных эколого-экономических проблем и разработке направлений их решения придают международные конференции по охране природы. Точкой отсчета в этой деятельности, как уже говорилось, следует считать Стокгольмскую конференцию (1972 г.), день открытия которой —
5 июня — был впоследствии объявлен Всемирным днем окружающей среды. С тех пор подобные конференции предполагалось проводить каждые 5 лет. Последняя состоялась в 1992 г. в Рио-де-Жанейро.

Конференция провозгласила ряд важных принципов и подходов к природопользованию в их современном понимании. В частности, было подчеркнуто, что национальные власти должны стремиться содействовать интернационализации, «замыканию» экологических издержек и использованию экологических средств, принимая во внимание подход, согласно которому загрязнитель должен покрывать издержки, связанные с загрязнением. Для достижения устойчивого развития и более высокого качества жизни государства должны ограничить и ликвидировать нежизнеспособные модели производства и потребления.

Важную роль играют также конференции, носящие региональный характер. В 1995 г. в рамках процесса «Окружающая среда для Европы» была проведена Общеевропейская конференция министров соответствующих министерств, на которой была принята «Экологическая программа для Европы».

В 1983 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о подготовке прогноза — «Доклада о глобальных перспективах в области охраны окружающей среды до 2000 г. и на последующий период». В 1987 г. подготовленный специальной комиссией (комиссия Брунтланд) доклад был одобрен. В нем впервые были сформулированы идеи, составляющие основу концепции устойчивого социально-экономического развития. Было предложено разработать Декларацию по охране окружающей среды, которая регулировала бы поведение государств при переходе к долговременным стратегиям развития. Для активизации усилий в этой области по решению конференции 1992 г. была создана комиссия ООН по устойчивому развитию.

В последние годы получили широкое распространение такие формы международного сотрудничества, как конвенции, много-или двухсторонние договора, соглашения, резолюции, программы. Их заключение означает принятие странами обязательств по тем или иным аспектам природоохранной деятельности.

Наиболее значимыми являются конвенции о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния (1979 г.), об охране озонового слоя (1985 г.), по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов (1972 г.), по защите Черного моря от загрязнения (1992 г.), о биологическом разнообразии (1992 г.), о международной торговле видами дикой фауны и флоры, о водно-болотных угодьях, по защите морской среды региона Балтийского моря, об охране всемирного культурного и природного наследия по борьбе с опустыниванием, об изменении климата, о принятии международных мер в отношении отдельных стойких органических загрязнений, по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер и др.

Указанные выше конвенции предусматривают применение вполне конкретных мер по достижению установленных целей и параметров. Так, например, в Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха ставятся задачи по снижению к определенному времени выбросов серы, окислов азота в установленных объемах, а в последние годы — по ограничению выбросов стойких органических соединений и тяжелых металлов. В 1996—1997 гг. эта конвенция дополнена соглашениями о трансграничном воздействии промышленных аварий, об охране и использовании трансграничных водных путей и международных озер, об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте.

В принципе, похожие цели имеют и международные программы по охране окружающей среды, разрабатываемые как в рамках конвенций и соглашений, так и вне их.

В 1993 г. принята Программа действий по охране окружающей среды для Центральной и Восточной Европы (Environment Action Programme for Central and Eastern Europe) в качестве основы для национальных правительств, Комиссии Европейского сообщества, международных организаций и частных инвесторов, действующих в регионе (Вставка 18.3).

В основу стратегии, содержащейся в Программе, положен подход из трех составляющих: реформы политики, укрепление институциональной структуры и инвестиций. Программа действий охватывает весь спектр мероприятий, которые должны быть проведены для реализации стратегического подхода. Главное внимание уделяется первоочередным действиям, однако при условии, что они согласуются с решением долгосрочных эколого-экономических и социальных проблем.
ВСТАВКА 18.4

Основные выводы и рекомендации, изложенные в Программе действий, состоят в следующем.

У стран имеется множество возможностей осуществления политики и инвестирования проектов, которые могут принести как экономические, так и экологические результаты. Политика «двойного выигрыша» включает отказ от субсидий, стимулирующих неограниченное использование ископаемого топлива и воды в промышленности, сельском и домашнем хозяйстве, включает инвестиции в энергетику и сохранение водных ресурсов, низкозатратные и малоотходные технологии и расходы на «рациональное ведение промышленного хозяйства».

Экологические приоритеты должны основываться на тщательном анализе затрат и выгод. Ресурсы, имеющиеся в наличии в странах Центральной и Восточной Европы для улучшения состояния окружающей среды, будут крайне ограничены, по крайней мере в течение следующих 5—10 лет. Важнейшим условием является то, что ограниченные ресурсы должны использоваться в первую очередь для решения неотложных проблем.

Следует использовать рыночные механизмы для контроля загрязнения там, где это возможно. Инструменты рыночного типа, такие как плата за загрязнение, налоги на топливо и схемы возмещения залогов, могут помочь в достижении желаемого состояния окружающей среды при гораздо более низких затратах, чем в случае применения традиционных подходов в области регулирования. Меры регулирования потребуются, однако, для контрольных выбросов микрозагрязнителей, таких как тяжелые металлы, в особенности свинец, и токсичные химические вещества.

В первую очередь страны должны сосредоточить внимание на локальных проблемах. Многие люди страдают от ущерба, наносимого их здоровью воздействием содержащегося в атмосфере и почве свинца, пыли и двуокиси серы в воздухе, нитратов в питьевой воде, а также от загрязняющих веществ в воде и пище. Решение этих проблем принесет наибольшие выгоды для здравоохранения и благосостояния людей. Меры, направленные на уменьшение выбросов загрязняющих веществ в локальном масштабе, должны также внести свой вклад в снижение трансграничных и глобальных выбросов.

Стандарты должны быть реалистичными и выполнимыми. Странам необходимо внедрить более жесткие стандарты за период в 10—20 лет и обеспечить соблюдение промышленными производствами промежуточных стандартов. Местное население должно вовлекаться в определение приоритетов и выполнение решений. Ни правительства, ни организации-доноры не в состоянии судить о том, как местное население оценивает свою окружающую среду. Подход, основанный на таком участии, является важнейшим условием для долгосрочной устойчивости улучшения состояния окружающей среды.

Необходимо решить вопрос об ответственности за нанесение экологического ущерба в прошлом. Неопределенность в том, кто будет нести ответственность за экологический ущерб, нанесенный в прошлом, может затруднить осуществление иностранных и национальных инвестиций и помешать процессу приватизации. В практических целях правительствам придется нести основное бремя расходов, связанных с загрязнением в прошлом. Правительствам необходимо четко определить экологические стандарты, которые следует соблюдать новым владельцам предприятий, а также период времени, который будет предоставлен для перехода к новым условиям работы.

Странам-донорам следует рассмотреть вопрос о выделении финансовых средств для ускорения снижения выбросов трансграничного и глобального характера в странах Центральной и Восточной Европы. Подобное финансирование будет наиболее уместно там, где предельные затраты на снижение выбросов в Центральной и Восточной Европе ниже, чем в других местах. Сведение к минимуму чистых затрат, связанных с выполнением требований международных соглашений, находится в сфере интересов отдельных стран и Европы в целом. В случае если чистые затраты на снижение трансграничных потоков загрязняющих веществ сокращаются, страны смогут позволить себе действовать на более ранних этапах или поставить более жесткие задачи.

Для помощи директивным органам в установлении разумных приоритетов необходимо расширение исследований, подготовки кадров и обмен информацией. Исследования должны концентрироваться на состоянии окружающей среды конкретных районов Центральной и Восточной Европы. Гораздо больше информации потребуется также о низкозатратных способах снижения выбросов веществ, загрязняющих атмосферу и водные объекты, которые поступают от предприятий цветной металлургии, заводов по выплавке чугуна и стали, химических предприятий, предприятий целлюлозно-бумажной промышленности, сооружений по очистке сточных вод, а также способах сохранения биологического разнообразия.

Создание партнерских отношений будет необходимо для поиска, выполнения и финансирования решений. Передача ноу-хау и чистых технологий потребует тесного сотрудничества между Востоком и Западом, между странами Центральной и Восточной Европы, а также внутри самих стран между городами, организациями и предприятиями.
Важным аспектом международного сотрудничества является возможность оказания в его рамках финансовой помощи со стороны ряда международных организаций национальным правительствам для реализации эколого-экономических программ. Эта помощь представляется, как правило, в виде грантов, займов или кредитов. Среди специализированных учреждений, оказывающих подобную помощь, можно выделить Международный банк реконструкции и развития (International Bank for Reconstruction and Development, World Bank), Международный валютный фонд (International Monetary Fund), Международный фонд сельскохозяйственного развития (International Fund for Agricultural Development), Фонд ЮНЕП и др. Поддержка экологических проектов осуществляется также по линии Европейского союза (см. Вставку 18.4).
ВСТАВКА 18.5

С середины 1995 г. вступил в силу заем МБРР, предоставленный России для финансирования проекта по управлению окружающей средой на сумму 110 млн. долл. Основной целью проекта являлось создание в течение 3—5 лет организационно-правовых, нормативных и технических условий для снижения экологического ущерба в РФ, в частности в трех регионах — на Верхней Волге, Среднем Урале и на Нижнем Дону с распространением впоследствии полученного опыта на другие регионы. В рамках проекта предусмотрено создание информационных систем поддержки принятия решений в сфере природопользования, формирование приоритетов природоохранной деятельности на региональном и федеральном уровнях, совершенствование новых нормативно-правовых и экономических механизмов управления окружающей средой и использованием природных ресурсов, стимулирование привлечения финансовых средств в охрану окружающей среды.

В 2000 году завершился проект Программы технического содействия Европейского Союза новым независимым государствам (ТАСИС) «Институциональная поддержка Госкомэкологии России» с бюджетом 2,5 млн. долл., направленный на минимизацию отходов и промышленного загрязнения. В этом же году Европейская комиссия одобрила проекты ТАСИС «Поддержка деятельности в области обращения с отходами в России» и «Система экологического мониторинга в России» с финансированием Министерства природных ресурсов РФ, Одобрен проект по устойчивому лесопользованию, который будет осуществляться за счет займа Мирового банка.
В последние годы Россия принимает активное участие практически во всех формах международного сотрудничества в области природоохраны. Принципы этого сотрудничества изложены в Законе РФ «Об охране окружающей среды» (гл. XV). В соответствии с ними Россия исходит в своей политике из необходимости обеспечения всеобщей экологической безопасности и развития международного природоохранного сотрудничества в интересах настоящего и будущих поколений и должна руководствоваться при этом следующим:

— каждый человек имеет право на жизнь в наиболее благоприятных экологических условиях;

— каждое государство имеет право на использование природной среды и природных ресурсов для целей развития и обеспечения нужд своих граждан;

— экологическое благополучие одного государства не может обеспечиваться за счет других государств или без учета их интересов;

— хозяйственная деятельность, осуществляемая на территории государства, не должна наносить ущерб природной среде как в пределах, так и за пределами его юрисдикции;

— недопустимы любые виды хозяйственной деятельности, экологические последствия которой непредсказуемы;

— должен быть установлен контроль на глобальном, региональном и национальном уровнях за состоянием и изменениями окружающей среды и природных ресурсов на основе международно признанных критериев и параметров; должен быть обеспечен свободный международный обмен научно-технической информацией по проблемам окружающей среды и природосберегающих технологий;

— государства должны оказывать друг другу помощь в чрезвычайных экологических ситуациях.

Все эти принципы соответствуют и перекликаются с принципами поведения государств по отношению к природной среде, изложенными во Всемирной хартии природы, принятой Генеральной Ассамблеей ООН.

Выгодной формой международного сотрудничества являются двусторонние связи. Они осуществляются либо в рамках принятых межправительственных соглашений в области охраны окружающей среды — у России такие соглашения заключены с Великобританией, Германией, США, Францией, Финляндией, Данией и рядом других стран, — либо на иной основе. Как правило, двусторонние договоренности предусматривают реализацию конкретных целей или проектов, привязанных к конкретным регионам, с выделением соответствующего финансирования с обеих сторон или оказанием помощи. Проекты, реализуемые совместно, многообразны. В качестве примеров можно привести реконструкцию Мурманского завода по переработке жидких низкоактивных отходов (США, Норвегия), реализацию проектов «Интегрированный контроль загрязнений» и «Стратегия управления отходами» (Британский экологический фонд «Know-how»), «Организация ландшафтного планирования в Байкальском регионе», «Научные основы комплексного глобального экосистемного мониторинга окружающей среды» (Германия), создание новых природных заповедников и биологических станций, совершенствование управления охраной окружающей среды, управления отходами, улучшение качества водных ресурсов в ряде регионов страны (Нидерланды), проекты по водоподготовке и водопотреблению, переработке бытовых отходов, а также совместные работы по сохранению биоразнообрзия (Финляндия) и др.
18.3. Ресурсный потенциал России в глобализированном мире.

Как правило, процессы глобализации рассматриваются с экономических позиций без анализа экологических последствий взаимодействия общества и природы. Между тем человечество все острее начинает ощущать пределы развития мировой экономики через рост загрязнений среды обитания, исчерпаемости и деградации природных ресурсов, исчезновении многих видов живой природы. Негативные экологические тенденции сами постепенно превращаются в глобальные и влияют на ухудшение здоровья и благосостояния сотен миллионов людей, способствуют росту нищеты, ухудшают положение многих стран и целых регионов планеты. Причем деградация биосферы отрицательно сказывается на человеческом развитии не только в настоящее время. Еще более опасна такая ситуация для будущего. Поэтому органической частью процессов глобализации должна стать защита тех глобальных общественных благ, от которых зависит экосистема нашей планеты. Часто такого рода блага называют «глобальным достоянием» человечества, для них характерны неисключимость и неконкурентность для всех стран мира и поколений. Атмосферный воздух, озоновый слой и многие другие блага едины для всех, и ни одна страна мира не может быть исключена из пользования глобальными экологическими благами. Потребление этих благ одной страной не может снизить их потребление другой, здесь страны не являются конкурентами. Поэтому только совместными усилиями мирового сообщества может быть решена проблема охраны глобальной экосистемы, всей биосферы планеты.

Бурное экономическое развитие последних десятилетий и игнорирование экологических ограничений привело к возникновению глобальных экологических проблем, каждая из которых способна привести к деградации человеческой цивилизации. Эти проблемы могут быть разделены на две группы. Глобальные общественные блага имеют прямое отношение к сохранению и поддержке главных компонентов биосферы Земли, которые подвергаются негативному воздействию: климату, озоновому слою, элементам биоразнообразия (особенно мигрирующим через национальные границы видов) и глобально важным генетическим ресурсам, океанам и морям. Для отдельных стран мероприятия по охране этого достояния могут быть экономически невыгодными, особенно в кратковременной перспективе. Поэтому охрана климата, озонового слоя, биоразнообразия требуют международной кооперации, глобальных соглашений.

Во вторую группу глобальных экологических проблем входит деградация природных ресурсов в планетарном масштабе, которая проявляется на национальном уровне: деградация земель, обезлесение, загрязнение и истощение водных ресурсов, потеря отдельных видов флоры и фауны и т.д. Здесь экологический эффект во многом зависит от действия самих стран, где проявляются эти проблемы. Эти страны и их население могут получать экономические выгоды от природоохранных мероприятий как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.

Причины экологической деградации глобальных общественных благ достаточно очевидны: «провалы рынка», неэффективность и узость рыночных механизмов, которые не могут предотвратить загрязнение воздуха, техногенную трансформацию ландшафтов, уменьшение биоразнообразия. У большинства глобальных благ или нет рыночной цены, или она занижена, что приводит к их нерациональному использованию. Поскольку ни рынок, ни национальные законы не могут обеспечить полное отражение стоимости общественных благ, используемых совместно в глобальных масштабах, обеспечить охрану этих ресурсов может лишь международное взаимодействие. И в этой области роль России чрезвычайно существенна.

18.3.1 Глобальные экосистемные функции России
Россия играет ведущую роль в мире для сохранения глобальных общественных благ и оказывает важнейшие экологические услуги всей планете. Экосистема страны вносит самый большой – по сравнению с другими странами – вклад в планетарную стабильность, что во многом связано с сохранившейся в естественном состоянии значительной части её территории. Взаимодействие России с глобальной экосистемой определяется прежде всего ее размером. Российская территория составляет 12% от всей площади суши. Она в основном занята высокопродуктивными экосистемами, а также водно-болотными угодьями, которые играют заметную роль в стабилизации окружающей среды. Остальная территория страны занята тундровыми, степными и полупустынными ландшафтами.

Можно выделить ряд факторов, обусловливающих важную роль экосистем России в глобальном аспекте:

В России сохранилась самая крупная в мире по площади ненарушенная хозяйственной деятельностью территория, составляющая примерно 60-65% площади страны. Эта территория существенно больше, чем сохранившиеся в естественном виде экосистемы в других крупнейших странах мира: Бразилии, Канаде, Австралии, США и др. (см. табл. 1). Она является гораздо более мощным естественным регулятором глобальной среды, чем, например, огромные ненарушенные пустынные районы Австралии. В целом, в мире площади естественных экосистем резко сокращаются: если в начале ХХ века они были разрушены на 20% суши, то теперь – на 61-63%;

России принадлежит самый крупный среди стран мира массив лесов, составляющий 22% лесопокрытой территории планеты. Этот массив существенно влияет на континентальный круговорот воды в Евразии, источники и стоки углекислого газа и метана на планете, радиационные характеристики поверхности, видовое разнообразие;

Важной особенностью России является большая площадь водно-болотных угодий – болот, заболоченных и переувлажненных земель. Эти угодья страны составляют примерно 60% от всех подобных территорий северного полушария. Водно-болотные угодья умеренного пояса служат холодными ловушками углерода, что очень важно для стабилизации климата. В бореальных водно-болотных угодьях, включая тундры Арктики, находится больше связанного углерода, чем в тропических лесах, что обусловлено очень медленным процессом распада органики по сравнению с тропическими лесами;

Глобальное значение имеет огромный природно-ресурсный потенциал России. Недра страны содержат 13% мировых запасов нефти, 34% газа, 12% угля, 27% железных руд и т.д. При этом природный потенциал страны может играть двоякую роль для планеты. С одной стороны, российские ресурсы являются природной кладовой для развития всей мировой экономики, обеспечивая природным капиталом многие страны мира. С другой стороны, большинство запасов находится на ненарушенных хозяйственной деятельностью территориях и масштабное начало их разработки, вовлечение в экономический оборот огромных участков неизбежно негативно скажется на глобальном экологическом балансе;

На территории России находятся уникальные экосистемы, сохраняющие редкие виды флоры и фауны, являющиеся планетарным достоянием. Часть из них включена мировым сообществом в Список объектов Всемирного Природного Наследия, и имеют мировой статус биосферных резерватов.

Таблица 18.1

Государства с крупнейшими территориями, не нарушенными хозяйственной деятельностью.

Страны

Площадь, млн.га


Плотность населения на 100 га

Не нарушенные земли, млн.га

Не нарушенные земли в % от площади

Россия

Канада

Австралия

Бразилия

Китай

Алжир

1710

922,1

761,8

845,7

932,6

238,2

8,6

2,9

2,6

17,4

120,0

7,5

1026-1112

640,6

251,6

237,3

182,2

152,6

60-65

65

33

28

20

64

Таблица составлена на основе: Данилов-Данильян В.И., Горшков В.Г., Арский Ю.М., Лосев К.С. Окружающая среда между прошлым и будущим: мир и Россия. М.: ВИНИТИ, 1994, с.92; Арский Ю.М., Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Кондратьев К.Я., Котляков В.М., Лосев К.С. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват, и что делать? М.: МНЭПУ, 1997, с.72.
Существенный вклад может внести Россия в предотвращение глобальных изменений климата. При этом при проведении конструктивной политики в области международных соглашений по этой проблеме страна сможет получить значительные экономические выгоды.

По общепризнанным оценкам в результате парникового эффекта температура на планете в текущем столетии может повыситься на 1-3 градуса. Это вызовет таяние полярных и высокогорных ледников, что в свою очередь приведет к повышению уровня Мирового океана до 1 м. Произойдет затопление низменных территорий суши. Для России это приведет к смягчению климата за счет повышения влажности, смещению зоны рискованного земледелия на север. Увеличатся территории, благоприятные для ведения сельского хозяйства; вероятен позитивный эффект для лесного сектора. Зимы станут более мягкими. Летние температуры повысятся незначительно, но зато снизится вероятность заморозков, отрицательно влияющих на урожаи. Согласно оценкам специалистов из Министерства метереологии Великобритании, урожайность в России может возрасти на 10%, тогда как во многих странах, расположенных вблизи экватора и в Южном полушарии, она может существенно уменьшиться. Вместе с тем смещение природно-климатических поясов на север может повлечь за собой и негативные процессы. На юге России начнется опустынивание, что отрицательно скажется на традиционных аграрных регионах. Около 60% территории страны расположено в зоне вечной мерзлоты, поэтому в результате потепления увеличится территория болот, начнется подтопление объектов инфраструктуры, нефтегазового комплекса, населенных пунктов в северных регионах и т.д.

На Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992) Россией была подписана Рамочная Конвенция ООН об изменении климата (РКИК). Существенное значение для уменьшения эмиссии парниковых газов имеет подписание страной Киотского Протокола (1997). Протокол определяет обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой по снижению выбросов парниковых газов на первый бюджетный период 2008-2012 гг. по отношению к базовому 1990 г. Согласно обязательствам России общая антропогенная эмиссия всех парниковых газов в среднем за этот период не должна превысить уровень 1990 года, что является более мягким обязательством по сравнению с большинством других стран, которые должны снизить выбросы на 6-8%. К настоящему времени протокол подписан 84 странами мира и 42 –ратифицирован.

В связи с реализацией Киотского протокола развитые страны поставлены в довольно сложные экономические условия. Начиная с 70-х гг. эти страны активно проводили политику энергосбережения, что привело к практическому исчерпанию «дешевых» способов сокращения выбросов парниковых газов. Теперь для выполнения своих обязательств им нужно будет потратить десятки миллиардов долларов, что трудно даже для преуспевающих экономик. Но в протокол заложены механизмы, позволяющие сократить издержки на сокращение выбросов парниковых газов, и прежде всего, это - механизм торговли правами на их выбросы.

Имеется несколько форм такой торговли, где может участвовать Россия. Во-первых, это реализация совместных проектов, в рамках которых развитые государства вкладывают инвестиции в страны, где сокращение выбросов парниковых газов обходится дешевле, и учитывают достигнутое сокращение в счет своих обязательств. Во-вторых, - торговля неиспользованными квотами на выброс, что также актуально для России, где в связи с экономическим кризисом и сокращением производства в течение последнего десятилетия XX века выбросы вообще, и парниковых газов в частности, существенно сократились. В-третьих, - торговля произведенными сокращениями выбросов парниковых газов, достигнутыми усилиями внутри самой страны.

Россия может стать одним из крупнейших в мире продавцов квот на выбросы парниковых газов. Сейчас общие выбросы парниковых газов в стране составляют около 70% от уровня 1990 г. Правда, возможный экономический рост может привести к увеличению выбросов. Однако согласно прогнозам Второго Национального сообщения РФ по РКИК - по вероятному и оптимистическому сценариям уровень выбросов в 2010 г. (среднем году периода, предусмотренного Киотским протоколом) будет меньше, чем в 1990 г., на 4-8%. По расчетам Бюро Экономического Анализа величина российского потенциала по продаже квот на парниковые газы составит около 3 млрд. т СО2 за 5 лет (2008-2012 гг.). С учетом оценки возможной стоимости 1 т СО2 на уровне 10 долларов США, доходы России от продажи квот на выбросы могут составить до 30 млрд. долларов.

При этом важно отметить, что средства, полученные Россией от продажи квот на парниковые газы, должны быть использованы целевым образом: на проекты, сокращающие выбросы или увеличивающие связывание углерода, улучшающие охрану окружающей среды и использование природных ресурсов.

Международные организации и ассоциации частного бизнеса проявляют большую заинтересованность в формировании рынка торговли квотами на выбросы парниковых газов – по сути, нового глобального рынка. До вступления в действие Киотского протокола еще несколько лет, но по оценкам Фонда защиты природы (Нью-Йорк) объем учтенных форвардных контрактов уже превысил 100 млн. долл. США, а реально заключено контрактов уже более чем на 300 млн. долл. США.

В настоящее время работа над международными соглашениями по предотвращению глобальных изменений климата и механизмами их реализации продолжается. И в этих условиях для России важно добиваться получения адекватного отражения своей роли в регулировании климата и соответствующих экономических выгод. В соответствии в Киотским протоколом могут продаваться квоты на выбросы парниковых газов, связанные с энергосбережением и с депонированием углерода лесами при новых лесных посадках или обновлении старых. При этом за рамками соглашения остались другие биосферные функции: связывание углерода почвой, болотами, имеющимися лесами, морями и т.д. Исследования российских ученых показали, что ежегодный сток углерода в экосистемы России составляет около 4,5-5 млрд. тонн или почти 10% от глобального стока в наземные экосистемы. Большую роль для депонирования углерода в глобальном масштабе играют российские леса. В лесах бореального пояса сосредоточено больше углерода, чем в лесах тропического и умеренного регионов, вместе взятых. Две трети бореального региона находится на территории России.

Несмотря на возможность получения огромных экономических выгод в результате участия России в программах предотвращения глобального изменения климата, в этой области имеется много нерешенных проблем. Так, недостаточно проработаны стратегия, институциональные, экономические, правовые аспекты участия страны в глобальном рынке квот на выбросы парниковых газов. Без предварительного решения этих вопросов, без предложения убедительных аргументов в пользу российского потенциала по аккумулированию углерода эффект для страны будет существенно занижен.

Велика роль России в сохранении биологического разнообразия планеты. Современные темпы потери видов животных и растений в мире превышают естественные темпы в 50-100 раз. Конвенция о биологическом разнообразии (КБР), которую страна ратифицировала в 1995 г., направлена на сохранение живой природы Земли. Конвенция вошла в пакет документов, принятых на конференции ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 г. для объединения усилий многих стран по переходу на модель устойчивого развития. Страны, которые поддержали и ратифицировали КБР, взяли на себя обязательства по сохранению биологического разнообразия не только ради национальных интересов, но и для целей спасения природы всего мира. В этой сфере мировое сообщество отводит России одну из лидирующих позиций - на ее огромной территории представлены ландшафты 8 природных зон, 8% мировой флоры сосудистых растений, 7% фауны млекопитающих и 7,6% фауны птиц. В Список объектов Всемирного Природного Наследия включены уникальные российские экосистемы: «Девственные леса Коми», «Золотые горы Алтая», «Озеро Байкал», «Вулканы Камчатки». 22 российских заповедника имеют мировой статус биосферных резерватов, 8 находятся под юрисдикцией Конвенции о водно-болотных угодьях, 4 имеют дипломы Совета Европы, 3 входят в состав международных трансграничных сетей особо охраняемых природных территорий.

Уже более 80 лет на территории России формируется уникальная система охраняемых природных территорий, охватывающая все природные зоны и основные горные массивы. Растительный покров и экосистемы России сохраняются в 100 заповедниках, 35 национальных парках, более 4000 заказниках федерального и регионального значения и на других охраняемых территориях. Общая площадь особо охраняемых природных территорий России превышает 117 млн. га или 5,5% всей территории страны. Наличие в стране уникальных экосистем дает не только глобальный эффект, но и может привести к конкретным экономическим выгодам, например, при сбалансированном развитии экологического туризма. Благодаря этому, по прогнозам Всемирной туристической организации к 2010 г. Россия войдет в первую десятку стран по величине доходов от туристического бизнеса.

Следует отметить и другие глобальные аспекты сохранения биоразнообразия. В частности, они проявляются в роли и интересах России как морской державы в области распределения, эксплуатации, защиты и восстановления морских биоресурсов. Страна является участником многочисленных международных, в том числе двусторонних соглашений по этому кругу проблем.

Среди глобальных общественных благ, относящихся к достоянию человечества, наиболее успешно за последнее время решались проблемы, связанные с озоновым слоем. Истощение этого слоя приводит к ухудшению здоровья населения, а также к негативным экосистемным эффектам. Над территорией России в 70-80-х гг. снижение концентрации озона происходило эпизодически, однако со второй половины 90-х гг. «озоновые дыры» в зимнее время стали наблюдаться над обширными регионами страны уже регулярно. Венская конвенция об охране озонового слоя (1985), Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой (1987), и последующие соглашения позволили резко сократить мировое производство главных разрушителей – хлорфторуглеродов. Эти вещества получили широкое распространение в мире в качестве хладагентов для холодильников и кондиционеров, распылителей аэрозолей, средств тушения пожаров. Сейчас содержание озоноразрушающих химических веществ (ОРВ) в атмосфере не только стабилизировалось, но и начинает сокращаться. В решении этой проблемы следует отметить удачное сочетание экономических стимулов в сокращении производства ОРВ, международной финансовой помощи с угрозой жестких санкций в случае невыполнения международных обязательств со стороны участвующих стран. Предотвращение дальнейшего разрушения озонового слоя считается удачным примером глобальной кооперации стран в решении экологических проблем.

18.3.2 Экономическая оценка глобальных экосистемных услуг России

Выход мировой экономики за пределы хозяйственной емкости биосферы планеты, нарушение границ допустимого экологического коридора, зафиксированных, в частности, в программных документах ООН, делают необходимым создание на глобальном уровне соответствующего механизма по внесению коррекций в сложившийся техногенный тип развития. Данный механизм должен способствовать ограничению природоразрушающих тенденций и стимулировать сохранение оставшихся на планете в естественном состоянии экосистем. Важные черты такого подхода содержатся в «Повестке дня на ХХI век», принятой на конференции ООН в Рио-де-Жанейро. В связи с этим в России поддерживается идея о целесообразности создания международного эколого-экономического механизма, который помогал бы странам, обладающим ненарушенными экосистемами планетарного значения, обеспечить их сохранность, компенсировал бы связанные с этим издержки. Глобальный характер экосистемных услуг России, необходимость сохранения ее природного потенциала для мира в современных российских условиях делает страну первым претендентом на получение «глобальных экологических компенсаций» со стороны мирового сообщества. Такая финансовая поддержка особенно актуальна в условиях трансформации экономики, мучительных попыток выхода из экономического и социального кризисов, когда у страны нет денег для выполнения своих международных экологических обязательств и поддержания глобальных экосистемных функций.

В связи с этим встает традиционный вопрос: кто виноват и кто должен платить? Основная финансовая нагрузка за сохранение глобальной устойчивости должна ложиться на развитые страны. Это объясняется не только тем, что эти страны богаты, а, главным образом, тем фактом, что именно на них лежит основная ответственность за экологическую деградацию планеты. Стремясь к экономическому прогрессу, они уничтожили большую часть биологического разнообразия в своих странах, истощили многие виды природных ресурсов как у себя, так и в мире. На них также приходятся самые высокие абсолютные показатели энергопотребления, и поэтому они несут главную ответственность за загрязнение и содержание в атмосфере антропогенных газов. В развитых странах сосредоточена примерно одна пятая населения мира, которая потребляет 70% мировой энергии, 75% металлов, 85% древесины и имеет четыре пятых мировых доходов. В то же время развивающиеся страны, страны с переходной экономикой вряд ли смогут активно участвовать в решении глобальных проблем, выделять на эти цели значительные средства, если за это придется платить замедлением экономического прогресса.

Мировой баланс использования ресурсов окружающей среды, распределение текущего потребления, возмещения экологических издержек и ущербов (в экономических терминах это интернализация внешних эффектов (экстерналий)) должен смещаться в более справедливом направлении. Поэтому в центре любых усилий по поиску решения глобальных экологических проблем должна быть необходимость налаживания гибких механизмов передачи ресурсов из богатых в более бедные страны. Определенная готовность развитых стран платить за сохранение глобальной устойчивости проявилась в создании Глобального Экологического Фонда и в его обязательстве направлять на эти цели 0,7% ВВП развитых стран. Эта готовность отразилась также в создании ГЭФ. Данный фонд должен способствовать охране глобальных общественных благ, охрана которых неэффективна на национальном уровне, и стать инструментом компенсации тем странам, которые поддерживают сохранность глобальной экосистемы. Общая сумма профинансированных ГЭФ за последние годы проектов достигла 2 млрд. долларов США. Однако это мизерная сумма по сравнению с необходимыми затратами на поддержание глобального экологического баланса.

Успех сохранения глобальной устойчивости во многом зависит от создания эффективных экономических стимулов для стран по рациональному природопользованию. В настоящее время в рамках отдельных стран созданы элементы экономических механизмов, которые могут быть использованы для формирования международного эколого-экономического порядка компенсации странам, осуществляющим глобальные экосистемные услуги. Здесь можно выделить рыночные механизмы Киотского протокола по продаже квот на выбросы парниковых газов и содействие лесовосстановлению для связывания углерода, экономические инструменты Монреальского протокола по предотвращению истощения озонового слоя, уже доказавший свою высокую эффективность механизм продажи квот на выбросы сернистых газов в США и другие. Кто бы мог подумать еще несколько лет назад, что можно будет «торговать воздухом», как это следует из Киотского протокола? Практически речь идет о создании новых глобальных нетрадиционных рынков, механизмов и экономических инструментов, направленных на экономически эффективное выполнение экологических ограничений и сохранение глобальных экологических благ.

Экосистемные услуги, предоставляемые природой России всему миру, должны эффективно использоваться и для политического влияния в мире, и как источник доходов, заменяющих выгоды от эксплуатации и истощения собственных природных ресурсов. В настоящее время имеются расчеты, показывающие размеры выплат или компенсаций для отдельных стран в зависимости от объема их глобальных экосистемных услуг. В качестве примера возможного варианта механизма выплат и компенсаций можно привести разработки российского проекта ГЭФ «Сохранение биоразнообразия». Распределение средств, выделяемых всеми странами мира для сохранения глобальной устойчивости, должно производиться пропорционально вкладам стран в сохранение устойчивости живой природы и направляться, главным образом, на природоохранные нужды и подъем уровня жизни местного населения при отказе от видов деятельности, способных разрушать необходимую для всего мира устойчивость экосистем. Вклад российской природы в устойчивость мировой биоты оценивается на уровне 10%, что существенно больше, чем у остальных основных стран, обеспечивающих глобальные экосистемные услуги: Бразилии, Австралии, Канады, США, Китая. Так, вклад России в глобальную устойчивость почти вдвое превосходит подобный показатель США и Канады. Такие оценки дают экономический эквивалент выгод, приносимых естественными экосистемами, и убытков, связанных с их разрушением, во всех странах мира. Для России эта величина составляет 5,5% собственного ВВП в год, что сопоставимо с доходами от экспорта энергоносителей.

Россия должна активнее и шире использовать экологический аргумент в экономических и финансовых переговорах с международными организациями, отдельными странами и организациями для регулирования долгов, получения выгодных займов, финансовой помощи, средств на охрану окружающей среды. Сейчас этот аргумент используется очень слабо, что хорошо видно при сравнении со странами с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы. По данным ОЭСР за 1994-1998 гг. помощь, получаемая Россией от доноров на двусторонней основе и международных финансовых институтов для охраны окружающей среды, была намного меньше, чем аналогичная помощь, предоставляемая другим странам: всего 3,75 долл. на душу населения в России по сравнению со среднедушевым показателем 31,35 долл. в странах Центральной и Восточной Европы. Распределение финансовой помощи России нерационально, так как ее значительная часть тратится за рубежом. Например, из суммы почти 12,65 млн. долл. в год, предназначенной для России Программой Европейского Союза ТАСИС, внутри России было израсходовано лишь 5,75-8,05 млн. долл., а остальные средства были направлены на оплату работ, выполнявшихся за пределами страны.

Перспективным механизмом, с помощью которого Россия может получить экономические выгоды от своего вклада в глобальную экологическую устойчивость, является учет расходов на охрану окружающей среды в счет погашения внешнего долга (так называемый «обмен долги-природа»). Такой вариант трансформации национальных долгов был предложен странами-кредиторами Парижского клуба в 1990 г. Механизм «долги-природа» состоит в том, что кредитор (это может быть отдельная страна, группы стран, транснациональные корпорации, международные неправительственные организации) договаривается со страной-должником о соглашении, в соответствии с условиями которого кредитор прощает долг или его часть в обмен на обязательство страны-должника выделить средства на охрану окружающей среды, выполнить определенные экологические обязательства (часто это проекты по сохранению глобальных общественных благ – климату, озоновому слою, биоразнообразию). Обмены «долги-природа» являются по сути рыночным механизмом, использованием спроса на долги и предложения долгов для сохранения природных систем и процессов глобального значения при повышенном на них «спросе» в развитых странах и готовности стран-должников «предложить» их сохранение в обмен на сокращение долгового бремени. К настоящему времени в мире уже накоплен практический опыт в применении этого механизма.

Внешний долг Боливии в размере 650 тыс. долл. был выкуплен в обмен на расширение заповедников Рио-Бени. Международные фонд любителей диких животных выкупил 1 млн. долл. внешнего долга Эквадора, чтобы истратить эти деньги на содержание парков и заповедников. Подобным же образом использовала более 5 млн. долл. своего долга Коста-Рика.

Среди стран с переходной экономикой данный механизм эффективно используется Польшей и Болгарией. Так, Польше удалась «экологическая конвертация» значительной части своего долга США, Швейцарии, Франции, Финляндии. Польский экологический фонд составил 470 млн. долл. в 1995 г. Важным результатом обменов «долги-природа» является их способность повлиять на долгосрочную экологическую деятельность, обеспечить стабильный источник финансирования, что существенно для масштабных и длительных экологических программ.

Для России, используя накопленный опыт, имеет смысл на правительственном уровне попытаться подготовить и реализовать гораздо более весомые по сравнению с другими странами экологические аргументы в переговорах по долгам с Парижским и Лондонским клубами стран-кредиторов, что может позволить существенно уменьшить общую величину долгов, отложить их выплату на более отдаленные сроки.

18.4 Эколого-экономические тенденции развития России и их влияние на глобализируемый мир


Роль России в глобальном экологическом регулировании должна учитываться в процессе принятия решений как на международном уровне, так и в самой стране. Многие принимаемые масштабные программы/проекты в России неизбежно будут сказываться на всей биосфере планеты – как положительно при адекватном учете экологического фактора, так и отрицательно при росте экологического воздействия. Мировое сообщество должно учитывать тот факт, что улучшение охраны окружающей среды в стране, поддержание ее экосистемных функций является вкладом в решение глобальных экологических проблем, сохранение глобальных общественных благ. К сожалению, современные тенденции экономического развития России являются «антиэкологическими» и закрепление этих тенденций в будущем ведет к неустойчивому развитию страны, явится дополнительным фактором дестабилизации биосферы планеты.

В 90-е гг. переживаемый экономикой России системный кризис негативно сказывался на решении экологических проблем. В условиях огромного спада производства, падения его эффективности, нарастании социальных проблем внимание к охране окружающей среды, затраты в этой области свелись к минимуму. Приоритет получило решение краткосрочных экономических и социальных проблем, и для исполнительных и законодательных структур власти экологические проблемы отошли на второй план. Отражением этой ситуации явилось постоянное уменьшение роли влияния экологических структур в правительстве России, своеобразная "деэкологизация" государственного управления. Пик влияния Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ пришелся на 1991-1996 гг., затем в 1996 г. Министерство было преобразовано в Комитет по охране окружающей среды с резким сокращением функций и влияния, и, наконец, в 2000 г. Комитет был расформирован и его функции были переданы в Министерство природных ресурсов, главной задачей которого является эксплуатация природы.

В условиях простого выживания резко снизилась приоритетность экологических проблем и для населения. Тем не менее, согласно социологическим опросам, люди осознают неблагоприятный характер экологической ситуации в России в сравнении с другими странами, опасность промышленного и транспортного загрязнений.

Негативные экологические тенденции, их опасность для будущего страны можно проиллюстрировать на примере двух наборов показателей: показателей природоемкости, измеряемых как затраты первичных природных ресурсов или объемы загрязнений на единицу конечной продукции, и скорректированные с учетом экологического фактора макроэкономические показатели развития.

Современная экономика России,как уже отмечалось, характеризуется высокой природоемкостью. Такая ситуация сложилась в основных природоэксплуатирующих секторах, существенно воздействующих на экологическую ситуацию в России и мире: энергетическом, аграрном, лесном. В России затраты энергии, земли, леса и других ресурсов на единицу конечной продукции в среднем в 2-6 раз превышают затраты развитых стран. Чрезвычайно велик разрыв в показателях природоемкости развитых стран и России и для загрязняющих веществ при их выбросах в атмосферу.

Так, производимая двуокись углерода, главный парниковый газ, приводящий к глобальному изменению климата, превышает показатели развитых стран на единицу ВВП в 3-4 раза. Удельные выбросы окислов серы, которые приводят к кислотным дождям и деградации больших площадей лесов и земель, в стране в 20 раз выше, чем в Японии и Норвегии, и примерно в 6-7 раз - чем в Германии и Франции.

Таким образом, важнейшая причина деградации природы России - неэффективная, природоемкая структура экономики. Неразвитость обрабатывающей и перерабатывающей промышлен­ности, инфраструктуры, сферы распределения, отсталые и грязные технологии приводят к сохранению или вынужденному росту нагрузки на природу, колоссальным потерям природных ресурсов и сырья, дополнительному загрязнению.

Важную роль может сыграть измерение показателя природоемкости в динамике. В России сейчас сложились "антиустойчивые" тенденции в динамике показателей природоемкости, что проявляется в их увеличении во многих отраслях и по многим видам продукции. В условиях промышленного спада сократилось производство и потребление многих природных ресурсов, уменьшились суммарные выбросы и загрязнения. Однако удельные показатели затрат природных ресурсов и загрязнений в расчете на единицу конечной продукции возросли. Это во многом объясняется тем, что во время экономического кризиса 90-х гг. выжили загрязняющие и ресурсоемкие сектора, тогда как многие ресурсосберегающие и высотехнологичные производства деградировали. Таким образом, экономика становится не только "глупее" с дег­радацией технологически прогрессивных отраслей, но и "грязнее" с увеличением удельного веса природоэксплуатирующих секторов эконо­мики.

В связи с этими тенденциями достаточно показательным является ухудшение одного из важнейших показателей устойчивого развития-энергоемкости экономики, которая выросла на 30% за 1990-1998 гг., тогда как в развитых странах и многих странах с переходной экономикой этот показатель существенно уменьшился. "Антиустойчивые" тенденции сложились также в динамике показателей удельных загрязнений. В 90-е гг. четко прослеживаются более быстрые темпы падения ВВП по сравнению с темпами снижения большинства видов загрязнений. Это нашло отражение в увеличении удельных показателей загрязнения воздуха, водных ресурсов, отходов, выбросов СО2, а также росте водоемкости.

Наряду с формированием все более «антиэкологической», природоемкой структуры экономики страны, на снижение российского потенциала глобальных экологических услуг в ближайшем будущем будут действовать и другие факторы: вовлечение в хозяйственный оборот новых территорий и разрушение обширных естественных экосистем, главным образом, в результате развития энергетического сектора, рост числа техногенных аварий из-за износа оборудования, изменение структуры энергетического баланса в результате частичной замены газа на уголь и др.

Таким образом, в сложившихся условиях России нельзя переоценивать значение факта снижения нагрузки на окружающую среду в результате кризиса и падения производства в 90-е гг. На этом фоне ситуация роста природоемкости, ресурсоемкости, удельных загрязнений, ухудшение с экологических позиций струтуры экономики чрезвы­чайно опасна для будущего страны. Старая экономическая система завершила свое существование, и сейчас формируется эмбрион будущей экономи­ки, которой суждено развиваться в XXI веке. И если этот зародыш экономического будущего несет в своих генах "антиэкологичность", то деградация окружающей среды России и потери глобального достояния продолжатся.

Следует отметить также увеличение нагрузки на природную среду в результате экспортной политики России. Сейчас удельный вес природно-сырьевых ресурсов в общем объеме экспорта России, как уже говорилось, составляет около 80%. Здесь очевиден вопрос о неравенстве в распределении экологических ущербов и издержек при таком природоемком эспорте: очевидно, что Россия оставляет эти ущербы у себя, а экспортирует значительно более экологически чистую продукцию, например, газ, электроэнергию, сталь, алюминий.

Кроме того, запасы нефти, газа, металлов, алмазов и других ресурсов не безграничны. Так, по некоторым оценкам экономически рентабельных запасов нефти в стране осталось примерно на 20 лет. «Основной локомотив» современной российской экономики - энергетический сектор - находится под дамокловым мечом мировых цен на энергоресурсы. В силу сложных природных условий, удаленности мест добычи себестоимость нефти в стране в 3-5 раз выше, чем на Ближнем Востоке и Латинской Америке, и в дальнейшем она будет расти. Общей тенденцией является снижение эффективности инвестиций в энергетический сектор. Может измениться ситуация и на нефтяном рынке – наращивание добычи странами ОПЕК, смягчение санкций против Ирака и пр., что может вызвать увеличение предложения нефти в мире и значительное снижение ее цены. Все это увеличивает риски разработки новых месторождений на неосвоенных территориях. Уменьшение мировых цен может "отсечь" значительную часть нефтедобычи в отдаленных северных районах с неразвитой инфраструктурой, заморозить огромные инвестиции, которые станут неэффективными, оставить экологически деградированными огромные территории. В этих условиях и с экологических, и с экономических позиций России выгоднее интенсифицировать процессы энергосбережения, наращивать добычу в уже освоенных районах страны и за рубежом.

18.5 Влияние глобализации на природно-ресурсный потенциал России


Достаточно сложно однозначно оценить влияние глобализации мировой экономики на природу России. Экономическая глобализация воздействует как на природу, так и на технологические инновации и их распространение через несколько каналов: более свободные потоки капитала и способствующий этому инвестиционный климат, более либеральная международная торговля, улучшенные институциональные и коммуникационные связи и т.д. Результаты этих процессов могут быть как позитивными, так и негативными для окружающей среды и устойчивости развития страны.

Общие потоки капитала и прямые иностранные инвестиции, в частности, являются главными каналами, через которые глобализация воздействует на окружающую среду. Так, с одной стороны, прямые иностранные инвестиции генерируют занятость, рост и благосостояние, которые делают возможными более значительные инвестиции в охрану природы, дают возможность уменьшить природоемкость и загрязнение на единицу конечного продукта благодаря более чистой технологии. С другой стороны, иностранные инвестиции могут вести к увеличению индустриального производства и, следовательно, увеличению уровней эксплуатации природных ресурсов и суммарных загрязнений, так же как и к росту производства и потребления неэкологичных товаров, таких как энергоресурсы, топливо для автомобилей и т.д.

Очевидно, что для транснациональных и иностранных компаний в России наиболее привлекательны природоэксплуатирующие отрасли и, прежде всего, энергетический сектор. Эти ресурсы - конкурентный товар, инвестиции в добычу нефти и газа дают быструю отдачу. Здесь иностранные компании могут быстро укрепить свои позиции в силу мощного инвестиционного потенциала и дефицита средств у многих российских компаний. Принятый в стране закон о разделе продукции также может способствовать увеличению доли энергетического рынка, занимаемого иностранными компаниями. К плюсам этой ситуации нужно отнести привлечение в Россию новых ресурсосберегающих и более чистых технологий со стороны ТНК. Вместе с тем, в этом случае происходит закрепление сырьевого характера российской экономики, увеличение негативного воздействия на природу страны, что отрицательно скажется на ее глобальных экосистемных функциях. То есть даже при широком распространении ресурсосберегающих технологий и уменьшении природоемкости в отдельных производствах и регионах при сырьевой ориентации развития России суммарные объемы исчерпания ресурсов, загрязнения могут возрасти за счет эффекта масштаба.

К сожалению, современная рыночная экономика (а тем более переходная экономика) не может правильно оценить экологические выгоды и ущербы. Достаточно простая логика – если выгоды превышают затраты, то экономическое решение правильно – в данном случае не срабатывает по причинам «провалов» рынка в данной среде, его «близорукости» - достаточно небольшом временном горизонте для оценки эффективности принимаемых решений. Для экологических благ нужно просчитывать последствия на десятилетия, если не на столетия. Современная экономика не может адекватно учесть и включать в процесс принятия решений по крайней мере два фактора: полностью учитывать внешние эффекты (экстерналии), которые не компенсируются загрязнителем пострадавшей стороне, и занижение или отсутствие стоимостной оценки природы и ее функций. Как корректно учесть экстернальные издержки и экологические ущербы при добыче нефти и газа на шельфе Сахалина и Баренцевом море, в болотах и вечной мерзлоте Тюмени для страны, всего мира? В результате принимаются неправильные решения, неэффективно распределяются ресурсы. Именно такая экологическая «ущербность» современной мировой модели экономики неоднократно подчеркивалась в документах ООН. Поэтому важным принципом, который сейчас все более широко распространяется в мире, в том числе при международных соглашениях, является принцип предосторожности – если существует угроза серьезных необратимых экологических нарушений, то вызывающие такие нарушения экономические действия (программы, проекты) лучше не предпринимать.

Другой важный канал экономической глобализации – либерализация международной торговли. Эффективность торговой политики России в сфере охраны природы и природопользования во многом будет зависеть от переговоров о присоединении России к Всемирной торговой организации (ВТО), способствующей интеграции страны в мировое хозяйство. Важной задачей ВТО является либерализация международной торговли путем ее регулирования преимущественно таможенно-тарифными методами при последовательном сокращении уровня импортных тарифных пошлин, а также устранении количественных и других нетарифных барьеров в торговле. Условия присоединения к ВТО – это компромисс, вырабатываемый в ходе переговоров на основе взаимных уступок и взаимных условий. В связи с экологическими задачами и проблемами России целесообразно отстоять свое право на разумный протекционизм в отношении отраслей, обеспечивающих ресурсосберегающее и экологически устойчивое развитие экономики страны в переходный период и создать определенные ограничения на развитие сырьевых отраслей, прежде всего, в неосвоенных и экологически важных для биосферы планеты регионах. Такое регулирование не противоречит принципам ВТО. Так, в Соглашении по субсидиям и компенсационным мерам содержится положение о том, что страна, находящаяся в процессе перехода от централизованно планируемой к рыночной экономике, может применять меры и программы, необходимые для такой трансформации. К несомненным плюсам более активного включения в международную торговлю следует отнести расширяющиеся возможности воздействия стран-импортеров на производственные процессы в России для их экологизации, перехода на ресурсосберегающие и чистые технологии. Отдельные положительные примеры такого воздействия уже есть в лесном секторе страны, где импортеры древесины предъявляют требования к устойчивому ведению экспортного лесного хозяйства.

* *

*
В силу своих природных особенностей Россия играет важнейшую роль в мире с точки зрения сохранения глобальных общественных благ и оказывает существенные экологические услуги всей планете. Усиление этих позиций Росси в глобализирующемся мире должно происходить в рамках проведения ею активной политики перехода к устойчивому развитию экономики в условиях уменьшения нагрузки на собственную природу. Это будет важнейшей гарантией поддержания глобальных экосистемных функций России в меняющемся мире.

Выводы

Международное сотрудничество в области природопользования за последние 30 лет претерпело существенные изменения. Прежде всего, они касаются расширения географии, втягивания в этот процесс новых регионов и стран, изменения форм и методов взаимодействия, перехода от договоренностей по охране или воспроизводству отдельных видов ресурсов к постановке глобальных задач. В основе этих тенденций лежит понимание всемирного характера эколого-экономических проблем, обостряющихся в современных условиях, а также осознание того факта, что решаться эти проблемы могут только совместными усилиями. Развитие международного сотрудничества в деле природоохраны облегчает универсальность многих аспектов природопользования и возможность выработки общих принципов действия для достижения желаемых целей. Переход к устойчивому развитию — глобальный, мировой процесс, и все государства должны двигаться к нему едиными усилиями и общим путем.

Вопросы

  1. В чем состоит суть изменений в международном сотрудничестве в области природопользования в последние годы?

  2. Назовите основные принципы международного сотрудничества в охране окружающей среды.

  3. Какие международные органы координируют природоохранную деятельность?

  4. Какие международные органы финансируют природоохранную деятельность?

  5. В чем состоят преимущества международного сотрудничества в природопользовании для России?

  6. Охарактеризуйте роль России в сохранении глобальных общественных благ.

  7. Какие политические и экономические выгоды может извлечь России в процессе формирования глобальных рынков загрязнений?

  8. Каким образом эколого-экономические тенденции развития России влияют на глобализируемый мир?

  9. В чем состоит влияние глобализации на природно-ресурсный потенциал России?

  10. Охарактеризуйте обязательства и приоритеты России в международном контексте перехода к устойчивому развитию.








рАЗДЕЛ VI МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ И СОТРУДНИЧЕСТВО В РЕШЕНИИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации