Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования - файл Gl 8,9.doc

приобрести
Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования
скачать (934.7 kb.)
Доступные файлы (12):
n1.doc268kb.17.02.2003 14:08скачать
GI 1,2,3.doc373kb.17.02.2003 12:00скачать
Gl 10,11,12.doc388kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 13.doc219kb.17.02.2003 12:56скачать
Gl 14.doc441kb.17.02.2003 13:04скачать
Gl 15,16,17.doc495kb.17.02.2003 13:17скачать
Gl 18.doc231kb.12.02.2003 15:38скачать
Gl 4,5.doc335kb.17.02.2003 13:18скачать
Gl 6,7.doc186kb.17.02.2003 13:28скачать
Gl 8,9.doc246kb.17.02.2003 12:48скачать
n11.doc162kb.12.02.2003 15:39скачать
n12.doc414kb.12.02.2003 15:40скачать

Gl 8,9.doc

ГЛАВА 8. АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС

Сельское хозяйство является ядром агропромышленного комплекса. Во многих странах мира оно стало главным фактором деградации окружающей среды. Это связано с огромным территориальным охватом и воздействием аграрного сектора на природу посредством обработки земель, выпаса животных, применения продуктов химии и т.д. Вместе с тем и само сельское хозяйство страдает от многих отраслей и видов деятельности человека. Массовая добыча полезных ископаемых, строительство ГЭС и многие другие виды антропогенной деятельности приводят к сокращению и деградации самых ценных для человечества земель — сельскохозяйственных. Основные проблемы взаимодействия сельского хозяйства с окружающей средой и другими отраслями представлены в таблице 8.1. В ней показаны примеры негативных экстерналий, экологических ущербов, как возникающих в результате сельскохозяйственной деятельности, так и проявляющихся в самом аграрном секторе в результате внешних воздействий.

Таблица 8.1

Экологические проблемы сельского хозяйства

Экологическое воздействие
сельского хозяйства


Внешние воздействия
на сельское хозяйство


На земельные ресурсы:

  • развитие эрозии

  • уплотнение почвы из-за воздействия тяжелой техники

  • загрязнение вредными химическими веществами

  • перевыпас животных

На водные ресурсы:

  • загрязнение пестицидами и минеральными удобрениями

  • загрязнение животноводческими стоками

  • забор воды для орошения

На воздух:

  • загрязнение от животноводческих ферм

Отчуждение сельскохозяйственных земель:

  • добыча нефти и газа

  • строительство ГЭС

  • добыча угля

  • добыча металлов

  • урбанизация

  • развитие транспортной сети

Загрязнение и деградация сельскохозяйственных земель:

  • выбросы промышленности и транспорта

  • радиоактивное загрязнение

Загрязнение водных ресурсов, используемых в сельском хозяйстве:

  • стоки промышленности

  • стоки жилищно-коммунального хозяйства

Рассмотрим более подробно экологические проблемы сельского хозяйства, направления экологизации развития агропромышленного комплекса.

8.1. Воспроизводство плодородия

С древнейших времен и до наших дней земля является основой существования человеческого общества. Как бы ни менялись исторические эпохи, земля всегда была важнейшим первичным фактором производства, рождаемая ею сельскохозяйственная продукция всегда была материальной основой жизни. Она служит также пространственным базисом для размещения производительных сил и расселения людей. И в ближайшей перспективе, несмотря на колоссальные успехи научно-технического прогресса, достижения биологии, химии, генной инженерии, земельные ресурсы останутся фундаментом человеческой цивилизации.

Основой решения экологической и продовольственной проблем в аграрном секторе экономики являются повышение плодородия земельных ресурсов, увеличение их продуктивности. Выделяются следующие виды плодородия: естественное, искусственное и экономическое. Естественное, природное плодородие является результатом протекающих в течение многих тысяч лет геологических, климатических, почвообразовательных процессов. От естественного плодородия, наличия в почве питательных веществ, влаги, их доступности для сельскохозяйственных растений во многом зависит выход продукции.

Реализация естественного плодородия почвы во многом зависит от самого человека, уровня агрокультуры, развития производительных сил. Использование этих факторов позволяет существенно увеличить первоначальное, природное плодородие земли. Создается дополнительное плодородие, целиком зависящее от антропогенных воздействий. Эта составляющая плодородия определяется как искусственная.

Совокупность естественного (Пе) и искусственного (Пи) плодородия образует экономическое плодородие (Пэ), которое отражает имеющиеся возможности земли продуцировать биомассу:

Пэ = Пе + Пи . (8.1)

Количественно экономическое плодородие находит свое выражение в производстве сельскохозяйственной продукции на единицу площади, урожайности.

Проблемой номер один в сельском хозяйстве большинства стран мира и нашей страны стало падение естественного плодородия почв. Тип воспроизводства естественного плодородия определяет и эколого-экономический тип развития сельского хозяйства, степень его устойчивости. Можно выделить три типа его воспроизводства:

1) неполное, суженное воспроизводство естественного плодородия, или природоемкий тип ведения сельскохозяйственного производства, при котором наблюдается уменьшение естественного плодородия;

2) простое воспроизводство естественного плодородия, или природоохранный тип сельскохозяйственного производства;

3) расширенное воспроизводство естественного плодородия, или природоулучшающий тип сельскохозяйственного производства.

Первый тип воспроизводства естественного плодородия соответствует техногенному типу развития аграрного сектора. Второй и третий типы воспроизводства — устойчивому развитию.

Сейчас в стране и в мире как в теории, так и на практике основное внимание уделяется проблеме воспроизводства экономического плодородия. Между тем имеются существенные различия в результатах и средствах воспроизводства естественного и экономического плодородия. Ориентация на воспроизводство (простое или расширенное) только экономического плодородия может привести к крайне неблагоприятным экологическим и экономическим последствиям. Об этом говорит 20—30-летний опыт многих районов страны. Сначала рост урожайности, а затем ее стабилизация или снижение происходили при значительном росте применения искусственных средств производства и одновременно растрате капитальных запасов почвенного плодородия, сопровождающейся деградацией земли. Таким образом, попытки компенсировать снижение естественного плодородия за счет роста искусственного плодородия малоэффективны. По мере снижения естественного плодородия, деградации агроэкосистем во многих районах результативность техники, минеральных удобрений, пестицидов становится все меньше.

По-видимому, существует объективный природный предел, порог снижения естественного плодородия, при приближении к которому вся техническая мощь человека, созданные им высокопроизводительные искусственные средства производства становятся все менее эффективными. Необходимо знать величину такого «экологического порога», чтобы избежать негативных последствий приближения к нему (см. рис. 8.1). Сейчас, по мнению многих ученых-почвоведов, рост применения искусственных средств производства маскирует падение естественного плодородия. Например, ряд специалистов полагает, что минеральные удобрения — это вообще искусственное средство сегодняшнего дня, а не долговременное мероприятие, направленное на улучшение почвы, в связи с чем широкое применение минеральных удобрений ведет к расходу капитальных почвенных резервов и скрывает падение их природного плодородия, о чем, в частности, свидетельствует уменьшение запасов гумуса в ряде пахотных почв.

Рис. 8.1. Экономическое и естественное плодородие

Обозначения: П — плодородие; Пэ — экономическое плодородие; Пе — естественное плодородие; Пи — искусственное плодородие.
Как видно на рисунке 8.1, резкий рост искусственного плодородия за счет увеличения применения минеральных удобрений, пестицидов, техники может привести к увеличению экономического плодородия (на рисунке 8.1 временной период 0 – t0). Однако в случае продолжения тенденции падения естественного плодородия, после его снижения ниже уровня «экологического порога» (точка, соответствующая времени t1) происходит падение и экономического плодородия, несмотря на возможное резкое увеличение затрат в увеличение искусственного плодородия.

Значение простого и расширенного воспроизводства естественного плодородия в динамике для максимизации производства сельскохозяйственной продукции можно показать на примере следующей модели:

max Пэ(К,t), (8.2)

Пэ(К, t) = Пе(К,t) + Пи(К,t) , (8.3)

Пе(K, t) Пе(K, t + 1) , (8.4)

где К — инвестиции, t — время (t = 1,...,n).

Формула (8.3) является модификацией соотношения (8.1) с учетом фактора времени и инвестиций. Смысл приведенной модели является следующим: для максимизации экономического плодородия распределение инвестиций в увеличение естественного и искусственного видов плодородия должно быть таким, чтобы естественное плодородие не уменьшалось во времени. Тем самым соотношение (8.4) является важнейшим и необходимым условием устойчивого развития сельского хозяйства (но не достаточным условием).

Примером взаимодействия трех видов плодородия, влияния снижения естественного плодородия на экономическое может служить ситуация в сельском хозяйстве нашей страны в 70—80-х гг. В этот период произошло резкое обострение продовольственной ситуации. Среднегодовое производство большинства видов продукции растениеводства в 1980-е и в начале 1990-х гг. сократилось или стабилизировалось на уровне 70-х гг. Характерен пример важнейшей сельскохозяйственной культуры — зерна. За одиннадцать лет в 1979—1989 гг. валовые сборы зерна не смогли превзойти урожаи 10—15-летней давности 1973 и 1978 гг. (Дальнейшее падение производства зерна происходило и после 1991 г. Однако здесь эколого-экономический анализ осложняется экономическим кризисом, резким сокращением использования средств производства в сельском хозяйстве и прочими факторами).

В настоящее время нет исчерпывающего ответа на вопрос о причинах обострения продовольственной ситуации в 80-е гг. Чаще всего в качестве основного аргумента выдвигается тезис о недостаточном объеме капитальных вложений в сельское хозяйство. Однако сохранение напряженности в производстве сельскохозяйственной продукции происходило на фоне усиления внимания к этой отрасли, многократного увеличения притока материально-технических ресурсов в АПК. Была принята специальная суперглобальная «Продовольственная программа» (1982 г.) развития АПК. Среднегодовые капитальные вложения в 80-е гг. возросли на 40% по сравнению с их объемом в 70-е гг.

Важная причина создавшегося положения — недооценка экологического, природного фактора в развитии сельского хозяйства. В основе его развития лежал триединый принцип — механизация, химизация, мелиорация. Абсолютизация этого принципа, иллюзия того, что к индустриализации сельского хозяйства можно подойти так же, как и к индустриализации промышленности, т.е. на техногенной основе, обусловили сложную ситуацию с обеспечением страны сельскохозяйственной продукцией. Вера в то, что техника, удобрения, пестициды могут бесконечно повышать плодородие почвы и урожайность возделываемых культур, привела к застою в развитии агрокультуры, игнорированию природных особенностей земли.

8.2. Использование земельных ресурсов, их деградация

Земельный фонд России — один из крупнейших в мире и насчитывает 1710 млн. га. Распределение и структура земельных угодий представлена в таблице 8.2. Половину территории покрывают леса и древесно-кустарниковые насаждения — 53%. Пятая часть страны занята оленьими пастбищами. На урбанизированные территории, где расположены города, поселки, дороги и пр., приходится всего 1% территории.


Таблица 8.2

Распределение и структура земельного фонда России (млн. га)

Вид земельных угодий

Площадь

В % к общей площади

Сельскохозяйственные угодья

221,2

13

— в том числе пашня

126,5

7

Леса и древесно-кустарниковые насаждения

898,3

53

Болота

139,4

8

Под водой

71,7

4

Под постройками, дорогами, улицами

13,3

1

Оленьи пастбища

301,0

18

Нарушенные земли

1,2

0,1

ВСЕГО

1709,8

100


Ценнейшей частью фонда являются сельскохозяйственные угодья, их площадь составляет 221 млн. га (13% земельного фонда России), в том числе пашня — 127 млн. га. Страна обладает огромными территориями плодороднейшей в мире почвы — черноземами, которые являются, может быть, самым ценным природным ресурсом, который имеет Россия.

Большое влияние на спад в сельском хозяйстве оказала ухудшающаяся экологическая ситуация в аграрном секторе. Сохраняющиеся тенденции формирования техногенного природоразрушающего типа развития АПК ведут к экологическому кризису в сельском хозяйстве. Внешними проявлениями этого кризиса стали крупномасштабная деградация и потери сельскохозяйственных угодий из-за эрозии, уменьшение содержания в почве гумуса и питательных веществ, засоление, заболачивание, перегрузка тяжелой техникой, падение естественного плодородия, загрязнение водных ресурсов химическими продуктами и отходами животноводства.

Уменьшение естественного плодородия, выражающееся прежде всего в сокращении самого плодородного, гумусного горизонта почвы и уменьшении содержания гумуса в почве, является довольно известным процессом. Сейчас в стране и в большинстве регионов мира наблюдается природоемкий тип ведения сельского хозяйства, определяемый суженным воспроизводством естественного плодородия. О значительной деградации земельного потенциала говорят данные о быстром качественном ухудшении пашни. Так, с 1970 г. в России площадь пашни с эродированными, засоленными и кислыми почвами увеличилась примерно в 2 раза, с переувлажненными и каменистыми — в 3, супесчаными — в 8 раз. Потери органического вещества восполняются лишь на одну треть.

Особенно заметно снижение естественного плодородия в Центрально-Черноземном, Волго-Вятском, Восточно-Сибирском регионах. В этом отношении показателен пример Центрально-Черноземного района, где находятся плодороднейшие земли — черноземы. Еще В.В. Докучаев в начале века писал, что русский чернозем — самая плодородная земля в мире, гораздо лучшая по качеству, чем черноземы Европы и Америки. В настоящее время на этих землях сложилась катастрофическая экологическая ситуация. За последние 30—40 лет богатые черноземы русской равнины потеряли треть своего гумуса (перегноя), их плодородный слой уменьшился на 10—15 см.

Допущенное за последнее время снижение естественного плодородия почв соответствует недобору зерна в среднем по 10 ц/га. Если взять за основу среднегодовую урожайность зерновых культур, то обеспечение только простого воспроизводства естественного плодородия почв позволило бы увеличить выход продукции с единицы площади более чем в 1,5 раза.

8.3. Экологизация сельского хозяйства

Природоразрушающий, ресурсоемкий тип развития АПК требует пересмотра сложившейся в теории и на практике техногенной концепции развития АПК. Необходим переход к устойчивому развитию аграрного сектора. Главным принципом развития АПК должна стать экологизация всех мероприятий по развитию сельского хозяйства, учет природных особенностей функционирования земельных ресурсов. И уже в соответствии с этим принципом, с ориентацией на него следует осуществлять мероприятия по механизации, химизации, мелиорации, по внедрению достижений научно-технического прогресса. В связи с этим необходимо создать соответствующую систему рыночных регуляторов (льготы, кредиты, налоги и пр.) для изменения приоритетов в распределении ресурсов, капитальных вложений в АПК, усилить природоохранную роль затрат.

Для преодоления негативных тенденций в развитии АПК, скорейшего решения продовольственной проблемы целесообразно иметь комплексную программу экологизации АПК, включающую две подпрограммы:

— экологизация сельского хозяйства,

— ускоренное развитие производственно-сбытовой сферы АПК (инфраструктура и перерабатывающая промышленность).

Важнейшее направление в решении задачи устойчивого развития сельского хозяйства и всего АПК — обеспечение простого и расширенного воспроизводства естественного плодородия почв. Пути реализации этого направления надо предусматривать при разработке подпрограммы экологизации сельского хозяйства. К ним относятся прежде всего борьба с эрозией почв, применение органических удобрений, агролесомелиорация, культуртехническая мелиорация, травосеяние, известкование кислых почв, минимизация техногенного воздействия на почвы, почвозащитные технологии, биологические методы защиты растений, оптимальные севообороты, чистые пары и т.д. Эти мероприятия по улучшению качества почв являются «мягкими», они не вносят резких изменений в экологический баланс агроэкосистем, а, наоборот, способствуют повышению плодородия почв. Данные мероприятия должны пользоваться приоритетом по отношению к «глубоким» мелиорациям (прежде всего гидротехническим), широкому применению химических средств производства — минеральных удобрений и пестицидов, использованию в сельском хозяйстве мощной техники с большой нагрузкой на землю.

В целом темпы деградации земель, снижения естественного плодородия почв сейчас значительно опережают темпы проведения экологических мероприятий. Форсирование осуществления природоохранных и природоулучшающих мероприятий позволяет наряду с экологическим эффектом получить значительную экономическую выгоду. Так, капитальные вложения в борьбу с эрозией почв характеризуются высокой экономической эффективностью. Проведение в полном объеме противоэрозионных мероприятий дает возможность увеличить производство продукции растениеводства примерно на 1/3.

В результате реализации программы экологизации сельского хозяйства возможный прирост сельскохозяйственной продукции в пересчете на зерно может составить 50—70 млн. т.

Наряду с высокой эколого-экономической эффективностью экологизация сельского хозяйства дает и огромный социальный эффект. Это проявляется прежде всего в улучшении здоровья населения в результате увеличения потребления биологически чистой сельскохозяйственной продукции, уменьшения загрязнения водных и земельных ресурсов, воздушного бассейна.

8.4. Экологизация АПК и развитие
производственно-сбытовой сферы


Вторая составляющая программы экологизации АПК — подпрограмма ускоренного развития производственно-сбытовой сферы, осуществление которой позволяет улучшить использование и ликвидировать потери сельскохозяйственного сырья. Ускорение развития инфраструктуры (дороги, хранилища, торговля и т.д.) и перерабатывающих отраслей промышленности (пищевой и легкой) имеет важное значение для стабилизации экологической ситуации и решения продовольственной проблемы.

В настоящее время потери, вызываемые отставанием в развитии инфраструктуры и перерабатывающей промышленности, составляют 20—30%. Это означает, что эквивалентная часть природных ресурсов АПК, применяемых для производства теряемой продукции, использована в конечном счете нерационально. Потери произведенной сельскохозяйственной продукции приходится компенсировать, расширяя сельскохозяйственное производство и, следовательно, вводя в эксплуатацию все новые природные ресурсы или увеличивая нагрузку на имеющиеся. Как показывают расчеты, за счет ликвидации потерь сельскохозяйственной продукции, использования ее резервов можно высвободить огромные объемы природных ресурсов без сокращения фонда потребления — например, до 30—40% всех используемых сельскохозяйственных угодий.

Ресурсосберегающий путь развития АПК на основе форсированного развития инфраструктуры и перерабатывающей промышленности представляется наиболее эффективным в ближайшей перспективе в связи с усугубляющейся обстановкой в сельском хозяйстве. Уже в ближайшие годы необходимо вывести из активного использования десятки миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий, особенно сильно пострадавших от антропогенного воздействия и негативных природных процессов. Ситуация осложняется общим социально-экономическим кризисом и истощением природного потенциала АПК в подавляющем большинстве аграрных регионов, что не позволяет ожидать значительного стабильного прироста объемов сельскохозяйственной продукции в ближайшем будущем.

По-существу, форсирование развития производственно-сбытовой сферы АПК — альтернативный вариант решения экологических проблем в сельском хозяйстве, своеобразная компенсационная программа по отношению к природным ресурсам. Это направление предусматривает глубокую структурную перестройку АПК, при которой происходит снижение удельного веса в основных фондах, числе занятых, конечной продукции АПК собственно сельского хозяйства и рост этих показателей для инфраструктуры и перерабатывающей промышленности. Для экономии земельных и водных ресурсов следует шире использовать подобные альтернативные варианты увеличения конечного потребления.

Суммируем основные экологические аргументы в пользу форсированного роста производственно-сбытовой сферы. Во-первых, экологические компенсационные затраты, требующиеся для устранения ущерба окружающей среде от проведения тех или иных мер в АПК (экстерналии или внешние эффекты), в «сырье­сберегающем» инвестиционном варианте минимальны. Капитальные вложения в совершенствование процесса доведения сельскохозяйственной продукции до потребителя являются практически чистыми по отношению к природе. Во-вторых, полная утилизация и комплексное использование сельскохозяйственного сырья на основе малоотходных и безотходных технологий в перерабатывающей промышленности предотвращают загрязнение окружающей среды. В-третьих, потери произведенной сельскохозяйственной продукции приходится компенсировать за счет наращивания материально-технической базы сельскохозяйственного производства, увеличения валовых сборов продукции, что создает дополнительную нагрузку на агроэкосистемы. В-четвертых, использование резервов сельскохозяйственной продукции, связанных с ускорением развития производственно-сбытовой сферы АПК, снизит нагрузку на природные ресурсы и даже высвободит часть из них. В-пятых, капитальные вложения в производственно-сбытовую сферу окупаются быстрее, чем во многих природоемких вариантах развития АПК, ниже по капиталоемкости и получаемая продукция.

8.5. Сокращение использования природных ресурсов в АПК

Важным результатом экологизации развития АПК должны стать стабилизация и сокращение использования земельных и водных ресурсов при росте конечных результатов производства. Рассмотрим подробнее основные аспекты такого ресурсосбережения.

В сельском хозяйстве уже не стало свободных земель, обработка которых позволила бы компенсировать снижение продуктивности «старых» сельскохозяйственных угодий. Однако в рамках используемых площадей происходило ухудшение качества земельного фонда, деградация земель. «Наступление» городов, промышленности, инфраструктуры приводит к изъятию многих ценных сельскохозяйственных угодий. Взамен для поддержания земельного баланса теперь, как правило, осваиваются земли с более низким плодородием почвы.

Выход из сложившейся ситуации видится в новых подходах к использованию земельных ресурсов. До сих пор землепользование носит экстенсивный характер, во многом сложившийся в 50-е гг., в условиях обилия свободных территорий. Между тем сокращение объемов вовлечения природных ресурсов в аграрное производство при повышении продуктивности АПК — путь практически всех развитых стран. За последнее время в них уменьшились площади обрабатываемых земель. Современный гигантский природный базис нашего АПК вряд ли следует считать экономически и экологически оправданным. Например, беспрецедентное в мировой практике увеличение пашни произошло в бывшем СССР в 50-е гг., когда были освоены целинные и залежные земли в России и Казахстане (см. вставку 8.1).

Колоссальное наращивание природного потенциала АПК не решило сельскохозяйственных проблем. Более того, многие экономические, экологические, социальные проблемы обострились.
ВСТАВКА 8.1. Освоение целинных и залежных земель

Прошло около пятидесяти лет с того времени, когда началась уникальная в истории человечества экономическая, экологическая и социальная экспансия — освоение целинных и залежных земель. За два-три года в Сибири, на Дальнем Востоке, Урале, Поволжье и Казахстане были распаханы гигантские территории, равные по площади двум объединенным Германиям плюс Австрия. По сравнению с такими темпами освоение Дикого Запада американцами, Сибири русскими поселенцами и пр. кажутся «черепашьими» по своим темпам. И, пожалуй, превзойти этот рекорд 50-х гг. человечеству уже — в силу освоенности более или менее пригодных земель — не суждено.

Оценить решения 50-х гг. и их последствия представляется необходимым, так как и сейчас экстенсивное «целинное» мышление зачастую господствует в принимаемых законах и программах, которые определяют наше будущее.

В начале 50-х гг. в силу сложной экономической и политической ситуации стране был нужен «быстрый хлеб». Встал вопрос: куда направлять ресурсы, капитальные вложения для решения этой задачи. Для подъема традиционных районов земледелия посредством наращивания на селе техники, удобрений, квалифицированных кадров нужно было много времени. В этих условиях было принято решение путем распашки новых земель быстро, за несколько лет получить большой прирост зерна.

Были сомнения в таком, с экономической точки зрения, чисто экстенсивном пути развития сельского хозяйства. В основе сомнений лежали аргументы об ограниченности ресурсов, необходимости их концентрации, неопределенность экологических последствий. Сам здравый смысл был против целинного варианта. Об этом упоминал, например, один из руководителей освоения целины Л.И. Брежнев: «Казалось бы, сама логика, трудное положение со средствами, материально-техническими и людскими ресурсами в стране заставляли все силы бросить в традиционные земледельческие районы, чтобы там получить соответствующую отдачу» (Брежнев Л.И. Воспоминания. М.: Политиздат, 1982. С. 172—173).

Однако в который раз в нашей стране победила логика «громадья», гигантских проектов, которая спустя десятилетия привела к колоссальным экологическим, экономическим, социальным потерям во многих районах бывшего Союза — зонах обширного затопления земель волжским и днепровским каскадами ГЭС, регионе Аральского моря, зоне БАМа и т.д.

Главная цель освоения целинных и залежных земель была быстро достигнута. В России и Казахстане было распахано свыше 42 млн. га. Огромное расширение сельскохозяйственных угодий в новых районах породило и ряд острейших проблем, явившихся результатом экономической, социальной и экологической неизученности последствий такого расширения. Были ли другие варианты сельскохозяйственного развития страны, в том числе освоения новых районов, которые бы позволили избежать деградации сельского хозяйства в последние десятилетия?

Экстенсивное развитие земледелия, требующее новых больших ресурсов на осваиваемых землях, резко ухудшило ситуацию в старых традиционных сельских районах России. Можно сказать, что это был третий сильный удар, добивающий русскую деревню, после огромных жертв коллективизации и войны. Большой отток трудоспособного, молодого и квалифицированного населения и перераспределение материально-технических ресурсов в пользу новых районов привели к ослаблению сельского хозяйства, в частности, в центральной и северной части европейской территории России. Такая политика наряду с другими антисельскими мероприятиями впоследствии привела к рождению замечательного в своей двусмысленности лозунга «Нечерноземье — вторая целина», что в буквальном смысле означало необходимость заселения и нового освоения многих когда-то хорошо развитых аграрных районов.

Во время освоения целинных и залежных земель не получили достаточного обоснования размеры распашки. В самые первые годы в оборот было вовлечено существенно больше земель, чем планировалось. По-видимому цифру в несколько десятков миллионов гектаров можно было бы значительно уменьшить без ущерба для конечных сборов зерна. Дело в том, что освоение новых земель происходило некомплексно: быстрый рост распашки земель при отставании «тылов» — нехватке уборочной техники и автомашин, бездорожье, крайне малых объемов хранилищ. Все это привело к огромным потерям зерна. Даже в конце 80-х гг., когда насыщенность уборочной техникой и инфраструктурой многократно повысилась по сравнению с 50—60-ми гг., только из-за затягивания уборки во многих целинных районах терялась почти половина потенциального урожая. Имеющиеся исследования о потерях зерна в процессе уборки, транспортировки, хранения позволяют предположить, что площадь освоения новых земель при соответствующей концентрации уборочных средств, размещении хозяйств в зонах с хорошим уровнем инфраструктурного обеспечения можно было бы значительно уменьшить при сохранении конечного выхода зерна за счет предотвращения потерь.

Чрезвычайно низка и урожайность на новых землях. Она сейчас соответствует урожайности двадцати-тридцатилетней давности и является одной из самых низких в России. Одной из важнейших причин сохранения низкой урожайности является снижение естественного природного плодородия. В первые годы освоения целинных и залежных земель за счет накопленных природой запасов питательных веществ в почве удалось получить высокие по тем временам сборы зерна. Однако постоянный вынос питательных веществ вместе с урожаями, незначительная компенсация потерь этих веществ минеральными и органическими удобрениями, резкое развитие эрозии и потеря гумуса привели к уменьшению природной силы земли. Новые земли не стали житницей страны.

В аграрной политике 50-х гг. недостаточно учитывался фактор научно-технического прогресса. Потенциальные возможности агротехники, новой техники, удобрений, селекции, мелиорации позволяли довольно гибко подходить к определению потребности в новых землях. Совершенствование агротехники, органические и минеральные удобрения, простейшие виды мелиорации позволяют собирать с одного гектара столько же продукции, сколько с трех-четырех гектаров обычных земель.

Широкомасштабное освоение целинных и залежных земель привело и к крайне неблагоприятным экологическим последствиям, что сопровождалось заметным уменьшением экономических результатов. Земледельцы пришли с привычными «европейскими» технологиями на новые земли, расположенные в совершенно других условиях и с другим типом почв. Традиционная пахота с оборотом пласта привела буквально спустя несколько лет к гигантскому развитию ветровой эрозии, пыльным бурям, что сопровождалось потерей плодородия на десятках миллионов гектаров пашни. Всего с начала целинной эпопеи было «сдуто» как минимум 10 млн. га пашни. Эта площадь примерно соответствует сумме территорий таких европейских государств, как Нидерланды, Бельгия и Швейцария.

Между тем эти последствия в начале 50-х гг. было легко предвидеть. Мировой опыт освоения новых территорий в Канаде и США показал гибельность для степных пространств старых технологий. Только почвозащитная безотвальная обработка почвы позволила остановить эрозию в этих странах. В нашей стране также имелся опыт почвозащитных технологий. Российский самородок агроном Т.С. Мальцев успешно применял их с конца 40-х гг.

Опыт освоения целины и залежных земель ясно показывает необходимость учета экологического фактора при принятии экономических решений, прогнозирования долгосрочных последствий для природы и общества. Игнорирование экологических аспектов приводит к экономическим и социальным кризисам.
Для того чтобы изменить ситуацию в природопользовании, нужно прежде всего сформировать интенсивный тип мышления в аграрном секторе, отойти от привычных стереотипов экстенсивности, сложившихся в последние 50 лет.

Самое важное в выработке интенсивного подхода к землепользованию состоит в необходимости ориентации на конечные результаты. Для экстенсивного мышления засеянные площади являются важнейшими показателями. Между тем обработка почвы, высев семян — лишь промежуточные звенья в длинной цепи, связывающей землю и сельскохозяйственную продукцию, поступающую потребителю. Для последнего не важно, сколько используется земли, главное — объем и качество поступившей к нему продукции. В этих условиях нужно программировать и регулировать сельскохозяйственное производство не от земли, не от того, сколько ее можно засеять, а, наоборот, от потребителя к земле. Такой программно-целевой подход необходим для реальной экологизации сельского хозяйства, структурной перестройки АПК. Последнее определяется тем, что конечную эффективность использования земельных ресурсов формируют многие отрасли АПК, и при выработке структурной политики необходимо учитывать их возможности. Только учет уровня развития сопряженных с сельским хозяйством отраслей, и прежде всего пропускной способности инфраструктуры и перерабатывающей промышленности, позволит определить, сколько гектаров земли нужно обрабатывать.

Интенсификация, перераспределение и концентрация части средств производства в АПК позволяют компенсировать сокращение земельных ресурсов за счет увеличения конечного выхода продукции, т.е. за счет сокращения современных огромных потерь потенциального урожая в процессе его трансформаций и движения к потребителю.

Такой подход не только экономически оправдан, но и экологически необходим. Сейчас, несмотря на сильную пораженность эрозией части угодий, значительное снижение их естественного плодородия, продолжается ведение полевых работ на этих землях, зачастую на основе устаревших, почворазрушающих технологий. Особенно опасно использование таких земель под пашню, так как это приводит к разрушению гумусного плодородного горизонта почвы, его смыванию и выдуванию. Уже сейчас есть опасность перейти «экологический порог» снижения плодородия, за которым начнутся деградация многих ценнейших земель и полная утеря ими плодородия.

В этих условиях необходимо вывести из использования под пашню миллионы гектаров земель, засеяв их многолетними травами, используя их под луга и т.д. Еще большее количество угодий нуждается в консервации среди пастбищных земель. Это позволит сохранить для будущих поколений ценные сельскохозяйственные угодья, защитить их от разрушающего воздействия эрозии и техники, достаточно быстро восстановить их плодородие. Для этого требуется разработать соответствующие рыночные и административные регуляторы, позволяющие вывести земли с суженным воспроизводством естественного плодородия из активного сельскохозяйственного оборота.

Подобного рода меры уже проводятся некоторыми странами. Особенно большой экологический эффект дало выведение земель из оборота в США. В 70-е и начале 80-х гг. в сельском хозяйстве этой страны сложилась опасная экологическая ситуация в результате широкого развития эрозионных процессов. В ответ на это государством была разработана специальная федеральная программа консервации земель, в соответствии с которой из сельскохозяйственного оборота было выведено свыше 10% наиболее деградировавших земель. Это позволило кардинально уменьшить интенсивность эрозионных процессов. Для привлечения фермеров к программе консервации земель американское правительство использовало широкий комплекс экономических мер в виде дотаций, ценовой поддержки, кредита и пр.

Большую роль в перераспределении факторов производства, охране и экономии земельных ресурсов должны сыграть рыночные регуляторы и в России. Создание благоприятного или неблагоприятного рыночного климата на основе механизма льгот, кредитов, стимулирования инвестиций и пр. позволяет проводить эффективную региональную аграрную политику. Это доказал мировой опыт.

Важно отметить, что развитие АПК при сокращении обрабатываемых площадей и концентрации ресурсов в сельском хозяйстве не означает механического увеличения количества средств производства на единицу обрабатываемой земли. При сохранении прежних подходов это будет «техногенная» интенсификация, которая может привести только к ускорению процессов деградации сельскохозяйственных угодий. Необходимы качественно иные подходы, экологическая интенсификация земледелия на основе высокого уровня агрокультуры, осуществления простого и расширенного воспроизводства плодородия почв на базе освоения оптимальных севооборотов, применения чистых паров, экологически совместимых средств производства, рационального использования удобрений и т.д.

Выводы

Для аграрного сектора важнейшей проблемой является увеличение плодородия. Различают три вида плодородия: естественное, искусственное и экономическое. Последнее является суммой двух первых видов плодородия. Для формирования устойчивого сельского хозяйства важнейшее значение имеет простое и расширенное воспроизводство естественного плодородия. Сохраняющиеся тенденции формирования техногенного типа развития АПК ведут к экологическому кризису в сельском хозяйстве. Внешними проявлениями этого кризиса стали крупномасштабная деградация и потери сельскохозяйственных угодий из-за эрозии, уменьшение содержания в почве гумуса и питательных веществ, засоление, заболачивание, перегрузка тяжелой техникой, падение естественного плодородия, загрязнение водных ресурсов химическими продуктами и отходами животноводства.

Для перехода к устойчивому сельскому хозяйству целесообразно иметь комплексную программу экологизации АПК, включающую две подпрограммы: 1) экологизация сельского хозяйства (борьба с эрозией почв, применение органических удобрений, агролесомелиорация и пр.); 2) ускоренное развитие производственно-сбытовой сферы АПК (инфраструктура и перерабатывающая промышленность). Развитие производственно-сбытовой сферы является альтернативным вариантом решения экологических проблем в сельском хозяйстве, так как устранение потерь сельскохозяйственной продукции позволяет снизить нагрузку на природный фундамент АПК при увеличении конечных результатов.

Вопросы

  1. Перечислите основные виды плодородия почвы.

  2. Перечислите типы воспроизводства естественного плодородия.

  3. Каково основное условие устойчивого развития сельского хозяйства?

  4. Охарактеризуйте структуру земельного фонда России.

  5. Назовите факторы деградации земельных ресурсов.

  6. Охарактеризуйте основные направления экологизации АПК.

  7. Какие мероприятия необходимы для экологизации сельского хозяйства?

  8. Какова взаимосвязь экологизации АПК и развития производственно-сбытовой сферы?

  9. Каковы возможности сокращения использования природных ресурсов в сельском хозяйстве?

Образцы тестовых вопросов

1. Экономическое плодородие почвы — это:

а) плодородие, определяемое искусственно созданными средствами производства;

б) плодородие, определяемое природными факторами;

в) плодородие, рассчитываемое на единицу площади;

г) плодородие, являющееся совокупностью естественного и искусственного плодородия;

д) потенциальное плодородие почвы.
ГЛАВА 9. ЛЕСНОЙ КОМПЛЕКС
9.1. Подходы к определению экономической стоимости лесных ресурсов
Леса, являясь частью природной сферы, выполняют целый ряд важнейших и уникальных эколого-экономических функций. В связи с этим оценка леса должна носить комплексный, интегрированный характер.

Во-первых, леса играют существенную роль в глобальных круговоротах углерода и кислорода, во многом «отвечая» за состав атмосферы.

Во-вторых, леса ассимилируют экологически вредные выбросы, поддерживая чистоту окружающей, прежде всего, воздушной среды, а также уменьшают шумовое загрязнение.

В-третьих, леса обеспечивают микроклиматические эффекты, а в планетарном масштабе формируют глобальный климат.

В-четвертых, леса оказывают большое влияние на водообмен и состояние водных экосистем.

В-пятых, леса предотвращают эрозию почвы, препятствуют образованию оврагов и оползней, а также сохраняют ландшафты и плодородие почв.

В-шестых, леса являются местом обитания для большинства видов растений и животных, то есть служат естественным и обязательным условием сохранения биорзнообразия на планете.

В-седьмых, леса выполняют рекреационные и эстетические функции.

В-восьмых, леса, в определенной степени, обеспечивают эколого-экономическую безопасность страны.

В-девятых, леса активно используются для хозяйственных целей, являясь сырьем для многих отраслей экономики.

По имеющимся оценкам, эколого-экономический доход от использования первых восьми функций лесов превышает прямой доход от производственной деятельности в сфере лесопользования. Согласно одной из оценок (Т. Миллер), за 50 лет жизни среднее дерево в тропическом лесу обеспечивает экологический доход от производства кислорода, поглощения загрязнений, контроля эрозии и плодородия почвы, регулирования водного режима, обеспечения местообитание флоры и фауны в размере около 200 тыс. долл. Проданное же как древесина, оно принесет не более 600 долл.Тем не менее, человечество до сих пор рассматривает леса в первую очередь как источник уникального и незаменимого сырьевого ресурса. Этот ресурс продается на рынке и имеет устойчивую рыночную оценку. Хорошо поддаются измерению также издержки лесоэксплуатации. Если это естественные леса, то можно подсчитать затраты, связанные с вывозкой древесины. Если леса искусственные, то затраты складываются из издержек на приобретение земли, лесонасаждение, поддержание посадок в необходимом состоянии и их эксплуатацию.

Все остальные факторы, связанные с существованием лесов на рынках не функционируют а их проявления не фиксируются в рыночных оценках. Иными словами, функции леса с точки зрения экономической стоимости оказываются нулевыми. Отдельные случаи интернализации отрицательных экстерналий (платежи фермеров за сохранность лесов, углеродные сделки) радикально не меняют тенденции. Ситуация в данной сфере является классическим случаем «провалов» рынка и недооценки природных ресурсов, что является главной причиной (помимо субсидирования, часто скрытого, использования земель лесного фонда) деградации лесов во всем мире, так как реально оцениваемые выгоды от лесоэксплуатации на практике существенно превосходят выгоды от консервации лесов (стоимость неиспользования или отложенной альтернативы).

Такая деградация выражается в гибели лесонасаждений, ухудшении стурктруы лесов и их качественного состава и, наконец, в обезлесивании, то есть опережающем росте использования земель лесного фонда, в частности, для ведения сельского хозяйства по сравнению с лесовосставновлением. Точные показатели этого процесса определить достаточно сложно, имеющиеся данные разноречивы, однако, саму тенденцию не отрицает никто. Помимо этого, деградация лесов увеличивает риски климатических изменений и атмосферных трансформаций, ухудшения качества водных ресурсов, утраты биоразнообразия, потерь рекреационных функций природы и в целом отрицательно влияют на жизнедеятельность человека, а в конечном итоге приводит к ущербу для всего общества либо уже в настоящее время, либо в перспективе (экстерналии между поколениями).

Одним из механизмов изменения ситуации с деградацией лесов может быть прямое государственное регулирование в области их использования, а также сфере земельных отношений.

Однако более важным является введение в хозяйственный оборот экономических оценок всех функций лесных ресурсов. Иными словами, нужно ответить на вопрос: «Сколько стоят или могут стоить лесные экосистемы в экологическом выражении?»

Как уже отмечалось (см. гл.4), наиболее приемлемым и признанным методом определения суммарной экономической оценки экосистем, их функций, товаров и услуг является метод расчета общей экономической стоимости. Данная стоимость интегрирует четыре составляющих: прямую стоимость использования, косвенную стоимость использования, стоимость отложенной альтернативы и стоимость существования.

Применительно к лесам данная концепция на теоретическом уровне хорошо отражает их многофункциональность, а также многообразие полезностей, причем не только в настоящее время, но и в будущем.

Первая составляющая общей экономической стоимости – прямая стоимость использования леса (вывоз и торговля древесиной, а также лесоматериалами, использование леса в качестве топлива, заготовка недревесных продуктов, использование биоразнообразия, туризм), как уже говорилось, достаточно хорошо поддается экономическому измерению на рынках. Все вышеперечисленные продукты лесоэксплуатации имеют цену, за исключением, может быть, только тех случаев, когда они не включаются в экономический оборот, непосредственно потребляясь в домохозяйствах.

Косвенная стоимость использования определяется при помощи условно-опросного метода, метода выявленных предпочтений, а также методом непрямых денежных оценок. Применительно к лесу обычно говорят о косвенной стоимости использования, складывающейся из оценки водо- и почвозащитных функций, а также связывания углерода. В таблице 9.1. приводятся результаты различных исследований, осуществленных в конце 90-х – начале 2000 гг. по экономической оценке функций защиты лесных водосборов и запасов воды.


Таблица 9.1.

Экономическая стоимость функций лесов по защите водосборов и регулированию водных потоков (по Д.Пирсу)

Район исследования

Функции защиты водосбора

Результаты (долл. на га площади)

Малайзия

Защита ирригационной воды, выраженная в ее влиянии на урожайность

15

Камерун

Защита от наводнений
Защита от наводнений, выраженная в ликвидации потерь деревьев и урожая

3
0-24

Индонезия

Ослабление засух из-за сохранения лесов и возобновления их роста, выраженное в росте доходов от производства риса и кофе

3-35 на домохозяйство

Турция

Уменьшение эрозии почвы, выраженное в стоимости восстановленных питательных веществ, уменьшение ущерба от наводнений

46

Филиппины

Защита рыбных запасов в результате прекращения вырубки леса

268

Малайзия

Защита береговой линии
Защита рыбных запасов мангровыми лесами

845


526

Нигерия

Защита урожая лесополосами
Фермерское лесничество

Рост нормы прибыли с 5% до 13-17%
Рост нормы прибыли с 7% до 14-22%


Как видно из таблицы 9.1 косвенная стоимость водо- и почвозащитных функций при расчете на 1 га не очень значительна, но следует помнить, что площади водных ресурсов при этом могут быть достаточно большими. Кроме того блага, приносимые за счет сохранения лесов в данном случае являются общественными и распространяются на всех находящихся в исследуемом регионе. Также при подобных исследованиях авторы сосредотачиваются на отдельных функциях, оценивая только их (что видно из таблицы) и не суммируют эффекты всей совокупности последствий проводимых мероприятий. Поэтому полученные результаты можно расценивать как минимальные.

Вторая составляющая косвенной стоимости лесов связана с определением ущерба от выбросов углерода. В настоящее время имеется обширная литература, в которой анализируются угрозы глобального потепления, связанного с углеродом и делаются попытки оценить в экономическом плане стоимость его предельной тонны. По некоторым оценкам, предельный ущерб можно оценить в 50 долл. за тонну, что является очень высоким показателем. Однако, исследователи отмечают, что если бы существовал свободный рынок углеродных квот, то этот показатель не превысил бы 10 долл. за тонну. Принимая эту умеренную оценку в расчеты, оказывается, что стоимость углерода в расчете на гектар использованной земли, например, в тропических лесах составляет около 2000 долл.

Стоимость отложенной альтернативы существует в том случае, если кто-либо готов платить за ресурсы в будущем, законсервировав их сегодня. Стоимость существования отражает желание платить за сохранение ресурса не вовлекая его в производственное использование (ценность леса сама по себе в настоящее время и для будущих поколений). Количественное определение этих стоимостей достаточно сложно и основывается на концепции «готовности платить». Механизмами, через которые эти стоимости могут быть выражены, являются принцип «долги в обмен на природу», экономическая помощь, дотации для сохранения лесов, а также различные ценовые механизмы.

В таблице 9.2 приводятся результаты попыток определения стоимостей отложенной альтернативы и существования лесов, предпринятые в различные годы различными исследователями.
Таблица 9.2

Стоимость отложенной альтернативы и существования лесов ( по Д.Пирсу)

Характер процесса

Результаты

Защита дополнительно 5% мировых тропических лесов (предполагается, что 5% уже защищены, но нужно обеспечить 10%)

Граждане США готовы осуществить разовый платеж в размере 21-31 долл. на семью. При наличии 91 млн. домохозяйств общая сумма составит 2-2,9 млрд.долл. При ставке процента в 5% годовой фонд составит 130-140 млн.долл. Если поделить его на 5% площади тропических лесов (720 млн. га), то каждый гектар оценивается в 4 долл. в год.

Сохранение качества лесов в Колорадо

54 долл. на семью

Сохранение качества лесов южных Аппалач

82 долл. на семью

Сохранение ареала распространения мексиканской пятнистой совы

102 долл. на семью в год или 4400 долл. на га

Сохранение лесов Калифорнии и Орегона (за счет ликвидации пожаров)

56 долл. на семью, проживающую в Калифорнии и Орегоне

Предполагаемая готовность мирового сообщества платить за сохранение ограниченных лесных территорий по принципу «долги в обмен на природу»

5 долл. на га

Обмен долговых обязательств на обязательства по охране природы и финансовая помощь Мексике для охраны лесов

12 долл. на га

Охрана лесов южной части Австралии

240 долл. в год на семью


Для поддержки всех функций лесов в устойчивом состоянии существует одно универсальное правило: экономическая стоимость сохранности лесов должна превышать экономическую стоимость их использования. Поэтому очень важен точный учет всех материальных и нематериальных выгод, не связанных с традиционными способами использования древесины в лесопереработке или со сведением лесов для нужд сельского хозяйства. Существенную роль в этом процессе играет размер учетной ставки. Чем выше эта ставка, тем меньше вероятности того, что сбалансированное использование леса будет представлять экономический интерес, так как в этом случае традиционная вырубка будет иметь преимущество перед сохранением лесов, а их текущее использование всегда будет выгоднее перспективного. По имеющимся оценкам, такое положение будет сохраняться в случае, если учетная ставка поддерживается на уровнях 10% и более. Поэтому действия, направленные на снижение учетной ставки являются важным фактором при оценке лесных ресурсов с целью сбалансированного ведения лесного хозяйства.

9.2. Запасы лесных ресурсов
Общая площадь лесов к началу 90-х гг. равнялось 3500 млн. га. С 90-х годов чистые потери лесного покрова составили почти 100 млн. га. Площадь тропических лесов ежегодно уменьшается на 1%.Запас древесины, по различным оценкам, колеблется от 336,9 млрд. м3 до 370 млрд. м3. Самый высокий ресурсный потенциал находится в Евразии — 40% всех мировых лесов и 42% общего запаса древесины. Ежегодный объем заготовок леса составляет в настоящее время 3,4 млрд. м3 (в 1-й половине 70-х гг. 2—2,5 млрд. м3).

Причем 1/2 всего объема используется в качестве топлива. От дров зависит жизнеобеспечение примерно 2 млрд. чел., из которых 1,3 млрд. расходуют древесину в местах своего проживания быстрее, чем она восстанавливается. По оценкам ФАО, объем заготовок древесины к 2000 г. должен был превысить 4,5—5,9 млрд. м3, при том что ежегодный текущий прирост, который определяет возможности эксплуатации лесов без подрыва их возможностей к воспроизводству, равен 5,5 млрд. м3, а в доступных освоенных лесах он составляет всего около 1,8 млрд. м3. По оценкам, к 2010 г. пиломатериалы будут дефицитны во всем мире, почти в 2 раза вырастет потребление бумаги. Общий же дефицит лесобумажной продукции в мире достигнет к этому сроку 100 млн. м3.

В целом, в мире наблюдается рост абсолютного объема потребления промышленной древесины при замедлении его темпов. Структура использования мирового объема промышленной древесины такова: около 1/2 идет на производство пиломатериалов, 1/4 — на производство целлюлозы, 1/8 — на производство панелей, древесных плит и т.д.

По типам леса делятся на первичные( не затронутые деятельностью человека как, напрмер, большинство тропических лесов) и вторичные, появившиеся после сведения девственных лесов или на неиспользуемых сельскохозяйственных землях. По другим критериям можно выделить листопадные леса умеренных широт, хвойные леса (тайга), расположенные в районе субарктического климата, а также тропические (влажные, дождевые) леса приэкваториальных районов. Последний тип лесов занимает всего 7% площади суши, но имеет очень важное значение для всей планеты, так как именно в них сосредоточена почти половина всех мировых запасов древесины и половина видов биоорганизмов, обитающих на Земле. Помимо этого, тропические леса выполняют важнейшие экологические функции планетарного масштаба.

Вставка 9.1. Из книги Т. Миллера «Жизнь в окружающей среде».

Почему нужно заботиться о тропических лесах?
Около 55% изначальной площади влажных тропических лесов лишились лесного покрова в результате вырубок, выпаса скота, добычи древесного топлива и развития сельского хозяйства. С 1970 г. скорость, с которой сокращается площадь оставшихся тропических лесов или происходит их деградация, резко возрастала. Почти 100% всех вырубаемых тропических лесов приходится на 42 развивающиеся страны (Индонезия, Колумбия, Мексика, Бразилия и т.д.). Экологи рассматривают современное уничтожение тропических лесов как одну из наиболее серьезных глобальных экологических и ресурсных проблем. Почему? Важнейшая причина состоит в том, что эти чрезвычайно разнообразные леса представляют колоссальную экономическую и экологическую ценность для каждого человека на Земле.

Как уже говорилось, тропические леса - источник половины добываемой в мире древесины. Среди продуктов, получаемых в тропических лесах, следует выделить кофе, какао, специи, орехи, фрукты, латекс, смолы, красители, масла, используемые для производства сотен наименований товаров. Четверть всех медикаментов получают из растений, произрастающих в тропических лесах.

Две трети видов растений и животных, до 80% питательных веществ в дождевых тропических лесах сосредоточены в кроне. Уничтожение деревьев лишает значительную часть его обитателей привычных мест и пищи, что ведет к сокращению популяций. Экологи опасаются, что деградация и потеря этих чрезвычайно разнообразных биомов может вызвать вымирание почти 1 млн. видов растений и животных уже в начале XXI века. Такое массивное сокращение приведет к глобальному кризису биоразнообразия. Обезлесение ведет к тому, что, лишенные защиты, бедные питательными веществами тропические почвы высыхают под солнцем и подвергаются эрозии под воздействием ливневых дождей.

Влажность воздуха над тропическими лесами на 50-80% определяется испарением деревьями. Если значительные площади этих лесов будут расчищены, среднегодовое количество осадков уменьшиться и климат целых регионов станет жарче и суше. После выпадения дождей вода вместо абсорбции будет быстро стекать с обнаженной почвы. Вслед за потеплением и иссушением климата значительно снизятся влажность и плодородие почв. В конце концов эти изменения приведут к трансформации богатых тропических лесов в разреженные травянистые сообщества или даже в пустыни. Диоксид углерода, поступающий в атмосферу вследствие обезлесения и сжигания древесины, может также повлиять на глобальный климат, производство продовольствия и повышения уровня океана в результате потепления. Приведенные данные дают некоторое представление о том, как тропические леса способствуют поддержанию привычного образа жизни и помогают сохранить здоровье людей в развитых странах. Но еще более важное значение эти леса имеют для населения развивающихся стран. Они являются домом для 250 млн. человек, которые живут плодами подсечно-огневого и переложного земледелия. Кроме того, тропические леса защищают водосборы и регулируют сток, обеспечивая нужды земледельцев. По прогнозам Института политики в области охраны окружающей среды США, если не прекратится истребление тропических лесов, около 1 млрд. человек умрут от голода в течение ближайших десятилетий.

По обеспеченности лесами Россия занимает первое место в мире, располагая примерно 1/5 мировых лесонасаждений и запасов древесины, а в отношении листопадных и хвойных лесов является фактически монополистом, обладая 2/3 мировых запасов.

Изо всего земельного фонда России 94% покрыто растительностью, 70% составляет площадь лесного фонда и 46% — площадь покрытых лесом земель. Иными словами, почти половину территории России занимают леса. С точки зрения лесопользования они делятся на 3 группы в соответствии с их хозяйственным или природоохранным значением.

В 1-ю группу включаются леса, выполняющие защитные, водоохранные или рекреационные функции (леса зеленых зон городов, противоэрозионные леса, лесозащитные полосы и т.п.). На их долю приходится 20% площади лесного фонда. В лесах 1-й группы лесоэксплуатация не осуществляется.

Ко 2-й группе (около 10% лесного фонда) принадлежат леса, имеющие ограниченную эксплуатационную ценность из-за истощения вследствие рубок в предшествующие годы. Расположены они, как правило, вблизи промышленных центров и имеют также защитное значение. В этих лесах допускается проведение лесозаготовок, однако в масштабах, не подрывающих возможности их непрерывного воспроизводства.

70% лесного фонда занимают леса 3-й группы. Они являются основным источником получения древесного сырья для нужд экономики.

В целом суммарные запасы древесины в России оцениваются в 82 млрд. м3, в том числе 44 млрд. м3 — спелой и перестойной древесины. При общей вырубке почти 100 млн. м3 в год ежегодный прирост составляет 830 млн. м3.

При таких общих показателях кажется, что запасы лесных ресурсов в нашей стране не только безграничны, но и ежегодно увеличиваются. Формально это так. Однако более детальный анализ позволяет сделать вывод о том, что процесс исчерпания затронул и эти ресурсы, но носит он преимущественно структурный характер.

Во-первых, леса, как и многие другие виды ресурсов, распределены по территории страны неравномерно. Большая их часть (около 80%) сосредоточена к востоку от Урала, т.е. в азиатских районах России.

Таблица 9.3

Распределение запасов древесины по регионам России


Регион



Общий запас древесины (в%)

Россия в целом

В том числе:

Северный район

Северо-Западный район

Центральный район

Волго-Вятский район

Центрально-Черноземный

Поволжский район

Северо-Кавказский район

Уральский район

Западно-Сибирский район

Восточно-Сибирский район

Дальневосточный район

100
10

2

4

3

0,2

0,8

1

6

13

34

26


В то же время основные регионы лесодобычи в течение десятилетий были сосредоточены в европейской части — преимущественно в Архангельской области, республиках Коми и Карелии. К настоящему моменту запасы древесины в этих местах составляют 8% от общероссийских и истощились настолько, что лесозаготовительным предприятиям требуется передислокация, осуществляемая в труднодоступные и неосвоенные районы. Аналогичная ситуация, кстати, складывается в Сибири и на Дальнем Востоке, где также происходит сдвиг лесозаготовок на север и на восток от ранее освоенных, но исчерпанных запасов, располагавшихся вблизи обжитых территорий с налаженной инфраструктурой и первичной переработкой древесины. Эти процессы увеличивают издержки по добыче сырья.

Вторая проблема состоит в структуре лесных ресурсов. Объем запасов наиболее ценных в технологическом отношении пород — ели и сосны (на долю хвойных пород приходится более 70%) - сокращается и абсолютно и относительно. Это происходит, во-первых, потому, что в целом сокращаются запасы древесины в хвойных лесах. За последние 20 лет они сократились на 8 млрд. м3. Во-вторых, меняется с течением времени породовый состав, в нем за счет более быстрого роста увеличивается доля мягколиственных пород деревьев (в настоящее время она составляет 18%).

Сокращение запасов наиболее ценной древесины обусловлено тремя причинами: природными, антропогенными и хозяйственными.

Природный фактор гибели лесов проявляется в погодных аномалиях, оползнях, затоплении при наводнениях, засухе, лесных пожарах (около 10% лесных пожаров происходит независимо от человека), болезнях, повреждениях дикими животными и насекомыми.

Однако, удельный вес природного фактора в гибели лесов не велик. В 2000 г., например, из 777,5 тыс. га погибшего леса по этой причине выбыло только 6,5 тыс. га.

При этом следует отметить, что иногда причинами возникновения природного фактора является хозяйственная деятельность. Так происходит, в частности, с наводнениями, которые непосредственно связаны с вырубкой лесов, распашкой земли, добычей полезных ископаемых, а также урбанизацией.

Таблица 9.4

Доля природного фактора в гибели лесных насаждений
(в %, данные 2000 г.)





Всего

Хвойных пород

Площадь погибших лесных насаждений,
в том числе по причинам:

100

100

повреждения насекомыми

2,6

6,0

повреждения дикими животными

0,2

0,3

болезней леса

0,7

1,2

воздействия неблагоприятных погодных условий

4,9

8,0


Более существенной причиной сокращения лесных запасов является действие антропогенного фактора. Как видно из приведенной таблицы 9.2, на его долю падает более 90% площадей погибших лесов.

И главное здесь — лесные пожары, 90% которых происходит по вине человека. За 1995-2000 гг. площадь погибших лесных насаждений по причине пожаров составила почти 2 млн. га.

Только в 2000 г. зарегистрировано 22 тыс. лесных пожаров (в т.ч. более 1 тыс. крупных), в которых сгорело 39 млн. м3 древесины, а ущерб составил примерно 3,4 млрд. руб.

Гибнет лес также из-за загрязнения окружающей среды. Только общая площадь радиоактивного загрязнения лесов составляет 3,5 млн. га, из которых 1 млн. га приходится на Чернобыльскую зону, 2 млн. га — на Алтайский край и 0,5 млн. га — на Уральский регион.

Хозяйственные причины сокращения запасов лесных ресурсов обусловлены объемами и методами заготовки древесины, а также последующими этапами ее доведения до конечного потребителя. В этом же ряду следует отметить процессы хозяйственного освоения территорий (строительство, прокладку дорог, нефте- и газопроводов), сопряженные с вырубкой древесины.

9.3. Использование лесных ресурсов



График 9.1.
Россия занимает седьмое место по вывозке деловой древесины после США (500 млн. м3), Китая (более 300 млн. м3), Индии (300 млн.м3), Бразилии (280 млн. м3),Индонезии (200 млн. м3) и Канады (около 200 млн. м3). Причины, по которым в последние годы произошло довольно значительное сокращение объемов заготовок древесины, можно сгруппировать следующим образом: во-первых, это связано с общеэкономической ситуацией в стране, сокращением производства в лесопотребляющих отраслях и соответственного уменьшением спроса на древесину и изделия из нее; во-вторых, в тех отраслях, где уменьшения производства не происходило (в частности, в строительстве в отдельных регионах), на ситуацию повлияло усиление спросовых ограничений из-за резко возраставших цен на дерево и деревянные конструкции; в-третьих, на уменьшении заготовки древесины сказались процессы исчерпания запасов леса в основных (традиционных) лесозаготавливающих регионах страны.

В результате на протяжении 90-х гг. снижался показатель использования расчетной лесосеки, т.е. того потенциала ресурсов, которые можно изъять. В последние год она составила примерно 500 млн. м3 (по хвойным породам –300 млн. м3), а реально использовано было от 33% до 18% (против 49%- 54% в 80-х гг.).

Казалось бы, чем меньше объем лесозаготовок, тем рациональнее должна использоваться имеющаяся древесина. Однако этого не происходит — потери разного рода в этой сфере особенно велики. Общие потери древесины по всей природно-продуктовой вертикали (цепочке) составляют не менее 1/3 от объемов заготавливаемого леса (есть и более пессимистические оценки).

Резервы использования древесины при заготовке заключаются в полной утилизации всего того, что могут дать лесные ресурсы. Пока же потери здесь составляют не менее 30% от совокупных потерь древесины. Они складываются за счет некомплексной добычи (при заготовке хвойных пород уничтожаются мягколиственные породы — береза, осина и т.п.), оставления на лесосеке срубленных деревьев (1 млн. м3) и недорубов (около 3 млн. м3 ежегодно). Применяемые технологии рубок на практике приводят к уничтожению подроста (площадь — примерно 70 тыс. га). При заготовке древесины, как правило, теряются кора, составляющая 10% объема дерева), сучья (12%), пни (8%).

Резервы транспортировки в основном заключаются в ликвидации потерь древесины при сплаве. В связи с тем что молевой сплав в настоящее время практически не используется, потери здесь не превышают 0,04 млн. м3 в год.

Резервы использования древесины в переработке связаны в основном с наличием устаревших технологий, не позволяющих, например, при производстве целлюлозы перерабатывать древесину мягколиственных пород, хотя в принципе такие технологии имеются и достаточно давно и успешно работают на некоторых целлюлозно-бумажных комбинатах.
ВСТАВКА 9.2

Утилизация древесины лиственных пород для изготовления целлюлозы началась в середине 60-х гг. на Котласском ЦБК на базе создания новых технологических процессов и внедрения комплексов соответствующего оборудования. Уже к началу 80-х гг. в балансе лесосырья на комбинате доля лиственной древесины достигла 75%. До 40% был доведен удельный вес лиственной целлюлозы в производстве типографской бумаги, достигнут самый низкий по отрасли расход древесины на единицу конечной продукции.


Однако до сих пор доля хвойных пород в фактической рубке древесины составляет примерно 70%.

Вторая проблема — высокая природоемкость, материалоемкость продукции, а также большие прямые потери древесины, связанные с методами ее обработки (стружка, опилки и т.п.) на устаревшем оборудовании. Средний возраст работающих в отрасли машин превышает 25 лет, а износ оборудования составляет примерно 60%. В результате на единицу конечного продукта в России тратится гораздо больше сырья, чем в развитых в промышленном отношении странах. Так, в расчете на 1 тыс. м3 вывезенной древесины в РФ производится 56 т бумаги и картона, в то время как в Канаде — 85 т, в США — 141 т, а в Финляндии — 201 т. Похожие показатели и в выпуске фанеры — в России на тот же объем производят 16 м3, в США — 37 м3. Узким местом является, кроме того, глубина переработки древесины. Это подтверждают, в частности, следующие данные: если в целом по запасу древесины и по лесным площадям Россия занимает первое место в мире (половина хвойных лесов приходится на РФ), то по производству пиломатериалов — шестое, целлюлозы — седьмое, бумаги и картона — тринадцатое.

Нерациональное использование состоит также в том, что очень часто древесина используется там, где использоваться не должна, где более выгодно заменить ее на другие материалы. В частности, десятки млн. м3 древесины идут на изготовление ящиков, используемых в качестве тары, зачастую одноразовой. Между тем современные упаковочные технологии не предусматривают ящики в качестве упаковочного средства — их заменили пластмассы, картон, различного вида бумага.

ВСТАВКА 9.3 Из прогноза ИМЭМО РАН «Мир на рубеже тысячелетий»

Среди основных факторов, определяющих динамику и направления развития деревообработки в перспективе, необходимо выделить: относительное удорожание древесного сырья в условиях сужения экстенсивного роста лесосырьевой базы (в Канаде, США, Скандинавии) или даже ее сокращения и перехода в лесодефи­цитных странах (Центральная и Южная Европа, Япония) к интенсивной модели лесного хозяйства, повышающей удельные затраты на воспроизводство древесного сырья; возрастание доли маломерного сырья; лесосырьевых базах в ущерб крупномерному (например, в странах Западной Европы); замедление роста спроса на лесоматериалы, в пер­вую очередь массовые строительные сортаменты; замещение древеси­ны конкурентоспособными альтернативными материалами (металлами, пластмассами, картоном) в ряде сфер традиционного применения; ожидаемый опережающий рост относительно «древесиноэкономич­ных» отраслей (наукоемких отраслей, сферы услуг) по сравнению с «древесиноемкими» (строительством, мебельным и тарным производ­ством, производством вагонов и судов).

С другой стороны, развитие НТП будет, по-видимому, объективно способствовать сохранению позиций отрасли и в материалопроизво­дящем комплексе, и в экономике в целом, и даже некоторому укреплению позиций деревообработки в ряде хозяйственных сфер.

Резервы утилизации. Древесные отходы, по объему составляющие около 20 млн. м3 в год, используются почти на 70%. Однако отдельные их виды, в особенности образующиеся в быту, утилизируются хуже. В частности, доля макулатуры в производстве бумаги в России не превышает 30%, хотя ее переработка обходится дешевле, чем выпуск бумаги из первичного сырья. Потенциал макулатуры в стране достаточно высок — она является основным видом бытовых отходов.

Внешнеторговые резервы использования древесины аналогичны резервам использования других сырьевых ресурсов, существующим в области экспортно-импортной политики. Из России вывозится преимущественно круглый лес (в 2000 г. вывезено более 30 млн. м3), что составляет примерно треть от заготовки деловой древесины. Цена одного кубометра круглого леса приблизительно равняется 50 долл., а пиломатериалов — уже 200 долл.(цена кубометра леса как элемента экосистемы оценивается в 1,5 тыс. долл.). Но гораздо более дорогие изделия переработки древесины продаются в меньших объемах. По выручке на третьем месте после пиломатериалов находится целлюлоза, далее следуют бумага, картон и фанера. Иными словами, чем больше глубина переработки сырьевых ресурсов, тем меньший валовой доход приносят они в результате экспортных операций, хотя с точки зрения рационального природопользования все должно быть наоборот.

Выводы

Леса являются уникальным природным ресурсом, в течение тысячелетий используемым человеком. Вместе с тем леса — важнейшая часть природной среды, испытывающая на себе последствия антропогенного влияния и хозяйственной деятельности. Исчезновение лесов не только подрывает собственно функционирование лесного комплекса, но и во многом определяет характер деградации окружающей среды в целом, причем зачастую в глобальном масштабе.

В экономическом плане леса преимущественно рассматриваются в качестве источника сырьевых ресурсов для хозяйственных нужд. Несмотря на кажущиеся огромные запасы древесины в России, возможности экстенсивной эксплуатации лесных ресурсов в настоящее время исчерпаны. Переход к природо- и ресурсосберегающим технологиям в лесном комплексе является единственным путем, который может обеспечить как потребности экономики, так и требования по охране природы. На это должны быть направлены все меры по изменению системы лесопользования, сохранению и воспроизводству лесных ресурсов.

Вопросы

  1. Перечислите экологические функции леса. Как экономически оценить каждую из них?

  2. Как распределены леса по территории России? Какова их структура? Какие экономические проблемы возникают в связи с этим?

  3. В чем состоят причины потерь древесной продукции на различных стадиях ее переработки?

  4. В чем, на Ваш взгляд, кроются причины недостаточного использования макулатуры при производстве бумаги в различных странах?

  5. Экспортная политика в лесном комплексе: почему нужно менять ее направления?








ГЛАВА 8. АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации