Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX веков в 9 т. Том 6. Законодательство первой половины XIX века - файл n1.doc

приобрести
Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX веков в 9 т. Том 6. Законодательство первой половины XIX века
скачать (2723.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2724kb.14.09.2012 02:25скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Российское

законодательство

X—XX веков

Законодательство

первой половины

XIX века

Юридическая

литература

Москва

1988

РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Х ВЕКОВ

В девяти томах

Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора О. И. Чистякова

Законодательство Древней Руси Том 1

Законодательство периода образования и укрепления

Русского централизованного государства

Том 2

Акты Земских соборов Том 3

Законодательство периода становления абсолютизма Том 4

Законодательство периода расцвета абсолютизма Том 5

Законодательство первой половины XIX века. Том 6

Документы крестьянской реформы Том 7

Судебная Реформа Том 8

Законодательство эпохи империализма

в буржуазно-демократических революций

Том 9

Законодательство^ первой половины XIX века Том 6

Ответственный редактор тома

доктор юридических наук, профессор

О. И. Чистяков

Законодательство о правовом статусе населения

Законодательство о государственных учреждениях

Уголовное законодательство

67.3 Р76

ВВЕДЕНИЕ

5

Введение

Рецензенты:

Сектор истории государства,

права и политических учений

Института государства и права АН СССР,

старший научный сотрудник

Института истории СССР АН СССР

Г. И. Щетинина

«Л

1203010000-009 012(01 )-88

- подписное

ISBN 5—7260—0154—0 (Т. 6) ISBN 5—7260—0009—9

Издательство «Юридическая литература», 1988

ороткое и противоречивое царствование Павла I шло к своему трагическому концу. Последний дворцовый перево­рот завершал традицию века XVIII и открывал новый век, которому будут свойственны уже не дворцовые, а более серьезные перевороты — экономические, социальные, полити­ческие. Вырастал новый век, однако, из старого. Противоречия, порожденные общественным развитием ранее, теперь развора­чивались с новой силой. И главное противоречие вытекало из назревающих формационных изменений. Феодализм все боль­ше показывал свою экономическую несостоятельность. Кризис феодально-крепостнической системы хозяйства, обнаруживший­ся еще в предыдущий период, теперь становится всеобъемлю­щим, охватывая все важнейшие сферы экономики.

В промышленности крепостная мануфактура не выдержива­ет конкуренции с капиталистической мануфактурой, вооб­ще — с буржуазной организацией производства. Капитализм обеспечивает неизмеримо большую производительность труда и работает с необычайной гибкостью и изворотливостью в сложных условиях, когда ему препятствуют все устои феода­лизма, прежде всего крепостничество, мешающее привлекать в производство рабочую силу и сужающее внутренний рынок. Буржуазное производство одерживает победу за счет примене­ния наемного труда и введения машин. Мануфактура сменяет­ся фабрикой. В России начинается промышленный переворот. С 1825 по 1860 год число крупных предприятий обрабаты­вающей промышленности и занятых в ней рабочих возросло втрое. И не случайно — именно в этой отрасли к 1860 году 4/5 рабочих были уже наемными, в то время как во всей про­мышленности доля крепостных рабочих составляла еще 44%'.

Наемный труд стимулирует повышение производительности заинтересованного в результатах производства работника, а применение машин экономит рабочую силу, столь дефицитную в условиях феодализма, крепостничества. Попытки же приме­нения машин в крепостной промышленности наталкиваются на низкий профессиональный уровень крепостного рабочего, а главное — на его нежелание работать, поскольку он заинтере­сован не в повышении производительности, а в экономии свое-

См.: История СССР с

древнейших времен

до наших дней. М.,

1969, т. IV,

с. 218, 248.

Законодательство

первой половины

XIX века

См.: Буганов В. И., Преображен­ский А. А., Тихонов Ю. А.

Эволюция

феодализма в

России. М, 1980,

с. 153.

См.: Гернет М. Н.

История царской

тюрьмы. М., 1960,

т. 1, с. 70—75.

го труда, попросту говоря — в том, чтобы работать как можно меньше.

Нарушение закона обязательного соответствия производ­ственных отношений характеру и уровню производительных сил становится заметным и в сельском хозяйстве. В XIX ве­ке Западная Европа все более нуждается в русском хлебе. С 1831 по 1860 год среднегодовой вывоз хлеба из России уве­личился с 18 млн. до 69 млн. пудов. При этом растет и вну­тренний рынок: сбыт хлеба на нем в 9 раз превышает эк­спорт. Между тем урожайность зерновых в начале века соста­вляла в среднем сам-2,5, т. е. существенно не отличалась от той, что была века назад .

Помещики разнообразными средствами пытаются увеличить товарность своих имений. Одни это делают путем все больше­го нажима на крестьянина. Например, в «образцовом» име­нии графа Орлова-Давыдова было издано специальное уложе­ние, строго регламентировавшее жизнь крепостного крестья­нина. Этот вотчинный «закон» предусматривал сложную си­стему наказаний за нерадение крестьян к работе и даже за невступление в брак в положенные сроки (ведь помещику нужно постоянное пополнение рабочей силы)3. Другие по­мещики пытаются повысить доходность своих имений путем нововведений. Но и они не дают успеха. Нововведения терпят крах из-за той же незаинтересованности крестьянина в своем труде.

Всесторонний нажим на крестьянина лишь усиливает его классовое сопротивление. После некоторого затишья в самом начале века ширятся крестьянские волнения, особенно в опре­деленные моменты. Так, после Отечественной войны 1812 го­да, породившей в крестьянстве определенные иллюзии, подня­лась волна возмущения крестьян, когда их надежды на облег­чение своей участи не оправдались. Новая волна крестьянских выступлений прокатилась в связи с вступлением на престол Николая I. Только в 1826 году было зарегистрировано 178 крестьянских выступлений. В конце царствования Николая I число их выросло в 1,5 раза.

Развитие буржуазных отношений в экономике, кризис кре­постнического хозяйства не могли не найти отражения в соци­альной структуре общества. Важнейшим моментом, опреде­ляющим изменения в общественном устройстве в этот период, является замена основных классов феодального общества ос­новными классами буржуазного общества — капиталистами и наемными рабочими, буржуазией и пролетариатом. Формиро­вание новых классов, как и ранее, идет за счет разложения старых. Буржуазия складывается главным образом за счет купечества и верхушки крестьянства, сумевшей тем или иным путем разбогатеть. Значительная часть ивановских фабрикан­тов, например, вышла из среды разбогатевших крепостных, которые эксплуатировали десятки тысяч собственных одно­сельчан. Российская буржуазия первой половины XIX века, растущая количественно и богатеющая, оставалась, однако,

слабой политической силой. Во всяком случае она, как и в предыдущие века, не помышляла еще о политической власти. Революционной силой российская буржуазия не была. Ею в России XIX века стали декабристы. Опираясь на идеи

A. Н. Радищева и западных мыслителей, преимущественно французских, они исходили, однако, не из умозрительных конструкций, а из назревших потребностей русской действи­тельности. Будучи дворянскими революционерами, они тем не менее выдвигали лозунги, носившие буржуазный харак­тер, — ликвидацию крепостничества и самодержавия.

B. И. Ленин называл декабристов первым поколением русских революционеров4.

За счет разложения старых классов складывался и пролета­риат. Он образовался из ремесленников и городских низов, но основным источником его было опять же крестьянство. Помещики, главным образом нечерноземных губерний, часто отпускали своих крестьян на заработки под условием уплаты оброка. Эти крестьяне поступали на фабрики и заводы и экс­плуатировались как наемные рабочие. Широкое распростране­ние имела и другая форма капиталистической организации производства, когда предприниматель раздавал работу по крестьянским избам, не заботясь, таким образом, ни о поме­щении, ни об оборудовании. Крепостной крестьянин становил­ся рабочим, даже не замечая этого.

Формирование новых общественных классов порождало и принципиально новые классовые антагонизмы, борьбу труда с капиталом. Уже в 30—40-е годы возникает рабочее движение. Царизму приходится учитывать новый фактор в своей поли­тике: в 1835 и 1845 годах издаются первые законы о труде, в ничтожной мере, но все же ограждающие элементарные права рабочих .

Образование новых классов происходило в рамках прежней сословной системы. Деление общества на сословия оставалось в принципе незыблемым. Несмотря на все сдвиги в экономи­ке, правовое положение отдельных групп населения было прежним. Однако пришлось сделать маленькую уступку креп­нущей буржуазии: в 1832 году было введено новое состояние в составе сословия городских жителей — почетное граждан­ство. Почетные граждане были неподатным сословием, по своему статусу близким к дворянству. Эта уступка буржуазии имела и цель оградить дворянство от проникновения в него социально чуждых элементов, поскольку замкнутость дворян­ского сословия усиливается. В 1810 году Александр I разре­шил верхушке купечества приобретать у казны населенные земли, специально оговорив, что это не дает, однако, покупа­телю никаких иных дворянских прав6. В то же время еще в 1801 году была запрещена раздача дворянам населенных имений7.

При Николае I принимаются меры к тому, чтобы затруд­нить приобретение дворянства по службе. В 1845 году были резко повышены требования к государственным служащим,

7 Введение

См.: Ленин В. И.

Поли. собр. соч.,

т. 21, с. 261.

См.: История

СССР.., т. IV,

с. 305.

См.: Буганов В. И., Преображен­ский А. А., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 174.

7

См.:

Ключевский В. О.

Сочинения. М.,

1958, т. V,

с. 214.

Законодательство

первой половины

XIX века

См История

СССР , т IV,

с 278—279.

См Калнынь В

Очерки истории

государства и

права Латвии в

XI —XIX

веках Рига, 1980,

с 114

10

См История

СССР , т IV,

с 382

11 См

Зайончков-ский П А Правитель­ственный аппарат самодержавной России в XIX веке М , 1978, с 9

претендующим на дворянство. Для приобретения потомствен­ного дворянства теперь нужно было дослужиться до штаб-офицерского звания в армии и до 5-го класса в штат­ской службе. Среди самих дворян было установлено неравно­правие в зависимости от имущественного положения в поль­зу, разумеется, наиболее богатых помещиков В 1831 году был введен порядок, по которому прямо участвовать в дво­рянских выборах могли лишь крупные землевладельцы и кре-стьяновладельцы, средние голосовали лишь косвенным путем .

Экономическое развитие страны, крестьянское движение за­ставили сделать некоторые шаги к ослаблению крепостного права. Даже шеф жандармов Бенкендорф писал царю о необ­ходимости постепенного освобождения крестьян. Однако шаги к этому были настолько робки и незначительны, что суще­ственных изменений в правовое положение крестьянства не внесли. Об этом ярко говорят документы, помещенные в пер­вом разделе настоящего тома. Важно лишь отметить, что в законодательстве о крестьянстве опробовались институты, ко­торые потом будут использованы в крестьянской реформе 1861 года (выкуп земель, «обязанное состояние» и пр.).

Классовое и сословное деление российского общества допол­нялось делением этническим. Россия, с незапамятных времен бывшая полиэтническим государством, в данный период стала еще более многонациональной. В нее входили районы, стояв­шие на разных уровнях экономического развития, и это не могло не отразиться на социальной структуре империи. Вме­сте с тем все вновь вступавшие в Российскую империю терри­тории типологически относились к феодальной формации. Следовательно, классовая и сословная структура их была в принципе однотипной.

Присоединение новых территорий к России означало вклю­чение инонациональных феодалов в общую структуру россий­ских феодалов, а феодально-зависимого населения — в состав эксплуатируемых. Однако такое включение проходило не ме­ханически, а имело определенные особенности. Еще в XVI11 веке царское правительство предоставило все права российско­го дворянства прибалтийским баронам. Больше того, они по­лучили еще и особые привилегии9. Права русских дворян первоначально получили и польские феодалы. Приобрели их и молдавские бояре в Бессарабии. В 1827 году такие права получили грузинские дворяне10. В XIX веке, как и раньше, на государственную службу принимались лица вне зависимо­сти от их национальной принадлежности. В формулярных списках чиновников даже не было графы о националь­ности".

Что касается трудящихся, то инонациональные крестьяне имели даже определенные преимущества перед великорусски­ми. В Прибалтике раскрепощение крестьян было проведено раньше, чем в Центральной России. Личная свобода сохрани­лась за крестьянами Царства Польского и Финляндии. Мол-

давским крестьянам было предоставлено право перехода. В Северном Азербайджане царское правительство конфисковало земли непокорных феодалов, составлявшие 3/4 всех земель­ных владений края. При этом крестьяне, жившие на таких землях, освобождались от повинностей своим прежним феода­лам и переходили на положение казенных крестьян. Права казенных крестьян получили и казахи, им даже было разре­шено переходить в другие сословия. Было запрещено рабство, имевшее место в Казахстане. Казахское население было осво­бождено от рекрутчины , тяжким гнетом давившей русских крестьян.

Что касается господ, то их интересы чем дальше, тем боль­ше начинают сталкиваться с интересами русских феодалов, а это порождает определенную волну местного национализма. Правда, царизм вел довольно гибкую политику по отношению к инонациональным феодалам, стараясь привлечь их на свою сторону, и в большинстве случаев это ему удавалось.

9 Введение

12

См История

государства и

права Казахской

ССР Алма-Ата,

1982, ч 1, с Ю6—107.

Внутреннее развитие России проходило в сложной и проти­воречивой международной обстановке. Крупнейшим внешнепо­литическим событием периода, да и всего XIX века, была Отечественная война 1812 года. Вызванная стремлением Наполеона к гегемонизму, к мировому господству, она не только сокрушила наполеоновскую Францию, но и перекрои­ла политическую карту Европы. Россия, вынесшая на своих плечах основную тяжесть войны, конечно, не могла не при­обрести в результате победы определенных политических преимуществ. Однако они были неравноценны ее вкладу в войну.

В течение данного периода Россия имела, разумеется, не только успехи на внешнеполитической арене. Тем не менее общим итогом внешнеполитических усилий России явилось заметное расширение ее территории, важное не только по раз­мерам, но и по характеру присоединенных районов. В общем территория Российской империи увеличилась примерно на 20%, а население достигло 70 млн. человек13. В первой по­ловине XIX века изменились северо-западная, западная, юж­ная и юго-восточная границы России.

Начатая в 1808 году война с давним соперником России — Швецией после нескольких неудач завершилась в 1809 году подписанием мира в Фридрихсгаме, по которому к России отошла Финляндия. Это существенно укрепило позиции Рос­сии на Балтийском море, прикрыло ее столицу, на протяже­нии столетия стоявшую, по существу, на границе империи.

Война с другим давним противником — Турцией закончи­лась в мае 1812 года, как раз накануне нападения на Россию Наполеона, Бухарестским договором, по которому к России отходила Бессарабия и участок черноморского побережья Кавказа с городом Сухуми. Присоединение Бессарабии к Рос-

13

См История СССР , т IV,

с 357

10

Законодательство

первой половины

XIX века

14

См.:

Киняпина Н. С.

Внешняя политика

России первой

половины

XIX века.

М, 1963, с. 40.

15

См.: Ленин В. И.

Поли. собр. соч.,

т. 19, с. 128.

сиискои империи означало воссоединение в ее пределах всего молдавского народа.

По решению Венского конгресса, завершившего победу над Наполеоном, большая часть герцогства Варшавского, создан­ного императором французов из отобранных у Пруссии поль­ских земель, была передана России. Еще раньше, по Тиль-зитскому договору Александра I с Наполеоном, к России отошла от Пруссии польская Белостокская область.

Расширились пределы Российской империи и на Кавказе. Еще в 1783 году по Георгиевскому трактату Восточная Гру­зия отдалась под покровительство России. Однако Россия не смогла уберечь ее от иранского завоевания в 1795 году. В са­мом начале XIX века карталино-кахетинский царь Георгий XII, подобно его отцу Ираклию II, добился вновь включения Восточной Грузии в состав России. Вслед за тем к Россий­ской империи была присоединена и Западная Грузия: в 1804 году — Мегрелия и Имеретия, а в 1810 году — Гурия .

В начале XIX века к России по Гюлистанскому договору был присоединен также Северный Азербайджан. В 1828 году были присоединены Эриванское и Нахичеванское ханства, из которых затем была образована Армянская область.

В первой половине XIX века в состав Российской империи вошел весь Казахстан.

Продолжала развиваться тенденция к инкорпорации при­соединенных и присоединившихся к России территорий. Тем не менее существовали районы, имевшие особый правовой ста­тус, причем достаточно вольный, но, разумеется, в феодаль­ных формах.

Широкое самоуправление имела в составе Российской импе­рии Финляндия. С-кав частью России, она не только ничего не потеряла, но и впервые в своей истории приобрела госу­дарственность, хотя и с определенными ограничениями. Эти льготы были обусловлены исторической обстановкой, в кото­рой произошло присоединение и дальнейшее развитие Фин­ляндии. Финляндия вошла в состав России не без поддержки определенных кругов финского общества, компенсацией за что и стало самоуправление. Царское правительство, кроме того, не хотело иметь под боком у столицы очаг недовольства. На­против, оно было заинтересовано в том, чтобы подходы к Пе­тербургу с запада и севера-запада охранялись в спокойных условиях. Да самоуправление Финляндии и не было источни­ком особого беспокойства для царизма, этот край не причи­нял царскому правительству столько хлопот, как, скажем, Польша или Кавказ. В. И. Ленин отмечал давление на царя и западноевропейских кругов15.

Правовой статус Финляндии в составе Российской империи был предметом споров между дореволюционными государ-ствоведами. Так или иначе, но Финляндия в составе империи обладала атрибутами государственности. Она официально именовалась Великим княжеством, имела органы власти, в том числе и сейм, правда, не собиравшийся с 1809 по 1863

год. В Финляндии действовала независимая от России судеб­ная и правовая система. В 1813 году был выработан даже проект конституции Финляндии, однако силу закона он не получил . Конечно, титул великого князя финляндского пе­решел к императору России, а в Финляндии его особу пред­ставлял генерал-губернатор. Больше всего взаимоотношения Финляндии с Российской империей походили на классиче­скую феодальную систему персональной унии. Финляндия по­лучила даже особый таможенный статус. Она смогла с выго­дою для себя торговать как с Западом, так и с Россией. Между Финляндией и Россией в 1811 году была восстановле­на таможенная граница, создавшая льготный режим для фин­ской буржуазии17. Эти и другие обстоятельства привели к тому, что экономика Финляндии, особенно ее отсталых во­сточных районов, в составе Российской империи резко пошла в гору.

Другим национальным районом, обладавшим первоначально широким государственно-правовым статусом, была Польша, получившая после присоединения к России герцогства Вар­шавского имя Царства Польского. По мнению современных польских исследователей, статус Польши в составе Российской империи после 1815 года можно определить как личную унию18.

Царство Польское получило конституцию, которой Алек­сандр I даже присягнул, что создало своеобразное положение, когда самодержавный в империи монарх стал ограниченным в ее части. Конституция Царства Польского была более либе­ральной, чем конституция герцогства Варшавского, дарован­ная ему Наполеоном. Она вообще была наиболее либеральной из конституций тогдашней Европы. В Центральной Европе Польша была единственным государством, обладавшим парла­ментом, избираемым прямыми выборами всеми общественны­ми классами, хотя и с незначительным участием крестьян. В Царстве Польском была сохранена своя армия, в качестве официального государственного языка выступал польский, ор­ганы власти формировались, как правило, из поляков. Суще­ствовал герб царства Польского19. Католическая религия была объявлена пользующейся «особым покровительством правительства». Сохранилось гражданское законодательство, введенное в герцогстве Варшавском в 1808 году по образцу Кодекса Наполеона.

Правда, на практике отнюдь не все положения польской конституции соблюдались, что явилось одной из причин вос­стания 1830—1831 годов. Однако восстание привело к потере и существовавших вольностей. Уния сменилась инкорпорацией. Был упразднен сейм. Правовое положение края стало опреде­ляться Органическим статутом, изданным Николаем I в 1832 году. Из государства Царство Польское превратилось в про­винцию, даже ее административное деление изменилось: вме­сто воеводств, были учреждены губернии (в 1857 году).

Прибалтика была инкорпорирована еще в XVIII веке. В

11 Введение

16

См.:

Киняпина Н. С. Указ. соч., с. 56.

17

См.: Корнилов Г. Д.

Русско-финляндские таможенные отношения в конце

XIX — начале

XX века. Л., 1971,

с. 51.

18

См.: Бардах Ю.,

Леснодорский Б.,

Пиетрчак М.

История

государства и

права Польши. М.,

1980, с. 331.

19 См. там же,

с. 336.

12

данный период она делилась на три губернии — Эстлянд-

-Законодательство СКуЮ Лифляндскую и Курляндскую, объединенные одним ге-

первои половины XIX века

20

См.: Калнынь В. Указ соч., с. 120

И Др.

нерал-губернаторством. Управление Остзейским краем строи­лось на общеимперских началах, однако здесь были и свои особенности, преимущественно в организации сословного уп­равления и суда. Для Прибалтики был издан даже свод мест­ных узаконений, гарантирующих древние привилегии дворян­ства, мещанства, духовенства20.

Включение всех молдавских земель в состав Российской им­перии, воссоединение в ее пределах всего молдавского народа не привело, однако, в это время к воссозданию молдавской государственности. Больше того, молдавские земли были раз­делены между разными административными единицами, а молдавское население смешано в одной единице с инонацио­нальным. И все же Бессарабия, где проживало компактное большинство молдаван, получила особый правовой статус. Он не предполагал элементов государственности, но давал мест­ному населению (разумеется, феодалам) определенные права в управлении краем.

Финляндия, Польша и другие западные районы империи, будучи включены в нее, не стали тем не менее ее колониями. По своему экономическому развитию они стояли на одном уровне с Центральной Россией, их экономика продолжала ус­пешно развиваться и в составе империи. Переселение шло не на вновь присоединенные территории из метрополии, а как раз наоборот — на восток, в глубь России. Западные районы стали не сырьевой, а промышленной базой страны.

По-другому дело обстояло в восточных и юго-восточных районах. С завершением вхождения Закавказья в Российскую империю существовавшая здесь ранее государственность была постепенно упразднена: уже в 1801 —1802 годах на террито­рии Карталинско-Кахетинского царства была образована Гру­зинская губерния, в 1810 году упразднено Имеретинское цар­ство, а в 1828 году — Гурийское княжество. Сохранялись лишь некоторые мелкие феодальные владения (до 1857 го­да— Мегрелия, до 1858 года — Сванетское княжество, до 1864 года — Абхазия). Управление Грузией было вверено ко­мандиру Отдельного Кавказского корпуса, который одновре­менно был «главнокомандующим Грузии». Непосредственное управление Грузией было сосредоточено в Верховном грузин­ском правлении, во главе которого стоял царский генерал, он же помощник главнокомандующего по гражданскому упра­влению.

Государственность в Северном Азербайджане не сохрани­лась. Его территория была разделена на провинции, а по­следние — на магалы. Правда, магальное управление возгла­влялось чиновниками из местных феодалов (во главе провин­ций стояли русские чиновники). Первоначально и в Азер­байджане, подобно Грузии, сохранялись мелкие феодальные владения. Но уже в 1804—1806 годах, в ходе присоединения, были ликвидированы Ганджинское, Бакинское и Кубинское

13 Введение

21

См.: История

государства и

права Казахской

ССР, ч. 1, с. 88.

ханства. Позднее были упразднены ханства, признавшие сю­зеренитет русского царя: в 1819 году — Шекинское, в -|820 — Ширванское, в 1822 — Карабахское, в 1826 — Та­лы шское.

Сходные процессы происходили и в Казахстане. Однако в силу значительно меньшей развитости этого района они шли медленнее. Сказались, конечно, и необъятные просторы казах­ских степей, и их большая отдаленность от центра империи. Процесс добровольного присоединения Казахстана к России, начатый еще в XVIII веке, завершился переходом Старшего жуза под сюзеренитет русского царя.

Уже в XVIII веке отношения Казахстана с Российской им­перией строились как типично феодальные отношения сюзере­нитета — вассалитета. Современные казахские исследователи видят здесь и протекторат21. Думается, однако, что это не так: протекторат свойствен более поздним, преимущественно буржуазным, государствам. Со временем власть казахских ха­нов все более слабеет. Устанавливается порядок, по которому ханы, избранные местными султанами, должны утверждаться российским правительством. А царь утверждает только угод­ных ему, а значит, более покорных лиц. В XIX же веке хан­ская власть вообще упраздняется. Казахстан включается в об­щую систему управления империи, хотя сохраняет свои суще­ственные особенности, связанные с кочевым хозяйством и ро-доплеменной организацией. При этом единого статуса для разных районов Казахстана установлено не было, западные и восточные его области управлялись на основе различных спе­циальных законов (Устав о сибирских киргизах 1822 года, Положение об управлении оренбургскими казахами 1844 года и др.).

Таким образом, в развитии формы государственного един­ства в данный период можно отметить две взаимосвязанные тенденции: тенденцию к усложнению, вызванную расширени­ем территории империи, и тенденцию к упрощению, обусло­вленную политикой царизма на укрепление централизации, единообразия и в определенной мере — русификации нацио­нальных окраин. При этом архаичные, чисто феодальные формы государственного единства (сюзеренитет — вассалитет, личная уния) сменяются свойственными буржуазному госу­дарству отношениями административной инкорпорации, уни­таризма, хотя процесс этот не будет доведен до конца.

В. И. Ленин в развитии российского государства выделял в качестве самостоятельного период с начала XIX века до 1861 года . Действительно, в это время, особенно в царствование 22

Николая I, абсолютизм достигает своего апогея. Вся власть См.: Ленин В. И. сосредоточивается в руках одного лица — императора всерос- Пб сийского. В Основных законах, открывающих Свод законов Российской империи, идея самодержавия сформулирована чет-

т. 20, с. 121.

14

Законодательство

первой половины

XIX века

Портрет М М Сперанского

работы В Т ропинина

23

См Ерошкин Н П

Крепостническое

самодержавие и

его политические

институты(первая

половина

XIX века)

М , 1981, с 29

24

Архив кн

Воронцова, кн 17,

М , 1880, с. 5.

ко и безапелляционно: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам бог пове­левает». По-прежнему, как видим, самодержавие идеологиче­ски обосновывается божественным происхождением. Вместе с тем появляется новая идея — идея законности власти мо-

24

нарха .

Император в данный период стремился лично вмешиваться даже в мелочи государственного управления. Конечно, такое стремление ограничивалось реальными человеческими возмож­ностями: царь был не в состоянии обойтись без государствен­ных органов, которые проводили бы его желания, его полити­ку в жизнь. Русский посол в Лондоне граф С. Р. Воронцов писал в 1801 году в частном письме: «Страна слишком об­ширна, чтобы государь, будь он хоть вторым Петром Вели­ким, мог все делать сам при существующей форме правления без конституции, без твердых законов, без несменяемых и не­зависимых судов»24.

Разговоры о конституции велись и при Александре I. Были составлены даже два проекта — М. М. Сперанского и Н. Н. Новосильцева. Несмотря на то* что они сочинялись с расчетом ни в коей мере не колебать устои самодержавия, дальше авторских упражнений дело не пошло.

И все же, обходясь без конституции, российские императо­ры не могли обойтись без совершенствования государственно­го аппарата, без приспособления его к нуждам нового време­ни. Развитие государственного механизма в целом характери­зуется в предреформенный период консерватизмом и реакци­онностью. Изменения, в нем происшедшие, невелики и отно­сятся преимущественно к самому началу века, когда молодой Александр I, воодушевляемый кружком аристократов-едино­мышленников, решил провести либеральные реформы. Эти реформы, однако, остановились на учреждении министерств и Государственного совета. Пора либеральных увлечений скоро прошла, сменившись (при Николае I особенно) аракчеевщи­ной и репрессиями.

Учреждением, наиболее ярко отразившим абсолютистский порядок устройства высших органов управления, стала Соб­ственная его императорского величества канцелярия. При Николае I она фактически стояла над всем аппаратом упра­вления. Судьбы государства вершила небольшая группка лю­дей, находившихся в непосредственном подчинении у царя. При Николае I в этой канцелярии было создано шесть отде­лений, права которых почти ие отличались от прав мини­стерств. Особо известно пресловутое Третье отделение, вед­шее борьбу с революционными и вообще прогрессивными на­строениями в обществе. В историю вошло и Второе отделе­ние, проведшее колоссальную работу по систематизации зако­нодательства.

Местное управление не претерпело в данный период суще­ственных изменений. Во главе губерний стояли губернаторы,

на окраинах группы губерний возглавлялись генерал-губерна­торами. Во главе уездов стояли капитан-исправники, осуще­ствлявшие свои функции совместно с нижним земским су­дом, который был не судебным, а полицейским органом. Уезды делились на станы. Для управления казенными кре­стьянами были созданы волости. Во главе волостей стояли волостные правления из волостного головы, старост и писаря.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации