Прохорова Л.Д. История исторической науки - файл n1.doc

приобрести
Прохорова Л.Д. История исторической науки
скачать (144.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc635kb.02.08.2010 17:32скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6


Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Омский государственный технический университет»


Л. Д. ПРОХОРОВА
История

исторической науки
Учебное пособие
Омск

Издательство ОмГТУ

2010

УДК 930 (09) (075)

ББК 63я73

П 84

Рецензенты:

С. А. Величко – канд. ист. наук, доцент, зав. кафедрой истории и философии Омского юридического института;

В. Л. Кожевин – канд. ист. наук, доцент кафедры современной отечественной истории и историографии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского

Прохорова, Л.Д.

П 84 История исторической науки: учеб. пособие / Л. Д. Прохорова. –
Омск : Изд-во ОмГТУ, 2010. – 88 с.
ISBN 978-5-8149-0911-4
Учебное пособие содержит конспекты лекций по всем разделам дисциплины «История исторической науки», планы семинарских занятий, задания по самостоятельной работе (СРС), контрольные вопросы по каждой теме и библиографический список.

Для студентов специальности «Историко-архивоведение» дистанционной и заочной форм обучения.


Печатается по решению редакционно-издательского совета

Омского государственного технического университета

УДК 930 (09) (075)

ББК 63я73




©
ISBN 978-5-8149-0911-4

ГОУ ВПО «Омский государственный

технический университет», 2010


Лекция 1. Введение в дисциплину

«История исторической науки»
1.1. Предмет и задачи изучения «Истории исторической науки»
Приступая к изучению данной дисциплины, необходимо разобраться с двумя тесно соприкасающимися понятиями – «историография» и «история исторической науки». Историография (в переводе с греч. «писание истории») термин, недостаточно определенный, иногда отожествляемый с историей. Понимается: 1) как изучение исторической литературы по какому-либо вопросу, проблеме, периоду; 2) как синоним исторических произведений, исторической литературы вообще; 3) как история исторических знаний, исторической мысли, исторической науки в целом или в одной стране. Историографами в средневековой Франции называли художников, работавших в жанре исторической миниатюры. Уже с XVI в. так стали именовать лиц, которым король официально поручал написать историю Франции. Как правило, это были писатели (Ж. Расин, Н. Буало, Вольтер), создававшие свои труды в художественной форме.
В дореволюционной России существовало звание придворного историографа, присваивавшееся известным ученым и писателям, которые должны были работать над написанием официальной российской истории. Таким образом, до начала XX в. под историографией понимался сам процесс составления исторических сочинений.

Не сразу утвердился и термин «история исторической науки». В России первые труды по этой проблематике назывались: «Литература русской истории», «Обозрение литературных мнений» и даже «История работы русской мысли над русской историей». Однако постепенно утверждается иной взгляд на предмет истории исторической науки. Уже в работе М. О. Кояловича «История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям» (1884) историография представлена не просто как сумма биографий ученых, а как процесс развития исторической мысли, как часть самосознания народа. Цель же историка, по мнению автора, – обнаружение преемственности и связей явлений. В поддержку М. О. Кояловича выступили В. О. Ключевский,
П. Н. Милюков, А. С. Лаппо-Данилевский. Главным для историка исторической науки они считали изучение смены исторических концепций. К началу XX в. термин «история исторической науки» получает наконец гражданство в исторической литературе, причем все чаще используется как синоним понятия «историография».

Предметом изучения дисциплины «История исторической науки» является процесс развития исторической науки и всех ее подсистем. Под историографией понимается научная дисциплина, изучающая этот процесс.

Понятия «историографический факт» и «историографический источник» относятся к числу важнейших в историографии. «Историографическим фактом» считается концепция ученого, которая может быть выражена не в одном его сочинении, а в нескольких. Содержание концепции историка и ее материальное воплощение далеко не всегда совпадают: исследователи часто вынуждены вступать в определенные компромиссы со своими взглядами, прибегать к эзопову языку, замалчивать те или иные выводы, учитывая настроения научного сообщества или ненаучные факторы (политический режим, отношение власти и др.). «Историографическими источниками» считаются труды историков в любой их форме: монографии, статьи, заметки, выступления и дискуссии, а также черновики текстов. К другой группе историографических источников относят документацию научно-исследовательских организаций: протоколы съездов, конференций и круглых столов историков, стенограммы их дискуссий, тексты постановлений, материалы о формировании кадров исторической науки. Особый вид историографических источников представляют рецензии на исторические исследования, которые отражают процесс утверждения концепции в научной среде и содержат новые гипотезы и позитивные решения.

Задачи «Истории исторической науки»:

1) изучение закономерностей смены и утверждения исторических концепций и их анализ;

  1. анализ теоретико-методологических принципов различных направлений в исторической науке и выяснение закономерностей их смены и борьбы;

  2. исследование процесса накопления фактических знаний о человеческом обществе, введения в научный оборот ранее неизвестных источников, расширения круга исторических памятников, доступных исследователям;

  3. изучение процесса изменения и совершенствования методов и приемов источниковедческого анализа;

  1. анализ закономерностей изменения проблематики исторических исследований, выяснение факторов и направлений этого процесса;

  2. изучение развития и особенностей функционирования исторических научных учреждений, а также системы подготовки кадров для исторической науки, всей системы исторического образования в стране;

  3. анализ процесса эволюции средств научной информации и распространения исторических знаний, их воздействия на общественное сознание, состояния и деятельности органов научной и научно-популярной периодической печати;

  1. исследование международных связей отечественной исторической науки, воздействия зарубежной философской и научной мысли на российских ученых;

  2. изучение объективных условий развития исторической науки и особенно правительственной политики в области исторической науки и образования (степень открытости архивов, возможность историков пользоваться ими
    и т. д.).

Решение этих задач приблизит нас к адекватным представлениям об уровне, направленности и особенностях развития исторической науки на разных этапах.
1.2. Принципы и методы историографического познания
Мировоззренческие принципы историографического познания объединяют историографию с другими историческими дисциплинами. Важнейшим для историка исторической науки является принцип историзма, в соответствии с которым любое историографическое явление (концепция ученого, позиция того или иного научного направления) должно рассматриваться в развитии и в связи с обусловившими его факторами. При оценке того или иного историко-научного факта прежде всего нужно учитывать достигнутый к этому времени уровень развития исторической науки, объективные возможности для научного творчества, состояние исследований в смежных областях знания. Принцип целостности в историографическом познании ориентирует исследователя на необходимость подходить к изучению каждого периода или направления в истории исторической науки как к системе взаимосвязанных элементов исторического знания и причин, детерминирующих их изменения.

При изучении процесса развития исторической науки историографы руководствуются принципом ценностного подхода, особо выделяя те идеи, положения и явления в прошлом, которые имеют значение для современного этапа развития историко-научных знаний. Долгое время в нашей стране основным принципом историографического познания считался принцип партийности, предполагавший необходимость выяснения классовой позиции того или иного историка. Лишь марксистско-ленинская партийность отождествлялась с научностью. Однако полное забвение в последние годы этого принципа вряд ли оправдано. При анализе исторических взглядов ученого нельзя совсем отрешиться от его общественно-политической позиции.

Под методами историографического познания понимается совокупность мыслительных приемов или способов изучения прошлого исторической науки. Выделяют следующие методы историографического познания:

1) сравнительно-исторический метод, позволяющий проводить необходимые сравнения различных исторических концепций с целью выявления их общих черт, особенностей, самобытности и степени заимствования;

  1. хронологический метод, ориентирующий на анализ движения научной мысли, смену концепций, взглядов и идей в хронологической последовательности, что позволяет вскрыть закономерности накопления и углубления историографических знаний;

  2. проблемно-хронологический метод, позволяющий расчленить более или менее широкую тему на ряд узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности;

  3. метод периодизации – выделение отдельных этапов в развитии исторической науки с целью обнаружения ведущих направлений научной мысли, выявления новых элементов в ее структуре;

  4. метод ретроспективного (возвратного) анализа, позволяющий изучить процесс движения мысли историков от современности к прошлому с целью выявления элементов старого, сохранившегося в наши дни знания, проверить выводы прежних исторических исследований данными современной науки;

  5. метод перспективного анализа, определяющий перспективные направления, темы, проблемы будущих исследований на основе анализа достигнутого современной наукой уровня и при использовании знания закономерностей развития историографии.

Изучение историографии имеет большое значение для будущего историка. Она дополняет знания по истории общественно-политической мысли, расширяет представления о закономерностях научного познания, систематизирует знания обо всем историческом процессе, позволяет понять его сложность, противоречивость и неоднозначность. Историографические знания важны и при выборе темы дальнейших научных исследований, для чего необходимо знать степень изученности и глубину разработки проблемы.
Контрольные вопросы


  1. Определите разницу между понятиями «историография» и «история исторической науки».

  2. Охарактеризуйте основные принципы историографического познания.

  3. Какие существуют методы историографического познания?

  4. Дайте определение понятий «историографический факт» и «историографический источник». Приведите примеры.



Лекция 2. Эволюция исторического знания
в древности и в средние века

2.1. Архаическая мифология. Архаический и классический эпос,

исторические предания
Для развития исторического знания необходимы письменность и достижение уровня общественной жизни, которому способствует развитие сознания. Однако первые письменные источники появились пять тысяч лет назад, а история человечества насчитывает миллионы лет. Каковы же были представления о прошлом до появления письменности? Некоторые данные об этом, безусловно, дают археология, этнография, фольклор и мифы различных народов.

Мифы тесно связаны с религией, но при этом мифология и религия – неидентичные явления. В мифах содержатся представления древних людей о космосе, сведения об обществе, о начале времен, о первопредках (демиургах – сверхъестественных существах, творцах всего сущего), о богах и героях. В целом, мифы складывались в период первобытнообщинного строя, что оказало на них влияние: человек еще не выделяется из общины, поэтому в мифах индивидуальными чертами наделены только боги и сверхъестественные существа. Люди же обладают лишь групповой индивидуальностью – великаны, карлики
и т. п. Миф был носителем социальной памяти поколений. В нем фиксировались особо важные общественные нормы и установления. В то же время миф, можно сказать, был первой историей и исторической памятью древних людей. Время мифотворчества – это время архаического сознания, для которого характерны следующие черты:

1) стремление объяснить явления природы и общественной жизни действием сверхъестественных сил богов и демонов – главных героев древних мифов;

2) идеологический синкретизм (от греч. «смешение», «соединение») – нерасчлененность представлений о природе и обществе, между искусством и религией, фантастичных объяснений и веры в реальность;

3) убежденность в том, что сверхъестественные существа являются вершителями истории, а люди – лишь игрушки в их руках.

На основе мифологии возникает героический эпос, что свидетельствует о переходе к более высокому уровню сознания, производства и знаний. Исследователи подразделяют героический эпос на архаический (догосударственный) и классический. В архаическом эпосе мифы и эпос тесно переплетаются между собой, например, и тут и там действуют чудовища – хозяева стихий. Но если в мифах человек покоряется стихии, то в эпосе типична борьба человека-богатыря с чудовищем и, как правило, герой всегда побеждает. Классический эпос («Илиада», «Одиссея», русские былины) формируется на этапе слияния союзов племен в народности, когда складываются государства, начинаются войны и нашествия завоевателей. В биографиях героев эпоса Востока и Запада отмечаются типологические совпадения: чудесное рождение, раннее проявление силы героев, их магическая неуязвимость, выбор и укрощение богатырского коня, добыча оружия и т. д. Содержание эпоса тоже меняется, появляются новые темы: потрясения, войны, порабощение народов. При всей неправдоподобности силы и могущества эпических богатырей их подвиги символизируют действительную борьбу народа с иноземными врагами. Характерной чертой классического эпоса является патриотизм, который проявляется в любви к роду, своему народу, своей земле. Произведения героического эпоса, возникшие на стадии военной демократии, сохранили присущие этой эпохе патриархальные отношения между предводителями союзов племен, царями ранних государственных образований и народом (например, совместные пиры, разногласия между героями эпоса и их князьями, царями или королями).

На основе родоплеменных сказаний появляются первые исторические предания об основателях династий и об образовании государств, вымышленные персонажи сменяются историческими, например рассказ о смерти князя Олега от укуса змеи, рассказы о мести княгини Ольги древлянам, записанные впоследствии русскими летописцами. Из всех жанров фольклора исторические предания теснее остальных примыкают к собственно историческим произведениям.
2.2. Античная историография: становление исторического знания
Традиционно началом истории развития исторической науки считается античная историография – совокупность исторических сочинений на греческом и латинском языках, возникших в эпоху античности. Верхняя граница этой историографической традиции определяется временем дописьменной культуры, а нижняя – наступлением эпохи средневековья.

Черты исторических знаний присущи греческим писателям-прозаикам
Гекатею из Милета (540–478) и Гелланику из Митилены (480– начало IV в.
до н. э.), чьи труды сохранились только в отрывках. При этом авторы не использовали слово «история» ни в названиях своих работ, ни в тексте. В аттической Греции их именовали просто «логографами» (прозаиками). Они писали в форме хроник и генеалогий (родословных мифических героев). Гекатей в работах «Генеалогия» и «Землеописание» пытается критически разобраться в мифах, описывает разные страны и народы. Гелланик является автором нескольких «Генеалогий». Он пытается уточнить хронологию и систематизировать мифы, кроме того, ему принадлежит первое сочинение по истории Афин – «Аттида».

«Отцом истории» Цицерон назовет Геродота (484–425): с его трудов начи­нается греческая историография, как поэзия – с Гомера. Геродот был представителем знатного рода, долго жил в Афинах, дружил с Периклом. Около десяти лет путешествовал по странам, с которыми греки вели торговлю. Он собирал сведения о природных условиях тех мест, которые посещал, об обычаях, образе жизни и истории разных народов, вел наблюдения, лично записывал рассказы очевидцев.

Геродот заимствовал многие знания и приемы изложения у своего предшественника – Гекатея Милетского (рационалистическую аргументацию, универсальную карту мира, этнографические экскурсы), но в центр своих исследований он поместил человека, и в этом его главная заслуга. Геродот был первым универсальным историком, не ограничившим себя рамками какого-нибудь одного государства или народа. Именно он утвердил связь понятий «история», «исследование», «узнавание» с целью составления повествования о течении дел чело­веческих. В своих трудах Геродот отводил большую роль року, считая его основным законом истории. Он говорил о достоинствах и недостатках правителей, о влиянии их на события истории. Главный труд Геродота – «История»
в дошедшем до нас виде делится на девять книг, каждой из которых дано имя одной из муз (поэтому и все сочинение иногда называется «Музы»). Книги I–IV представляют собой введение, в которое включены эпизоды-новеллы фольклорного характера. В книгах V–IX автор дает описание греко-персидских войн. Своим рассказом о деяниях эллинов и варваров историк, следуя эпической традиции, стремится доставить слушателям и читателям наслаждение, но главная его цель состоит в том, чтобы события с течением времени не пришли в забвение, а великие деяния не остались в безвестности. Когда речь идет о преданиях, Геродот приводит по возможности все существующие версии (например, о скифах), при этом указывая, какая из них ему кажется предпочтительней. Многое он отвергает как маловероятное, неправдоподобное. В основном описывает события реально; фантастическое в его текстах проявляется редко. В целом, в трудах Геродота присутствует рационалистическая критика (с точки зрения здравого смысла). Его авторское кредо: я обязан передавать «все, что рассказывают», но верить всему не обязан. Других методов отбора материала и исторической критики Геродот еще не использует.

Геродот чужд всякой заносчивости и враждебности по отношению к варварам. Он бесстрастно и спокойно повествует о странных для грека обычаях и в отдельных случаях (например, под впечатлением древних памятников египетской культуры) даже признает превосходство «варваров» над эллинами.

Исторический жанр достигает высочайшего развития к концу V в. до н. э.
у Фукидида (460–396). Он происходил из знатного фракийского рода и получил риторическое и философское образование. В 424 г. был избран в коллегию десяти стратегов и получил под свое командование афинские военные силы во Фракии, но после их поражения от спартанцев был осужден в Афинах за измену и приговорен к пожизненному изгнанию. Оставшуюся часть жизни провел во Фракии, посвятив весь досуг написанию исторического труда. В отличие от Геродота Фукидид в своем исследовании не выходит за границы эллинского мира. Его «История» посвящена Пелопоннесской войне (431-404) – недавней, современной ему истории. В первой книге содержится обзор истории Греции до войны; в остальных семи подробно описан ход военных действий до 411 г.
(далее, очевидно, помешала смерть автора). В качестве источников Фукидид использует рассказы очевидцев, личные наблюдения, документы, рассказы оракулов. Он еще более критикует мифы и считается основоположником прагматической историографии: описывая события, пытается установить вызвавшие их причины, для чего обращается к побуждениям людей, их страстям, к свойствам человеческой природы. В итоге он делает вывод: так как человеческая природа неизменна, все может повторяться, отсюда задача истории – наставлять политических деятелей («historia est magistra vitae»). Заслугой Фукидида как историка считается использование им документальных источников (текстов договоров, официальных постановлений и других документов), установление хронологии, а также применение открытого им метода реконструкции прошлого путем ретроспективных заключений, опирающихся на характеристику сохранившихся пережитков.

Если в центре внимания Геродота и Фукидида оказались преимущественно события внешней, военной истории, то систематическая внутренняя жизнь впервые была разработана Аристотелем (384–322), уроженцем фракийского
г. Стагира. Он учился в Академии Платона, с 343 г. находился при дворе Филиппа II, был воспитателем Александра Македонского. В 335 г. открыл в Афинах собственную школу – Ликей. После смерти А. Македонского эмигрировал в Халкиду, где провел последние дни жизни. Из многочисленных творений Аристотеля сохранились лишь «Афинская полития» и обобщенный труд «Политика» (рассуждения о различных формах государственного устройства). Вслед за Платоном, он насчитывал шесть типов государств. Три из них считал правильными: монархия, аристократия, полития (тимократия). Три другие – ложными: тирания (ложная монархия), олигархия (ложная аристократия), демократия (ложная полития). Правильными, по его мнению, являются такие формы государства, целью которых служит общее благо граждан. Аристотель был сторонником умеренной демократии, близкой к олигархии. Говоря о политике, он отмечал, что человек – существо общественное: природа сводит мужчину и женщину в семью, семьи расширяются в общины, общины – в полис то есть, в первое государство. Он стремился понять формирование характера исторических деятелей под воздействием наследственности, среды и воспитания.

Среди многочисленных представителей греческой историографии эпохи эллинизма – Полибий (201–128). Он происходил из знатного рода, был сыном стратега Архейского союза и сам сделал блестящую военную и политическую карьеру. В 167 г. в числе тысячи других своих соотечественников был интернирован в Рим, где пробыл 17 лет. Военные знания Полибия высоко ценились в Риме. Он неоднократно выступал в качестве военного эксперта, принимал участие в войнах Рима с Ганнибалом и осаде Карфагена. Основой его наследия является «Всеобщая история» (40 книг). Его цель – исследование того, когда и каким образом началось объединение и устроение всего мира. Создавая собственный канон написания исторического произведения, Полибий выдвигает принципиальное требование: история должна иметь всеобщий характер, охватывать в своем изложении события, одновременно происходящие как на Западе, так и на Востоке. При этом изложение должно быть синхронным. Он впервые выразил идею круговорота в истории, ибо, опираясь на естественные циклы в жизни человека и проецируя их на историю государства, предвидел, что за возвышением Рима когда-нибудь неизбежно последуют его закат и падение. Чтобы правильно понимать ход исторических событий, считает Полибий, необходимо владеть приемами углубленного анализа причинно-следственных связей. Эти связи автор определяет как соединение причины, предлога или повода и непосредственного начала событий, чаще всего военных действий. Эта последовательность звеньев причинно-следственной цепи, по мнению Полибия, является неизменной.

Полибий критикует мифологические источники, пытается быть максимально реалистичным, но верит в судьбу, которая, по его мнению, постоянно обновляет мир и изменяет ход событий. И все же в ряде случаев Полибий не признает ее решающую роль и ищет причину в действиях людей. Он считает, что допустимо относить к сфере судьбы только те явления, причины которых невозможно или трудно распознать.

Предшественниками римских исторических трудов являются анналы – ежедневно выставлявшиеся перед резиденцией понтифика доски с именами чиновников и перечнем выдающихся исторических фактов. Позднее в анналах появляется статистика, информация о войнах, восстаниях рабов. Первые анналисты (их называют «старшими») – Квинт Фабий Пиктор, Луциний Цинциний Алимент и др. (конец III – середина II в. до н. э.) – писали на греческом языке. Предполагается, что между 130 и 114 гг. до н. э. все записи были сведены
Публием Муцием Сцеволой в 80 книг «Великих анналов», которые позднее послужили основой для труда Тита Ливия. К сожалению, работы «старших» анналистов и их последователей не сохранились.

Римская историческая проза складывается во II–I вв. до н. э., но получает наибольшее воплощение в период Ранней империи в рамках так называемой риторической истории, близкой к художественной литературе. Ее цель – воссоздание внешней картины событий во всей их яркости и живости. К исторической прозе предъявлялись высокие требования. Материал расчленялся эффективными в художественном отношении методами, вырабатывалась традиционная техника изложения, которая включала оформление введения по установленным способам, расчленение повествования различными географическими и философскими экскурсами, вставку вымышленных речей и писем, прямую характеристику главных персонажей, обычай ссылаться на труд предшественника и продолжать его.

Необычайно ярко «филологический» подход к истории выражен у Дионисия Галикарнасского (55–8), который проводит превосходный литературоведческий анализ текстов Геродота, Фукидида и др. Ему принадлежат первые разработки проблем исторического повествования. Большое внимание Дионисий призывал уделять мастерству, стилю, языку, умению изображать чувства и характеры людей, быть убедительным. При этом главное – сделать историю приятной для чтения, что вызывало неизбежное стремление приукрасить действительность. Главная задача историка, по мнению Дионисия, избрать интересную тему, которая будет достойной и приятной для читателя.

Много внимания уделено стилистическим характеристикам исторической прозы, языку и способу изложения в известной работе Лукиана из Самосаты (120–180) «Как следует писать историю». Лукиан подчеркивает отличие истории от похвального слова, поэзии, философии, риторики и мифологии. Его кредо: истина является сущностью истории и тот, кто собирается ее писать, должен служить только истине.

Первым крупным римским историком, попытавшимся создать полную историю Рима, был Тит Ливий (59 до н. э.–17 н. э.) – известный писатель эпохи Августа. Его знаменитый труд «История Рима от основания города» (142 книги; сохранилось лишь 35) повествует об истории Рима от Ромула до Цезаря. Большую часть текста составили извлечения из книг предшественников, разнообразных записей, преданий и легенд о ранней римской истории. Ливий излагал различные суждения, не пытаясь примирить их между собой и проверить на истинность. При этом он предупреждал читателя, что не уверен в правдивости приводимых свидетельств. В изложении Ливия история Рима предстает не одной из многих других историй, а как единственная и всеобщая, поскольку Рим воплощал в себе весь известный мир. Благодаря такому подходу сочинение Ливия послужило в более поздние времена образцом для национальных историй.

Плутарх (46–126) происходил из знатного греческого рода, был жрецом Аполлона в Дельфах, получил хорошее образование в Афинах, Александрии. Часто бывал в Риме. Написал более 200 сочинений. Пытался критиковать источники, но фантастическое в его описаниях переплетается с реальностью. Он критиковал Геродота за рассказы о пороках исторических героев (трактат «О злокозненности Геродота»), считая, что уйти от действительности не грех, если этого требуют моральные принципы. Плутарх признан родоначальником биографического жанра. Он оставил примерно 50 биографий и сравнительные жизнеописания. Призывает говорить о героях истину, если же ее нельзя установить, то нужно рассказывать о герое только хорошее (отсюда, умалчивание фактов, если они противоречат образу). Произведения, которые не возбуждают стремление к подражанию, Плутарх считал бесполезными.

Гай Светоний Транквилл (между 75–160) продолжает жанр Плутарха и составляет «Жизнеописания 12 царей» (от Юлия Цезаря до Домициана). Это произведение является важным историческим памятником благодаря богатству содержания, объективности и нравственной строгости автора (исторический метод Светония содержит элементы критического анализа источников). Светоний приводит массу фактов из общественной и частной жизни императоров, примешивая сюда анекдоты и изречения, не заботясь о прагматической или хронологической последовательности. При этом он использует архивы, поэтому его факты, как правило, достоверны.

Гай Корнелий Тацит (58–117), происходивший из аристократической семьи, получил обширные познания в области риторики, исполнял должности претора, консула, проконсула римской провинции Азия. Его основные исторические труды – «История» (из 14 книг сохранились только 1–4 и начало 5-й) и «Анналы» (из 16 книг до нас дошли 1–6 и 11–16), повествующие о прошлом Римской империи от смерти Августа (14 г.) до убийства Домициана (96 г.). Сочинениям Тацита свойствен глубоко пессимистический взгляд на события, происходившие в государстве. Он считал, что писать историю следует «sine ira et studio» – без гнева и пристрастия. Стремление к непредвзятости обусловлено тем, что Тацит был свидетелем многих событий. Кажется, что он испытывает чувство вины за то, что его сограждане могли допустить преступления таких императоров, как Нерон и Домициан. По мнению Тацита, историку следует честно описать для наставления потомков недавнее прошлое с его преступлениями и позором.

Таким образом, наука к концу эпохи Рима демонстрирует новые тенденции в развитии истории-знания: античные авторы ставят проблему соотношения текста и реальности, пытаются найти различие между реальностью и вымыслом, но процесс дальнейшего развития будет прерван в средние века.

2.3. История исторической науки в эпоху Средневековья
Становление христианства как развитой религиозной и мировоззренческой системы привело к формированию новой традиции исторического сознания. Заложенная первыми и наиболее авторитетными христианскими теологами – Отцами Церкви – философия истории вобрала в себя опыт античной историографии, отказавшись от ее основополагающих принципов или изменив их до полной противоположности. Исторические сочинения язычников рассматривались как несопоставимо менее ценные, чем предание иудеев, воплотившееся в Ветхом Завете. Библейская модель истории была положена в основу христианского понимания развития человечества. Интерпретация событий прошлого и настоящего по преимуществу ориентировалась на принцип веры, признавала решающее значение сверхъестественного вмешательства всемогущего Бога в человеческую жизнь и ограничивала возможности рационального объяснения событий.

Признание абсолютного авторитета Библии вызывало отказ от применения к ней принципов критической оценки информации, который применяли античные авторы. Достоверность и ценность информации оценивались с точки зрения степени авторитетности сообщавшего ее источника. Понятие авторитетного источника было одной из важнейших категорий средневекового сознания, усвоенных историографической традицией. Отказавшись от принципов рациональной критики библейских текстов, ранняя христианская историография усматривала в них иные, аллегорические смыслы. В фактах и событиях видели лишь внешнее выражение универсальных моральных и мистических идей, которые раскрывали истинное содержание отношений между Богом и людьми и делали явным глубинный смысл происходящего.

В трудах Отцов Церкви были выдвинуты две системы периодизации всемирной истории. Одна, на основе ветхозаветной «Книги пророка Даниила», связывала прошлое и настоящее человечества с четырьмя монархиями: Вавилонское царство, Персидское, Царство Александра Македонского и Римское. Считалось, что Римская империя – последнее государство на земле, после которого наступит конец истории. Последовательная смена монархий отражала Божественный замысел, согласно которому люди шли к политическому и религиозному единству.

Большинство средневековых историков предпочитало периодизацию истории Аврелия Августина – Августина Блаженного (354–430). В своем труде «О граде Божьем» он делит историю на 6 периодов: от Адама до потопа, от потопа до Авраама, от Авраама до царя Давида, от царя Давида до Вавилонского пленения, от Вавилонского пленения до рождения Христа, от рождения Христа до его грядущего Второго пришествия. Согласно созданной Августином концепции истории, противостояние добра и зла, Бога и дьявола находило свое отражение в борьбе града Божьего – мистического сообщества всех праведников и истинно верующих, против града Сатаны – совокупности всех живших ранее и живущих ныне язычников и врагов веры. Эти два сообщества разделены в вечности на два противостоящих лагеря, однако и избранные, и грешники сосуществуют во времени реальной истории, в земном сообществе – граде Земном. Подобно другим христианским мыслителям, Августин верил, что человеческая история имеет свой финал и свою цель – окончательную победу праведников и поражение грешников.

Оригинальная концепция исторического времени явилась наиболее впечатляющим достижением средневековой историографии, во многом определившим ее облик. Принцип хронологической организации повествования стал определяющим для средневековой историографии, тогда как в эпоху античности руководствовались преимущественно принципом причинно-следственных связей. Таким образом, парадигма христианского исторического сознания, сформированного ученой церковной культурой, покоилась на двух фундаментальных идеях: Божественного предопределения (провиденциализм) и линейного развития исторического времени (от дней Творения до Страшного суда).

Уже в период раннего христианства предпринимались попытки представить всю историю человечества как единый взаимосвязанный процесс. В центр этого процесса помещалась история иудеев и христиан – избранных народов, хранителей истинной веры. История других народов воспринималась как второстепенное явление, значимое лишь в той степени, в какой они входили в соприкосновение с иудеями и христианами. Основное внимание было направлено на то, чтобы представить именно христиан как избранное сообщество, сменившее в этом качестве иудеев, отступивших от истинной веры после пришествия Христа. Парадигмой средневекового исторического сознания была Священная история – история существования и распространения веры среди народов.

Создателями образцовых схем всемирной истории были епископ Евсевий Кесарийский (263–339) и один из крупнейших теологов латинской церкви
Иероним (347–419/420). Первым автором универсальной христианской истории стал преданный ученик Августина Павел Орозий (380–420), создавший образцовый для всех последующих средневековых авторов труд «Семь книг истории против язычников». Эта «всемирная история» появилась в критический период истории Римской империи, подвергавшейся вторжениям варварских племен, и ее целью было осмысление исторической судьбы народов в контексте религиозных представлений о всемогуществе Бога. Орозий следует идеям Августина о непререкаемом всемогуществе Бога и его промысла, под контролем которого находятся судьбы и великих земных империй, и истинных избранников.

Христианская концепция истории отразилась в памятниках средневековой историографии, авторы которых стремились включить истории отдельных народов и правителей в контекст этой всемирной истории. Это исторические сочинения V–XII вв. – «О происхождении и деянии готов» Иордана, «История готов» Исидора Севильского, «История франков» Г. Турского, «История саксов» Беды Достопочтенного, «История лангобардов» Павла Диакона и др.

В последующие столетия интереса историков все чаще удостаиваются отдельные епископства, монастыри, города, династии. Одним из наиболее ярких событий в развитии европейской историографии становится переход к написанию трудов на народных языках. На исходе XIII в. создается первая редакция «Больших французских хроник» (1274) – грандиозного свода памятников предшествующей историографической традиции со времен Карла Великого. Главной тенденцией этой искусной компиляции, составленной на старофранцузском языке, становится обоснование величия королевской династии и возглавляемого ею народа и государства. Вехи истории Франции определяются в хрониках сменой династий Меровингов, Каролингов, Капетингов, связанных прямой преемственностью.

Архивы не были основным источником для средневековых историков. Письменную традицию – труды предшественников – они заменить не могли. Большие библиотеки на средневековом Западе были наперечет и подчас малодоступны. Новые исторические сочинения обычно в них отсутствовали. Исследователь работал в полной изоляции, плохо представляя, кто еще из его современников занят историей. Положение стало понемногу меняться с расширением сети библиотек в эпоху позднего средневековья, однако реальная возможность знакомиться с многочисленными современными сочинениями открылась перед историками лишь на рубеже XV–XVI вв.

В завершение следует отметить еще одно важное достижение средневековья в области исторического знания – возникновение многочисленных исторических антологий и компендиумов, которые именовались как «Суммы», «Зерцала» и «Цветы» истории. Обычно это явление трактуется как упадок историографии, поскольку все эти тексты имели, естественно, вторичный характер и поэтому не представляют особого интереса в качестве первичных источников для современных историков-медиевистов. Однако, на наш взгляд, этот этап был очень важен для становления исторического знания. По сути, речь шла об аккумуляции и централизации имеющихся исторических сведений, объединении разрозненных текстов, доступных немногим, в некое подобие единого свода знаний. Примеры работ этого типа: XII в. – «Сумма всей истории» (автор неизвестен), XIII в. – «Цветы истории» (Рождер Уэндовер), «Историческое зерцало» (Винцент из Бове), XIV в. – «Цветы хроник» (Бернар Ги), «Зерцало историй» (Жан де Прей) и т. д.

К концу средневековья историография утрачивает присущее ей изначально многообразие функций: теологических, религиозно-назидательных, правовых. В среде образованных людей зреет новое отношение к истории, интерес к прошлому приобретает самостоятельную ценность, не зависящую от прагматической полезности для целей христианской теологии и политической легитимации.
2.4. Историография эпохи Возрождения
Эпоха Возрождения ознаменована существенными изменениями в сфере культурной и социальной жизни: появление гуманизма с его интересом к человеку и его возможностям, развитие современных европейских наций, складывание современных национальных литературных языков, развитие национального сознания, защита свободы частной собственности и использование для этого римского права. Однако эти изменения не носили характера радикального разрыва с предшествовавшей традицией. В историческом сознании сохранялась преемственность со средневековой практикой осмысления и написания истории. Однако исторические сочинения этого периода отмечены рядом новых черт в системе представлений об истории, методах работы историка и тематике. Резко возрос интерес к поиску новых текстов, прежде всего классической эпохи, активизируется деятельность по их изучению и интерпретации. Яркий тому пример – памфлет Лоренцо Валлы (1407–1457) «О подложном даре Константина». Это критика одного из основных документов папства – «донации» (извещение о дарении Константином Великим папе Сильвестру I, в благодарность за исцеление от проказы, полной власти в Риме и папских провинциях). Изучив латинские и греческие источники времени Константина (285–337), Валла доказывает отсутствие подобного факта и делает вывод: «донация» – это фальшивка, составленная через несколько столетий после смерти Константина. В целом аргументы Валлы могут быть разделены на три части:

1) морально-религиозные и политико-правовые спекуляции, формально обосновывающие невозможность для духовного главы обладать светской властью, равно как и неправомочность передачи императором власти другому лицу;

2) историческая критика фактической стороны событий;

3) лингвистический и литературный анализ текста, доказывающий прямое несоответствие терминологии и стиля документа нормам классической латыни, использовавшейся в период, когда якобы был составлен документ.

Именно литературный анализ – самая сильная сторона труда Лоренцо Валлы с точки зрения современной науки. Памфлет явился первым зрелым памятником источниковедческой критики.

Вместе с тем применительно к эпохе Возрождения нельзя говорить о возникновении истории как научной дисциплины, обладающей собственным ин­струментарием, совокупностью методов познания и интерпретации прошлого, имеющей своей целью его правдивое отображение в исторических сочинениях. Кроме того, европейская историография этого времени не была однородной. Такие важные для итальянской гуманистической историографии признаки, как подражание античным авторам, отказ от религиозного объяснения исторических событий, конфессиональная индифферентность, секуляризация и рационализация истолкования развития общества, не получили полноценного воплощения в исторических сочинениях, созданных за пределами Италии.

Середина XVI в. – важнейшая веха в развитии историографии. Именно тогда начинается настоящий бум дискуссий о характере исторического знания, продолжавшийся до начала XVII в. Появились десятки трактатов, посвященные методологии истории. Например, «Сокровище исторического искусства» (1579) – собрание работ по методологии истории, куда вошли работы Дионисия Галикарнасского и Лукиана, наблюдается отход от провиденциализма и развитие принципов прагматизма, произошедшее оценивается с точки зрения земных, а не небесных интересов. Часть авторов по-прежнему отстаивала «классическую» античную точку зрения на историю как на литературный жанр, наделенный целым рядом специфических признаков. Однако к началу XVII в. победило представление об «истории-знании» (хотя также достаточно специфичное) – история отождествлялась с конкретным, не теоретическим, знанием (представления об ограниченном характере исторического знания были во многом унаследованы позитивистами XIX в. и, к сожалению, далеко не полностью преодолены до сих пор). История в значении знания теперь понимается как комплекс дисциплин или самостоятельный тип знания. Например, трактат Генриха Корнелиуса Агриппы «О недостоверности и тщетности наук», труды Н. Макиавелли «История Флоренции» и Ф. Гвиччардини «История Италии» являются новым типом работ историко-политического плана, не ассоциирующимся с литературным жанром. Тогда же история как литературный жанр выделилась в самостоятельную область художественной литературы. В Англии начало этому процессу положил Уильям Шекспир. Окончательно он утвердится в первой половине XIX в., когда возникнет «исторический роман», основоположником которого стал Вальтер Скотт.

Подлинно новаторскими стали идеи крупнейшего представителя ренессансного историзма Жана Бодена (1530–1596), французского юриста, сторонника абсолютной монархии. Он отводил истории функцию сбора и упорядочения материала для создания универсальной системы юриспруденции. Согласно Бодену, изучение всемирной истории дает возможность сделать точные заключения относительно управляющих человеческим обществом законов, которые должны служить основой для учреждения в данных условиях лучшей формы правления. Значительно опережая свою эпоху, Боден понимал историю как науку, обладающую собственными методами познания. Важнейшей задачей историка он считал установление подлинности исторического факта, который сравнивал с фактом природы и рассматривал как объективное и достоверное свидетельство о событии. Боден подчеркивал трудность отбора фактов, придерживался принципов сравнительного критического анализа источников, ставил под сомнение право историка давать оценку людям и событиям прошлого. Он определял предмет истории как деятельность людей, обусловленную свободной волей, жизненными потребностями, естественной природой человека и средой его обитания.

В трактатах «Метод легкого познания истории» (1566) и «Шесть книг о государстве» (1576) Боден отстаивал мысль о наличии в истории внутренних объективных закономерностей. В частности, он считал, что условия географической среды, климатический фактор определяют психический склад народа и его историче­скую судьбу. Вместе с тем негативное влияние географического фактора может быть скорректировано разумными законами и основанным на них государством. Бодену принадлежит и идея о прогрессе в истории, происходящем в результате развития наук, промышленности и торговли, географических открытий, со­вершенствования искусств и т. д. Его идеи использовали позднее Кампанелла (1613), Т. Гоббс (1613), Ф. Бекон (1623) и др.

Тогда же начинает формироваться современная историческая хронология, прежде всего благодаря работам Ж. Скалигера «Об улучшении счета времени» (1583) и «Сокровище времен» (1606), а также трудам Дионисия Петавия (Петавиуса) (1627), который ввел обратный отсчет времени от Рождества Христова.
Контрольные вопросы

  1. Назовите предпосылки возникновения исторических знаний.

  2. Приведите примеры архаического и классического героического эпоса.

  3. Сравните историографию Греции и Рима. Каковы общие черты и различия?

  4. Дайте общую характеристику процесса историописания в средние века.

  5. Назовите новые тенденции в развитии исторического знания в XVXVI вв.

  1   2   3   4   5   6


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации