Семинар - Вещное и обязательственное право - файл n1.doc

приобрести
Семинар - Вещное и обязательственное право
скачать (499 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc499kb.13.09.2012 14:17скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5
Тема № 1 Вещное право
1. Вещи. Понятие и виды. Понятие и виды вещных прав.

Понятие вещи

В классический период в римском праве выработалось понятие вещей в широком значении. Этим широким понятием охватывались не только вещи в обычном смысле материальных предметов внешнего мира, но также юридические отношения и права.

Вещи телесные и бестелесные. Гай так и делит вещи на телесные, которые можно осязать и бестелесные, которые нельзя осязать. В качестве примеров бестелесных Гай называет наследство, узуфрукт, обязательства. Следует отметить, что в числе примеров Гай не упоминает права собственности: римские юристы не различают четко право собственности на вещь и самую вещь, вследствие чего право собственности попадает у них в категорию телесные corpora, телесных вещей.

Сопоставляя это место источников с примерами, приводимыми Гаем, приходится признать, что разделяя вещи на телесные и бестелесные, Гай разумеет под последними не вещи, в смысле предметов внешнего мира, а именно права.

Виды вещей

Вещи движимые и недвижимые. Деление вещей на движимые и недвижимые в римском праве не имело особого значения. И те и другие подлежали почти одинаковым юридическим нормам.

Недвижимостями считались не только земельные участки и недра земли, но и все созданное чужим трудом на земле собственника. Оно признавалось естественной или искусственной частью поверхности земли. Сюда относились постройки, посевы, насаждения. Все эти предметы, связанные с землей или фундаментально скрепленные с ее поверхностью, считались ее составными частями. Они подлежали правилу— сделанное над поверхностью следует за поверхностью. Невозможной представлялась отдельная собственность на дом и на землю. Воздушное пространство над участком тоже рассматривалось, как часть поверхности.

Под res mobiles или per se moventes понимались мебель, домашняя утварь, рабы, животные.

Деление вещей на движимые и недвижимые приняло более четкий характер при принципате. В эпоху домината передача прав на недвижимости регламентировалась уже специальными правилами, направленными на обеспечение публичности соответствующих сделок. К этому же времени окончательно сложились особые права на недвижимости: оброчные земли, эмфитевзис, суперфиций. Впрочем уже по законам XII таблиц приобретение земли и движимых вещей по давности владения требовало разных сроков: для давностного завладения землей был установлен в связи с системой двухпольного хозяйства более длительный (два года) срок, чем для движимых вешей (один год). Не все недвижимости были подчинены единообразной регламентации; учитывалось местоположение участков в связи с их хозяйственным назначением, различались praedia urbana — городские участки, застроенные для городских жилищ, городских ремесленных и промышленных заведений, и praedia rustica — сельскохозяйственные участки: поля, луга, леса, деревенские жилища и склады. Различались также земли италийские и провинциальные.

Вещи манципируемые и неманципируемые. Вещами манципируемыми являются наиболее сельхохозяйственные ценные вещи (земельные участки на италийской земле, рабочий скот, рабы, земельные сервитуты). Остальные вещи считаются неманципиаруемыми (провинциальные земли и все движимые вещи, мелкий скот (свиньи, овцы, козы), мебель, продовольствие и т. д.

Для отчуждения вещей неманципмруемых было достаточно простой передачи, для отчуждения манципируемых требовалось применение формальных и сложных способов

Вещи делимые и неделимые. Различались вещи делимые и неделимые. Делимыми признавались вещи, которые от разделения не изменяют ни своего рода, ни своей ценности; каждая отдельная часть представляет прежнее целое, только в меньшем объеме. Кроме материального разделения вещей, мыслилось и разделение права на так называемые идеальные доли. В таких случаях право на вещь, не разделенную материально, признавалось принадлежащим и нескольким лицам всем вместе и каждому из них на известную долю ценности вещи, на 1/2, 1/3, и т. д. При прекращении общей собственности на вещь, т. е. права собственности, принадлежавшего нескольким лицам в идеальных долях, имела большое значение юридическая делимость или неделимость вещи: только в первом случае допускалось ее разделение в натуре между бывшими общими собственниками. Во втором случае вещь оставалась в собственности одного из них, а остальные получали денежную компенсацию

Делимыми считались земельные участки; построенные на них здания делились, но только вертикально. Внешними признаками разделения служили стены, границы и межи. Делимыми считались и движимые вещи, как сырье, материалы однородного состава (руда, камни, песок).

Вещи потребляемые и непотребляемые. К потребляемым относились вещи, которые, согласно их прямому назначению, при первом же пользовании материально уничтожались. Сюда относились продовольствие и деньги, последние в том смысле, что при каждом расчете они терялись для собственника. Непотребляемыми вещами считались такие, которые не изнашивались от употребления (драгоценный камень), или если и уничтожались, то постепенно, теряя свою ценность и способность выполнять свое назначение.

Так как пользование потребляемыми вещами связано с их уничтожением, то при предоставлении собственником другим лицам права пользования потребляемыми вещами, возврат их эквивалента обеспечивался особыми гарантиями.

Вещи, определяемые родовыми признаками, и индивидуальные (genus et species).Родовая вещь- обладающая общими чертами данной группы вещей, индивидуальная вещь- данный экземпляр определенного рода вещей. Классики относили к родовой вещи, имеющие один общий род и не имеющие в обороте индивидуальности. Их меновая ценность определялась по их роду, мере, весу, числу.

Родовым вещам противопоставлялись видовые, индивидуально определенные вещи.

Значение этого деления выступало в различном решении вопроса о риске случайной гибели вещи или партии вещей. Если вещь или партия вещей рассматривалась участниками правоотношения, как родовая, то она считалась юридически не подвержена ной гибели, ибо всегда могла быть заменена другой однородной вещью или другой партией однородных вещей. В случае же гибели индивидуально определенной вещи, лицо, обязавшееся доставить ее, освобождалось от обязанности замены.

Веши простые и сложные.

. (1) Простые вещи — образующие нечто физически связанное и однородное, не распадающееся на составные части (раб, бревно, камень и т. п.).

(2) Сложные вещи, состоящие из искусственных соединений разнородных вещей, имеющих между собой материальную связь и носящих общее наименование, например, здание, корабль, шкаф. Части сложных вещей не терялись вполне в целом, они были до их соединения отдельными вещами и могли даже принадлежать разным лицам. Права этих лиц определялись в зависимости от свойств соединения и отношений между соединенными вещами. Иногда права других лиц не прекращались и после того, как их вещь стала частью чужой сложной вещи. С другой стороны, соединенные части подчинялись праву, установленному на целое.

(3) Наконец, третью группу составляли совокупности раздельных вещей — universitates rerum distantium, материально не связан ных, соединенных только одним общим назначением и именем, например, стадо, легион. Это — временные хозяйственные или организационные объединения вещей или лиц. В таких случаях предметами правоотношений могли быть лишь отдельные вещи, входившие в целое. Однако, уступая требованиям оборота, римляне допускали в области прав на эти вещи также и влияние целостного представления; например, собственник ста-д мог истребовать все стадо, доказав право собственности на б льшую часть отдельных животных, ответчику же предоставля-л сь доказывать, что остальные не принадлежали истцу; при узуфрукте и залоге стада управомоченный должен был нормально эксплуатировать именно все стадо, пополняя убыль из приплода или путем прикупки, убоя и отчуждения негодного материала.

Вещи главные и побочные. Вещами побочными или придаточными (accessorium) являлись вещи, определенным образом зависящие от главной вещи и подчиненные юридическому положению последней. Основными видами побочных вещей считались: части вещи, принадлежности и плоды.

Части вещи не имели юридически самостоятельного существования. Когда вещь в целом являлась объектом юридической сделки, то последствия этой сделки распространялись и на все части вещи. Объектом самостоятельных сделок часть вещи могла быть лишь в случаях своего отделения от целого. Таким образом, нахождение составных частей в составе главной вещи подчиняло их ее юридическому положению и прежние юридические отношения по поводу частей считались прекратившимися, пока длилось их соединение. Римляне проводили следующие различия: а) если соединение сопровождалось изменением сущности включенной вещи или нераздельностью полученного соединения, то права на присоединенную вещь прекращались навсегда для ее собственника, например, растворенное вино; б) если ни присоединенная, ни главная вещь не меняли своей сущности, а совокупная вещь, сверх того, не становилась нераздельной, то при выделении вещи,присоединенной к главной, восстанавливалось прежнее юридическое положение присоединенной вещи.
Так, согласно законам XII таблиц, при застройке чужого бревна в здание собственник не мог требовать выделения бревна из чужого дома, пока собственник дома сам не разберет его и не выделит бревна. Тогда бревно снова признавалось собственностью прежнего хозяина и становилось самостоятельным объектом иска (actio de tigno iuncto, rei vindicatio).

Принадлежностью называется вещь, связанная с другой (главной) вещью не физически, а экономически: главная вещь не считается незаконченной, если от нее отделена принадлежность; принадлежность также может существовать отдельно от главной вещи, однако лишь при совместном использовании той или другой вещи достигается хозяйственный результат (например, замок и ключ).

Ввиду самостоятельного физического существования, принадлежность может быть предметом самостоятельных прав на нее. Однако при отсутствии специальных оговорок заинтересованных лиц все правовые отношения, устанавливаемые на главную вещь, считаются распространяющимися (ввиду хозяйственной связи между обеими вещами) и на принадлежность к ней (отсюда афоризм:

«принадлежность следует судьбе главной вещи»).

Плоды. Плодами естественными считались прежде всего органические произведения вещей, постоянно и регулярно получаемые от эксплуатации плодоприносящих вещей, без изменения их хозяйственного назначения, в мире как растительном (огороды, деревья), так и в животном (шерсть, молоко).

Охота на водных и земельных пространствах составляла плод участков, если они специально были отведены для охоты. Относительно недр земли мнения классиков расходились, но большинство относило продукцию недр земли к плодам. Право Юстиниана стало на ту же точку зрения и относило к плодам продукцию каменных карьеров, что было в духе охватившего ту эпоху интереса к монументальному строительству.

Плоды делились на: a) fructus pendentes — плоды, еще соединенные с производящей их вещью; б) fructus separati — плоды, уже отделенные от производящей их вещи; в) fructus percepti — плоды, не только отделенные, но и захваченные кем-либо для себя или для другого. Они в свою очередь подразделялись на fructus exs-tantes — плоды, наличные в натуре и fructus consumpti — плоды потребленные, переработанные или отчужденные. Различали еще категорию плодов — fructus percipiendi, несобранных по упущению, но подлежащих сбору при правильной хозяйственной эксплуатации вещи.

Юридическое значение понятия плодов и различия их видов заключалось в различии их правовой судьбы при наличии права собственности, какого-либо иного права на плодоприносящую вещь или при установлении особых правоотношений по поводу такой вещи .

При истребовании вещи собственником путем виндикационного иска наличные плоды всегда подлежали возвращению собственнику вместе с вещью. За потребленные же плоды добросовестный приобретатель ответственности не нес.

Это ограничение прав собственника вещи было объяснено на основе анализа римских источников Л.И.Петражицким, доказавшим, что ограждая добросовестного владельца от требований по поводу потребленных им плодов, римское право стремилось обеспечить устойчивость хозяйственных отношений, охранить лицо, неправомерно, но добросовестно владевшее чужой вещью, от обременительной обязанности возмещать доходы, которые были, может быть, давно потреблены в ошибочной уверенности, что они принадлежат тому, кто их потребил.

Доходы. Юридическое понятие плодов было римскими юристами расширено и обнимало всякий регулярный доход, как приносимый вещью естественным путем, так и получаемый на основании особых правоотношений по поводу плодоприносящей вещи, например, проценты, получаемые с капитала.

Имущество. Постепенно римляне пришли к представлению об объединенных хозяйственным назначением целых имущественных комплексах.

Самое раннее обозначение имущества гражданина дано в законах XII таблиц термином familia pecuniaque — первоначально совокупность рабов и скота

(pecus-pecunia). Позднее familia обозначала и всю совокупность имущества. В цивильном праве укрепилось понятие имущества, добытого трудами домовладыки

— patrimonium (отчины), переходящего с соответствующими культовыми обязанностями к наследникам.

В преторском праве иногда употребляется термин «отцовское и дедовское добро» (bona patema avitaque — в формуле объявления лица расточителем). Но, конечно, понятие имущества обнимает собой все то, что принадлежит данному лицу, независимо от того, само лицо приобрело это имущество, или имущество досталось ему по наследству. При жизни собственника его добро — bona — гарантирует кредиторов в платеже долгов. Отсюда Павел сделал вывод, что имуществом каждого лица считается то, что остается после удовлетворения кредиторов, за вычетом долгов. Как некоторое обособленное имущество рассматривалось имущество, выделенное домовладыкой в пользу раба или подвластного для самостоятельного хозяйствования и управления (так называемый пекулий, см. п. 117).

Вещи в обороте и вне оборота — res in conunercio et res extra commercium. Римские юристы различали вещи в обороте, res in commercio, и вещи вне оборота, res extra commercium. К первой категории относились все вещи, составляющие объекты частной собственности и оборота между отдельными людьми. Выражение in commercio esse означало, что такие вещи могли быть предметами мены, оборота по оценке — aestimationem recipiunt.

Внеоборотными вещами — res extra commercium — считались такие вещи, которые или по своим естественным свойствам или в силу своего особого назначения не могли быть предметами частных правоотношений: res quarum commercium non est (D. 18. 1. 16. рг.). Классические юристы признавали группу вещей omnium communes, а в Институциях Юстиниана повторили, что есть вещи, которые согласно естественному праву, принадлежат всем. Сюда относились: а) воздух, б) текучая вода и в) моря со всем, что в них водится.

Другую группу внеоборотных вещей составляли публичные вещи (res publicae). Основным и единственным хозяином публичных вещей считался римский народ.

Имущества общин-городов (civitates) на практике также назывались res publicae. Таким образом, res publicae, во-первых, служили по воле государства или общин удовлетворению их потребностей как носителей власти.

Во-вторых, res publicae служили источником государственных доходов и покрывали фискальные нужды — in patrimonio populi vel fisci — в имуществе народа или фиска. Сюда входили общественные здания и укрепления, служившие целям управления и защиты.

Следующую категорию публичных вещей составляли вещи, назначенные для общего пользования всех граждан государства или общины и служившие для удовлетворения общественных потребностей и целей — res universitatis. Сюда относились, прежде всего, публичные дороги и реки.

Реки делились римлянами на flumina publica и privata, в зависимости от того, пересыхали ли они на известное время года или нет. К публичным относились непересыхающие реки, т. е. реки, на которых было возможно постоянное судоходство. В случаях, когда реки пересыхали или покидали свое русло, последнее переходило в собственность прибрежных владельцев.

Помимо публичных рек и дорог, римские источники относили в группу вещей общего пользования театры, стадионы, бани и пр. — quae in usu publico sunt.

Пользование этими вещами предоставлялось всем гражданам.

Наконец, вне оборота были res divini iuris — вещи божеского права, которые не были способны быть предметом чьего-либо гражданского права. Сюда относились вещи, посвященные богам (res sacrae) — храмы, богослужебные предметы (Гай. 2. 9); места погребения членов рода, семьи, отдельного человека и даже раба — res religiosae (Гай. 2. 4). Наконец, публичное право считало res sanctae городские стены и ворота каждой общины. Они принадлежали городу, но в оборот могли поступить только после срытия (Гай. 2. 8). В праве Юстиниана было допущено отчуждение священных вещей — res sacrae — для выкупа пленных или уплаты церковных долгов.

Понятие и виды вещных прав

Из прав на вещи раньше всех оформилось владение, за которым стоит право частной собственности. И то и другое понималось юристами-классиками как непосредственное господство над вещью, направленное прямо на вещь, без чьего-либо посредства — ius in re. Когда же вещь не принадлежала самому заинтересованному лицу, но он притязал на пользование вещью, принадлежавшей другому лицу (res aliena), то возникали права, называемые позднейшими юристами iura in re aliena, права на чужую вещь.

Всякое вещное право представляет некоторую непосредственную юридическую связь лица с вещью - jus in rem: вещь принадлежит данному лицу, и все другие члены данного общества обязаны признавать эту связь принадлежности и не нарушать ее своими действиями. Вследствие этого всякое вещное право имеет характер абсолютного права в том смысле, что оно адресовано ко всем и будет в случае нарушения защищаться против всех. В чьи бы руки моя вещь ни попала, я могу ее потребовать к себе на том только основании, что эта вещь - моя, что она предоставлена мне правопорядком.

Противоположность вещному праву как праву абсолютному представляет обязательственное право как право относительное. Обязательственное требование адресуется только к одному лицу - должнику, и потому является не jus in rem, a jus in personam[610]; только это лицо может нарушить право кредитора (не заплатив долга и т.д.) и потому только против этого определенного лица может понадобиться защита (actio in personam[611]).

Различие между вещным и обязательственным правом ярче всего выступает в тех случаях, когда предметом обязательства является также какая-нибудь определенная вещь: например, я продал вам такую-то лошадь. Договор продажи сам по себе еще не дает покупщику вещного права собственности, а лишь создает в его лице обязательственное право требовать от продавца передачи вещи. Если, несмотря на это, продавец продает ту же вещь другому лицу и передаст ее ему, то первый покупщик будет иметь право требовать от продавца возмещения своих убытков от неисполнения договора; на самую же вещь он никаких прав не имеет, ибо вещного права, непосредственной юридической связи с нею, простой обязательственный договор не устанавливает: он связывает лицо с лицом, но не лицо с вещью. Для установления этой последней - вещно-правовой - связи необходим особый акт передачи (traditio).

Вещное право предоставляет лицу юридическое господство над вещью; но самое господство это может быть различной степени и различного содержания, вследствие чего и вещные права неодинаковы.

а) Основное вещное право есть право собственности: оно предоставляет собственнику в принципе полную власть над вещью. Собственник имеет право владеть вещью, пользоваться ею, как ему угодно (jus utendi et abutendi[612]), и распоряжаться ею (jus disponendi - право продавать, закладывать и т.д.). Но собственность есть полная, абсолютная власть только в принципе: государство может наложить на собственника известные ограничения, и действительно всегда, в любой исторический момент, те или другие ограничения в большей или меньшей степени имеются (ограничения в интересах соседей и в интересах общего блага); вследствие этого собственность фактически никогда абсолютно полной не бывает. Может даже случиться, что в силу тех или других распоряжений в руках данного собственника не будет ни права владения, ни права пользования, ни права распоряжения; собственность в таком случае превращается в nuda proprietas (например, мне принадлежит майоратное[613] имение, которым распоряжаться собственник вообще не может; но, сверх того, предыдущим майоратным собственником оно завещано в пожизненное владение своей вдове: пока она жива, я никакой выгоды от своего огромного имения не имею). Тем не менее она не есть нуль: с отпадением ограничений (смерть вдовы, отмена ограничений законом) собственность сама собою восстанавливается. Это присущее праву собственности стремление восстановиться во всей своей полноте, выпрямиться во весь свой рост называется принципом эластичности права собственности.

b) Но, кроме права собственности, возможны вещные права ограниченного содержания или вещные права на чужую вещь - jura in re aliena. Вещь принадлежит на праве собственности одному, но другое лицо имеет на нее такое же непосредственное, следовательно, вещное, право, лишь ограниченное по своему содержанию. Эти jura in re aliena, в свою очередь, распадаются на две группы:

1) Первую группу составляют вещные права пользования чужой вещью. Сюда относятся, главным образом, так называемые сервитуты. Одни из них предоставляют пользование чужой вещью известному определенному лицу; таково, например, право пожизненного пользования (ususfructus): пока это определенное лицо существует, оно может пользоваться вещью, и соответственное право собственника на это время замирает. Сервитуты этого рода, как связанные с определенным лицом, называются сервитутами личными - servitutes personarum (вещь служит [servit] лицу [personae]). Другие сервитуты предоставляют право пользования не данному (именем) определенному лицу, а всякому, кто окажется в положении собственника какой-либо другой вещи: например, я предоставляю право проезда через мое имение к железной дороге, к реке и т.д. всякому собственнику другого, соседнего имения, которое в таком проезде нуждается. Экономически в случаях этого рода одно имение служит хозяйственным нуждам другого, почему первое называется praedium serviens, второе - praedium dominans[614], а самые сервитуты называются сервитутами предиальными или вещными - servitutes praedio-rum. Юридически же субъектом права проезда будет каждый данный собственник господствующего имения (praedium dominans): переход этого имения из рук в руки (путем наследования, продажи и т.д.) eo ipso приведет к перемене и лица, на пользование управомоченного. Сервитуты предиальные, в свою очередь, разделяются на сервитуты городские и сельские - servitutes praediorum urbanorum и servitutes praediorum rusticorum. Основанием для такого деления является хозяйственное назначение praedium dominans: если оно предназначено для сельскохозяйственной культуры, то сервитут, установленный в целях этой культуры, будет сервитут сельский; если же praedium dominans представляет участок для жилья, строение, то сервитут будет сервитутом городским.

Но всякий сервитут - личный и предиальный - есть вещное право на чужую вещь, ибо всякий сервитут создает, хотя и ограниченное, но непосредственное господство над вещью. В чьи бы руки служащая вещь ни перешла, она все время будет подлежать этому господству, причем это господство не зависит от воли каждого собственника ее. Этим сервитут отличается от различных обязательственных отношений, предоставляющих также нередко право пользования чужой вещью. Так, например, если я сдам вам мое имение в аренду, вы получите право пользоваться им, но это ваше право есть только личное право по отношению ко мне; если затем я это имение продам другому лицу, это лицо может не согласиться на вашу аренду и выселить вас; вы будете иметь только право требовать от меня ваших убытков. Иное дело, если ваше пользование покоится на сервитуте: пожизненного владельца, например, продажа имения, совершенная собственником, нисколько не затрагивает; его право будет обладать полною силой и против всякого нового собственника.

2) Вторую группу jura in re aliena составляют вещные права на распоряжение чужой вещью. Таково закладное или залоговое право. Сущность его состоит в том, что кредитор, которому вещь заложена, имеет право при неуплате долга продать эту вещь для своего удовлетворения, то есть распорядиться ею. Закладное право есть также вещное право на чужую вещь: вещь остается в собственности должника, ее заложившего; но кредитор имеет право вытребовать ее от всякого, в чьих руках она окажется, для того, чтобы ее затем продать: позднейший переход вещи путем продажи и т.д. прав кредитора нисколько не затрагивает - его право идет за вещью.

Таковы основные типы вещно-правовых отношений. Но все эти типы не были даны человечеству готовыми: они также вырабатывались в истории путем медленного и часто трудного процесса. И здесь римское право шло впереди и расчищало путь.

Как и во всех других областях, так и в области вещного права римская история представляет комбинацию двух пластов: глубоко внизу залегает пласт институтов старого цивильного права; мало-помалу над ним образуется слой институтов преторского права. Но образование этого последнего слоя не уничтожает вовсе первого; долгое время мы наблюдаем совместное существование обеих пород, переплетающихся друг с другом иногда самым причудливым образом. И лишь позднейшее право (классическое и послеклассическое) производит необходимую работу объединения и упрощения.

2. Право собственности как наиболее полное господство над вещью

а) Понятие и виды права собственности

Право собственности соответствует понятию вещного права. Вытекающее из вещных прав господство лица над вещью характеризуется различной степенью и содержанием. Это господство наиболее полно воплощено в праве собственности.

Значительный период римской истории не существовало унифицированного термина, обозначающего право собственности. Институт собственности существовал издревле, и изначально термин dominium применялся ко всем случаям господства над вещами, находящимися в домашнем хозяйстве, обозначал более широкий круг отношений, чем право собственности, так как сам институт собственности не был четко отделен от владения, прав на чужие вещи и семейных отношений. Лишь с III в. вещи, на которые существовало право, обозначаются термином proprietas (наряду с dominium, зафиксированным в I в. до н.э. Алфеном Варом), применявшимся с конца классического периода исключительно для права собственности как полного и абсолютного правового господства лица над вещью, высшего среди других вещных прав. Аналогичное представление о праве собственности закрепляется в Кодификации Юстиниана термином plena in re potestas - полная власть над вещью.[4]

Право частной собственности – это исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе.[5] Исключительное право потому, что оно нераздельно, т. е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью, якобы никем не стесняемого. На самом же деле право собственности в

Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи, в пользу соседей.

В свете сказанного, право собственности определяется наиболее полным правом на вещь. Собственник обладает самыми широкими распорядительными полномочиями: он может отчуждать вещь, менять ее хозяйственное значение, ухудшать свойства вещи и даже уничтожать ее. Главное качество права собственности - соединение наиболее абсолютного господства лица над вещью с правом распоряжения ею, правом определять ее судьбу (продать, обменять, заложить, уничтожить). Путем перечисления главных составных частей права собственности последнее, можно определить как:

- прямое и непосредственное господства лица над вещью, связанное с правом распоряжения ею;

- исключительное господство - как устраняющее всякое чужое воздействие на вещь, всякое чужое притязание на нее;

- абсолютное господство предполагающее исключение ограничений, кроме те,. которые установлены законом;
- легко приспособляемое - в том смысле, что при отпадении ограничения автоматически восполняется соответствующая степень господства;

- правовое, т.е. не связанное обязательство с фактическим обладанием вещью (когда она, например, похищена, утеряна, отнята силой и пр.), господство, удерживаемое одним намерением, одной лишь волей, гарантированным правом;

- полная и непосредственная власть над вещью с необходимостью предоставляющая собственнику право пользования и извлечения плодов, ею приносимых.[6]

Право собственности не следует сводить к набору полномочий.

Собственник остается собственником и в отсутствии любого из этих полномочий. Попытки определить частную собственность как наиболее полную власть над вещью показывают, что единственным определением собственности, отличным от характеристик любого права в субъективном смысле, оказывается ее объект - вещь, которая при таком подходе является предметом этого права.

Помимо полномочий, частная собственность имеет другое измерение, так что сами эти полномочия выступают лишь как проявление более основательного качества, которое не поддается выражению в положительных правовых понятиях, поскольку логически предшествует самому гражданскому обороту. Позитивное право определяет это качество негативно: собственник не имеет иных ограничений своей власти над вещью, кроме установленных законом в интересах общества собственников.

Продолжительное время римляне знали и признавали наиболее древний, известный еще Законам ХII таблиц[7] вид права собственности – dominium ex jure Quiritium – квиритская собственность. Для нее были характерны сделки или обряды mancipatio и in iure cessio. Ее носителями могли быть только полноправные римские граждане, а квиритское право собственности устанавливалось на особо важные с точки зрения хозяйства вещи (рабов, земли, скот, сервитуты) и лишь позднее распространилось шире.

Квиритская собственность была сугубо римской, национальной, носила замкнутый, кастовый характер. Пока существовало Римское государство-город, она вполне соответствовала его внутренним потребностям, но с выходом Рима за пределы своих городских стен, немедленно превратилась в тормоз развития гражданского оборота.[8] Для квиритского права вообще, имело большое значение строжайшее соблюдение торжественных судебных обрядов, в силу чего форма в этот период превалировала над его содержанием, а судебный процесс — над материальным правом. Формализм был одним из условий поддержания в раннеклассовом обществе устойчивого правопорядка, способствовавшего сохранению и воспроизводству патриархального уклада жизни. Но объективно он тормозил развитие не только частнособственнических отношений, но и демократических форм общественной и политической жизни.

Потребности имущественного оборота и расширение территории римского государства привели к появлению в классическую эпоху (середина III в. до н.э. — конец III в. н.э.) новых видов права собственности. Поскольку известная предшествующему периоду квиритская собственность имела ярко выраженный национально-римский характер и становилась все более архаичной в силу целого ряда условностей, необходимых для ее приобретения, сама жизнь потребовала выработки новых и менее сложных форм закрепления собственнических интересов. В рамках преторского права[9] с помощью особых юридических средств была создана конструкция так называемой преторской, или бонитарной, собственности. Претор в тех случаях, когда в силу несоблюдения формальностей квиритского права приобретатель вещи не мог получить статус квиритского собственника, брал под защиту интерес покупателя, фактически закрепляя приобретенную им вещь в составе его имущества (in bonis).

Для защиты прав бонитарного собственника преторы использовали и институт давностного владения, известный квиритскому праву. Претор признавал бонитарную собственность в конечном счете и квиритской, как если бы такое право возникло на основе приобретательной давности. Таким образом, бонитарный собственник, владеющий вещью, получал защиту претора от притязаний со стороны квиритского собственника, чье право на вещь становилось «голым». Со временем преторы стали предоставлять бонитарному собственнику юридическую поддержку и на тот случай, когда в силу тех или иных обстоятельств последнему приходилось добиваться возврата вещи от других лиц (в том числе и от квиритского собственника). С этой целью применялся особый Публицианов иск (actio in rem Publiciana).

В связи с расширением границ римского государства, включением в него все новых провинций и роста числа иностранцев получили признание и правовую защиту также провинциальная собственность (для римских граждан) и собственность перегринов (иностранцев).

Что касается собственности перегринов, то неримские граждане жили в

Риме по праву своей родины (origo). В начале республики некоторые общины и отдельные лица из числа иностранцев получили ius commercii. Если иностранец хотел совершить сделку с римским гражданином (купля-продажа), то приобретаемое им право защищалось эдиктом перегринского претора при помощи фиктивных исков. При этом за истцом воображалось свойство римского гражданина.

Во II в. н. э. за владельцами провинциальных земель было признано право, обозначаемое термином, близким к владению, а в действительности фактическое право собственности. Они могли не только владеть и пользоваться земельными наделами, но и распоряжаться ими. Предполагают, что защита провинциальных земель посредством владельческих интердиктов наступила еще раньше, примерно в I в. до н. э. Высокое плодородие провинциальных земель, беспощадность и бесконтрольность эксплуатации рабов и местного населения, а в результате высокая доходность в сочетании с развитием оборота широко привлекали наиболее могущественные слои римского населения к этим землям, увеличивая их огромные богатства. Провинциальная собственность на земли отличалась от квиритской на италийские земли главным образом тем, что собственники провинциальных земель были обязаны вносить в казну специальные платежи, которые не взимались с квиритских собственников. Кроме того, в гражданском обороте собственники провинциальных земель пользовались только средствами права народов[10] (jus gentium), действие норм цивильного права на них не распространялось, что в значительной мере раскрепощало гражданский оборот в провинциях.

Возрастание потребностей Римского государства в денежных средствах потребовало распространения специального налога и на италийские земли.

Кроме того, была установлена единая форма публичной регистрации сделок по поводу земель на всей территории Рима. Все это привело к устранению правовых различий между италийскими и провинциальными землями. Таким образом, различия в правовом режиме различных видов собственности в эпоху

Юстиниана полностью исчезли. Взамен было выработано единое понятие частной собственности – dominium ex jure privatum. Характерными признаками права частной собственности стала ее принадлежность частным лицам (физическим и юридическим) и безграничная возможность извлечения нетрудового дохода посредством безудержной эксплуатации рабов и низших слоев свободного населения.

  1   2   3   4   5


Тема № 1 Вещное право
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации