Сырых В.М. Теория государства и права - файл n1.doc

приобрести
Сырых В.М. Теория государства и права
скачать (1908.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1909kb.13.09.2012 14:14скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
часть действующих в обществе нормативно-правовых актов при­нимают органы государства или должностные лица. В число та­ких актов входят законы, принимаемые представительными (за­конодательными) органами государства, постановления и распо­ряжения, декреты, инструкции, принимаемые исполнительными органами государства.

Нормативно-правовые акты принимают также органы местного самоуправления. И это вполне понятно. Нельзя браться за решение задач местного, локального значения, не обладая властными полно­мочиями, в том числе и правом издания общеобязательных предпи­саний. Поэтому государство, наделяя органы местного самоуправ­ления широкими полномочиями в сфере управления муниципаль­ной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюджета, охране общественного порядка, одновременно предоставляет им и правотворческие функции.

Разновидностью нормативно-правовых актов являются также ус­тавы предприятий и организаций. Это локальные нормативные акты. На основе действующего законодательства, иных нормативно-пра­вовых актов учредители предприятия, организации разрабатывают уставы, которыми определяются права и обязанности органов управ­ления ими, источники финансирования, порядок распоряжения имуществом, распределения прибыли и др. Нормы, содержащиеся в уставах, имеют общеобязательное значение как для работников орга­низаций, предприятий, так и лиц, вступающих в правоотношения с ними, и охраняются от нарушений органами государства.

Судебный прецедент представляет собой судебное решение, имею­щее обязательное значение при рассмотрении других аналогичных дел. Этот источник права имеет широкое применение в Англии, США, Канаде, Австралии, хотя его обязательная сила проявляется различ­ным образом. Так, в Англии решения, вынесенные палатой лордов, являются обязательными для всех судов данной страны. Решения апелляционного суда признаются обязательными для всех нижесто­ящих судов. В США Верховный суд и верховные суды штатов не свя­заны жестко своими ранее принятыми решениями и могут отступать от них, ориентировать суды на иное решение соответствующих кате-

108

горий дел. Используя прецедент, судебные органы фактически со­вмещают функции правотворческого и судебного органа, что проти­воречит основному принципу организации и деятельности государ­ственных органов — принципу разделения властей. В Российской Федерации, равно как и в Германии, Франции и других странах кон­тинентальной Европы, судебный прецедент в качестве источника права не применяется.

Особой формой права выступает правовой обычай. Его специфика состоит в том, что закон, иной нормативно-правовой акт придает како­му-либо обычаю общеобязательное значение. В акте говорится о том, что при регулировании соответствующего вида общественных отно­шений нужно руководствоваться действующими обычаями. Однако сам обычай в тексте закона не приводится. Если обычай включен в текст нормативного акта, то он становится ординарным правовым установлением и теряет статус обычая.

Например, ст. 134 Кодекса торгового мореплавания говорит, что срок, в течение которого груз должен быть погружен на судно, опре­деляется соглашением сторон, а при отсутствии соглашения — сро­ками, обычно принятыми в порту. Таким образом, правотворческий орган придает правовое значение обычаям, разрешает пользоваться ими при решении вопросов о возникновении, изменении или пре­кращении конкретных правоотношений. Кодекс не приводит самих обычаев. В каждом отдельном случае будет применяться обычай со­ответствующего порта и он будет признаваться в качестве общеобя­зательного правила, нарушение которого влечет применение юри­дической ответственности к виновным лицам.

Применение обычаев делового оборота (деловых обыкновений) для регулирования гражданско-правовых отношений допускается ч. 2 ст. 427 ГК РФ. Кодекс также не устанавливает содержания самих обы­чаев. Ставится лишь ограничение, что обычаи, противоречащие дей­ствующему законодательству, применяться не могут.

Нормативный договор как нормативно-правовой акт представ­ляет собой письменный документ, содержащий нормы права. Одна­ко, будучи самостоятельным источником права, нормативный договор отличается от нормативно-правового акта по органам и способам его принятия.

По своей непосредственной сути договор является индивидуаль­ным актом, с помощью которого граждане и иные лица закрепляют свои права и обязанности в конкретных отношениях (договор купли-продажи, договор дарения, договор перевозки и др.) В то же время в

109

порядке исключения договор может выступать и источником права. Для этого необходимо наличие трех условий: 1) прямой санкции го­сударственных органов на принятие норм права в форме норматив­ного договора. Это санкционирование должна быть прямо предус­мотрено действующим законом; 2) нормативный договор принима­ется при добровольном согласии всех лиц, которые его подписали. Этим признаком нормативный договор отличается от нормативно-правового акта, который считается принятым, если за его принятие проголосует большая часть членов коллегиального правотворческо­го органа; 3) нормативный договор предусматривает взаимную от­ветственность сторон за невыполнение или ненадлежащее выполне­ние закрепленных им норм права.

В Российской Федерации нормативный договор применяется для оформления следующих нормативных соглашений, используемых для целей регулирования внутригосударственных отношений:

1) между субъектами Российской Федерации, а также между федеральными органами исполнительной власти и органами ис­полнительной власти субъектов Российской Федерации (напри­мер, Федеральный договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации и субъектами Российской Феде­рации от 31 марта 1992 г.);

  1. между учредителями какой-либо коммерческой или некоммер­
    ческой организации, учреждения;


  2. между учредителями и созданной ими организацией (напри­
    мер, в форме нормативного договора между учредителями негосу­
    дарственного образовательного учреждения и образовательным уч­
    реждением регулируются вопросы финансирования образовательно­
    го учреждения, использования им имущества, переданного
    учредителем, и другие вопросы);


4) между работодателями, профсоюзами и органами государства
о социальных льготах и гарантиях, предоставляемых работникам
организаций, учреждений, предприятий. Эти соглашения могут зак­
лючаться на разных уровнях. Например, генеральное соглашение зак­
лючается на федеральном уровне с участием Правительства РФ, объе­
динений предпринимателей и профсоюзных органов. На уровне от­
дельных организаций, учреждений между работодателями и
профсоюзными органами с целью регулирования социально-трудо­
вых отношений заключаются коллективные договоры. Такие дого­
воры устанавливают дополнительные социальные льготы и гарантии


работникам по сравнению с действующим КЗоТ (вопросы оплаты труда, предоставления отпусков, охраны труда и др.).

Наиболее широкое распространение нормативный договор как источник права получил в международном праве, при заключении разного рода международных соглашений и конвенций. Источники международного права в ряде стран признаются в качестве источни­ков норм, используемых при регулировании внутригосударственных отношений. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные дого­воры Российской Федерации являются составной частью ее право­вой системы. Если международным договором Российской Федера­ции установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Таким образом, международные договоры Российской Федерации не только призна­ются источниками правовой системы Российской Федерации, но и имеют приоритет перед федеральными законами и законами субъек­тов Российской Федерации.

В ряде государств источником права могут выступать религиоз­ные тексты. Так, в настоящее время в исламских странах правовые отношения регулируются шариатом, представляющим собой сово­купность таких религиозных книг, как Коран, Сунна и Иджма.

В юридической литературе высказывается взгляд, согласно кото­рому источником права выступает и юридическая наука (доктрина), акты толкования, данные учеными-юристами. При этом приводят два аргумента: доктрина играла роль источника права на стадиях формирования права, например в Древнем Риме, в мусульманском праве, в странах, входящих в семью романо-германского права; в современных условиях правовая наука оказывает непосредственное влияние как на законодателя, так и правоприменительные органы. Конечно, роль ученых-юристов в формировании права, его совре­менных норм и принципов весьма велика и бесспорна. Однако в со­временных условиях соотношение науки и действующего права из­менилось коренным образом.

Правом становятся лишь нормы, принимаемые компетентными органами государства или иными органами и в силу этого обладаю­щие таким свойством как общеобязательностью. В современных ус­ловиях ни один источник, подготовленный учеными-юристами, не обладает общеобязательным характером и в лучшем случае содержит рекомендации, пожелания, как нужно понимать ту или иную норму права, что следует сделать в целях дальнейшего совершенствования


НО
111



112

законодательства. Эти рекомендации могут учитываться и законо­дателем, и правоприменительным органом. Но на решение законо­дателя и правоприменителя оказывают интенсивное влияние поли­тическая конъюнктура, состояние законности, степень свободы и многие другие факторы. В США, например, социологи установили, что решение, принимаемое судьей, в определенной мере зависит от того, насколько был вкусным завтрак или обед судьи. И если пола­гать, что источником права является все то, что влияет на решение судьи, то нужно источником права признавать не только доктрину, правовую науку, но и блюда, которые кушает судья.

Глава 7 НОРМА ПРАВА

(См. схему 6 на стр. 576)

1. Понятие нормы права

Право представляет собой сложную и многообразную систему, со­вокупность конкретных норм права. Каждая такая норма является простейшим элементом, «клеточкой» права и обладает всеми его при­знаками: 1) содержится в нормативно-правовых актах и иных источ­никах, принимаемых компетентными органами государства или дол­жностными лицами; 2) обладает общеобязательностью; 3) обеспечи­вается принудительной силой государства.

Одновременно норма права выступает относительно самостоя­тельным, целостным явлением. И как любое целостное явление нор­ма права имеет: 1) собственное, только ей присущее содержание, 2) специфические признаки и 3) оригинальный состав, т.е. совокуп­ность образующих ее элементов.

Содержание нормы права составляет предписание, как следует дей­ствовать лицам, вступающим в конкретное правоотношение, закреплен­ное этой нормой. Например, ст. 169 ГК РФ содержит следующую норму: «Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопо­рядка или нравственности, ничтожна. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке».

Таким образом, содержание изложенной нормы права составля­ют: 1) условия, при которых эта норма действует,— «сделка, совер­шенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности»; 2) само правило поведения — «сделка признается ничтожной»; 3) санкции, которые применяет государство к лицам, заключающим сделки с целью, заведомо противной основам право­порядка или нравственности,— «взыскание в доход государства все полученное сторонами по сделке».

Таким же образом построены и все другие нормы права. Как кон­кретное правило поведения правовая норма должна определять все

113

важнейшие стороны, параметры регулируемого им правоотношения, в том числе:

условия, при которых она действует,

требования, предъявляемые к поведению субъектов правоотно­шений,

совокупность субъектов, на которых распространяет действие дан­ная норма,

меры государственного принуждения (санкции), применяемые к нарушителям данной нормы.

Характерная особенность содержания нормы права состоит в том, что она отражает наиболее важные, основные, существенные признаки, свойства, которые неизбежно повторяются, присутствуют во всех конк­ретных правоотношениях, возникающих на основе этой нормы права. Возьмем, к примеру, одно из наиболее распространенных отноше­ний — купли-продажи. В такие отношения ежедневно вступают мил­лионы граждан, организаций, учреждений, предприятий для удовлет­ворения своих потребностей в продуктах питания, станках, оборудо­вании, полуфабрикатах и иных материальных благах. И тем не менее все многообразие правоотношений купли-продажи, осуществляемых в магазинах, киосках, рынках, а также субъектов и объектов этих пра­воотношений полностью охватывается несколькими статьями ГК РФ. Индивидуальные черты граждан, организаций, учреждений, пред­приятий полностью исчезают в таких абстрактных понятиях, как по­купатель и продавец. Все многообразие материальных предметов в норме права понимается как товар, выступающий объектом догово­ра купли-продажи. Юридически значимыми признаются действия покупателя, выраженные в желании купить понравившуюся ему вещь и обязанности уплатить ее стоимость. От продавца требуется совер­шение действий по передаче покупки покупателю, оплатившему ее стоимость.

Благодаря тому, что норма права отражает наиболее важные, глав­ные черты, свойства конкретных правоотношений, она и приобре­тает способность быть регулятором общественных отношений. Пра­вовая норма представляет собой как бы каркас, основу обществен­ных отношений, характеризует их наиболее устойчивые, типичные черты. В правоотношениях эти устойчивые, типичные черты могут сколько угодно дополняться и конкретизироваться индивидуальны­ми, специфическими признаками. Причем последние могут играть решающую роль в возникновении, изменении или прекращении кон­кретных правоотношений.

114

Конкретные правоотношения всегда возникают между индиви­дуально определенными лицами, как правило, по их добровольному согласию и желанию, зависят от материального благополучия субъек­тов правоотношения, их потребностей в том или ином материаль­ном благе, его качестве и качестве и других обстоятельств. Однако любое правоотношение, каким бы своеобразным оно ни было, мо­жет возникнуть и существовать при одном непременном условии — правоотношение должно полностью соответствовать всем требова­ниям, общим, типичным признакам, закрепленным соответствую­щей нормой права. Несоблюдение тех или иных требований нормы права неизбежно влечет негативные последствия, которые могут быть самыми различными: от отказа государства в защите прав в правоот­ношении, возникшем не в полном соответствии с действующими нормами права, до признания правоотношения правонарушением и привлечения виновных лиц к юридической ответственности.

Свойство правовой нормы отражать наиболее важные, характер­ные, устойчивые черты, свойства общественных отношений возника­ет не само собой, автоматически, а является результатом творческой мыслительной деятельности ученых-юристов и правотворческого орга­на, принявшего соответствующий нормативно-правовой акт. Процесс создания нормы права, ее конкретных требований сводится к абстра­гированию от всего случайного, второстепенного, не имеющего су­щественного значения для правого регулирования общественных от­ношений и поиску главного, устойчивого, необходимого в таких от­ношениях. Эта сложная мыслительная деятельность не всегда может завершаться познанием всех необходимых для конструирования нор­мы права свойств, признаков общественных отношений.

Вполне возможны ситуации, когда норма права отражает соответ­ствующие общественные отношения неполно или неточно. Такая не­совершенная норма не может в полной мере реализовать свое назначе­ние регулятора общественных отношений и действует недостаточно эффективно либо вовсе неэффективно. В конкретных правоотношениях неизбежно возникают конфликты, которые не удается разрешить с по­мощью несовершенной нормы права, либо закрепленные нормой тре­бования приводят к нежелательным экономическим, социальным, по­литическим и иным негативным последствиям.

С учетом результатов действия несовершенной нормы права пра­вотворческий орган принимает меры по улучшению ее содержания путем внесения соответствующих изменений и дополнений. И та­ким образом, постепенно, путем проб и ошибок правовая наука и

115

правотворческий орган находят оптимальное содержание нормы права, приводят ее в полное соответствие с главными, необходимы­ми, устойчивыми признаками, свойствами регулируемых этой нор­мой общественных отношений.

В числе специфических признаков нормы права в юридической литературе чаще всего называют нормативность, формальную опре­деленность и ясность.

Нормативность характеризует юридические свойства нормы, ее способность выступать регулятором общественных отношений. Нор­мативность означает, что юридическая норма как государственное властное веление закрепляет общие, основные черты, признаки об­щественных отношений и подлежит обязательному исполнению или соблюдению субъектами конкретных правоотношений.

При этом следует учитывать, что нормативность является необ­ходимым признаком нормы права. Если какие-либо предписания, содержащиеся в тексте нормативно-правового акта, не обладают свойством нормативности, то они, соответственно, не могут исполь­зоваться в качестве регуляторов общественных отношений. Это, в частности, могут быть индивидуальные предписания, касающиеся непосредственно лиц, поименно названных в тексте нормативно-правового акта, либо так называемые организационные предписа­ния, направленные на исполнение действующих норм права, либо предписания-рекомендации и др.

В указах Президента РФ, постановлениях и распоряжениях Пра­вительства РФ, иных нормативно-правовых актах могут содержать­ся одновременно как нормативные, так и ненормативные предписа­ния. В то же время нередко возникают ситуации, когда достаточно сложно отличить нормативные предписания от ненормативных, ру­ководствуясь лишь общим пониманием нормативности.

Например, распоряжением Правительства РФ от 17 июля 1996 г. № 1128-р разрешается приватизация предприятия «Степная геоло­го-разведывательная экспедиция» с преобразованием его в акцио­нерное общество. Распоряжением Правительства РФ от 28 февраля 1996 г. № 298-р в Сихотэ-Алинский государственный природный био­сферный заповедник передаются земли лесного фонда Мельнично­го лесхоза площадью 40 232 га. Являются ли эти распоряжения нор­мативными или представляют собой разновидность индивидуальных организационно-распорядительных предписаний?

В теории права и юридической практике успешно применяются следующие критерии или внешние признаки нормативности: 1) на-

правленность нормы права на регулирование вида общественных отношений, а не какого-либо конкретного отношения; 2) неперсо-нифицированность (неконкретность) адресата нормы; 3) неопреде­ленность числа случаев, на которых рассчитано действие нормы.

Норма права всегда направлена на регулирование какого-либо типа или вида общественных отношений, а не индивидуально-кон­кретных отношений. Под видом общественных отношений понима­ется связь, которая возникает между гражданами, иными лицами в той или иной сфере их предметно-практической деятельности: эко­номике, политике, культуре, здравоохранении, образовании и т.д. На­пример, отдельный вид общественных отношений образуют отно­шения, возникающие из договора купли-продажи, аренды, перевоз­ки, отношения, связанные с реализацией конституционных прав граждан на труд, образование, пользование достижениями культу­ры. Как уже говорилось ранее, норма права закрепляет наиболее важ­ное, необходимое, главное, что характеризует соответствующий вид или тип отношений. Индивидуальные же предписания, исходящие от государственных и должностных лиц, всегда направлены на зак­репление, развитие конкретных отношений между индивидуально-определенными лицами (конкретными организациями, государ­ственными органами, гражданами, должностными лицами).

Коль скоро норма права регулирует тип или вид общественных отношений, то субъекты этих отношений в норме права определя­ются абстрактно, с помощью таких общих понятий, как граждане, предприятия, организации, государственные органы, работники, студенты, ветераны войны, военнообязанные и др. Если предписа­ние, содержащееся в нормативно-правовом акте, касается конкрет­ного физического или юридического лица, то такое предписание имеет значение лишь для конкретного отношения и скорее всего не является нормативным. Однако из этого правила имеется одно ис­ключение.

Являются нормативными предписания, которые конкретным предприятиям, организациям, учреждениям устанавливают какие-либо льготы, преимущества, особый режим деятельности в отли­чие от общеустановленного, закрепленного действующим законо­дательством порядка. Так, вышеупомянутое распоряжение Прави­тельства РФ о передаче в Сихотэ-Алинский заповедник земель лесного фонда лесхоза « Мельничный» является нормативным. Оно устанавливает особый режим названных земель, который должен неукоснительно соблюдаться при пользовании ими. Разрешение


116

117

Правительства РФ приватизировать предприятие «Степная геоло­го-разведывательная экспедиция» никаких льгот и преимуществ ему не предоставляет и, следовательно, не обладает свойством норма­тивности.

К числу нормативных относятся все предписания, которыми ус­танавливается правовой статус конкретных предприятий, организа­ций, учреждений, а также компетенция государственных органов и органов местного самоуправления либо должностных лиц. Это, на­пример, уставы юридических лиц, положения о конкретных феде­ральных (центральных) органах исполнительной власти, о конкрет­ных органах местного самоуправления и др.

Нормативный характер всех таких предписаний выражается в том, что в них определен индивидуально лишь один субъект правоотно­шений. В то же время субъекты, с которыми конкретное юридичес­кое лицо или государственный орган, орган местного самоуправле­ния будут вступать в правоотношения, уставами или положениями неперсонифицированы. Кроме того, деятельность юридических лиц, государственных органов или органов местного самоуправления, осуществляемая в соответствии с их уставами или положениями, не исчерпывается вступлением названных субъектов в конкретные пра­воотношения.

Неопределенность числа случаев, на которые рассчитано действие предписания, является характерным признаком нормативности. Так, сколько бы ни заключалось в РФ договоров купли-продажи, это не влечет за собой утраты своего действия соответствующими нормами ГК РФ. Индивидуальное предписание всегда действует только отно­сительно предусмотренного им правоотношения и с его прекраще­нием утрачивает значение. Поэтому такие предписания не могут ис­пользоваться для разрешения других, хотя бы и сходных, правоотно­шений. Например, студент Петров, зачисленный в вуз приказом ректора, не может передать свое право на обучение какому-либо дру­гому лицу, своему родственнику или другу. Приказ оформляет обра­зовательные отношения вуза с конкретным лицом — Петровым, а для зачисления в вуз другого лица требуется издание дополнитель­ного приказа.

Критерий неопределенности числа случаев, на которые рассчи­тано действие нормы, может быть использован в отношении всех без какого-либо исключения нормативных предписаний, в том числе и так называемых предписаний однократного действия. К их числу, например, относятся предписания, которые отменяют другие нор-

118

мы права, вносят в них изменения или дополнения. На первый взгляд, они действуют один раз, когда предписывают внести соответствую­щие коррективы в действующие нормативно-правовые акты. Одна­ко это не так.

Как справедливо полагает И.С.Самощенко, не сохраняясь пози­тивно в самом праве, такие нормы постоянно живут в том порядке общественных отношений, который устанавливается с их помощью. Тем самым нормы, внесшие изменения, дополнения в действующие нормативно-правовые акты, действуют неопределенно-длительный срок для регулирования всех правоотношений, возникающих на ос­нове измененных, дополненных норм права.

Творческое применение изложенных критериев нормативности позволяет безошибочно отличать нормы права от ненормативных предписаний, избежать ошибок в выборе предписаний, которыми следует руководствоваться в процессе возникновения, изменения или прекращения конкретных правоотношений.

Важное значение в реализации регулятивной функции норм пра­ва имеют также ее свойства формальной определенности и ясности. Благодаря этим свойствам обеспечивается усвоение, правильное по­нимание действующих норм права гражданами и иными лицами.

Формальная определенность нормы права прежде всего означает факт закрепления ее содержания письменным документом (норма­тивно-правовым актом), принятым компетентным органом государ­ства, должностным лицом или иным уполномоченным органом. Поэтому содержание нормы права является определенным, не до­пускающим споров относительно его текстуального изложения. Нор­ма права не может выступать регулятором общественных отноше­ний, если она содержится в проектах нормативно-правовых актов, не принятых компетентным органом. Формальная определенность нормы права отличает ее от норм морали, обычаев, которые суще­ствуют только в народном сознании и не имеют каких-либо офици­ально закрепляющих их источников.

Формальная определенность норм права имеет и другое значе­ние, как их способность содержать точные и четкие положения, тре­бования относительно регулируемых общественных отношений, ус­ловий действия нормы права, санкций, применяемых к ее наруши­телям. Формальная определенность, таким образом, означает такую определенность содержания нормы права, которая обеспечивает ее регулятивное действие во всех возникающих на основе этой нормы правоотношениях.

113

Формальная определенность является необходимым и полезным свойством норм права в той мере, в какой это требуется для эффек­тивного действия нормы. Однако стремление правотворческого орга­на чрезмерно детализировать содержание нормы права, формализо­вать ее действие приводит к неоправданному сужению свободы субъектов конкретных правоотношений, порождает ситуации, кото­рые с точки зрения права выглядят формально верно, а по существу допускают извращение самого смысла, духа правовой нормы.

Важным свойством нормы права является ясность ее содержания гражданам и иным лицам. Норма права должна быть изложена в нор­мативно-правовом акте таким образом, чтобы была доступна для понимания всеми заинтересованными лицами. При этом полностью исключаются положения, допускающие двусмысленное толкование, вроде анекдотической фразы «казнить нельзя миловать», не имею­щей запятой.

Ясность содержания нормы права достигается простотой изложе­ния текста нормативно-правового акта, широким использованием общеизвестных терминов литературного языка и минимальным при­менением специальных юридических и иных научных терминов и понятий. Однако стремление к чрезмерной упрощенности текста нормативно-правового акта может стать причиной недостаточной точности формально определенных положений. При этом язык из­ложения должен неукоснительно следовать нормативным правилам литературной речи. Любые отступления от грамматических, либо пунктуационных, либо лексических, орфографических и синтакси­ческих норм современного литературного языка создают дополни­тельные затруднения в процессе уяснения содержания правовой нор­мы, служат питательной почвой для ее различных и порой прямо противоположных толкований.

Таким образом, норма права понимается как установленное госу­дарственными органами или должностными лицами властное предпи­сание, обладающее свойствами нормативности, формальной определен­ности и ясности.

2. Структура нормы права

Норма права, будучи относительно самостоятельным явлением, имеет собственное содержание, которое определенным образом орга­низовано, соединено в единое целое. Способы взаимосвязи отдель­ных компонентов содержания в целостное образование понимаются

120

как структура. Набор составных частей нормы права и способы их взаимосвязи соответствуют ее назначению как регулятора обществен­ных отношений. В своей совокупности элементы нормы закрепляют все те требования, свойства, которые обеспечивают реальное действие этой нормы, ее воплощение в конкретных правоотношениях.

В юридической литературе наиболее распространенным являет­ся взгляд, согласно которому структура нормы права включает три элемента: гипотезу, диспозицию и санкцию.

Под гипотезой понимается та часть нормы права, которая указыва­ет на условия, при которых эта норма может быть реализована в конк­ретных правоотношениях.

Любая норма права может быть реализована в конкретных отно­шениях при наличии строго определенных жизненных обстоятельств, указанных в ее гипотезе. Это могут быть события, независимые от воли человека и иных лиц (стихийные бедствия, болезнь, возраст, течение времени и др.), либо волевые действия человека и иных лиц (заключенный договор, составленное завещание, поданное в ком­петентный орган государства заявление, причиненный другому лицу имущественный вред и др.).

Например, согласно ст. 30 ГК РФ гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими сред­ствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, мо­жет быть ограничен судом в дееспособности. Таким образом, изло­женная норма может применяться при одновременном наличии двух условий: 1) злоупотребления гражданина спиртными напитками или наркотическими средствами; 2) связанного с таким злоупотреблени­ем тяжелого материального положения семьи. Никакие иные жиз­ненные обстоятельства не имеют значения для ограничения дееспо­собности гражданина по основаниям, предусмотренным ст. 30 ГК РФ.

В зависимости от числа оснований, с которыми связывается реа­лизация нормы права в конкретных отношениях, гипотезы бывают простыми, сложными или альтернативными.

Гипотеза называется простой, если в ней указано одно жизненное обстоятельство, с наличием или отсутствием которого связывается возможность реализации нормы права в конкретном правоотноше­нии. Гипотеза, в которой называется два и более обстоятельств-усло­вий реализации нормы в конкретных отношениях, является слож­ной. Гипотеза, в которой реализация нормы в конкретных отноше­ниях ставится в зависимость от одного или нескольких закрепленных ею жизненных обстоятельств, называется альтернативной.

191

Примером альтернативной гипотезы может служить гипотеза нор­мы, закрепленной ст. 242 ГК РФ. Согласно этой статье реквизиция имущества может проводиться в случаях стихийных бедствий, ава­рий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер. Таким образом, для применения данной нормы достаточно возникновения какого-либо одного из обстоя­тельств, названных в ст. 242 ГК РФ.

Под диспозицией нормы права понимается та ее часть, которая со­держит само правило поведения, т.е. формулирует права и обязанности участников конкретных правоотношений. Диспозиция составляет ос­нову, ядро нормы права, поскольку излагает непосредственно требо­вания, положения, которым должны следовать участники конкрет­ных правоотношений.

Так, диспозицией нормы права, закрепленной ч. 2 ст. 240 ГК РФ, является положение о том, что собственнику культурных ценностей возмещается их стоимость в размере, установленном соглашением сторон, а в случае спора — судом.

Диспозиция нормы права всегда содержит конкретное, предпи­сываемое участникам правоотношений возможное или обязательное поведение. При этом используются два способа закрепления такого поведения: представительно-обязывающий и запретительный.

Суть представительно-обязывающего способа изложения диспо­зиций состоит в том, что диспозиция предоставляет гражданам, иным лицам определенные права: право на труд, на материальное обеспе­чение в старости, на создание коммерческих предприятий, на откры­тие счета в банках, на получение заработной платы, право собствен­ности и др. Вопрос о возможности и целесообразности реализации предоставленных прав решается гражданином, иным лицом само­стоятельно, без какого-либо принуждения. При этом оказывается, что большинство таких прав могут быть реализованы действиями других лиц, которые в конкретном правоотношении выступают обя­занной стороной.

Так, право гражданина на материальное обеспечение в старости обеспечивается органами социального обеспечения, которые дей­ствующим законодательством обязуются назначить и выплачивать пенсию. Праву работника на получение заработной платы соответ­ствует обязанность работодателя своевременно выплачивать заработ­ную плату.

Чтобы обеспечить реальное действие прав, в диспозиции устанав­ливаются обязанности соответствующих лиц принимать необходи-

мые меры по реализации этих прав. Поэтому диспозиция по своему содержанию является представительно-обязывающей. Она одним лицам предоставляет права и одновременно обязывает других лиц совершать необходимые действия по реализации предоставленных прав в конкретных отношениях.

Разновидностью представительно-обязывающих диспозиций яв­ляются диспозиции, которые закрепляют права, реализуемые соб­ственными действиями уполномоченных лиц. Например, авторское право может возникнуть только у лиц, самостоятельно создавших ли­тературное произведение, подготовивших диссертацию, сочинивших музыку. В такого рода правоотношениях, на первый взгляд, отпадает надобность в действиях какой-либо другой обязанной стороны. Од­нако эта сторона существует реально. В этом качестве выступает каж­дый член общества и общество в целом, а также государство и его орга­ны, на которых возлагается обязанность не препятствовать субъекту реализовывать предоставленное ему право, а также свободно пользо­ваться, владеть и распоряжаться созданными произведениями.

Запретительные диспозиции не закрепляют каких-либо прав. Они устанавливают только обязанность граждан, иных лиц воздерживать­ся от совершения запрещенных действий. Запретительные диспози­ции содержатся по преимуществу в нормах уголовного и администра­тивного законодательства, устанавливающих ответственность за со­вершение преступлений и административных проступков. Так, диспозиция ст. 158 УК РФ запрещает совершать кражу, т.е. тайное по­хищение чужого имущества. Диспозиция ст. 41 Кодекса РСФСР об ад­министративных правонарушениях содержит запрет на нарушение работодателями законодательства о труде и правил по охране труда.

Специфика норм с запретительными диспозициями состоит в том, что с их помощью государство не осуществляет позитивного регулиро­вания общественных отношений, не предписывает гражданам и иным лицам совершения определенных действий, а устанавливает запрет, «табу» на действия, признаваемые опасными для общества и государ­ства. В отличие от представительно-обязывающих норм запреты явля­ются безусловными и подлежат неукоснительному соблюдению под страхом уголовного или административного наказания. При этом зап­рет действует вне конкретных правоотношений. Конкретное правоох­ранительное отношение возникает лишь в случае нарушения запрета.

Санкция правовой нормы представляет собой такую ее часть, кото­рая указывает на неблагоприятные последствия, возникающие в случае нарушения этой нормы права.


122

123

Санкция — третий и последний элемент нормы права. В ней вы­ражается негативное отношение государства и общества к лицам, не соблюдающим действующие нормы права и пытающимся собствен­ный интерес противопоставить интересу, закрепленному в праве. С помощью санкций негативное отношение к правонарушителям вы­ражается двумя способами: восстановлением нарушенного права и применением штрафных, карательных мер.

Благодаря правовосстановительным санкциям полностью устра­няются или минимизируются негативные последствия совершенно­го правонарушения: отменяется нормативно-правовой акт, наруша­ющий права человека или противоречащий федеральным законам, незаконно уволенный человек восстанавливается на работе, при этом ему выплачивается заработная плата в полном размере за период вынужденного прогула, пострадавшему от кражи возвращаются по­хищенные вещи либо возмещается их стоимость.

Штрафные или карательные санкции применяются к нарушите­лям соответствующей нормы права. Перечень таких мер исчерпыва­ющим образом закрепляется санкцией нормы права. В числе этих мер в зависимости от тяжести совершенного правонарушения мо­жет, в частности, предусматриваться штраф, выговор, предупрежде­ние, взыскание материального ущерба, конфискация имущества, административный арест на срок до 15 суток, ограничение свободы, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение сво­боды и смертная казнь. Санкция правовой нормы, таким образом, повышает действенность правовой нормы, создает дополнительные стимулы для ее реализации в конкретных правоотношениях.

Изложенное свидетельствует о том, что норма права в совокуп­ности составляющих ее элементов выступает единым целостным об­разованием. Гипотеза обеспечивает применение диспозиции тем, что определяет условия, при которых диспозиция может быть воплоще­на в конкретных отношениях. Санкция определяется содержанием диспозиции, значимостью ее прав и обязанностей в системе обще­ственных отношений и ценностей, и в свою очередь санкция высту­пает действенным средством перевода диспозиции на уровень конк­ретных прав и обязанностей и практической деятельности. Только при наличии всех трех элементов властное государственное веление образует качественно новое явление — правовую норму. При отсут­ствии хотя бы одного элемента властное веление может рассматри­ваться лишь как часть правовой нормы либо положение ненорма­тивного характера.

Понимание нормы права как образования, состоящего из гипо­тезы, диспозиции, санкции имеет принципиально важное значение для правотворческой, правоприменительной деятельности государ­ства и процессов реализации норм права в конкретных правоотно­шениях. Благодаря трехэлементному составу юридической нормы обеспечивается полное и системное определение всех требований, необходимых гражданам и иным лицам для возникновения, измене­ния или прекращения конкретных отношений. В свою очередь чет­кие ориентиры получает и правотворческий орган. Зная структуру нормы права, он стремится дать системное регулирование обществен­ных отношений, устанавливает связь и необходимые согласования между ее гипотезой, диспозицией и санкцией с тем, чтобы обеспе­чить неукоснительную реализацию нормативных установлений в ре­альной жизни.

3. Норма права и нормативное предписание. Виды нормативных предписаний

Знание нормы права как единого целого в совокупности состав­ляющих его элементов (гипотезы, диспозиции и санкции) является необходимым условием реализации нормы права в конкретных пра­воотношениях. Однако весьма редко встречаются случаи, когда нор­ма права в тексте нормативно-правового акта излагается полностью, со всеми ее элементами в одной статье, пункте или абзаце. Гораздо чаще наблюдаются ситуации, когда элементы нормы права находят­ся в разных структурных частях нормативного акта, а то и вовсе в разных нормативно-правовых актах. Например, право собственнос­ти регулируется гражданским законодательством, а наиболее дей­ственные санкции за нарушение права собственности содержатся в уголовном законодательстве.

Наблюдается явное несоответствие между структурным строени­ем нормы права и способами ее изложения в нормативно-правовых актах. Объективной основой такого несоответствия выступает раз­личие между способами организации элементов нормы права и спо­собами закрепления нормативных велений, предписаний в тексте нормативно-правового акта.

Положение о том, что каждая норма права имеет гипотезу вовсе не означает, что каждая отдельно взятая норма непременно имеет собственную, индивидуальную гипотезу. В тексте закона нередко зак­репляются условия, с которыми связывается действие не одной,


124

125

а нескольких норм права. Равным образом и санкции, закрепленные в одной статье, пункте нормативного акта, чаще всего охраняют от нарушения достаточно разветвленную совокупность норм права. Подобный способ изложения структурных частей норм права объяс­няется стремлением правотворческого органа изложить содержание нормативно-правового акта максимально компактно, ясно, после­довательно, а также избежать излишних, неоправданных повторов и длиннот, стилистически сложных и громоздких фраз.

В связи с несоответствием структуры нормы права и способов зак­репления ее компонентов в тексте нормативно-правовых актов элемен­тарной частицей нормативно-правовых актов выступает не норма пра­ва или ее отдельный элемент, а нормативно-правовое предписание.

Под нормативно-правовым предписанием понимается цельное, ло­гически завершенное и формально закрепленное в тексте нормативно-правового акта властное веление правотворческого органа. По своему словесно-логическому построению нормативное предписание пред­ставляет собой отдельное предложение или даже отдельную фразу. При этом необязательно, чтобы оно было оформлено в виде отдель­ной статьи, пункта или иной структурной единицы нормативно-пра­вового акта. Вполне возможны ситуации, когда отдельные части или абзацы могут содержать несколько нормативных предписаний.

Так, ч. 1 ст. 341 ГК РФ предусматривает, что право залога возни­кает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое надлежит передаче залогодержателю, с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге. В этой части содержится три нормативных предписания:

1) право залога возникает с момента заключения договора о залоге;

2) в отношении залога имущества, которое надлежит передаче зало­
годержателю, право залога возникает с момента передачи этого иму­
щества; 3) последнее правило действует постольку, поскольку иное
не предусмотрено договором о залоге.


В числе основных нормативных предписаний можно выделить следующие: 1) предписания-принципы, 2) предписания-дефиниции,

3) предписания-гипотезы, 4) предписания-диспозиции, 5) предписа­
ния-санкции, 6) оперативные предписания, 7) отсылочные предпи­
сания, 8) бланкетные предписания, 9) диспозитивные предписания,
10) императивные предписания.


Предписания-принципы закрепляют исходные, руководящие по­ложения общего характера. Предписания такого рода выносят как бы за скобки положения, относящиеся ко всем или большинству

126

институтов или норм отрасли права или права в целом. Поэтому пред­писания-принципы надлежит непременно учитывать при определе­нии логической структуры и содержания конкретной нормы. Пред­писания-принципы изложены в Конституции РФ, общих частях ко­дексов и некоторых других актах. Примером предписания-принципа могут служить положения ст. 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, со­блюдение, и защита прав и свобод человека и гражданина — обязан­ность государства.

Предписания-дефиниции содержат определения правовых, поли­тических и иных понятий. Такие определения имеют общеобязатель­ное значение и должны непременно учитываться при толковании соответствующих терминов и понятий. К дефинитивным предписа­ниям можно отнести положение ст. 1 Конституции РФ, согласно ко­торому Российская Федерация признается демократическим феде­ративным правовым государством с республиканской формой прав­ления.

В настоящее время значительная часть федеральных законов имеет специальные статьи, содержащие определения базовых, основопо­лагающих для соответствующей сферы терминов и понятий.

Предписания — гипотезы, диспозиции, санкции содержат соответ­ственно положения об условиях действия нормы права, правах и обя­занностях, предоставляемых участникам конкретных правоотноше­ний, меры принуждения, которые могут быть применены к наруши­телям нормы права.

Оперативные предписания устанавливают способы и дату вступле­ния нормативного акта в силу или же содержат предписания о вне­сении изменений, дополнений в ранее принятые нормативно-пра­вовые акты либо о признании актов полностью или частично утра­тившими силу. Такое предписание содержится в ст. 26 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российс­кой Федерации», принятого Государственной Думой 22 февраля 1995 г., согласно которому признается утратившим силу Закон РФ «О федеральных органах государственной безопасности».

Отсылочные предписания не содержат непосредственно властных велений, как следует поступать участникам конкретных отношений. Они лишь отсылают к другой части нормативного акта, другому нор­мативному акту, содержащему такие предписания, либо содержат указание на то, что соответствующие решения содержатся в дей­ствующем законодательстве, иных нормативно-правовых актах.

127

Например, отсылочное предписание содержится в ч. 2 ст. 420 ГК РФ, где говорится о том, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 на­стоящего Кодекса.

Бланкетные предписания устанавливают ответственность за нару­шение каких-либо правил. Однако сами эти правила содержатся в специальных нормативно-правовых актах. При этом правила могут меняться, дополняться, тогда как установленная за их нарушение от­ветственность может оставаться неизменной. Примером бланкетно­го предписания может служить ст. 269 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение правил безопасности при строитель­стве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов.

Диапозитивные предписания разрешают участникам конкретных правоотношений самостоятельно устанавливать свои права и обязан­ности в конкретных отношениях, порядок и условия их реализации. Однако, если участники правоотношения не оговорили какой-либо вопрос в договоре, соглашении, то этот вопрос решается в соответ­ствии с действующим законодательством. Диспозитивные предпи­сания обязательно содержат формулировки типа «при отсутствии иного соглашения», «если иное не установлено в договоре».

Императивные предписания представляют собой категорические веления, которые подлежат неукоснительному исполнению и не мо­гут подменяться соглашением участников правоотношений. При­мером императивного предписания может служить положение ГК РФ о том, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Ибо это положение ни при каких условиях не может отменяться согла­шением сторон.

Нормативные предписания в своей совокупности представляют все виды положений, требований, которые могут быть соотнесены с гипотезой, диспозицией и санкцией той или иной правовой нормы. Выявление и формулирование содержания правовой нормы являет­ся одной из профессиональных задач специалиста в сфере правове­дения, которая требует от него особых навыков и умений.

Глава 8

ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА

(См. схему 7 на стр. 576)

1. Понятие и формы правового сознания

Человек обладает способностью изучать, познавать окружающий его мир. В отличие от предметов и явлений материального мира результаты познания являются их мыслительной копией, своеобразным отраже­нием, лишенным веса, длины, цвета и других материальных свойств. Знания существуют в особых присущих им формах: ощущениях, пред­ставлениях, понятиях, категориях, закономерностях и теориях.

Ощущения представляют собой результаты отражения органами чувств (обонянием, осязанием, слухом и зрением) отдельных свойств предметов и явлений. Мы говорим: «Вода мокрая, вода бесцветная, вода прозрачная».

Из совокупности ощущений в сознании складывается представ­ление о предмете. Представление — это обобщенный чувственно-наглядный образ предметов и явлений. Так, воду мы представляем себе как прозрачную жидкость, не имеющую цвета, и отличаем ее от других жидкостей.

Понятия и категории отражают наиболее важные свойства, при­знаки предметов и явлений, которые можно выявить в процессе на­учного, теоретического познания. В частности, на этом уровне по­нятие «вода» понимается как жидкость, молекулы которой состоят из водорода и кислорода. Закономерности отражают глубинную и необходимую связь между предметами и явлениями. Примером мо­жет служить закон физики, согласно которому на всякое тело, по­груженное в воду или иную жидкость, действует выталкивающая сила, направленная вверх и равная весу вытесненной им жидкости.

Понятия, категории и закономерности в своей совокупности об­разуют научную теорию как систему теоретических знаний об иссле­дуемом предмете, явлении. Именно в этом качестве выступает и тео­рия права как наука о наиболее общих закономерностях, свойствах и признаках права.


128

19Q

Человек не только познает мир, но и преобразует его. Современ­ное цивилизованное общество характеризуется развитой промыш­ленной индустрией, производящей разного рода станки, машины, оборудование, автоматы, делающие жизнь человека удобной и ком­фортной. Человек вывел новые сорта растений, новые породы жи­вотных, его руками построены современные города, создан скорост­ной транспорт и другие блага цивилизации. Однако все произведен­ные руками человека блага прежде, чем воплотиться в металле, дереве, бетоне, существуют в его сознании и порождаются сознанием.

Сообразно наличным знаниям человек определяет свое отноше­ние к окружающему его миру, дает ему определенную оценку. Что-то он оценивает положительно, к другим явлениям относится нейтраль­но, а третьим он дает негативную, отрицательную оценку. И то, что человека не устраивает полностью или частично, он пытается изме­нить, усовершенствовать, улучшить. Поиск путей в этом направлении также осуществляется при помощи сознания. Человек конструирует машину, совершенствует действующие технологические процессы, разрабатывает методы управления современным обществом, пред­лагает проекты новых законов и иных нормативно-правовых актов.

Таким образом, сознание представляет собой форму отражения (познания) человеком окружающего его мира, а также его отноше­ния к этому миру в форме разного рода оценок и предложений по усовершенствованию, изменению конкретных социальных и природ­ных явлений, процессов, созданию новых материальных или духов­ных благ.

Правовое сознание является частью, видом сознания и в пол­ной мере обладает всеми его свойствами. Правосознание — это прежде всего знание. Оно отражает такие социальные явления, как право, все его многообразные связи и соотношения с другими со­циальными явлениями, в том числе: 1) законодательство и содер­жащиеся в нем нормы права; 2) юридическую практику, т.е. деятель­ность компетентных органов государства по подготовке и приня­тию нормативно-правовых актов, деятельность государственных органов, граждан и иных лиц по реализации норм права в конкрет­ных правоотношениях, деятельность государства и общества по борьбе с правонарушениями; 3) сведения об истории становления и развития права как социального явления, его этапах, пройден­ных в процессе развития.

Помимо знаний в правосознание входят оценки, которые дают граждане, их объединения, иные лица действующему праву и прак-

тике его реализации в конкретных отношениях. Каждый человек в процессе своей жизнедеятельности вступает в те или иные конкрет­ные правоотношения и неизбежно сталкивается с правовыми нор­мами. Нормы, которые защищают и охраняют интересы индивидуу­ма, способствуют их удовлетворению, как правило, получают поло­жительную оценку. К определенной части действующих норм, содержащих пробелы, противоречия или ущемляющих конституци­онные права и свободы человека, граждане относятся негативно, критикуют их и вносят предложения об усовершенствовании, изме­нении таких норм.

Конечно, оценки, даваемые на уровне обыденного сознания дей­ствующему праву, носят субъективный, личностный характер и не всегда бывают справедливыми. Специалисты-юристы, обладающие системными знаниями закономерностей действия и развития права, способов реализации норм права в конкретных отношениях, дают более точные и объективные оценки действующему праву. В процес­се своей практической или научной деятельности юристы постоян­но оценивают способности действующего права выступать регуля­тором общественных отношений, обеспечивать прогрессивное раз­витие общества, охранять права и свободы граждан. Применяют и некоторые другие критерии. В отличие от основной массы граждан специалисты-юристы не только дают негативную оценку несовер­шенным нормам, но и выявляют причины, в силу которых те или иные нормы действуют недостаточно эффективно, не реализуются в конкретных отношениях.

С учетом негативных оценок действующего права, практики его реализации в конкретных отношениях отдельные граждане, обще­ственные объединения и политические партии, а также государствен­ные органы, должностные лица, юридические научные учреждения и ученые-юристы готовят предложения о новых, по их мнению, более совершенных правовых нормах. Эти предложения частично публику­ются средствами массовой информации, а определенная часть таких предложений направляется непосредственно в компетентные пра­вотворческие органы.

Наиболее кардинальные предложения по совершенствованию действующего законодательства предлагаются партиями и обще­ственными организациями, которые находятся в оппозиции к суще­ствующей государственной власти, не разделяют ее экономическо­го, политического и социального курса. Так, основная задача дей­ствующего законодательства Российской Федерации сводится к


130

131

возрождению в стране национальной буржуазии и реанимации бур­жуазных порядков. Против такого курса наиболее резко выступает коммунистическая партия, по-прежнему связывающая могущество и процветание России с прямо противоположным курсом — восста­новлением социалистического строя и социалистических порядков. Таким образом, правосознание представляет собой систему знаний об истории становления и развития права как социального явления, его современном состоянии, а также совокупность правовых оценок и кон­кретных предложений о путях, способах совершенствования, развития действующего права.

Правосознание существует в индивидуальной или общественной форме.

Индивидуальное правосознание — это совокупность правовых зна­ний, оценок, эмоций и чувств, присущих каждому отдельному чело­веку, отдельной личности. Индивидуальное правосознание всегда уникально и неповторимо. Вследствие разных познавательных спо­собностей, психологических типов личности каждый человек по-сво­ему воспринимает действующее право, оценивает его, испытывает желание действовать правомерно либо противоправно. Даже обуча­ющиеся в одинаковых условиях студенты юридических вузов имеют различное правосознание. Одни студенты имеют глубокие знания, другие только хорошие, а третьи только посредственные. Одни сту­денты одобряют и поддерживают действующие в обществе правовые порядки, другие к ним относятся нейтрально, а третьи настроены к ним достаточно критично.

Индивидуальное правосознание проявляется при осуществлении гражданами юридически значимых действий, реализации прав и сво­бод, защите законных интересов, подготовке разного рода юриди­ческих документов. Это могут быть заявления, жалобы, ходатайства, коллективные обращения, объяснения и др. Особой формой прояв­ления индивидуального сознания выступают произведения литера­туры и искусства. Авторы романов, повестей, пьес, сценариев на пра­вовые темы передают личное отношение к действующим в обществе правовым порядкам, законам и с помощью художественных средств показывают насущные потребности общества в изменении, совер­шенствовании устаревших, отживших порядков. Хорошо иллюстри­рует это положение, например, роман Л.Н. Толстого «Воскресение», роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

Правосознание профессионалов-юристов реализуется в подготав­ливаемых ими правовых документах, разного рода проектах поста-

новлений, приказов, решений, приговоров, определений и др. Для ученых-юристов основными формами реализации их индивидуаль­ного правосознания выступают монографии, брошюры, статьи, дис­сертационные работы, отчеты и др.

Общественное правовое сознание — это совокупность правовых представлений, принципов, понятий, теорий, эмоций, которые раз­деляются обществом в целом или его отдельными социальными сло­ями, классами.

В числе ведущих правовых представлений современного обще­ства можно назвать такие принципы, как всемерная охрана и защита прав и свобод человека и гражданина, равноправие, гуманизм, сво­бода экономической, политической, литературной, научной и иной творческой деятельности, признание верховенства закона.

Правовое сознание отдельных социальных слоев в значительной степени зависит от степени их участия.в общественном производ­стве материальных и духовных благ, способов получения и потребле­ния этих благ. Правосознание рабовладельцев и рабов, феодалов и крестьян, капиталистов и рабочих как представителей классов, на­ходящихся в антагонистических противоречиях, имело и имеет прин­ципиальные отличия. Право, которое признается и одобряется экс­плуататорами как справедливое, общеобязательное, подлежащее неукоснительному исполнению, негативно оценивается и критику­ется эксплуатируемыми классами.

Общественное правовое сознание социальных слоев, классов в реальной жизни проявляется в таких формах, как обращения, декла­рации, программы, принимаемые общественными объединениями, политическими партиями, нормативно-правовые акты, принимае­мые политически господствующим классом, научные и научно-по­пулярные издания идеологов соответствующего социального слоя, класса, публикации в прессе и др.

2. Структура правосознания

Правосознание имеет сложную структуру и состоит из трех ком­понентов: правовой психологии, правовой науки и правовой идео­логии. Названные компоненты, будучи различными по своему не­посредственному содержанию, взаимно предполагают друг друга.

Правовая психология представляет собой совокупность правовых оценок, чувств, эмоций, воли, которые проявляются у отдельных граждан, социальных групп и общества в целом в процессе их


132

133

предметно-практической деятельности по толкованию норм права и их реализации в конкретных правоотношениях. Для этого компонента правового сознания характерны два признака: 1) процесс отражения, познания права ограничивается усвоением (толкованием) норм пра­ва, знанием происходящих в стране и мире правовых событий и фор­мированием на основе познанного психологических феноменов: оценок, чувств, эмоций, волевых актов; 2) познание осуществляется сугубо с практическими целями, для осуществления каких-либо юри­дически значимых действий, поступков.

Любой взрослый человек обладает той или иной совокупностью правовых знаний, которые он получает из собственного опыта, в про­цессе воспитания и образования, через средства массовой информа­ции и иных источников. На основе этих знаний — не имеет значения, что они являются неполными и неточными, а то и вовсе неверными,— человек формирует собственное мнение о полезных и необходимых свойствах права и действующих нормах права. У человека складыва­ется устойчивое мнение о том, какие свойства права обеспечивают удовлетворение материальных и духовных потребностей, свободу де­ятельности и надежно защищают от правонарушений.

Например, законопослушные граждане полагают, что действую­щее право должно быть справедливым, гуманным, должно обеспе­чивать охрану их законных интересов, защищать от произвола долж­ностных лиц и государственных органов, не содержать суровых сан­кций за незначительные правонарушения. В результате у них создается некий идеал «хорошего», «справедливого» права или, ина­че говоря, формируются ценностные ориентации в области права.

Граждане положительно оценивают принимаемые государством нормативно-правовые акты и меры по совершенствованию практи­ки реализации норм права, если эти акты и меры соответствуют их ценностным ориентациям. И, наоборот, граждане дают негативные оценки нормативно-правовым актам и действиям государства, ко­торые не соответствуют ценностным ориентациям граждан.

Как позитивные, так и негативные правовые оценки вызывают у граждан определенные эмоции, чувства. Под эмоциями в психологии понимают психические реакции человека на предметы внешнего мира и собственное поведение. Это могут быть радость, грусть, страх, вос­торг, досада, разочарование, смущение и др. Длительные или посто­янные эмоции личности понимаются как чувства. К их числу отно­сятся, например, чувства долга, дружбы, справедливости. Весь спектр эмоций и чувств человека проявляется в его отношениях и оценках к

праву. Так, правовые эмоции и чувства могут выражаться в осознании необходимости исполнять юридические обязанности, в гуманном от­ношении к лицам, совершившим правонарушение, в раскаянии за содеянное, разочаровании вновь принятым актом и т.д.

Правовые оценки, эмоции, чувства оказывают существенное вли­яние на выбор человеком конкретного варианта поведения, т.е. на процесс формирования воли. В социальной психологии под волей понимается сознательное регулирование человеком своих действий и поступков, сознательное принятие решения действовать опреде­ленным образом.

В тех случаях, когда действующие нормы одобряются и поддер­живаются гражданами, вызывают у них положительные эмоции и чувства, граждане, как правило, выбирают правомерный вариант поведения. Они удовлетворяют свои интересы и потребности в уста­новленном законом и иными актами порядке, вступая в конкретные правоотношения. Граждане могут избирать правомерный вариант поведения и в случае негативного отношения к действующим нор­мам права, боясь быть привлеченными к уголовной, административ­ной или иной ответственности.

В современном обществе не так уж редки случаи, когда граждане или иные лица решаются действовать противоправно, в обход зако­на, совершать правонарушения. Подобный вариант действий изби­рается как по мотивам несогласия с действующим правом, так и вследствие затруднений, которые субъект не может преодолеть, дей­ствуя только правомерно. Например, гражданин желает иметь в соб­ственности автомобиль, но не имеет достаточных средств для его приобретения. В этих условиях он принимает решение достать день­ги на покупку автомобиля незаконным путем, совершив ограбление магазина или банка.

Процесс формирования воли нередко представляет собой слож­ный акт, где решающее значение имеют мотивы и правовые установ­ки. Мотивы — это побуждения, которыми человек оправдывает не­обходимость и целесообразность осуществления избранного им ва­рианта поведения. Человек как бы самому себе объясняет, почему в этой ситуации он должен действовать так, а не иначе. В числе моти­вов могут выступать самые различные обстоятельства: эмоции и чув­ства, нравственные требования, желание достичь поставленной цели, недостаточно активная или, наоборот, активная деятельность пра­воохранительных органов государства, гарантированность успеха в реализации принятого решения.


134

135

В сложных ситуациях, допускающих возможность многовариан­тного выбора варианта поведения, происходит борьба мотивов. Че­ловек долго и тщательно продумывает оптимальный вариант своего поведения и соответствующим образом мотивирует его. Процесс формирования воли может быть значительно упрощен благодаря правовым установкам, побуждающим человека действовать опреде­ленным образом — правомерно или противоправно.

Большинство граждан имеют установки на правомерное поведе­ние. В любой, самой благоприятной для правонарушения ситуации гражданин с такими установками неукоснительно соблюдает и испол­няет действующие нормы права. Его ценностные ориентации в виде осознания необходимости уважать действующие в обществе законы, права и законные интересы других лиц, добросовестно относиться к своим обязанностям удерживают его от совершения правонарушений. В то же время у определенной части населения установки на право­мерное поведение выражены недостаточно четко либо отсутствуют вовсе, но обнаруживается склонность к совершению противоправных деяний, особенно если для этого созданы благоприятные условия.

Ценностные ориентации, чувства, эмоции, воля, мотивы, право­вые установки и другие компоненты правовой психологии в полной мере присущи и лицам, обладающим профессиональными юриди­ческими знаниями, осуществляющим юридическую деятельность в суде, прокуратуре, иных государственных органах, адвокатуре и иных общественных объединениях. В процессе практической деятельнос­ти юристы-профессионалы, руководствуясь собственным правосоз­нанием и имеющимися ценностными ориентациями, определяют свое отношение к действующим нормам права, выражают правовые чувства, формируют свою волю и мотивируют ее. Все правовые ре­шения юристов-профессионалов носят более компетентный, осоз­нанный и мотивированный характер, нежели у граждан, не имею­щих системных юридических знаний.

Таким образом, правовая психология отражает право, иные пра­вовые явления на уровне того, что реально существует, а творческие познавательные акты ограничиваются формированием воли и при­нятием юридически значимых решений с целью возникновения, из­менения или прекращения конкретных правоотношений. Однако для развития, совершенствования действующих норм права таких зна­ний и действий оказывается явно недостаточно.

Правовое регулирование, как и любая сложная социальная про­блема, требует научного подхода и знания закономерностей, по кото-

рым функционирует и развивается право. Знания такого рода составляют содержание правовой науки — правоведения. В настоящее время право­ведение представляет собой достаточно развитую систему, состоящую из общей теории права и государства, истории государства и права, науки государственного (конституционного) права, науки гражданс­кого права и других юридических наук. Как относительно самостоя­тельный компонент правового сознания правовая наука отличается от правовой психологии прежде всего глубиной познания права и прак­тики его реализации в конкретных правоотношениях.

Научное познание права начинается с изучения действующих норм и практики их реализации в конкретных отношениях. Одна­ко ученые-юристы не довольствуются этими знаниями и конечную цель своих исследований видят в выявлении закономерностей, ко­торые лежат в основе права и определяют его развитие. Словом, пра­воведение призвано отвечать не только на вопрос о том, каково су­ществующее право, но и, главным образом, на вопрос о том, каким должно быть совершенное, эффективно действующее в обществе право, каковы его внутренние глубинные свойства, признаки, за­кономерности.

Правовая наука отличается от правовой психологии и особыми методами познания. Сложный процесс выявления закономерностей права требует применения специальных и весьма сложных приемов, способов научного познания. Так, эмпирическое познание права и практики его действия осуществляется с помощью конкретно-соци­ологических методов, методов толкования права, разного рода ста­тистических приемов. Теоретические знания о праве получаются с помощью методов абстрагирования, системного анализа, моделиро­вания и др.

Правовая наука предъявляет весьма строгие требования и к по­знающему субъекту, специалисту, осуществляющему научные иссле­дования. Если на уровне правовой психологии познавательные акты осуществляет любой здравомыслящий человек, то способностью ге­нерировать новые научные знания обладает далеко не всякий спе­циалист, имеющий высшее юридическое образование. Для занятия наукой требуются углубленные теоретические знания в соответству­ющей области правоведения, умение творчески применять научные методы познания, способность к абстрактному мышлению и умению открывать новые, ранее не известные знания о праве, его законо­мерностях. Процесс подготовки ученого-юриста занимает достаточ­но длительный период, требует длительных и системных занятий,


136

137

большой эрудиции. Поэтому круг лиц, занимающихся научной дея­тельностью в области правоведения, не очень велик.

Третьим компонентом правового сознания выступает профессиональ­ное сознание юристов. Его содержание составляют научные знания, которые профессионалы-юристы получили в процессе обучения в юридических вузах или на юридических факультетах университетов. Однако в отличие от ученых-юристов, юристы-профессионалы ис­пользуют научные знания для решения проблем, которые возника­ют в ходе их правотворческой, правоприменительной либо право­охранительной деятельности. Поэтому результатом применения профессионального сознания выступают не новые научные зна­ния, а документы, правоприменительные, нормативно-правовые и иные акты, принимаемые в ходе практической юридической де­ятельности.

Четвертый компонент правового сознания составляет правовая иде­ология. Ее содержание составляют идеи, взгляды, предложения о путях совершенствования действующего права в целях придания ему наиболь­шей адекватности социальным и иным условиям того общества, в кото­ром это право действует. Правовую идеологию разрабатывают преж­де всего политические партии с учетом интересов, чаяний социаль­ного слоя, класса, представляемого соответствующей партией.

Вследствие противоречивости интересов, целей отдельных сло­ев, классов общества правовая идеология, выражаемая одной поли­тической партией может существенно отличаться от правовых взгля­дов, идей других партий. Наиболее острая борьба идеологий наблю­дается между буржуазными и коммунистическими, рабочими партиями. Все буржуазные партии стремятся укрепить буржуазное законодательство, объявляют его самым справедливым, самым де­мократичным и даже «естественным». Рабочие, коммунистические партии основательно критикуют буржуазное право, показывают его исторически преходящий характер и предлагают конкретные пути преобразования буржуазного права в право, защищающее интересы рабочего класса и всех трудящихся, в социалистическое право.

В юридической литературе правовая идеология нередко тракту­ется как составная часть правовой науки. По нашему мнению, по­добный взгляд на правовую идеологию является неточным.

Во-первых, правовая идеология может возникать и развиваться вне связи с правовой наукой. Например, в ряде исламских государств правовая идеология основывается на религиозных догматах: Кора­не, Сунне и других источниках. Идеология индусского права также

138

отражает систему религиозных, философских и социальных норм, именуемую индуизмом, который также весьма далек от научной трак­товки права и закономерностей его развития.

Во-вторых, правовая наука и правовая идеология имеют разные задачи. Правоведение стремится раскрыть объективно-истинные знания о праве, не связанные с чьими бы то ни было классовыми интересами. Хотя это требование трудновыполнимо, тем не менее имеется ряд общепризнанных теоретических положений, выводов, отражающих действительные связи, свойства права. Это, например, знания о содержании и строении таких явлений, как норма права, правоотношение, правонарушение, система права. Лишены классо­вой политической окраски и многие правовые понятия, категории, раскрываемые отраслевыми юридическими науками.

Правовая идеология, наоборот, связана прямо и непосредствен­но с интересами определенных классов, социальных слоев, отражает их представления об идеальном, наиболее совершенном праве. При этом идеология органически дополняет научные знания тем, что раз­рабатывает пути их непосредственного претворения в предметно-практическую деятельность, в процессе совершенствования налич­ного права, законодательства. Тем самым правовая идеология явля­ется необходимым связующим звеном между правовой наукой и юридической практикой, обеспечивает их взаимодействие и дальней­шее развитие.

Вышеизложенное позволяет, таким образом, рассматривать пра­вовую идеологию в качестве самостоятельного компонента право­вого сознания.

3, Правовая культура и правовое воспитание

Правосознание характеризует способность общества изучать и знать право, его закономерности, а также разрабатывать меры по со­вершенствованию действующего законодательства. Однако этим многообразная правовая деятельность общества не исчерпывается. Она включает в себя также правотворчество, деятельность государ­ственных органов и должностных лиц по реализации норм права в конкретных отношениях, процессы использования гражданами пре­доставленных им прав и исполнения ими обязанностей. В конечном итоге правовая деятельность общества и государства стремится со­здать такой режим, который бы обеспечивал каждому человеку, орга­низациям, учреждениям беспрепятственную реализацию их прав и

139

свобод и надежно гарантировал бы от произвола государственных ор­ганов, должностных лиц и отдельных личностей.

Правовой режим, обеспечивающий надлежащий уровень закон­ности, неукоснительную реализацию прав и свобод человека, иных лиц, взаимную ответственность государства и личности, охватыва­ется понятием правовой культуры.

В обществе с высокой правовой культурой создаются надлежа­щие условия для реального выполнения государством своей обязан­ности обеспечивать достойную жизнь и свободное развитие челове­ка, утверждать право, демократию и справедливость. Ибо в таком обществе правовые конфликты проявляются весьма редко и разре­шаются цивилизованным путем в рамках действующего законода­тельства. Никто не может строить свое благополучие за счет умале­ния прав и свобод других лиц.

Уровень правовой культуры характеризуется степенью совершен­ства всех правовых явлений.

Общество с высоким уровнем правовой культуры отличается со­вершенным законодательством, лишенным пробелов и противоре­чий, нечетких и неясных правовых предписаний, норм, закрепляю­щих произвол государства, его органов или должностных лиц. В та­ком обществе действующие нормы права в полной мере соответствуют общественным отношениям и способствуют их про­грессивному развитию. Устаревшие нормы, равно как и нормы, зак­репляющие произвол государства, предоставляющие приоритеты одной части населения за счет умаления прав и свобод других слоев общества, свидетельствуют о серьезных недостатках в деятельности правотворческих органов, неспособности их обеспечивать надлежа­щее нормативно-правовое регулирование общественных отношений. Высокий уровень правовой культуры предполагает высокий уро­вень законности в деятельности государственных органов и должно­стных лиц. Исполнительная власть принимает надлежащие меры по реализации законов и иных нормативно-правовых актов в конкрет­ных правоотношениях, исключает какие-либо факты проявления волокиты, бюрократизма, злоупотребления властью или служебным положением. Вся деятельность государственных органов и должнос­тных лиц осуществляется под действенным контролем обществен­ных объединений и средств массовой информации. Гласность и от­сутствие цензуры создают условия для того, чтобы любые отступле­ния исполнительной власти от закона становились бы достоянием широкой общественности и были бы незамедлительно устранены

140

компетентными государственными органами. Кроме того, каждый гражданин наделяется правом обращения в судебные органы за за­щитой своего нарушенного законного интереса неправомерными действиями государственных органов или должностных лиц.

Такое общество, как правило, характеризуется правовой актив­ностью своих граждан, которые широко используют предоставлен­ные ему права и свободы в экономической, политической и соци­альной сферах. Благодаря такой активности граждане обеспечива­ют себя и общество необходимыми материальными и духовными благами, создают необходимые условия для эффективного действия политико-правовых сфер общества. При этом каждый гражданин обладает глубокими правовыми знаниями, имеет возможность по­лучать квалифицированную помощь и активно борется с правона­рушениями, допускаемыми другими лицами.

Уровень правовой культуры общества напрямую связан и с нали­чием в обществе надлежащих условий для развития правовой науки, научных юридических учреждений, способных осуществлять твор­ческий, объективный анализ права и его закономерностей. На осно­ве научных исследований, ученые-юристы подготавливают и вносят в компетентные органы научно обоснованные рекомендации по со­вершенствованию законодательства, деятельности законодательной и исполнительной власти, иных органов государства, укреплению в обществе законности и правопорядка. Деятельность научных юри­дических учреждений должна осуществляться свободно и не зави­сеть от идеологических установок государственных органов, поли­тических партий.

При этом подразумевается, что общество располагает широкой сетью юридических учебных заведений, способных удовлетворять потребности общества и государства в высококвалифицированных специалистах в области права.

Если конкретное состояние правовой культуры общества не со­ответствует названным критериям, то приходится говорить о недо­статочно высокой правовой культуре. О недостаточной правовой культуре свидетельствует также большое число правонарушений и недостаточно эффективная борьба государства с преступлениями и иными противоправными деяниями. Особенно опасны попытки государства закреплять нормы, позволяющие государственным органам и должностным лицам беспрепятственно посягать на пра­ва и свободы граждан, создавать благоприятные условия для бю­рократизма и коррупции.

141

В обществе создается атмосфера недоверия, подозрительности и страха. Граждане не доверяют государству и проводимым им мерам, по преимуществу относятся негативно к действующим нормам пра­ва и предпринимают попытки удовлетворять свои интересы вопреки правовым установлениям. Нормативно-правовое регулирование в этих условиях становится малоэффективным, а государство утрачи­вает способность управлять страной и нередко пытается обеспечить неукоснительное исполнение норм права с помощью суровых мер государственного принуждения, установить авторитарный и иной антидемократический режим правления.

Одной из действенных мер по обеспечению государством закон­ности и правопорядка цивилизованным демократическим путем яв­ляется его деятельность по повышению правовой культуры общества, государственных органов и каждого гражданина. Особое значение при­дается при этом правовому воспитанию населения. В этих целях го­сударство вводит преподавание правовых дисциплин в общих и про­фессиональных образовательных учреждениях, создает необходимые условия для самостоятельного изучения населением действующего права, а также привлекает граждан к участию в деятельности право­охранительных органов, стремится повысить действенность и эффек­тивность борьбы с правонарушениями.

Так, в Российской Федерации учащиеся общеобразовательных школ знакомятся с основами правовых знаний, правами и свобо­дами человека и гражданина, закрепленными в Конституции РФ, студенты всех неюридических вузов изучают гражданский, трудо­вой кодексы, иные нормативно-правовые акты, которыми регули­руется их трудовая, политическая и иная деятельность. Каждый гражданин имеет возможность подписаться и получать официаль­ные издания законов, указов Президента РФ, иных нормативно-правовых актов. Юридические издательства издают для населения комментарии действующего законодательства, популярные рабо­ты по праву. По телевидению регулярно выступают должностные лица, видные ученые-юристы, которые разъясняют содержание действующих законов, порядок реализации лицами предоставлен­ных им прав.

Цель правового воспитания — выработать у граждан правовые установки на правомерное поведение, вооружить каждого человека необходимыми знаниями о принадлежащих ему правах и свободах, порядке защиты нарушенного права и тем самым сформировать до­статочно высокий уровень его правовой культуры.

Многогранная деятельность государства по правовому воспита­нию населения не даст плодотворных результатов, если не будет под­крепляться совершенствованием остальных сфер общества. Общеиз­вестно, что реальное бытие определяет сознание, и попытки совер­шенствовать сознание без изменения условий жизнедеятельности населения обречены на неудачу, провал.

В СССР в 70-80-х годах проводилась интенсивная работа по пра­вовому воспитанию населения. В стране действовали многочислен­ные университеты правовых знаний, где могли обучаться все желаю­щие бесплатно. Во всех учебных заведениях преподавались основы права. Перед населением регулярно выступали работники правоох­ранительных органов с лекциями на правовые темы. Принадлежа­щие государству средства массовой информации активно пропаган­дировали советские законы и необходимость их неукоснительного исполнения. Однако эти меры плохо сочетались с многочисленны­ми нарушениями законности, допускавшимися должностными ли­цами, с фактическим отлучением большинства граждан от управле­ния делами общества и государства, с углубляющимися диспропор­циями в сфере распределения материальных благ.

Несмотря на все усилия государства по правовому воспитанию населения, его правовая культура не менялась сколько-нибудь су­щественно. Сохранялся достаточно высокий уровень преступности. Население не принимало активного участия в борьбе с правонару­шениями. Не проявило оно и сколько-нибудь активных действий по защите социалистического строя и советской власти в 1991—1993 гг.

Чтобы обеспечить успех правового воспитания граждан, государ­ство должно создавать необходимые условия для проявления полити­ческой активности личности, ее участии в делах государства, обеспе­чивать реальное действие принципов гласности и демократии, вести активную борьбу со всякого рода правонарушениями должностных лиц и государственных органов. Решающим фактором повышения право­вой культуры населения является неуклонное повышение материаль­ного благосостояния всех слоев общества. Российская Федерация дол­жна извлечь надлежащий урок из печального опыта СССР и отдавать себе отчет в том, что правовое сознание граждан нельзя рассматривать в отрыве от процессов совершенствования конкретно-исторических условий их жизни и деятельности.


142

143

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


часть действующих в обществе нормативно-правовых актов при­нимают органы государства или должностные лица. В число та­
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации