Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации - файл n1.doc

приобрести
Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации
скачать (2725.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2726kb.13.09.2012 11:23скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



московский государственный университет им. м. в. ломоносова
юридический факультет


М. Н. Марченко


ГОСУДАРСТВО

И

ПРАВО
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


Москва

2009


ПРОСПЕКТ»





УДК 340(075.8)
ББК 67.0я73
М30





Марченко М. Н.

МЗО Государство и право в условиях глобализации. —
М.: Проспект, 2009. - 400 с.

ISBN 978-5-392-00087-6

В работе раскрывается широкий круг вопросов, касающихся воздей-
ствия процессов глобализации и регионализации на современное госу-
дарство и право.


Рассматриваются методологические проблемы познания государст-
венно-правовых явлений в условиях глобализации, вопросы соотноше-
ния государства и гражданского общества, государства и бизнеса, про-
блемы юридической и социально-политической ответственности бизне-
са.


Особое внимание уделяется основным направлениям воздействия
глобализации на развитие права и его теории, эволюции правовых сис-
тем и семей, а также тенденциям развития прав человека на современ-
ном этапе и проблемам их универсализации в условиях глобализации.


Для преподавателей, научных работников, студентов, слушателей и
аспирантов юридических вузов, а также всех интересующихся вопросами
общей теории государства и права.


УДК 340(075.8)
ББК 67.0я73


Научное издание
Марченко Михаил Николаевич

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Санитарно-эпидемиологическое заключение
№ 77.99.60.953.Д.013883.11.07 от 28.11.2007 г.


Подписано в печать 01.02.08. Формат 60x90'/,,. Печать офсетная.
Печ. л. 25,0. Тираж 1000 экз. Заказ № 2943


ООО «Проспект»
111020, г. Москва, ул. Боровая, д. 7, стр. 4.


Отпечатано в ОАО «Можайский полиграфический комбинат».
143200, г. Можайск, ул. Мира, 93.



© М. Н. Марченко, 2009

© ООО «Издательская группа Проспект», 2009


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение 6

Раздел I

НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Глава 1

ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВА И ГЛОБАЛИЗАЦИИ



§ 1. Методологические проблемы исследования

государства в условиях глобализации 10

§ 2. Воздействие глобализма на национальное

государство и право 28

§ 3. Миф о формировании мирового государства

и права в условиях глобализации 45


ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО
СУВЕРЕНИТЕТА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ



§ 1. Государственный суверенитет: проблемы

определения понятия и содержания 61

§ 2. Эволюция взглядов и представлений

о государственном суверенитете 76

§ 3. Роль и значение государственного суверенитета

в условиях глобализации 90


Глава 3

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ, ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
И ГОСУДАРСТВО


§ 1. Возникновение и развитие идей гражданского общества


на различных этапах человеческой цивилизации 101

§ 2. Основные характеристики гражданского общества

в условиях глобализации 117

§ 3. Проблемы соотношения гражданского общества

и государства 134

§ 4. О концепции глобального гражданского общества 152





Глава 4

ГОСУДАРСТВО И БИЗНЕС В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


§ 1. «Бизнес» как субъект глобальных экономических

отношений. Основные формы организации 171

§ 2. Проблема соотношения экономической власти

бизнеса с политической властью государства

в эпоху глобализации 186

§ 3. Основные формы взаимосвязи и взаимодействия

государства и бизнеса в эпоху глобализации 199

§ 4. Проблемы юридической и социально-политической

ответственности бизнеса 215

§ 5. О теории социальной и политической

ответственности бизнеса в системе

западной политологии и идеологии 229


Глава 3
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО МИРА


§ 1. Исторический характер прав человека 340

§ 2. Эволюция взглядов на права человека

под воздействием процесса глобализации 354

§ 3. Основные тенденции развития прав человека

на современном этапе 370

§ 4. Проблемы универсализации прав человека

в условиях глобализации 384





Раздел II

ПРАВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
И РЕГИОНАЛИЗАЦИИ


Глава 1

ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССА ГЛОБАЛИЗАЦИИ
И РЕГИОНАЛИЗАЦИИ НА РАЗВИТИЕ ПРАВА
И ЕГО ТЕОРИИ


§ 1. Системный характер права: некоторые вопросы теории


и методологии познания 246

§ 2. Основные направления воздействия глобализации

на развитие права и его теории 265

§ 3. Тенденции развития права в условиях глобализации .... 279


Глава 2

ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВОВЫХ СЕМЕЙ ПОД ВЛИЯНИЕМ


ПРОЦЕССА ГЛОБАЛИЗАЦИИ
(НА ПРИМЕРЕ РОМАНО-ГЕРМАНСКОГО
И АНГЛОСАКСОНСКОГО ПРАВА)


§ 1. Романо-германское и англосаксонское право:

общее и особенное 294

§ 2. Эволюция романо-германского и англосаксонского

права в направлении их сближения 309

§ 3. Основные пути развития и формы проявления

процесса конвергенции романо-германского

и англосаксонского права 323





ВВЕДЕНИЕ


В условиях происходящих в современном мире процессов гло-
бализации и регионализации изучение проблем воздействия дан-
ных процессов на государственно-правовую и общественно-поли-
тическую жизнь имеет огромное не только теоретическое, но и
практическое значение. Не случайно в отечественной и зарубеж-
ной литературе этим проблемам за последние десятилетия уделя-
ется повышенное внимание, о чем свидетельствуют, в частности,
монографические и иные публикации, тематические конферен-
ции, «круглые столы» и т. д.1 «Теория глобализма, глобализации, —
не без оснований утверждается отечественными учеными, — заня-
ла прочное место в современной науке и политике. Осмысление гло-
бализации должно осуществляться с таким же пониманием его значе-
ния для мирового развития в XXI веке, как капитализма для XIX ве-
ка, империализма (или индустриального общества) для XX века»2.

В теоретическом плане изучение проблем воздействия процес-
сов глобализации и регионализации на национальное государство
и право позволяет по-новому взглянуть на те традиционные инсти-
туциональные и функциональные аспекты государственно-право-
вой материи, которые были свойственны ей с момента образова-
ния и вплоть до современного уровня ее развития. Помогает
взглянуть на государство и право не только с точки зрения ра-
циональности или, наоборот, нерациональности организации их
внутренней жизни и деятельности, но и посмотреть на них как бы
со стороны, под углом зрения характера их взаимосвязи и взаимо-
действия с другими государственными и правовыми системами, а
также под углом зрения тех изменений, которые вызываются и
обусловливаются процессами глобализации и регионализации.


Ведь не секрет, что данные процессы, в особенности процессы
глобализации, равно как и их последствия, вызывают далеко не од-
нозначную реакцию и соответственно оценку характера их воздей-
ствия на государство и право. Ибо, как справедливо констатирует-
ся в научной литературе, глобализация — это отнюдь не односторон-
ний,
а двусторонний процесс. «Она способна дать изобилие,
повысить продуктивность, эффективность производства». Это — с
одной стороны. А с другой — она «углубляет неравенство, затруд-
няет приспособление к новым условиям, уменьшает разнообразие,
подрывает гражданское общество»1.

Кроме того, глобализация оказывает весьма существенное и
притом далеко не всегда позитивное влияние на перспективы раз-
вития общества, государства и права, порождая при этом такие ус-
ловия, при которых в управлении делами общества и разрешении
глобальных, социально значимых проблем постепенно уменьша-
ется роль государственных институтов и многократно возрастает
значение транснациональных корпораций2.

Исследуя механизм воздействия процессов глобализации на
государство и право в теоретическом и в практическом плане, не
следует упускать из виду также тот широко известный факт, что
неоднозначное отношение к данным процессам, выражающееся, в
частности, в появлении и расширении антиглобалистского движе-
ния, проявляется, хотя и не всегда зримо, не только на уровне от-
дельных слоев общества, но и на уровне различных государств.
При этом речь идет не только о слаборазвитых в промышленном
отношении государствах, как это принято считать, но и о других,
индустриально самодостаточных, государствах, представители ко-
торых не без оснований выражают опасения стать зависимыми в
результате негативных для них последствий глобализации от дру-
гих, более сильных государств.

Весьма характерными в этом отношении являются, например,
утверждения некоторых японских авторов о том, что в настоящее
время под воздействием глобализации «интернационализация»
доминирующей в ООН и других международных институтах Аме-
рики превратилась фактически в своеобразную «инкорпорацию
других государств в систему военной гегемонии США, построен-


1 См.: Глобализаиионные процессы в сфере права: проблемы правового развития в
России и СНГ. Материалы научно-практической конференции. М., 2001;
Коса-
рев А.
Великая модернизация глобализма. М., 2004; Айбазов Р. У Глобализация и
эволюция глобализма. Методология, теория, практика. М., 2005;
Эбзеев Б. С, Ай-
базов Р. У., Краснорядцев С. Л.
Глобализация и государственное единство России.
М., 2006; Правовая система России в условиях глобализации и региональной инте-
грации: теория и практика / отв. ред. С
. В. Поленина. М., 2006; Sakamoto Y. Global
Transformation. Tokyo, 1994; Wirkmuster der Globalisierung. Ladenburg
, 1998; etc.

2 Макуев P. X. Современная глобализация: вызовы и трансформации (Монографи-
ческое исследование). Орел, 2006. С. 3.



1 Лукашук И. И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. С. XII.

2 См.: Simmons P. and Oudraat Ch. Managing Global Issues. Wash., 2001; Glasius M.,
KaldorM. andAnheierH. (eds.).
Global Civil Society 2002. Oxford, 2002; Trachon J. New
Challenges facing Multinational Corporations. A Legal Perspective
// International
Business Law Journal.
2003. № 8; etc.





ную на иерархической основе и обеспечивающую интересы Со-
единенный Штатов Америки»1.

Основная причина разноречивого отношения на разных уров-
нях к процессам глобализации заключается не в них самих — этих
объективных по своей природе и характеру феноменах, — а в тех
целях и задачах, которые преследуют вовлеченные в данные про-
цессы государства, а также в тех далеко не всегда совпадающих
друг с другом интересах, которые они при этом выражают и защи-
щают.

Если одни из них в зависимости от своих экономических или
иных возможностей преследуют цели и решают задачи своего са-
мосохранения и самоутверждения среди других вовлеченных в
глобальные процессы государств — равноправных партнеров, то
другие — экономически ведущие державы во главе с «образцом
подлинной демократии» — США — направляют свои усилия на ус-
тановление и сохранение лидирующего положения не только по
отношению к государствам-сателлитам, так называемым молодым
демократиям, но и по отношению ко всему мировому сообществу в
целом.

В современных условиях «цель политики США, — бодро заяв-
ляют по этому поводу «независимые эксперты», — должна без ка-
ких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимости за-
крепить собственное господствующее положение (выделено
мною. — Л/. М.), по крайней мере на период существования одного
поколения, но предпочтительно на еще больший период времени,
и необходимости создать геополитическую структуру, которая бу-
дет способна смягчать неизбежные потрясения и напряженность,
вызванные социально-политическими переменами»2. Иными сло-
вами — создать такую транснациональную структуру, которая бу-
дет способна защищать интересы США при любых глобальных
«раскладах», изменениях и «неизбежных потрясениях».

Однако дело при этом заключается не только и даже не столь-
ко в том, что в данном, равно как и в других аналогичных случаях
весьма желаемое выдается за действительное, сколько в том, что
глобализация экономической, финансовой и других сфер жизни
общества и государства действительно порождает множество про-
блем теоретического и практического плана, требующих к себе са-


мого пристального внимания и глубокого изучения с целью их
наиболее оперативного и оптимального решения.

В настоящей работе не ставилась цель охватить и рассмотреть
не только все, но и наиболее важные вопросы, возникающие в
процессе воздействия глобализации, а отчасти и регионализации
на государство и право. Основное внимание было сосредоточено
на рассмотрении лишь некоторых ключевых проблем, касающих-
ся механизма воздействия процессов глобализации и регионали-
зации на государство, гражданское общество, бизнес, нацио-
нальные правовые системы и правовые семьи, на права граждан и
в целом на право.

Автор выражает глубокую благодарность своим коллегам —
членам кафедры Теории государства и права и политологии, — а
также официальным рецензентам за помощь в подготовке рукопи-
си настоящей работы к изданию.


1 Sakamoto Y. Op. cit. 1994. P. 3.

2 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратеги-
ческие императивы. М., 1999. С. 254.




Раздел I
НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ


Глава 1


ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВА
И ГЛОБАЛИЗАЦИИ

§ 1. Методологические проблемы исследования
государства в условиях глобализации


1. Круг методологически важных проблем, касающихся про-
цесса познания государства и права в условиях глобализации,
весьма широк и разнообразен1. Он охватывает по меньшей мере
две группы относительно самостоятельных, но в то же время тесно
связанных между собой и переплетающихся друг с другом методо-
логически значимых вопросов. Это: а) проблемы, касающиеся по-
нятия, природы и содержания явления, именуемого глобализаци-
ей, без предварительного разрешения которых невозможно успешное
решение всех иных ассоциирующихся с ними теоретически и практи-
чески важных проблем; б) вопросы, относящиеся непосредствен-
но к государству и праву, функционирующим в условиях глобали-
зации, а также к процессу воздействия на них со стороны окру-
жающей их «глобализирующейся» среды.

Не затрагивая других сторон обозначенной темы, обратимся к
краткому рассмотрению каждой из групп названных вопросов.

2. При рассмотрении группы проблем, касающихся глобализа-
ции, теоретически и методологически важным представляется об-
ратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, на то, что, несмотря на довольно длительный пе-
риод изучения отечественными и зарубежными авторами феноме-
на глобализации и порождаемых им или, наоборот, решаемых с его


помощью проблем, вопрос о самом понятии и содержании глоба-
лизации остается до сих пор весьма спорным и неопределенным
.

Констатируя данное обстоятельство, некоторые авторы впол-
не оправданно акцентируют внимание прежде всего на том, что
«глобализм есть юридически нейтральное понятие», которое «мо-
жет быть использовано для разных целей, в том числе и антигуман-
ных»1. Верно утверждается, что юридическое содержание термина
«глобализация» ни в какой отрасли права, а также в международ-
ном праве не определено, хотя это слово стало модным в конце XX
века, когда перед международным сообществом во весь рост вста-
ли сложные многоплановые проблемы общепланетарного харак-
тера, затрагивающие жизненно важные интересы всего человече-
ства»2.

Наряду с констатацией факта отсутствия в юридическом лек-
сиконе термина «глобализм» и соответственно отражаемого им по-
нятия в отечественных и зарубежных научных источниках указы-
вается также на то, что «глобализм», «глобализация» и другие ана-
логичные им термины и понятия страдают неопределенностью не
только в юридическом, но также и в социологическом и политоло-
гическом планах. Между тем не только и даже не столько теорети-
чески и методологически, сколько практически важно иметь чет-
кое представление о глобализации как о современном феномене,
оказывающем все более явное и активное воздействие на общест-
венную и государственно-правовую жизнь всех без исключения
стран и народов. Накопившийся опыт показывает, что в отноше-
нии одних, наиболее развитых в экономическом, информацион-
ном и технологическом плане государств и соответствующих пра-
вовых систем глобализм проявляется преимущественно в позитив-
ном плане. Что же касается всех остальных государственных и
правовых систем, то по отношению к ним он оборачивается зачас-
тую своей противоположной стороной и проявляется в негатив-
ном плане.

Многочисленные исследования глобализации, проводившие-
ся отечественными и зарубежными авторами, породили множест-


1 См.: Politik der Hobalisierung. Beck U. (Hrg). Frankfurt am Main, 1998; Greider W.
One World. Ready or Not. N. Y., 1997; Huntington S. The Clash of Civilisations and
Remaiking the World Order. N. Y., 1996;
Palan R., Abbott J. State Strategies in the Global
Political Economy. L.,
1999; и др.


1 Витушко В. А. Некоторые вопросы истории развития глобализма и дифферен-
циализма в праве // Материалы научно-практической конференции «Глобализапи-
онные процессы в сфере права: проблемы правового развития в России и СНГ».
19 апреля 2001 г. М.. 2001. С. 13.


2 Мелков Г. М. Юридическое содержание термина «глобализация» // Материалы
научно-практической конференции «Глобализационные процессы в среде права:
проблемы правового развития в России и СНГ». 19 апреля 2001 г. М., 2001. С. 13.






во различных представлений о ней и определений ее понятий.
Причины такой множественности, а вместе с тем и разноречиво-
сти, заключаются не только в сложности и разносторонности гло-
бализации, которые практически невозможно охватить и адек-
ватно отразить в одном понятии, но и в различных оценках дан-
ного явления. В научной литературе верно подмечается в связи с
этим, что «спектр мнений» о глобализации для современного че-
ловечества распределяется в интервале от оптимистического
плюса до пессимистического минуса через массу компромиссных
оттенков1.

Оптимистическое восприятие явления, именуемого глобали-
зацией, порождает одни его оценки и соответственно определения
его понятия, а пессимистическое отношение к данному явлению
трансформируется в совсем иные, весьма критические его оценки2
и в соответствующие определения его понятия.

Не вдаваясь в рассмотрение различных мнений и суждений по
поводу определения понятия глобализма, а тем более — его оце-
нок, обратим внимание лишь на такие методологически важные в
его определении моменты, как системность (относительно «упо-
рядоченный» охват глобализацией различных сфер жизни общест-
ва и социальных слоев), динамизм (глобализация — это не статика,
а динамика, процесс)* и собирательность (глобализм — это не
единственный, одноразовый процесс, протекающий в какой-либо
отдельной сфере, а совокупность множественных процессов, про-
исходящих в самых различных сферах жизни общества и государ-
ства).

Исходя из данных методологически значимых положений,
глобализацию можно определить с точки зрения системного под-
хода как системную, многоаспектную и разноуровневую интегра-
цию различных существующих в мире государственно-право-
вых. экономико-Финансовых и общественно-политических ин-



статутов, идей, принципов, связей, морально-политических,
материальных и иных ценностей, разнообразных отношений
.

По своему «генетическому происхождению», как справедливо
отмечается в юридической литературе, понятие глобализации род-
ственно понятиям универсализма, континуальности, типичности,
абстрактности, всеобщности и т. д.1 На основе данного понятия,
по мнению некоторых авторов, «развивались идеи космополитиз-
ма и большевизма». Антиномиями понятия глобализации (глоба-
лизма) являются понятия дифференциализма, дискретности, ин-
дивидуальности, конкретности и т. д.

Во-вторых при рассмотрении группы методологических про-
блем, касающихся глобализации, следует обратить внимание на
то, что данный процесс является объективным, никем не инспи-
рированным «извне», естественным процессом
.

Данный факт признается практически всеми исследователями
рассматриваемого процесса с той, однако, разницей, что одни из них
считают, что глобализация всегда была свойственна человеческому
роду, с момента возникновения цивилизации. Характерно в этом
отношении утверждение одного из авторов о том, что «глобализа-
ция — процесс, идущий с ранних стадий развития цивилизаций. Об-
мен людьми и продуктами культуры (навыками и техническими
средствами, растениями и животными) создал человечество». Следо-
вательно, делается вывод: «Сегодня речь идет не вообще о глобаль-
ных процессах в развитии человечества, а о специфическом нынеш-
нем этапе — попытке создания Нового мирового порядка. По той
мифологии, которая эту попытку идеологически прикрывает»2.

Другие авторы в вопросе о времени возникновения процесса
глобализации исходят из того, что это совершенно новый, до
70—90-х годов XX века неизвестный феномен и что он порожден, с
одной стороны, весьма интенсивными экономическими, полити-
ческими и иными отношениями, развивающимися между различ-
ными государствами, государственными и межгосударственными
организациями, а с другой — появившимися в мире и обостривши-
мися к этому времени глобальными, экономическими, экологиче-
скими и многими другими проблемами, требующими для своего


1 См.: Коломацкии В. Г. Глобализация и проблемы совершенствования предприни-
мательской деятельности// Материалы научно-практической конференции «Гло-
бализационные процессы в сфере права: проблемы правового развития в России и
СНГ». 19 апреля 2001 г. М..
2001. С. 24.

2 См.: Barnet R., Cavanagh J. Global Dreams, Imperial Corporations and the new World
Order. N. Y.. 1998:
Shutt H. The Trouble with Capitalism. An inquiry in to the Causes of
Global Economic Failure. L
. 1999; Экономическая теория на пороге XXI века. Гло-
бальная экономика. М., 2003; и др.


3 Материалы «круглого стола». Актуальные вопросы глобализации // Мировая
экономика и международные отношения. 1999. № 4. С. 37—52.



1 См.: Витушко В. А. Некоторые вопросы истории развития глобализма и диффе-
ренциализма в праве // Материалы научно-практической конференции «Глобали-
зационные процессы в среде права: проблемы правового развития в России и СН Г».
С. 13.


2 Кара-Мурза С. Г. Россия в «глобализирующемся» мире // Философия хозяйства.
Альманах Центра общественных наук и экономического факультета М ГУ. № 1(13).
2001. С. 148-149.






решения современных усилий государств и негосударственных ор-
ганизаций, таких, как транснациональные корпорации и др.1

Наконец, третья группа авторов, касаясь вопроса о времени
возникновения глобализации как явления, придерживается «про-
межуточного» мнения, согласно которому глобализация — это од-
новременно и история, и современность. Глобализация, пишет в
связи с этим В. Кувалдин, уходит корнями глубоко в историю, и все
же это феномен XX века. С данной точки зрения, считает автор, XX
век «можно определить и как век глобализации. Поэтому уроки XX
века особенно значимы и важны для понимания ее перспектив»2.

Аналогичного мнения придерживаются и некоторые другие
авторы, исходящие из того, в частности применительно к полити-
ческой сфере жизни общества, что «глобализация является зако-
номерным и естественным моментом, формой проявления эволю-
ционного усложнения политики»3.

Однако какого бы мнения ни придерживались те или иные ав-
торы в теоретическом и методологическом отношении, важно, что
все они, занимаясь проблемами глобализации, признают ее объ-
ектный и естественный характер. Это тем более значимо, что дан-
ные черты и особенности процесса глобализации признаются не
только теоретиками, но и практиками, государственными и обще-
ственными деятелями. Подтверждением этому может служить су-
ждение Президента Казахстана Н. Назарбаева о том, что «глобали-
зация — веление времени, которое невозможно затормозить или
отменить» и что она «базируется на тенденциях развития мировой
экономики, совершенствования компьютерных технологий, соз-
дания единого информационного пространства». Мир, замечает
автор, «становится теснее», замыкаться от него бессмысленно.
«Другое дело, что процессы глобализации для многих государств
могут иметь негативные последствия». Ибо если «для богатых го-
сударств глобализация заключается, помимо прочего, в откры-


тии для них рынков других стран», куда они продвигают свою
продукцию, то «остальные государства мира, по сути, кормят их
рабочих и инженеров, подавляя тем самым свои собственные про-
изводства»1.

Что же касается времени возникновения глобализации как
объективно существующего, естественного явления, то при реше-
нии данного вопроса в теоретическом и методологическом плане
принципиально важным представляется иметь в виду следующие
два момента. Первое — то, что наряду с глобализмом существуют
еще такие соотносимые с ним, но все же самостоятельные явле-
ния, как регионализм2, провинциализм, локализм и др. Из этого
следует, что далеко не всякий «обмен людьми и продуктами куль-
туры» носит глобальный, а не локальный (местный) или, скажем,
региональный характер. Глобальный характер он приобретает
лишь на определенном этапе развития общества, на уровне охвата
всех или большинства существующих в мире государств и право-
вых систем, а также наций, этносов и народов.

Суть второго момента заключается в том, что при определении
времени возникновения глобализма следует различать, с одной
стороны, разнообразные условия и предпосылки его становления, ко-
торые складываются на разных этапах развития человеческого сооб-
щества, а с другой — его различные формы и проявления. В частно-
сти, как справедливо отмечается в научной литературе, необходи-
мо проводить четкую грань между глобализацией как тенденцией,
«определяемой мощью цивилизации, ее способностью эффек-
тивно проецировать себя в планетарном масштабе, и глобализ-
мом как определенным цивилизационным стандартом
, мировоз-
зрением, имеющим свои теневые стороны и порождающим собст-
венную антитезу — идеологию и движение антиглобализма.

Со значительной долей вероятности можно предположить,
что глобализм как тенденция, как естественный процесс, наконец,
как предтеча глобализма — «определенного цивилизационного
стандарта» и определенного мировоззрения существовал в челове-
ческом обществе и оказывал активное воздействие на государство
и право практически всегда, на всех этапах развития человеческой
цивилизации3. Что же касается глобализма — определенного.


1 См.: Шестопал А. В. Философские основы глобалистики: деконструкция и ре-
конструкция всеобщей истории // Глобальные социатьные и политические пере-
мены в мире. М., 1997. С. 7—17;
Грохальски С. Государства в решении современных
глобальных проблем (Международно-правовые аспекты). Автореф. ... докт. юрид.
наук. М.. 1998. С. 1—3;
Дворянов В. А. Глобализация международной политики: к
уточнению понятия // Актуальные проблемы политики и права. Труды Пензенского
государственного университета. Межвузовский сборник научных статей. Вып. 2. Пен-
за, 2001. С. 23-66.


2 Кувалдин В. Глобализация — светлое будущее человечества? // Независимая газе-
та. 2000. 11 окт.


3 Ильин М. В. Глобализация политики и эволюция политических систем // Гло-
бальные социальные и политические перемены в мире. С. 47.



Независимая газета. 2001. 29 апр.

2 См.: Нефтиева В., Чернявская В. Развивающийся мир: глобализация или регио-
нализация //Мировая экономика и международные отношения.
2000. № 2. С. 15—19;
№ 3.
С. 123-128; № 7. С. 39-47.

3 См.: Kumar К From Post-Industrial to Post-Modern Society. New Theories of the
Contemporary World, Cambridge, 1995. P.
3-18.





сформировавшегося явления в виде «цивилизационного стандар-
та» и «планетарного» мировоззрения, то он появляется и соответ-
ствующим образом воздействует на национальные государствен-
ные и правовые институты лишь на самых поздних стадиях разви-
тия мировой цивилизации.

В-третьих, в процессе рассмотрения группы теоретически и
методологически значимых проблем, касающихся глобализации,
следует обратить внимание также на ее широко охватывающий и
неравномерно развивающийся характер
.

Исследователи проблем глобализации в подавляющем боль-
шинстве отмечают, что данный процесс в решающей степени ох-
ватывает в настоящее время финансы и экономику, в меньшей сте-
пени, хотя и весьма активно, — политику, еше в меньшей степе-
ни — духовную жизнь общества, традиции и национальную
культуру1.

Высказываются отдельные упреждающие суждения по поводу
того, что глобализация должна иметь и в будущем широко охваты-
вающий, но отнюдь не всеохватывающий характер
. В частности,
по мнению некоторых немецких экспертов, она не должна распро-
страняться на культуру, «на сферу художественную», ибо «куль-
тура — это форма самовыражения человека, региона, страны», и
если ее оторвать от «исторических, национальных, этнических
корней, то мы лишимся, пожалуй, главной основы сосуществова-
ния народов — диалога культур»2.

Замечания экспертов по поводу исключительно национально-
го характера культуры — вернее, стремление уберечь ее от все бо-
лее нарастающего глобализма и все более подминающего под себя
и нивелирующего национальные традиции и культуру космополи-
тизма — вполне понятные и объяснимые. В связи с этим нельзя не
разделить обеспокоенность известного отечественного писателя
А. И. Солженицына по поводу того, что в настоящее время «каток
нивелировки все жестче прокатывается по особенностям, характе-
ристикам, своеобразию национальных культур и национальных
сознаний и, сколь удается, выглаживает все эти индивидуальные
особенности под всемирный (американский, англосаксонский
стандарт). Действие этого катка грозит погасить все краски много-
образия человечества, всю духовную сложность и яркость его. Этот


процесс всеобщей стандартизации по смыслу своему — энтропий-
ный. Выравнивая потенциальные различия, он ослабляет способ-
ности человечества к развитию духовному, а вслед и к иным видам
развития»1.

Однако, соглашаясь с экспертами и разделяя обеспокоенность
А. И. Солженицына, нельзя упускать из поля зрения тот факт, что
процесс глобализации — это объективный, естественный процесс
и что для направления его в нужное русло потребуются огромные,
а главное — теоретически осмысленные и практически оправдан-
ные совместные усилия государств. Между тем объединить эти
усилия государств для решения данного вопроса, равно как и для
многих других, далеко не просто по ряду причин. Одна из них —
разные взгляды на проблему и зачастую противоположные оценки
сложившейся или складывающейся ситуации, а также несовмес-
тимые друг с другом интересы.

Если, например, представители США самонадеянно заявля-
ют, что сейчас в мире «в разгар» глобализации у США попросту нет
соперников по всем параметрам власти — военному, экономиче-
скому, финансовому, культурному (разрядка моя. — М. М.) —
и таковых не видно даже на горизонте»2, из этого посыла делают
далеко идущие выводы о том, что в процессе глобализации, веду-
щей к созданию нового миропорядка, в качестве неких образцов
должны выступать именно американская модель и американские
культурные и иные ценности, то эксперты из других стран в отно-
шении уровня развития духовной жизни и культуры в этой стране,
а вместе с тем и «американских образцов» придерживаются совсем
иного мнения3.

Разумеется, речь при этом не идет о тех российских «экспер-
тах», которые воспринимают США только в восклицательных зна-
ках («Америка — чудо света», «Америка — свободная страна»,
«Америка — чистая страна» и пр.) и которые широко повествуют
об «удивительном американском гуманизме», распространяющем-
ся» не только на людей, но и на мышей». Последних, рассказывают
эти исследователи, в Америке «ловят в специальные мышеловки,
которые мышь не убивают»; «отвозят в общество охраны живот-
ных», где их, «видимо, кормят, поят и отпускают на свободу»4. Не


1 См.: Erdman P. TugofWar. Today's Global Currency Crisis. N. Y., 1996; MullerH. Das
Zusammenleben der Kulturen. Ein Gegenentwurf zu Huntington. Frankfurt am Main,
1998;
Bryan L The Race for the World. Strategies to build a Great Global Firm. Boston.
2000; etc.


2 Сегодня. 2002. 16 янв.


1 Солженицын А. И. Россия в обвале. М., 1998. С. 115.

2 Независимая газета. 2001. 21 марта.

3 См.: Глобализация мирового хозяйства и национааьные интересы России / Под
ред. В. П. Колесова. М., 2002. С. 325-335.


4 Новая газета. 2002. 6—9 июня.





поясняется, правда, «на свободу» — в какой другой свободолюби-
вый штат или в какую цивилизованную страну.

Имеются в виду серьезные, трезвомыслящие, способные объек-
тивно, на основе анализа реальных, а не виртуальных, придуманных
«фактов» оценивать действительность и видеть, в частности, то, что в
США наряду с несомненными успехами в военно-промышленной
сфере и некоторых других областях традиционно существуют «чер-
ные дыры» в духовной сфере, в сфере культуры, в «рыночной», весь-
ма далекой от «мировых стандартов» морали и др.1 В связи с этим со-
вершенно справедливым представляется замечание А. И. Неклессы о
том, что в настоящее время «лидерство США в мире все чаще связы-
вается с экономическим и военным превосходством и все реже с пре-
восходством культурным и моральным»2.

Трудно спорить по поводу высказанного в научной литературе
мнения о том, что «США как государство поражены коррупцией
больше, чем какая-либо другая страна мира»3, но неопровержи-
мым фактом является то, что это далеко не идеальная держава,
способная выступить в процессе глобализации в виде некоего об-
разца и увлечь за собой как некая показательная государствен-
но-правовая и социальная модель весь остальной мир.

На фоне множества довольно искренних или явно инспири-
рованных, «верноподданических» статей и книг об этой благо-
словенной стране нельзя не выделить и не прислушаться к таким
риторическим на первый взгляд, но, по существу, весьма симпто-
матичным и значимым вопросам, исходящим от некоторых за-
падных экспертов, как вопрос о том, «означает ли окончание «хо-
лодной войны, триумф одной из супердержав над другой» или
же — это все-таки коллапс их обеих». Или такой далеко не безос-
новательный и не тривиальный вопрос, как вопрос о наличии
«серьезных причин рассматривать США как все более охватывае-
мое внутренним кризисом континентальное национальное госу-
дарство»4.


Наряду с широко охватывающим характером глобализации,
по всему фронту оказывающей воздействие на общество, государ-
ство и право, особо следует выделить также ее неравномерный ха-
рактер развития.

В методологическом плане при этом весьма важным представ-
ляется констатировать опережающий характер развития глобали-
заиионных процессов в сфере экономики по сравнению с другими
областями жизни общества, государства и права.

Несмотря на то что экономисты все еще продолжают затянув-
шийся спор о предельных масштабах, основных тенденциях и гра-
ницах возможного развития процессов глобализации в экономи-
ческой сфере1, с полной уверенностью можно сказать, опираясь на
многочисленные факты и мнения экспертов, что в современном
«глобальном мире уже сформировался центральный вектор миро-
вого развития — геоэкономический»2. Последний, как это не мо-
жет не показаться несколько странным в современном политизи-
рованном мире, где издавна сложился некий фетиш политики, от-
теснил на вторые роли и геостратегию (военная компонента),
которая открыто проявляет себя лишь в «исключительных» случа-
ях (например, в Югославии — «гуманитарные» бомбежки НАТО
или в Афганистане — «антитеррористическая» операция США), и
геополитику3.

Это означает, что при анализе системы глобализационных
факторов, оказывающих повседневное воздействие на современ-
ное государство и правовые системы различных стран, следует ис-
ходить из того, что наиболее важными из них все более отчетливо
выступают экономические и финансовые факторы. Именно они
прежде всего и во все большей степени сказываются не только на
процессе функционирования современных государств и правовых
систем, но и на их внутреннем и внешнем облике, а также на тен-
денциях их развития.

В связи с этим трудно не согласиться с мнением, что «не учи-
тывать факта глобальной экономики сегодня — непростительная
ошибка. Еще хуже не видеть качественных от нее изменений»4.


1 См.: Мелков Г. М. Указ. соч. С. 37—43: Щербина В. В. События 11 сентября и кон-
туры формирования нового мирового социального и политического порядка в
XXI веке // Философия хозяйства.
2002. № 1 (19). С. 46-65; Gray J. False Down. The
Delusions of Global Capitalism. L
., 1998. P. 3-28.

2 Неклесса А. И. Указ. соч. С. 110.

3 Глазунов М. Н. Размышление об экономике бывшего СССР // Философия хозяй-
ства.
2000. №5 (11). С. 131.

4 Calleo D. American's Federal Nation State: a Crisis of Post-imperial Viability? //
Political Studies.
1994. № XLII. P. 16.


1 См. Коллонтаи В. М. Пределы новой экономики // Философия хозяйства. 2001.
№ 1 (13). С. 138-148.


2 Кочетов Э. Г. Глобалистика: мировая трансформация и стратегия России (мир
как пролог нового ренессанса и преддверие нового человека) // Философия хозяй-
ства. 2002. № 1 (19). С. 128.


3 См. там же. С. 129.

4 Осипов Ю. М. Глобальная экономика: не миф, а реальность, хотя и трансцендент-
ная // Философия хозяйства. 2002. № 2 (20). С. 13.






В плане нового, глобального уровня соотношения экономики
и политики, включая государственный механизм и правовую сис-
тему, по сравнению с традиционным национальным уровнем ме-
тодологически и практически важным представляется иметь в ви-
ду не только и даже не столько радикальные изменения, происхо-
дящие в силу процесса глобализации в самой экономике, сколько
в характере ее воздействия на окружающую социальную, полити-
ческую, духовную и иную среду.

Можно спорить по поводу высказанного в научной литературе
тезиса, фактически фетишизирующего роль экономики вообще и
глобальной в частности, о том, что глобальная экономика — это
«свершившаяся мировая революция нашего века» и что она «ста-
новится повсеместно правящей системой»1. Однако свершившим-
ся и неоспоримым фактом является то, что глобальная экономика
вкупе со сложившейся мировой финансовой системой «начинает
проявлять себя не только как способ хозяйствования, но и как до-
минирующая система управления обществом, как политика и даже
идеология наступающей эпохи, становясь, по сути, новой власт-
ной системой координат»2.

Разумеется, в настоящее время речь не идет о полной замене
политической (государственной) власти — власти государствен-
ной бюрократии и международного политического «эстаблиш-
мента» — финансово-экономической властью, олицетворяемой
национальными и транснациональными финансово-экономиче-
скими кругами, ибо трудно себе представить хорошо организо-
ванный национальный и транснациональный рынок без право-
вых императивов (правил игры), а также без силовых и ряда дру-
гих государственных структур. Имеется в виду лишь давно
наметившаяся на национальном и мировом уровне, а в конце XX
— начале XXI века резко усилившаяся в связи с глобализацией
экономики и других сфер тенденция к укреплению фактической
власти финансово-экономической «элиты» и к переливу власти
из политических (государственно-правовых) мехов в финансо-
во-экономические. Это легко можно увидеть на примере совре-
менной России, правящие круги которой в значительной степени
зависят от конъюнктуры международного рынка и националь-
ных, именующих себя «олигархами», финансово-экономических
групп, а также на примере многих других цивилизованных и не-


цивилизованных стран, охваченных национальным и трансна-
циональным рынком1.

В-четвертых, при рассмотрении группы теоретически и мето-
дологически значимых проблем, касающихся глобализации в свя-
зи с ее воздействием на государство и право, следует указать на та-
кую ее особенность, как опережающее развитие функциональной
гтороны (аспекта) по сравнению с институциональной.

Данное обстоятельство вполне объяснимо, поскольку речь идет
прежде всего о глобализации как о процессе, интеграционной тен-
денции, а не о глобализации как некоем статичном явлении, высту-
пающем в виде «определенного цивилизационного стандарта». Тем
не менее институциональная сторона не должна игнорироваться,
поскольку глобализация воздействует на государство и право не
только своей функциональной стороной (через систему факторов
интеграционного характера), но и институциональной (через систе-
му институтов, порождаемых и подпитываемых глобализацией).

В связи с отставанием в развитии институциональной стороны
глобализации от функциональной некоторыми исследователями
высказывается беспокойство по поводу того, что продолжение
данного процесса может привести в конечном счете к распаду всякой
устойчивой социальности и вселенскому «хаосу» и что существующие
на этот институциональный счет «карты XXI века» пока «весьма
расплывчаты. Неточны, а порой более чем двусмысленны»2.

Экономические, а вместе с ними и политические процессы,
отмечается в связи с этим в отечественной литературе, уже давно
приобрели всемирный характер. Несколько сложнее обстоит дело
с возникновением «глобальных институтов или политических сис-
тем». Хотя уже само существование ООН и ее специализирован-
ных учреждений «можно рассматривать как свидетельство в пользу
институциональной глобализации политики»-. И далее: «самооче-
видность политических процессов и институтов мирового масшта-
ба настолько бесспорна, а примеры настолько наглядны и даже на-
зойливы, что это не оставляет, казалось бы, места для их проблема-
тизации. Проблема, однако, налицо»4.


1 НеклессаА. И. Указ. соч. С. 112.

2 Там же.


1 См.: Denitch В. Democracy and the New World Order: Delemmas and Conflicts //
Social Justice. 1996. Vol. 23. № 1-2. P. 21-36;
Martin H., Shumann H. The Global Trap:
Globalization and Assault on Prosperity and Democracy. L
. 1997. P. 38—65.

2 Heiciecca А. И. Указ. соч. С. 108.

3 Ильин М. В. Глобализация политики и эволюция политических систем // Гло-
бальные социальные и политические перемены в мире. С. 47.


4 Там же.





Последнее бесспорно. Но суть этой проблемы, а точнее, про-
блем, имеющих скорее больше практический, нежели теоретиче-
ский и методологический характер, заключается вовсе не в отста-
вании институционального развития глобализации от функцио-
нального и нарастающей в связи с этим угрозе возможного
наступления «вселенского хаоса», а совсем в другом1. А именно —
в искусственной драматизации данного факта и последующих за
этим попытках навязывания миру наднациональных институтов,
обслуживающих интересы лишь отдельных олигархических групп
или стран. Совершенно справедливым представляется суждение о
том, что сегодня политическая карта мира характеризуется форми-
рованием наднациональных систем регулирования, которые навя-
зывают целым странам политику во вред их собственным интере-
сам2. Новые политические и экономические «интеграции создают
новые политические объединения, имеющие свою собственную
валюту, модели экономического регулирования, правовые инсти-
туты, структуры управления, системы безопасности»3.

Речь, разумеется, идет не об ООН и ее «специализированных
учреждениях», переживающих в настоящее время глубокий кри-
зис, к которому, по мнению экспертов, «привел вовсе не возраст, а
неведомый вирус под названием «глобализация»4, точнее, резуль-
таты глобализации, которыми пытаются воспользоваться в ущерб
другим странам США и некоторые иные, называющие себя циви-
лизованными, страны. Имеются в виду такие порожденные глоба-
лизмом институты и объединения, как Международный валютный
фонд (МВФ), транснациональные корпорации (ТНК) и др.

Рассмотрение их роли и значения в процессе глобализации,
так же, как и анализ деятельности других наднациональных инсти-
тутов, — это тема особого исследования. Нас же она интересует,
равно как и весь процесс глобализации, лишь постольку, посколь-
ку
непосредственно связана с эволюцией современного нацио-
нального государства и права, функционирующих в
условиях гло-
бализаиии и подвергающихся активному воздействию со стороны
глобализации
.


3. Следует заметить, что при ближайшем рассмотрении сопри-
косновение с данной темой, так же, как и при рассмотрении про-
цесса глобализации в целом под углом зрения его взаимосвязи и
взаимодействия с государством и правом, возникает целый ряд от-
носительно самостоятельных теоретически и практически важных
вопросов, непосредственно касающихся самых различных сторон
государства и права. Среди них, например, вопросы степени изме-
нения сущности государства и права в новых условиях, порожден-
ных глобализацией; эволюции их форм и содержания; вопросы ха-
рактера взаимосвязи и взаимодействия национального государства
и права с «мировыми», транснациональными институтами; и др.

В процессе глубокого и всестороннего рассмотрения этих и
других аналогичных им вопросов методологически важным пред-
ставляется прежде всего то обстоятельство, которое некоторые ав-
торы деликатно стараются не замечать, а именно, что современное
государство и право функционируют не только в
условиях глоба-
лизации, но и под воздействием
противоположных процессов, по-
рожденных антиглобализмом
'.

Последний не следует воспринимать так одномерно и упро-
щенно, в виде некоего искусственно порожденного и к тому же
«реакционного» явления, как это преподносится иногда в литера-
туре. Довольно непривычно и в некоторой степени экзотично на
общем фоне спокойного восприятия антиглобализма как естест-
венной, обратной стороны глобализма звучат набатные слова быв-
шего советского, а ныне израильского автора Л. Явича о том, что
процессам глобализации, «интеграции, особенно в государствен-
но-политической сфере, имеющей прогрессивный характер, про-
тивостоят интересы реакции и регресса, этнократии и теократии,
опирающиеся на тоталитарные и авторитарные режимы, на сепа-
ратистско-шовинистические настроения отсталых слоев населения».
И далее в этом же духе: «Эти ретрогативные и агрессивные силы во

мя упрочения и сохранения своего господства провоцируют меж-

осударственные войны, межнациональные и межрелигиозные

вооруженные столкновения, осуществляют геноцид и этнические
чистки, грубо нарушают международное право и не признают или
фактически попирают права человека, что чревато гуманитарной


1 См.: Tavis L. Corporate Governance and the Global Social Void // Vanderbilt Journal of
Transnational Law. 2002. Vol
. 35. № 2. P. 501-513.

2 См.: СтешенкоЛ. А. Глобализация, национальные отношения и государственная
политика России // Материалы научно-практической конференции «Глобализацион-
ные процессы в
cqbepe права: проблемы правового развития в России и СН Г». 19 пре-
ля 2001 г. М.. 2001. С. 46.


3 Там же.

4 Независимая газета. 2000. 7 сент.


1 См., напр.: Хозин Г. С. Устойчивое развитие — новая задача глобальных пере-
мен // Глобальные социальные и политические перемены в мире. С. 17—30;
Цы-
ганков П. А.
Глобальные политические перемены и язык теории // Глобальные со-
циальные и политические перемены в мире. С. 32—44; и др.






катастрофой, поддерживают международный терроризм, любой
политический и национально-религиозный экстремизм»1.

Излишне возбудившись «прогрессивным характером» глоба-
лизма и «ретроградными и агрессивными силами» антиглобализ-
ма, исследователь допустил три серьезных промаха: а) не принял
во внимание тот общеизвестный факт, что антиглобализм пред-
ставляет собой такое же объективное, порожденное самой жиз-
нью, а потому имеющее полное право на существование, как и гло-
бализм, явление. Иное дело — некоторые формы выражения анти-
глобалистических настроений, которые зачастую не согласуются с
общественным порядком. Они, несомненно» заслуживают осуж-
дения; б) чрезмерно упростил ситуацию и увлекся весьма прямо-
линейными, «революционными» оценками типа «глобализм и его
последователи — это хорошо, прогрессивно, а антиглобализм и
миллионы его сторонников во всех странах, включая США2, — это
очень плохо, реакционно». В реальной жизни такого не бывает,
чтобы социально-политическое или иное явление было одномер-
ным — только «хорошим» или только «плохим». Каждое явление,
как известно, имеет и свою светлую, и теневую стороны; в) допус-
тил смешение и подмену друг другом двух таких неразрывно свя-
занных между собой, но тем не менее не идентичных понятий и со-
ответствующих явлений, как глобализм, с одной стороны, и его
последствия
, которыми пытаются воспользоваться в своих интере-
сах в новом мироустройстве США и их союзники, — с другой.

Антиглобализм как мировое общественно-политическое дви-
жение направлен не против глобализма как процесса, тенденции3.
а против эгоистичной и автократичной модели нового мироуст-
ройства
, реализации которой добиваются, используя глобализм,
высокоразвитые в промышленном отношении страны в ущерб ме-
нее развитым.

Весьма показательны в этом отношении претензии некоторых
американских экспертов на то, чтобы США как «главный получа-
тель выгод» от «драматических перемен», произошедших в мире в
результате окончания «холодной войны» и процессов, связанных с
глобализацией, продолжали и впредь использовать исключитель-


но в своих интересах сложившуюся в мире ситуацию. Вызов для
США в настоящее время, постулируется ими, состоит в том, чтобы
использовать нынешний период «максимального взлета своей мо-
щи так, чтобы канализировать перемены в русло формирования та-
кого международного порядка, который сохранил бы в неприкосно-
венности ведущее место и процвета
ние США» И далее: «Это потре-
бует пересмотра системы ООН — особенно Совета Безопасности;
новых или реформированных институтов для управления эконо-
микой; новых методов решения транснациональных проблем —
преступности, экологических бедствий, эпидемий; и новой систе-
мы поддержания стратегической стабильности»1.

В противоположность этому антиглобалистское движение вы-
ступает за иную, «более демократическую, социальную и экологи-
чески ориентированную модель интеграции». И это, подчеркива-
ется в научной литературе, путь не регресса, а настоящего прогрес-
са. Путь развития экономики и общества, ориентированного на
«интересы граждан, а не на цели роста финансовых спекуляций,
милитаризма, власти «глобальной номенклатуры»2.

Исходя из сказанного, следует подчеркнуть еще раз, что анти-
глобализм — это объективно обусловленная, естественная реакция
значительной части общества на глобализм. Это одна из глобаль-
ных тенденций развития современного мира, с которой нельзя не

считаться при рассмотрении государства и права в условиях глоба-

лизма. Это, наконец, реакция, условно говоря, сродни той, кото-
рая существовала в Средние века на волне противодействия про-
цессу колонизации со стороны высокоразвитых в техническом от-
ношении стран и которая, что вполне естественно, имела своих
весьма изощренных апологетов.

«Пусть учит международное право, — писал один из них — из-
вестный немецкий юрист Рудольф Иеринг, — что каждый народ
имеет для одного себя то, чем он владеет и производит»3, но если
«какой-нибудь народ высказывает себя неспособным воспользо-
ваться землей, вверенную ему природой, то он должен уступить ее
другому». И далее, почти в современном глобалистко-авторитар-
ном духе: «Торговля, ила общее, обмен материальных и духовных
богатств не есть только дело интереса и свободной воли народов,


1 Явич Л. С. О философии права на XXI век // Правоведение. 2000. № 4. С. 11.

2 См.: The Japan Times. 1997. December 2.

3 См.: БузгалинА. В., КолгановА. И. К определению глобализации и ее противоре-
чий: теоретические основания позиции «антиглобалистов» // От Сциллы к Харибде.
Актуальный поиск России / Под ред. Ю. М. Осипова, О. В. Иншакова, Н. П. Ваше-
кина, Е. С. Зотовой. В 2 т. Т. 1. М.; Волгоград, 2002.



1 Независимая газета. 2001. 21 марта.

2 Осипов Ю. М. Глобальная экономика: не миф, а реальность, хотя и трансцендент-
ная // Философия хозяйства. 2002. № 2(20). С. 28.


3 Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития. Ч. 1. СПб.,
1875. С. 6.






но есть право и обязанность; сопротивление исполнению этой
обязанности есть возмущение против порядка природы, против
заповеди истории; и народ, который запирается от других, совер-
шает не только грех против самого себя, лишая себя средства вос-
питания, но в то же время несправедливость против других наро-
дов»'. В заключение — зловещий вывод, согласно которому народ,
который «отвращается» от общения, «потому что не выносит со-
прикосновения с чужой культурой, т. е. воспитания путем исто-
рии, такой народ именно поэтому теряет свое право на дальнейшее
существование, его погибель приносит пользу миру»2.

4. При изучении государства и права в современных условиях
методологически важным представляется учитывать не только то,
что на них воздействуют противоположные друг другу — глобали-
стская и антиглобалистская — тенденции, но и то, что благодаря
«глобальным» средствам массовой информации, которые монопо-
лизированы в основном высокоразвитыми странами, создается их
очередной, отвечающий интересам этих стран исторический об-
раз, а точнее — теоретико-пропагандистский миф.

Разумеется, речь при этом идет не только об историческом «об-
разе» государства и права3 как таковых («государство — это я», «госу-
дарство — это орган или орудие» в руках господствующего класса,
«государство — это мы» и т. д.) или его оценочных категориях (госу-
дарство — это благо для общества или, наоборот, зло). Имеются в ви-
ду национальные, т. е. возникшие и развивающиеся на базе конкрет-
ного общества государствен но-правовые системы, которые воспри-
нимаются не иначе, как институты, находящиеся в глубоко
кризисном, апокалипсическом состоянии, не способные в одиночку,
как это было раньше, справиться с нарастающим валом мировых —
экономических, финансовых, экологических и иных — проблем.

В связи с этим в зарубежной, а отчасти и в современной отече-
ственной литературе появляется немало работ, где государство рас-
сматривается не как институт, организация общества, наделенная
суверенитетом и обладающая публично-властными полномочиями,
а как простая совокупность обладающих властью лиц и учрежде-
ний, осуществляющих управление обществом. Образ государст-
ва — суверена и носителя публичной власти все чаще «корректиру-
ется» в сторону «государства-менеджера», государства — обычного
аппарата управления, государства — заурядного арбитра между ра-


ботодателем и наемным работником («трипартизм»). Традицион-
ный образ национального государства с его публично-властными
полномочиями и соответствующими функциями все в нарастаю-
щей мере, судя по возросшему за последнюю декаду количеству
публикаций «глобалистского» характера, вытесняется создаваемым
положительным имиджем призванных заменить его транснацио-
нальных, а точнее, наднациональных институтов1.

В методологическом плане во избежание упрощенного вос-
приятия наметившейся тенденции изменения образа националь-
ного государства, а вместе с ним и права в условиях глобализма не-
обходимо обратить внимание на то, что попытки подобной «кор-
ректировки» предпринимаются не сами по себе, в отрыве от
процессов, происходящих в обществе и иной окружающей госу-
дарственно-правовые институты среде, а в целом их комплексе — в
тесной связи и взаимодействии с ними.

Так, в связи с возрастающей за последние десятилетия в силу
ряда объективных и субъективных причин разобщенности в тради-
ционном «национальном» обществе, являющемся основой нацио-
нального государства, выдвигаются идеи отказа от прежней кон-
цепции народа как особой социальной общности. Его предлагает-
ся рассматривать лишь в плане совокупности «автономных»
самодостаточных индивидов. Тем самым в значительной степени
размываются социальные основы национального государства и
создаются предпосылки для формирования социальной базы не-
коего подобия транснационального государства.

Кроме того, в связи с предпринимаемыми попытками измене-
ния положительного имиджа национальных государствен но-пра-
вовых институтов в пользу глобальных, транснациональных ин-
ститутов в зарубежной литературе довольно давно и систематиче-
ски2, а в современной отечественной — пока эпизодически
апробируются идеи постиндустриального, глобального по своим
масштабам государства и общества3, а также развиваются идеи о


1 Иеринг Р. Указ. соч. С. 6.

2 Там же.

3 См.: Мамут Л. С. Образ государства как алгоритм политического поведения //
Общественные науки и современность. 1998. № 6. С. 85—97.



1 См.: Мальковская И. А. Проблемы размывания государственности в условиях
глобализации // Философия хозяйства. 2000. № 5 (11). С. 231—238;
СтешенкоЛ. А.
Глобализация, национальтные отношения и государственная политика России //
Материалы научно-практической конференции «Глобализационные процессы в
сфере права: проблемы правового развития в России и СНГ». 19 преля 2001 г. М.,
2001. С
. 46-48.

2 См.: Dunn J. Introduction: Crisis of the Nation State? // Political Studies. 1994. Vol.
XLII. P. 3—15;
Conca K. and Lipschutz R. The State and Social Power in Global
Environmental Politics. N. Y., 1993. P. 7-18;
HurrelA. A Crisis of Ecological Viability?
Global Environmental Change and the Nation State // Political Studies.
1994. Vol. XLII.
P. 146—165; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального
прогнозирования. М., 1999; и др.






создании под влиянием процесса глобализации так называемого
мегаобщества, «в рамках которого существующие националь-
но-государственные образования выступают в качестве
более или менее самостоятельных структурных единиц
(разрядка моя. — М. Л/.)»1.

В научном плане все эти идеи и теоретические конструкции,
несомненно, имеют право на существование уже хотя бы потому,
что они в определенной мере отражают происходящие в экономи-
ческой и социально-политической сферах жизни общества про-
цессы. Не учитывать их при изучении современного государства и
права теоретически и методологически было бы опрометчивым,
поскольку они фактически составляют часть отнюдь не пассивной
идеологии правящих кругов высокоразвитых стран и международ-
ной, весьма влиятельной «элиты» и бюрократии.

В практическом же плане подавляющее большинство глобали-
стских теорий остается в основном не более чем теориями,
имеющими под собой весьма зыбкую эмпирическую базу. И это
все при том, что, как справедливо отмечалось в некоторых науч-
ных изданиях, в целом «мировая глобалистика в настоящее время
располагает значительными эмпирическими достижениями»2.
Проблема, очевидно, заключается в самих теориях, далеко не всег-
да адекватно отражающих «эмпирическую» действительность.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации