Поликарпов В.С. История науки и техники - файл n1.doc

приобрести
Поликарпов В.С. История науки и техники
скачать (1434 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1434kb.10.09.2012 15:11скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
В.С. Поликарпов
ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ
Рекомендовано Министерством общего

и профессионального образования Российской Федерации

в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений
П 501 В.С. Поликарпов. История науки и техники (учебное пособие). - Ростов-на-Дону: издательство «Феникс» - 1998. 352 с.

Учебное пособие соответствует требованиям государственного стандарта и предназначено для студентов старших курсов, магистрантов и аспирантов всех специальностей.

В учебном пособии излагаются принципиальные, узловые моменты истории науки и техники на основе сочетания социально-экономического и социально-культурного подходов. В нем используется все позитивное, накопленное в отечественных и зарубежных историко-научных и историко-технических исследованиях, в философии и методологии науки и техники. В них развернута панорама развития науки и техники от простых орудий первобытного человека и его ритуалов до нанотехнологии и «Интернета». Пособие может быть использовано студентами .колледжей, учащимися старших классов а также всеми, кто интересуется вопросами истории.
СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Лекция 1. Методология истории науки и техники

Лекция 2. Методология истории науки и техники (продолжение)

Лекция 3. Древний миф и знание

Лекция 4. Неолитическая революция

Лекция 5. Сакральные цивилизации и начала науки

Лекция 6. Наука и техника в цивилизациях Тропической Африки и доколумбовой Америки

Лекция 7. Генезис науки в Древней Греции

Лекция 8. Первый великий век науки

Лекция 9. Наука и техника в великих цивилизациях Азии

Лекция 10. Наука и техника в средневековой Западной Европе

Лекция 11. Происхождение современной науки

Лекция 12. Промышленная революция

Лекция 13. Научная революция на рубеже ХIХ-ХХ вв. и научно-техническая революция XX века

Лекция 14. Техника XX столетия

Лекция 15. Наука и технология в конце XX века

Лекция 16. Прогноз развития науки и техники

Хронологическая таблица крупнейших изобретений и открытий

Литература

Предисловие

На пороге III тысячелетия происходит становление новой, постнеклассической науки, интегрирующей в себе достижения высокоматематизированного естествознания с эвристическим потенциалом древних традиций культур Востока и Запада; стремительно входят в жизнь био- и психотехнологии; миниатюризация, начало которой положили информационные технологии, легла в основу нанотехнологий; начали свой марш психологическая, информационная, дигиталъная (цифровая) революции. Но Прометей, высекший первые искры в пещерах Кро-Маньона, в растерянности глядит на печи Освенцима и пепел Хиросимы. А космический корабль по имени Земля с человечеством на борту все так же летит меж звезд; если у человечества не хватит ума, страсти и воли остановить безумие рвущих свой кусок «золотых ста тысяч» и предотвратить экологическую, энергетическую и прочие катастрофы, остановить надвигающиеся эпидемии - загадочного СПИДа и вульгарного туберкулеза, все так же будет лететь Земля и с мертвой командой на борту. Но ученые продолжают вести себя так, как будто нет ничего важнее истины, политики - действовать так, как будто история человечества продлится не далее очередных выборов, бизнесмены... но о бизнесменах лучше промолчим. Люди же в массе ведут себя так, как если бы вид Homo sapiens был бессмертен, и меньше думают о генах своего ребенка, чем об утюгах Тефаль или фенах Ровента.

Аристотель определил человека как двуногое существо без перьев. Достоевский к классической двуногости добавил: «и неблагодарное», впрочем, кажется, он шутил. Консультант-редактор иллюстрированной энциклопедии «Изобретения, которые изменили мир» Г.Р. Тэйлор назвал человека изобретательным, и мы присоединяемся в этой книге к такому определению. Изобретательность вот в чем глубочайшее отличие образа жизни человека от поведения и жизнедеятельности животных. Голод и холод, горные пропасти и неоглядная ширина морен, раскаленные безводные пустыни и тихие шорохи дубрав все бросало людям новые и новые вызовы, и каждый грозил смертью. Но всегда отыскивался человек, который находил выход.

Кто же были эти гении, которые сделали возможной нашу современную цивилизацию? Из десятков миллиардов человек, живших и живущих ныне, видимо, лишь считанные сотни тысяч смогли создать нечто новое и полезное. Но именно их деятельность обусловила изменение численности и распределения населения нашей планеты, вносила величайшие перемены в способы ведения войн и формы политической власти, трансформировала воспитание и образование... «Кто эти изобретатели? Какие мотивы двигали ими? Что придавало им смелость? Как они могли сделать то, что не смогли сделать другие? - спрашивает Г.Р. Тейлор. Эти вопросы представляют собой больше, чем философский интерес, ибо связаны практически с экзистенцией человечества. Можно надеяться, что правительства будут предпринмать колоссальные усилия по поиску таких талантов и создавать для них необходимые условия. Ведь в традиционных обществах изобретатели вынуждены были вести борьбу за признание; ими обычно пренебрегали и даже изолировали от общества».

Именно в результате изобретательской деятельности человека с самого рождения общества появилась техника, а затем и наука. Чтобы понять ситуацию, в которой человечество оказалось сегодня, необходимо знать узловые моменты истории науки и техники. Здесь «работает» философский принцип: «чтобы понять какое-нибудь явление, нужно знать его генезис и историю развития».

В советское время было издано немало фундаментальных монографий и учебных пособий, посвященных истории науки и техники, например: А.А.Зворыкин, Н.И.Осьмова, В.И.Чернышев, С.В.Шухардин. «История техники»; В.С.Виргинский, В.Ф.Хотеенков. «Очерки истории науки и техники с древнейших времен до середины XV века»; С.Лнлли. «Люди, машины и история»; Дж.Бернал. «Наука в истории общества»; В.И.Вернадский. «Избранные труды по истории науки»; П.П.Гайденко. «Эволюция понятия науки»; И.Д.Рожанский. «Развитие естествознания в эпоху античности»; В.А.Кириллин. «Страницы истории науки и техники» и др. В большинстве из них методологической основой служит формационный, социально-экономический подход, однако в некоторых из них просматривается и дополняющий его цивилизационный, социокультурный подход, позволяющий глубже и полнее рассмотреть феномены «наука» и «техника». В настоящее время общепринятым стала взаимодополнительность этих подходов, причем больше внимания акцентируется на социокультурном. С тех пор не было, за редким исключением, издано курса лекций по истории науки и техники, столь необходимого сейчас. В 1996 году вышло в издательстве Харьковского государственного политехнического университета учебное пособие Л.Н.Бесова «История науки и техники с древнейших времен до конца XX века», в основе которого лежит новая парадигма инженерного образования будущий специалист должен видеть себя не просто творцом новых машин, устройств и технологий, но и адвокатом Природы, которая требует защитить ее от непродуманной инновационной деятельности.

В данном курсе лекций излагаются принципиальные, узловые моменты истории науки и техники на основе сочетания социально-экономического и социально-культурного подходов. В нем используется все позитивное, накопленное в отечественных и зарубежных историко-научных и историко-техническнх исследованиях, в философии и методологии науки и техники, а также результаты авторских исследований, изложенных в ряде монографий «Человек как космопланетарный феномен», «Современная культура и генная инженерия», «Интегральная природа человека: естественнонаучный и гуманитарный аспекты», «Время и культура», «Феномен человека - вчера и завтра», «Лекции по культурологии» и находящейся в печати книге «Многомерный мир современного человека». Автор стремится развернуть панораму развития науки и техники от простых орудий первобытного человека и его ритуалов до нанотехнологии и «Интернета», по ходу изложения он приводит различные точки зрения на те или иные проблемы истории науки и техники, чтобы читатель мог четко представить себе суть рассматриваемого вопроса. Лекции «Происхождение современной науки» и «Наука и технология в конце XX века» написаны совместно с к.ф.н., доц. В.А. Поликарповой. Автор благодарит за техническую помощь в подготовке данного курса лекций своих сыновей Андрея и Сергея. Данный курс лекций предназначен для студентов старших курсов и магистров вузов, для аспирантов и всех интересующихся историей науки и техники.

1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ

Основные понятия и термины истории науки и техники. Дефиниции науки, научной парадигмы, техники, технологии, техносферы, технических наук. Всеобщий характер науки и техники. Модели взаимоотношения науки и техники. Линейная модель. Эволюционная модель. Модель ориентации науки на технику. Модель науки как основы техники. Модель автономии и единства науки и техники.

История науки и техники, как всякая отрасль научного знания, имеет свою сетку основных понятий и терминов, свой «инструментарий». Это, прежде всего, такие понятия, как «наука», «техника», «научная программа», «естественные науки», «технические науки», «техносфера», «технология», «периодизация науки», «периодизация техники», «законы развития науки», «законы развития техники», «ис-торико-научные исследования», «историография техники», «научная революция», «техническая революция», «промышленная революция», «неолитическая революция», «аграрная революция», «научно-техническая революция», «научно-технический прогресс» и пр. В нашей лекции кратко раскроем содержание основных по­нятий истории науки и техники, и в первую очередь понятий «наука», «техника» и «технология» с сопутствующими им другими категориями и терминами. Начнем с понятия «наука» и сразу же подчеркнем, что наука представляет собою объект изучения сразу нескольких дисциплин, включая историю, социологию, экономику, психологию, науковедение, философию и методологию науки, причем две последние занимают здесь особое место. Наука - многоаспектный, многогранный и сложно устроенный феномен, ибо он предстает и как социальный институт, и как определенная деятельность по производству знаний, и как традиция, позволяющая этой специфической деятельности осуществляться. Понятно, что науковедение и философия науки пытаются, как известно, получить ответы на следующие основные вопросы: что такое научное знание, как оно устроено, каковы принципы его организации и функционирования, что собой представляет наука как производство знаний, каковы закономерности формирования и развития научных дисциплин, чем они отличаются друг от друга и как взаимодействуют и т.д.

Даже если рассматривать науку как производство знаний, то она и в этом отношении представляет собой нечто весьма многосложное и разнородное. В своем учебном пособии «Философия науки и техники» В.С.Степин, В.Г.Горохов и М.А.Розов характеризуют данный аспект науки следующим образом: «Это и экспериментальные средства, необходимые для изучения явлений, - приборы и установки, с помощью которых эти явления фиксируются и воспроизводятся. Это методы, посредством которых выделяются и познаются предметы исследования (фрагменты и аспекты объективного мира, на которые направлено научное познание). Это люди, занятые научным исследованием, написанием статей или монографий. Это - учреждения и организации типа лабораторий, институтов, академий, научных журналов... Это - системы знаний, зафиксированные в виде текстов и заполняющие полки библиотек. Это - конференции, дискуссии, защиты диссертаций, научные экспедиции...» Общей основой всех этих перечисленных явлений служит технология человеческой деятельности по производству знаний, т.е. наука - это определенная человеческая деятельность, которая выделена в процессе разделения труда и направлена на получение знаний.

Наука - это далеко не только деятельность конкретного человека или группы людей, но есть и некоторый надындивидуальный, надличностный феномен. Ведь деятельность Галилея, Максвелла или Дарвина, чьи труды оказали влияние на науку, подчинялась ее требованиям и законам. Их деятельность детерминирована неким обезличенным целым, выглядывающим из-за спины каждого индивидуального своего представителя. Этим целым является совокупность научных традиций, в рамках которых работает ученый и чью силу осознают сами исследователи. Можно сказать, что наука как традиция и как деятельность - это два аспекта, дополняющие друг друга, причем следует помнить их погруженность в социокультурный контекст. Необ­ходимо также принимать во внимание историческую изменчивость самой научной деятельности и научной традиции, так как в процессе их развития происходит не только накопление нового знания, и перестраиваются ранее сложившиеся представления о мире, но и происходит изменение всех компонентов науки: изучаемых ею объектов, средств и методов исследования, особенностей научных коммуникаций, форм разделения и кооперации научного труда и т.д.

Содержание понятия «наука» будет неполным без его социокультурной составляющей, ибо проблема связи науки и культуры все больше выдвигается на первый план из-за односторонности и неудовлетворительности двух методологических подходов к анализу науки, которые обычно называют интерналистским и экстерналистским. Первый требует при изучении истории науки исходить исключительно из имманентных законов развития знания, второй предполагает, что изменения в науке определяются чисто внешними по отношению к знанию факторами. Рассмотрение науки в системе культуры, по справедливому мнению П.П. Гайденко, позволяет избежать одностороннего подхода и показать, каким образом осуществляется взаимодействие, «обмен веществ», между наукой и обществом и в то же время сохраняется специфика научного знания. Здесь немалую роль играет понятие «научная программа» (ее образцом является известное положение пифагорейцев - «все есть число»), которая не только задает определенную картину мира, но и служит одним из существующих «каналов» связи между наукой, культурой и обществом. Теперь выясним содержание другого основного понятия нашего курса лекций - понятия «техника», кото­рое отнюдь не является простым. Необходимо иметь в виду то немаловажное обстоятельство, что техника в XX столетии находится в фокусе изучения самых различных дисциплин как технических, так естественных и общественных, как общих, так и частных. В научной литературе технику относят к сфере материальной культуры: она - обстановка нашей домашней и общественной жизни, средства общения, защиты и нападения, все орудия действия на самых различных поприщах. Так определяет технику на рубеже XIX XX столетий отечественный исследователь П.К. Энгельмейер: «Своими приспособлениями она усилила наш слух, зрение, силу и ловкость, она сокращает расстояние и время и вообще увеличивает производительность труда. Наконец, облегчая удовлетворение потребностей, она тем самым способствует нарождению новых... Техника покорила нам пространство и время, материю и силу и сама служит той силой, которая неудержимо гонит вперед колесо прогресса». Однако, как хорошо известно, материальная культура связана с духовной культурой самыми неразрывными узами и поэтому техника имеет и нематериальный аспект в виде совокупности знаний. Не случайно в «Кратком толковом словаре русского языка» она имеет многозначную интерпретацию: «Техника. 1. Совокупность средств труда, орудий, с помощью которых создают что-нибудь. 2. Машины, механические орудия. 3. Совокупность знаний, средств, способов, используемых в каком-нибудь деле».

Такого рода дефиниции техники можно обнаружить также в «Большой Советской Энциклопедии» и других энциклопедических словарях и справочниках. Более развернутое определение техники на основе проведенного философского анализа дают В.С. Степин, В.Г. Горохов и М.А. Розов: «Итак, техника должна быть понята

• как совокупность технических устройств, артефактов - от отдельных простейших орудий до сложнейших технических систем;

• как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств - от научно-технического исследования и проектирования до их изготовления на производстве и эксплуатации, от разработки отдельных элементов технических систем до системного исследования и проектирования;

• как совокупность технических знаний - от специализированных рецептурно-технических до теоретических научно-технических и системотехнических знаний». Сюда следует добавить гот существенный момент, согласно которому теперь к сфере техники относится не только использование, но и само производство научно-технических знаний, их приращение. С понятием техники неразрывно связано, прежде всего, понятие технологии, содержание которого в «Большой Советской Энциклопедии» расшифровывается следующим образом: «Технология (от греч. ???? – искусство, мастерство, умение и ????? – слово, знание), совокупность приемов и способов получения, обработки или переработки сырья, материалов, полуфабрикатов или изделий, осуществляемых в различных отраслях промышленности, в строительстве и т.д.; научная дисциплина, разрабатывающая и совершенствующая такие способы и приемы».

Развитие технических знаний необходимо брать в единстве с прогрессом естественнонаучных знаний, что дает возможность рассмотреть такой важный методоло­гический вопрос как периодизация развития технических наук. Здесь при выделении периодов в истории технического знания следует принимать во внимание, во-первых, относительную самостоятельность развития технического знания, во-вторых, его обусловленность прогрессом естествознания и техники. Исходя из этого отечественные исследователи Б.И. Иванов, О.М. Волосевич и В.В. Чешев в качестве первого приближения к решению поставленного вопроса предлагают условно выделить четыре этапа в развитии технического знания.

Первый период донаучный, когда технические знания существовали как эмпирическое описание средств трудовой деятельности и способов их применения. Он охватывает длительный промежуток времени, начиная с первобытнообщинного строя и кончая эпохой Возрождения. Технические знания эволюционировали и усложнялись вместе с прогрессом техники, что может быть репрезентировано развитием содержательных форм знания следующей цепочкой: практико-методические, технологические, конструктивно-технические. Соответственно в естествознании можно выделить два первых периода, предшествующие становлению его как науки: натурфилософский и схоластический. Благодаря схоластике естествознание приобрело дисциплинарный характер и превратилось в полноценную систему наук. В этот период естественнонаучные и технические знания развивались параллельно, взаимодействуя лишь спорадически, без непосредственной и постоянной связи между ними.

Следующий период в развитии технического знания - генезис технических наук - охватывает промежуток времени, начиная со второй половины XV в. до начала XIX в. Это тот этап в истории науки и производства, когда для решения практических задач начинают использовать научное знание. На стыке производства и естествознания возникает научное техническое знание, которое призвано непосредственно обслуживать производство. Формируются принципы получения и построения научного технического знания, круг решаемых ими задач, методы. Одновременно продолжается становление естествознания, которое связано с производством опосредованно, через технические науки и технику. Благодаря этой взаимосвязи складываются все те особенности, которые обусловили в дальнейшем лицо классической науки.

Третий период «классический» в истории естествознания и технических наук по времени охватывает XIX в. и продолжается вплоть до середины XX в. Тех­нические науки представляют собой сформировавшуюся и развитую область научных знаний, имеющую свой предмет, средства, методы и четко очерченную сферу исследования (речь идет о технических науках в целом, некоторые из них возникают и формируются и сейчас). Именно в данный период сложились довольно устойчивые формы взаимосвязи естествознания и технических наук.

Наконец, в середине XX столетия перед нами новый период в развитии науки вообще и технических наук в частности. Определяющим фактором здесь является развертывающаяся научно-техническая революция, нацеленная на становление автоматизированного производства. Одной из особенностей НТР является инте­грация естественнонаучного и технического знания как проявление общего процесса интеграции в науке. Образовались и развиваются такие гигантские комплексы наук, как информатика, космонавтика и др. Результатом НТР служит развивающийся быстрыми темпами научно-технический прогресс, когда появляются новые технологии - информационные, биотехнология, нанотехнология и т.д. Происходит дальнейшая интеграция технического и естественнонаучного знания, к которому начинает подключаться и социально-гуманитарное знание. Из закономерностей развития науки и техники, а также из наметившихся направлений научно-технического прогресса следует, что сейчас складывается постнеклассическая наука, т.е. идет становление единой системы научного знания, когда «естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» (К.Маркс).

Становление единой системы научного знания наполняет новым смыслом перенесенное по аналогии из других структур (биосфера, ноосфера) в область техники понятие «техносфера». Это понятие фиксирует некоторые целостные параметры происходящих в технике и технологии естественных процессов, что требует своего философского осмысления. По мнению М. Розина, осмысленное использование понятия техносферы возможно в случае социокультурной детерминации целостной системы процессов техники и технологии. В русле такого подхода становится понятным, что осознание динамики техносферы является актуальной задачей не только теоретического, но и практического плана. Сегодня уже недостаточно представлений о техносфере как совокупности технических инструментальных артефактов. Развивая мысль М. Розина о понятии техносферы, А. Литвинцева следующим образом структурирует техносферу:

• сами технические артефакты, т.е. техника как объект и ее социокультурная значимость;

• специфическое техническое знание, умения, правила, теории, их культурная ценность;

• техническая деятельность в двух планах (как специфический ее вид деятельность инженерная, и как техническая деятельность повседневной бытовой жизни);

• некоторая субъектная определенность (воля, мотив, потребность, намерение, способность) как определенная ментальность;

• система отношений - между человеком и природой, в которых техника выступает как посредник и источник формирования определенного типа взаимодействия; между техникой как искусственной и природой как естественной средой; между человеком и техникой; между людьми в мире техники, где техника является фактором формирования их образа жизни; как система отношений техники и основ цивилизации и культуры.

«Анализ динамики всех этих структурных элементов техносферы показывает, - подчеркивает А. Литвинцева, - что в целом происходят существенные изменения места и роли техносферы в целостной социокультурной системе. Она начинает занимать не только приоритетное место, чем, и порожден техногенный характер современной цивилизации, но и порабощает человека, подчиняя его законам своей эволюции». Данное положение общепринято в мировой философии науки и техники, его используют в своих трудах крупные мыслители и исследователи (Г.Маркузе, Г.Сколимовский, И.Банька и др.) при рассмотрении проблемы экзистенции человека.

Развитие науки и техники носит всеобщий характер без него само существование человеческого общества было бы просто невозможно. Иное дело, что развитие и науки, и техники всегда происходит в конкретных исторических и культурных условиях, детерминируемых, прежде всего производительными силами общества, способом производства. Одновременно с этим достижения науки и технический прогресс способствуют эволюции общества, генерируя, в свою очередь, уровень производительных сил и соответствующий социокультурный контекст. И хотя развитие науки и техники в истории человечества происходит неравномерно периоды быстрого прогресса сменялись периодами стагнации и даже упадка, - значимость этих сфер человеческой деятельности в целом постоянно возрастает, о чем свидетельствует современный научно-технический прогресс.

Сама наука со своими корнями и техника до своего самостоятельного существования как формы человече­ской деятельности неотрывны от существования и функционирования человеческого общества. Их корни теряются в бесконечной дали веков, будучи вплетены в материальную деятельность первобытного коллектива (первоначальные знания человека носили эмпирический характер). В своих «Размышлениях натуралиста» наш гениальный исследователь В.И.Вернадский писал о всеобщем характере научного знания следующее: «Наука есть создание жизни. Из окружающей жизни научная мысль берет приводимый ею в форме научной истины материал. Она - гуща жизни - его творит прежде всего... Наука есть проявление действия в человеческом обществе совокупной человеческой мысли». Познать научную истину, утверждал он далее, «нельзя логикой, можно лишь жизнью. Действие характерная черта научной мысли. Научная мысль, научное творчество, научное знание идут в гуще жизни, с которой они неразрывно связаны, и самим существованием своим они возбуждают в среде жизни активные проявления, которые сами по себе являются не только распространителями научного знания, но и создают его бесчисленные формы выявления, вызывают бесчисленный крупный и мелкий источник роста научного знания».

Всеобщим характером обладают и технические науки как исторически сформировавшаяся область научного знания и типа научной деятельности. Более того, технические науки подобны двуликому Янусу – они теснейшим образом связаны с естествознанием и с инженерным опытом. В свое время академик И.И. Артоболевский говорил, что «звеньями, связующими науку и инженерную практику, являются те области науки, которые мы называем техническими науками, а проф. Бернал чаще всего их называет прикладными науками. Действительно, технические науки рождаются как бы на стыке точных наук и инженерного опыта, при том они проникают как в точные науки, так и в инженерную практику. Поэтому так трудно часто бывает устано­вить, где кончается наука и начинается инженерная практика». Тем более усиливается и расширяется связь технических наук с инженерным опытом в условиях набирающего темпы научно-технического прогресса, что предполагает выяснение проблемы изменяющегося соотношения науки и техники.

В современной литературе по философии техники существуют следующие основные подходы к решению проблемы изменения соотношения науки и техники:

1) техника рассматривается как прикладная наука (линейная модель);

2) процессы развития науки и техники рассматриваются как автономные, но скоординированные процессы (эволюционная модель);

3) наука развивалась, ориентируясь на развитие технических аппаратов и инструментов;

4) техника науки во все времена обгоняла технику повседневной жизни;

5) до конца XIX в. регулярного применения научных знаний в технической практике не было, но оно характерно для современных технических наук. Кратко рассмотрим эти модели соотношения науки и техники в данной последовательности.

Долгое время (особенно в 50-60-е гг. нашего столетия) одной из наиболее распространенных была так называемая линейная модель, согласно которой техника есть простое приложение науки или прикладная наука. Иными словами, технические науки не признаются самостоятельной областью научного знания, что проявляется в не расчленении наук на естественные и технические. Так, Дж. Бернал в книге «Наука в истории общества» упомянул о прикладных науках, но во взаимоотношениях науки и техники содержанию и роли последних внимания уделено недостаточно. «Главное основание для отличия научной стороны общественной деятельности от прочих заключается в том, - писал он, - что она, прежде всего, касается вопроса о том, как сделать вещи, относится к вершине данной массы знаний фактов и действия и вытекает в первую очередь и главным образом из понимания, контроля и преобразования средств производства, т. е. техники, обеспечивающей потребности человека... Основное занятие ученого состоит в том, чтобы найти, как сделать вещь, а дело инженера создать ее». Нетрудно заметить, что в данном высказывании Дж. Бернала к научным знаниям отнесены и естественнонаучные и технические знания, но без их расчленения. В то же время из технической деятельности изъят исследовательский момент и оставлены, вероятно, изобретательская и практическая деятельность по изготовлению технических средств в сфере производства. Это подтверждается и другим рассуждением Дж. Бернала: «Техника - это индивидуально приобретенный и обще­ственно закрепленный способ изготовления чего-либо; наука - это способ понимания того, как это изготовить, с тем, чтобы изготовить лучше». И здесь при определе­нии техники отмечена роль индивидуальной творческой деятельности изобретателя. Наука же представлена интегрально, без размежевания ее на естественные и технические знания.

Однако эта точка зрения в последние годы подверглась серьезной критике из-за своего сильного упрощения и неадекватности действительному положению дел. Такая модель взаимоотношения науки и техники, когда за наукой признается функция производства знания, а за техникой - лишь его применение, вводит в заблужде­ние, так как утверждает, что наука и техника представляют различные функции, выполняемые одним и тем же сообществом. В реальности же изобретательская и тем более проектно-конструкторская деятельность опираются непосредственно на технические науки, так как именно они осуществляют анализ структуры и функционирования технических средств труда, дают методы расчета и разработки технических устройств. Наукой занимается одно сообщество, техникой - другое, что и обеспечивает в современных условиях колоссальную эффективность научно-технического прогресса.

Процессы развития науки и техники часто рассматриваются как самостоятельные, независимые друг от друга, но скоординированные. Тогда имеется два варианта их соотношения: 1) наука на некоторых стадиях своего развития использует технику инструментально для собственных целей, и наоборот - бывает гак, что технике необходимы научные результаты в качестве инструмента, чтобы получить нужные ей эффекты; 2) техника задает условия для выбора научных версий, а наука в свою очередь технических. Перед нами эволюционная модель соотношения науки и техники, ко­торая схватывает вполне реальные процессы их взаимодействия.

В этой модели выделяются три взаимосвязанные, но самостоятельные сферы: наука, техника и производство или в широком смысле практическое использование. Внутренний инновационный процесс происходит в каждой из этих сфер согласно эволюционной схеме. Западный исследователь С. Тулмин, например, переносит выработанную им дисциплинарную модель эволюции науки на описание исторического развития техники. Только в данном случае речь идет уже не о факторах изменения популяции теорий или понятий, а об эволюции инструкций, проектов, практических методов, приемов изготовления и т.д. Аналогично развитию науки новая идея в технике часто ведет к появлению совершенно новой технической дисциплины. Техника развивается за счет отбора инноваций из запаса возможных технических вариантов. В отличие от науки, где критерием отбора успешных вариантов в науке являются главным образом внутренние критерии (например, красота), в технике они зачастую будут внешними. Иными словами, значимыми здесь выступают не только собст­венно технические критерии (скажем, эффективность или простота изготовления), но и - оригинальность, конструктивность и отсутствие негативных последст­вий. Кроме того, темп инноваций детерминирован в технической сфере социально-экономическими факторами.

В своей работе «Инновация и проблема использования» С. Тулмин для описания взаимодействия трёх автономных эволюционных процессов применяет ту схему, которую он создал для описания процессов развития науки, а именно: создание новых вариантов (фаза мутаций) - создание новых вариантов для практического использования (фаза селекции) распространение успешных вариантов внутри каждой сферы на более широкую сферу науки и техники (фаза диффузии и доминирования). Данная схема справедлива так же для описания взаимосвязи техники и производства, причем техника отнюдь не рассматривается как прикладная наука. В данном случае философы науки пытаются перенести модели динамики науки на объяснение развития техники, что требует специального исследования.

Согласно третьей модели, наука развивалась благодаря ориентации на развитие технического инструментария и поэтому представляет собой серию попыток исследовать способ функционирования составляющих этот инструментарий элементов. Так, немецкий философ Г. Бёме приводит в качестве примера теорию магнита английского ученого В.Гильберта, основанную на использовании компаса. Такие аналогии просматриваются в возникновении термодинамики на основе технического развития парового двигателя, в научных открытиях Галилея и Торричелли, которые были сделанными на основе практики инженеров, строивших водяные насосы. Отсюда Г. Бёме делает обобщающий вывод о том, что техника ни в коем случае не является применением научных законов, скорее, в технике идет речь о моделировании природы сообразно социальным функциям: «И если говорят, что наука является базисом технологии, то можно точно так же сказать, что технология дает основу науке... Существует исходное единство науки и технологии Нового времени, которое имеет свой источник в эпохе Ренессанса. Тогда механика впервые выступила как наука, как исследование природы в технических условиях (эксперимента) и с помощью технических моделей (например, часов и т.п.)». Данная модель отчасти адекватна действительной истории науки и техники, ибо прогресс науки зависел в значительной степени от изобретения соответствующих научных инструментов.

Четвертая модель противоположна, так как она исходит из того, что техника науки, т.е. измерение и эксперимент, во все эпохи обгоняет технику обыденной деятельности человека и общества. Этой точки зрения придерживался, например, французский ученый русского происхождения А.Койре, оспаривавший в своей работе «Галилей» тезис, согласно которому наука Галилея представляет собой не что иное, как продукт деятельности ремесленника или инженера. Он акцентировал внимание на том, что Галилей и Декарт никогда не были ремесленниками и не создали ничего, кроме мыслительных конструкций. Не Галилей учился у ремесленников на венецианских верфях, напротив, он научил их многому. Он был первым, кто создал первые действительно точные научные инструменты - телескоп и маятник, которые были результатом физической теории. При создании своего собственного телескопа Галилей не просто усовершенствовал голландскую подзорную трубу, а исходил из оптической теории, стремясь сделать невидимое наблюдаемым, из математического расчета, стремясь достичь точности в наблюдениях и измерениях. Измерительные инструменты, которыми пользовались его предшественники, были по сравнению с приборами Галилея еще ремесленными орудиями. Новая наука заменила расплывчатые и качественные понятия аристотелевской физики системой надежных и строго количественных понятий. Заслуга великого ученого в том, что он заменил обыкновенный опыт основанным на математике и технически совершенным эксперимен­том. Декартовская и галилеевская наука имела огромное значение для техников и инженеров. То, что на смену миру «приблизительности» и «почти» в создании ремесленниками различных технических сооружений и машин приходит мир новой науки - мир точности и расчета, - заслуга не инженеров и техников, а теоретиков и философов. Эта работа была связана с серьёзными систематическими научными (точнее, научно-техническими) исследованиями. В то же время технологические инновации вовсе не обязательно являются результатом движения, начинающегося с научного открытия. Данная модель схватила тот момент, что целый ряд технических устройств был сконструирован на основе естественнонаучных исследований, однако не обязательно, чтобы технологические инновации начинались с научного открытия.

В результате подробного анализа выше приведенных моделей В.С.Степин, В.Г.Горохов и М.А.Розов пришли к выводу, что наиболее реалистической и исторически обоснованной моделью является га, согласно которой вплоть до конца XIX столетия регулярного применения научных знаний в технической практике не было, но это характерно для технических наук сегодня. Они пишут: «В течение XIX века отношения науки и техники частично переворачиваются в связи со «сциентнфикацией» техники. Этот переход к научной технике не был, однако, однонаправленной трансформацией техники наукой, а их взаимосвязанной модификацией. Другими словами, «сциентизация техники» сопровождалась «технизацией науки». Техника большую часть своей истории была мало связана с наукой; люди могли делать и делали устройства, не понимая, почему они так работают. В то же время естествознание до XIX века решало в основном свои собственные задачи, хотя часто отталкивалось от техники. Инженеры, провозглашая ориентацию на науку, в своей непосредственной практической деятельности руководствовались ею незначи­тельно. После многих веков такой «автономии» наука и техника соединились в XVII веке, в начале научной революции. Однако лишь к XIX веку это единство приносит свои первые плоды, и только в XX веке наука становится главным источником новых видов техники и технологии». В пользу данной модели свидетельствует история науки и техники с древнейших времен до конца нашего столетия.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации