Глушкова В.Г., Макар С.В. Экономика природопользования - файл n1.doc

приобрести
Глушкова В.Г., Макар С.В. Экономика природопользования
скачать (3713.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3714kb.10.09.2012 11:41скачать

n1.doc

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Глава 10 Международные отношения в сфере природопользования
10.1. Глобальный характер проблем природопользования: экономическая сущность

Вся история человеческого общества, неразрывно связанная с приро­допользованием, сопровождалась экологическими кризисными ситуаци­ями. При этом переход к новому типу хозяйства можно рассматривать как очередную веху в истории экологических кризисов антропогенного про­исхождения. Так, причиной первого экологического кризиса стал пере­ход человека от собирательства и охоты к земледелию.

В дальнейшем рост численности населения Земли и, следовательно, увеличение объемов потребления сопровождались локальными эколо­гическими катастрофами, масштабы которых возросли в период про­мышленной и научно-технической революций (за последние сто лет объем потребления как за счет роста единичного потребления, так и об­щего прироста населения, возрос на два порядка по сравнению с доин-дустриальной эпохой). Рост потребления расширил как масштабы, так и спектр проблем антропогенного характера: постоянные и аварийные физико-химические воздействия на окружающую среду приобретают широкомасштабные последствия при локальных источниках происхож­дения (кислотные дожди); состояние водных ресурсов становится прио­ритетной проблемой целого ряда регионов; растет трансграничный пе­ренос загрязнений воздушной и водной среды и т.д.

Таким образом, последствия локальных экологических катастроф постепенно формировали тенденцию глобальных изменений окружа­ющей природной среды. О глобальном характере проблем природо­пользования в настоящее время свидетельствует ряд фактов:

  1. признаки деградации природной среды (исчезновение биологи­ческих видов, сокращение площади лесов, опустынивание, эрозия почв, истощение озонового слоя и др.);

  2. рост числа районов и площади экологических бедствий;

  3. особо опасные виды загрязнения среды обитания людей и при­родных экосистем.

Нарастание экологической напряженности вызывает целый ряд социальных последствий:

беженцев;

За последние сорок лет, несмотря на предпринимаемые на различ­ных уровнях усилия, ни одна из глобальных угроз не была устранена; их даже не удалось отодвинуть (за исключением ядерной).

Таким образом, значительные масштабы кризисных процессов и явлений антропогенного происхождения, которые затрагивают осно­вы существования человеческого общества, являются характерным признаком глоб&чьности современных проблем природопользования. Сохранение биосферы Земли в условиях растущего антропогенного воздействия на экологические системы — одна из острейших проблем мирового сообщества.

Причина общего экологического кризиса видится в росте потреб­ления человечеством первичной биологической продукции в связи с ростом населения Земли (рис. 10.1).

К 2030 г., по расчетам экспертов института «Уорд-уотч» (США), народонаселение мира может достигнуть 10 млрл человек; в этом слу­чае для поддержания жизненного стандарта потребуется увеличить сельскохозяйственное производство в четыре раза, а производство энергии в шесть раз. При существующих тенденциях экологическая катастрофа станет неизбежной, по расчетам ученых, в течение жизни двух-трех поколений.

Другая причина усиления экологического кризиса — низкая эф­фективность использования природного сырья: примерно 90% перво­начально добытого сырья в процессе технологической переработки уходит в прямые отходы, оставшуюся часть можно назвать отложен­ным отходом. Кроме того, в окружающую среду выбрасываются про­дукты антропогенного происхождения, чуждые природным экосисте­мам, загрязняющие их и приводящие к угнетению естественных процессов.

Сюда следует добавить значительный рост аварийности производ­ства, последствия которой перерастают локальные рамки своего про­исхождения.

Таким образом, сущность глобальных экологических проблем за­ключается в специфическом характере обмена веществ и энергии меж­ду человечеством и природной средой Земли. Это взаимодействие по­лучило научное название — антропогенный метаболизм.

Суть качественных различий обменных процессов техносферы и биосферы заключается в следующем: в биосфере — это поток энергии и круговорот веществ, т.е. бесконечный цикл; в техносфере — это по­ток энергии и поток веществ, т.е. множество конечных линейных от­резков.

Итак, человеческое общество, извлекая из природной среды раз­нообразные ресурсы, в процессе своей жизнедеятельности возвращает в нее отходы, осушест&тяя тем самым техногенный круговорот ве­ществ, сопоставимый по масштабу с биогенным, но далеко не всегда совпадающий с ним по направленности и эффективности потоков ве­щества и энергии.

Это принципиальное различие порождает существенные противо­речия между человеческим обществом и окружающей природной сре­дой, которые служат источником экологической опасности обоим.

Несмотря на широкий спектр процессов и явлений, которых каса­ется глобальная проблематика, ее суть заключается в сохранении на Земле условий существования человеческой цивилизации — экологи­ческих условий человечества. Поэтому экологические проблемы со­ставляют ядро всех других проблем глобального характера. Именно с позиций экологической проблематики сегодня оценивается приори­тетность ряда проблем общемирового значения: ^демографической, продовольственной, энергетической, минерально-сырьевой.

10.2. Прогнозы развития человеческой цивилизации

Поиск путей и методов преодоления кризисных ситуаций связан с возникновением нового научного направления — глобального модели­рования (глобалистики). Методической основой данного направления стали: системная динамика, теория многоуровневых иерархических систем, межрайонный межотраслевой подход (затраты — выпуск), ма­тематическое прогнозирование.

Отличительный признак глобальных моделей — «глобальность» в двух измерениях: предметном и пространственном. В глобальных мо­делях должны учитываться экономические, демографические, эколо­гические, социальные, политические факторы в их взаимосвязи: они должны также включать весь мир (без исключения). Именно эти свой­ства позволили преодолеть ограниченность частных подходов и выйти на новый уровень в численном прогнозировании глобальных социаль­но-экологических процессов. Здесь выделяются три основных направ­ления: конкретные сроки истощения запасов того или иного вида невозобновляемого сырья; численность населения, которое может «прокормить» Земля; динамика численности населения в мире, в от­дельных странах и регионах как составных частях глобальной системы.

Следует отметить существенную роль, которую играет анализ взаи­мосвязей экологической проблемы с процессами роста народонаселе­ния и проблемами социально-экономического развития. Исходя из этого глобальными моделями обычно называют социально-экологиче-

ские мололи развития, ориентированные на прогноз развития (дегра-лации) биосферы и цивилизации на Земле или все крупных регионах.

Пик интереса к экологическим и демографическим прогнозам приходится в основном на 1970-е годы. В это время были выполнены наиболее известные работы по глобальному моделированию, часть из них при поддержке Римского клуба — научной неправительст­венной неполитической организации, созданной в 1968 г. итальян­ским экономистом, общественным деятелем и бизнесменом Ауре-лио Псччеи.

Одной из первых моделей, разработанных по инициативе Римско­го клуба, была модель «Мир-2» (1970 г.). Ее автор — крупнейший спе­циалист в области теории управления, профессор Массачусетсского технологического института Дж. Форрестер. Именно ему принадле­жит идея создания глобальных моделей на основе синтеза достижении математики, экономики, демографии, экологии.

В модели «Мир-2» отражено поведение пяти компонентов: чис­ленности населения Земли, капитала (основные фонды), доли сель­скохозяйственного капитала (сельскохозяйственные фонды), нево-зобновляемых природных ресурсов, загрязнения Земли.

Расчеты, проведенные на временно' м интервале с 1900 по 2100 г., показачи, что при современных темпах развития производства загряз­нение природной среды к 2050 г. в 7—8 раз превысит уровень 1970 г. Начиная с 20—30-х годов XXI в. численность населения Земли возрас­тет в 1,5 раза, i .е. примерно на 2 млрд человек. Невозобновляемые при­родные ресурсы к 2100 г. будут почти исчерпаны, их останется менее 1/3 современных запасов. Истощение запасов природных и трудовых ресурсов приведет к середине XXI в. к существенному сокращению вы­пуска промышленной продукции. Общий упадок цивилизации снизит антропогенную нагрузку на природную среду, ее загрязнение к 2100 г. значительно уменьшится, но это не приведет к повторному витку рас­цвета цивилизации.

Следующая глобальная модель «Мир-3» была создана группой уче­ных во главе с Д. Медоузом в 1972 г. Она, так же как и «Мир-2». отно­сится к первому поколению прогнозных моделей, однако ее внутрен­няя структура гораздо сложнее: в модель входят 12 основных и 16 вспомогательных дифференциальных уравнений. Как и в модели «Мир-2», задача решалась на временном интервале с 1900 по 2100 г.

Результаты моделирования оказались очень близки к выводам Дж. Форрестера: при сохранении современных тенденций развития за бурным ростом цивилизации в конце XX — начале XXI в. должна по­следовать катастрофа, связанная с ростом загрязнения Земли, истощением природных ресурсов и выражающаяся в упадке промышленного производства и существенном снижении численности населения.

Для поиска путей выхода из этой катастрофы Д. Медоуз прелложил ряд модельных сценариев. Главный вывод, к которому он пришел, за­ключался в том, что ни одна предохранительная мера, взятая в отдельно­сти, не может предотвратить грядущую катастрофу, предохранительные меры — «условия экологической и экономической стабильности» — должны носить комплексный характер. Состояние социально-экологи­ческой системы, в которой реализуются комплексные меры, получило название глобального равновесия. Модель Д. Медоуза, представленная в форме доклада Римскому клубу под названием «Пределы роста», стала одной из самых популярных публикаций на Западе.

Расчеты по первым моделям позволили установить следующий факт: если современные тенденции общественного развития сохра­нятся, то в будущем столетии наступит кризис, связанный с истощени­ем природных ресурсов, загрязнением природной среды, ограничен­ностью сельскохозяйственных площадей, чрезмерным ростом населения. В последующие несколько лет были разработаны проекты, авторы которых попытались учесть основные критические замечания, высказанные в адрес пионерных моделей, в частности чрезмерную схе­матизацию системы, выразившуюся в моделировании мира в целом.

На основе проекта М. Месаровича (США) и Э. Пестеля (ФРГ). представленного в качестве Второго доклада Римскому клубу (1974 г.) под названием «Стратегия выживания, или Человечество у поворотно­го пункта», был сделан вывод, что катастрофа не произойдет, если к 2025 г. «богатые» страны помогут «бедным» преодолеть отсталость. Это может быть достигнуто в результате добровольного перераспределения экономических ресурсов между регионами Земли. Если этого не прои­зойдет, то при сохранении существующих тенденций мирового разви­тия неизбежна целая серия региональных катастроф, которые прои­зойдут значительно раньше, чем это предполагали ученые группы Д. Медоуза, предсказавшие возможность глобальной катастрофы в первой половине XXI в.

Было выделено ра шичие в характере кризиса: для стран с высоким уровнем экономического развития основную опасность представляют рост загрязнения и развитие ядерной энергетики, а для развивающихся стран — увеличивающееся истощение природных ресурсов, рост насе­ления и вызванная им продовольственная проблема.

Стратегия выживания, по мнению М. Месаровича и Э. Пестеля, состоит не в достижении состояния глобального равновесия, как пред­полагал автор «Пределов роста», а в переходе к органичному росту

(взамен экспоненциального) — дифференцированному развитию раз­личных частей мировой системы, в результате чего будет достигнуто сбалансированное развитие всего человечества. Идеи проекта были использованы в практической деятельности некоторых государств (Египет, Венесуэла, Австрия, Индия, Финляндия).

Этот проект стал новым шагом в моделировании глобальных про­цессов. К его достоинствам следует отнести первую попытку диффе­ренциации мирового сообщества по регионам; включение в модель управляющих воздействий; использование сценарного подхода к рас­сматриваемым проблемам (демографической, продовольственной, энергетической, экологической, социально-экономической). Имеют­ся в модели и недостатки: условность деления мировой системы на ре­гионы; нерешенность проблем их взаимодействия; недостаточный учет экологических последствий; ограниченность возможных сцена­риев развития; отсутствие анализа роли региональных экологических катастроф и др.

Несмотря на то что оценка модели М. Месаровича и Э. Пестеля да­леко не однозначна, ее результаты во многом определили дальнейшее развитие моделирования, которое пошло по двум путям: разработки преимущественно экономических глобальных моделей и развития гео­экологического направления глобалистики (СССР).

В основе моделей второго поколения лежит нормативный подход к процессам мирового развития, что подразумевает использование нор­мативов, устанавливаемых на основе общественных приоритетов. Первые исследования в данном направлении были проведены в рам­ках системы «МИР» (АН СССР). Отличительной особенностью дан­ной работы является построение механизмов воздействия (элементов планирования, управления) на переменные, которые описывают гло­бальную систему в динамике. Другой особенностью модели стал пред-модельный анализ специальных качественных гипотез развития от­дельных составляющих глобальной системы: оценивались результаты социально-политического и экономического развития мира в целом и его важнейших регионов за базовый период (1950—1978 гг.); просле­живались структурные сдвиги в экономике, политике, социальной сфере, народонаселении, при этом впервые были апробированы такие показатели, как частное и общее равновесие, престиж отдельных стран и коалиций и др.

Глобальная модель содержала три блока: экономический, социаль­но-политический и экологический.

Первый уровень экологического блока включал описание динами­ки шести основных факторов (важнейших составляющих экосистемы

человека): воздуха, пресной воды, земли, минеральных ресурсов, про­довольствия и самого населения.

На втором уровне было введено 14 количественных характеристик: загрязнение воздуха и пресных вод, баланс пресных вод и земель, энер­гетические и прочие минеральные ресурсы, калорийность рациона и содержание белков, баланс питательных веществ в почвах, общая чис­ленность и темп роста населения, его заболеваемость.

На третьем уровне вводились ограничения по шкале норма — предкризисное состояние — кризис; на четвертом — определялись ча­стные равновесия; на пятом — интегральная оценка экологического равновесия для запросов необходимых ресурсов у экономического блока.

Для выделения регионов был использован такой показатель, как доля отдельных стран и регионов в потреблении экономических благ и природных ресурсов. Это соответствовало сохранению традиционных схем регионализации.

Результаты исследования позволили сделать вывод о необходимо­сти выделения демографических расчетов в специальную модель, по­скольку характер демографического роста во многом определяет со­стояние других составляющих глобальной системы.

Специфические для Европы региональные экологические пробле­мы вошли в проект «Будущее окружающей среды в Европе» (1985 г.), разработанный в Международном институте прикладного системного анализа (МИПСА). Главная цель проекта состояла в обосновании дол­говременной стратегии управления окружающей средой в Европе на период до 2030 г. В основу оценки экологического будущего Европы положен анализ социально-экономических и политических факторов развития общества с учетом их приоритетности. Кроме того, были уч­тены возможные поворотные точки развития, к числу которых отно­сятся: война; внезапный и сильный экономический спад; миграции, обусловленные социально-экономическими или экологическими факторами; рост эффективности использования энергии; развитие не­традиционных источников энергии и пр. Главный вывод данного про­гноза состоит в том, что экологически благополучное социально-эко­номическое развитие Европы возможно лишь в условиях сохранения такой же ситуации в глобальном масштабе.

Тесная взаимосвязь экономического и экологического блоков гло­бальной системы показана в проекте «Будущее мировой экономики» (1979 г.). Этот проект, созданный по заданию ООН группой специали­стов во главе с В. Леонтьевым, занял особое место среди экономиче­ских моделей. Модель построена на основе разработанного В. Леонть-

евым метода межотраслевого анализа (анализа затрат выпуска продукции) и включает свыше 2500 уравнений, а мировая система в этом проекте характеризуется 270 переменными.

Основные особенности проекта В. Леонтьева заключаются в том, что в нем на базе методов межотраслевого баланса объяснен механизм воздействия структуры экономики на окружающую среду; предложена методика включения факторов загрязнения окружающей среды и борьбы с ним в систему межотраслевых связей; раскрыты некоторые аспекты борьбы с загрязнением окружающей среды.

Главный вывод, сделанный в проекте, состоит в том, что индуст­риализация как основной метод сокращения разрыва между развиты­ми и развивающимися странами углубляет проблемы защиты окру­жающей среды. Для устранения загрязнения среды доля ВНП. инвестируемого на экологические нужды, должна быть не ниже 1,5—2,5% (предпочтительно 4—5%). Такие расходы доступны только высокоразвитым странам.

Во втором поколении моделей бесспорный научный интерес вы­звал доклад президенту США «Глобальные проблемы-2000», изданный в 1988 г. Советом по качеству окружающей среды Госдепартамента США. В нем содержится наиболее детальная характеристика состоя­ния мира. В докладе проведена инвентаризация уже выявленных и ожидаемых нарушений окружающей среды, составлены прогнозы на основе предположения о сохранении современных политических, эко­номических и технических тенденций развития, которые не наруша­ются катастрофическими событиями (например, войнами).

Результаты прогноза заключаются в следующем: к началу XXI в. в развивающихся странах будет проживать 5 млрд человек, в том чис­ле 1,3 млрд — в состоянии постоянного недоедания; 40% тропических лесов будет уничтожено, а еще через 28 лет в развивающихся странах совсем не останется лесных массивов, доступных для эксплуатации. В связи с этим центр тяжести сырьевой проблемы перемещается с ме­таллургии и энергетики на необратимые потери ресурсов раститель­ного происхождения.

Незадолго до этого в докладе «За пределами века расточительства» (Д. Габор, 1976, Великобритания) были намечены общие черты выхода из глобального кри зиса: должны быть созданы соответствующие соци­альные условия для жизни людей и сформировано новое, «зрелое» общество, способное обеспечить улучшение качества жизни всех жи­телей планеты и гуманное отношение человека к природе, не наруша­ющее гармонии в нем.

Третий этап в глобальном моделировании характеризуется проб­лемно-прогнозным подходом к рассмотрению вопросов мирового зна­чения. Он основан на стремлении использовать глобальные модели в конкретных отраслевых и межотраслевых разработках (в отличие от моделей первого и второго поколений, в которых анализируются тен­денции мирового развития и делаются попытки прямого воздействия на него). Модели третьего поколения включают три блока исследова­ний: общеэкономический; энергетический; продовольственный. Эко­логический аспект прямо или косвенно является их составной частью.

Среди общеэкономических моделей широкую известность имеет система Л ИНК, созданная в США под руководством Л. Клейна (Уор-тонская ассоциация эконометрических прогнозов) и предназначенная для непосредственной помоши правительственным органам. В систе­ме объединено 13 отдельных моделей по развитым капиталистическим странам (США, Канада, Франция, Германия, Великобритания, Ита­лия, Швеция. Финляндия, Бельгия, Нидерланды, Австрия, Япония. Австралия), четыре модели для регионов развивающихся стран, моде­ли серии СОВМОД (СССР). Модель ЛИНК постоянно обновляется и расширяется.

Серия энергетических глобальных моделей наиболее многочис­ленна (более 10). Эти модели включают прогноз поведения рынка неф­ти и других энергоресурсов при различных предположениях и динами­ке рынка в условиях разных темпов социально-экономического и технологического развития (Велф, 1960; Хефель. 1982). Однако при де­тальном анализе производства и потребления энергоресурсов все ос­тальные отрасли хозяйства представлены в весьма агрегированном со­стоянии, данные демографических прогнозов при этом задаются достаточно условно.

Энергетической теме посвящен Шестой доклад Римскому клубу «Энергия: обратный счет» (Т. Монбриаль, 1978, Франция). Доклад со­держит предостережение о «втором энергетическом кризисе» — энер­гетической катастрофе, в результате которой люди могут стать «жерт­вами энергетической драмы».

Не менее велик интерес к продовольственным моделям, что обуслов­лено исключительной важностью темы. Именно с ней связано начало разработки проблемно-прогнозных моделей. Среди моделей этой серии особого внимания заслуживает голландский проект «Удвоение населения и продовольственного снабжения» (Линнеман, 1974). Автор делает вывод об относительном характере недостатка продовольствия в мире, о веду­щей роли социально-экономических (а не технологических) причин де­фицита продовольствия в отдельных странах и регионах.

Продовольственной проблеме в развивающихся странах посвя­щен Восьмой доклад Римскому клубу «Третий мир: три четверти мира» (М. Гернье, 1980, Франция). Он ориентирует эти страны на самообеспечение продовольствием путем реорганизации сельского хозяйства.

Другой подход к продовольственной проблеме был использован в английской глобальной модели (SARVM, 1977), посвященной изуче­нию экономических аспектов снабжения продовольствием на внут­ренних и внешних рынках с учетом механизма ценообразования. Анализ различных подходов к рассмотрению продовольственной проблемы приводит к выводу о том, что ее решение не только связано с сельским хозяйством, но и затрагивает ряд вопросов экономического, демографического и экологического характера.

Итак, уже более четверти века моделирование связано с решением ряда глобальных проблем человечества (в том числе и собственно эко­логических). С помощью разработанных моделей был получен ряд важных с точки зрения теории и практики результатов и выводов, сви­детельствующих об эффективности таких исследований, в частности:

  1. процесс моделирования подчеркнул необходимость комплекс­ного подхода к изучению глобальной проблематики с позиций различ­ных процессов и явлений, а также различных уровней исследования (национального и транснационального);

  2. глобальный подход обусловливает смену приоритетов в системе человеческих ценностей, отказ от сложившихся стереотипов потреби­тельского общества;

  3. объективный анализ процессов мирового развития ставит во­прос о дополнении антропоцентрического подхода к глобальной проб­лематике подходом, при котором в центре моделирования находятся чисто природные процессы (геоэкоцентрический подход). Модели глобального климата (включая модель ядерной зимы Н.Н. Моисеева, 1985), система моделей «Гея» дают представление об опыте такого рода;

  4. значительную роль в глобальном моделировании играют сцена­рии развития таких крупных очагов антропогенного воздействия, как Европа. Без анализа состояния и прогноза экологической ситуации здесь ни биосфера, ни мировое хозяйство не могут быть стабильны.

Несмотря на большое значение прогнозных моделей, все они со­держат ряд недостатков:

1) в них в явном виде не сформулированы цели общественного раз­вития, рациональные управляющие воздействия «нащупываются» в ходе проигрывания различных вариантов сценариев;ни одна модель не дает четкой оценки исходного состояния при­родной среды (на момент начала отсчета). При этом оценки исходного состояния системы в разноиелевых моделях могут быть достаточно про­тиворечивы [«возможный экологический кризис», «преддверие кризи­са», «жестокий экологический кризис» (на региональном уровне)].

  1. все модели достаточно тенденциозны, гладки, они практически не учитывают поворотных точек (точек бифуркации), которые могут возникать в состоянии природной среды;

  2. в моделях ощущается дефицит информации о состоянии при­родных систем;

  3. открытым остается вопрос о допустимых хозяйственных нагруз­ках на экосистемы и пределах нагрузки на биосферу в целом. Нет чет­ких рекомендаций и расчетов по их определению.

Хотя вся совокупность современных глобальных моделей не дает возможности решения основных эколого-экономич"еских проблем, она позволяет наметить этапы и направления дальнейших исследо­ваний.

10.3. Формы международного сотрудничества

В основе глобальных экологических проблем лежат процессы и яв­ления глобального масштаба, затрагивающие основы существования человеческой цивилизации и требующие для своего решения участия всего мирового сообщества. Необходимо также указать на особый международный статус некоторых природных ресурсов — ресурсов Мирового океана (за пределами территориальных вод), атмосферного воздуха, Антарктиды, космоса, что ставит проблему координации уси­лий по их рациональному использованию.

Необходимость общечеловеческих усилий в решении экологиче­ских проблем была отмечена уже в начале XX в. В.И. Вернадским, ука­завшим на это в контексте концепции ноосферы. Впоследствии ре­зультаты моделирования глоб&чьного развития подтвердили вывод о том, что государства, нации и страны должны более ответственно под­ходить к решению экологических проблем на основе международного сотрудничества.

Можно выделить несколько основных направлений международ­ного сотрудничества:

1. Сохранение природных систем, не затронутых хозяйственной деятельностью и способствующих поддержанию планетарного эколо­гического равновесия.

  1. Рациональное использование природных ресурсов, в том числе ассимиляционного потенциала природной среды.

  2. Создание эффективной системы международной экологической ответственности (в том числе ответственности за разрушение окружа­ющей среды в ходе военных действий).

Реализация данных направлений предусматривает ряд мероприя­тий, среди которых следует назвать:

Отметим некоторые формы международного сотрудничества:

  1. Парламентское сотрудничество, ориентированное на координа­цию законодательной деятельности и обеспечивающее решение меж­государственных экологических проблем. Оно предполагает разработ­ку модельных (рекомендательных) законов по вопросам экологии.

  2. Взаимодействие исполнительных структур отдельных госу­дарств, ориентированное на координацию разработки и реализацию экологических программ под эгидой ООН.

  3. Сотрудничество конвенционного типа, предполагающее единый подход к решению конкретных экологических проблем отдельных тер­риторий и объектов.

  4. Научно-техническое сотрудничество, ориентированное на вза­имный обмен информацией научного характера, совместное выполне­ние природоохранных разработок, комплексное использование при­боров, осуществление научных проектов, экспертиз и т.д.

Эти основные формы должны сопровождаться сотрудничеством общественных организаций, деловых кругов, проведением междуна­родных экологических форумов и др.

Одной из основных форм международного сотрудничества по проблемам окружающей среды является заключение договоров и дру­гих видов международных соглашений. Двусторонние и многосторонние соглашения и международные конвенции используются для коор­динации природоохранных усилий различных стран. Партнерами в таких соглашениях обычно выступают страны-соседи или государства, объединенные общностью интересов в сохранении природной среды региона и совместного использования некоторых ресурсов.

История международного природоохранного сотрудничества началась с заключения соглашения по регулированию пользования и сохранению ресурсов животного мира. Более 100 лет назад (1875 г.) Австро-Венгрия и Италия приняли Декларацию об охране птиц. В конце XIX в. (1897 г.) Россия, Япония и США заключили соглаше­ние о совместном использовании и охране морских котиков в Тихом океане.

Первая международная конвенция была заключена несколькими европейскими странами в 1882 г. в Париже для охраны птиц, полезных в сельском хозяйстве.

Традиционная область международных соглашений — рыболовст­во, добыча китов и других морских животных. Конвенция о порядке регулирования рыболовства в Северном море была заключена еще в позапрошлом веке (1882 г.). В этой сфере действует сейчас более 70 до­говоров.

Растущая обеспокоенность загрязнением морских вод привела к заключению в Лондоне (1954 г.) 20 странами Конвенции по предотвра­щению загрязнения моря нефтью. Договор запрещал слив нефти и нефтепримесей в пределах 80—250 км от побережий подписавших его стран. Впоследствии в этой сфере были заключены новые конвенции (Лондон. 1972 г., 1973 г.), предусматривающие жесткий режим полного предотвращения каких бы то ни было сбросов и захоронений в Миро­вом океане (в том числе радиоактивных).

Значительное место в истории межгосударственных соглашений занял Московский договор (1963 г.) о запрещении испытаний ядерно­го оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, ко­торый подписали более 100 стран.

Вопрос о защите окружающей среды от разрушения в ходе военных действий нашел отражение в бессрочной Конвенции о запрещении во­енного или любого иною враждебного использования средств воздей­ствия на природную среду, идея которой была выдвинута Советским Союзом.

Современная практика конвенционного регулирования касается возможных последствий для окружающей среды, связанных с опасны­ми видами деятельности: Конвенция о перевозке опасных грузов (Же­нева, 1889 г.); договоренность о компенсации жертвам аварийного за-

грязнения (Париж, 1989 г.); проект Конвенции об ущербе в результате деятельности, опасной для окружающей среды (Брюссель, 1990 г.). а также Базельская конвенция о контроле за трансграничной перевоз­кой опасных отходов и их удалении.

В 1994 г. вступили в силу конвенции об изменении климата и со­хранении биологических видов, а также по международному морскому праву (они были ратифицированы в достаточном числе стран).

Международным достижением исключительной важности при­знается Монреальский протокол о 50%-ном снижении выбросов в ат­мосферу разрушающих озон хлорированных и фторированных углево­дородов к 2000 г. (1987 г.).

Как и защита атмосферы, сохранение биологического разнообра­зия представляет собой проблему, в которой заинтересованы все стра­ны. Одним из наиболее существенных достижений Конвенции о со­хранении биологического разнообразия (1992 г.) является признание биологических ресурсов суверенной собственностью отдельных госу­дарств (когда страны могут извлекать выгоду из чего-либо, они получа­ют стимул к его сохранению).

Предметом данной Конвенции является также генетическое раз­нообразие. В частности, в ней говорится о том, что страны, располага­ющие большим разнообразием генофонда, имеют право взимать плату за доступ к этому ценному ресурсу, и их поощряют принимать законо­дательство, устанавливающее условия платы.

Принятые соглашения позволили получить конкретные преиму­щества. Так, в результате реализации конвенции о предотвращении трансграничного загрязнения атмосферы на большие расстояния (1979 г.) удалось значительно понизить уровень загрязнения воздуха в Европе. Резко уменьшилось число убиваемых в Африке слонов в ре­зультате принятой в 1990 г. Конвенции о международной торговле ис­чезающими видами дикой флоры и фауны. В соответствии с соглаше­нием 1991 г. в Антарктиде запрещены разведка и добыча полезных ископаемых сроком на 50 лет.

В целом государства приняли около 200 экологических соглаше­ний, причем более двух третей из них — со времени проведения в 1972 г. Конференции ООН о среде обитания человека.

Другой формой международного сотрудничества является созда­ние и деятельность межправительственных специализированных орга­низаций при ООН. Организация Объединенных Наций (1945 г.) на своих сессиях и специализированных комитетах неоднократно обра­щалась к обсуждению проблемы охраны природы. Резолюция Гене­ральной Ассамблеи ООН (1962 г.) «Экономическое развитие и охрана природы» во многом определила политику ООН и ее специализиро­ванных учреждений в области охраны окружающей среды.

Созданная по решению Стокгольмской конференции (1972 г.) спе­циальная структура ООН — Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) — занимается наиболее острыми проблемами экологическо­го кризиса (опустынивание земли, деградация почв, вырубка лесов, со­кращение запасов пресной воды, загрязнение океана, сокращение биологического разнообразия). Одно из начинаний ЮНЕП — созда­ние всемирной системы слежения (мониторинга) за состоянием и из­менениями биосферы.

Специализированные учреждения ООН, образованные по секто­ральному принципу, также включают вопросы охраны природы в сфе­ру своей деятельности. Таким специализированным отделением ООН по вопросам образования, науки и культуры является ЮНЕСКО (Лон­дон, 1946 г.). Современное направление деятельности ЮНЕСКО — со­хранение и использование природного и культурного наследия — на­шло отражение в Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. В список объектов Всемирного наследия вклю­чены уникальные территории России.

Проблемами обеспечения человечества пищевыми продуктами, сохранения и улучшения плодородия почв, лесными и морскими био­логическими ресурсами занимается организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства — ФАО (Рим, 1945 г.). ФАО публикует ежегодные доклады о состоянии мирового продовольствия.

Состояние здоровья людей на Земле и демографические пробле­мы, борьба со СПИДом — предмет деятельности Всемирной организа­ции здравоохранения — ВОЗ (Женева, 1948 г.).

В решении проблемы охраны окружающей среды непосредствен­ное участие принимает Всемирная метеорологическая организация — ВМО (Женева, 1947 г.).

Одной из базовых программ ЮН ИДО — организации при ООН по промышленному сотрудничеству — с 1986 г. (Вена) является оказание помоши развивающимся странам в области охраны окружающей сре­ды через промышленное сотрудничество.

Международная комиссия ООН по окружающей среде и разви­тию — МКОСР (1983 г.) изучает взаимосвязь экологических и соци­ально-экономических проблем в разных регионах мира, прежде всего в развивающихся странах.

С решением глобальных экологических проблем связана деятель­ность международных общественных партий, организаций, групп, движений так называемых зеленых или экологистов. Самая известная

в настояшее время экологическая организация — «Гринпис» («Зеле­ный мир»), главное направление деятельности которой — радиоактив­ное загрязнение биосферы.

Основной международной неправительственной организацией, основателем мирового природоохранного движения является Между­народный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП), со­зданный по инициативе ЮНЕСКО (Фонтенбло, 1948 г.). По инициа­тиве МСОП была создана Красная книга о состоянии популяций редких и исчезающих видов млекопитающих, птиц, рептилий, амфи­бий, растений и грибов. Составляется Зеленая книга, где представлены сведения об уникальных и редких ландшафтах земного шара.

В мире насчитывается более 300 организаций по охране природы, старейшая из которых — Международный совет по охране птиц (СИПО), созданный в 1922 г. В числе наиболее молодых обществен­ных организаций следует назвать Международный фонд за выживание и развитие человечества, основанный в 1988 г. (Москва), а также Мос­ковский международный энергетический клуб (1990 г.).

Весьма важным является участие в международном сотрудничестве мирового научного сообщества. Международные встречи ученых, про­водившиеся для изучения озонового слоя и изменений климата, сыг­рали конструктивную роль в достижении определенных соглашений в згой области. Согласно условиям договоров по этим проблемам были созданы научные консультативные группы, которые предлагают реко­мендации о целесообразности обновления соглашений исходя из но­вой научной информации. На это направлена деятельность Научного комитета по проблемам окружающей среды Международного совета научных союзов (СКОПЕ). В рамках научно-практических программ по окружающей среде изучается вопрос создания научной аппаратуры для глобального мониторинга.

Необходимо отметить роль деловых кругов в области окружающей среды. Деловой совет во имя стабильного потребления энергии — союз компаний, которые специализируются на создании оборудования для повышения эффективности использования энергии, а также газовых компаний, выступающих в поддержку мер по борьбе с глобальным по­теплением, — начал участвовать в международных переговорах по кли­мату, действуя в качестве противовеса лоббистской деятельности неф­тяных компаний.

Россия со своей специфической историей деформации окружаю­щей среды и в то же время сохранившейся слабо деформированной или полностью недеформированной частью территории (60%) занима­ет важное место в контексте глобальных проблем и вопросов международного сотрудничества. Особая роль принадлежит России в решении проблемы ядерной безопасности, что продемонстрировал Москов­ский саммит (1996 г.). В числе документов, подписанных Россией в рамках международного сотрудничества, Конвенция ООН по морско­му праву (1982 г.). Парижская конвенция (1993 г.) о запрещении разра­ботки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении.

В настоящее время Россия играет ведущую роль в решении эколо­гических проблем стран Содружества (СНГ) с учетом того, что гло­бальная экологическая ситуация диктует необходимость повышенного внимания со стороны как органов власти ряда государств, так и миро­вого сообщества к вопросам природоохранной деятельности и регули­рованию природопользования именно в этом регионе.

Постоянная комиссия по проблемам окружающей среды иници­ировала принятие Межпарламентской ассамблеей модельного законо­дательного акта «О принципах экологической безопасности в государ­ствах Содружества». Поставлена задача создать целостный правовой механизм экологического сотрудничества, разработать экологический кодекс государств Содружества. Одна из важнейших задач для всех стран СНГ — присоединение к международным конвенциям и согла­шениям: Конвенции об изменении климата, Конвенции о биологиче­ском разнообразии, Конвенции о трансграничном воздействии про­мышленных аварий и др.

В целях выполнения согласованных межгосударственных экологи­ческих программ для координации природоохранной деятельности ис­полнительных органов власти в 1992 г. был создан Межгосударствен­ный экологический совет (МЭС), а при нем Межгосударственный экологический фонд.

Одной из важнейших форм международного сотрудничества явля­ется проведение межгосударственных конференций, на которых фор­мулируются общие цели, определяются направления совместной дея­тельности, ставятся конкретные задачи, анализируются новые тенденции мирового развития, вскрываются проблемы, связанные с практической реализацией принимаемых международными форумами решений. Во второй половине XX в. состоялись две крупные конфе­ренции ООН по окружающей среде и развитию: Стокгольмская (1972 г.) и Рио-де-Жанейрская (1992 г.).

Стокгольмская конференция о среде обитания человека стала пер­вым признанием мировой общественностью факта экологического кри­зиса. На ней впервые было сформулировано понятие экоразвития как экологически ориентированного социально-экономического развития.

при котором рост благосостояния людей не сопровождается ухудшени­ем состояния среды обитания и деградацией природных систем. В связи с этим была принята Декларация ОНН (основной документ), в которой разным странам было предложено реализовать идею экологически ори­ентированного прогресса на основе решения конкретных региональных и национальных задач, связанных с регламентацией использования природных ресурсов и экологизацией производства в целях уменьше­ния антропогенного воздействия на окружающую среду.

На конференции 1972 г. были впервые сформулированы принци­пы развития окружающей среды, в том числе принцип материальной и прочей ответственности за ущерб окружающей среде, а также принято решение о создании специальной структуры — Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) — и разработаны программы исследова­ний по основным направлениям:

День открытия Стокгольмской конференции (5 июня) был объяв­лен Всемирным днем окружающей среды. Отдельные вопросы, под­нятые на конференции в Стокгольме, стали темами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.) и Гло­бального форума по проблемам выживания (Москва, 1990 г.).

Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (КОСР-92), проходившая на уровне глав государств и прави­тельств 178 стран, стала ответом на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН (1989 г.), призвавшую организовать конференцию, посвящен­ную выработке стратегии устойчивого, экологически приемлемого развития цивилизации.

Ко времени открытия Конференции в мире сложилась новая поли­тическая ситуация: распалась социалистическая система, распался СССР, окончилась холодная война. Это нашло отражение в централь­ных идеях Конференции в Рио о месте экологических проблем в соци­ально-экономическом развитии всех стран, о необходимости перехода всего мирового сообщества на путь устойчивого долговременного раз­вития, о реальной заинтересованности общества всех стран осознать безусловную необходимость этого перехода и всячески этому способст­вовать. Знаменательно то, что Конференция указала на необходимость глобального партнерства для осуществления стабильного развития.

На Конференции в Рио-де-Жанейро было принято пять важных документов:

1. Декларация по окружающей среде и развитию. Ее 27 принципов
продолжили принципы Стокгольмской Декларации и определили
права и обязанности стран в деле обеспечения развития и благосостоя­
ния людей.

  1. Заявление о принципах, касающихся управления, защиты и устойчивого развития всех видов лесов как залога сохранения всех форм жизни и обеспечения экономического развития.

  2. Рамочная Конвенция ООН об изменении климата, целью кото­рой является стабилизация концентрации газов, выбывающих парни­ковый эффект в атмосфере.

  3. Конвенция о биологическом разнообразии, в которой выдвину­ты требования к странам принять меры для сохранения разнообразия живых существ и обеспечить справедливое распределение выгод от ис­пользования биологического разнообразия.

  4. Повестка дня на XXI век — программа подготовки мирового со­общества к решению эколого-экономических и социально-экологиче­ских проблем с точки зрения устойчивого развития. В ней указаны движущие силы перемен в окружающей среде (население, потребле­ние и технология); предусмотрены варианты предотвращения процес­сов деградации воздуха, воды и почвы, сохранения лесов и разнообра­зия жизненных форм; рассмотрена роль различных слоев общества, организаций и движений в решении этих вопросов; подчеркнута осо­бая ответственность правительств в создании системы учета нацио­нальных богатств и оценке состояния окружающей среды.

Повестка дня на XXI век призывает правительства принять нацио­нальные стратегии устойчивого развития и активно сотрудничать с международными организациями, органами власти различных уров­ней, общественными организациями. Важной темой этого документа является бедность как фактор разрушения окружающей среды. Борьба с бедностью требует от развитых стран помимо финансовой помощи еще и передачи информации и профессиональных навыков. Таким об­разом, была подчеркнута дифференциация ролей стран с различным социально-экономическим уровнем.

Документы, принятые на Конференции ООН 1992 г., приняли за­конодательный характер (в отличие от рекомендательного характера стокгольмских документов). В соответствии с ними каждое государст во — участник Конференции должно было отрегулировать свое нацио­нальное законодательство.

Кроме того, на Конференции в Рио были поставлены вопросы о международном экологическом суде, международном экологическом трибунале, формировании «зеленых беретов» — сил быстрого реагиро­вания на чрезвычайные события экологического характера.

Таким образом, если первая Конференция ООН 1972 г. положила начало интенсивному изучению взаимодействия биосферы и челове­чества, то вторая (1992 г.) подвела довольно неутешительные итоги и приняла грандиозную программу действия.

За время, прошедшее после Конференции в Рио. были проведены международные встречи, на которых рассматривались многие вопросы, входившие в повестку дня Конференции. В частности, на Международ­ной конференции по народонаселению и развитию (Каир, 1994 г.) было подчеркнуто значение, придаваемое в мире росту населения, ведущему к ухудшению состояния окружающей среды в глобальном масштабе. Решения, принятые на конференциях, свидетельствуют о том, что ха­рактерной особенностью современного природопользования является тесная взаимосвязь национальных и межнациональных интересов, приоритет общечеловеческих ценностей над чисто экономическими целями.

Важнейшими документами в международных природоохранных отношениях являются:

В 2002 г. в Йоханесбурге (ЮАР) под эгидой ООН прошел Всемир­ный саммит «Рио + 10», который продолжил анализ современных фак­торов устойчивого мирового развития, обосновал переход к новой ин­вестиционной парадигме. Одним из результатов саммита стало подписание Плана по борьбе с бедностью и защите окружающей сре­ды. В частности, речь идет о сокращении к 2015 г. в 2 раза числа жите­лей, живущих без должных санитарных условий1.

На сегодняшний день их насчитывается около 2 млрд человек.

Документ дал ответы на ряд вопросов, которые ставились десять лет назад в Рио-де-Жанейро, когда мировые лидеры и международные организации выдвинули проблему третьего мира, тем самым заботясь о перспективах развития всего человечества.

«Мы живем на одной планете, связанные гонкой и сложной сетью
экологических, общественных, экономических и культурных отноше-
п IIII. которые формируют нашу жизнь. Для того чтобы добиться устой­
чивого развития, необходимо проявить большую ответственность за
экосистемы, от которых зависит жизнь каждого из нас... и последую­
щих поколений, которые будут жить завтра с решениями, принятыми
нами сегодня». Эти слова Генерального секретаря ООН К. Аннана как
нельзя лучше иллюстрируют мировую озабоченность экологическими
проблемами, которые, как часть проблем земной экосистемы, касают­
ся вопросов экономики природопользования. *

В повестку дня саммита были включены также вопросы обеспече­ния безопасного использования химических веществ к 2020 г., сокра­щения потерь биоразнообразия к 2010 г., восстановления рыбных за­пасов к 2015 г., разработки 10-летней программы по достижению устойчивого производства и потребления. Однако не были достигнуты конкретные договоренности о финансировании программ, а также о конкретных мерах по выполнению намеченных целей.

Развитием данного направления представляется Всемирная кон­ференция по изменению климата в Москве (2003 г.)

10.4. Деятельность международных финансовых институтов в области охраны окружающей среды

Международные финансовые институты — Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Европейский банк реконструкции И развития (ЕБРР), Всемирный банк (ВБ) — определили охрану окру­жающей среды в качестве одной из главных задач своей деятельности. Европейский банк стал первым международным финансовым инсти­тутом, закрепившим в своем уставе в качестве приоритетных следую­щие направления деятельности:

Основными инструментами реализации экологической политики ЕБРР являются: исследования в области охраны окружающей среды; техническая помощь, направленная на поддержку экологических про­ектов и программ; кредиты, гарантии, инвестиции, обеспечивающие финансирование экологических проектов, и т.д.

Специалистами банка в настоящее время разрабатывается «Эколо­гический запретительный список», согласно которому банк и его финансовые посредники должны воздержаться от финансирования: проектов «генной инженерии», связанных с риском попадания генети­ческого материала в окружающую среду; производства и продажи за­прещенных пестицидов и гербицидов и др.

С помощью кредитно-инвестиционных инструментов ЕБРР спо­собствует реализации экологических проектов в странах Централь­ной и Восточной Европы. Особое внимание банка направлено на ин­вестиции в объекты, на которых достигается существенно более эффективное использование энергии и ресурсов и которые обеспечи­вают «положительный экологический замещающий эффект». Напри­мер, инвестиции в строительство работающих на газе электростан­ций в Центральной и Восточной Европе приводят к снижению использования в регионе бурого угля.

При поддержке МБРР (предоставление займа) учреждена Россий­ская программа инвестиций в оздоровление окружающей среды.

Необходимо отметить также специальный международный меха­низм, в рамках которого может выкупаться часть иностранного долга государства при условии выполнения им определенных природоох­ранных обязательств. Для этой цели в 1990 г. Всемирным банком был создан экологический фонд.

Таким образом, охрана окружающей среды не может рассматрива­ться только как национальная задача каждой страны. Это относится в первую очередь к России, леса которой играют фундаментальную роль в регулировании углеродного баланса в глобальной экосистеме. В этом случае помощь богатых европейских стран государствам, переживаю-

щим сложный период становления рыночной экономики, является не только благородным, но и необходимым делом. Однако финансовые обязательства стран — членов Организации экономического сотруд­ничества и развития (ОЭСР) и Европейской комиссии в области охра­ны окружающей среды в отношении стран СНГ примерно в 2—3 раза ниже, чем в отношении стран Центральной и Восточной Европы.

В качестве перспективных направлений сотрудничества России с другими европейскими странами по вопросам развития новых меха­низмов финансирования природоохранной деятельности отметим

следующие:

Контрольные вопросы

  1. Каковы основные формы международного сотрудничества в области ох­раны окружающей среды?

  2. Раскройте особенности конвенционного регулирования в области охра­ны окружающей среды.

  3. В чем заключаются принципиальные положения концепции устойчиво­го развития?

  1. Каковы основные итоги и значение конференций ООН по окружающей

среде?

5. В чем заключается особенность деятельности международных финансо­
вых институтов в сфере охраны окружающей среды?

6. Каким образом можно охарактеризовать положение России в системе
международных экономических отношений в области охраны окружающей
среды?





1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


Глава 10 Международные отношения в сфере природопользования
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации