Корепанова М.В. Феномен образа Я и особенности его развития в дошкольном детстве: Учеб. пособие к спецкурсу - файл n1.doc

приобрести
Корепанова М.В. Феномен образа Я и особенности его развития в дошкольном детстве: Учеб. пособие к спецкурсу
скачать (409.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc952kb.16.03.2006 01:55скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6
Корепанова М. В.

Феномен образа Я и особенности его развития в дошкольном детстве: Учеб. пособие к спецкурсу. — Волго­град: Перемена, 2000. — 120 с.

Представлены основные теоретические положения проблемы ста­новления и развития образа Я личности в современных психолого-педа­гогических исследованиях. Дан анализ механизмов самопознания, рас­смотрены условия развития образа Я ребенка дошкольного возраста.

Для студентов отделения дошкольной педагогики и психологии, изучающих спецкурс "Самопознание ребенком личностного Я", а также специалистов, интересующихся проблемами развития личности.

© М. В. Корепанова, 2000

ВВЕДЕНИЕ

Ведущая тенденция современной гуманистической педаго­гики состоит в ее обращении к человеку как субъекту позна­ния, общения и творчества.

Каждый человек, будучи сознательным общественным су­ществом, субъектом практики, истории, является личностью, — подчеркивал С. Л. Рубинштейн. Определяя свое отношение к другим людям, человек тем самым самоопределяется. Это со­знательное самоопределение выражается в его самосознании. Личность в ее реальном бытии, в ее самосознании есть то, что человек, осознавая себя как субъекта, называет своим Я.

Диалектика становления целостного образа Я представлена посредством самосознания как процесса, опосредованного по­знания личностью себя. Этот процесс во времени связан с дви­жением от единичных ситуативных образов к интегративному и целостному собственному образу Я личности, отличному от других личностей.

Самосознание как осознание себя, своей самости в зависи­мости от целей и задач, стоящих перед человеком, может при­нимать различные формы и проявляться как самопознание, как самооценка, как самоконтроль, как самопринятие.

Реальный процесс развития самосознания неразрывно свя­зан с реальным развитием личности и основными событиями ее жизненного пути.

Начала развития образа Я заложены уже в младенчестве и раннем детстве.

Первый этап в реальном формировании личности как само­стоятельного субъекта, выделяющегося из окружающего, свя­зан с овладением собственным телом, с возникновением произ­вольных движений, которые вырабатываются в процессе фор­мирования первых предметных действий.

Дальнейшей ступенькой на этом пути является начало ходь­бы, самостоятельного передвижения. Здесь важна не столько техника передвижения, сколько то изменение во взаимоотно­шениях субъекта с окружающими людьми, к которому приво­дит возможность самостоятельного передвижения. Одновремен­но происходит овладение ребенком способами манипулятив-ной деятельности, что так же расширяет границы его самосто­ятельности, позволяет выделиться из окружающих.

С осознанием этого объективного факта и связано зарождение самосознания личности, первое представление ее о своем Я.

Интерес исследователей к феномену образа Я порождает неоднозначность трактовок этого понятия, что в определенной мере затрудняет анализ его содержательного наполнения. В то же время выявление механизмов развития образа Я создает предпосылки для разработки педагогических условий, стиму­лирующих проявление у дошкольников интереса к себе как субъекту познания и деятельности.

Ребенок не остается с окружающим миром один на один. Его отношения к миру всегда опосредованы отношением че­ловека к другим людям, его деятельность всегда включена в общение. Ему важно понять, насколько он похож на тех, кто его окружает, в чем проявляется это сходство и хорошо ли быть похожим на них.

В процессе взаимодействия с внешним миром дошкольник выступает активно действующим лицом, познает его, а вместе с ним познает и себя. Смысловая сущность пространства, в котором протекает развитие личности ребенка, задается кон­текстом той исторически сложившейся культуры, в которой вырос и живет ребенок. Овладевая при помощи взрослого уко­рененными в ней способами практического действия с веща­ми, нормами морали, формами эстетического созерцания и многим другим, ребенок проходит нелегкий путь становления человека.

Однако взрослый не просто помогает ребенку в этом. Он выступает для него "полномочным представителем" культу­ры, является посредником между культурой и ребенком. Ведь взрослый — уже "состоявшийся" гражданин человеческой куль­туры, живой носитель ее традиций, норм и законов. При по­средничестве взрослого ребенку предстоит освоить мир культу­ры, найти в нем свое собственное место.

Обогащение представлений о собственном Я происходит также в процессе контактов ребенка со сверстниками. Наибо­лее благоприятные условия этих контактов создает детская суб­культура. В этом особом, обособленном от воздействий взрос­лых мире, ребенок чувствует себя психологически защищен­ным, самостоятельным в принятии решений. Для старших дош­кольников взаимодействие со сверстниками создает возможность более пристального отношения к себе, своим качествам и по­ступкам, побуждает к рефлексивному самооцениванию.

Общение с взрослыми и сверстниками осуществляется в деятельности. Окружающий ребенка предметный мир стиму­лирует желание и интерес к совместным играм и познанию. В связи с этим предметно-развивающая среда, создаваемая в дет­ских садах, должна отвечать познавательным запросам и по­требностям детей. В процессе игр, экспериментирования, вы­полнения трудовых поручений у ребенка формируется пози­ция субъекта деятельности, что также ведет к обогащению представлений о собственном Я.

Современная гуманитарная парадигма нацеливает на по­иск нетрадиционных методов работы с дошкольниками. По­мощь ребенку в познании себя, своих возможностей будет со­действовать преодолению однонаправленности педагогической деятельности. Познание мира и познание себя — два нераз­рывных взаимообусловленных процесса.

Технологии дошкольного образования, обеспечивающие вхождение ребенка в мир, должны учитывать эту дилемму. Вовлечение их в орбиту педагогического процесса будет спо­собствовать созданию на дошкольной ступени образования ус­ловий для самопознания, формированию у ребенка представ­лений о себе, своем месте в социокультурном пространстве.

В научной литературе до сих пор не выработано целостного объяснительного и описательного термина, адекватно раскры­вающего содержание феномена образ Я. Наиболее часто ис­пользуются такие генетически родственные термины, как "са­мосознание", "самопознание", "самоотношение", "самооценка". Я, Я-концепция, "идентичность". Хотя все они взаимосвязаны, их соотношение и значимость в разных научных подходах не­одинаковы.

Глава 1. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ "Я" ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

В зарубежной психологии проблема "Я" рассматривалась в рамках различных подходов.

§ 1. Гуманистическое направление

Одним из наиболее фундаментальных тезисов современной гуманистической психологии является то, что каждого челове­ка нужно изучать как единое, уникальное, организованное це­лое. Подобную точку зрения высказывал в своих трудах один из видных представителей данного направления К. Роджерс, подчеркивающий, что поведение можно понять, только обра­щаясь к целостному человеку. Человек ведет себя как инте­грированный организм, и это единство нельзя свести к состав­ляющим частям его личности (Rogers, 1959, 1961).

Я-концепция является определяющей в подходе Роджерса. Он начал создавать свою теорию отнюдь не с признания важно­сти собственного Я в переживаниях человека, а начал с представления самости как "неясного, двусмысленного, научно бессмысленного термина" (Rogers, 1959). Однако постепенно Роджерс признал, что самость — значительный элемент в опы­те человека, и целью субъекта является достижение своей "реальной сущности". Самость, или Я-концепция (Роджерс ис­пользовал эти термины взаимозаменяемо) определяется как орга­низованный, последовательный концептуальный гештальт, со­ставленный из восприятий свойств "Я", или "меня" и воспри­ятий взаимоотношений "Я", или "меня"с другими людьми и с различными аспектами жизни, а также ценности, связанные с этими восприятиями. Это гештальт, который доступен осоз-наванию, хотя не обязательно осознаваемый (Rogers, 1959).

Таким образом, Я — это дифференцированная часть фено­менального поля или поля восприятия человека, которая состо­ит из осознанного восприятия и ценностей Я. Я-концепция означает концепцию человека о том, что он собой представля­ет; отражает те характеристики, которые человек воспринима­ет как часть себя. Для примера, человек может воспринимать себя так: "Я умный, любящий, честный". С точки зрения фе-

номенологического направления, Я-концепция отражает то, как мы видим себя в связи с различными ролями, которые мы иг­раем в жизни. Эти ролевые образы формируются в результате взаимодействия между людьми. Следовательно, Я-концепция может включать некий набор образов Я — родителя, супруга, студента, служащего, руководителя, спортсмена.

Я-концепция включает не только наше восприятие того, какие мы есть, но и то, как мы полагаем, какими мы должны быть и хотели бы быть. Этот последний компонент Я назы­вается "Я-идеальное". По Роджерсу, Я-идеальное отражает те атрибуты, которые человек хотел бы иметь, но пока не имеет. Это Я, которое человек больше всего ценит и к которому стре­мится.

Роджеровское понятие Я можно также исследовать в тер­минах различных свойств и функций. Для начала Роджерс постулировал, что Я-концепция исходит из общих законов и принципов восприятия. Это означает, что структура Я действу­ет в терминах таких процессов восприятия, как фигура— фон, завершение и сходство. Во-вторых, Роджерс полагал, что Я-концепция пространственна по природе, что она представляет собой организованную, логически последовательную и инте­грированную систему восприятия Я. Так, хотя Я постоянно ме­няется в результате нового опыта, оно всегда сохраняет каче­ства целостной системы, гештальта. Неважно, насколько люди. изменяются со временем, у них всегда сохраняется внутреннее чувство, что они в любой момент остаются все теми же людьми. Далее Роджерс предположил, что Я-концепция — это не "ма­ленький человечек в голове", который контролирует действия человека. Я не регулирует поведение; наоборот, оно символизи­рует главную часть сознательного опыта индивида. И, наконец, панорама опыта и восприятия, известная, как Я, принимается и признается сознанием.

Другой известный психолог — Роберт Берне — рассматри­вает Я-концепцию как совокупность представлений индивида о себе, сопряженную с их оценкой. Описательную составляющую Я-концепции он называет образом Я или картиной Я; составля­ющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, — самооценкой или принятием себя. Исходя из ска­занного, Я-концепция определяет не просто то, что собой

представляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смот­рит на свое деятельное начало и возможности развития в буду­щем.

Выделение описательной и оценочной составляющих позво­ляет рассматривать Я-концепцию как совокупность установок, направленных на самого себя. Берне подчеркивает три главных элемента в определении установок:

1. Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая).

2. Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоцио­нально-оценочная составляющая).

3. Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к Я-концепции эти три элемента установки Берне конкретизирует следующим образом:

1. Образ Я — представление индивида о самом себе.

2. Самооценка — аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.

3. Потенциальная поведенческая реакция, т. е. те конкрет­ные действия, которые могут быть вызваны образом Я и само­оценкой.

Предметом самовосприятия и самооценки индивида могут, в частности, стать его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных проявлений.

Я-концепция формируется под воздействием различных вне­шних влияний, которые испытывает индивид. Особенно важ­ными являются для него контакты со значимыми другими, которые, в сущности, и определяют представления индивида о самом себе. Но на первых порах практически любые социальные контакты оказывают на него формирующее воздействие. Одна­ко с момента своего зарождения Я-концепция сама становится активным началом, важным фактором в интерпретации опыта.

Я-концепция представляется в виде иерархической структу­ры. На вершине располагается глобальная Я-концепция, вклю­чающая всевозможные грани индивидуального самосознания. ! Это — "поток сознания", о котором писал Джеймс (1991), или

чувство собственной преемственности и неповторимости. Джеймс выделил в нем два элемента: Я-сознающее и Я-как объект. Од­нако подчеркнем, что данное разделение носит условный ха­рактер, потому что в реальной психической жизни элементы эти настолько слиты, что образуют единое, нерасторжимое це­лое. Я-как объект существует лишь в процессах сознавания и является содержанием этих процессов постольку, поскольку человек может сознавать самого себя. Образ и оценка своего Я предрасполагают к определенному поведению, поэтому глобаль­ную Я-концепцию мы можем рассматривать как совокупность установок индивида, направленных на самого себя. Эти уста­новки имеют различные ракурсы или модальности. В схеме их выделено три (см. рис. 1):

1. Реальное Я— установки, связанные с тем, как индивид воспринимает свои актуальные способности, роли, свой акту­альный статус, т. е. с его представлениями о том, каков он на самом деле.

2. Зеркальное (социальное) Я — установки, связанные с пред­ставлениями индивида о том, как его видят другие.




Рис. 1. Структура Я-концепции


3. Идеальное Я — установки, связанные с представлениями индивида о том, каким он хотел бы стать.

самого себя в качестве определенного и постоянного лица. Наи­более важной отправной точкой для чувства целостности и не­прерывности Я становится с течением времени собственное имя ребенка. Выучив свое имя, он начинает постигать, что он оста­ется одним и тем же человеком, несмотря на все изменения в росте и взаимоотношениях с внешним миром. Одежда, игруш­ки и другие любимые вещи, принадлежащие ребенку, усилива­ют чувство идентичности.

Третья стадия — чувство самоуважения. В течение тре­тьего года жизни начинает проявляться следующая форма про-приума — самоуважение. Согласно Олпорту, самоуважение — это чувство гордости, которое ребенок испытывает тогда, когда выполняет что-то самостоятельно. Олпорт утверждал, что, если родители сводят на нет стремления ребенка самостоятельно обращаться с окружающими предметами, тогда чувство само­уважения может быть вытеснено ощущениями стыда и раздра­жения. Позже, в возрасте четырех — пяти лет, самоуважение приобретает оттенок соревновательности, что выражается в вос­хищенном восклицании ребенка "Я победил тебя!", когда ребе­нок выигрывает в какой-то игре. В равной мере и признание сверстников становится важным источником повышения само­оценки в течение всего периода детства.

Четвертая стадия — расширение самости. Начиная примерно с 4—6-летнего возраста, проприум человека развива­ется посредством расширения границ самости. По Олпорту, дети приобретают этот опыт по мере того, как начинают осознавать, что им принадлежит не только собственное физическое тело, но и определенные значительные элементы окружающего их предметного мира, включая людей. В течение этого периода они научаются постигать значение "мой". Вместе с этим на­блюдаются проявления собственичества ("мой мяч", "моя кук­ла"). Моя мама, моя собака, мой дом рассматриваются как составные части Я.

Пятая стадия — образ себя. Эта форма проприума на­чинает развиваться в возрасте 5—6 лет, когда ребенок начинает узнавать, чего от него ожидают родители, воспитатели и другие люди, каким они хотят его видеть. Именно в этот период он начинает понимать различие между "я хороший" и "я пло­хой". И все же у него еще нет ни достаточно развитого созна­ния, ни представления о том, каким он будет, когда станет взрос-

12

лым. Олпорт писал по этому поводу: "В детстве способность думать о себе, каков ты есть, каким хочешь быть и каким дол­жен стать, находится лишь в зачаточном состоянии" (Allport, 1961).

Шестая стадия — рациональное управление самим со­бой. Между 6 и 12 годами ребенок начинает понимать, что спо­собен находить рациональные решения жизненных проблем и эффективно справляться с требованиями реальности. Появля­ется рефлексивное мышление. Но он еще не доверяет самому себе настолько, чтобы быть морально независимым, полагает, что его семья, группа ровесников всегда правы. Эта стадия развития проприума отражает сильный конформизм, мораль­ное и социальное послушание.

Седьмая стадия — проприативное стремление. Олпорт утверждал, что центральная проблема для подростка — выбор карьеры или других жизненных целей. Постановка перед со­бой перспективных целей, настойчивость в поиске путей раз­решения намеченных задач, ощущение того, что жизнь имеет смысл — в этом суть проприативного стремления. Однако в юности и ранней зрелости это стремление развито неполностью, потому что развертывается новый этап поиска самоидентично­сти, новое самосознание. Как и Эриксон, Олпорт полагал, что реализация стремления к самосовершенствованию требует обоб­щенного чувства самости. Оно приходит лишь в зрелости, ког­да все аспекты Я уже сформировались.

Кроме вышеизложенных семи аспектов проприума, Олпорт предложил еще один — познание самого себя. Он утверждал, что этот аспект стоит над всеми остальными и синтезирует их. По его мнению, познание самого себя представляет собой субъек­тивную сторону Я, но такую, которая осознает объективное Я. На заключительной стадии своего развития проприум соотно­сится с уникальной способностью человека к самопознанию и самосознанию.

§ 3. Психосоциальный подход в изучении Я-концепции

Один из ведущих представителей психосоциального подхо­да Э. Эриксон становление образа Я человека рассматривает в контексте его возрастного развития и выделяет 8 таких этапов.

13

На каждом из них происходит смена социальных ролей и пози­ций. Хотя при этом сохраняется целостность личности и преем­ственность в переходе от одной стадии к другой, такой переход вызывает, как правило, определенный кризис развития. Это выражается в известной перестройке сложившихся ранее пози­ций, форм поведения, отношений к себе и другим людям.

Первая стадия соответствует первому году жизни. В этот период, утверждает Эриксон, развивается социальное взаимо­действие, положительным полюсом которого служит доверие, а отрицательным — недоверие. Степень доверия, которым ре­бенок проникается к окружающему миру, другим людям, само­му себе, в значительной степени зависит от проявляемой к нему заботы. Младенец, который получает все, что хочет, потребно­сти которого быстро удовлетворяются, чувствует, что мир — это "безопасное, стабильное место, а люди — заботливые и на­дежные" (Э. Эриксон, 1997. С. 221). Вопрос о том, что является причиной первого важного психологического кризиса, глубоко проанализирован Эриксоном. Он связывает этот кризис с каче­ством материнского ухода за ребенком; причиной кризиса яв­ляется отвержение матерью ребенка. Кризис "доверие — недо­верие" не всегда находит разрешение в течение первого или второго года жизни. В соответствии с этим, дилемма "доверие — недоверие" будет проявляться снова и снова на каждой после­дующей стадии развития. Адекватное разрешение кризиса до­верия имеет важные последствия для развития личности ребен­ка в дальнейшем.

На второй стадии (второй и третий годы жизни) у ре­бенка возникает самостоятельность — итог развития его мотор­ных и психических способностей. До наступления этой стадии дети почти полностью зависят от заботящихся о них людей. Но поскольку у них быстро развивается нервно-мышечная систе­ма, речь и социальная избирательность, они начинают исследо­вать свое-окружение и взаимодействовать с ним более незави­симо. Эриксон отмечает, что у детей формируется установка по отношению к родителям: "Я— сам", "Я— то, что я могу". С точки зрения Эриксона, удовлетворительное разрешение кри­зиса на этой стадии зависит прежде всего от готовности родите­лей постепенно предоставлять детям свободу самим осуществ­лять контроль над своими действиями. В то же время он под-черкивает, что родители должны ненавязчиво, но четко огра-

14

ничивать ребенка в тех сферах жизни, которые потенциально представляются опасными как для самих детей, так и для окру­жающих. Автономия не означает, что ребенок получает неогра­ниченную свободу. Скорее она означает, что родители должны удерживать возрастающую способность ребенка делать выбор в пределах определенных "степеней свободы".

На третьей стадии (от четырех до пяти лет) дошколь­ник уже приобрел множество физических навыков. Он начина­ет сам придумывать себе занятия, а не просто подражать дру­гим. Социальный параметр этой стадии развивается между ак­тивностью на одном полюсе и чувством вины — на другом. От того, как реагируют родители на затеи ребенка, во многом за­висит, какое из этих качеств перевесит в его характере. "Я — то, что я буду" — становится у него главным чувством идентич­ности во время периода игры.

Будет ли у ребенка после прохождения этой стадии чувство инициативы благополучно превосходить чувство вины, в зна­чительной степени зависит от того, как родители относятся к проявлению у него собственного волеизъявления. Дети, чьи самостоятельные действия поощряются, чувствуют поддержку своей инициативы. Чувство вины вызывают у них родители, не позволяющие действовать самостоятельно. Такие дети боятся постоять за себя. Они обычно ведомые в группе сверстников и чрезмерно зависят от взрослых. Им не хватает целеустремлен­ности и решимости, чтобы ставить перед собой реальные цели и добиваться их.

Четвертая стадия (от шести до двенадцати лет). Пред­полагается, что в начале этого периода ребенок осваивает эле­ментарные культурные навыки, обучаясь в школе. Этот период жизни характеризуется его возрастающими способностями к логическому мышлению и самодисциплине, а также умением взаимодействовать со сверстниками в соответствии с предпи­санными правилами.

Согласно Эриксону, у детей развивается чувство трудолю­бия, что является наиболее характерным для данного периода развития. Дети поглощены тем, что стремятся узнать, что из чего получается и как оно действует. Интерес этот подкрепля-ется и удовлетворяется окружающими людьми и школой. Эго-идентичность ребенка теперь выражается так: "Я — то, чему я научился".

Пятая стадия (двенадцать — восемнадцать лет). Подро­сток созревает не только психически, но у него развиваются и новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Важное место в жизни подростка занимает его интерес к мыслям других лю­дей, к тому, что они сами о себе думают. Он может создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества.

Возникающий в этот период психосоциальный параметр колеблется между положительным полюсом идентификации Я (самоопределением) и отрицательным полюсом путаницы ро­лей. Перед подростком встает задача объединить все, что он знает о себе как о школьнике, сыне, друге и т. д. Если успешно справится с этим (с психосоциальной идентификацией), то у него появится ощущение того, кто он есть и куда идет. В отли­чие от других стадий влияние родителей оказывается более косвенным. Если подросток уже выработал доверие, самостоя­тельность, то шансы его на положительную самоидентифика­цию значительны. Обратное справедливо для подростка недо­верчивого, стыдливого, неуверенного, исполненного чувством неполноценности.

Если из-за неудачного детства подросток не может положи­тельно определить свое Я, то начинает проявлять симптомы путаницы ролей. У него нет уверенности в том, к какой среде принадлежит; он не может решить, каким обладает характе­ром. Такая путаница нередко наблюдается у малолетних пре­ступников. В некоторых случаях молодежь стремится к "негатив­ной идентификации", т. е. отождествляет свое Я с образом, противоположным тому, который хотели бы видеть родители и друзья. Эриксон больше других психологов-теоретиков подчер­кивает, что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует того, что у человека не возникнут новые проблемы на других этапах жизни или не появятся новые решения для старых, уже, казалось бы, решенных проблем.

Шестая стадия обозначается как формальное начало взрослой жизни и продолжается от поздней юности до ранней зрелости (от 20 до 25 лет). Учитывая уже сложившиеся на пре­дыдущем этапе психические образования и включение челове­ка в семейную и трудовую деятельность, Эриксон указывает на специфический для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.

16

Под близостью Эриксон понимает не только физическую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке. С близостью дело обстоит так же, как с иден­тификацией: успех или провал на этой стадии зависит не пря­мо от родителей, но лишь от того, насколько успешно человек прошел предыдущие стадии. И если ни в браке, ни в дружбе он не достигает близости, тогда уделом его становится одино­чество — состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь.

Седьмая стадия приходится на средние годы жизни. Ее основная проблема — выбор между продуктивностью и инерт­ностью. Продуктивность выступает как забота более старшего поколения о тех, кто придет им на смену. Если у взрослых людей способность к продуктивной деятельности настолько выражена, что преобладает над инертностью, то проявляется положительное качество данной стадии — забота. По Эриксо-ну, она представляет собой "расширение взятых на себя обяза­тельств заботиться о людях, результатах, идеях, к которым человек проявляет интерес" (Erikson, 1982). Являясь основным достоинством зрелости, забота представляет собой не только чувство долга, но и естественное желание внести свой вклад в жизнь будущих поколений.

Те взрослые, кому не удается стать продуктивными, посте­пенно переходят в состояние поглощенности собой, при кото­ром основным предметом заботы являются личные потребности и удобства. С утратой продуктивности прекращается функцио­нирование личности как деятельного члена общества — жизнь превращается в удовлетворение собственных нужд, обедняются межличностные отношения. Это явление определяется как "кри­зис старшего возраста".

Восьмая стадия (поздняя зрелость). Основная работа жизни закончилась, и для человека наступает время размыш­лений. В это время фокус его внимания сдвигается от забот о будущем к прошлому опыту. По убеждению Эриксона, для этой последней фазы зрелости характерен не столько новый психо­социальный кризис, сколько суммирование, интеграция и оцен­ка всех прошлых стадий развития Эго.

Чувство интеграции Эго проистекает из способности челове­ка оглядеть всю свою прошлую жизнь и смиренно, но твердо сказать себе: "Я доволен". Эриксон полагает, что только в ста-

17

рости приходит настоящая зрелость и полезное чувство "мудро­сти прожитых лет".

На противоположном полюсе находятся люди, относящиеся к своей жизни как к череде нереализованных возможностей и ошибок. На закате жизни они осознают, что уже слишком поздно начинать все с начала или искать какие-то новые пути, чтобы ощутить целостность своего Я. Вот почему старики пы­таются приукрасить свои воспоминания.

Приведенная здесь классификация Эриксона достаточно спе­цифична и не совсем укладывается в привычные рамки возраст­ной периодизации. Это связано с тем, что возраст в ней состав­ляет лишь общий фон. Фактически автор дает макропериоды человеческого развития, где главное — те изменения, которые претерпевает личность, ее способ восприятия мира и самого себя. Таким образом, она как бы подытоживает ту линию развития самосознания, идентификации личности, которая обобщена в Я-концепции.

§ 4. Интеракционистский подход

Ярким представителем интеракционистского подхода к при­роде Я-концепции является американский ученый Тамотсу Шибутани. По его мнению, каждый может определить себя как особое человеческое существо, характеризуемое отличи­тельным набором качеств, как неповторимый индивид. Каж­дый человек, считает Т. Шибутани, обладает относительно ус­тойчивой Я-концепцией, создает собственную рабочую Я-кон­цепцию. Но наряду с ней он постоянно формирует Я-образы, определяющие его поведение в различных ситуациях.

Я-концепция подкрепляется повторяющимися социальны­ми взаимоотношениями, ее устойчивость определяется "соци­альным статусом", который Шибутани связывает с положени­ем человека в обществе. Статус, будучи однажды установлен, остается относительно постоянным. Каждый человек, облада­ющий устойчивым представлением о себе, легко находит свое место в действиях группы, членом которой он является.

Представления о себе, переживания неразрывно связаны с органическими процессами внутри тела. И хотя, по мнению Шибутани, образ себя ассоциируется у человека с его телом,

18

оно не является прямым отражением того, что он есть, или того, что он делает. Я-концепция, как и все прочее в символи­ческом окружении, конструируется путем избирательного вос­приятия и воображения. Ни один человек не может воспри­нять все, что происходит внутри его тела. Он избирательно реагирует на различные сигналы в различное время, в зависи­мости от того, что он делает.

Шибутани отмечает важность физического облика человека в формировании у него положительной Я-концепции. Напри­мер, физические недостатки или цвет кожи могут стать пово­дом для оскорбительного отношения к человеку.

Формируя Я-концепции, люди определяют себя с помощью таких категорий, как возрастная группа, пол, род занятий, социальный класс.

Я-концепция имеет также временные характеристики. По­скольку люди живут во времени и способны обозревать свое поведение ретроспективно и перспективно, они могут органи­зовывать и планировать серию действий, которая охватывает длительный период времени.

Многие особенности человеческого поведения Шибутани пытается объяснить тем, что люди не просто удовлетворяют инстинктивные органические потребности, но пытаются так­же осуществлять или усиливать то, что связано с их Я-концеп­циями. Возвышенные идеалы, продолжительная ненависть, страстное желание достигнуть высшего социального статуса — все это становится возможным только вследствие того, что люди не удовлетворяются своим представлением о себе.

Концепция самого себя проявляется у человека в характер­ных способах, которыми он расположен действовать по отно­шению к самому себе.

Люди способны действовать в отношении самих себя точно так же, как они действуют по отношению к другим или как другие действуют по отношению к ним. Я-концепция может быть обнаружена путем изучения устойчивой ориентации че­ловека к действиям в отношении самого себя.

Исходя из вышесказанного, Шибутани приходит к заключе­нию: Я-концепция человека есть то, что он значит для самого себя, и подчеркивает, что Я-концепция каждого человека уни­кальна, ибо каждый наделен различными физическими каче­ствами и обладает особым прошлым опытом.

19

В исследованиях Шибутани указываются различия в под­вижности и гибкости Я-концепций людей. Одни настолько не уверены в том, что они собой представляют, каковы их права и т, п., они охотно изменяются каждый раз, подчиняясь требо­ваниям любой ситуации, в которой оказываются. Другую край­ность представляют люди, которые настолько косны, что не могут измениться даже тогда, когда совершенно очевидна не­уместность их поведения. При необходимости они могут внеш­не приспособиться, но продолжают рассматривать себя в пре­жнем свете.

Сохранение и повышение ценности своего Я оказывается одной из жизненных потребностей. Но есть люди, которые от­носятся к себе пренебрежительно. То, как человек оценивает самого себя, может быть определено как уровень собственного достоинства.

Анализ вариантов поведения человека позволил сделать Шибутани вывод: некоторые представления относительно са­мого себя, которые человек — осознает он их или нет — при­нимает как нечто само собой разумеющееся, организуется в систему. Это единство делает его поведение последовательным. Концепция человека относительно самого себя — это шаблон поведения, которому принадлежит важная роль в построении многих других сложных форм деятельности.

В работах Шибутани подчеркивается, что с другими значе­ниями Я-концепция может представляться символами, и наи­более важным из этих символов является имя человека. Когда чье-то имя неправильно произносится, забывается или смеши­вается с другим, обладатель его чувствует себя оскорбленным.

Лицо человека и некоторые его физические особенности так­же служат символами его Я-концепции. Всякий раз, когда чело­век совершает что-нибудь особенное и хочет запомнить этот слу­чай, он делает фотографию, на которой хорошо видно его лицо.

Итак, части тела, которые играют роль в формировании Я-концепции, могут быть ее символами.

Остановимся на механизме формирования у человека пред­ставления о себе. В исследованиях Шибутани указывается, что этот процесс протекает на основе двух типов сенсорных сигналов.

Первый связан с тем, что он может воспринимать непос­редственно, — свою речь, движения, мускульные сокращения, удовольствие или боль. Однако осязательные, тепловые, боле-

20

вые и другие ощущения могут быть организованы в единое це­лое только после того, как человек в состоянии определить себя как отличное от других существо.

Второй ряд сигналов — реакции окружающих людей — играет важную роль в создании такого единства.

Концепция самого себя — это, по существу, отражение свойств человека такими, какими они воспринимаются в обще­стве, членом которого он является. Итак, Я-концепция разви­вается в социальном взаимодействии. Каждый человек форми­рует Я-концепцию, оценивая свои субъективные переживания с коллективной точки зрения. Следовательно, то, как человек рассматривает самого себя, должно быть отражением того, что, по его мнению, думают о нем другие.

В процессе своей жизни каждый человек играет несколько ролей и действует как-то иначе в каждой ситуации, и всякий раз у него возникают различные Я-образы. Как же в таких случаях формируется единая Я-концепция?

Каждый индивид обладает своим личным опытом, воспри­нимает свой мир по-своему и развивается в своеобразную лич­ность. Благодаря устойчивым реакциям других людей, у него вырабатывается чувство своей определенности, и его Я-концеп­ция поддерживается и подкрепляется постоянством этих ожи­даемых реакций.

Контрольные вопросы и задания

1) Дайте характеристику взглядов К. Роджерса. Что, по-ва­шему мнению, составляет основу его концепции?

2) Проанализируйте основные положения развития Я-кон­цепции Р. Бернса. Можно ли выстроить иерархию значимости компонентов Я-концепции, в какой зависимости они находят­ся по отношению друг к другу?

3) Охарактеризуйте стадии развития проприума по Олпор-ту. Как соотносятся стадии проприума с компонентами Я-кон­цепции Р. Бернса?

4) Дайте характеристику взглядам Э. Эриксона на проблему Я-концепции личности. Какие основные идеи заложены в струк­туре возрастной периодизации личности (по Эриксону)?

5) Как возрастные новообразования, рассмотренные Э. Эрик-соном, влияют на Я-концепцию личности?

21

6) Каковы основные идеи развития Я-концепции в исследо­ваниях Т. Шибутани как представителя интеракционистского подхода?

7) Что такое Я-образ и Я-концепция в интерпретации Т. Ши­бутани?

Литература для самообразования

Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д, 1998. 544 с.

Психология личности. Т. 1 / Под ред. Д. Я. Райгородского. Самара, 1999.

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.

Берне Р. Я-концепция и воспитание. М., 1986.

Берн Э. Игры, в которые играют люди; люди, которые игра­ют в игры. Л., 1992.

Юнг К. Человек и его символ. М., 1996.

Фрейд 3. Психология Я и защитные механизмы. М., 1993.

  1   2   3   4   5   6


Корепанова М. В
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации