Ульянищев В.Г.Учебник по Римскому праву - файл n1.doc

приобрести
Ульянищев В.Г.Учебник по Римскому праву
скачать (322.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc323kb.08.09.2012 19:19скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
СОДЕРЖАНИЕ

Тема I. Введение в курс римского права

1. О значении римского права 5

2. Этнические, хозяйственный и духовные основы Рима 5

3. Очерк римской государственности 11

4. Последующее изменение государственности и судьба римского права 26

5. Периодизация истории римского права 28

6. Значение и этапы рецепции римского права 29

Используемая литература 34

Глоссарий 34

Вопросы для самоподготовки 35
Тема II. Предмет курса римского права

1. О значении понятий «право публичное» и «право частное» 36

2. Понятие цивильного права, права народов, естественного права 38

Глоссарий 43

Вопросы для самоподготовки 44
Тема III. Источники римского права

1. Понятие «источник права». Система источников римского права 44

2. Неписаное право (ius non scriptum) 45

3. Писаное право (ius scriptum) 46

4. Законодательство Юстиниана 58

Используемая литература 59

Глоссарий 59

Вопросы для самоподготовки 60
Тема IV. Римский гражданский процесс

1. Понятие «actio» 61

2. Форма гражданского процесса в Риме. Легисакционный процесс 62

3. Формулярный и экстраординарный процесс 65

4. Виды исков. Исковая давность 68

Используемая литература 70

Глоссарий 70

Вопросы для самоподготовки 71
Тема V. Лица

1. Введение 71

2. Правовое положение физических лиц 72

3. Правовое положение объединений (союзов) 82

Глоссарий 85

Тема VI. Регулирование семейно-правовых отношений

1. Понятие семьи, родства и свойства 87

2. Регулирование брачных отношений 89

3. Регулирование отношений между родителями и детьми 95

Используемая литература 98

Глоссарий 98

Вопросы для самоподготовки 98
Тема VII. Вещное право

1. Общие понятия 99

2. Владение 106

3. Право собственности 110

4. Права на чужую вещь 120

Используемая литература 127

Глоссарий 127

Вопросы для самоподготовки 128
Тема VIII. Общие положения обязательственного права

1. Общие понятия об обязательстве 129

2. Понятие договора и правила о заключении договоров 134

3. Прекращение обязательств 136

4. Ответственность за неисполнение обязательств 140

Используемая литература 142

Глоссарий 143

Вопросы для самоподготовки 143
Тема IX. Отдельные виды обязательств

1. Обязательства из договоров 144

2. Обязательства из деликтов 154

Используемая литература 156

Глоссарий 156

Вопросы для самоподготовки 157
Тема X. Наследственное право

1. Понятие наследственного правопреемства 157

2. Наследование по завещанию 158

3. Призвание к наследованию по закону (ab intestato) 160

4. Призвание к наследованию против завещания: необходимое
наследование 161

5. Легаты и фидеикомиссы 163

Глоссарий 163

Вопросы для самоподготовки 164

Тема I. ВВЕДЕНИЕ В КУРС РИМСКОГО ПРАВА

1. О значении римского права

Замечательная по красоте и яркости фраза, которой открывается книга выдающегося русского цивилиста И.А.Покровского «История римского права» («Римское право занимает в истории человечества совершенно исключительное место: оно пережило создавший его народ и дважды покорило себе мир» (1)), нуждается в уточнении: не римское право дважды завоевало мир, а два разных мира - античный и христианский успешно применяли к своим запросам это право.

Такой взгляд вовсе не умаляет значимости данного явления, напротив, утверждает величие и универсальную ценность того, что было достигнуто в области права античным гением. Но при таком подходе требуется перестановка акцентов в традиционных представлениях о значении римского права для других эпох, в том числе, для настоящего времени. Нижеследующие тезисы представляют попытку выяснить это значение.

1. Римское право, каким оно предстает в кодификации Юстиниана есть не столько создание римского народа, сколько результат работы всего античного мира в пределах от Рейна до Евфрата.

2. Оно представляет по своей универсальной значимости такое же культурное достижение, какими являются греческая философия и драматургия, живопись, зодчество и ваяние, как навигационные достижения финикийцев и теологические усилия иудеев.

3. В качестве такового римское право есть неиссякаемый источник заимствования юридических идей, категорий, формул, представлений.

4. Наименование этого культурного явления, включающее имя могущественнейшего в истории человечества государства, знаменует то важное обстоятельство, что право, в отличии от философии, искусства может развиться до совершенства только в условиях прочной государственности, имеющей продолжительную самостоятельную жизнь.

5. Действительной исторической заслугой собственно римского народа является то, что он создал и длительное время сохранял именно такую государственность.

6. Право римлян на протяжении многих веков было хаотичным и бессистемным, но - всегда живым, действующим, саморазвивающимся правом.

7. Законченную форму это право приобрело в эллинизированной Восточной римской империи, принявшей православие.

8. Германские народы в последующем существенно изменили дух и букву этого права, приспособив в результате длительных усилий к городским (буржуазным) условиям жизни, сложившимся в Западной Европе в результате Реформации.

9. Это измененное и приспособленное право (Римское пандектное право) легло в фундамент правовых систем большинства стран современного мира как основа юридического образования, основа кодификаций национального гражданского права, основа теории права.

Все эти обстоятельства необходимо иметь в виду, когда приступаешь к изучению римского права с тем, чтобы не возникла иллюзия отвлеченности этого изучения от насущных запросов действительности.
2. Этнические, хозяйственные и духовные основы Рима

а) Этнические корни Рима

Римское право развивалось в условиях интенсивного хозяйственного, военного, культурного и политического взаимодействия народов, живших вокруг Средиземного моря. Этнически эти народы принадлежали к племенам коптов (египтян) на южном побережье, арамеев (сирийцев) на восточном, эллинов и италиков - на севере и западе. Эти главные участники исторического процесса эпохи античности естественно соприкасались с многочисленными соседями: эфиопами и берберами в Африке, персами, индийцами и арабами в Азии, кельтами и германцами в Европе.

В продолжительном соперничестве политическое и культурное лидерство досталось Риму. Но к тому времени, когда это произошло, под именем Рим действовало нечто большее: «По формальному государственному праву именно римская городская община завладела сначала Италией, а потом целым миром, но этого никак нельзя утверждать в высоком историческом смысле, и то, что обыкновенно называют завоеванием Италии римлянами, было скорее соединением в одно государство всего италийского племени, в котором римляне были лишь ветвью, хотя и самою могущественною». (2)

Корни италийского племени обнаруживают в древнейших обитателях Аппенинского полуострова, которых языкознание разделяет на три группы: япиги, этруски и италики.

Япиги проживали на крайнем юго-востоке полуострова. Предполагают, что этнически они были близки к эллинам; кроме того, их полагают историческими автохтонами, то есть коренными жителями.

Этруски проживали в северной части полуострова и заметно отличались по своим обычаям, религиозным представлениям и своим диалектом как от италиков, так и от греков.

Италийский народ (италики), расселившийся в центре и на востоке, делился на два племени - латинов и умбров. Последним были близки южные племена марсов, вольсков и самнитов. Все они принадлежали к одному звену цепи индоевропейских языков, наряду с эллинами, кельтами, германцами, славянами.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что историческая судьба италиков и, в какой-то мере их правовое развитие, тесно связана с судьбой греков. Это проявляется, во-первых, в том, что, как предполагают историки, было время, когда эти народы проживали и действовали сообща (говорят о «греко-италийской эпохе» (Мом., 38)) и поэтому существовала единая основа их хозяйственной и общественной организации.

Во-вторых, так называемая Великая Греция осуществляла громадную культурную работу на обширной территории юга и востока Аппенинского полуострова и на Сицилии задолго до того, как Рим покорил эти земли и данное обстоятельство не могло не повлиять на государственно-правовой опыт Рима.

Наконец, как уже было сказано, завершение работы по формированию римского права было произведено в эллинизированной Византии: угасающий Рим как бы передал свое правовое наследие грекам.

Сказанное является основанием для того, чтобы проследить основные черты сходства и различия между этими двумя народами, сыгравшими главную роль в создании того, что именуют римским правом.

б) О сходстве и различии между италиками и греками

Фундаментальное сходство между эллинами и италиками проявляется прежде всего в том, что в историческое время они являются народами не кочевыми, а земледельческими, вынужденными примерно в одинаковых климатических условиях налаживать соответствующее хозяйство и общинное управление.

С незапамятных времен италики как и греки вели земледельческое хозяйство. Именно земледелие сделалось для греко-италийской народности зародышем и сердцевиной общественной и частной жизни; у италиков, также как у эллинов, мифы и религия, общинные установления и обычаи всецело связаны с земледелием. Сходство проявлялось в устроении дома и ведении домашнего хозяйства, в одежде, в оружии и приемах ведения боя. «Таким образом, все, что касается материальных основ человеческого существования, восходит в языке и в нравах греков и италиков к одним и тем же элементам, и те самые древние задачи, которые земля задает человеку, были сообща разрешены обеими народами в то время, как они еще составляли одну нацию». (3)

Сходные материальные основания жизни народов вызывают одинаковые представления о должном укладе всей жизни человека: устройстве семьи, дома, рода, об управлении общественными делами. Но именно в этих сферах, во многом подпадающих под влияние религиозных и нравственных представлений того или другого народа, то есть не целиком зависящих от материальных условий, но, в большей степени, от духовного развития, первоначальное единство со временем подвергается существенным изменениям и клонится к разнообразию.

«Все, что может быть названо в государстве патриархальным элементом, было основано и в Греции и в Италии на одном и том же фундаменте. Сюда прежде всего следует отнести нравственный и благопристойный характер общественной жизни, который ставит в обязанность мужчине одноженство, а женщину строго наказывает за прелюбодеяние и который утверждает равенство лиц обоих полов и святость брака, отводя матери высокое положение в домашнем кругу. Наоборот, сильное и не обращающее никакого внимания на права личности развитие власти мужа, и в особенности отца, было чуждо грекам, но было свойственно италикам, а нравственная подчиненность впервые превратилась в Италии в установленное законом рабство. Точно также и составляющее самую сущность рабства полное бесправие раба поддерживалось римлянами с безжалостной жестокостью..., между тем как у греков рано проявились фактические и правовые смягчения...

На доме зиждется род, то есть общность потомков одного и того же родоначальника, и родовой быт переходит и у греков, и у италиков в государственное устройство. Но при более слабом политическом развитии Греции родовой союз долго сохранял наряду с государством свою корпоративную силу..., между тем как италийское государство скоро до такой степени окрепло, что роды совершенно стерлись перед ним, и оно представляло не соединение родов, а соединение граждан... В духе римлян было нивелирование человеческой личности, а в духе греков - ее свободное развитие.

Совместная жизнь в семейных общинах под властью начальника племени, какою она, вероятно, была в греко-италийскую эпоху... уже должна была заключать в себе зачатки юридического развития и тех, и других... Основы римского государственного устройства - царская власть, сенат и народное собрание, имевшее право лишь утверждать или отвергать предложения, внесенные царем и сенатом, - едва ли где-нибудь описаны так ясно, как в аристотелевском сообщении о древнем государственном устройстве Крита. Точно так же у обеих наций мы находим зачатки больших обширных государственных союзов, возникавших вследствие братских соглашений между отдельными государствами или даже вследствие слияния нескольких племен, живших до этого самостоятельно (симмахия, синойкизм)». (4)

В духовной сфере и в тех продуктах духовного труда, которыми являются семья, искусство, государство, религия, опыт греков и италиков создает совершенно различные результаты. И это различие предопределяет, в конечном счете, различие исторической судьбы данных народов.

«Сущность эллинского духа заключается в том, что целое приносилось в жертву отдельной личности, нация - общине, община - гражданину; его идеалом была прекрасная и нравственная жизнь и слишком уже часто приятная праздность; его политическое развитие заключалось в углублении первоначальной обособленности отдельных областей и позднее даже во внутреннем разложении общинной власти... Сущность же римского духа выражалась в том, что он держал сына в страхе перед отцом, гражданина в страхе перед его повелителем, а всех их в страхе перед богами; он ничего не требовал и ничего не уважал кроме полезной деятельности и заставлял каждого гражданина наполнять каждое мгновение короткой жизни неусыпным трудом...; для него государство было все, а расширение государства было единственным незапретным высоким стремлением». (5)

Единые основы хозяйственного и общественного быта древних италиков и греков не помешали тому, что историческое развитие этих народов пошло различными путями именно в области государства и права, в значительной степени, возможно, ввиду несходства духовного развития, которое ярко проявилось в отличие религиозного акта греков и римлян, а также в искусстве.

«Оба народа развились односторонне, и поэтому оба развились так совершенно... Идеальный мир прекрасного был для эллинов всем и даже до некоторой степени восполнял для них то, что им в действительности недоставало; если в Элладе иногда и проявлялось стремление к национальному объединению, то оно исходило не от непосредственных политических факторов, а от игр и искусств: только состязания на Олимпийских играх, только песни Гомера, только трагедии Еврипида соединяли Элладу в одно целое.

Напротив того, италик решительно отказывался от произвола ради свободы и научался повиноваться отцу, для того чтобы уметь повиноваться государству. ...При такой покорности могли пострадать отдельные личности и могли заглохнуть в людях их лучшие природные задатки, зато эти люди приобретали такое отечество и проникались такою к нему любовью, каких никогда не знали греки, зато между всеми культурными народами древности они достигли - при основанном на самоуправлении государственном устройстве такого национального единства, которое в конце концов подчинило им разрозненное эллинское племя и весь мир». (6)

в) Организация поселений латинов

Срединная часть Италии уже в глубокой древности была заселена различными племенами латинской национальности. То племя, которое известно в истории под именем латинов, названное впоследствии «древние латины» (prisci Latini) для отличия от других латинских общин, занимало Лациум - небольшую часть среднеиталийской равнины. Территория эта делилась на родовые участки, на которых проживало по несколько родов. Эти роды не были самостоятельны, а включались в политическую общину (civitas, populus) - совокупность родовых поселков, связанных единством происхождения, языка, обычаев. Члены общины обязаны были мирно разрешать взаимные споры, помогать друг другу при обороне или в нападении. Подобная община имела центр, который служил местом совместных собраний и празднеств, проведения суда, размещения общественных святынь. Такой центр, имеющий какое-то укрепление, использовался также как укрытие для членов родов и их имущества (скота), при вражеских нападениях. Подобные центры назывались «вершинами» (capitolium). Это еще не город, но основа будущего города (urbs).

Подобные округа, общины, состоящие из нескольких родовых поселков, представляли прообраз первоначальных государственных образований латинов, как впрочем и других италийских племен.

Первоначально насчитывалось тридцать самостоятельных латинских общин, первенство среди которых принадлежало Альбанскому округу, древнейшему месту поселения латинов и месту проведения союзных собраний этих суверенных общин.

Выражением союзного единства латинских общин служил «латинский праздник» (feria Latinae), на котором, по обычаю, проводились совместные жертвоприношения на Альбанской горе. Из преданий известно, что существование этого латинского союза порождало определенные правовые последствия. Так, помимо общего религиозного праздника предполагают наличие собрания представителей общин и единства правового регулирования важнейших отношений. Союз поддерживал единообразие применения соответствующих норм и мог наказывать за нарушение союзных постановлений. В рамках союза достаточно единообразно регулировались брачные и имущественные отношения, так что любой латин мог проживать в любой из общин, создавать семью, приобретать земельную собственность, заниматься торговлей. При возникновении споров между общинами, союз устанавливал третейский суд для их разрешения.

В целом, содержание прав этого союза было неопределенным и изменчивым, однако он был не случайным соединением различных более или менее чуждых друг другу общин, а необходимым и в значительной степени правовым выражением единства латинского племени.
г) Возникновение Рима

На левом берегу Тибра, недалеко от его устья с древнейших времен проживала община рамнов (Ramnes); полагают, что это имя может обозначать «приречные жители». На ближних холмах селились общины тициев и луцеров. Полагают, что Рим возник в результате объединения этих трех общин, являвшихся частью латинского племени.

Быстрое развитие, возвышение и исключительность положения Рима среди других общин объясняют его положением: Рим, по его расположению на левом берегу Тибра невдалеке от его впадения в море, оказался удобным местом, к тому же достаточно защищенным, для морских и речных торговых перевозок, то есть центром для вывоза италийских товаров и привлекательным местом для средиземноморских торговцев (этрусков, финикян, греков); таким образом его положение представляло торговые и стратегические преимущества. «В этом смысле Рим действительно мог быть тем, за что его выдают народные сказания, - скорее искусственно созданным, чем возникшим сам собою городом и скорее самым юным, чем самым старым из латинских городов». (7)

Как рынок Лациума Рим отличался от иных латинских общин: очень рано он противостоит союзу латинских общин как единый замкнутый город; общественная и частная деятельность римлян определялась их городским и торговым бытом, тогда как характер жизни других общин был преимущественно крестьянским. Поскольку Рим служил для латинских общин торговым и складочным местом, рынком, в нем, преимущественно перед крестьянской, развивалась городская жизнь, что определило характер его общественных учреждений и обеспечило основу для его особого положения.

Однако первоначально Рим был скорее совокупностью городских поселений, чем цельным городом. Единство образуется, когда окружаются единой стеной поселения на Палатинском, Квиринальском, Авентинском и Капитолийском холмах, что приписывается инициативе царя Сервия Туллия (середина VI в. до Р.Х.).

В предшествующую эпоху латинское племя выходит на путь интенсивных торговых сношений, укрепления политических связей как внутри общин, так и в Латинском союзе, развития городской культуры. Образование единого крупного города соответствует уже той эпохе, «когда город Рим начал свою борьбу за господство в Латинском союзе и в конце концов вышел из этой борьбы победителем». (8)

3. Очерк римской государственности

Формирование и совершенствование римского права оказалось возможным в условиях постоянно изменяющейся, но неизменно прочной системы государственного управления. Изменения ее происходили под влиянием реальных и весьма драматических общественно-политических противоречий и служили решению национальных задач, которые ставила перед народом история. Именно этим можно объяснить продолжительность и самостоятельность развития римской государственности, которая из полисного, общинного устройства переросла в республиканскую, а затем - в монархическую формы правления.

а) Первоначальная римская община

Образцом для римского общинного управления явилась римская семья, главной чертой которой была неограниченная власть мужчины над женой, детьми, их женами и их детьми, а также над клиентами (нашедшими убежище в общине иностранцами, а также бывшими рабами, которые пользовались свободой благодаря покровительству отца семейства). Вследствие неотвратимой последовательности, с которою римляне установили и поддерживали власть отца и мужа, эта власть обратилась в настоящее право собственности так, что внешне была похожа на власть над рабами и над прочим имуществом семейства.

Единство семьи было столь крепко, что даже смерть главы не вполне его уничтожало: мать переходила под опеку (tutela) сыновей, незамужние сестры - под опеку братьев. Тем не менее, со сменой поколений единство власти домовладыки, определяющее семейный круг (агнатов) разделялось, образуя род - совокупность тех, кто ведет происхождение от единого предка, но не может при этом указать на последовательное происхождение одного поколения от другого.

Древняя римская община образовалась из соединения родов, а первоначальная территория - из принадлежавшей этим родам земли. Римским гражданином признавался тот, кто происходил из одного из родов, то есть тот, кто был рожден в законном браке от римского гражданина. Рожденные от незаконного брака или вне брака не включались в число граждан. Римские граждане называли себя «отцовскими детьми»(patricii) именно потому, что только они по представлениям их права юридически имели отца.

Таким образом население общины состояло из полноправных граждан - коренных жителей и неполноправных пришельцев, которые хотя и были свободны, но не имели гражданских прав.

Во главе общины стоял выборный вождь - царь. Кроме него в управлении участвовали собрание полноправных граждан и совет родовых старейшин - сенат.

Царь (rex) считался господином общины точно так, как глава семейства считался господином всех, кто в нее входил. Власть царя (imperium) была принципиально полной как в военных, так и в мирных делах; символом ее выступали шествующие впереди его вестники (lictores) с секирами и прутьями. Власть царя включала право сообщения с богами общины (auspicia publica); право заключения договоров с иноземцами от имени общины; право отправлять правосудие по гражданским и уголовным делам; право налагать наказания (палочные удары) за нарушение обязанностей военной службы; право отнимать у граждан жизнь и свободу (постановление смертных приговоров или приказание о продаже гражданина в рабство), при этом только от него самого зависело предоставление права на обращение осужденного к народу с просьбой о помиловании. Именно царь собирал гражданское ополчение на войну и начальствовал над армией. Именно царю принадлежало право распоряжения общинной казной.

Немногочисленные должностные лица - градоначальник (prefectus urbi), которому поручалось расследование преступлений и ведение менее важных судебных дел в отсутствие царя, начальники отрядов пехоты и конницы (tribuni) действовали только по его воле; их полномочия исходили исключительно из царской власти.

Эта власть прекращалась смертью царя, после которой она переходила на короткое время (interregnum) совету старейшин, который выбирал нового царя. Таким образом «юридически царская власть исходила из никогда не умиравшей коллегии отцов (patres)... и единство государства сохранялось неизменным, несмотря на перемену повелителей». (9)

Фактическое и нравственное ограничение царской власти состояло в том, что граждане подчинялись ему, вовсе не считая его неким высшим существом (как в восточных теократических монархиях); и если царь злоупотреблял полнотой своей власти, несправедливо посягая на время, свободу, имущество и жизнь граждан они, понимая, что эта власть исходит не от богов, а с божьего благословения от народа, представителем которого царь является, считали себя вправе отказать в принесенной ему присяге.

Юридически царская власть ограничивалась правилом, что «царь уполномочен только применять законы, а не изменять их и что всякое уклонение от закона предварительно должно было быть одобрено народным собранием и советом старейшин или же оно считалось таким ничтожным и тираническим с его стороны деянием, которое не могло иметь никаких законных последствий». (10)

Граждане или иначе, «копьеносцы» (quirites), ибо только они имели право и обязанность носить оружие, составляли народное собрание, первоначально называвшееся куриатными комициями (comitia curiata) - сходками по куриям (попечительствам). Собрания созывались царем как правило два раза в год, а сверх того, когда он считал это нужным. Запросы (rogatio) собранию делал царь; собрание только соглашалось с его предложением или отвергало его, никакого обсуждения не велось. Одобренное куриями предложение царя становилось законом - lex (то есть «связь») и имело значение договора между царем и общиной. Заключение подобного «законодательного договора» требовалось только тогда, когда необходимо было изменить существующий обычный порядок управления, то есть вряд ли слишком часто. Указанный порядок означал, что право издавать законы принадлежало совместно царю и народному собранию, следовательно это собрание представляло важнейший элемент римского общинного устройства.

Наряду с царем и собранием граждан выступал совет старейшин родов - сенат (senatus). Сенат по существу являлся носителем высшей власти (imperium) и покровительства богов (auspicia), так как именно от него всякий вновь избираемый царь получал эти характеристики; таким образом, сенат являлся залогом непрерывного существования государства и его монархического порядка.

Главной задачей сената было сохранение существующего гражданского строя. Отсюда его право veto на те постановления народного собрания, которые были не в согласии с установившимся правопорядком (при изменении государственных учреждений, при приеме новых граждан, при объявлении наступательной войны). Это не означало, что сенат был законодательным органом, он был скорее хранителем действующих законов.

С этим связано и древнее обыкновение, в соответствии с которым царь, перед тем как обратиться к народу с законодательным запросом, испрашивал мнения сенаторов. То есть совет старейшин выступал как совещательный орган при царе.

Наконец, именно из сенаторов, как правило, назначались на высшие военные и судебные должности, когда соответствующие функции не мог исполнять сам царь.

«Так управлялась римская община, свободный народ которой умел повиноваться при полном отречении от всяких мистических, жреческих мошенничеств, при безусловном равенстве перед законом и при равенстве граждан между собой и с резким отпечатком самобытной национальности... Это государственное устройство не было ни выдуманным, ни заимствованным, а выросло в римском народе и вместе с ним. ...Как всецело принадлежало Риму или даже Лациуму развитие римского государственного права и как была невелика и незначительна в этом праве доля заимствований, доказывается постоянным выражением всех его понятий словами чисто латинскими. Этим государственным устройством и была фактически установлена на все времена основная идея римского государства, так как несмотря на изменчивость внешних форм, пока существовала римская община, оставались неизменными правила, что должностному лицу следует безусловно повиноваться, что совет старейшин - высшая в государстве власть и что всякое исключительное постановление нуждается в санкции суверена, т.е. народной общины». (11)

Государственное устройство и его идеология, описанные выше, сложились на протяжении длительной эпохи, называемой «эпохой царей», когда единственной политически активной силой оставались полноправные граждане, рядом с которыми возрастал и приобретал экономическое влияние политически бесправный класс - неграждане. Традиция отводит этой эпохе период с 753 г. до Р.Х. (год легендарного основания Рима первым царем Ромулом) до 510 г. до Р.Х., когда произошло резкое изменение политического строя.

События 510 г., получившие наименование «изгнание царей», хотя и носили характер государственного переворота, важны между тем в силу того, что явились толчком к более чем двухсотлетним усилиям нации по установлению нового государственного устройства, резкому увеличению значимости писанного права (ius scriptum) по сравнению с обычным правом (ius non scriptum).

Новый строй отношений и порядок управления складывался постепенно в борьбе интересов и представлений различных групп общества и, возможно, в этом был залог того, что созданные при этом государство и право оказались наиболее приспособленными для решения реальных национальных задач.
б) Становление республиканского строя

Как уже отмечалось, римская община состояла из граждан и их подзащитных, «подвластных» (клиентов). Они могли принадлежать отдельной семье, могли существовать «толпой» (plebes); все они были политически бесправны и передавали это состояние своим потомкам, так как для них юридически был недопустим законный квиритский (патрицианский) брак.

Происхождение этого класса связано, по преимуществу, с завоеваниями соседних племен. Часть завоеванного населения не обращалась в рабство; община предоставляла им право пользоваться свободой, так что такие люди становились в положение клиентов общины. Для того, чтобы превратиться в граждан, должно быть постановление общины; для того, чтобы занять положение «гостя» (hostis), необходимо было иметь гражданские права в какой-либо другой общине. Ни тем, ни другим этот класс не располагал: римский правопорядок предоставлял им только обеспеченное законом фактическое пользование свободой при юридически бессрочной неволе.

Такое же положение занимали все родившиеся в Риме от неравных браков, все отпущенные на волю рабы, чужестранцы, отказавшиеся от своих гражданских прав при переселении в Рим из-за его привлекательности в качестве торгового города.

Постепенно, наряду с подзащитными клиентами, класс неграждан пополнялся жителями общин Латинского союза, которые пользовались правом торговать и приобретать собственность в Риме не по воле царя или какого-либо патриция, а на основании союзного права. К тому же из среды клиентов выделялось все больше лиц, зависимость которых от патрона исчезала со сменой поколений.

Таким образом, наряду с гражданской общиной образовалась вторая римская община; частично из клиентов, частично по иным основанием возникли плебеи (plebs). И если первые находились в подзащитном отношении к гражданам, то вторые, будучи независимы, только не обладали политическими правами. Процесс этот заключал в себе опасность сильного социального напряжения: «по мере того как в свободном поселенце слабело чувство личной зависимости, в нем просыпалось сознание его политического бесправия, и только власть царя, равномерно распространявшаяся на всех, не дозволяла вспыхнуть политической борьбе между полноправной общиной и общиной бесправной». (12)

Однако этот предохранительный механизм был разрушен в результате государственного переворота и две римские общины стали на путь длительной политической борьбы. Поэтому можно согласиться с такой оценкой данного события: «Тираническое правление этрусских царей - как оно предстает в традиции («rex iniustus» - неправедный царь) - означало подавление аристократии и политическое усиление комиций. Изгнание царей - закономерное явление после реформы [Сервия Туллия] - было одновременно реваншем родовой знати. Только сенаторы (patres) и их потомки (patricii) избирались на высшие должности в государстве, не патриции такого права не имели». (13)

Конституционная реформа, проведенная в середине VI в. до Р.Х. и приписываемая предпоследнему, шестому царю, Сервию Туллию, возложила на плебеев гражданские обязанности, не предоставив им никаких гражданских прав. Неграждане были привлечены к уплате налогов, к несению некоторых трудовых повинностей, а главное - к несению военной службы. Воинская повинность превратилась из личной в имущественную: всякий землевладелец - гражданин или негражданин - обязывались к ней. Только иностранцы, которым не дозволялось приобретать землю в Риме не становились военнообязанными.

Для набора в пехоту город и его окрестности был разделен на четыре призывных округа - трибы (tribus), т.е. части. В этих трибах зародилось некое единство народа, пока, по отношению к воинской службе, ибо призывались по трибам как граждане, так и неграждане.

Помимо прочего, реформа создала несущественный казалось бы механизм, знаменательный политическими последствиями его применения: испрашивание мнения центурий (подразделений легионов) относительно начала наступательной войны.

Сосредоточение всей полноты власти у одного лица, обеспечивая прочность государства, не могло не проявляться в злоупотреблениях, которые были нетерпимы для граждан. Сервиева реформа обеспечила организационную базу (в виде центурий и офицеров из плебеев) для развития другого противоречия в государстве - между гражданами и негражданами и подтолкнула стремление последних к политическому равноправию. Наконец, обезземеливание мелких общинников привело к образованию многочисленного земледельческого пролетариата и к обострению противоречия между бедными и богатыми.

В рамках этих противоречий развивалась история римского государства к концу VI в. до Р.Х., когда разрешилось первое из них: было упразднено монархическое правление, при этом полагают, что именно злоупотребления властью последним царем Тарквинием Гордым послужили мотивом для объединения всех политических тенденций в едином восстании.

Но важно понимать, что упразднение пожизненного главы общины не преследовало целью искажения главной идеи римского государственного права о полноте и нераздельности власти. «Строгое понятие о единстве и полновластии общины во всех общественных делах, служившее центром тяжести для италийских государственных учреждений, сосредоточило в руках одного пожизненно избранного главы такую страшную власть, которая конечно давала себя чувствовать врагам государства, но была не менее тяжела и для граждан. ...Но в том-то и заключается величие этих римских попыток реформы и революции, что никогда не имелось в виду ограничить права самой общины и лишить ее необходимых органов власти, никогда не было намерения отстаивать против общины так называемые естественные права отдельных лиц, а вся буря возникала из-за формы общинного представительства. Со времен Тарквиниев до времен Гракхов призывным кличем римской партии прогресса было не ограничение государственной власти, а ограничение власти должностных лиц, и при этом никогда не терялось из виду, что народ должен не управлять, а быть управляемым». (14)

Рим превращается из монархии в республику (res publicum - общее дело, общее достояние). Теперь община полноправных граждан становится носителем верховной политической власти, сувереном, самостоятельным владыкой своих судеб. Оскорбление общины квалифицируется как тягчайшее преступление - оскорбление его величества римского народа (crimen laese majestatis). Полновластие гражданской общины выразилось в изменении функций народного собрания, сената и в установлении консульской власти.
А. Консульская власть

Юридически царская власть не была устранена: вместо одного пожизненного царя теперь назначались два - и только на год. Они назывались полководцами (praetores), судьями (iudices) или сотоварищами (consules).

Основными чертами консульской власти, придававшими ей нужную действенность вне зависимости от личных качеств ее носителя, были: ее полнота (абсолютность), ответственность носителя власти, срочность и коллегиальность.

Полнота консульской власти определялась тем, что распространялась на все области военного и гражданского управления и включала все полномочия, необходимые для принятия властного решения и приведения его в исполнение. Так, ему принадлежало право сношения с богами (ius auspiciorum); право сношения с сенатом и народом, предполагавшее возможность вносить законодательные предложения (ius rogationum); право издания общеобязательных постановлений - эдиктов (ius edicendi).

Срочность (даже скорее краткость) этой власти устраняла основания для фактической безответственности ее носителя: по истечении года со дня вступления в должность прекращались властные полномочия и консул, провинившийся в измене или убийстве подлежал уголовному суду наравне с прочими гражданами; кроме того он отвечал за всякое дурное и своекорыстное пользование законной властью.

Своеобразным механизмом устранения возможностей злоупотребления консульской властью явился принцип коллегиальности. Верховная власть была возложена не на обоих должностных лиц в совокупности, а в целом на каждого из них. Они не совместно принимали решения, а каждый в отдельности, но во всей его полноте. Не допускалось разделение компетенций (не существовало даже такого понятия), так что нельзя было поручить одному судебную власть, а другому командование армией, но оба одновременно осуществляли и то, и другое.

Однако каждый из консулов был наделен правом кассировать (парализовать) решение другого (право интерцессий (ius intercessionis)), если оно было, по его мнению, направлено против интересов общины. Таким образом власть осуществляла не коллегия, а коллеги, наделенные сильным оружием взаимного контроля.

Эти черты консулата свидетельствуют о желании общины «сохранить царскую власть во всей ее юридической полноте и потому не раздроблять царскую должность и не переносить ее с одного лица на коллегию, а просто удвоить число ее носителей, чтобы в случае нужды они уничтожили власть друг друга». (15)

Существенное ограничение консульских правомочий, послужившее основанием для преобразования всего гражданского и уголовного судопроизводства, состояло в том, что ему было вменено в обязанность (тогда как для пожизненного царя это было правом) действовать в этой сфере через делегатов. К их числу принадлежали оба нештатных судьи по делам о восстаниях и о государственной измене (duoviri perduellionis) и оба штатных следователя по делам об убийствах (questores parricidi). При разрешении частных тяжб, консул обязывался удостовериться в личности тяжущихся, выяснить существо спора, а затем передать его на решение выбранного им частного лица.

Наряду с двумя выбираемыми общиной консулами предусматривался для чрезвычайных случаев (государственная смута, неудачная война и пр.) единственный правитель (magister populi), называемый диктатором. Он избирался любым из консулов и ни его коллега, ни община не могли этому препятствовать. После его назначения все должностные лица становились его подчиненными. Срок его полномочий имел двоякое ограничение: ни в коем случае он не мог превышать шести месяцев; кроме того, этот срок истекал с истечением срока полномочий консула, избравшего диктатора. Образование этой магистратуры объясняется, по-видимому, желанием общины устранить на случай войны и при других чрезвычайных обстоятельствах неудобства принципа коллегиальности консулата и вызвать к жизни всю полноту царской власти для скорого решения возникшей перед государством задачи.

«Таким образом, те безымянные государственные люди, которые совершили эту революцию, разрешили чисто по-римски, столь же ясно, сколь и просто, задачу сохранения царской власти в юридическом отношении при фактическом ее ограничении». (16)

Б. Народное собрание

Перемена формы правления отразилась и на этом органе государственного управления самым существенным образом. Вследствие этой перемены именно община приобрела важнейшие права: право ежегодно избирать консула и право пересматривать в последней инстанции смертные приговоры над гражданами. Но важнее всего, что изменился самый субъект этих прав.

Революция привела к расширению общины, так как в состав курий были включены все неграждане, за исключением рабов и иностранцев. Одновременно у куриатных комиций (то есть у собрания полноправных граждан) были отняты все существенные полномочия. Сохранились такие как принесение присяги консулам и диктаторам при вступлении их в должность, вынесение решения по усыновлениям, утверждение завещаний. Постановлять значимые политические решения оно уже не могло.

Все политические права общинного собрания (разрешение апелляций по уголовным делам, что, как правило, оказывалось политическим процессом, назначение должностных лиц, вотирование законов) были переданы собранию лиц, обязанных нести военную службу - центуриатным комициям. Таким образом собрания центурий превратились в собрания суверенного народа.

Но обсуждения в центуриях, в отличие от прений в куриях, происходили исключительно по инициативе председательствующего должностного лица. Поэтому данная перемена вряд ли свидетельствует о расширении демократии. Скорее произошло перемещение законодательной власти в пользу знати и зажиточных людей, поскольку сам порядок голосования предрешал решение в их пользу: прерогатива голосования в первую очередь закреплялась за богатыми и знатными.

В. Сенат

В отличие от народного собрания коллегия старейшин осталась исключительно патрицианской и сохранила свои главные прерогативы: право утверждать должностное лицо в период между истечением полномочий одного консула и началом полномочий другого, а также - право утверждать или отменять решения общины.

В добавление к этому сенат получил право утверждать или не утверждать выбранных общиной должностных лиц.

В целом, первая римская революция носила исключительно консервативный характер. «С превращением монархии в республику в римском общинном быту, как видно, почти все осталось по-старому; эта революция была консервативна, насколько вообще может быть консервативен государственный переворот, и она в сущности не уничтожила ни одной из главных основ общинного быта. ...Ее косвенные последствия были несравненно более важны и даже превзошли все, чего могли ожидать ее виновники». (17)

Социально-политические последствия революции оказались значительнее, нежели ее результаты, закрепленные в системе государственного устройства.

Прежде всего, из слияния полноправной и неполноправной общин возникло римское гражданство (cives romani), при том, однако, что прежнее гражданство превратилось в родовую знать. Доступ в нее для выходцев из плебейского сословия был закрыт в силу юридического запрета брачных союзов между старыми гражданами и плебеями.

Хотя новые граждане приобрели право участвовать в законодательстве посредством центуриатных комиций, сенат - замкнутая сословная корпорация знати - имел возможность отвергать их постановления и всячески стеснять собрание в важных решениях. Кроме того, благодаря своему праву давать советы должностным лицам по всем делам, сенат подчинил себе всю исполнительную власть и консулу оставалось только заведование текущими делами, руководство судопроизводством и командование армией во время войны. По сложившемуся обычаю всякий законопроект, прежде чем поступить на рассмотрение в народное собрание, подлежал одобрению сената, следовательно, именно он контролировал законодательную функцию власти. Наконец, расходование государственной казны производилось только с согласия сената и совместно с ним.

Таким образом было установлено господство аристократии: она поставляла кадры для высших должностных лиц; в лице сената контролировала их действия, оказывала решающее влияние на законодательство и заведовала финансами.

«Благодаря новому общинному устройству старое гражданство достигло законным путем полного обладания политической властью. Патриции господствовали через посредство магистратуры, низведенной на степень их служанки». (18)

в) Реформа республиканского строя

Установившийся порядок скоро привел к заметному имущественному расслоению общины и, как следствие, к опасному социальному напряжению. Ввиду эгоистичной экономической политики правящего сословия произошло увеличения богатства патрициев и обогатившейся части плебейства и резкое обеднение большей части земледельческого населения.

Передача государством сбора некоторых налогов в частные руки породила крупных капиталистов (откупщиков) и усилила влияние капитала в народном хозяйстве. Спекуляции землей, образование крупных хозяйств с широким использованием рабов подрывали среднее и мелкое землевладение: неоплатные долги превращали крестьян во временных арендаторов при кредиторах, в слуг и даже в рабов.

К тому же прекратились раздачи общинных земель государством. Казенные земли переходили в фактическое владение состоятельных членов общины; возник обычай захвата (oсcupatio) казенных земель, которые, не являясь собственностью пользователей, передавались ими по наследству.

Заметно оскудела казна, так как крайне небрежно взимались пошлины за пользование общинными выгонами и доходы с захваченных знатью земель. Это вело к усилению налогового бремени на общину, от которого, как и от возросших трудовых повинностей ввиду неудачных войн страдало простое население.

Бедственное положение крестьянства, строгое применение жестокого долгового законодательства привели к политическим потрясениям 495 - 494 годов до Р.Х. Призванные для ведения предстоящей войны военнообязанные отказались повиноваться. Тогда консул временно отменил действие долговых законов, выпустил арестованных должников и прекратил дальнейшие аресты. Но по возвращении из победоносного похода люди увидели, что их ожидает прежняя долговая кабала. Через год война возобновилась, был назначен диктатор, которому крестьянство подчинилось. По окончании похода им был внесен проект реформы с целью облегчения положения крестьянства, но сенат ему воспротивился. Тогда войско, еще не распущенное полководцем, в боевом порядке удалилось на один из окрестных холмов с намерением основать там новый плебейский город. По сути, это было объявлением гражданской войны. Сенат уступил и последовали реформы, имевшие важные последствия.

Кроме временных мер, направленных на облегчение положения должников и основания нескольких колоний, диктатор (Маний Валерий) провел закон, учреждающий новую, плебейскую магистратуру. Постановлялось, что кроме двух патрицианских консулов будут действовать два плебейских трибуна (tribuni plebis), избираемые плебеями по куриям. Разделения власти, между тем, не произошло. Трибуны получили только право интерцессии (трибунское veto), то есть право заявить протест и отменить всякое отданное должностным лицом приказание, нарушающее права граждан. Отношения трибуната и консулата определялись принципом: между двумя равноправными лицами запрещающему принадлежит первенство над повелевающим.

Таким образом, власть трибунов заключалась в том, что они по своему усмотрению могли парализовать любое действие администрации и отправление правосудия; полномочия их не распространялись только на действия военных властей. Трибун был вправе своим словом аннулировать любое постановление общины. Всякое сопротивление трибуну было признано преступлением, караемым смертной казнью.

В помощь трибунам назначались два плебейских эдила (aediles - «домоначальники»), наделенные правом производить аресты, налагать штрафы, выносить решения по незначительным проступкам.

Апелляции на действия трибунов или эдилов поступали не в центуриатные комиции, а собрания плебеев по куриям. Таким образом, трибунат оказался орудием сугубо сословного (классового, если угодно) сопротивления и насилия.

«В форме трибунской юрисдикции появилась новая сила, которая, с одной стороны могла быть направлена против высшего должностного лица даже во время его состояния в должности, а, с другой стороны, действовала на знатных граждан исключительно через посредство лиц незнатного происхождения и была тем более тяжким гнетом, что ни преступления, ни наказания не были сформулированы законом. На деле оказывалось, что при параллельной юрисдикции плебейства и общины имущество, личность и жизнь граждан были предоставлены на произвол собраний враждовавших между собой партий». (19)

Введение трибуната, предоставив плебеям острое оружие в сословном противостоянии, не могло улучшить их экономического положения, так как причины обеднения - захват знатью общинных земель, плохая кредитная система и несправедливое налогообложение - не были устранены. Тем самым не были устранены основания гражданских раздоров.

И эти раздоры продолжались с ожесточением, которое равнялось социальному напряжению в общине, вызывая преступления и даже подводя саму общину к краю гибели. Одновременно предлагались и законодательные меры, нацеленные на погашение внутриобщинной вражды. Не все они имели одинаковую судьбу. Если законы Публилия (471 г. до Р.Х.) о введении собраний плебеев по трибам вместо курий и признания равной юридической силы между постановлением общины и «благоусмотрением массы» (plebiscita) имели важные социальные и чисто правовые последствия, то проект земельного законодательства Спурия Кассия (486 г. до Р.Х.), направленный на устранение одной из причин бедственного положения крестьянства, привел только к гибели этого выдающегося человека.

Но самым значительным по своим социально-экономическим последствиям и по влиянию на развитие самого римского права, оказалось предложение народного трибуна Гая Терентилия Арса (462 г. до Р.Х.) о назначении специальной комиссии для составления проекта общего гражданского уложения, которое сделало бы ясным для всех регулирование наиболее существенных отношений в общине и, с другой стороны, связывало бы произвол должностных лиц в применении обычного права при вынесении судебных решений.

Хотя первоначально сенат воспротивился этому проекту, в 454 г. до Р.Х. было решено приступить к составлению уложения и с этой целью избрать по центуриям комиссию из десяти человек, наделенных на время этой работы полномочиями консулов - комиссию децемвиров (decemviri consulari imperio legibus scribundis). Одновременно прекращалась деятельность народных трибунов.

Принятые меры говорят о том, что главным, может быть единственным, мотивом всей затеи было устранение произвола трибуната в обмен на ограничение писаным законом произвола консулата.
г) «Децемвиральная» революция и принятие законов XII таблиц

Децемвиры были выбраны только в 451 г. до Р.Х. после возвращения из Греции посольства, привезшего образцы эллинского законодательства, и в этом же году представили проект. Община одобрила его, текст был вырезан на десяти медных досках и выставлен на форуме. При обсуждении выявилась потребность в дополнениях и децемвиры были переизбраны на следующий год, в который они добавили к десяти еще две таблицы. Таким образом было составлено первое и единственное римское гражданское уложение - законы «Двенадцати таблиц».

Будучи результатом компромисса между сословиями, это уложение не содержало существенных изменений предшествующего правопорядка и, возможно именно поэтому, представляется в истории примером если не мудрости, то здравого смысла народа. В кредитной сфере устанавливалось верхнее ограничение ссудного процента и строгие наказания за ростовщичество (более тяжкие, чем за воровство); долговое законодательство сохранило свои карательные черты; подтверждена незаконность брачных союзов между знатью и простыми гражданами; но - право апелляции по уголовным делам было отнято у триб в пользу центурий, что означало переход уголовной юрисдикции под контроль плебеев.

Стремление ограничить произвол должностных лиц вызвало к жизни и закрепило в уложении два великих юридических принципа: позднейший закон отменяет предшествующий (lex posterior derogat prior) и - должностные лица, как и простые граждане обязаны подчиняться в своих решениях опубликованному закону.

Сословная вражда не прекратилась выставлением на форуме таблиц с уложением. Децемвиры (все из патрициев) отказывались сложить полномочия, ссылаясь на незавершенность законов. Это упорство аристократии в удержании экстраординарной власти в соединении с драматическими событиями в Риме привели к новому восстанию. Войско отказалось повиноваться начальникам, вновь избрало народных трибунов и появилось на Авентине, угрожая гражданской войной. Децемвиры вынуждены были сложить узурпированную власть; двое, наиболее упорных, покончили самоубийством в тюрьме, остальные подверглись изгнанию, имущество всех было конфисковано. Помимо этого был восстановлен трибунат.

Последующий, хотя и длительный процесс реформирования государственного строя дает основания утверждать, что это первоначальное римское законодательство заложило основы того правосознания граждан и той государственности, которые совокупно обеспечили необыкновенную прочность римских политических и правовых механизмов, а вместе с тем и римское мировое господство.
д) Становление системы республиканских магистратур и
социальная реформа. «Сенатское правление»


Влияние переменившегося правосознания сказалось быстро: уже через четыре года канулеевым плебесцитом было постановлено, что к римскому законному браку приравнивается брак между аристократами и плебеями. Тем самым уничтожалась главная основа аристократической сословной замкнутости.

В 435 г. до Р.Х. учреждена новая магистратура - двое «оценщиков» (censores), которым от консулов переданы полномочия по составлению бюджета, а также гражданских и податных списков. С течение времени цензура превратилась в оплот аристократического влияния, но также - в инструмент нравственного контроля в государстве.

Кроме приведенных, принимались иные частные меры к выгоде одной или другой стороны сословного противостояния. Решающее значение имело законодательство, предложенное народными трибунами Гаем Лицинием и Люцием Секстием ибо оно привело к фактическому и юридическому уничтожению родовой знати в качестве политического учреждения, социальному выравниванию общины и послужило основанием для завершения построения действительного республиканского строя, основанного на свободно высказываемом мнении доминирующего в обществе среднего сословия.

Главным политическим пунктом проекта Лициния-Секстия было предоставление плебеям права занимать одну из консульских должностей. Предполагался доступ плебеев к важным жреческим должностям, что на протяжении веков составляло привилегию знати. Главным социальным пунктом - регулирование аграрных отношений: предполагались ограничения права захвата во временное владение (ius occupatio) казенных земель и права выпаса на общинных лугах. Кроме того смягчалось долговое законодательство; предлагались меры для трудоустройства сельского пролетариата. «Упразднение привилегий, гражданское равенство и социальная реформа - вот те три великие идеи, которые предполагалось осуществить на деле». (20)

После многолетних проволочек предложения, сведенные в единый законопроект, утвержденный сенатом, вступил в силу в 367 г. до Р.Х.

Лициниева реформа, в силу упорного стремления знати сохранить за собой некоторые государственные привилегии, способствовала образованию институтов, оказавших громадное воздействие на развитие римского права. Так, осознавая неизбежную утрату монополии на консулат, знать, под предлогом того, что только она обладает знанием законов, отделила судебную функцию от консульской должности. Из этой акции возникла новая магистратура - претура, деятельность которой на протяжении более чем трехсот лет привела к формулированию основ римского классического права.

Равно и надзор за рынками и связанное с этим полицейское производство («административная юстиция») было возложено на особую магистратуру - эдилов, которые, в отличие от упоминавшихся в связи с возникновением трибуната плебейских эдилов, стали называться курульными эдилами, стало быть оказались отнесенными к высшим магистратурам.

Однако конституционное законодательство к концу IV столетия до Р.Х. постепенно ликвидировало как все существенные, так и незначительные привилегии знати в области государственного управления, закрепив за плебеями право избираться в те же магистратуры, осуществлять те же управленческие функции, которые первоначально предназначались исключительно для патрициев.

Лициниевы законы способствовали улучшению положения крестьянства и, тем самым, предотвращали разорение среднего сословия; те же результаты имели усилия против ростовщичества и упорядочение налогообложения. Важное социальное и чисто правовое значение имело принятие закона Петелия (326 или 313 г. до Р.Х.), которым была устранена архаическая жестокость долгового процесса: им отменена личная ответственность неисправного должника и введена процедура, напоминающая банкротство (должник, клятвенно заявивший о своей несостоятельности, сохранял личную свободу уступкой своего имущества); передача должника в рабство могло быть теперь осуществлено только по приговору суда, а не по усмотрению кредитора.

Однако решающее значение в исправлении социальных недугов общины имело крепнущее политическое могущество Рима в Италии. После позорной капитуляции перед Этрурией, случившейся в разгар внутренних смут, Рим, по существу спасенный эллинами, разгромившими на востоке Персию, а на западе союз этрусков с финикийцами, приступил к завоеванию северных от Тибра территорий. Это доставило пахотные земли для расселения колонистов, что вызвало отлив беспокойного элемента населения из метрополии; это обогатило казну, уменьшив налоговое бремя на крестьянство. К концу столетия отмечается заметный рост материально обеспеченного среднего сословия.

Достигнутое общиной благосостояние, во всяком случае, материальное равенство большинства ее членов, политическое равноправие сословий, явились основанием совершенно нового строя управления, который сложился в рамках республики после двухсот лет напряженной политической и сословной борьбы - сенатского управления.

«От сената зависели мир и война и заключение мирных договоров, основание колоний, раздача пахотных земель, общественные сооружения, вообще все дело постоянного и важного характера и главным образом финансовое управление. Сенат ежегодно составлял инструкции, которыми устанавливал для должностных лиц сферу их служебной деятельности и определял число войск и количество денег, предоставлявшихся в их распоряжение... Что это новое сенатское управление... было совершенным извращением старого общинного устройства, ясно само собой... свободная деятельность гражданства приостановилась и замерла, должностные лица снизошли на степень председателей собраний и исполняющих чужие приказания комиссаров, а чисто совещательная сенатская коллегия являясь преемницей обеих конституционных властей сделалась - хотя и в самых скромных формах - центральным правительством общины. Однако... самый строгий приговор истории должен признать, что эта корпорация сумела правильно понять и хорошо выполнить свою великую задачу. Сенаторы вступали в это звание не по праву рождения, а в сущности по свободному выбору нации; раз в четыре года они утверждались в этом звании нравственным судом достойнейших людей; они назначались пожизненно, не завися ни от истечения срока своей должности, ни от изменчивой народной воли; со времени уравнения сословий они составляли тесно сплоченную и замкнутую коллегию, в состав которой входили все самые способные люди, обладавшие политическим кругозором и практическим знакомством с делами управления... Таким образом, римский сенат был самым благородным выражением всей нации, а по своей последовательности и государственной мудрости, по своему единодушию и патриотизму, по своему полновластию и непоколебимому мужеству был первой из всех когда-либо существовавших политических корпораций, даже в ту пору был самым настоящим «собранием царей», умевшим соединять деспотическую энергию с республиканским самоотвержением. Никогда никакое государство не отстаивало своих интересов во внешних делах с такой твердостью и с таким достоинством, с каким их отстаивал в свои лучшие времена Рим через посредство своего сената. ...При помощи сената римскому народу долее других народов удавалось осуществлять самое великое из всех человеческих творений - мудрое и успешное самоуправление». (21)

Эта государственность, выросшая из глубоко укорененных национальных оснований эллинско-италийской народности, сложенная усилиями крестьян, солдат и управленцев, желающих именно на этой земле и в соответствии с присущими ей законами взращивать семью, увеличивать имущество, устраивать и украшать дом, поклоняться своим богам и все это в целости защищать своею кровью, явилась той нравственной и материальной почвой, которая произвела римское право. Ведущий принцип этого права - всесторонняя охрана интересов личности в рамках правопорядка, способного такую охрану предоставить; но никак не поощрение индивидуализма, в ущерб интересам и ценой разрушения общего, то есть данного правопорядка и государства в целом.

Последующая после Лициниевой реформы эпоха, вплоть до Цезарианской революции, оказалась наиболее продуктивной для создания основ этого права. Изменение государственного строя в результате этой революции не повлияло отрицательно на данный процесс, но освободило ту социальную и интеллектуальную энергию громадного государства, которая позволила придать процессу создания универсального права законченный вид.
4. Последующее изменение государственности и
судьба римского права


«Перемены в конституции были предопределены распространением римского владычество на огромные территории Европы, Африки и Азии, которые осуществились в эпоху Республики. Рим, вернув себе утраченную было в конце VI в. до н.э. гегемонию в Лации, подчиняет в IV в. до н.э. центральную Италию и выходит на арену Средиземноморья, где вступает в борьбу с Карфагеном (с 264 г.). Успехи в... пунических войнах положили начало власти Рима над заморскими территориями, где организовывались провинции (provincia) во главе с проконсулами и пропреторами... К середине II в. до н.э. Рим уже не имеет равных себе противников; в 146 г. до н.э. разрушены Карфаген и Коринф. Интенсивное вовлечение молодой державы в орбиту средиземноморской культуры способствовало развитию торговых связей римских граждан с иностранцами, усвоению науки и культуры, эллинистического образования. Рим превращается не только в политический, но и в торгово-экономический центр мира». (22)

Естественно, что освоение пространств, вовлечение в управленческую орбиту общины полиэтнического и поликонфессионального множества, перемена хозяйственной, идеологической и, в целом, культурной парадигмы не могло не вызвать перенапряжения всех сил государства. Четыреста лет - незначительный срок для превращения незначительной латинской общины в мировую державу, которое еще и сопровождается сменой натурального хозяйственного уклада интенсивным товарным производством и обменом. Политические потрясения и экономические кризисы при этом неизбежны.

После более чем столетней эпохи реформ, смут, революций и гражданских войн, в 27 г. до Р.Х. Октавиан Август объявил, что им восстановлена республика. В действительности началась новая эпоха в истории римской государственности - эпоха установления монархии.

Вначале возникло государственное устройство переходного периода - принципат или диархия (двоевластие), при котором, в соперничестве проявлялись черты сенатского правления и нарождающегося самодержавия. Этот период, возможно из-за незавершенности политической организации громадного государства, оказался очень плодотворным в области правотворчества: было завершено формирование римского классического права. Ничто в системе и в реформах государственного управления не стесняло и не способствовало развитию того потенциала правотворчества, который образовался в нации в период республики. Единственным исключением можно назвать инициативу Августа, имевшую необыкновенно богатые последствия: предоставление наиболее видным знатокам права (prudentes) особой привилегии - права предлагать решение юридических коллизий, поддержанного силой государства.

В 284 г., с воцарением Диоклетиана, прекращается двоевластие. Государственный строй Рима приобретает черты абсолютной монархии (доминат). Нравственная, хозяйственная и политическая деградация страны в соединении с германской и готской агрессиями составляют содержание этой завершающей историю Рима эпохи. С точки зрения правового развития она характеризуется усилиями, направленными на систематизацию, подведение итогов предшествующего юридического творчества. Но это уже не дело народа, а забота государственных чиновников и специалистов в области юриспруденции.

Поразительная сила именно народного творчества в этой области сказалась в том, что исчезновение с политической карты в 476 г. Западной Римской империи не уничтожило действия созданного в предшествующие эпохи права. Через полтора столетия оно было систематизировано в Восточной Римской империи и в этом виде передано народам Нового времени, то есть христианским народам.

5. Периодизация истории римского права

Существует несколько оснований для классификации этапов развития римского права: в буржуазной, в том числе, русской романистике приводилась классификация применительно к существенным переменам государственного строя (эпоха царей, республика, монархия) и в этом есть своя логика.

И.А.Покровский приводит следующую схему периодов развития римского права:

— период царей (753 - 510 гг. до Р. Х.);

— период республики (509 - 28 г. до Р. Х.);

— период принципата (27 г. до Р. Х. - 284 г.);

— период домината (285 - 476 г.)
В этой схеме представлены периоды становления, развития, первых опытов систематизации римского права. Различия между ними выражаются не только в особенностях политического строя соответствующего периода, но и в основных чертах действующей в его рамках правовой системы.

В советской литературе доминировала марксистская методология, в соответствии с которой всякое историческое развитие (в том числе развитие такого «надстроечного» явления, каким представляется право) обусловлено развитием способа производства (раннеримское право - формирование рабовладельческих отношений, классическое право - проникновение рабовладения во все сферы производства, постклассическое право - кризис рабовладельческого способа производства). Для описания соответствующих периодов разными авторами применялись различные термины, но хронологические рамки были одинаковы. В качестве иллюстрации такого подхода можно привести следующую схему:

1. Древнейший период (иначе: от образования римского государства до первой пунической войны) - от VI в. до н.э. до III в. до н.э; праву этого периода свойственны такие черты, как национально-полисная замкнутость, архаичность, неразвитость и простота основных институтов.

2. Классический период (иначе: от первой пунической войны до начала правления императора Диоклетиана) - от III в. до н.э. по III в. н.э.; право характеризуется наивысшей степенью разработанности и совершенства.

3. Постклассический период - от IV в. до VI в.; состояние права определяется общим экономическим и политическим кризисом, предпринимаются попытки систематизации правового наследия прежних эпох и приспособление правовых институтов к нарождающимся феодальным отношениям.

По утверждению Дождева Д.В. «современному состоянию романистики - науки о римском праве - отвечает деление [его истории] на пять основных периодов»:

— архаический (753 - 367 гг. до н.э.) - от основания города (ab urbe condita) до учреждения должности городского претора;

— предклассический (367 - 17 гг. до н.э.) - от учреждения должности городского претора до завершения реформы гражданского судопроизводства, а именно, отмены процедуры per legis actiones принятием законодательства Августа (legis Iulia de iurisdictione);

— классический (17 г. до н.э. - 235 г. н.э.) - от реформы гражданского судопроизводства до смерти Александра Севера, после которой военно-бюрократическая монархия вступает в эпоху «солдатских императоров», когда достигнутая стабильность расшатывается и складываются условия для формирования абсолютной монархии;

— постклассический (IV - V вв.) - период общего культурного упадка;

— юстиниановский (527 - 565 гг.) - подведение итогов многовекового развития и систематизация римского права.

6. Значение и этапы рецепции римского права

Римское право явилось как результат саморазвивающейся государственности, обеспечивающей естественные интересы исторического народа, самостоятельно реализующего свою судьбу. Это право - единственное в своем роде - прошло самобытный путь развития от самых простых правил обычая, до самых тонких определений сложнейших оттенков договорных отношений; от казуистического регулирования, присущего законам XII таблиц, до правовых норм, категорий и принципов Дигест Юстиниана. Такой путь развития права соответствовал столь же естественному, самостоятельному и вполне национальному развитию хозяйства, политической организации римского общества и развитию государственных институтов, обеспечивающих жизнедеятельность первого, второго и третьего.

Длительность, естественность и национальная ориентированность обеспечили универсальную значимость римского права, которая, в свою очередь поставила его на уровень одного из высших культурных достижений человечества. Этот вывод подтверждается историческим феноменом, который носит наименование рецепция римского права.

В беспокойный период переселения германских и готских племен попытки формирования государств на территории бывшей Западной римской империи, эгоистическая борьба между папством и новыми князьями в период с VI по X век казалось прекратили культурное развитие Европы и похоронили все достижения античности, в том числе римское право.

Однако естественные хозяйственные потребности пробуждают необходимость обмена товарами между производителями, установления торговых отношений между территориями, пробуждают мысль о желательности правильного регулирования этих отношений. Но примеры подобного регулирования известны: те или иные фрагменты римских правовых конструкций использовались в законодательстве германских завоевателей, вероятно, не забылись и практикой.

Экономическое возрождение в городах, да и само каролингское возрождение, предполагают освобождение личности от тех сословных и семейных (родовых) ограничений, которые присущи новым поселенцам Европы: индивидуальная энергия требует гарантий свободы самодеятельности, свободы самоопределения, ясности правового регулирования всех отношений, связанных с личностью, будь то собственность, договор или наследование.

Да и государственная власть громадной империи, стремится обнаружить нравственные и правовые основания для своего бытия.

«В Италии в конце XI в. вновь пробуждается интерес к античной культуре, тексты юстиниановской кодификации привлекают к себе внимание специалистов. Авторитет имперской идеи, унаследованной от Рима и поддерживаемый католической церковью, весьма располагал к восприятию римского права в качестве общей основы и критерия права в политически раздробленной Европе. Потребность в тонком юридическом инструменте особенно ощущалась в южной части Франции (Прованс) и северной Италии - наиболее развитых в экономическом, торговом и культурном отношении Западного мира. В этом историческом контексте и состоялось новое открытие римского права. В Болонье сложилось объединение лиц, усердно изучавших (studentes) правовое наследие Рима. Вскоре они оформили свой союз, дав ему латинское название автономной корпорации - universitas. Университетское образование распространилось по Европе, а вместе с ним - и юридическое знание». (23)

В Европе начинается мощный культурный процесс, который получил название рецепция римского права. Под этим разумеется восприятие, заимствование права одной эпохи и одного народа другими народами и в другую эпоху.

Процесс этот начинается систематическим изучением римского правового наследия. В конце XI в. в Болоньи возникает школа, возглавляемая Иернерием (который был судьей, преподавателем риторики и диалектики, преподавателем права). Активность его учеников и последователей (Bulgarus, Martinis, Jacobus, Hugo) привлекала в школу множество слушателей со всех уголков Европы, которые разносили по ней знания о римском праве.

Содержанием деятельности болонской школы было углубленное изучение источников римского права, главным образом, Дигест - центральной части обширного законодательства Юстиниана. При этом само преподавание было направлено на воспитание уважения к закону, позитивному праву (ius positivum). Ведь на практике в этот период суды вольно обращались с правовыми нормами, решая споры скорее на основании субъективного представления, чем на строгом следовании духу и букве закона; господствовала свобода судейского усмотрения. Таким образом утверждалось важное правовое начало законности, подчеркивалась значимость позитивного права, законодательства для правильного разрешения юридических конфликтов в обществе.

Преподавание состояло в чтении и комментировании (толковании) древних источников. Толкования надписывались прямо в тексте источника, на полях и между строк; подобные толкования носили название глоссы. От него получили наименование и сами деятели первоначального периода рецепции римского права - глоссаторы.

Творческая работа глоссаторов занимала период до XIII в., когда последний видный представитель этого направления Accursius издает собрание глосс - Clossa Ordinaria (около 1250 г.), которое оказало большое влияние как на правовую теорию, так и на практику: это сочинение использовалось в судах наравне с законами.

Изложенное позволяет утверждать, что наиболее существенными чертами деятельности глоссаторов были:

— углубленное изучение источников римского права;

— утверждение значимости позитивного права;

— установление важности принципа законности.

Со второй половины XIII в. на смену глоссаторам приходят комментаторы (или постглоссаторы). Среди них называют француза Ravanis, испанца Lulus, которые были философами и богословами, что и отразилось в характере этого направления. Деятельность комментаторов отличалась применением при изучении права дедуктивного метода, то есть выведением из общих принципов права некоторых частных положений (правил, правовых норм).

В своей работе комментаторы пользовались не столько источниками древнего римского права, сколько комментариями своих предшественников - глоссаторов. Но комментируя глоссы, они старались внести в правовой материал логическую упорядоченность, свести многочисленные, часто казуистические правила к некоторым общим понятиям, категориям, а затем из этих общих понятий логически (дедуктивно) вывести новые частные понятия, применимые к конкретному жизненному отношению.

Таким образом, деятельность постглоссаторов оказалась первым опытом философского познания права. Следовательно их усилиями было положено основание европейской юриспруденции как науки, как теории права. В этом - очевидная заслуга комментаторов по сравнению с их предшественниками.

К тому же, убеждение комментаторов в существовании универсальных принципов права, возрождало интерес к обнаружению всеобщего критерия справедливости позитивного права, к естественному праву ( ius naturale).

Несмотря на указанные характеристики, в деятельности комментаторов преобладали практические тенденции: они стремились привести римские юридические конструкции в связь с правовыми взглядами и потребностями современного им общества. Руководствуясь идеями ius naturale, постглоссаторы приспособляли римское право к потребностям и условиям реальной жизни, оказывая огромную практическую услугу своему времени. Эта работа перерабатывала общемировое право античности в общее право (lex generalis) нового европейского мира.

В Италии римское право приобретает значение главного источника уже в конце XII в.; во Франции с XIII в. оно распространяется на юг страны (pays du droit ecrit), но и на севере, где доминирует droit cutumier римское право применяется в качестве субсидиарного источника; в разрозненных германских государствах с XV в., (после падения суда шеффенов) именно римское право становится общим правом.

Однако повсюду юристы ставят перед собой задачу уяснить и изложить те римские правовые конструкции, которые действуют в настоящее время и в том виде, в каком они действуют; разрабатывают то право, которое должно применяться в судах. Особенно интенсивно такая работа осуществляется в германских государствах, где постепенно, к XII в. вырабатывается так называемое современное римское право, получившее название usus modernus pandectarum.

Таким образом, главными достижениями деятельности направления постглоссаторов можно назвать:

— выработку основ европейской теории права;

— постановку задачи обнаружения критерия справедливости позитивного права;

— разработку основ общего (универсального) права стран средневековой Европы.

К началу XVI в. эта деятельность утрачивает творческий характер, прекращается второй этап рецепции римского права.

Последующее развитие европейской юриспруденции связывают с проникновением в нее гуманистического направления. Это было естественным проявлением возрождения общего интереса к классической литературе и в целом к классическому искусству. Под влиянием этого в юриспруденции возникает стремление оторваться от произвольных явлений - глосс и комментариев и обратиться к первоисточникам. Изучение первоисточников осуществлялось в сопоставлении с той живой действительностью, которая их создавала и была отражена в античной истории, литературе, искусстве. Таким образом деятели гуманистического направления подошли к Corpus Iupis Civilis с тех позиций, которые были чужды глоссаторам и комментаторам - с позиций истории и филологии. Стали появляться первые сообщения об истории римского права; началось очищение первоначальных текстов от многочисленных средневековых искажений. Кроме того, изменилась и методика преподавания права: вместо чтения и комментирования Corpus (чем по преимуществу занимались глоссаторы и комментаторы) стало вводится систематическое изложение права по определенному плану, близкому плану юстиниановых Институций.

Гуманистическое направление породило воззрение, что право есть живой организм, тесно связанный с жизнью той исторической среды, которою и для регулирования которой он вызван к действительности. Таким образом, гуманизм пробудил те идеи, которые в XIX в. были разработаны исторической школой права.

В XVII - XVIII вв. правоведы вновь устремляют внимание на обнаружение конечного критерия права: происходит оживление идей естественного права; возникает естественно-правовая школа права. В ней идеи римского ius naturale получают новое обоснование: философия права ставится в связь с общей философией и право выводится из природы человека и общества. Такие мыслители, как Гуго Гроций, Гоббс, Джон Локк, Лейбниц, Ж.-Ж. Руссо пытались определить разумные свойства этой природы и, вместе с тем, разумные, абсолютные начала (принципы) права.

Эти разумные начала под именем естественное право получают приоритет над нормами позитивного права, которые исторически сложились в обществе и управляют им. Естественное право, как воплощение самого разума, противопоставляются неразумному и несправедливому правопорядку Европы XVIII в. с ее устарелыми, как полагали, политическими институтами, неравенством сословий, бесправием простых людей. Сложилось убеждение, что стоит только предоставить человеческому разуму свободу, он устроит общественные отношения наилучшим образом.

Великая Французская революция явилось опытом такого переустройства общественных отношений на началах разума, как они высказывались в доктрине естественного права. Крушение Французской революции оказалось одновременно и крушением идей естественного права. Оказалось, что позитивное право не так легко уходит из жизни, что замена исторически сложившегося правопорядка чрезвычайно болезненна; с другой стороны, недостаточно провозгласить абсолютные разумные начала, чтобы они утвердились в жизни в качестве норм поведения людей.

Реальность подорвала саму веру в абсолютные начала. Вновь возобладали идеи позитивного права. Зародилась историческая школа права, главная идея которой такова: право не есть продукт того или иного произвольного творчества, хотя бы и одухотворенного абсолютными началами разума; оно есть результат развития народного духа, раскрывающегося в истории народа в тесной связи с его религией и культурой. Право глубоко национально и, чтобы постигнуть его, необходимо изучать его исторически.

Даже приведенное краткое изложение обнаруживает, что рецепция римского права - это длительный и многогранный процесс усвоения правового наследия эпохи античности европейскими народами, в котором нормы позитивного права древности приспосабливались к реалиям новой эпохи; происходили теоретическая обработка правового материала и философское обобщение разнообразных проявлений права.

К тому же, в XIX в. осуществляются великие кодификации гражданского права: принятие гражданского кодекса Франции в 1804 г., Германского гражданского уложения в 1896 г., последующие кодификации гражданского права в романских и германских странах на основании этих образцов, дальнейшее распространение заложенных в них идей и категорий посредством кодификаций в странах Латинской Америки, Северной Африки, Ближнего и Дальнего Востока.
  1   2   3   4   5   6   7   8


СОДЕРЖАНИЕ Тема I . Введение в курс римского права
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации