Князев А.Г., Чураков Д.Б., Чучаев А.И. Экологические преступления - файл n1.doc

приобрести
Князев А.Г., Чураков Д.Б., Чучаев А.И. Экологические преступления
скачать (152.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1087kb.26.09.2010 23:29скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Глава II. Экологические преступления по Уголовному кодексу Российской Федерации




§ 1. Общая характеристика экологических преступлений и их система



Уголовное законодательство не содержит понятия экологического преступления, оно выработано теорией уголовного права. В основе его определения лежат положения законодательства в области охраны окружающей среды.

Под окружающей средой понимается совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов; под природной средой (либо природой) - совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов. Таким образом, природная среда отличается от окружающей среды тем, что она не охватывает антропогенные объекты, созданные человеком для обеспечения его социальных потребностей и не обладающие свойствами природных объектов. Последние представляют собой естественную экологическую систему, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства.

Богатства природы, ее способность поддерживать развитие общества и возможность самовосстановления небезграничны. Человечество столкнулось с противоречиями между растущими потребностями мирового сообщества и невозможностью биосферы обеспечить эти потребности. Возросшая мощь экономики стала разрушительной силой как для нее, так и для человека. Возникла реальная угроза жизненно важным интересам будущих поколений человечества. Следовательно, нормы главы 26 УК РФ "Экологические преступления" направлены в первую очередь на охрану биологической основы существования человека и всего живого на Земле.

Иначе говоря, сущность рассматриваемых преступлений заключается в том, что они, посягая на экологический правопорядок, экологическую безопасность, рациональное использование компонентов окружающей среды, тем самым причиняют вред человеку, ухудшая природные основы его жизнедеятельности, умаляют экологические интересы общества, подрывают незыблемость природоохранительных и иных правовых норм. Они нарушают конституционное право каждого человека "на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением" (ст. 42 Конституции РФ).

Таким образом, экологическое преступление - это предусмотренное уголовным законом общественно опасное виновное деяние, посягающее на общественные отношения, обеспечивающие сохранение для нормальной жизнедеятельности человека благоприятной природной среды, рациональное использование ее ресурсов и экологическую безопасность населения.

Как принято считать, впервые термин "экологическое преступление" был употреблен О.С. Колбасовым в 1972 г., однако его дефиниция, по сути, им не была сформулирована*(56).

Разработчики проекта УК РФ 1992 г. предложили следующее определение указанного преступления: "предусмотренное настоящей главой общественно опасное деяние, посягающее на установленный специальным законом режим использования природных ресурсов, охраны окружающей среды, обеспечение экологической безопасности и причиняющее вред окружающей среде или здоровью человека либо создающее реальную угрозу такого причинения"*(57). Таким образом, предлагался ограничить круг экологических преступлений только теми, которые в качестве таковых были перечислены в специальной главе. Подобное решение сняло бы многие вопросы о признании того или иного деяния экологическим преступлением (например, экоцид).

В связи с этим О.В. Дмитриев обоснованно замечает, что в теории наметились две крайности: одни авторы не видят, что экологические преступления нарушают самостоятельную группу общественных отношений; другие, наоборот, относят к их числу все преступления, которые оказывают хоть какое-то отрицательное влияние на окружающую среду*(58).

По мнению В.Б. Столярова, различия в имеющихся дефинициях во многом обусловлены оценкой объекта преступления. "Одни авторы определяют его как общественные отношения, направленные на охрану природы, обычно при этом они выделяют природные (материальные, физические) объекты как предметы преступлений. Другие авторы называют объектом экологических преступлений саму природу и ее материальные блага, а общественные отношения в сфере их охраны ("экологический правопорядок") считают предметом данной группы преступлений"*(59).

М.И. Веревичева полагает, что подходы к определению экологических преступлений можно объединить в три условные группы*(60). Первая обусловлена преобладанием экономического аспекта в их оценке. Так, Ю.И. Ляпунов писал: "Экологическое преступление в целом можно охарактеризовать как деяние, совершенное с намерением причинить вред окружающей природной среде"*(61).

Вторая группа объединяет дефиниции, которые построены на так называемом комбинированном подходе (помимо природы в них в различных комбинациях указывается на общественную безопасность, экологический правопорядок и т.п.). Например, "экологическим преступлением следует считать виновное противоправное общественно опасное деяние, посягающее на установленный в РФ общественный правопорядок, экологическую безопасность общества и причиняющее вред окружающей природной среде"*(62).

Третья группа дефиниций основана на оценке объекта экологического преступления как общественных отношений, выполняющих относительно устойчивые функции по обеспечению необходимых экологических условий для существования и развития общества (так называемый социальный подход). "Экологическими преступлениями, - пишет Э.Н. Жевлаков, - являются общественно опасные, предусмотренные уголовным законом, виновные, наказуемые деяния, посягающие на общественные отношения по сохранению качественно благоприятной природной среды, рациональному использованию ее ресурсов и обеспечению безопасности населения"*(63).

Приведенные подходы к определению экологического преступления во многом отражают особенности трех этапов в развитии правовой экологии, выделенных В.В. Петровым: природно-ресурсового, природно-охранительного и социально-экологического*(64).

Определение, сформулированное М.И. Веревичевой, характеризует третий этап. По ее мнению, "экологическими преступлениями признаются виновно совершенные общественно опасные деяния, посягающие на социально-экологические отношения по охране природной среды и обеспечению экологической безопасности, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания"*(65).

Из предложенного нами определения вытекает, что видовым объектом рассматриваемых преступлений являются отношения по: а) охране окружающей среды; б) рациональному использованию природных ресурсов; в) сохранению оптимальной для жизнедеятельности человека и иных живых существ природной среды; г) обеспечению экологической безопасности населения.

Непосредственным объектом экологических преступлений признаются конкретные общественные отношения в пределах видового объекта. Ими, в частности, могут выступать отношения в области охраны и рационального использования земли, недр, вод и атмосферы; общественные отношения в области охраны и рационального использования животного мира (фауны) либо растительного мира (флоры) и т.д.

Предмет указанных преступлений в литературе рассматривается в широком и узком смысле слова. В первом значении под ним понимается природная среда в целом. Все ее составные части находятся во взаимосвязи и взаимодействии, образуя единую экосистему. Естественная экологическая система - это объективно существующая часть природной среды, которая имеет пространственно-территориальные границы и в которой живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны между собой обменом веществ и энергией (п. 8 ст. 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды"). Она терпит урон всякий раз, когда причиняется вред какой-либо ее составляющей.

Во втором значении предметом конкретных преступлений выступают природные ресурсы: земля, ее недра, атмосфера, воздух, внутренние воды и воды открытого моря, растительность и т.д. Иначе их еще называют компонентами природной среды. Согласно упоминавшемуся Закону от 10 января 2002 г. это "земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле".

В некоторых случаях в качестве предмета преступного воздействия предусматриваются особо охраняемые природные территории и природные объекты: заповедники, заказники, национальные парки, памятники природы и т.д. (ст. 262 УК РФ). В нормах об экологических преступлениях общего характера (например, ст. 246 УК РФ) предмет в Законе не конкретизируется.

По предмету экологические преступления отличаются от преступлений против собственности. Так, если предмет посягательства является естественным элементом природной среды, то деяние относится к числу экологических преступлений, и наоборот, речь должна идти о посягательстве против собственности, если природные ресурсы стали товаром, имуществом, т.е. они овеществляют в себе конкретный общественно необходимый труд человека и полностью извлечены или иным образом обособлены от окружающей природной среды.

Объективная сторона экологических преступлений характеризуется нарушением соответствующих правил природопользования и охраны окружающей среды.

Подавляющее большинство диспозиций норм, устанавливающих ответственность за рассматриваемые деяния, относится к бланкетным. В описании конкретных составов преступлений законодателем часто используется выражение "нарушение правил охраны окружающей среды", что предопределяет необходимость обращения к экологическому законодательству, являющемуся, как указывалось, достаточно обширным, сложным по структуре, некодифицированным, в последнее время интенсивно развивающимся и использующим специальную терминологию*(66).

По конструкции составы большинства рассматриваемых преступлений относятся к материальным: нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК РФ), нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 249 УК РФ), загрязнение вод (ст. 250 УК РФ), загрязнение атмосферы (ст. 251 УК РФ) и др. Составы загрязнения морской среды (ст. 252 УК РФ), нарушения законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 253 УК РФ) сконструированы как формальные.

Некоторые составы предусматривают ответственность только в случае угрозы наступления указанных в них последствий ("состав угрозы", например нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов, - ст. 247 УК РФ). Среди норм об экологических преступлениях встречаются нормы, одновременно содержащие разновидности преступлений как с материальным, так и с формальным составом. Например, ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов по п. "а" ч. 1 ст. 256 УК РФ предусмотрена при причинении крупного ущерба (материальный состав); по пп. "б", "в", "г" этой же части данной статьи - без указания последствий (формальный состав). Аналогичным образом сконструирован и состав преступления, предусмотренного ст. 258 УК РФ.

При рассмотрении дел, связанных с нарушениями экологического законодательства, особое значение имеет установление причинной связи между совершенным деянием и наступившими вредными последствиями или возникновением угрозы причинения существенного вреда окружающей среде и здоровью людей. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" обращается внимание судов на то, что они должны "...выяснять, не вызваны ли вредные последствия иными факторами, в том числе естественно-природными, и не наступили ли они вне зависимости от установленного нарушения, а равно и то, не совершены ли противоправные деяния в состоянии крайней необходимости" (п. 2)*(67).

С субъективной стороны экологические преступления характеризуются в большинстве случаев неосторожностью, вместе с тем некоторые посягательства совершаются умышленно. Например, загрязнение вод (ст. 250 УК РФ), атмосферы (ст. 251 УК РФ) и морской среды (ст. 252 УК РФ) предполагает только неосторожную форму вины. А незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256 УК РФ), незаконная охота (ст. 258 УК РФ), незаконная рубка лесных насаждений (ст. 260 УК РФ) и др. могут совершаться, наоборот, только умышленно.

Мотивы и цели умышленных экологических преступлений для квалификации значения не имеют, но подлежат учету при назначении наказания.

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. За некоторые преступления предусмотрена ответственность специального субъекта (например, незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, совершенная лицом с использованием своего служебного положения, - ч. 3 ст. 256 УК РФ).

В теории уголовного права экологические преступления систематизируются по-разному.

Многоуровневая классификация предложена О.Л. Дубовик. Вначале все экологические преступления она делит на две группы исходя из места соответствующих уголовно-правовых норм в системе Особенной части УК РФ. В первую группу включаются деяния, указанные в главе 26 УК РФ. Вторую группу составляют преступления, нормы о которых включены в другие главы УК РФ. В частности, к ним автор относит преступления, предусмотренные ст. 215, 216, 217, 237, 243, 358. "Кроме того, окружающая среда, - пишет О.Л. Дубовик, - может быть объектом терроризма, а ее уничтожение, существенное изменение как условия жизнедеятельности населения региона, экологическая катастрофа - целью террористического акта. Вред окружающей среде может быть причинен и в результате совершение ряда транспортных преступлений (глава 27 УК РФ), например при нарушении правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов и др."*(68).

Думается, что в этом случае безосновательно расширяется круг рассматриваемых преступлений. Причинение вреда окружающей среде, не характеризующее социальную направленность деяния, объект преступления, не дает основания считать его экологическим преступлением.

Второй критерий, положенный О.Л. Дубовик в основу классификации, - объект уголовно-правовой защиты*(69), его предметная экологическая выраженность. По этому критерию группируются только преступления, содержащиеся в главе 26 УК РФ. Выделяют три группы экологических преступлений:

1) деяния, состоящие в нарушении правил экологически значимой деятельности, непосредственным объектом которых является порядок деятельности;

2) деяния, посягающие на отдельные элементы окружающей среды (воду, атмосферу, почву, леса, недра, континентальный шельф, особо охраняемые природные территории и объекты);

3) преступления, посягающие на объекты флоры и фауны как составную часть окружающей среды, условия биологического разнообразия и сохранения биосферы Земли*(70).

Поэтапная классификация экологических преступлений осуществляется Н.А. Лопашенко. Исходя из непосредственного объекта вначале она выделяет две большие группы:

1) посягательства на общественные отношения по реализации и охране права каждого на благоприятную окружающую среду (ст. 246-248 УК РФ);

2) посягательства на общественные отношения по охране стабильности окружающей среды и ее природно-ресурсного потенциала (ст. 249-262 УК РФ).

Последняя группа в зависимости от предмета преступления - охраняемого природно-ресурсного потенциала делится на следующие виды:

а) посягательства на животный мир (ч. 1 ст. 249, ст. 256-258 УК РФ);

б) посягательства на растительный мир (ч. 2 ст. 249, ст. 260, 261 УК РФ);

в) посягательства на воды (ст. 250, 252 УК РФ);

г) посягательства на атмосферу (ст. 251 УК РФ);

д) посягательства на особо охраняемые территории и акватории, природные объекты (ст. 253, 259, 262 УК РФ);

е) посягательства на землю (ст. 254 УК РФ);

ж) посягательства на недра (ст. 255 УК РФ)*(71).

Э.Н. Жевлаков и Н.В. Суслова, положив за основу классификации предмет и объект преступления, выделяют шесть групп экологических преступлений:

1) преступления, посягающие на ряд природных объектов, - ст. 246-248, ст. 253 УК РФ;

2) преступления, посягающие на отношения по охране земли и ее недр, - ст. 254,  255 УК РФ;

з) преступления, посягающие на отношения по охране животного мира, - ч. 1 ст. 249, ст. 256, 257, 259 УК РФ;

4) преступления, посягающие на отношения по охране растительного мира, - ч. 2 ст. 249, ст. 256,259, 261 УК РФ;

5) преступления, посягающие на отношения по охране вод и атмосферного воздуха, - ст. 250-252 УК РФ;

6) преступления, посягающие на отношения по охране особо охраняемых территорий и объектов, - ст. 259, 260 УК РФ*(72).

Достаточно распространенной является классификация экологических преступлений на три группы. В литературе встречаются разные варианты подобной их группировки. Так, выделяются специальные, смежные и дополнительные составы экологических преступлений. К числу первых М.М. Бринчук, например, относит два вида деяний: преступления, посягающие на экологический правопорядок в целом, и преступления, посягающие на порядок использования и охраны отдельных природных ресурсов. Вторая группа охватывает деяния, приобретающие экологическое значение лишь тогда, когда в результате их совершения нарушаются правила природопользования и причиняется вред окружающей среде. В третью группу включаются преступления должностных лиц, которые своими действиями (или бездействием) способствовали причинению вреда окружающей среде*(73).

Н.Л. Романова обоснованно отмечает, что при таком подходе к экологическим преступлениям можно отнести и те деяния, которые посягают на общественные отношения, не являющиеся объектом рассматриваемых деяний*(74).

Сама же она исходя из объекта и предмета преступления предлагает выделять:

- экологические преступления общего характера, непосредственным объектом которых являются общественные отношения по обеспечению экологической безопасности населения, а предметом преступления - природная среда в целом (ст. 246-248, 358 УК РФ);

- специальные экологические преступления, непосредственным объектом которых являются общественные отношения в сфере охраны отдельных природообразующих компонентов, а предметом - эти компоненты (воды, атмосферный воздух и т.п.) (ст. 250-252, 254, 255 УК РФ);

- особые экологические преступления, посягающие на охрану вторичных природных компонентов животного (ч. 1 ст. 249, 256-258 УК РФ) и растительного мира (ч. 2 ст. 249, 260, 261 УК РФ), а также природных "мирков" (биогеоценозов) (ст. 253, 259, 262 УК РФ)*(75).

Не ставя целью подробного анализа позиции автора, отметим, что Н. Л. Романова отступила от заявленного критерия классификации. Так, выделяя вторую группу, она указывает не объект преступления, а сферу, в которой совершаются деяния. В третьей группе объект вообще не назван. Отмеченные обстоятельства снижают теоретическую ценность предложенного варианта деления экологических преступлений на группы.

Представляется, что указанные недостатки (отсутствие единого системообразующего признака) присущи и классификации, осуществленной В.В. Сверчковым, предложившим делить рассматриваемые деяния на:

1) преступления, выражающиеся в нарушении правил общей экологической безопасности (ст. 246-248 УК РФ);

2) преступления в отношении базовых объектов природной среды - вод, атмосферы, почвы, недр, континентального шельфа (ст. 250-255 УК РФ);

3) преступления в отношении рыбных запасов, растительного и иного органического мира (ст. 249, 257, 259-262 УК РФ)*(76).

В. В. Петров предлагал использовать в качестве одного из критериев классификации степень определенности диспозиции уголовно-правовой нормы об экологическом преступлении. Нормы с описательной диспозицией образуют одну группу экологических преступлений, а с бланкетной - другую*(77).

Практическая значимость подобной классификации вызывает сомнение. Так, незаконную охоту автор относил к первой группе деяний, хотя очевидно: уголовно-правовая норма, содержащаяся в ст. 258 УК РФ, имеет бланкетную диспозицию. Нарушение правил, содержащихся в иных отраслях права, как раз и характеризует незаконность охоты.

Существует и другие классификации экологических преступлений. Например, Е.В. Виноградова выделяет преступления против экологической безопасности (ст. 250-252, 254 УК РФ) и экологического правопорядка (остальные преступления главы 26 УК РФ)*(78).

"В каждом из рассмотренных выше подходов к классификации, - пишет М.И. Веревичева, - можно выявить уязвимые места. Иногда эти недостатки есть следствие неоправданного "оптимизма": авторы ищут признаки той упорядоченности, которая может и не существовать вовсе. Возможно поэтому современное уголовное законодательство в этой области напоминает аналог таблицы Менделеева, предусмотрительно оставляя "свободные места" для еще не открытых элементов, т.е. тех преступных деяний, которые в будущем можно отнести к экологическим"*(79).

На последнее обстоятельство указывают и другие ученые*(80).

М.И. Веревичева считает, что экологические преступления посягают на социально-экологические отношения по охране природной среды и обеспечению экологической безопасности. Исходя из этого они делятся на три группы:

а) преступления, посягающие на социально-экологические отношения по охране окружающей среды;

б) преступления, посягающие на социально-экологические отношения, обеспечивающие экологическую безопасность личности, общества и государства*(81);

в) преступления комплексного характера, которые могут посягать одновременно на социально экологические отношения по охране природной среды и на отношения по обеспечению экологической безопасности личности, общества и государства.

Первая группа посягательств охватывает: деяния, посягающие на отношения по охране абиотических компонентов природной среды (ст. 254, 255 УК РФ); деяния, посягающие на отношения по охране биотических компонентов среды (ст. 256-258, 260 УК РФ); деяния, посягающие на отношения по охране целостных природных компонентов (экосистем) (ст. 253, 259, 262 УК РФ).

Во вторую группу включены деяния, нарушающие: социально-экологические отношения, обеспечивающие экологическую безопасность при обращении с абиотическими элементами природной среды (ст. 246 УК РФ); социально-экологические отношения, обеспечивающие экологическую безопасность при обращении с биотическими компонентами природной среды (ст. 248, 249 УК РФ); социально-экологические отношения, обеспечивающие экологическую безопасность при обращении как с абиотическими, так и биотическими компонентами природной среды (ст. 247, 358 УК РФ).

Третья группа представлена преступлениями, посягающими на социально-экологические отношения по охране природной среды, которые одновременно могут посягать на отношения по обеспечению экологической безопасности (ст. 250-252, 261 УК РФ)*(82).

В методических целях рассматриваемые преступления целесообразно подразделить на две группы. Первая группа - экологические преступления общего характера. Они посягают на окружающую природу в целом, вторая - специальные экологические преступления. Они причиняют вред отдельным компонентам или составным частям природной среды.

К экологическим преступлениям общего характера относятся преступные деяния, предусмотренные ст. 246-249 УК РФ, к специальным - ст. 250-262 УК РФ.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Глава II. Экологические преступления по Уголовному кодексу Российской Федерации
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации