Бачило И.Л. Информационное право основы практической информатики - файл B7597Part13-97.html

приобрести
Бачило И.Л. Информационное право основы практической информатики
скачать (275 kb.)
Доступные файлы (4):
B7597Part13-97.html53kb.24.09.2008 21:51скачать
B7597Part21-168.html11kb.24.09.2008 21:51скачать
B7597Part35-244.html19kb.24.09.2008 21:51скачать
B7597Part48-343.html5kb.24.09.2008 21:51скачать

B7597Part13-97.html

97 :: 98 :: 99 :: 100 :: 101 :: 102 :: 103 :: 104 :: 105 :: 106 :: 107 :: 108 :: 109 :: 110 :: 111 :: 112 :: 113 :: 114 :: 115 :: 116 :: 117 :: 118 :: 119 :: Содержание

§ 2. Правовой режим информационных ресурсов

Из предыдущих разделов должно быть ясно, что информация как предмет отношений различных субъектов является объектом внимания и отраслей публичного, и отраслей частного права. Многие вопросы информации, информационных ресурсов являются объектом норм международного права (2).

Что касается информационных ресурсов или их отдельных элементов как предмета правовых отношений, то здесь на первом месте находится такой институт права, как правовой режим.

Институт правового режима в праве является межотраслевым и применяется к самым разным сферам правового регулирования и объектам правовых отношений. Например, Конституция РФ относит к ведению федерации такие отрасли законодательства, как гражданское, уголовное и др., а административное законодательство - к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Это элемент режима отрасли права и режима законотворческой деятельности.

Наибольшее распространение институт правового режима применяется в административном праве. Большое внимание этому институту уделил в своих работах Д.Н.

97

Бахрах. Уже в учебнике по административному праву 1993 г. он определил административно-правовой режим как "определенное сочетание административно-правовых средств регулирования, опосредованное централизованным порядком, императивным методом юридического воздействия, которое отражается в том, что субъекты правоотношений по своему статусу занимают юридически неравные позиции...". По сути речь здесь идет о режиме административно-правового метода регулирования применительно к отрасли права, идеологами которой считается, что административно-правовые отношения строятся на неравенстве прав государственных органов власти и других субъектов, которые обязаны исполнить предписание исполнительных органов власти, действующих от имени государства. Это правовой режим в самой системе права (3).

Но когда этот институт применен к конкретным областям отношений, то главным становится императивное установление определенного поведения всех субъектов к этой предметной области. В последнем издании учебника Д.Н. Бахрах определяет правовой режим как систему норм права, которая регулирует деятельность, отношения между людьми по поводу определенного объекта. Применительно к сфере действия административного права он рассматривает ряд специальных административно-правовых режимов (режим границы, режим чрезвычайного положения и др.). Для различного рода ресурсов (земля, недра, леса и другие природные ресурсы) могут устанавливаться определенные правовые режимы. Теоретики права говорят о режиме функционирования. Ж.-Л. Бержель считает, что "квалификационный анализ лиц, прав, видов имущества, актов, фактов, институтов, правонарушений, санкций... путем их соотнесения с юридическими категориями прежде всего позволяет определить режим их функционирования" (4: 359). Здесь важна связь классификации объектов и отношений для определения правового режима в общей системе регулирования.

В Словаре административного права, изданном в 1999 г., правовой режим определен как "нормативно установленные правила относительно определенного предметна отношений или ситуаций, которые обязательно должны соблюдаться участниками отношений по поводу этого предмета (ситуации)" (5: 257). В отличие от правового статуса, который определяет правовое положение субъекта

98

отношений, институт правового режима дает характеристику прежде всего предметам отношений. Этот институт применим и к информационным ресурсам.

В Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" содержится специальная гл. 2 "Информационные ресурсы", а в ст. 4 "Основы правового режима информационных ресурсов" установлены две важные правовые нормы, раскрывающие содержание правового режима информационных ресурсов. Одна из них устанавливает включение информационных ресурсов в структуру других ресурсов Российской Федерации. Вторая определяет состав правового режима этого ресурса.

Правовые нормы в данном случае устанавливают четыре обязательных требования, без которых информационный ресурс не может быть включен в систему правовых отношений и получить полноценные гарантии в процессе взаимодействия субъектов по поводу конкретных объектов данного ресурса. Содержание правового режима в данном случае определяют нормы, которые устанавливают:

* порядок документирования информации;

* право собственности на отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы их в информационных системах;

* категорию информации по доступу к ней;

* порядок правовой защиты информации.

Закон содержит ряд статей, которые в общей форме раскрывают содержание каждого требования правового режима, что не исключает наличия специальных законов или иных нормативных актов, формулирующих требования в соответствии со ст. 4 базового Закона. Каждый элемент правового режима в том составе, который представлен в названной его статье, аккумулируя большой комплекс правовых и организационных проблем, может быть самостоятельным предметом правовых исследований.

Документирование информации

Статья 5 Федерального закона "Об информации..." определяет документирование обязательным условием включения информации в информационные ресурсы на том основании, что этот Закон посвящен исключительно документированной информации. Если говорить об информации в более широком смысле, то следует учесть: она может быть выражена и в другой воспринимаемой человеком объективированной форме. Это могут быть предметы,

99

коллекции недокументов, содержащие визуально воспринимаемую информацию, отпечатки на камне, спил дерева, несущий набор сведений, любая визуальная информация (тучи на небе), запахи, шумы и т.д. Сказано об этом потому, что кроме письменно выраженной информации существует множество ее источников и носителей. И в этом ряду документированная информация является особой организационной формой выражения информации, особым видом информации.

Предполагается, что порядок документирования (или иное организационное оформление) информации устанавливается органами государственной власти, ответственным за организацию делопроизводства, стандартизацию документов и их массивов, безопасность Российской Федерации.

Существует самостоятельная наука документалистика, которая специально занимается вопросами создания, оформления документов, используемых в самых различных областях деятельности людей и их ассоциаций, исследует процессы делопроизводства, документооборота, архивирования. Вместе с тем существует самостоятельная наука и вид деятельности - архивоведение. Однако современное российское право не проявляло большого интереса к этой отрасли знаний и практики, за исключением установления правил для оформления правовых документов, документов, обращающихся в сфере деятельности государственного аппарата. Наиболее проработанными являются вопросы юридической техники прохождения проектов нормативно-правовых актов, особенно законов, по всем уровням от проекта до принятия.

Полезно обратиться к дореволюционному опыту России.

По свидетельству профессора М.В. Владимирского-Буданова при обзоре состояния законодательства в XVII-XVIII вв. к документу в форме закона и других актов на уровне законодательства предъявляли следующие требования:

правильно объявить волю государя (т.е. обеспечить его содержание);

обеспечить оформление словесных указов. Хотя Петр I устанавливал правило, согласно которому "словесные указы никогда отправляемы быть не подлежат", практика их принятия имела место и при самом Петре, и при Екатерине I, и позже;

100

подтверждение подписью Сената;

печатание законов. Как постоянное условие публикация была утверждена указом от 16 марта 1714 г. Он содержал норму: "указы... для всенародного объявления велеть печатать и продавать всем". Автор обзора пишет: "Меры публикации усиливаются по степени удаленности от народного сознания о праве; обычно указы прочитывались в церквах монастырских и приходских и по ярмаркам в торговые дни, а также их списки прибивались в видных местах; закон вменял в обязанность всем посещать церковь не только ради богослужения, но и для ознакомления с указами; не ходящих в церковь велено ловить как воров и разбойников, почитая их "недобрыми людьми" (указ от 30 октября 1718 г.). Правило, что незнанием закона никто не должен отговариваться, было утверждено указом от 22 января 1722 г.;

форма закона - установление правил оформления и рангов по иерархии правовых актов. Отмечен факт неустойчивости, противоречивости законов, смешение распоряжений, иногда незначительных, с законами. Примечательно, что некоторые акты публиковались на двух языках - русском и немецком. Например, кодекс о воинской ответственности или вексельный устав Петра I. Объяснялось это, очевидно, тем, что многие акты содержали фрагменты зарубежного законодательства (шведского, немецкого). Но и российское законодательство становилось быстро известным в Европе. Там был широкий отклик на Наказ Екатерины II, частично написанный ею самой;

кодификация законодательного материала. С этой позицией связан вопрос о дефиците нужных специалистов. Неоднократно объявлялись по губерниям отборы по 5, по 2 человека из дворян для работы по кодификации, но ни разу нужное количество не набиралось, и работа затухала. Так было вплоть до времен М.М. Сперанского.

В федеральных законах "О библиотечном деле" и "Об обязательном экземпляре документов", принятых в 1994 г., документ определен как материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования.

В проекте федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Основы законодательства Российской

101

Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах" под "документом" предлагается понимать "материальный объект с зафиксированной на нем информацией о предметах действительности и о мыслительной деятельности человека посредством письма, графики, фотографии, звукозаписи или другим способом на любом носителе". Эта формулировка, как и другие, выделяет следующие компоненты информации: ее содержание, формы знаковой формализации - способ знакового выражения информации, - носитель.

И тем не менее выделяемое словосочетание "материальный объект" - прием определения документирования информации, недостаточно внятный, хотя и может работать на привлечение института имущественной характеристики этого объекта. Но он пока не отражает какой-либо связи с оформлением содержания информации.

Документирование прежде всего формализует информацию по источнику и цели ее применения. Следовательно, в процессе документирования выделенным по содержанию сведениям придается определенная структурная форма ее представления (есть наука о юридической технике, есть требования к технической документации, документам, удостоверяющим личность, правила оформления архивного объекта и т.д.). Вместе с тем есть произвольно зафиксированная информация без соблюдения установленных требований, правил, но используемая в науке, в судебной практике (письма, заметки). И ясно, что во всех этих случаях речь идет об организационной форме представления информации независимо от носителя.

Признак объекта, сформулированный в самой общей форме в приведенном определении документа - "информация", может получить более четкое определение, нежели "о предметах действительности или мыслительной деятельности". Если характеризовать содержание или попытку отразить суть информации в документе, то возможно опереться на критерий смыслового, содержательного выделения информации. В этом случае возможно сказать, что "документ - это выделенная информация по определенной цели (назначению), зафиксированная в любой знаковой форме с установленными реквизитами, позволяющими ее идентифицировать, и представляемая на любом носителе".

Системная характеристика документа, таким образом,

102

включает три элемента.

Содержательная (функциональная) характеристика, которая предполагает оценку энергетического потенциала полезности, интеллектуального, целевого назначения документа или их комплекса. Это ставит проблему формулирования содержания и цели его использования, назначения (полезности) во времени и пространстве на первый план при создании документа.

Структурная характеристика документа предполагает определенность знаковой формы выражения информации, содержащейся в нем (письменная, алфавитная, цифровая, нотная, фото, фоно и т.п.), а также оргтехническое оформление содержания и реквизитов согласно стандарту, традиции или иным правилам.

Коммуникативная характеристика документа означает вид и форму ее носителя, выполняющего роль аккумулятора и коммуникатора информации. Здесь можно различать естественные носители - природа, человек (его мозг, сознание, интуиция) и искусственные носители - от бересты до бумаги и электромагнитных форм представления информации (СДР, БзД, программа для ЭВМ), телекоммуникационных сетей, переносящих данные в пространстве.

Более ясна проблема для традиционных документов, но требует решений применительно к документу электронному, также знаково идентифицируемому в системах ЭВМ. Выработанные веками реквизиты для большинства письменных документов или способы их идентификации по ряду реквизитов, должны быть адаптированы к электронным документам, их собраниям, массивам и обеспечивать защиту их в гражданском и публичном обороте.

Однозначного определения электронного документа пока не принято. Стандарты и определения так называемого машинного документа вряд ли адекватно отражают суть традиционного документа, переводимого в электронную форму, а тем более продукта, создаваемого непосредственно в ЭВМ. Представляется, что обозначенные системные характеристики документа могут быть применены и при выработке определения электронного документа. Важно выбрать базовую организационную форму такого документа, например файл. В соответствии с использованием выбранной формы в электронном делопроизводстве и документообороте оснащать его соответствующими

103

требованиями с учетом его смысловой, содержательной нагрузки. Так будут создаваться типы и виды электронных документов.

От содержания и образа, формы документа (массивов документов, формируемых по разным признакам) зависит порядок реализации всех других компонентов правового режима и превращение информации в тот ресурс, который должен вписаться в систему материальных, энергетических, духовных резервов развития общества.

Для правовой дефиниции важно выявить все компоненты предмета, по поводу которого возникают правовые отношения. В этих целях полезно учесть: в Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" при определении документа - документированной информации - сказано, что это "информация, зафиксированная на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать". Идентификация - установление тождества по определенным признакам. Состав и форма выражения признаков различных документов устанавливается стандартами на определенные категории или виды документов.

Подчеркнем еще раз: для правовой практики важно различать в феномене "документ" такие его элементы, как 1) содержание информации; 2) форму представления содержания - текст, записанный звук, изображение и т.п., а также форму представления документа, если она определена стандартом или иными требованиями (закон, приказ, отчет, письмо и т.п.); 3) носитель информации - бумага, береста, папирус, пленка, дискета и др., здесь реализуется коммуникативный признак.

Содержание записи может быть разделено на собственно целевую запись, ее суть и реквизиты, сообщающие об источнике этой информации: авторе, его местонахождении, времени составления документа, удостоверяющие его подлинность печать, штамп и пр. Эти компоненты как раз и определяют форму документа и необходимые для этого реквизиты.

Среди юристов, занимающихся вопросами документации и документа, нет единства в учете названных его элементов. Некоторые считают достаточным для документа наличие записи и носителя. Представляется, что правы те, кто различает форму, содержание и носитель.

В рассматриваемой ст. 5 Закона содержатся нормы, согласно которым документ, полученный из

104

автоматизированной информационной системы, должен быть удостоверен соответствующим образом, для того чтобы обладать юридической силой в системе правовых отношений. Такое удостоверение возможно путем подписания его обычным способом - собственноручно соответствующим субъектом -или путем электронной цифровой подписи. Эта норма указанной статьи соответствует норме, содержащейся в ст. 160 ГК РФ, принятого на полгода раньше Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации". Упомянутая статья ГК РФ письменную форму сделки признает при использовании в процессе совершения сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором. Известно, как широко в настоящее время используется электронная цифровая подпись для удостоверения подлинности документа в практике электронной торговли и иных деловых контактов через Интернет. Исключение составляют сделки, требующие нотариального удостоверения.

В России пока нет специального закона об электронной подписи, но и тех норм, о которых было упомянуто, вполне достаточно для признания юридической силы электронного документа и его подписи в электронной цифровой форме.

В статье 5 Федерального закона "Об информации..." содержится и норма, которая направлена на обеспечение безопасности использования ЭЦП. Она предусматривает обязательность лицензирования деятельности по удостоверению идентичности электронно-цифровой подписи. Порядок выдачи таких лицензий должен быть установлен законом.

Состояние информационного пространства, постоянно расширяющегося за счет глобализации многих сфер отношений как в пределах границ одного государства, так и в пределах межгосударственных отношений и в отношениях, выходящих за рамки национальных границ, за рамки одной национальной системы права, ставит вопрос об унификации документов в более широком масштабе, чем это было до сих пор. Проблема документирования имеет ключевое значение для юридически грамотного оформления отношений. Гармонизация, унификация стандартов на документы, особенно на электронные, - гарантия юридически значимых действий и их признания в деловой и судебной

105

практике.

Вопрос документирования информации в условиях информатизации перерастает в проблему электронизации делопроизводства в рамках одной и связанных структур социальной жизни и документооборота в принципе. Организационно-технической стороной документалистики в условиях информатизации общества занимаются специальные учреждения. В частности, основная работа в этом направлении проводится Всероссийским научно-исследовательским институтом документоведения и архивного дела (ВНИИДАД), соответствующими структурами Госстандарта в системе Федеральной архивной службы России. Правовое же решение этих проблем остается за Государственной Думой, которая должна принять соответствующие законы. Главные из них в настоящее время связаны с установлением порядка оформления и использования электронных документов, включая электронную подпись, и порядка документооборота (7).

В Российской Федерации нормативное решение вопроса об электронном документе и электронной подписи находится в проектной стадии подготовки. Можно привести пример принятия закона "Об электронном документе" в Республике Беларусь. Императивная позиция этого закона состоит в том, что массивы информации в электронной форме, не имеющие электронной подписи, не рассматриваются как документы, имеющие юридическую силу. Однако это не служит препятствием к тому, что такие документы и массивы их представляют историческую ценность и являются объектами архивного хранения. В первой половине 2000 г. в Беларуси вступили в действие два государственных стандарта: СТБ 1176.1-99 "Информационная технология. Защита информации. Процедуры выработки и проверки электронной цифровой подписи" и СТБ 1176.2-99 "Информационная технология. Защита информации. Функция хеширования". В последнем стандарте содержатся технические требования к применению электронной подписи и алгоритм определения контрольной характеристики файла (хэш-функции), позволяющей установить факт внесения в документ несанкционированного изменения. Этот комплект стандартов должен быть дополнен стандартом "Электронный документ. Правила выполнения, обращения и хранения". Как отмечает В.Л. Носевич, директор Белорусского научно-исследовательского центра электронной

106

документации, нерешенной остается проблема долгосрочного хранения и доступности электронных документов в процессе государственного хранения. Предлагается раздельное хранение электронных бумажных документов. Встают вопросы и поддержки адекватности электронных документов и их массивов в связи с быстро меняющимися информационными технологиями (8).

Заслуживают поддержки предложения о проведении информационно-правовой реформы и построении организованного информационного пространства на основе наращивания его ресурсов, которые должны происходить при соблюдении конституционных прав граждан на пользование информацией, соблюдении права доступа к информационным ресурсам, соблюдении прав собственности и прав авторства на эти ресурсы (9: 150-154).

Правовые проблемы электронных документов в системе электронного документооборота исследуются С.И. Семилетовым. Необходима разработка нового классификатора документированной информации с учетом перспектив и тенденций электронного документирования и документооборота.

Научно-практической правовой проблемой в области документирования информации, или, по выражению специалистов, документальной информации, является вопрос о выработке концепции федерального закона, регулирующего правила оформления и использования документированной информации. При этом должны быть решены вопросы о том, в каком объеме законом должна быть охвачена документированная информация: только обращающаяся в системах органов государственной власти и местного самоуправления (в публичной управленческой сфере) или же всякая документированная информация, включая и частный сектор экономики, предпринимательства и иных видов деятельности.

Вторая группа вопросов касается стадий делопроизводства. Надо на концептуальном уровне решить вопросы, должна ли идти речь в законе только о стадии документального оформления сведений в той сфере, которую охватывает закон, или и об организации самого делопроизводства в определенной системе. Помимо этого следует решить вопросы об организации и порядке осуществления обмена информацией и условиях такого обмена; о порядке подготовки документов и их массивов к сдаче на архивное

107

хранение. Известно, что организация архивного дела и работа архивов Российской Федерации регулируется специальным Федеральным законом. Окончательного решения этих вопросов пока нет, разрабатываются различные концепции. В связи с осуществлением Федеральной программы "Электронная Россия", возможно, эта проблема получит окончательное решение.

Вторым элементом правового режима информации является требование по установлению права собственности и исключительных прав на объекты информационных ресурсов.

Наличие у того или иного субъекта документированной и иной информации является предпосылкой для установления пределов его права на распоряжение этим ресурсом и установления ответственности данного субъекта и всех тех, кто заинтересован в этом ресурсе за нарушение правил его использования. В этой связи важно правильно применить институты собственности и институты интеллектуальной собственности относительно объектов данного ресурса.

В Федеральном законе "Об информации..." достаточно подробно проработан вопрос об отнесении информационных ресурсов к составу имущества различных субъектов в качестве объекта вещного права. Пункт 2 ст. 6 Закона гласит: "Физические и юридические лица являются собственниками тех документов, массивов документов, которые созданы за счет средств, приобретены ими на законных основаниях, получены в порядке дарения или наследования". Информационные ресурсы могут быть государственными и негосударственными и в качестве элемента имущества могут находиться в собственности государства, субъектов местного самоуправления, граждан, организаций и общественных объединений. Российская Федерация и ее субъекты являются собственниками информационных ресурсов, создаваемых, приобретаемых, накапливаемых за счет средств соответствующих бюджетов и полученных путем иных установленных законом способов.

Отношения по поводу права, собственности на информационные ресурсы регулируются Конституцией РФ и гражданским законодательством. Информационные ресурсы, являющиеся собственностью государства, находятся в ведении Российской Федерации и ее субъектов, а также соответствующих органов государственной власти. Пункт

108

"и" ст. 71 Конституции РФ устанавливает, что в ведении Российской Федерации находятся федеральная информация и средства связи. Статья 72 Конституции РФ, предусматривая разграничение государственной собственности между федерацией и субъектами федерации, распространяется и на объекты информационных ресурсов, находящиеся в их совместном ведении.

Федеральный закон "Об информации..." в ст. 6-8 содержит нормы, которые создают основу для регулирования отношений собственности на информационные ресурсы при соблюдении конституционного и гражданского законодательства РФ. Этот закон подтверждает и то, что информационные ресурсы, являясь элементом имущества различных субъектов, могут быть товаром и, следовательно, объектом рыночных отношении. Закон предусматривает ряд норм административно-правового характера. Они касаются соблюдения правил представления обязательного экземпляра документа; обязанностей органов государственной власти за сбор информации по целевому признаку; обязанностей организаций, которые ответственны за сбор информации, представляемой в обязательном порядке, и организаций, осуществляющих специализированное хранение и обработку информации на основе договора, в частности обязательность лицензирования этой деятельности.

Можно ли говорить о том, что институт собственности в таком объеме решает все проблемы информационных ресурсов и прав их владельцев (собственников)? Ответ будет отрицательный. Это объясняется специфической природой информации и материализованных объектов, в которых она аккумулируется. Гражданский кодекс, включая в состав объектов гражданских прав информацию как самостоятельный объект и определяя его место между объектами вещного права и объектами интеллектуальной собственности, не ответил на вопрос, в каком объеме институт вещной собственности может быть применен к информации как к самостоятельному объекту прав. Дело в том, что право пока не располагает иными институтами кроме института вещной собственности и института собственности интеллектуальной, реализуемой через систему авторского права и смежных прав и систему патентного законодательства. Информация и информационные ресурсы - это такие объекты, которые обладают признаками объектов вещного и интеллектуального свойства, иными словами - это гибридные объекты. Сложность состоит в том, что

109

весьма не просто разделить сферы влияния этих институтов при определении прав субъектов на такие объекты. С одной стороны, они объекты информационного характера, с другой - могут представлять и имущественный интерес субъектов (2: 10).

Информационный- ресурс, выраженный документом, представляет собой материальный объект, и одновременно он является результатом интеллектуальной деятельности. И если форма этого документа (рукописи) будет соответствовать требованиям произведения, то это уже объект авторского права. Это же случается и с массивом, пакетом документов, обеспечивающих право автора на патент при создании, например, изобретения. Результат охраняется как основание для получения патента в комплекте документов. А последние представляют массив информации. Такая двойственная природа информационного продукта создает некоторую сложность в определении прав обладателя (собственника, владельца, пользователя) информационного продукта, оценки этого продукта, форм его включения в рынок и другие виды обмена.

Представляется, что в подобной ситуации есть преимущества для автора или собственника этого информационного продукта (ресурса). При соответствующих обстоятельствах этот субъект может защитить свои права и механизмами вещного права, и механизмами права исключительных прав. Потеря рукописи, например машинисткой или редакцией, вызовет механизмы вещного права. А издание или иная форма обнародования рукописи без согласия автора или под чужим именем могут быть квалифицированы как нарушение авторского права. Расширение сферы правовой защиты и регулирования отношений создателя информации и работодателя, финансирующего работу в информационной сфере, может быть использована в пользу создателей информации.

Одновременно возникают вопросы об усилении ответственности работодателя перед исполнителями и создателями интеллектуального информационного продукта и об его обязательствах перед государством по линии размещения, хранения, использования этого продукта как в интересах государства, так и в интересах его создателя.

В качестве примера, обнаруживающего тесную связь информационных ресурсов с институтом интеллектуальной собственности, приведем таблицу из методических рекомендаций "Имущественные и авторские права на научно-техническую продукцию", изданных Министерством

110

природных ресурсов РФ.

111

На уровне отдельной организации при определении режима информационного ресурса в рамках научно-технической продукции будут действовать нормы авторского права для урегулирования отношений исполнителей и администрации, нормы административного права и гражданского при оформлении всего комплекса информации как результата научно-технической и иной деятельности организации по осуществлению своей уставной деятельности за определенный период. Здесь оформление и сдача документации за год в архивы, в Геофонд России. Информация этого фонда является федеральной собственностью, открытой для всех пользователей, кроме информации, отнесенной к категории ограниченного доступа.

Проблема взаимопроникновения и тесного переплетения института собственности и исключительных прав субъектов интеллектуальной деятельности в связи с развитием информатизации и созданием Интернета приобрела глобальный характер. В настоящее время почти все национальные системы законодательства озабочены тем, чтобы привести нормативную основу регулирования использования информационных ресурсов в глобальном информационном пространстве в соответствие с новыми обстоятельствами и найти оптимальный вариант регулирования режима информационного ресурса при сохранении тех институтов права, которые до сих пор сложились. Речь идет о сочетании механизмов этих правовых институтов для такого нового и сложного объекта, которым является информация. Некоторые исследователи (В.М. Дозорцев) считают, что для информационных ресурсов требуется самостоятельная система регулирования прав и отношений.

Формально юридически кажется понятным такое разделение форм собственности и в пределах каждой формы на возможные виды. На практике же возникает немало проблем в процессе проведения границ между федеральной собственностью на информационные ресурсы и собственностью субъектов федерации, а также между собственностью субъектов федерации и органами местного самоуправления, представляющими интерес и компетенцию субъектов местного самоуправления. Это происходит потому, что нет четкого и однозначного критерия разграничения собственности в тех случаях, когда предметы ведения того и другого уровня достаточно подвижны и определяются в договорном порядке путем заключения соглашений об

112

обмене и совместном использовании определенных массивов информационных ресурсов. Наилучшим выходом из этого может быть регулирование более стабильного порядка на основе закона об информационном обеспечении деятельности органов государственной власти и местного самоуправления или о правовом режиме служебной и деловой информации. Одновременно можно ставить и более широкий вопрос - о правовом режиме собственности публичного информационного ресурса (не частного!). При этом учитывать вещное право на документированные и иным способом объективированные результаты информационной деятельности и исключительные права авторов или иных правообладателей. Более подробно этот вопрос рассмотрим в других частях работы, связанных с решением проблемы интеллектуальной собственности в информатике и с содержанием отдельных видов информационной деятельности.

Накоплен почти десятилетний опыт организации систем электронного документооборота для органов государственной власти администрации Санкт-Петербурга и правительства Ленинградской области. В этой системе насчитывается до 500 тыс. документов, которые организованы в автоматизированные системы Консорциума "Кодекс". В этой связи возникают вопросы о корпоративных системах обработки и распространения информации. Признак корпоративности возникает и в процессе обязательного представления документированной информации в депозитарии ее сбора и хранения как государственного информационного ресурса. В базовом Законе "Об информации..." в ст. 8 содержатся нормы, согласно которым "граждане, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и общественные объединения обязаны представлять документированную информацию органам и организациям, ответственным за формирование и использование информационных ресурсов. Перечни таких органов и организаций утверждает Правительство Российской Федерации".

В связи с этим следует уточнить область применения термина "корпоративный". Если имеем в виду смешанную, сложную систему интересов, то возможно употребить этот термин. Но более правильно, очевидно, в таких случаях ограничиться пониманием смешанной системы. Таким примером совместного владения подлинником и копией

113

документа и оснований для его создания может быть паспортная или регистрационная система граждан, установленная государством. Документ, удостоверяющий личность и место прописки (проживания) выдается гражданину и является его собственностью. Одновременно его основания и копия хранятся в соответствующем органе МВД России, и используются как государственная информация, а массивы такой информации являются собственностью государства. (В некоторых публикациях автор назвал этот вариант совмещения интереса корпоративной формой. Но по размышлении считает, что более точно термин "корпоративный" отнести к сфере интереса, возникающего в кооперации в частном секторе отношений).

К проблеме режима прямое отношение имеет воцрос о категории общенационального достояния в структуре собственности на информационные ресурсы.

Этот вопрос связан с нормами, сформулированными в ст. 9 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации". Эти нормы устанавливают, что "отдельные объекты федеральных информационных ресурсов могут быть объявлены общероссийским национальным достоянием" и что осуществление такого "объявления", а также "определение их правового режима устанавливается федеральным законом".

Само по себе вычленение по определенным признакам наиболее ценных массивов информационных ресурсов в особую группу и установление режима ее использования как национального достояния сомнений не вызывает. Сложности возникают из-за неоднозначности терминологии, которая применяется в области отнесения наиболее ценных объектов исторического, культурного характера, к которым относятся и массивы документов, и отдельные документы, хранимые в библиотеках, музеях, архивах. В зависимости от места и порядка хранения и отнесения к исключительным категориям эти объекты могут определять как "культурные ценности", "национальное достояние", "исторические ценности" и т.п. Предстоит работа по гармонизации законодательства в области библиотечного, архивного, музейного дела, культуры в целом. Необходимо гармонизировать нормы дефинитивного характера в федеральных законах от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в российской Федерации"; от 15 апреля 1998 г. № 64-ФЗ "О культурных

114

ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации"; Основы законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. № 3612-1; от 29 декабря 1994 г. № 78-ФЗ "О библиотечном деле"; от 4 июля 1996 г. "Об участии в международном информационном обмене" и др.

Наиболее сложные вопросы при отборе объектов информационных ресурсов, которые возможно отнести к общероссийскому национальному достоянию, связаны с установлением критериев отбора этих объектов, организацией экспертных структур при отборе и квалификации ресурса как национального достояния, с установлением режима сохранности, с одной стороны, и режима открытого доступа к ним - с другой.

Третья составляющая правового режима информационных ресурсов относится к обязательному установлению применительно к каждому объекту ресурсов ее категории по доступу пользователей, т.е. степени открытости.

В соответствии с Федеральным законом "Об информации, информатизации и защите информации" вся документированная информация делится на открытую, доступную для всех субъектов права, и информацию ограниченного доступа. Последняя также неоднородна по своему режиму доступа и делится на информацию (сведения), отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную информацию. По упомянутому базовому Закону отнесение информации к конфиденциальной осуществляется в порядке, установленном законодательством РФ. Отнесение информации к государственной тайне осуществляется в соответствии с Конституцией РФ на основе Федерального закона "О государственной тайне", принятого 21 июля 1993 г. и действующего в редакции от 6 октября 1997 г.

К государственной тайне относятся защищаемые государством сведения в области его военной, внешне экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. Названный Федеральный закон (ст. 26) содержит перечень областей, или направлений, информации (сведений), отнесенных к этой категории:

* в области военной;

115

* в области экономики, науки и техники;

* в области внешней политики и экономики;

* в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, включая сведения об организации, о силах, средствах и методах обеспечения безопасности объектов государственной охраны, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

* сведения о системе президентской, правительственной, шифрованной, в том числе кодированной и засекреченной, связи, сведения о шифрах, о разработке, об изготовлении шифров и обеспечении ими, о методах и средствах анализа шифровальных средств и средств специальной защиты, об информационно-аналитических системах специального назначения;

* о методах и средствах защиты секретной информации; об организации и о фактическом состоянии защиты государственной тайны:

* о защите государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа России;

* о расходах федерального бюджета, связанных с обеспечением обороны, безопасности государства и правоохранительной деятельности в Российской Федерации;

* о подготовке кадров, раскрывающие мероприятия, проводимые в целях безопасности государства, и др.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в Указе Президента РФ от 24 января 1998 г. № 61.

Закон "О государственной тайне" регулирует правила проставления грифа секретности на документах (ст. 2) и других реквизитов для носителей сведений, составляющих эту тайну (ст. 12); правила допуска и доступа к государственной тайне и ряд других проблем, которые рассматриваются в главе об информационной безопасности.

Полезной работой по данной проблеме является учебно-методическое пособие группы авторов "Государственная тайна в Российской Федерации", изданное Санкт-Петербургским университетом в 1999 г. Оно содержит объемные приложения по перечню сведений, отнесенных к государственной тайне, по вопросам подготовки кадров в этой области и ряд документов по оформлению допуска к государственной тайне (11: 330).

116

Конфиденциальной информацией признается такая, доступ к которой регулируется на основе специального законодательства. ГК РФ определяет, что является коммерческой тайной, банковской тайной. Тем же Кодексом в ст. 139 сделана не очень удачная попытка определить служебную тайну. Неудачным это видится потому, что служебная информация относится к объектам регулирования публичного права, поэтому к ней применимы не все признаки, которые свойственны коммерческой тайне. Отдельными нормами в законах о банках, о недрах, в Налоговом кодексе и других законах регулируются вопросы конфиденциальности тех или иных сведений, попадающих в зону деятельности этих органов.

К информационным ресурсам ограниченного доступа относится и информация, которая квалифицирована как "информация о гражданах, или персональные данные".

Вопрос о видах конфиденциальной информации исследован в работах В.Н. Лопатина, выявивший более тридцати названий такой информации и предложивший методику их структуризации. Основные системы ограничений на доступ к информации в российском праве исследовались в монографии А.А. Фатьянова (12) и в работах В.Н. Лопатина (13).

Наиболее обобщенный перечень видов конфиденциальной информации содержится в Указе Президента РФ от 1999 г. № 188. Это служебная тайна, коммерческая тайна, профессиональная тайна, личная, семейная.

Федеральный закон "Об информации..." предусматривает обязательное регулирование конфиденциальной информации на уровне федерального законодательства. Пункт 5 ст. 10 Закона предусматривает: "Отнесение информации к конфиденциальной осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 11 настоящего Федерального закона". Речь идет о том, что информация о гражданах, о персональных данных должна регулироваться исключительно Федеральным законом.

Отметим еще раз, что законодательство РФ об отдельных видах конфиденциальной информации пока не сформировано. Как продвигается это дело, можно видеть на примере Федерального закона "О коммерческой тайне". Данный Закон принят в 1999 г., но долго согласовывался с Администрацией Президента, и не был подписан. В настоящее время в обновленной редакции он должен быть

117

внесен повторно.

Предстоит решить и вопрос о выборе формы регулирования служебной информации, а в ее составе и вопрос о служебной тайне. Требует решения вопрос о правовом режиме информации, относимой к профессиональной тайне -тайна адвоката, врача, психолога, нотариуса и т.п.

В составе проблем правового регулирования режима информации по доступу важнейшее место занимает вопрос о свободе доступа к информации и легитимном определении открытой информации.

Эта проблема решается двумя путями. Первый связан с включением в законодательство норм о свободе информации и ее ограничением исключительно на основе закона (13, 14). Второй путь реализуется через включение норм о запрете относить определенные виды информации к категориям ограниченного доступа. Так, в Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" ст. 10 содержит норму о запрете относить к информации ограниченного доступа правовую информацию:

* о правах, свободах и обязанностях граждан и порядке их реализации;

* документы, содержащие информацию экологического, демографического, санитарно-эпидемиологического характера, необходимой для "безопасного функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом";

* документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне;

* документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений, организаций, "представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан".

Перечень ограничений по отнесению сведений к категории государственной тайны содержится и в законе "О государственной тайне".

Четвертым компонентом правового режима информационных ресурсов является форма обеспечения

118

информационной безопасности и особенно та часть этой проблемы, которая связана с защитой информационных ресурсов.

В этой части обеспечения информационных ресурсов особым правовым режимом реализуются прежде всего правила определения и соблюдения режима категорий информации по доступу. Кроме того, защита информации зависит от соблюдения правил работы с информационными технологиями и средствами коммуникации информации. В связи с таким комплексным состоянием данной проблемы целесообразно ознакомиться с вопросом о применении института правового режима к таким объектам, как информационные технологии, информационные системы и системы коммуникаций.

119
97 :: 98 :: 99 :: 100 :: 101 :: 102 :: 103 :: 104 :: 105 :: 106 :: 107 :: 108 :: 109 :: 110 :: 111 :: 112 :: 113 :: 114 :: 115 :: 116 :: 117 :: 118 :: 119 :: Содержание


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации