Пронина Елена. Типология журналистских текстов (отрывки) - файл n1.doc

приобрести
Пронина Елена. Типология журналистских текстов (отрывки)
скачать (449.6 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc450kb.26.08.2012 19:12скачать

n1.doc



ТЕКСТЫ мифологического типа, когда от этого зависит компенсация психоисторической ситуации. Тут важно свободно ориентирова­ться в трех аспектах подготовки мифологического текста: во-пер­вых, четко представлять социально-коммуникативные функции мифемы, во-вторых, ясно понимать, какие базовые психические процессы при этом приводятся в действие, в-третьих, уверенно владеть выразительными средствами стимулирования синкретического/пралогического мышления. Трехаспектный набор харак­теристик мифологического текста можно представить в виде своего рода реестровой таблицы:
Социально-коммуникативные функция

Мифологический текст

Базовые психические процессы

1 Слияние с коллектив­ным бессознательным

1 Бесконтрольные коллек­тивные чувства страха, вины, надежды, отчая­ния, самопожертвова­ния и т.п.

1 Суеверия, рудименты аниматизма, артифициализма, «реализма» и т.д.

' «Мы-образ» и «Я-об-раз» личности

' Рудиментарные меха­низмы табуирования

1 Дополнительные систе­мы ориентации и т.п.

Выразительные средства

82

Как видно, мифологический текст представляет собой неотъемлимую часть журналистского творчества и первую ступень в строении мира. Мифологический стиль может быть принят журналистом спонтанно или сознательно, однако он воздействует ко на магическое мышление и требует самоидентификации с коллективным бессознательным. Классный журналист не станет архетипы, когда нужно просто разобраться в типовой экономической или житейской коллизии. Глубинные символы используются только для особого круга проблем и «наводить тень на плетень» — дело тщетное.

Ни иконы, ни Бердяев, Ни программа «Третий глаз* Не спасут от негодяев, Захвативших нефть и газ38.

Эта частушка из архисовременного романа верна и буквальном и в философском смысле. «Действительность и мощь» магичесского мышления отнюдь не универсальны. Развитие психики шло по иным парадигмам мышления и порождало иные стили и иные типы текста.

* В 594 г. до н.э. афинский архонт Солон начал реформы, ко­торые по его замыслу должны были устранить в городе-государстве пережитки родового строя. «Законы Солона» вошли в историю как веха развития цивилизации и интеллекта. Среди заветов очного реформатора, записанных софистом Аполлодором, - мысль, неожиданная для мифологизированного сознания древности: «Ум — твой вожатый»39. Понять это тогда могли совсем немногие. Характерно, что древние греки даже не считали гона философом. У него не учились рассуждать, а просили го-эго ответа, почти как у оракула. Античные предания включали в магическое число «7 мудрецов». Он служил живым воплощением одного из главных архетипов коллективного бессозтельного. А его мышление переходило уже в новую парадигму, свои идеи ему приходилось излагать не только в «законах», но и в «заветах».


Пелевин В. Generation «П». М., 1999. С. 223.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов.
1986. С. 72. л-'^f- ••' ''*•
Профессиональный риск кроется уже в самой психологии журналистского творчества. Возбуждает до эйфории как бесконтрольное слияние с коллективным бессознательным, так и само противостояние глубинной ментальности.

Социально-коммуникатив­ные функции

Конкретизация идей­но-нравственной перс­пективы социума

Продвижение или нис­провержение научных концепций, социальных программ, идеологиче­ских систем

Формирование народ­ных убеждений 1 Развитие индивидуаль­ного самосознания

Организация синхрон­ных действий больших масс людей в процессе социальной практики

Сопряжение актуальных фактор и вечных ценно­стей в целях практиче­ской ориентации

Оформление и продви­жение идеологем и т.п.

УБЕЖДАЮЩИЙ ТЕКСТ

Базовые психические процессы

1 Стремление к адекват­ности сознания как к объективной или даже абсолютной истине

1 Ассоциации субъектив­ных идей по .сходству и смежности

' Доверие к выводному знанию

1 Понимание причинно­сти как всеобщей связи вещей и действий

1 Точечное сопряжение сознательного и бессоз­нательного в «Ага-переживании»

Убеждения как созна­тельно-бессознательные! паттерны поведения

Рационализация чувств! страха, вины, надежды! и тд.

Переосмысление импуль­сов табулирования

Наслаждение игрой ума)и т.п.

Выразительные средства

случайно в редакциях так много волонтеров, не имеющих специального журналистского образования. Но здравый профессионал не должен обольщаться своей способностью сводить концы с концами в любом комментарии. Нужно видеть не только действительность и мощь идеологем, но и логическую ущербность такого мышления». «Обобщение по детали» может стать привычкой, автоматизмом мышления, и тогда даже недюжинный ум не спасает от заблуждений, от превратного толкования данных, от прямой профанации. Так, конспектируя книгу Г. Гегеля «Наука логики», В.И. Ленин выделяет цитату: «Этот здравый смысл... есть такой способ мышления, в котором содержатся все предрассудки своего времени», — а ремарку делает: «Здравый смысл = предрассудки своего времен!»17. Там, где у Гегеля: «в котором содержатся» (помимо многого другого), — Ленин ставит знак •Тождества, зауживая содержание понятия до искажения смысла реального феномена общественной жизни, что проявится потом самым трагическим образом в теории и практике пролетарской революции.

Нужно сказать, что читатели тоже способны различать логические ловушки убеждающего воздействия. Доверие аудитории не безгранично. Характерна в этом отношении реплика инженера

И. Паращенко, опубликованная в газете небольшого города:
«И нечего людям пудрить мозги различными объяснениями.

Люди с образованием могут объяснить, что угодно и как угодно...

Самым главным преступлением является сокрытие информации»18. Читатели теперь тоже люди с образованием. Менторский
TOH вызывает в аудитории что-то вроде идиосинкразии. Чтобы
соответствовать, надо рационалистически относиться к собственному рационализму. «Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить — мысли не обожествив», — сказал великий поэт,

который начинал как журналист19. Конечный вывод складывается жестко и определенно: идейная позиция — не проблема партийной принадлежности, а вопрос профессионального самосознания, личной ответственности и мастерства самого

журналиста.

Таково четвертое правило техники информационной безопасности, и оно, так же как три предыдущих, берет начало и находит завершение в психологии журналистского творчества.


В практике, да и в теории журналистики техника рационали­стического подхода и технология подготовки убеждающих текстов разработана до тонкости. Овладеть ими достаточно просто. Не

110

" Ленин В.И. Философские тетради // Там же. Т. 29. С. 245.

И Паращенко И. О мифе Юрия Фактулина // Троицкий вариант (Троицк.

|Моск. обл.). 1999. 11 июня.

" Киплинг Р. Заповедь // Киплинг Р. Стихи и рассказы. М., 1997. С. 37. .



свободы как по отношению к внешнему миру, так и по отношению к самому субъекту. Важнейшим завоеванием стало критическое отношение к деятельности самого мышления, уточнение цели самосознания, осмысление человеческой практики как реального и наблюдаемого процесса взаимодействия объективного и субъективного, материального и идеального, фи­нского и психического. Это привело, с одной стороны, к отказу от глобального теоретизирования, а с другой — открыло путь к опосредованному изучению ментальной реальности, ее стихии. Таким образом, произошла дальнейшая дифференциация основных способностей мышления, что с достаточной определенностью проявляется при сравнении с двумя предшествующими парадигмами.



Теория потребности стала основной «промежуточной переменной» в гипотетико-дедуктивной теории поведения Кларка Халла (1884—1952), который первым применил математическую логику в психологическом исследовании.

Предмет исследования бихевиористов постепенно переме­щался с описания внешнего поведения на изучение ментальных структур — «карт», «планов», «тезаурусов», внутренне детермини­рующих поведение. Для психологии познания вновь стали пред­ставлять интерес психические функции — внимание, память, мышление, язык, рассматриваемые теперь как этапы и уровни переработки информации. Открытия, сделанные в этой области и связанные с процессами распознавания образов, хранения и по­иска информации, принятия решений, нашли непосредственное применение в кибернетике, математической лингвистике, биони­ке и других самых технологически новых направлениях науки. Не случайно структура памяти компьютера, включающая долговре­менную (жесткий диск), кратковременную (кэш-память), опера­тивную (ОЗУ) и видео-память, почти полностью аналогична тео­рии долговременной, кратковременной, оперативной и иконической памяти человека. И характерно, что поисковый прибор пер­сонального компьютера называется «мышь». Хотя, пожалуй, бо­лее честно было бы назвать его «крыса».

Но самое большое воздействие на общество своего времени бихевиоризм оказал через свои педагогические новации. Полу­ченные строго экспериментальным путем приемы оперантного научения, главное в которых — закрепление полезных реакций, были с успехом перенесены на обучение людей. Вся система об­разования испытала мощное воздействие идей программирован­ного обучения, техники пошагового овладения навыками, тесто­вого контроля знаний и умений. Десятки и сотни миллионов лю­дей так или иначе вовлекались в массовые процессы, где не толь­ко разрешались жизненные проблемы, но и складывался особый тип личности. Это был человек дела. Поведение стало его единст­венной психической реальностью, потому что импульс психиче­ской деятельности задавала выгода, а личный успех оставался единственным критерием «действительности и мощи» мышления. Прагматизм оказался адекватной новому времени философией индивидуальной активности, групповой солидарности и обще­ственного оптимизма. Но что это значило для поступательного развития личности и общества?

Как видно, это движение человеческой мысли не было бес­плодным. Хотя прагматизм вызывал вполне понятное раздраже­ние многих мыслителей и моралистов, позитивистская парадигма мышления расширяла возможности интеллекта, увеличивала степени

118

Магическое мышление

Синкрет объективного и

:КГИВНОГО (Мир = Я)

Партицилашя свойств субъ­екта и объекта. Магия

Основание вывода
,трансдукция (переход от
честного к частному, ми­
нуя общее)

Интегральная единица об-
— мифема

Предпричинность (слия­ние мотива и причины) ik основа всеобщей свя-Лртифициализм

{Восприимчивость к неконтролируемым сознанием импульсам Непроизвольность, интуиция) единство аффективного и интеллектуального. Власть коллективного бессознательного

Рационалистическое мышление

Четкое разграничение объ­ективного и субъективно­го (Мир = не Я, Я = со­знание)

Ассоциация идей по сход­ству и смежности. Теория

Основание вывода — де­дукция (восхождение от общего к частному)

Интегральная единица общения — идеологема

Каузальность (объектив­ная причинность) как основа всеобщей связи Закономерность

Внутренний контроль над процессами умозаключе­ния. Появление критич­ности как универсальной формы контроля над эмо­циональностью и верой. Авторитет разума

Прагматическое мышление

Выделение субъективного объективном (Мир = опыт).

Избегание субъективности (Я = «черный ящик»)

Накопление успешных
действий по типу St-»R.
Эксперимент ^^

Основание вывода — ин­дукция (восхождение от частного к общему)

Интегральная единица об­щения — конструкт

Результативность (праг­матическая причинность) как основа всеобщей свя­зи. Контекстуальность

Расширение критичности на сферу достижений ра­зума. Относительность истины. Успех как един­ственный критерий. Про­граммирование (прогно­зирование и верифика­ция) поведения


собны вызвать в аудитории самые неожиданные, в том числе неадекватные эффекты. Но когда анализируешь значимые принципы использования прагматического текста в манипулятивных публикациях политического или коммерческого плана, убеждаешься, что всегда извращение сути «конструкта» по чистосердечной увлеченности или аморальному расчету. И лучшим приемом контрпропаганды в таком случае становится трансляция технологически чистых прагматических текстов на ту же тему. Это наглядно видно по реестровой таблице, которая показывает, что прагматический текст регулирует прежде всего адаптивное поведение.

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ТЕКСТ

Технология подготовки публикаций прагматического типа (лучше, чем что бы то ни было другое, разработана в теории жур­налистики. Во всех пособиях для начинающих работа над заметкой, репортажем, интервью, комментарием, выбор заголовков, составление вводок и «lead», отделка «информативно-делового

поданы так детально и практично, что не поймет только…

137
Но все это за пределами праг­матики собственно middle class. И в социальном плане информа­ционное благодушие обернулось духовным коллапсом, затянув­шимся на месяцы после дефолта 18 августа 1998 г. Похоже, и сам В. Яковлев оказался в глубоком кризисе. Во всяком случае, он не сумел преодолеть финансовые затруднения, начавшиеся после де­фолта и через подставных лиц продал свой издательский дом са­мому одиозному в России media-магнату. Во время выборов в Го­сударственную Думу (1999) «КоммерсантЪ-DAILY» уже отрабаты­вал свою новую линию в стиле «яростной бульварной прессы», если применить известное английское определение. Что же каса­ется формирования или выражения общенационального обще­ственного мнения, то к издательскому дому «КоммерсантЪ» в полной мере относится оценка, вынесенная в бюллетене Фонда защиты гласности (Москва) и Юридической школы Кардозо (Нью-Йорк) «Законодательство и практика средств массовой ин­формации»: «Отметим беспочвенность утверждений СМИ о вы­ражении ими воли народа или его большинства. Во-первых, за­частую мнение большинства людей не соответствует позициям СМИ. Во-вторых, у СМИ отсутствует механизм обратной связи с аудиторией»32.

Получается, что частнокапиталистическое издание В. Яковле­ва оказалось чем-то вроде анахронизма из мира партийно-совет­ской печати. Но речь не о том, что следовало перейти на стиль раннего «Плейбоя», хотя это было бы более адекватно реальному облику «новых русских». Суть в другом. Прагматический текст предполагает точную технологию журнализма, которая не допус­кает самоуправных отклонений от «know how», жестко реагирует на самоуверенный дилетантизм. Ей либо строго следуют, и тогда она дает результат, либо она не дает результата, потому что ей не следовали достаточно строго.

Чистота отработки текстов прагматического типа — необхо­димый и достаточный показатель профессионализма в журнали­стике. Не нужно возлагать на них слишком большие надежды. Есть проблемы, которых они не решают. Есть жанры, которые не терпят прагматики. Но это самое доступное, очень надежное и вполне достойное средство, если речь идет о консолидации само­сознания социальной группы, об активизации общественного мнения и, главное, о повседневной ориентации людей в коловра­щении событий и решении ими житейских проблем. Нужно учи­тывать, конечно, что «конструкты» прагматических текстов спо-

" Винокуров Г. Российская журналистика и чеченский конфликт // Законода­тельство и практика средств массовой информации. 1995. Вып. 3(7). С. б.

136

Социално-коммуникативные функции

'Информационное обеспечение личной инициативы, когда основные события недоступны . для индивидуального наблюдения

1 Развитие самосознания и самокоррекции поведения срединных слоев общества

•Активизация, оформление и формулирование общественного мнения I • Продвижение или разоблачение общественно-политических программ [' Организация кампаний поддержки или протеста ' Распространение полез­ных сведений, навыков, [: умений

/ Участие в программиро-Ј. ванном обучении 1 Оформление и продви­жение конструктов и т.п.

Базовые психические процессы

1 Вероятностное прогнози­рование и моделирова­ние будущего

' Рационализация стрем­лений к обладанию, преодолению и т.п.

Выразительные средства

• Презентация событий
как практически значи­мых лично для реципи­ента

' Алгоритмизированное предметное предъявле­ние

' Индуктивное умозаклю­чение

' Деритуализация

• Композиция пошагово­
го «ответа на вопросы»
по типу программиро­ванного обучения

' Апелляция к данным статистики, прецеден­там, мнениям специа­листов и очевидцев

1 Расположение деталей «по степени убывания важности»

• Безоценочность, как бы
«отстраненность» и да­
же обезличенность сти­ля авторской речи

1 Перебои (замедления/] ускорения) темпоритма изложения и т.п.

Бессмысленные столкновения футбольных фанатов и т.п. — всего лишь попытки извлечь максимальный аффект из угрожающе! или удивляющей ситуации.

Гедонистический риск, становясь основным мотивом, приво­дит к существенным изменениям личности. Н.Ю. Борисов выде­ляет даже «синдром гедонистического риска», для которого ха­рактерны:

Как показывают наблюдения и исследования, гедонистиче­ский риск затрудняет развитие потребностно-мотивационной сферы, поскольку сверхсильные витальные эмоции конкурируют со всеми остальными, вытесняют и подавляют иные интересы и переживания11. Возникает либо «заколдованный круг», когда ге­донистический риск, являясь следствием интеллектуальной и эмоциональной неразвитости и сопутствующего им чувства ску­ки, сам же усугубляет эту неразвитость, препятствует дифферен­циации и развитию мотивации. Либо гедонистический риск, про-

11 См.:Борисов Р.Ю. «Гедонистический риск» в неформальных молодежных объединениях // Психологические проблемы изучения неформальных молодеж­ных объединений. М., 1988; Фаин А.П. Специфика неформальных подростковых объединений в крупных городах // Там же.

162

являясь как вторичное образование вследствие утраты смысла, постепенно приводит к деградации мотивационной сферы и по­ения.

Особого внимания заслуживает факт, что гедонистический риск достигает предельной напряженности именно в групповом взаимоодействии. В этом случае механизм угрозы самооценке превалирует даже над инстинктом самосохранения, потому что групповое давление заставляет человека действовать заданным образом, не оставляя возможности для индивидуального выбора. Так создается парадоксальная психологическая ситуация, когда индивид, повинуясь «принципу удовольствия», утрачивает индивидуальность. Поэтому механизм гедонистического риска так тесно связан с возникновением «негативной идентичности», со стремлением, как иногда выражаются, «быть ничем». «Негативная идентичность», в интерпретации крупнейшего психоаналитика современности Эрика Эриксона (1902—1994), проявляется как способность принять на себя позитивную роль в социуме, добиться общественного признания, и погруженность в ощущение верженности12. Чувство отверженности, в свою очередь, как бы дает право на нелояльность к обществу, враждебность по отношению к окружающим и отрицание социальных норм как таковых. Защитный механизм проекции срабатывает таким образом, что внутреннее самоотвращение, возникающее вследствие неспособности личности следовать нравственным установлениям («Сверх-Я»), воспринимается как отвержение, идущее извне, от общества, и вызывает «ответную» агрессивность ко всем и вся. в том числе к себе. Так, одним из признаков негативной идентичности является глумливо-горделивое присвоение себе эпатирующих, явно отрицательных, неблагозвучных и неприятных прозвищ, самоопределений, принципов: «отбросы», «ночные волки», «отморозки», «беспредел», — и демонстрация соответствующего поведения.

Наличие сильных отрицательных эмоций в структуре гедони­ческого риска неизбежно. Никогда, если вдуматься, очевидность абсолютности смерти, полного исчезновения личности, без надежды на возрождение и духовное воскресение не вставала перед человеком в такой ясности и жесткости. Отказываясь от «вечных ценностей», человек лицом к лицу, без буфера нравственных принципов и духовных гарантий встает перед проблемой угнетения и смерти. Как биологическое существо человек конечен и смертен, но в отличие от животных может сознавать это в каждый момент своей жизни.

См.: Эриксон Э. Кризис идентичности. М., 1998.

163


ГЕДОНИСТИЧЕСКИЙ ТЕКСТ

давать ему бить!.. Ничего не оставалось делать, как остано­вить его, нарушив правила...». И такое говорилось даже тогда, когда транслировались встречи с заведомо слабым соперником, матч «доигрывался», а нарушения совершались машинально. Но что такое нынешний «синдром фаната»? Откуда в цивилизован­ных странах толпы молодчиков с размалеванными лицами, уличные погромы, поножовщина, десятки затоптанных на стадионах 'болельщиков? Такой «фанатизм» не возникает без искусственно­го подогрева эмоций, заражающего примера соседей и внутренних стереотипов драйв-мышления, которые были пробуждены
В этом смысле эпохальный документ — Всеобщая декларация прав чело­века (ООН, 1948). К концу XX в., как раньше гражданские, эко­номические или политические свободы наций и сословий, стали отстаивать личное право на инакомыслие, на акцию «в знак про­теста*, на отклоняющееся поведение и т.п., вплоть до «прав сек­суальных меньшинств». Массовый человек больше не склонен сдерживать влечения. И широковещательная «сексуальная рево­люция», в отличие от пролетарской, победила в мировом масшта­бе. Существенно отметить, что в современном мире самые зау­рядные акты ограничения влечений могут вызвать резонанс мас­сового драйв-мышления, переходящий в коллективные действия такого свойства, что власти сочтут за благо просто капитулиро­вать. Знаменитый студенческий бунт 1967 г. с баррикадными боя­ми в Латинском квартале Парижа, после которого пришлось ре­формировать высшее образование во Франции и полностью по­менять распорядок в Сорбонне, начался как протестная реакция на запрет студентам посещать общежитие студенток. Мощная составляющая драйв-мышления обнаруживается и в акциях акти­вистов «Greenpeace», и в действиях правозащитников, и в демон­стративных захватах заложников... Похоже, что без учета драйв-мыищения, без опоры на инстигат контакт с современным мас­совым читателем становится проблематичным, а с наиболее продвинутыми и мобильными группами вообще условным.

Структура и функции гедонистического текста самому жур­налисту могут быть глубоко несимпатичны. Но профессионалу положено различать, где чушь, которой можно пренебречь, а где суть, которую опасно оставлять без внимания. Совсем не обяза­тельно строить редакционную политику по понятиям шоу-бизне­са. Но и не овладеть техникой включения драйв-мышления было бы непростительной халатностью. Вопрос в том, чтобы с пол­ной ответственностью оперировать выразительными средствами, стимулирующими импульсы индивидуального бессознательного, ясно представляя себе социально-коммуникативные функции ге­донистического текста.

Проникающая сила гедонистического текста, бесспорно, ве­лика, но, прибегая к ней, журналисту самому не следует впадать в эйфорию. Драйв-мышление, как всякая стихия, пойдет «куда кривая вывезет». Было время, когда как новое качество спортив­ного репортажа воспринимались фразы: «Трудно сегодня нашим ребятам... Соперник хочет победить во что бы то ни стало... Сей­час он ударит! Вот сейчас он ударит! А бить они умеют... Нельзя

Социально-коммуникативные функции

Информационная ком­пенсация влечений инди­вида в противовес социа­льному ригоризму Обеспечение необходимых колебаний жизненной антиномии: природное-духовное; мирское-Сакральное; жизнь-смерть

Снятие защитных механизмов в критический

Период («пир во время

'чумы»)

Массовизация психиче-ой жизни (формирова­вши «публики» и «толпы»)

' Унификация паттернов . реализации влечений в ; интересах идейных тече­ний, электоральных кампаний, потребительского рынка или прямого изв­лечения прибыли *(

Затруднение консолида­ции в рядах потециального противника < Раскачивание и дискредитация существующей культурно-нравственной парадигмы

' Оформление и продви­жение драйвов и т.п.

Базовые психические процессы

Актуализация влечений индивидуального бессоз­нательного

Биологически обуслов­ленные эмоции (удоволь­ствие, ужас, паника, вож­деление, леность и т.п.) Биосоциально обуслов­ленное самолюбие (образ-Я)

Биосоциально обуслов­ленное чувство родства (образ-Мы)

Выразительные средства

Демонстрация предметов и действий, способных вызвать рефлекторное воз­буждение Провоцирование виталь­ных страхов Нарушение табу Глум

Пренебрежение прили­чиями, ненормативная лексика и инфернальная проблематика Абсолютизация теневых сторон явлений и харак­теров

1 Уравнивание, нивелиро­вание высокого и низко­го

• Огульное опошление идей­ного подхода к реально­сти

1 Сюжетосложение по прин­ципу смакования подроб­ностей насилия, физиче­ских отправлении, страда­ния, «потери лица», непра­ведной удачи и т.д.

рельсами массовой коммуникации и теперь выводят вовне внутреннее напряжение, порождая зачастую несообразные поступки. Фанат все простит «своим» игрокам, лишь бы они выиграли, и готов на все, лишь бы посрамить соперников. Возникающее при этом удовольствие от чередования нагнетания и разрядки нервного на­пряжения само по себе становится притягательным переживани­ем, которому упоенно предаются тысячи людей, не замечая неа­декватности своего поведения. И шоу-журналистика транслирует теперь шествия фанатов, драки и погромы даже более детально, чем сами спортивные состязания. Дело в том, что сам журналист тоже подвластен порывам и пароксизмам драйв-мышления. Ино­гда это проявляется в причудливых формах. К примеру, после победы московского «Спартака» над мадридским «Реалом» теле­журналист И.Ш. выразился в том смысле, что общенациональ­ную идею России искать больше не надо, потому что вполне до­статочно одного «Спартака». Если учесть, что И.Ш. в это время был пресс-секретарем Правительства РФ и вел брифинг перед те­лекамерами, такого класса юмор можно диагностировать как проявление неадекватности профессионального самосознания.

Переключение на драйв-мышление самого журналиста не только возможно, но и неизбежно при постоянной разработке ге­донистических текстов, напряженном поиске соответствующей информации и погруженности в подобную проблематику. Так 4rq, когда издатели утверждают, будто газеты становятся «желты­ми» ради привлечения массового читателя, это тоже не вполне адекватная позиция. За нею — бессознательный страх обнару­жить реакции перерождения. Это не всегда безвредно и может сказаться не только снижением креативности, депрессией или ра­зочарованием в жизни на излете творческого пути. Все чаще на­блюдаются срывы, отклонения и информационные неврозы у со­всем молодых журналистов. Показательный пример — история телекорреспондента С., которая широковещательно обсуждалась в программе «Времена» (ОРТ, 12 нояб. 2000). Начинающая жур­налистка участвовала в подготовке передач о гибели подводной лодки «Курск». Тогда в репортажах много внимания уделяли род­ственникам погибших моряков. Сцены горя, отчаяния, исступ­ленного поведения и безотчетного обвинения всего и всех запол­няли экраны. С. присутствовала при особо нервном объяснении адмиралов и министров с родственниками и в этой обстановке должна была обеспечить реплики и мини-интервью для своей те­лепрограммы. Она даже не сразу поняла, почему к ней подошел врач-психолог и предложил свою помощь. Подумала, что он хо­чет дать ей эксклюзивное интервью. А для врача заметно неадек­ватными были ее собственные поступки. Служебная командировка

привела к тому, что С. понадобилось дважды пройти специальный курс психологически реабилитации.. Гедонистическая коммуникация порождает причудливые метаморфозы личности. «Да что говорить о зрителях, — жалуется корреспондент газеты «Московский комсомолец», — когда даже у культурных людей нет чувства такта и шалят нервишки. Речь идет об уважаемом мною до 28 сентября Артемии Троицком, который в присутствии многочисленных свидетелей и работающей видеокамеры фирмы "Сорек-видео" пытался спровоцировать драку с корреспондентом *МК", автором этих строк. Вместо «здрасьте» и попытки выяснить, что же было на самом деле с Фестивалем свободы, им организуемом, грязные ругательства и рукоприкладство. Когда нет аргументов, в ход идут кулаки. И это стороны человека, занимающего ответственный пост на Российском телевидении. Но вместо статьи — применение физической силы. Стыдно и глупо—».

Это не значит, что нужно подавлять в себе любой импульс Драйв-мышления. Для человека это невозможно. А для журналиста это еще и неразумно. Массовость коммуникации определяется числом людей, к личным чувствам, желаниям и интересам котоорых она непосредственно обращена. Но если для журналиста гедонистический текст становится самоценным, приносящим личное удовлетворение или глубокую озабоченность, ему следует подумать о компенсации реакций перерождения, чтобы предотвратить психический срыв он информационный невроз.

Таково шестое правило техники информационной безопасности, которое тоже берет начало а находит саюе завершение в психологии журналистского творчества.


Синхронность процессов развития мышления, социальной реальности и научной практики потрясает. Сегодня стохастиче­ские процессы волнуют исследователей уже не только в связи с закономерностями микромира, но и в связи с закономерностями социума. Феномен, привлекающий всеобщее внимание, отлича­ется глобальностью, самопроизвольностью и стихийностью астро­номического явления, подобного рождению новой звезды. И хотя все разворачивается на наших глазах, люди могут только зачаро­ванно следить за происходящим, ощущая невозможность повли­ять на ход событий. Это явление — мировая сеть Интернет.

Больше всего аналитиков поражает полная стихийность и са­модетерминированность Интернета: «В каком-то смысле разговор о том, что сеть служит для хранения и обработки информации, похож на разговор о том, что океан "нужен" для хранения и об­работки воды — иногда это верно, но не всегда — в океане могут быть и более интересные вещи. Есть подозрение, что "океан"-Интернет никому и ничему не служит, что он сам по себе океан — со своими бурями, течениями и штилями»13.

-Сеть и в самом деле формируется стихийно, путем подсоеди­нения все новых индивидуальных пользователей, реализующих свои собственные цели и потребности. Вместе с тем Интернет обладает всеми свойствами системы — целостностью и единст­вом. Сложность этой системы определяется самостоятельностью образующих ее элементов — пользователей, каждый из которых обладает свободной волей и стремлением к самореализации и вместе с тем участвует в общем взаимодействии, так или иначе согласовывая свою активность с циклами, фазами и актуальными ресурсами всей системы и отдельных ее подструктур. Это напо­минает" функционирование нейронной сети, только функцию нейрона выполняет самостоятельный пользователь с приданным ему компьютером. И количество отдельных пользователей может приблизиться к количеству нейронов мозга. Сложность по типу хаоса вызывает к жизни спонтанные процессы самоорганизации, приводящие к синхронизации внутренних процессов системы, подобно тому, как это происходит на уровне нервной деятельно­сти. В 60-е годы М. Мак-Люэн со свойственной ему смелостью

13 Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого мышле­ния: феномен самоорганизации. 2000. http://www.flogiston.df.ru/projects

236

предложил рассматривать электронные средства массовой коммуникации как продолжение нервной системы человека, поразив 5ражение научной общественности. Однако он вряд ли предлагал, насколько буквально эта волнующая метафора воплотит в жизнь.

Главным условием функционирования и самореализации такой системы является отсутствие внешнего управления, единой

правляющей руки». Продукт этой системы — она сама. Сверхсложная структура типа хаоса, основанная на внешней независимости подструктур, множественности параметров регуляции, многомерности и спонтанности, обеспечивает порождающие возможности системы. Самоцелью Сети оказывается порождение неадекватных интерпсихических (социальных) и интрапсихических (личностных) механизмов адаптации и развития на основе всей циркулирующей информации и всей творческой энергии, которая кроется в системе. Условием ее функционирования является са­мостоятельная творческая «порождающая» работа всех ячеек и структур системы, действующих синхронно, но не одинаково, Эффективно, но непредсказуемо. Тогда и только тогда благодаря постоянным флуктуациям (отклонениям) программ, разнообра­зию вариантов поведения, множественности индивидуальных траекторий развития вызревает будущий «генотип» новой культу­ры, наконец, новый психотип человека.

Прежде всего обращает на себя внимание то, что благодаря новым возможностям электронных технологий Интернет для каждого своего пользователя:

= расширяет пространство восприятия, открывая одновременный доступ к нерегламентированному числу взаимопоясняющих ка­налов-источников (полиэкранность, система link-ов и т.п.); =приближает скорость поиска и проработки информации к естественному темпо-ритму мышления;

=позволяет выбирать, когда и с какого пункта прорабатывать информацию, то есть снимает жесткую зависимость от структуры сообщения;

=открывая доступ к мощным базам данных (библиотекам, су­перкомпьютерам мировых научных центров и т.п.), безраз­мерно увеличивает ресурсы и быстродействие памяти;
=обеспечивает личное непосредственное участие в массовой
коммуникации в реальном времени: прямое общение (чат),
изъявление мнений (рейтинг-опросы) и т.д. вплоть до
несанкционированного хакерского воздействия, совершения
покупок и финансовых махинаций;

m

Можно долго продолжать перечисление преимуществ Интер­нета, которые изменяют психотехнику массовой коммуникации, расширяя психические возможности каждого пользователя. Но не менее существенно, что для всего сетевого сообщества Интернет:

Каждый из этих факторов по отдельности и самоочевиден и недостаточен еще для того, чтобы говорить о принципиально но­вом аспекте психической жизни человека. Но все вместе они предстают как новый этап интеллектуальной эволюции, форми­рующей специальные механизмы психической адаптации в стоха­стической информационной среде. Интернет предполагает новую парадигму мышления. Прежде всего потому, что, подобно кол­лективному сознанию, «всемирной паутине» свойственна внеш­няя независимость составляющих подструктур, множественность параметров саморегуляции (типа полимотивированности психи­ки), спонтанная синхронизация, когерентность внутренних про­цессов, многомерность и неоднозначность, характерная для чрез­мерно сложных структур хаоса, словом, системность, находящая­ся в непрерывном становлении и порождении.

Сегодня, вследствие многократной интенсификации и уско­рения информационного метаболизма общества, коллективное сознание, перерабатывающее информацию во все ускоряющемся темпе и в гигантских объемах, зависит от технических средств не меньше, чем индивидуальное сознание, уже породившее себе в помощь персональный компьютер. Сравнение с красивыми обра­зами Станислава Лема из фантастических романов «Солярис», «Непобежденный» или «Возвращение со звезд» здесь до баналь­ности очевидно. Но более эвристично обратиться к сатирическо­му образу академии летающего острова Лапуты из знаменитого романа Джонатана Свифта «Приключения Гулливера». Уж какими

только глупостями не занимались там академики-лапутяне, но все обернулось пророчествами. Первым сказал об этом С.А. Тимирязев (1843—1920). В речи при вручении ему премии за открытие фотосинтеза растений он даже не сравнил, а отождест­вил себя с тем лапутянином, который, по описанию Свифта, проводил дни за диким занятием: рассматривал накрытый стеклянной банкой огурец, освещенный солнечными лучами. Потом нечто подобное мог бы сказать и основоположник теории порождающей грамматики А. Хомский (р. 1928), и «отец кибернетики» Щ. Винер (1994—1964), и еще не один великий ученый... Но можно и не прибегая к метафорам сказать, что в психике человека изначально наличествовали структуры и механизмы, в потенции соответствовавшие парадигме NET-мышления, и всегда были гении, выходившие в своем творчестве на уровень сетевой прора­ботки информации. Однако теперь это требуется от каждого. А каждый ли к этому способен? Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к науке, синхронно осмыслившей новейший этап Психической эволюции человека, — к практической психологии середины XX в. и, в частности, к той ее ветви, которая называется гештальт-терапией и связана с именем Фредерика (Фрица) Перлза (1893-1970).

Имя этого знаменитого психотерапевта связано с многочисленными байками-притчами, как имя всякого легендарного Учи­теля. Впрочем, это довольно характерно для основоположников Р психотерапевтических школ послефрейдовской волны — младших современников Фрейда, многие из которых были его учени­ками. В отличие от классиков психоанализа новые корифеи психотерапии, разработавшие блистательные методики — Фриц Щерлз (гештальт-терапия), Якоб Морено (психодрама), Милтон Эриксон (эриксоновский гипноз) и ряд других, — не были учеными в обычном понимании этого слова. Они мало или даже совсем ничего не писали о своей работе. Существует мнение, что основополагающие труды Фрица Перлза или Милтона Эриксона 'написаны от их имени учениками и последователями по материа­лам обучающих семинаров, встреч и бесед. Все они были чудаками, харизматическими личностями и экстравагантными людьми, стиль жизни, поступки и высказывания которых немедленно приобретали знаковый смысл как своеобразные «заповеди» нового учения. В харизме этих людей было что-то и от Сократа, и от Шоу-звезд, чья жизнь совершается на виду и на показ, чьи поступки нацелены одновременно и на самовыражение, и на эпатаж, так что трудно сказать, чего в них больше. Это яростные индивидуалисты, которые не могут существовать без других.

239

Текстов сетевого типа все больше в средствах массовой ком­муникации. Приметы Net-мышления проступают в таких, напри­мер, чертах современных mass-media:

» шоу «Глас народа» + специально организуемый чат Интер­нета) при создании единой передачи.

• Публичная субъективность авторских программ телевидения
и радио, персональных рубрик газет и журналов.
Некоторые из этих приемов обозначились в творчестве от­
дельных журналистов значительно раньше, чем появился компью-

58 Коновалов В. Губернатор Кулаков // Известия. 2001. 9 авг.

292

тер. Может быть, они вообще свойственны психике человека из­начально. Вопрос не в приоритете, а в генерализации особого склада мышления и превращении его в массовую установку. По­лучается, что теперь массовая коммуникация вне контрапункта с Net-мышлением невозможна.

Правда, пока на стыке журналистики и Интернета возника­ют такие феномены, которые не внушают особого оптимизма. 19 июня 2000 г. программа «Антропология» (НТВ) впервые шла параллельно с трансляцией на телеэкран специального чата Ин­тернета. В студии художник-аниматор рассказывал о своем филь­ме, а телезрители должны были участвовать в обсуждении по Ин­тернету. Суждения интернетчиков были не то чтобы убоги, а как-то не про то, по типу: «Здесь был Вася». Вот появляется реп­лика: «Привет из Минска!». Через несколько минут снова: «При­вет из Минска!». Минут через 15: «Третий привет из Минска!». Другая реплика: «Ну-ка хоть раз свою фамилию по телевизору увидеть!». На таком фоне слова ведущего: «Чат — это творчество масс и высшее проявление свободы слова», — воспринимались, мягко говоря, иронически. Ведущий начинает пояснять: «Мы убираем только мат и антисемитизм». Между тем на экране идет мульфильм про ощипанную тушку курицы, которая убегает из хо­лодильника и переживает романтические приключения со сверх­прозрачными аллюзиями, а ведущий в своих комментариях от­нюдь не избегает непристойных словечек и выражений, оскорб­ляющих личное достоинство людей.

29 октябри 1999 г. сетевое издание http://vesti.ru запустило публикацию Татьяны Д. «Открытка от юбиляра». Вот как оформ­лен информационный повод: «Евгений Примаков справляет свое 70-летие в Германии. Накануне вылета из Москвы он подписал гневное письмо Президенту России с требованием отставки кремлевской администрации и призывом выйти из политической изоляции». А вот канва комментирования: «Ему исполнилось се­годня 70 лет, есть что вспомнить, за что поднять бокал в кругу близких немецких друзей. Одно непонятно, как жить дальше... цель написания письма вовсе не в доведении до Президента правды жизни. Цель — создать видимость активной жизни, ата­кующего стиля блока ОВР и его пожилого лидера... Стиль пись­ма, кстати, очень напоминает лучшие образцы коммунистической письменности... Понятно, что сами лидеры письма пишут редко. Но все же, когда они их подписывают во вменяемом состоянии, то обычно читают...

293

Матрица дифференциации

способностей мышления


Магическое мышление

Рационалистическое мышление

i

Прагматическое мышление

Синкрет объективного и субъективного (Мир=Я)

Четкое разграничение объ­ективного и субъективного (Мир=не Я; Я=сознание)

Выделение субъективного в объективном (Мир=опыт). Избегание субъективнос­ти (Я=«черный ящик»)

Партиципация свойств субъекта и объекта. Магия

Ассоциация идей по сход­ству и смежности. Теория

Накопление успешных действий по типу St->R. Эксперимент

Основание вывода — транс-дунция (переход от частно­го к частному, минуя об­щее)

Основание вывода — де­дукция (восхождение от общего к частному)

Основание вывода - ин­дукция (восхождение от частного к общему)

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции — мифема

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции — идеологема

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции — конструкт

Предпричинность (слия­ние мотива и причины) как основа всеобщей свя­зи. Артифициализм

Каузальность (объективная линейная причинность) как основа всеобщей связи. За­кономерность

Результативность (прагмати­ческая причинность) как основа всеобщей связи. Кон-текстуальность

Восприимчивость к не­контролируемым созна­нием мыслительным им­пульсам («двухпалатность», непроизвольность, интуи­ция). Единство аффектив­ного и интеллектуального. Власть коллективного бес­сознательного

Внутренний контроль над процессами умозаключе­ния. Появление критичности как универсальной формы контроля над эмоциональ­ностью и верой. Авторитет разума. Достижимость ис­тины

Расширение критичности на сферу достижений ра­зума. Относительность ис­тины. Успех как единст­венный критерий целесо­образности действия. Прог­раммирование (прогнози­рование и верификация) поведения



Драйв-мышление

Гуманистическое мышление

Net-мышление

Выделение объективного в субъективном (Я=сознание / бессознательное; Мир=пред-мет потребности)

Трансцендентный выход за пределы субъекта и объекта (Я=экзистенция). Выделение стохастических свойств объекта (Мир=не-антропоморфная реаль­ность, «абсолютное не то»)

Выделение стохастических свойств субъекта (Я=сово-купность субличностей; самоорганизующаяся сис­тема). Изоморфизм субъекта и объекта (Мир=самоорга-низующаяся стохастиче­ская система)

Психодинамика удовлет­ворения потребностей. Гедонистический риск

Продвижение к смыслу собственного существова­ния — самоактуализация. Ответственный выбор

Развертывание информа­ции второго порядка в си­туации неопределенности. Спонтанная самоорганиза­ция

Основание вывода — вле­чение. Восхождение к ар­хетипу, инстинкту, потреб­ности, травме

Основание вывода — эк­зистенциальный прорыв антиномии. Восхождение к самости

Основание вывода - инте­рактивность. Восхождение к синергетическому един­ству

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции — инстигат

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции — трансцензус

Интегральная единица об­щения и автокоммуника­ции - фрактал

Влечение (биологический детерминизм) как основа всеобщей связи. Амбива­лентность. Эгоизм

Свобода выбора (само­детерминация личности) как основа всеобщей свя­зи. Экзистснциальность

Когерентность (взаимодо­полнительность) как осно­ва всеобщей связи. Сеть.

Расширение критичности на сферу этического обо­снования поведения. Пре­обладание инстинкта над разумом. "Демонизация" влечений. Психоанализ

Расширение критичности на сферу естественно-био­логического обоснования поведения. Потребность в смысле. Необходимость ин­дивидуальной самотранс-ценденции

Расширение критичности на сферу индивидуальной самодетерминации. Нело­кальные свойства психи­ки. Необходимость кол­лективной самоорганиза­ции


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации