Невлева И.М., Соловьева Л.В. Теория социальной работы: Учебное пособие - файл n1.doc

приобрести
Невлева И.М., Соловьева Л.В. Теория социальной работы: Учебное пособие
скачать (2107.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2108kb.26.08.2012 18:26скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


Марксистский подход основывается на общественной теории, разработанной Марксом в «Капитале». Бедность рассматривается как неизбежное проявление буржуазного общества.

Основатель теоретической школы социальной работы в Германии Ю. Гризу предложил классификацию основных теоретических направлений.

В Канаде группа ученых под руководством Р. Рамзей ищет новые принципы социальной работы на основе синергетических подходов, в основе которых лежит универсальный научный подход, который, согласно общим законам, достоверно отражает явления материального мира.

Под синергетикой Фуллер подразумевает общий охват количественных и качественных связей, которые существуют в данной системе. На основе принципа синергетики он приходит к выводу, если знать в обществе поведение отдельных составляющих частей, то возможно открыть другие части и предсказать их поведение.

Вместо принципа «личность – среда», «среда – личность» разрабатывается принцип «я и другие», это позволяет видеть не одну, а несколько взаимосвязей при построении концепции социальной работы.

Шведские ученые Берлнер и Юнссон разработали модель единой теории социальной работы, согласно которой социальная работа это прикладная наука, в основе которой лежит действие. Таким образом, в процессе развития теории оформляется научная парадигма социальной работы.
1.7. Оформление отечественной теории социальной работы
Появление идей помощи, защиты в древности связано с развитием письменности и проникновением через христианскую литературу идей призрения и милосердия. Особое внимание было уделено трудам Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина, Афанасия Александрийского.

В «Изборнике 1076 г.» ведущую роль занимает тема милосердия, представленная в 4-х главах: «В слове некоего отца к сыну», «Наказание богатым», «О звании сильных» и «О златолюбце».

Теория милосердия развивается по трем направлениям: осмысление милосердия как философской категории, как христианского пути спасения и как «средство управления» общественными отношениями.

Особую роль представляют «Поучения» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника.

Григорий Богослов поучал: «Ничто столько не уподобляет человека Богу, как благотворение: хотя Бог несравненно больше благодетельствует, а человек меньше, сообразно со своими силами». Иоанн Златоуст писал: «Человек всего более должен учиться милосердию, ибо оно и делает человека человеком». И Григорий Богослов и Иоанн Златоуст считали, что власть устанавливается Богом и необходимо поддерживать социально ущербные слои населения. Вл. Мономах обращается ко всем: «Более убогих не забывайте, но, сколько можете, по силам кормите».

Вл. Мономах в «Поучениях» пишет о вдовах и сиротах. «Дайте суд сироте, оправдайте вдову», «подайте сироте и вдовицу оправдайте», «убогую вдовицу не давайте в обиду сильным» и далее «просящему у тебя – дай, стучащему – открой, да не отвергнут будешь Царствия Небесного». Милосердие к нуждающимся он считает атрибутом власти.

Милость князя – это помощь, вспомоществование, спасение человека от оков нищеты: «Многие ведь дружат со мной, за столом тянут руку со мной в одну солонку, а в несчастье становятся врагами и даже помогают поставить мне подножку; глазами плачут со мною, а сердцем смеются надо мной». Даниил Заточник поучает, что бедность может привести к воровству, разбою, распутству.

В определениях Владимировского собора – Своде канонических текстов, регламентируется деятельность священников по отношению к нуждающимся, представлены этические принципы христианского социального служения. В «Правиле Кирилла» митрополита русского, рассматриваются принципы исполнения обязанностей священника. Это высокие моральные требования, грамота, умение разъяснять «трудные вопросы».

В «Святительском поучении новопоставленному священнику» представлена тема морального дома и ответственности священника, это такие качества: «добронравие», «святительское подобие», «любовь», «прощение», «трезвение», «удержание».

Священнику необходимо самому идти к пастве: «убогих сирот, ли болит кто, ли умрет, ли родит, слышав, и незван иди». «Нищих кормление, обидимым помогание, странным прилежание в напастях пособие, в пожаре и в потопе, пленным искупление, в гладе кормление, сиротам и убогим промышление, вдовам пособие, худобе умиранье покрова и гробы и погребение, живым прибежище и утешение, а мертвым память». Здесь уже просматриваем конкретные направления социальной помощи.

С XIV по XIII в. в теории милосердия происходят изменения, оформляется «теория призрения», вначале она называлась «теория нищепитательства».

В XVIII в. в работе «Политика» Ю. Крижанович, отдавая предпочтение развитию внутреннего рынка, предлагает систему поддержки трудового населения через выдачи кредитов под залог имущества. Крижанович пишет, что при условии государственного регулирования под заклад можно выдавать деньги «убогим людям».

Убогие люди делились на собственно убогих, охраняемых государством, и «больных членов», куда он включал бездельников, пьяниц, слепых, хромых, нищих, к которым следует относится по принципу «любви по Божьей заповеди». Бездельников, пьяниц необходимо строго наказывать, «отдавать их в деревни в холопство боярам и ссылать в Сибирь или иначе наказывать». Первое светское произведение о сущности милосердия – «Слово о милости…» написал Епифаний Славинецкий. В основу милосердия он кладет принцип Богоуподобия и любви к ближнему, рассматривает общественное призрение, выделяя три уровня поддержки – помощь духовная, «нищепиталище долговое» и «нищепиталище общее». Епифаний Славицкий выступает против профессионального нищенства «Множество трудных тунеядцев и здоровы, и жены младые с детьми, паче же девицы по стогнам бродящих, уже в таковое бесчинство, паче же злодейство,… яко грудные дети понимают, ради милостыни лестию взятия».

Особый комитет их 10 человек занимается распределением через «милостынедателя». Применяются превентивные меры – это кассы для временно нуждающихся, где под заклад без процентов могли получать деньги, а вдовы и бедняки освобождались от заклада.

В 1682 г. разработан указ «О мерах государственного», где впервые определено начало государственного подхода к социальной помощи в России. Указ состоит из трех больших частей: «об бедных, увечных и старых людях», об организации призрения нищих и детях нищих.

В первой части указа выделены группы нуждающихся, к которым относятся бедные, увечные, «старые люди», нищие. Если у увечных и старых не было родственников, государству предлагалось «по смерть их кормить».

Нищих делили на две подгруппы: первая подгруппа – «притворные нищие», они должны были насильно отрабатывать свое попечение – «хлеб свой заживать работой или каким ремеслом к общенародной пользе». Вторая группа – это «нищие со странными болезнями», их лечил «государственный доктор» за положенное ему жалование – «Дохтура работу себе бы нашли, которые ныне государево жалованье емлют же, а некоторым делать нечего».

Во второй части указа расписаны мероприятия по ограничению нищенства. Организованные меры предусматривали призрение нищих в монастырях, где лечат больных. Законодательно предлагалось бесплатное лечение и призрение инвалидов из бывших крестьян.

Ставится вопрос об обучении нищенских детей, «робят и девок», в основном ремеслам: шелковым, суконным, часовым и др.

Секуляризация идеологии XVIII в. приводит к появлению светской науки об общественном призрении. Выделяются основные направления в области социальной помощи: социально-административное или реформистское, социально-философское, социально-медицинское, социально-педагогическое. Они развиваются в работах мыслителей XVIII-XIX вв., оказывая влияние на становление различных областей знаний – от психологии и педагогики до социологии и медицины. Это нашло отражение в проектах Ф. Салтыкова, А. Курбатова, законодательной деятельности Петра I, Екатерины II и др. общественных деятелей. Рассматриваются вопросы социального восприятия материального достатка.

Ясно просматривается на рубеже XIX–XX вв. два подхода – это Церковь с догматами милосердия и благотворительность в рамках социальной справедливости. Складывается частная благотворительность, так называемое частное дело общественной важности.

Так купец 1-й гильдии Н.А. Алексеев построил психиатрическую больницу и два начальных училища в память покойного отца. Московский миллионер Г.Г. Солодовников построил клинику кожных болезней, которая действует и сейчас, и два дома дешевых квартир (сейчас это весьма дорогие здания в Москве).

П.М. Третьяков построил приют (огромный дом) для вдов и сирот русских художников, а также богадельню для вдов бедных художников на Б. Серпуховской улице.

К.В. Рукавишников, сын владельца горных заводов, золотопромышленник, открыл в Москве приют для исправления малолетних преступников, где они обучались ремеслам, после выхода из приюта воспитанников опекали ещё 2-3 года, 95% из них никогда больше не возвращались к преступному прошлому.

М.Ф. Морозова, вдова Т.С. Морозова, известного промышленника (владельца трех фабрик и трех заводов) и благотворителя, выделила большую сумму денег и построила Биржу труда имени покойного супруга, а также ночлежный дом в четыре этажа, где могли разместиться на ночлег 800 бездомных, сейчас здесь размещается ПТУ. Приют престарелых, неизлечимых и слепых им. Поповых (предприниматель) на Донской улице.

В.И. Герье, автор теории общественного призрения в России, уделял внимание вопросам помощи нуждающимся, предлагая для регулирования безработицы устроение домов трудолюбия.

В исследованиях ряда авторов рассматривается генезис нищенства, даются классификации и типологии профессиональных нищих, предлагаются законодательные меры и меры репрессивного характера: высылка, изоляция, определение в трудовые помещения. Пьянство и алкоголизм, проституция изучаются как социальный недуг. Это исследования Н. Григорьева, Я. Михайловского, А. Коровина, Д. Бородина, С. Первушина, Д. Воронова.

Общественная помощь рассматривается по следующим направлениям: теологическое, конфессиональное, правовое, теория законодательства в социальных вопросах, общественная благотворительность и призрение, воспитание и исправительное воспитание, теория страхования, теоретические проблемы помощи инвалидам, «призрение нравственно падших и патронат над выпущенными из тюрем».

В России определены условно два периода в теории социальной работы. Первый – с 1919 по 1941 г. – организация социального обеспечения и социального страхования в советской России. Разрабатывается проблема инвалидности. Создан в 1930 г. Центральный научно-исследовательский институт организации труда инвалидов.

В 50-60-е гг. выходят монографии по вопросам социальной медицины. «Врачебно-трудовая экспертиза и трудоустройство инвалидов» (1967), «О теоретических основах врачебно-трудовой экспертизы» (1963) и др. В 70-е гг. поднимается вопрос о научном статусе врачебно-трудовой экспертизы.

Выходят сборники по теории и практике социального обеспечения в 1978 г., в 1980 г. В этих сборниках ставятся вопросы пенсионного обеспечения, трудоустройства инвалидов, социальной помощи слепым и глухим.

Следующий этап развития социальной помощи приходится на начало 90-х гг. В 1991 г. Госкомтруда СССР вводит новую профессиональную квалификацию – социальный работник. С 1992 г. начинаются теоретические исследования по теории и истории социальной работы, переводятся зарубежные исследования.

Складывается три группы подходов в теории социальной работы:

  1. индивидуальный, или личностный;

  2. средовой, социетальный;

  3. социально-деятельностный.

В социальной работе сочетаются теоретические наработки и практическая деятельность.
Контрольные вопросы


  1. В чем сущность и различие отечественной и западной моделей социальной работы?

  2. Каковы были представления о помощи и поддержке нуждающихся в древности?

  3. В чем особенности зарубежного опыта теоретического осмысления социальной поддержки нуждающихся?

  4. В чем особенности оформления христианских представлений о помощи ближнему?

  5. Каковы основные подходы в оформлении научных подходов к социальной благотворительности в Западной Европе?

  6. Каковы основные направления научного этапа становления социальной работы в XX в.?

  7. В чем особенности концепций «милосердия» и «призрения» в православии?

  8. В чем специфика теоретической парадигмы социальной работы в 1970-1990 гг.?

  9. Каковы тенденции древнейших представлений о помощи ближнему?

  10. Каковы теоретические подходы к общественному и частному призрению?

  11. Покажите особенности научной парадигмы социальной работы.

  12. Раскройте социальную миссию потребительской кооперации через служение людям.



ГЛАВА 2. ФИЛОСОФИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
2.1. Парадигмы философии социальной работы
Со второй половины XIX в. до конца XX в. в философии социальной работы можно выделить следующие основные модели: гуманизм, позитивизм, утопизм, профессионализм.

Философия гуманизма в социальной работе появляется в конце XIX в. и связана с положениями социальной благотворительности. В основе этой доктрины экзистенциальные ценности человека, представление об удовлетворении его жизненных потребностей, когда общество стремится обеспечить минимальные прожиточные стандарты индивиду. Путем организационных мероприятий достигается регулирование социальных отношений, обеспечивается благосостояние общества. Гуманизм противопоставлен пуританской этике. В основе пуританской этики идеи социал-дарвинизма. Основные положения данной концепции связаны с представлениями о сильной личности, выживающей в жесткой конкуренции. Этические принципы направлены против помощи социально уязвимым слоям населения: больным, бедным, престарелым и другим категориям. Помощь и поддержка нуждающимся рассматривается как ослабление общества, как социальные действия, направленные на его разрушение. Однако общество вынуждено предпринимать ша­ги к реабилитации нуждающихся, где важнейшими стимула­ми для их самостоятельного существования должна быть система мер физического и экономического поощрения и наказания.

Философия позитивизма в социальной работе сменяет модель гуманизма в 20-е г. XX столетия. В основе данной доктрины лежит абсолютизация знаний вообще и социальных знаний в частности. Знание выступает критерием объективности, оно позволяет людям изменять внешние обстоятельства, а научный метод дает реальное представление о макро-, мезо-, микропсихических и социально-экономических процессах. Бихевиоризм, фрейдизм, радикальная социология становятся основой идеологии позитивизма в данной парадигме. Согласно традиции, идущей от Э. Дюркгейма, научное познание позволяет не только определять, но и объяснять общественные факторы в их норме или патологии. Дальнейшее развитие эта традиция получает в работах Пинкер, Варнока, Скиннера. Согласно Скиннеру, внешние воздействия среды определяют поведение человека. Поэтому изменение типологии клиента связывается прямо с изменением окружающей среды.

С позиций бихевиоризма происходит обоснование правил и законов поведения и воспитания людей в общности. Знание, полученное на основе изучения поведения человека в определенных ситуациях, дает основание не только выстраивать модели социализации индивидов, но и формировать научно-обоснованные этические представления. Фрейдизм открывает возмож­ность анализировать с позиций сексуальных инстинктов, бессознательного, не только интропсихические процессы, но и общественные исторические явления и события.

Позитивистский сциентизм с его абсолютизацией научного знания сыграл как положительную, так и негативную роль для философии социальной работы. Привнесение научных методов в систему взглядов социальной работы позволило осознать, что она является не только практической деятельностью, но и оп­ределенной областью познания социальной реальности. Однако абсолютизация научного знания, отрицание автономности человека, его детерминированность социально-экономическими и социально-биологическими факторами привнесла в идеологию профессиональной деятельности приоритеты и ценности исследовательского инструментария, а не общечеловеческие и гуманистические ценности. Появляется понятие «синдром социального работника», когда протоколы, статистика, тестирование оказываются более весомыми аргументами при построении интервенций, чем беседа, опрос или интервьюирование.

Парадигма позитивизма сменяется парадигмой утопизма. Основой философии социальной работы делается либерализм и социал-реформизм. Философия обыденной жизни становится исходным цоложением теоретических концептов и практических подходов. Такие понятия, как «хорошая жизнь», «хорошее общество», «хороший человек», становятся доминантами понятийного сознания. Философия либерализма с ее установками на ценности личности в противовес коллективным ценностям находит отражение не только в принципах и нормах профессио­нальной деятельности, но и в ее методах и техниках. С позиций философии утопизма, человек предстает социально уязвимым субъектом в результате возникших трудностей, связанных с объективными причинами, такими, как: отсутствием необходимого образования, низким экономическим статусом, негативным влиянием общественной среды и другими факторами. Позиция философии утопизма с ее изначальной установкой на презумпцию невиновности клиента приводит не только к замещению ценностных ориентаций профессиональной социальной работы, но и смещает акценты стратегии ее развития от социальных реформ к социальным акциям.

Философия профессионализма обосновывает свои положения исходя из гуманистических и демократических идеалов и ценностей. Удовлетворение потребностей человека, развитие его потенциала и способностей, повышение благосостояния, развитие ресурсов с целью удовлетворения индивидуальных, коллективных, национальных и международных потребностей, достижение социальной справедливости – таковы основные доминанты философии социальной работы сегодня.

Философия социальной работы базируется на следующих аспектах: географическом, политическом, социально-экономическом, культурном, духовном. В своей совокупности – в отдельности и все вместе – они определяют ценностные ориентиры, базисные подходы и этические принципы идеологии социальной работы.

Географический аспект. Деятельность осуществляется в определенных границах.

Политический аспект. Страны, где осуществляется деятельность социальных работников, имеют различные политические системы. Деятельность осуществляется в соответствии с принципами социальной работы, независимо от политической системы.

Социально-экономический аспект. Надлежащие условия жизни, доступ к трудовой деятельности, система здравоохранения и образования, доступ к системе социального обеспечения и обслуживания – право человека в современном обществе.

Культурный аспект. Традиции, убеждения, культура отдельных лиц, групп, общин, стран должны уважаться и сохраняться. Это важнейший принцип антидискриминационной политики, гарантия стабильности и развития общества.

Духовный аспект. В любом обществе существует своя система ценностей. Для развития системы ценностей социальной работы необходимо принимать во внимание духовный мир, ценности, чаяния, идеалы, философию, этику тех, с кем работают социальные работники.

Эти аспекты в философии профессионализма должны способствовать созданию справедливых социальных институтов, способных обеспечивать безопасность и развитие человека без ущерба его достоинства.
2.2. Философские ценности социальной работы
Система ценностей была сформирована в процессе исторического развития социальной работы от ее праисторических форм до современного состояния. С изменением исторических условий происходила трансформация ценностных ориентиров. Однако в какой бы форме исторической практики не была представлена социальная работа, кто бы не представлял интересы социально уязвимых слоев населения, – общественное благо, справедливость, ответственность за поддержку беззащитных всегда были важнейшими доминантами философского осмысления гражданских и политических прав человека. Философская основа общественных учений и идеалов в конечном итоге образовали не только ценностные концепты индивидуального взаимодействия нуждающегося и помогающего субъекта, но и ценностные ориентации профессиональной социальной работы.

Философские ценности социальной работы проявляются на различных уровнях и образуют своеобразную систему, мировоззренческий концепт профессиональной субкультуры, где реализуются убеждения и отношения, идеалы и стремления, нормы и практические принципы взаимодействия, этические правила и профессиональные ценности.

Философские ценности социальной работы в мультикультурном пространстве выступают как ценности профессиональной субкультуры, когда профессия рассматривается на уровне международного сообщества. Отсюда ценности профессиональной субкультуры рассматриваются на метауровне в контексте глобальных цивилизационных целей и задач.

Философские ценности на уровне профессиональных норм и требований охватывают иной пласт ценностных ориентиров. Макроуровень определяет цели и задачи общего характера, они связаны с корпоративными принципами и нормами взаимодействия, отношениями и системой коллективной ответственности.

Мезоуровень ценностных ориентации социальной работы связан с ценностями клиентов: абстрактными, групповыми, операциональными и инструментальными.

Микроуровень философских ценностей социальной работы, отражает ценностный спектр профессионального взаимодействия социального работника и клиента (индивидуальные интервенции и взаимодействия).

Метауровень ценностей социальной работы

1. Право на жизнь

Ценность человеческой жизни является основой основ всей работы в области социальной защиты и поддержки. Это предполагает, что право на жизнь является неотъемлемым и абсолютным правом каждого человека. Активная поддержка жизни человека, противодействие нарушениям его прав, деятельность в области обеспечения и улучшения качества жизни –важнейшие ценностные ориентации социальной работы.

2. Свобода

Все люди рождаются свободными и имеют право на свободу, каждый человек имеет право на свободный выбор образа жизни. Согласно Всеобщей Декларации прав человека, свобода включает: свободу от рабства и подневольного состояния, свободу от пыток и жестокого обращения и наказания, свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания, свободу от произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь, произвольного посягательства на неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции, свободу передвижения и выбора места жительства.

3. Равенство и недискриминация

Принцип равенства в социальной работе тесно связан с принципом справедливости, недискриминации, где последнее понимается как равенство и уважение достоинства. Недискриминация противостоит дискриминации, подход к человеку на основе одного из его признаков: пола, расы, цвета кожи, религиозных или политических убеждений и т.д. Перечень признаков дискриминации постоянно растет, что связано с происходящими в мире изменениями и существующими традициями.

4. Справедливость

Справедливость – основа общества, она предполагает уважение достоинства его членов и обеспечение безопасности и неприкосновенности личности. Справедливость имеет различные аспекты: правовые, судебные, социальные, экономические. Справедливость – гарантия прав и свобод человека, в случае признания виновным каждый член общества имеет право на справедливое судебное разбирательство, гуманное обращение, исправление и социальное перевоспитание.

Социальная справедливость предполагает удовлетворение потребностей человека, справедливое распределение материальных ресурсов, доступ к таким услугам, как здравоохранение и образование, создание равных возможностей, социальную защиту и обеспечение. Социальная справедливость – основное средство защиты человека, условие для развития человечества.

5. Социальная ответственность

Социальная ответственность – практическая сторона солидарности, деятельность по оказанию поддержки, защиты интересов, предоставление помощи нуждающимся. Социальная ответственность, имеет дополнительную смысловую нагрузку – «попечительство». В соответствии с этим концептом, любые ресурсы, которыми владеет сообщество, должны быть использованы для улучшения положения человека. При этом «попечительство» предполагает, что и человек в свою очередь использовал свои таланты и способности во имя прогресса человечества. Ценностный смысл социальной ответственности состоит в оказании помощи и предоставлении услуг бедным и нуждающимся.

6. Обеспечение мира и отказ от насилия

Безусловной ценностью является мир, причем не только в форме отсутствия организованного конфликта. Обеспечение мира связано в достижении гармонии с самим собой, другими людьми и окружающей средой. Признавая, что конфликты неизбежны, социальные работники стремятся урегулировать их мирным и ненасильственным путем. Эволюционный подход предполагает, что посредничество и примирение, последовательность, уважение и понимание, знание являются более эффективным средством урегулирования конфликтов, чем революционный подход, предполагающий разрушение и дальнейшее обновление. Мирное развитие – неизменная цивилизационная ценность всех людей на планете, которые стремятся к социальной справедливости и созданию мира.

7. Солидарность

Будучи важнейшей ценностью в социальной работе, солидарность означает понимание страданий и чаяний человека, участие в борьбе за его права. Социальные работники должны не только оказывать помощь людям, но и солидаризироваться с отдельными лицами, группами, общинами, с жертвами насилия, изгнания или ущемления свобод в любой точке мира.

Солидарность имеет большое значение при стихийных бедствиях, а также в ситуациях, обусловленных нуждой, социальной несправедливостью и пренебрежением. Солидарность – это активная помощь уязвимым слоям населения и жертвам нарушений прав человека.

8. Отношения между человеком и природой

Поиск гармонии с природой является одной из важнейших стратегий человечества накануне третьего тысячелетия. Несовершенные промышленно-экономические модели производства, использование токсичных промышленных ресурсов, радиоактивное загрязнение, потребительское отношение к природе, отсутствие соответствующей информации создают угрозу для уязвимых слоев населения. Комплексные программы с целью предотвращения деградации окружающей среды, программы экологического воспитания, кампаний по охране окружающей среды – важнейшие мероприятия социальных работников.
Макроуровень ценностей социальной работы

Ценности данного уровня обосновывают конкретные действия социального работника в пределах профессиональной компетенции, определяют его ответственность перед клиентами, коллегами, работодателями, перед профессией.

1. Преимущества индивида по отношению к обществу.

Социальный работник стоит на защите прав и интересов клиента. Он особым образом проводит курс реабилитационной терапии, позволяющий клиенту интегрироваться в сообщество, быть его полноправным членом. Социальный работник своими действиями и поступками не должен нарушать гражданские и юридические права клиента. Социальный работник стоит на защите общественных интересов в тех случаях, когда клиент нарушает законодательство, и его свобода действий является насилием по отношению к свободам и правам окружающих.

2. Уважение конфиденциальности во взаимоотношениях с клиентом.

Конфиденциальность – средство защиты клиента.  Информация, полученная социальным работником в процессе взаимодействия с клиентом, не может быть предметом обсуждения с другими лицами, поскольку может повлечь за собой изменение жизненных стратегий клиента, ухудшение его жизненного сценария. Конфиденциальность в профессиональной деятельности включает: информирование клиента о целях получения у него информации и ее границах, согласование с клиентом вопросов обсуждения его проблем с третьими лицами в случае профессиональной необходимости, а также использование информации клиента в научных целях. Социальный работник должен предоставлять записи, которые ведутся в процессе реабилитации.

3. Готовность отделить личные нужды и чувства от профессиональных отношений.

Социальный работник в процессе профессиональной деятельности формирует ценностные ориентации, имплицитные концепты взаимодействия с клиентом, группами, сообществом. В процессе оказания социальных услуг он должен отделять свои ценностные ориентации, эмоции, чувства от профессиональных связей и отношений с клиентом. Нормативные требования профессии связаны с контролированием отношений. Принцип взаимозависимости «ты – мне, а я – тебе» недопустим в субъект-субъектном взаимодействии социального работника и клиента, поскольку основу профессионального взаимодействия составляют не потребительские, а ценностные ориентиры, взаимоуважение, альтруизм. Социальный работник не должен использовать профессиональные отношения для извлечения личной выгоды.

4. Стремление к социальным изменениям, соответствующим осознанным социальным потребностям.

Социальный работник оказывает услуги клиенту, осознавая истинные мотивы его запроса о поддержке и помощи, в соответствии с его нуждами и предпочтениями. Социальный работник выступает против всех форм дискриминации и насилия, проявляет социальную активность в стремлении гармонизировать общественные отношения. Деятельность по изменению социальной среды является необходимым условием профессиональных требований.

5. Готовность к передаче знаний и умений другим.

Социальный работник – это профессионал, который знает о жизненных ролях и отношениях людей в различных ситуациях. Его знание о мире, взаимодействиях, изменяющих процессах должно стать достоянием клиентов. Знание ситуации, проблемы, осознание конфликтов и причин неудач является определенным видом поддержки клиента. Приобретение новых знаний об общественных связях и отношениях должно способствовать развитию общества, в этой связи социальный работник должен выступать за изменение курса социальной политики, законодательства, стратегий развития учреждений социальной защиты и общественных институтов.

Социальный работник должен критически проверять появляющиеся новые знания и не отставать от жизни, внося посильный вклад в развитие социальной науки и своей профессии.

6. Уважение к индивидуальным и групповым различиям, достойное их оценивание.

Социальный работник выступает против любых форм дискриминации человека на основании расовой и национальной принадлежности, пола, сексуальной ориентации, возраста, религиозных убеждений, социального происхождения, семейного, имущественного или сословного положения, политических убеждений, умственных и физических недостатков.

Личные качества, состояние или статус клиента не могут быть основанием для предпочтений, выступать в обыденном смысле как «хорошие» или «плохие» относительно субъективных ценностных ориентации самого социального работника. Для социального работника должен быть важен сам клиент, в его собственной неповторимости жизненного сценария. Ориентация и предпочтения клиента предстают как «хорошие» или «плохие» только в том случае, если они мешают ему нормально функционировать в обществе, в межгрупповых и межличностных взаимодействиях. Объективная отстраненность от личностных ценностных концептов позволяет социальному работнику с соответствующим уважением относиться к клиенту.

7. Стремление к развитию самопомощи клиента.

Один из важнейших ценностных ориентиров в профессиональном взаимодействии социального работника и клиента связан с развитием самоопределения со стороны клиента. Социальный работник должен приложить максимальные усилия к тому, чтобы не оставаться постоянным субъектом поддержки клиента. Основная задача поддержки заключается в том, чтобы научить клиента самостоятельно восстанавливать утраченные связи и отношения с миром, группой, индивидуумом и самим собой. Социальный работник не должен ориентировать клиента на то, что всегда будет его «костылем», на который тот будет опираться в любой трудной жизненной ситуации.

8. Готовность действовать от имени подопечного, несмотря на возможные фрустрации.

Социальный работник, действуя от имени своего подопечного, обязан защищать его интересы и права в любых государственных и негосударственных институтах. Защита прав и интересов клиента должна осуществляться на основе этичного, компетентного и профессионального исполнения своих обязанностей, даже в тех случаях, когда субъективные ощущения социального работника связаны с подавленностью, неуверенностью в своих силах, отсутствием должного внимания со стороны соответствующих сторон.

9. Стремление к социальной справедливости, к экономическому, физическому, интеллектуальному благосостоянию для всех членов общества

Социальный работник должен принимать необходимые меры, чтобы всем членам общества были доступны необходимые ресурсы, услуги, возможности в целях развития социальной справедливости. Профессиональная деятельность социального работника направлена на осуществление всеобщего благоденствия. Нищета, голод, недоедание, бездомность, отсутствие средств к существованию – важнейшие проблемные области социальной работы, где реформаторская деятельность профессионалов закладывает институциональную основу для всеобщего благоденствия и справедливости.

10. Стремление к высоким личным стандартам в жизни и профессиональной деятельности

Поведение социального работника в личной жизни является частным делом каждого в той мере, если оно не мешает исполнению служебных обязанностей. Социальный работник отвечает за свою профессиональную компетенцию, качество предоставляемых услуг, однако он ответствен и за престиж своей профессии и должен способствовать уважению к ней.

Ценностные предположения являются основой профессиональной компетенции социального работника. Основная направленность ценностных ориентаций, норм и этических принципов реализуется в ценностных подходах, которые, согласно исследованиям Маклеода и Мейера, идентифицируют профессионала.
Мезоуровень ценностей социальной работы

Социальная работа является нормативной дисциплиной, она имеет дело с ценностями и социальными нормами людей. В этом отношении учет норм и ценностных ориентаций клиентов является необходимым условием для философских концептов социальной работы.

Формируя свое поведение в обществе, человек идентифицирует ценностные ориентации с основными жизненными проблемами. Согласно концепции Ф. Кланхон, повторяемость жизненных проблем дает возможность их классификации:

В различных культурах и обществах эти ценностные ориентации имеют свои различия и свою систему приоритетов.

Классификация Памфрея вводит различные уровни ценностей. К первому уровню он относит абстрактные ценности, такие как демократия, справедливость, равенство, прогресс, свобода, мир, самореализация. Ко второму уровню относятся ценности функционирующей личности: «хорошее – плохое» общество, «хорошая – плохая» семья, «престижная – непристижная» работа и т.п. Третий уровень составляют инструментальные, или операциональные, ценности. С точки зрения обя­зательств, которые берет на себя человек в процессе функционирования в сообществе, у него могут иметься аутентичные, адаптивные, аспирационные ценности.

Способность воспринимать, дифференцировать и осознавать факты и ценности была описана А. Маслоу как характеристика правильно функционирующего человека. Согласно его гуманистической теории личности, человек имеет ряд метаценностей (метапотребностей), или бытийных ценностей. Несмотря на свой абстрактный характер, в реальной жизни они получают конкретное наполнение и приоритетность в зависимости от по­требностей в самоактуализации личности. Доминирующие ценности связаны не только с трудной жизненной ситуацией, но и с экзистенциальными приоритетами, витальными потребностями, мотивами личностного роста. Согласно классификации А. Маслоу, бытийные ценности индивида, метаценности можно представить в понятийных пропозициях.

Таким образом, люди имеют не только ценности, но и их иерархию, на которую ориентируются в различных жизненных ситуациях, в зависимости от того, насколько общество санкционирует их действия и поступки. Интериоризированные (ставшие внутренне присущими) ценности и нормы личности учитываются в социальной работе. Они выступают в качестве социальной нормы, формируют принципы профессиональной ответственности, ценностные концепты профессии.

Включает пять ценностных установок профессионального взаимодействия:

Уважение способность ценить клиента как личность, принятие обязательств по отношению к нему, воздержание от критических суждений, демонстрация разумной меры теплоты.

Экспертностъпонимание меры возможной поддержки клиенту.

Аттрактивностъ – способность быть для клиента «сходным с ним».

Надежность умение заслужить доверие клиента.

Философия ценностей социальной работы связана со спецификой деятельности профессионалов в социальной сфере. В контексте общественных и личностных конфронтаций, этических и ценностных разногласий социальные работники вырабатывают нормативные требования и ценностные ориентации не только для эффективной поддержки общественных связей и отношений, но и с целью помочь клиенту осуществить правильный выбор поведения, решить свои актуальные проблемы.
Микроценности социальной работы

Ценностные ориентации в социальной работе могут выступать на межличностном уровне, если они способствуют эффективному терапевтическому контакту. Основными ценностными установками выступают:

Эмпатиясопереживание. При сочувствии к состоянию клиента социальный работник, однако, не отождествляет свои переживания с переживаниями клиента.

Принятие – доброжелательное, позитивное отношение к клиенту без предъявления к нему каких-либо условий, несмотря на возможные временные негативные эмоции.

Аутентичность – откровенное самораскрытие личностных установок при соблюдении дистанции и отсутствии идентификации с клиентом.
2.3. Человек в концепциях социальной работы
Фундаментальный вопрос философии: «Что есть человек?» является основой и для социальной работы. Специфика теорий социальной работы состоит в том, что основной упор в них делается на инструментальный аспект, причем технологическая сторона, процесс взаимодействия актуализируется по сравнению с бытием человека. Технологический аспект социальной работы выдвигает определенные требования: осознание перспектив развития ситуации клиента, оценивание возможного вмешательства, уяснение степени поддержки и ее границ и т.д. Именно при решении этих проблем социальные работники используют философские, социальные, психологические модели видения человека, которые позволяют им определять некие образцы, к которым необходимо стремиться в своей деятельности. Однако тема человека также является предметом специального осмысления в социальной работе. Особенность ее заключается в том, что она существует в дихотомическом единстве, в системной пропозиции, где человек предстает как «человек-нуждающийся» и как «человек-помогающий» в их взаимообусловленности и взаимозависимости. С одной стороны, человек выступает как субъект, который не может самостоятельно решить жизненные проблемы, осуществить поступок, найти способ изменения ситуации. Такой человек в социальной работе определяется как клиент. С другой – наличие клиента («человека-нуждающегося») в познавательном пространстве заранее предполагает наличие другого субъекта – «человека-помогающего», чьи действия и поступки направлены на разрешение трудной жизненной ситуации клиента.

Динамика познания «человека-нуждающегося» в социальной работе. Социальная работа в процессе своего становления формирует определенное знание о «человеке-нуждающемся» и его проблемах. Это знание складывается из различных факторов: из практики конкретных людей, их имплицитных концепций; из развития теоретической мысли об обществе, группе, человеке; из научно-исследовательской практики.

Предметный язык социальной работы определенным образом группирует смыслы, понятия, реальные феномены, т.е. дает основания говорить, что процесс формирования понятийного поля осуществляется в определенной структуре и логике.

Теоретизированные подходы реализуются в структурных сценариях, которые, в свою очередь, вырабатываются в процессе развития парадигмы знания через традиции, заимствования, через классику (научные авторитеты, основатели направлений), научные школы.

Структурный сценарий представляет собой понятийно-логический конструкт, определенную модель, в которой интерпретируется тот или иной феноменологический познавательный ряд. Структурные сценарии – это форма донаучного мышления, которая сохранилась от мифологизированного сознания, когда мышление было связано с устойчивыми формами интерпретации, не требующими их верификации на истинность или ложность. Являясь предысторией познания, структурные сценарии органически изменяются в системе научных подходов, в логике предметного языка познания.

Феноменологический ряд – это явления объективного и субъективного мира, доступные для интерпретации и понимания. Открытие и переосмысление этого ряда вызывает к жизни парные концепции.

Динамика изменения структурных сценариев связана с появлением парных концепций, т.е. восприятием и осмыслением феноменологического ряда в логике своих «субъективных» научных представлений. Парные концепции – это концепции противопоставления типа «субъективизм – объективизм», «материализм – идеализм», «капитализм – социализм» и т.д.

Структурные сценарии и парные концепции соотносятся как целое и часть, но в той же мере, в какой структурные сценарии определяют концепции, концепции определяют структурные сценарии. Для тех и для других характерен принцип случайности-закономерности.

Появившись стихийно, спонтанно, в дальнейшем они начинают развиваться в логике своих закономерностей. И в этом отношении структурный сценарий выступает для концепций парадигмой, определенной моделью, где находят свое выражение парные концепции.

Для социальной работы характерны следующие структурные сценарии, где в полной мере раскрывается «человек-нуждающийся»: конфессиональный, социальный, медицинский, социально-психологический. В данных структурных сценариях нашли отражения традиционные, радикальные, марксистские, интеракциональные подходы к «человеку-нуждающемуся».

Для каждого сценария характерна определенная система осмысления «человека-нуждающегося», феноменология процессов, базовые понятия, система описания и формы предметного языка.

Современный этап осмысления предметно-объектных связей приводит к построению глобальных моделей структурных сценариев. Человек становится «заложником» экологических катастроф, региональных конфликтов, массовых эпидемий. Это новый тип проблем, ранее не встречавшийся в теории и практике социальной работы.

Для социальной работы стало традицией рассматривать проблематику клиента на фоне общественных и социально-экономических проблем. В указанных же случаях проблемы, стоящие перед клиентом, выходят за рамки его существования в общности, будучи связаны с вопросами его существования как социобиологической формы жизни. В этом отношении как проблематика, так и формы помощи носят не локальный социоэкономический или социопсихологический, а макроэкологический подход, где предметная рефлексия строится применительно к жизненному сценарию личности. Вот почему жизненный сценарий становится базовым понятием социальной работы при таких подходах к теории и практике помощи и изменяет модус предметной рефлексии.

Одним из сложнейших вопросов теории и практики
социальной работы в этой связи является вопрос адаптации
субъекта к новым формам, способам жизни и социального
функционирования в результате «пандемического» воздействия, т. е. воздействия, после которого состояние стресса охватывает достаточно большое количество людей. «Пандемическое» воздействие, «пандемическая» среда, как и система помощи и поддержки в этих условиях, стали новым проблемным полем теории и практики социальной работы на рубеже веков.

«Человек-нуждающийся» – антропологические традиции и эмпирические основания социальной работы.

Философская антропология рассматривает человека и его бытийность под углом зрения «действия» и «происшествия», которые выражаются в терминах «активность» и «пассивность».

«Человек-нуждающийся» при этом выступает как пассивный субъект, не имея возможности в силу разных причин принимать активное участие в жизнедеятельности. Эта ситуация может быть обусловлена различными обстоятельствами как личностными и групповыми, так и средовыми, т.е. окружением человека.

Личностное бытие субъекта ориентировано на то, что он находит смысл своей жизни в самоопределении и самоосуществлении. Однако в реализации самоопределения и самоосуществления задействованы различные проявления субъектности человека: человек как homo rationale, человек как природное явление, человек как психосоматическое существо, человек как homo sociale. Каждое проявление субъектности имеет свои диалектические противоречия, что ведет к осложнению жизненных стратегий человека.

Человек-рациональный сталкивается с противоречиями поведения. Его аутентичные решения, соответствующие его нормативным представлениям и стереотипам, могут входить в противоречие с представлениями окружающих, их ценностными нормами, поведенческими стереотипами. Как субъект своего бытия и поведения, человек не может действительно располагать собой. В этой связи когнитивные процессы могут выступать в качестве стресса. В социальной работе такое поведенческое противоречие связывают с адаптивными кризисами и кризисами развития, когда природа расстройства ограничивает адекватное социальное функционирование клиента.

Человек как природное существо имеет другой модус проблем. В своей личностной конкретности и определенности он осмысляется через материю, физическое тело. Самовыражение, самоосуществление, постижение и самопостижение выражаются посредством тела и его строго индивидуального состояния. «Тело в целостной структуре человека как личности образует фундамент или же подструктуру того, что, по сути, составляет структуру личности». Однако тело как средство выражения личности может быть фактором идентичности и групповой при­надлежности. При определенных условиях тело выступает разграничительным дискриминационном признаком, например в цодходе общественного концепта социальной полезности. Именно этот подход разделил людей на здоровых и инвалидов. Тело выражает определенную норму, позволяющую одним и не дающую другим индивидам интегрироваться и функционировать в обществе. Отсюда общественный концепт инвалидизма включает в себя следующие положения:

Способность – неспособность превращать тело в предмет обмена, использовать его для равноправного участия в общественной и производительной деятельности является одним из оснований, определяющих активность или пассивность личности. Гуманистический смысл социальной работы в том и заключен, чтобы даже в ситуации неравных условий дать возможность каждому человеку для реализации его планов интегрировать лиц с ограниченными возможностями в основные процессы трудовой и общественной жизнедеятельности.

Человек может быть рассмотрен и как психосоматическое существо. Проблемы телесности, чувственности, духовности в философской антропологии и антропологической психологии рассматриваются, как правило, раздельно. Однако в социальной работе они имеют единый модус основания, связанный с холистическим, т. е. целостным, подходом к личности клиента. Чувственность человека, его соматические реакции, его переживания связаны в практике социальной работы с такими экзистенциальными понятиями, как совесть, вина, ответственность, добро, зло и т.п. Эмотивные реакции человека изменяют не только его концепты коммуникаций, но и жизненные стратегии, нарушают психическое здоровье. Чувства с позитивным или негативным оттенком могут особым образом менять ритм обыденной жизни, вносить в нее не только спокойствие и радость, но и подавленность, и угрызения совести, что ведет к личностному и общественному расстройству. Человек как психосоматическое существо предстает как реальность, которую невозможно понять только рациональными методами. Субъективность, индивидуальность как ценностные факторы, обусловленные человеческим выбором и уникальным опытом в его неповторимости, – таковы философские исходные положения индивидуального подхода в социальной работе. Именно на этих основаниях в практике социальной работы развиваются комплексные подходы к личности клиента как сложному биопсихосоциальному существу.

Человек как существо социальное реализует свою индивидуальность через принадлежность к различным группам. Они представлены различными социальными институтами, в которых разворачивается жизненный сценарий человека. Наличие или отсутствие в нем тех или иных социальных институтов определяет статус человека, его социальное положение. Социальные институты вносят дифференциацию в групповую стратификацию общества, разделяя его на благополучные и неблагополучные (уязвимые) группы населения, по отношению к последним нарушаются общепринятые нормы жизнедеятельности. В этом ключе дихотомия концептуальных построений в социальной работе связана со следующими проблемами:

потребности – желания;

удовлетворение – лишение права;

права – свобода выбора;

справедливость – несправедливость;

солидарность – индивидуализм;

доступ к власти – отсутствие доступа к власти;

ответственность – безответственность;

конфликт – урегулирование конфликта;

автономность – контроль.

Эти аспекты выступают в качестве точек континуума, в одной из которых проявляется тема человека-социального в контексте проблемы «человек и общество». Социальное бытие человека, возможность – невозможность реализации социальной жизни, феномены и механизмы отчуждения человека от социальной жизни – все это составляет философскую проблематику теории социальной работы. Человек-социальный в концептах социальной работы понимается как уязвимый субъект, представитель определенной уязвимой группы. Проблемное поле данного субъекта осмысляется на макроуровне, в контексте превентивных, оперативных и долгосрочных стратегий профессиональной деятельности. Для каждой группы общая тема, как, например, нищета, имеет самостоятельное значение, несмотря на то, что ее общие аспекты – качество жизни, питание, занятость, жилищные условия, доступ к здравоохранению и медицине – характерны для всех уязвимых групп.

Таким образом, тема «человека-нуждающегося» предстает в социальной работе в различных проявлениях и понятийном многообразии, отражая различные уровни ее осмысления, от микро- и мезо-, до макро- и мего- уровней. Это лишний раз показывает сложность научного осмысления человека, который предстает и как реальный индивид со своими конкретными социальными запросами, и как уникальное явление индивидуальных проявлений и типологических особенностей, и как представитель определенного исторического времени и конкретной культуры, и как субъект со специфическими эмотивными проявлениями, отношениями и связями. Однако, на каких бы уровнях не был бы сформулирован запрос клиента, теория социальной работы определяет его положение в системе бытия и обще­ственного мира как «человека-нуждающегося». Из этого концепта выстраиваются все техники поддержки, все методы помощи, а также методологические схемы осмысления теорий социальной работы.

«Человек-помогающий» – философские основания альтруистического поведения.

Социальный работник в контексте исторического процесса олицетворяет собой культурно-исторический паттерн помогающего субъекта. Помогающий субъект появляется в концептах помощи во всех мифологических, религиозных, философских и этических системах. Философской основой концепта помощи являются представления о судьбе, предопределении жизненных стратегий человека, развивавшиеся в более древних, чем античные, культурах. Именно там зародились взгляды о таком типе отношений между субъектами, когда одна сторона является активной, определяющей, а другая – пассивной, определяемой. Этот тип отношений будет осмысляться не только через философские и религиозно-этические доктрины, но и развиваться в общественной практике помощи и защиты уязвимых слоев населения, формируя в различные исторические эпохи паттерны помогающих субъектов.

Однако концепт помощи, раскрываясь через многомерное и сложное понятие судьбы, имеет индивидуальную понятийную определенность. С понятием судьбы связан достаточно конкретный круг представлений о человеческом участии, нравственном идеале человеческого поведения в отношении социально уязвимых субъектов, «обделенных судьбой». Именно в этом контексте особое значение приобретает понятие «событие». В различные исторические эпохи оно понимается в своей нравственно-этической определенности. Событие как символ, знак судьбы определяет позиции активных и пассивных субъектов в историческом процессе, определяет нормированное поведение, границы поддержки, паттерн помогающего субъекта.

В античности судьба определяет силу, обладающую высшей властью над человеком, определяющую жизненный путь личности во всей его неповторимости. Только древнегреческие боги, когда они выстраиваются в определенный пантеон с иерархической упорядочностью, становятся носителями определенных функций, предстают в виде своеобразных «социальных сил», определенным образом влияющих на жизненный сценарий человека. Так, в гомеровском эпосе Афина дает наставление Одиссею обнять колени царицы Ареты (чье имя означает «добродетель»), чтобы она помогла ему вернуться домой. Афина же превращает Одиссея в старого нищего, чтобы он не был узнан, она же помогает ему победить женихов. Боги как охраняющие мир отдельного человека и его частную жизнь предстают в качестве различных помощников. Например, Аполлон не только был покровителем изящных-искусств, но и охранял посевы, стада, был богом исцеления и отвратителем бед (способствовал осуществлению витальных потребностей человека). Исцеление недугов приписывалось таким богам и богиням, как Асклепий, Исида, Сарапие. Чтобы обеспечить легкие роды, древние греки призывали Артемиду, Илифию, Юнону, Лунину. Герои – полубожественные существа, которые еще более активно вмешиваются в судьбы людей, полиса либо отдельного человека. Они помогают при болезнях и несчастьях, оказывают помощь в битвах и других событиях. Событие при этом принимается объектом помощи как нечто неотвратимое, где за изменениями стоят злые силы, проклятия, рок, трансформирующие жизненный путь человека. Всему этому противодействует герой. Он как бы реализует принцип дополнительности, уравновешивает баланс сил, несет позитивное начало. Тем самым в социальной жизни восстанавливается принцип каллогатии, физической и нравственной добродетели. Подвиги Геракла, Прометея, Ясона и других иллюстрируют это положение. Событие – это механизм, приводящий в действие внутренние установки античного человека, где в качестве «мотивов поведения» помогающих субъектов выступают принципы «подражания лучшим и соперничество». Стремление к первенству, желание быть лучшим среди многих, боязнь показаться глупым и смешным – основные ценностные доминанты античности, традиционно определяемые в западной антропологии как «культура стыда». Поэтому первенствовать не только на поле брани, в спорте, но и в социально значимых акциях, затмить своих предшественников – вот ценностный смысл филантропической деятельности античного человека. Боги, герои, сонифицированные человеческие идеалы, сублимированные в антропоморфных формах, непременные участники социальной жизни людей. Они – субъекты помощи, «участники судьбы», чья филантропическая деятельность осуществляется в мифологиях культуры стыда.

Христианство осмысляет идею судьбы в качественно иных концептах. Человеческое бытие определяет не пространство полиса, как это было в античной цивилизации, а мир Церкви, где «христианин в Церкви Христа живет в благодати Христа». «Культура стыда» сменяется «культурой вины», где на первый план выходит внутренняя система ценностей и оценка поведения «судом совести». Судьба как концепт человеческой жизнедеятельности входит в пространство Высшего Блага наряду с провидением, милосердием, спасением и другими категориями провиденциального порядка. Отсюда идея судьбы в христианских подходах осмысляется как идея спасения души. «Событие» тождественно «со-бытию», и пассивная личность, социально ущербная, в этой связи имеет свой концепт существования, оправдания и защиты. Co-бытие богатых и бедных, обусловлено их предназначением друг для друга. Мифологема социального мира обосновывает существование помогающего и нуждающегося субъектов исходя из их со-бытийности. Бедные необходимы богатым, чтобы богатые милосердием могли искупить свои грехи, богатые же нужны бедным, чтобы те могли кормиться возле них. И те и другие выступают защитниками друг друга перед Богом, и те и другие во взаимослужении друг другу достойны спасения, эти аксиоматические принципы становятся основой концепции милосердия.

Христианская парадигма поддержки и взаимопомощи вырабатывает определенные «правила спасения», определяет, что следует делать, а что нет. Концепты милосердного поведения становятся основанием акций и поступков «человека-помогающего». Правила и принципы милосердия определяются через серию поступков и деяний, которые могут быть направлены на различные нужды субъекта. При этом различаются два уровня помощи: милости духовные и милости телесные.

Паттерн помогающего субъекта распространялся от добропорядочного христианина ремесленника до богатого сюзерена. Их помощь человеку-нуждающемуся была спонтанна и аффективна, и она не была связана с выяснением истинных мотивов просящих подаяние. Однако институт монашества, основной помогающий субъект, имел свою идеологию поддержки. Культура практического милосердия, культ труда, «святая простота», образованность как основополагающая добродетель являлись главными слагаемыми социального христианского служения. Христианское служение предполагало практическое осуществление заповеди Христа о милосердии, оно выдвигало определенные нормированные требования к действиям и поступкам священников, устанавливало исходные ценностные позиции помогающего субъекта.

В актах христианского милосердия впервые ставится знак равенства не только между бытием человека и небытием, богатством и бедностью, но, самое главное, намечается отход от «коллективной ментальности», что порождает формы индивидуальной защиты и поддержки. Осознание собственного «Я», развитие самосознания и личности заложило в «культуре вины» иные парадигмы помощи и поддержки, которые находят свое отражение в парадигме «солидарности».

Философские основания парадигмы «солидарности» актуализируют концепты бедности и выдвигают новую идею, идею свободы и прав человека. Причем бедность, в отличие от христианского концепта, рассматривается не как «благо», а как несправедливость, как проявление права сильного над слабым. Однако такое со-бытие субъектов противоречило идеалам социального устройства, основанного не на Божественных заповедях, а на принципах свободы, равенства, братства. Философия милосердия уступает место философии альтруизма, где конечной целью морального действия является благо других людей. Концепт судьбы и справедливости в контексте проблем бедности осмысляется не с фаталистических оснований, а с позиций естественных прав человека, когда индивидуальные права на жизнь и свободу являются главными мотивами помощи и поддержки индивиду. Концепции естественных прав человека, их обоснование и определение первоначально связывают с идеями экономической помощи и солидарности, что находит отражение в деятельности благотворительных организаций. Именно здесь «человек-помогающий» начинает осуществлять свою деятельность не на основе импульса или аффекта, а на основе рациональных принципов общественного блага и социальной полезности. Забота о «человеке-нуждающемся» выдвигает определенные требования, связанные с философией деятельности, включающей в себя не только умения и навыки, но устанавливающей принципы взаимодействия. Принципы взаимодействия «человека-помогающего» с «человеком-нуждающимся» не могут уложиться в христианские каноны милостей духовных и телесных. Ибо даже пассивный субъект, «обделенной судьбой», имеет актуализированное «Я», осложненное ценностными мифами классовой и групповой принадлежности, идентифицирует свою ситуацию в контексте социальных прав, свобод и гарантий. В идеологии поддержки событие отождествляется с ситуацией, оно не несет в себе тот драматизм отношений, который у античного человека был связан с роком, а в христианстве с Провидением. «Событие – ситуация» обретает характер индивидуальной или социальной детерминированности, а следовательно, «человек-помогающий» имеет возможность не только познавать «судьбу» конкретного человека, но и, облегчая страдания, изменить сложившийся жизненный сценарий. Концепция философии развития – это и есть та новая мифология «человека-помогающего», сформировавшаяся в практике добровольных помощников.

Однако бедность, в частности ее крайняя форма – пауперизм, заставили выступить в качестве субъекта помощи не только добровольных помощников, но и государство. Перед государством встала необходимость не только выступать в качестве помогающего субъекта, но и обосновывать доктрину коллективной заботы и ответственности перед «человеком-нуждающимся». Исходя из концептов той политической системы, которая исторически обусловлена развитием данного общества, либеральные, репрессивные, социалистические, социал-демократические, капиталистические системы по-своему определяют концепты социальной справедливости, законности, гражданские и политические права человека. Социальная политика как стратегия реализации прав человека становится не только концептом, определяющим судьбу отдельного человека, но и основанием альтруистического поведения помогающего субъекта, которым начинает выступать профессионал. Профессионал как новый паттерн «человека-помогающего» осуществляет свою миссию в контексте коллективных действий и индивидуальных акций. Ценности профессии и требования общества являются тем диалектическим противоречием, где формируются новые принципы альтруистического поведения «человека-помогающего».
Контрольные вопросы


  1. Каковы парадигмы философии социальной работы?

  2. Охарактеризуйте модели гуманизма и позитивизма в социальной работе.

  3. Каково содержание моделей утопизма и профессионализма в социальной работе?

  4. Раскройте философские ценности социальной работы.

  5. Что включает метауровень ценностей социальной работы?

  6. Что включает макроуровень ценностей социальной работы?

  7. Что включает мезауровень ценностей социальной работы?

ГЛАВА 3. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА КАК ВИД

СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
3.1. Социальная работа как профессиональный вид

деятельности
Изменение и развитие социальной действительности осуществляется в процессе жизнедеятельности, т.е. активного отношения личности к окружающему миру, его познанию и преобразованию. Человеческая деятельность делиться на экономическую, социальную, культурную и др.; прогрессивную и реакционную; закономерную и незакономерную; моральную и аморальную; творческую и нетворческую и т.д.

Социальная работа представляет особый вид деятельности, цель которой – удовлетворение социально гарантированных интересов и потребностей отдельных личностей, а также различных групп населения.

Социальная работа – особый вид деятельности. Почему? Потому что социальной работой называется деятельность, направленная на оказание помощи людям, нуждающимся в ней, не способным без посторонней помощи решать свои жизненные проблемы.

Социальная работа может быть профессиональной и непрофессиональной. Профессиональная социальная деятельность включает: содержание, характер труда, профессионализацию, специализацию. Признаками профессиональной деятельности является совокупность знаний, навыков, умений, приобретенных в период обучения в вузе.

Социальная работа включает и компоненты непрофессиональной деятельности, например заботу, благотворительность, милосердие.

Следовательно, социальная работа может быть профессиональной и непрофессиональной. Началом профессиональной социальной работы в России признан 1990 г. Однако непрофессиональная социальная работа складывается много раньше, прошла три этапа.

Первый этап – развитие благотворительности после крещения Руси. Духовенство занималось общественным призрением: строили церкви, школы, училища, устраивали для бедных людей пиршества на княжеском дворе, раздавали хлеб, рыбу, мясо, овощи нищим и убогим. На Руси складывается правовая основа социальной помощи детям и женщинам. Так в «Русской правде» рассматривались вопросы о разделе наследства между детьми (в пользу младшего сына) и вдовствующей матерью, её нельзя было прогнать со двора и отнять то, что было передано ей супругом. Восемь из 37 статей «Русской правды» были посвящены вопросам детской защищенности.

Второй этап – возникновение и развитие системы общественного призрения. Вокруг монастырей складывались целые слободки, население которых жило за счет милостыни.

Петр I считал необходимым развернуть борьбу с попрошайничеством. Просящих и дающих милостыню наказывали кнутом. Петр I вводит общественное призрение – больницы, богадельни, сиротские, смирительные дома для призрения незаконнорожденных младенцев.

В начале 20-х гг. XVIII в. изданы указы о призрении младших офицеров, это праобраз российского пенсионного законодательства. При Екатерине II в основном сложилась система общественного призрения. Екатерина пишет в Указе: «Заниматься надо образованием ума и нравов». Сложилась система общественного призрения, были созданы приказы общественного призрения по устройству народных школ, сиротских домов, больниц, аптек, богаделен, домов для неизлечимо больных. Складывается добровольно-обязательное попечительство.

Третий этап – послереволюционный и советский периоды. Складывается государственная система социального обеспечения – инвалидов, стариков, сирот, вдов. Государственное обеспечение было нацелено на материальное обеспечение и обслуживание всех граждан в старости, по болезни, многодетных семей.

Социальная помощь нуждающимся сводится к формам филантропии (благотворительности, покровительству социально незащищенным).

Благотворительность – оказание частными лицами или организациями безвозмездной помощи нуждающимся.

Милостыня – древнейшая форма проявления гуманного отношения к человеку, выраженная состраданием убогим и нищим.

Призрение общественное и просто призрение. Общественное призрение осуществляется государством, церковью, обществом, просто призрение – это внимание, сочувствие, милосердие. На Руси призрение сначала осуществляется церковью, затем становится функцией государства.

К сожалению, в России в настоящее время благотворительная деятельность не получила такого распространения, как в странах Запада. В США эта деятельность (третий сектор экономики) осуществляется более миллионом организаций. В России о социальной работе пишут Н.А. Бердяев «Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии» (1918 г.), П.А. Сорокин «Социальная и культурная мобильность» (1927 г.) и «Человек. Цивилизация. Общество» (1992 г.).

В 90-е годы XIX в. в Великобритании организуются лекции, практическая работа по благотворительности. В начале XX в. в Европе и Америке были открыты 14 школ социальной работы.

Любая деятельность, в том числе и социальная работа, имеет свою структуру. Социальная работа представляет целостную систему.
3.2. Объект и субъект социальной работы
Объекты социальной работы возникают и формируются объективно, под влиянием социально-экономических условий жизни, но формируются политическими и другими социальными институтами, т.е. являются надстройкой.

Объект – это часть объективной реальности, которая взаимодействует с субъектом.

Рассмотрим содержание понятия объект социальной работы. Это люди, нуждающиеся в помощи: старики; пенсионеры; инвалиды; тяжелобольные; дети; люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию; подростки, оказавшиеся в дурной компании, и др.

Таких в России несколько десятков миллионов. Следует помнить, что каждый из этих десятков миллионов людей со своей индивидуальностью, со своим складом ума и сложной биографией. Это требует от социального работника чувства такта, сострадания, терпеливости, умения понять проблему другого человека.

Таким образом, объектом социальной работы являются все люди. Ученые предлагают следующую классификацию объектов социальной работы:

1. Состояние здоровья не позволяет самостоятельно решать жизненные проблемы.

2. Служба и труд в экстремальных социальных условиях (участники войны, вдовы и матери военнослужащих).

3. Пожилой, пенсионный возраст людей.

4. Девиантное поведение в его различных формах и видах (дети девиантного поведения; дети, испытывающие насилие взрослых; лица, вернувшиеся из мест лишения свободы; в семье употребляют наркотики или алкоголь).

5. Трудное, неблагополучное положение различных категорий семей (дети сироты; многодетные семьи; родители, не достигшие совершеннолетия; конфликтные семьи).

6. Особое положение детей (сиротство, бродяжничество, безнадзорные дети).

7. Бродяжничество, бездомность (без определенного места жительства).

8. Правовое положение лиц, подвергшихся политическим репрессиям.

Субъекты социальной работы – это люди и организации, которые ведут социальную работу и управляют ею.

Главным субъектом социальной работы являются люди, занимающиеся социальной работой профессионально и на общественных началах. Профессиональных работников не так много, в мире их насчитывается примерно 550 тыс. человек. Эти люди имеют дипломы, им официально присвоена специальность «Социальный работник». Основную нагрузку выполняют непрофессиональные работники. В Швеции в трех крупных городах 3,5 тыс. профессиональных работников и 46,5 тыс. непрофессиональных.

Среди социальных работников выделяют организаторов или управленцев и практических социальных работников.

Поэтому субъектами социальной работы могут являться:

1. Организации, учреждения, социальные институты, общества:

– государство с законодательной, исполнительной и судебной властью разного уровня. Это Министерство здравоохранения и социального развития, а также исполнительные органы управления социальной работой (краев, областей, республик, городов);

– различные социальные службы: территориальные центры социальной помощи семье и детям; социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних; социальные приюты для детей и подростков; центры психологической помощи по телефону.

2. Общественные, благотворительные и другие организации и учреждения:

– профсоюзы, отделения Детского фонда, общества Красного Креста, частные социальные службы.

Негосударственными благотворительными организациями в России являются: Московский Дом милосердия, благотворительные организации «Сопричастность», «Душа человека» (Москва), Ассоциация помощи беженцам (Санкт-Петербург) и др. Благотворительная деятельность осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

3. Люди, занимающиеся практической социальной работой профессионально или на общественных началах.

В мире около 500 тыс. профессиональных социальных работников, а занимающихся социальной работой на общественных началах принято считать, когда один социальный работник обслуживает 10-15 человек.

4. Преподаватели, а также те, кто способствует закреплению знаний, умений по социальной работе (практические работники, где проходят студенты практику).

5. Исследователи социальной работы кафедры вузов, лаборатории, аспирантуры.
3.3. Функции социальной работы
Содержание социальной работы вытекает из её функций. Функции социальной работы:


3.4. Структура и уровни социальной работы
Структурой называется совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих сохранение его основных свойств.

Структура социальной работы представляет систему взаимосвязанных компонентов: субъект, содержание, цель, объект, средства, функции, управление.

Управление как структурный элемент социальной работы включает оценку состояния объекта, планирование, выработку и принятие решения, учет и контроль, материально-техническое обеспечение, подбор, подготовку и воспитание кадров социальной работы.

Чтобы управление социальной работы было успешным, социальным работникам надо представлять социальную структуру общества, систему управления страной, права и обязанности клиентов, знать законодательство по вопросам социального обеспечения и помощи, основы социологии, социальной психологии, педагогики, социальной работы.

Следует отметить, что управление социальной работой имеет дело с особой категорией людей, остронуждающихся в постоянной помощи, внимании и понимании.

Следовательно, структуру социальной работы составляют – объект, содержание, средства, управление, субъект. Но структура это еще не система, деятельность становиться системой, когда её компоненты связываются в единое целое при помощи функций и целей.

Что же такое цель? Цель – это образ предмета, который человек хочет получить в результате своей деятельности.

Некоторые исследователи выделяют два аспекта социальной работы: решение повседневных, неотложных проблем клиента и решение задач в перспективе, т.е. предвидение и предотвращение острых социальных проблем (безработица, нищета, различные социальные заболевания).

Эти два аспекта социальной работы связаны и обусловлены социальной политикой государства. Цель социального работника – удовлетворить потребности своих клиентов.

Цель связывает компоненты социальной работы в единое целое, делает их единой системой. Следует также подчеркнуть, что все компоненты структуры социальной работы необходимы.

Любой вид социальной работы предполагает определение особенностей объекта, подбор субъекта, выбор средств, адекватное управление, основные цели, предпочитаемые функции. Нарушение отдельного компонента социальной работы ведет к ослаблению и разрушению системы.

В России только складывается система социальной работы. Следует сказать об организации системы социальной работы в вертикальном и горизонтальном срезах. Возглавляет эту систему Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Подобные Министерства есть в республиках. В краях, областях, городах, районах имеются соответствующие им управления и отделы. В них находятся службы социального обеспечения, страхования, комиссий социальной помощи и защиты в органах здравоохранения, народного образования, спорта и т.д. Также функционируют общественные организации, также представляющие связанную сверху донизу вертикальную структуру.

Все эти государственные и общественные организации на горизонтальном уровне связаны и взаимодействуют между собой.

Мы уже отмечали, что система социальной работы тесным образом переплетается с другими социальными системами: экономикой, политикой, правом, культурой, этикой, экологией, и т.д. Действительно связь системы социальной работы с другими системами поднимает социальную работу на высокий уровень общественной культуры, делает общество более гуманным, ставит человека в центр общественной жизни.

Взаимодействие социальной работы с другими общественными системами представляем в следующей схеме.


Другие

общественные

дисциплины

Экономика

Политика


Право

Социальная

работа



Этика



Экология



Здравоохранение



Эстетика
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации