Фазлаллах Рашид Ад-Дин. Огуз-Наме - файл n1.doc

приобрести
Фазлаллах Рашид Ад-Дин. Огуз-Наме
скачать (605 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc605kb.26.08.2012 18:13скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5

ФАЗЛЛАЛЛАХ РАШИД АД-ДИН

ОГУЗ-НАМЕ


ВВЕДЕНИЕ

В последние годы исследователи стали уделять большое внимание как комплексному, так и поэтапному изучению исторического развития народов в докапиталистических обществах. Сохранившиеся письменные памятники Востока своеобразно отражают процесс формирования социально-экономической и политической истории древних народов, в том числе тюрок, и содержат сведения, которые почему-либо были обойдены вниманием исследователей.

Советская историческая наука имеет большие достижения в деле изучения таких памятников. Опираясь на передовую марксистско-ленинскую методологию, советские историки создали ряд оригинальных работ по отдельным проблемам истории этих народов, а также труды, охватывающие их общую историю. Вместе с тем, многие уникальные и важные, с научной точки зрения, сочинения персо-, арабо-, тюркоязычных авторов средневековья остаются доступными лишь весьма узкому кругу специалистов.

Таким образом, богатый фактический материал, необходимый для объективной характеристики общих закономерностей и специфики развития народов Востока, остаётся закрытым для более широкой аудитории в силу языкового барьера, лишенной возможности пользоваться сочинениями средневековых авторов. Между тем изучение и издание каждого памятника, независимо от его характера — будь то легендарные или вымышленные рассказы о подвигах, тенденциозная или бесстрастная фиксация событий, аккумулировавшая в себе всю доступную предшествующую сумму знаний, — является своего рода научным событием и становится предпосылкой для дальнейших изысканий. В свете требований [4] современной исторической науки, уровня и состояния советского востоковедения большое значение имеет введение в научный оборот конкретных памятников письменности народов Востока, призванных расширить источниковедческую базу обобщающих исследований II позволяющих восстановить ранний этап развития средневековые обществ в контексте всемирной истории.

Огузы, которые с XI в. носят название туркмен, являются предками тюркских народов, живущих ныне в Азербайджане, Туркмении, Иране, Турции и Ираке. Из их среды вышли также представители династии Сельджукидов и Османов. Только часть огузов, обитавших в степях к северу от Сырдарьи, проживала в городах, и эти оседлые огузы, не принимавшие участие в военных походах, презрительно именовались степняками-ятуками.

Хотя эта характеристика и условна, все же любопытно отметить, что Сельджукскую империю создали именно кочевые, а не оседлые огузы. Однако, после сражения и победы у Малазгирда в 1071 г., завоевав Анатолию, кочевые огузы сами стали переходить к оседлой жизни. Наряду с этим в XI же веке Анатолию стали заселять многочисленные тюркские племена, бежавшие от монгольского нашествия. А когда разбитое государство Сельджуков было подчинено монголами и оседлые ятуки стали подвластны новым правителям, кочевые тюркские племена, т. е. туркмены, вступили в длительные схватки с монголами 1.

Среди письменных источников, в которых наиболее полно отражена ранняя история тюркских племен, безусловно, исключительно важное место принадлежит фундаментальной и единодушно признанной классической «Джами' ат-таварих» («Всеобщей истории» или «Сборнику летописей») мусульманского историка XIV в. Фазлаллаха Рашид ад-Дина (ум. в 1318 г.) 2. В ней впервые история огузов излагается в контексте всемирной истории, и это свидетельствует о том, какое большое значение придавалось во времена Рашид ад-Дина огузским племенам как предкам исламских тюрок Переднего Востока. Особенностью «Истории огузов» или как ее называли полностью «Истории огуза и его потомков, а также упоминание о султанах и владыках тюрок» является то, что она основана не на письменных источниках», [5] а представляет собой произведение устного народного предания, в котором переплетаются легенда и реальность. Эта специфика определяет и строго избирательный подход к данному источнику, который следует рассматривать не только в плане памятника, относящегося к области фольклора, каковым он воспринимался, но и как важный исторический источник.

Легендарная история Огуза, как литературный памятник тюркских народов, разрабатывалась многими учеными. Больше всего анализировался стихотворный вариант «Огуз-наме», ибо самобытный характер эпоса, богатство языковой и поэтической структуры привлекли внимание исследователей с момента появления этого памятника.

Первым на него обратил внимание немецкий ученый Дитц Ф., сделавший фрагментарный перевод текста «Огуз-наме» на немецкий язык 3. Работа над стихотворным текстом «Огуз-наме» продолжалась много лет и к ней обращались многие исследователи в разных странах. Начиная с Радлова В. В.,4, Бартольда В. В.,5, Риза Нура 6, Пелльо П. 7 и Банга В.8, которые положили начало изучению «Огуз-наме» как эпического сказания, филологические особенности памятника, его поэтическую форму и ритмику очень детально разработали Оркун X. Н.,9 Щербак А. М.10, Эраслан К.11 и Кононов А. Н.12.

Работы вышеперечисленных авторов в известной мере облегчили нашу задачу рассмотреть «Огуз-наме» как фрагмент «Всеобщей истории», в котором своеобразно освещаются исторические реалии.

На истории написания «Джами' ат-таварих» подробно остановился Бартольд В. В. в рецензии на книгу французского ориенталиста Блоше Э. (1870—1937 гг.) «Введение в «Историю монголов» 13. Полный список «Джами' ал-таварих», как известно, до нас не дошел, но и отдельные его части (как изданные, так и рукописные) включают ценный и уникальный материал—в буквальном смысле слова он собран усилиями представителей многих народов, в том числе и европейцев. Специальный раздел с изложением истории монголов, где имеются две части (баб) о тюркских и монгольских племенах, входит в первый том сочинения, начатый по приказу Газан-хана в 700/1300—01 г. и завершенный[6] уже при Улджайту в 710/1310 гг. 14. Появлению этого труда в немалой степени способствовала и политическая ситуация на Ближнем Востоке, где по определению Петрушевского И. П., «тюркские династии, еще с XI в., поощряли появление исторических трудов, в которых учитывалась бы история тюркских племен на основании их традиций» 15.

Огузы, как и многие кочевые народы, придавали большое значение генеалогии рода и его организации. сохраняя их в устной традиции. Названия почти 24-х огузских племен, известных в среднеиранской письменности, поименно перечислены в известном словаре Махмуда Кашгарского, созданного в XI в. 16. И лишь только у Рашид ад-Дина генеалогия рода огузов нашла свое относительно четкое и стабильное оформление.

Рассматриваемый нами фрагмент «Джами' ат-таварих», известный в научном мире как «Огуз-наме», хранится в Стамбуле в библиотеке Топкапу (фонд Багдад Кешкю) под № 282 в составе Маджму'а-u Хафиз-и Абру 17. лл. 590-601б и 641а 18. Вся рукопись переписана одной рукой каллиграфическим насталиком. Начало рукописи (л. 590б): «Бисмиллахи ар-рахмани-р-рахим. Муваррихан-и атрак ва равийан-и чалак чинин такрир микунанд ки Нух алайхи-с-салам чун руб'и маскун бар фарзандан кисмат микард пасар-и-махин Иафас ра нам зад Машрик ва Туркистан ва ан худуд кард...».

«Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Тюркские историки и велеречивые передатчики сообщают: когда пророк Ной (Нух), да будет мир над ним, делил обитаемую часть земли между своими сыновьями, то старшему сыну, которого звали Йафет (Йафас), он отдал восточные страны вместе с Туркестаном и тамошними краями».

Конец рукописи (л. 641а): «Хамчинин дар вакт-и тафаррук-и Угуз ва паракандаги-йе Шах-Малик амири аз устухан-и Йазыр ва пасаран-и Алихан... тараф рафтанд ва тамам-и йурт-и худ би Хисар-Таг пандахтанд ва анджа сакин ва муваттан шунданд ва хануз аулад ва акаб-и ишан дар ан дийар мауджудан Аллах а'лам. Там шуд шарх-и ахвал-и Угуз ва акаб-и ва рукн-и салатин ва мулук атрак би тауфик-и Аллах ва-с-салам».

«Кроме того, когда огузы разделились и рассеялись, один из беков Шах-Мелика, бывший из колена Йазыра, [7]

а также дети Али-хана... отправились в сторону Йазыра. Они избрали своим местопребыванием и юртом Хисар-Так и поселились там. В том краю до сих пор живут их дети и внуки. Закончилось, с помощью Аллаха, повествование об Огузе и его потомках и упоминание о тюркских султанах и владыках. И все».

Текст 21 Х 16. Пагинация европейская. 31 строка, за исключением л. 590б-25 строк. Начала глав выделены. Содержание рукописи:

л. 590б 

Вступление.

л. 591а 

Сражение Огуза с отцом, дядьями, родственниками и близкими и победа Огуза над его врагами

л. 591а-б

Поход Огуза для завоевания вселенной и отправление им посольств в различные страны.

л. 591б-592а

Сражение Огуза с племенем Кыл-Барака

л. 592а-б

Поход Огуза на Страну мрака и положение этого края.

л. 592б 

Огуз отправляет послов в Ширван и Шемаху.

л. 593а

Поход Огуза в сторону Аррана и Мугана.

л. 593б-594а

Поход Огуза в Дийарбакр и Шам через Курдистан.

л. 592а-б

Отправка Огузом своих сыновей с войсками в направлении Рума и франков.

л. 594б

Сражение сыновей Огуза, находящихся в Руме. Подробности того, как они встретились с армией Рума.

л. 594б-595а

Поход Огуза со своей армией на Дамаск и его округи.

л. 595а

Поход Огуза на Египет, его прибытие туда и обращение их в иль.

л. 595а-б

Поход Огуза на Багдад, Басру и соседние края. [8]

л. 595б

Отправка Огузом своих сыновей в сторону Фарса и Кермана и их областей.

л. 595б-596а

Огуз отправляет послов в Ирак Персидский.

л. 596а

Поход Огуза в Мазандаран, его сражения там и завоевание им Мазандарана и других вилайетов: Гургана, Дихистана, Хорасана и Кухистана.

л. 596а-б

[Возвращение Огуза на родину и последние годы его жизни].

л. 596б-597а

Царствование сына Огуза Гюн-хана.

л. 597б-599а 

Огузские ябгу после Гюн-хана

л. 599а-601б

Падишахство Бугра-хана сына и

641а

Кара-хана и его восшествие на престол государства.

Исключая статью Бернштама А. Н. 19, как исторический источник «Огуз-наме» детальному исследованию пока не подвергался. Между тем материал, который «Огуз-наме» предоставляет историкам, весьма богат сведениями о завоевании тюрками-огузами стран и областей Северного Китая, Туркестана, Тибета, Индии, земель по обе стороны Уральского хребта, в нижнем течении Эмбы, Урала и Волги, на юге России, Северном Кавказе, Закавказье, Иране, Анатолии, Ираке, Сирии, Египте. В «Огуз-наме» вместились многовековые, существовавшие до составления обобщающей версии дастана, предания и легенды об Огузе. Огромные пространства и множество стран, где распространялась легенда об Огуз-кагане, бытование ее у многих народов, говорит о том, что дастан этот является продуктом устного творчества различных народов и народностей, и в первую очередь, исторических народов. В дастане изложено много материалов и свидетельств, начиная с древнейшего периода истории кочевых народов, когда началось формирование патриархальных отношений. Еще А. Н. Бернштам зафиксировал в «Огуз-наме» пять эпох исторического процесса на Востоке: формирование патриархальных отношений; формирование классовых отношений; [9] гуннская эпоха; тождество с Модэ 20; тюркская эпоха VI—VIII вв. и печенего-половецкая эпоха IX— XII вв. 21.

Легендарная версия об Огузе на протяжении многих веков подвергалась синхронной модернизации, вбирая в себя отзвуки походов огузских племен, сельджуков, хорезмшахов и монголов под предводительством Чингиз-хана.

Самое раннее сообщение о дастанах об Огузе (я Деде Коркуте) мы находим в сочинении мамлюкского историка Абу Бакра ибн Абдаллаха ибн Айбека ад-Да-вадари (ум. в 1332 г.) «Дурар ат-тиджан ва гурар тава-рих аз-заман» («Жемчужины венцов и все отборное в летописях времени» 22. Текст этого сообщения следующий: «Я хочу изложить здесь рассказ о появлении и выступлении этого племени (тюрки) и рассказать об их делах. Это — краткое изложение того, что встретилось мне в книге, написанной на их родном (уйгурском) языке и называемой «Улу-хан ата Битикчи», смысл и значение которой «Книга о великом владыке отце». С этой книгой не расставались тюрки-монголы, кыпчаги и они относились к ней с таким же большим почтением, как другие тюрки относились к книге, которую они называли «Огуз-наме». Они передают эту книгу от поколения к поколению. В этой книге повествуется о начале их (огузов) истории, их появлении, а также излагается жизнеописание их первого и самого великого владыки Огуза».

Трудно определить, где и когда была написана «Огуз-наме», о которой говорит ад-Давадари. Нам кажется, что она могла появиться в Анатолии или в Азербайджане в начале XIV в. в правление ильханида султана Махмуда Газана (1295—1354 гг.) или же при его преемнике Улджайту (1304—1317 гг.). Этому способствовало, в первую очередь, наличие уйгурской письменности, духовная и культурная жизнь при дворе Ильханов. Именно наличие уйгурского дастана об Огуз-кагане явилось предпосылкой появления истории тюрок и повести об Огузе.

Как и все «Истории», из которых состоит труд Рашид ад-Дина, история огузов имеет свое название: «История Огуза и его потомков, а также упоминание о султанах и владыках турок» 23. И хотя эта история базируется на [10] устных преданиях и сказаниях, в которых соединены смеете легенды и реальные факты, «Огуз-наме» представляет собой ценнейший материал как исторический источник по начальной истории не только тюркских народов, но также и народов стран и областей, куда проникали огузские племена.

«Огуз-наме» не является результатом творчества какого-то одного определенного народа. Это источник, в котором отражены исторические реалии, связанные с многими народами, и, в первую очередь, конечно, тюркскими.

Для исторического анализа событий, о которых идет речь в дастане об гузах, нам прежде всего необходимо составить генеалогическую таблицу владык. Таблица эта составлена на основании данных «Огуз-наме» Ра-шид ад-Дина и «Родословной туркмен» Абу-л-Гази 24.

Огуз-наме

Родословная туркмен

   Ной

Ной




Иафет (250 лет) 25




Тюрк 26

1. Иафет (Олджай-хан) 27

Тутек (250 лет) 28

2. Диб Йавку-хан 30

Абулджа-хан ("царствовал много лет") 29




Бакуй Диб-хан ("царствовал много лет") 31




Гёк-хан ("царствовал много лет") 32




Алынджа-хан ("царствовал много лет") 33




Могол-татар 34

3. Кара-хан

Кара-хан 35

4. Огуз-хан (жил 1000 лет) 36

Огуз-хан ("царствовал 116 лет") 37

5. Гюн-хан (жил 70 и царствовал 70 лет) 38

Гюн-хан (70+70 лет) 39




Кайы-хан (23 года) 40

6. Диб Явкуй-хан (? лет)

Диб Бакуй-хан (120 лет) 41

7. Курс Явкуй-хан (30 лет)

Кузы-Йавы-хан (30 лет)

8. Кору Ясак Явкуй-хан. (90 лет) 42




9. Инал Явкуй-хан (120 лет) 43




10. Иналсыр Явкуй-хан (7 лет)

Инал-Йавы-хан (7 лет) 44

11. Ала Атлы Кеш Дернеклю Кайи Инал-хан 45

Дуйлы Кайи-хан ("царствовал много лет")

12. Коль-Эрки-хан- Туман-хан (наместник, 32 года)

Коль-Эрки-хан (наместник, 38 лет) 46

13. Туман-хан (100 дней)

Туман-хан (4 месяца)

14. Тикан Биле Эр Бичкен Кайи Явкуй-хан

Канлы Йавлы-хан (90 лет) 47

15. Уладмур Явкуй-хан (75 лет)

Мур Йавы-хан (75 лет)

16. Кара-хан (сын № 14) (22 года)

Кара-хан (40 лет)

17. Бугра-хан (90 лет)

Богра-хан (90 лет) 48




18. Кары-Текин (75 лет) 49

Кузы-Тегин (40 лет)

19. Оюнак 50 (родич) (7 лет)




20. Арслан-хан (70 лет)

Арслан-хан (70 лет)

21. Осман-хан (двоюродный брат) (15 лет)

Осман-хан (15 лет)

22. Эсли-хан (брат № 21) (3 года)

Эсли-хан (3 года)

23. Шабан-хан (22 года)

Шейбан-хан (20 лет)

24. Буран (Туран)-хан (18 лет)

Буран-хан (18 лет)

25. Али-хан (20 лет) 51

Али-хан

26. Шах-Малик (Калыдж-Арслан) (убит)

Шах-Мелик 52

      Керакючи Ходжа

Керанджа-ходжа

      Токсурмыш Ичи

Тогурмыш

27. Тугрул султан (20 лет) 53

Тогрул-хан (20 лет)

28. Дукак (брат № 27) (7 лет)

Арслан-хн (брат) (10 лет)

29. Токуз-Явкуй (12 лет)

Асыл-заде (20 лет)

30. Саман Явкуй

Арслан-хан (10 лет)

31. Агым Явкуй (1 год)




32. Кекём Явкуй (20 лет)

Кукем Бакуй

33. Серенк (брат № 32) (10 лет)

Серенк (10 лет)

34. Себюк-Тегин




35. Махмуд Себюк-Тегин




36. Мас'уд




      Селчук из рода Токсурмыша




      Тогрул-султан *




* Подобная периодизация огузских владык имеется и в турецком переводе стамбульского издания.

Как видно из таблицы, на основании данных Рашид ад-Дина и Абу-л-Гази, ее можно разделить на две части, [14] разделителем является одиннадцатый владыка огузов Ала Атлы Киш Дернеклю Кайи Инал-хан (по Абу-л-Гази: Дуйлы Кайи-хан), время правления которого совпадает с началом деятельности пророка Мухаммада.

Главные события, изложенные в дастане, происходят в промежутке между владычеством Огуз-хана и десятого хана Иналсыр Явкуя. Время это, берущее начало с VII в. до н. э., было весьма длительным и, согласно Рашид ад-Дину, жившему в начале XIV в., оно, начиная от Огуза, длилось около двух тысяч лет. Такое временное пространство можно принять с учетом того, что Рашид ад-Дин прекрасно знал иудейские традиции, согласно которым он и относил историю древних тюрок к VII в. до н. э., когда началось проникновение среднеазиатских племен на запад.

Более интересными в этом плане представляются сведения из «Родословной туркмен» Абу-л-Гази. Он пишет: «От Огуз-хана до [седьмого владыки] Кузы Йавы-хана все так и есть, как мы рассказали. Теперь мы расскажем об Инал-хане. Со времен Инал-хана и до времени, когда мы сочиняем эту книгу (1659—1661 гг. — Р. Ш.) все, что мы расказали, — все достоверно и нет никаких погрешностей. Но сколько лет прошло между Кузы Йавы-ханом, мы не можем определить. А если это так, то следует говорить об этом мало, если же скажем много, может статься, будет ложь: может быть прошло четыре тысячи лет. Кроме того, мы знаем, что Огуз-хан жил во время Каюмарса, а у Инал-хана везиром был Коркут-ата. Потомки Аббаса, младшего брата матери нашего пророка [Мухаммада]» царствовали в Багдаде пятьсот лет. Коркут жил в их времена. Между Каюмарсом и потомками Аббаса прошло пять тысяч лет, Кузы Йавы-хан — пятый потомок Огуз-хана. Теперь считайте сами: сколько лет прошло между Кузы Иавы-ханом и Иналом, ханом Коркут-ата. В настоящее время мы не знаем в подробностях и поименно, кто был, а кто не был за эти упомянутые четыре тысячи лет» 54.

Абу-л-Гази, как видим, не считает твердо установленным время, прошедшее между пятым потомком Огуза Кузы Йавы-ханом и жившим, видимо, в VII—VIII вв. Инал Иавы-ханом. Сам Абу-л-Гази считает Огуза современником легендарного иранского царя Каюмарса, [15] который жил за пять тысяч лет до времени Абу-л-Гази. поэтому представляется неправдоподобным временной отрезок от пятого потомка Огуза к Инал Иавы-хану, который является современником пророка и Аббасидов. Весьма вероятно, что устные переработки дастана произвольно заполняли этот промежуток рядом имен.

Абу-л-Гази пишет, что после Серенка огузы независимого владыку не имели и их племена подчинялись любому правителю, владевшему Хорезмом, Мавераннахром и Хорасаном55. Такое же обстоятельство соответствует и годам восшествия на престол Али-хана, ибо в правление Али-хана и его сына Шах-Мелика государство Огузов перестало существовать.

Говоря о гибели государства Огузов, Абу-л-Гази излагает события под заголовками: «О том, как огузскич иль стал враждовать с Али-ханом. о том, как убили Шах-Мелика, о том, как пошла смута и о том, как иль рассеялся на все четыре стороны» 56. Однако немного ранее Абу-л-Гази говорит что огузский иль стал рассеиваться в годы, когда престол занял Али-хан 57. Эти события безусловно связаны с великим переселением, начавшимся на рубеже Х—XI вв. В этой связи Абу-л-Гази говорит о «моголах», достигших пределов огузското иля. Этими пришельцами могли быть ближайшие родичи огузов, давно ушедших на восток. У ал-Марвази эти пришельцы именуются Кан, Кун и др. и именно они большими массами стали перебираться на запад 58.

Имена, упоминаемые после Али-хана и Шах-Мелика, принадлежат лицам, с которыми встречаемся в различное время и в различных дастанах. Во всяком случае, имена эти вошли в дастан в составе поздних преданий. К сожалению, предания эти включены в дастан безо всякой критики.

Периоды правления ханов в «Огуз-наме» являются спорными и особенно обращает на себя внимание 1000-летняя жизнь Огуза. Абу-л-Гази в этом отношении приводит цифру более приемлемую — 116 лет, отдавая предпочтение данным Рашид ад-Дина, согласно которому периоды правления 36 огузских ханов определялись следующим образом: один хан правил 120 лет, трое — по 90 лет, двое — по 75, двое — по 70, один — 32 или 30 лет. шестеро — по 20—22, один—18, один—15, один— i2, один—10, трое—по 7 лет, один — год и один — всего [16] 100 дней. Упомянутых владык можно разбить на четыре большие группы.

Первую группу составляют первые десять владык. Здесь Огуз-хан и его сын являются владыками в полном смысле этого слова. Огуз-хан является членом этой династии и предком последующих ее членов. Но в этой династии есть двое владык носящих одно и то же имя — Диб Явкуй-хан. Один из них является дедом Огуз-хана, т. е. отцом Кара-хана, а другой, по Рашид ад-Дину, является сыном Кюн-хана. Но по более правдоподобному преданию Абу-л-Гази, Диб Явкуй-хан является внуком Кюн-хана. Один из четырех сыновей первого Диб Явкуй-хана является предком огузов. Остальные трое сыновей отправились на восток, где стали родоначальниками племен, впоследствии носивших название «могол». В период существования этой династии независимо от огузов существуют уйгуры и канглы.

В дастане об Огузе говорится, что племена канглы и уйгуры существовали до Огуза. Эти уйгуры именовались токуз-огурами или токуз-огузами. Хотя кыпчаки, канглы, халаджи и карлуки и показаны как племена, получившие эти имена во время Огуза, однако представляется, что они жили до него. Булгары проходят под именем балгур или балгыр. Есть некоторые предположения, что кыпчаки до Огуза обитали в бассейне реки Урал (Яик).

Династию после Огуза продолжает его сын Кюн-хан. Это говорит о времени, когда огузы были полными властителями земель, тянущихся от Восточной Европы, Передней и Средней Азии до Дальнего Востока.

Второй период начинается, от жившего, по Абу-л-Гази, в эпоху Аббасидов Иналсыр Явкуй-хана. Он начинается с 766 г., когда верховная власть гектюрков в Северной Азии отбирается у них и переходит в руки правителя Карлуков Иналсыр Явкуй. Период этот продолжается Бугра-ханами и заканчивается 1035 годом — временем гибели Шах-Мелика. Дастан об Огузе в это время фиксирует только лица и династии, которые правили среди степных племен, а о правителях гектюрков, уйгуров и караханидов ничего не говорит. Отмечается, что в этот период ханы были выходцами из династии Кайи, что, несомненно, говорит о карлукских ябгу. В этом смысле интерес представляют их имена, особенно[17] такие, как Иналсыр и его преемник Кайи Инал-хан. В составе этих имен есть «инал», что означает «зять владыки», поэтому здесь можно предположить, что или ханы сами были из рода кайи, но являлись ханами под управлением карлукского ябгу, или же, что более вероятно, они были карлуками, но как «иналы» были связаны с династией Диб Явкуй и стали затем ханами. Ведь его преемник, будучи кайи, тоже был «иналом». Весьма возможно, что карлуки связывали себя с огузами именно через «инал» (ство).

Эти правители конечно же были карлукскими ябгу, ибо в середине VIII в. власть у гектюрков отобрали именно уйгуры и карлуки. Муюнгур кагана, основавшего в 747 г. на Орхоне Восточное уйгуро-карлукское государство, называли карлукским каганом 58. Карлукского. ябгу, свергнувшего власть гектюрков и отобравшего верховную власть у Хутуглан (Кют-оглан) кагана, Гардизи называет Илмасын Джабгуе 59. Возможно, что упоминаемый в «Огуз-наме» Иналсыр Явкуй (у Абу-л-Гази: Инал Йавы-хан), который по Абу-л-Гази был современником Аббасидов, является этим Илмасын (Инласын) Джабгуе. Везирами у его преемника Кайи Инал-хана был Деде Коркут из племени баят и беки из племени-байандур и игдыр 60.

В дальнейшем в должности наместника (на'иб) мы видим байандурского бека по имени Кол-Эрки, и первое упоминание об авшарах относится ко времени его нaместничества 61.

В правление сына Кайи Явкуя Уладмур Явкуя восстали подвластные огузам уйгуры, правителем которых был Арыклы Арслан-хан (у Абу-л-Гази: Кара Алп-Арслан).

Вторая династия прекращается правлением бездетного Уладмур-Явкуй-хана (у Абу-л-Гази: Мур Йавы-хан) 62.

Новая, третья династия, начинается с племянника хана, но ее появление кажется насильственным. По Абу-л-Гази, происхождение бугра-ханов неизвестно, однако по Рашид ад-Дину ханы эти происходят из династии Ябгу. У Уладмура Явкуй-хана был брат Кара Алп-Арслан, который был похищен в младенчестве, но повзрослев, он возвращается на родину. Он считается предком бугра-ханов. В дастане об Огузе говорится, что [18] «падишахство» уходит из рода (уруг) Уладмура и переходит к династии, основателем которой был Бугра-хан, что повлекло за собой соответствующие изменения , в государстве. С исторической точки зрения это время совпадает с образованием государства Караханидов в IX в. Но упоминаемые в дастане об Огузе ханы этой династии являются северными бугра-ханами. Рашид ад-Дин же об этих Караханидах не знает.

Местопребыванием правителей этой династии был Кюленк, и только Коры Текин (у Абу-л-Гази: Кузы-Тегин) имел резиденцию в Кары Таласе. Последний хан этой династии Али-хан, вместе со своим сыном Шах-Меликом, восседал на троне в столице своих предков Йенгикенде, расположенном в низкогорьях Сырдарьи 63. Представители этой династии не были потомками «ябгу», а происходили из рода «ханов». Во время Караханидов карлукские владыки уже были изгнаны из бассейнов рек Чу и Талас. Отметим, однако, что карлук Арслан-хан, правивший в Кюленке, опирался на племя сувар. Местоположение столицы этой династии Кюленк определяется в разных районах, где господствовали огузы: в бассейне реки Чу, на берегу правого притока Амударьи — реки Вахш и на месте трех городов в Тохаристане. Кюленк, расположенный в бассейне речи Чу, однозначен Кулану в арабских источниках 64. В китайских источниках он проходит как Цзюйлань 65.

В правление бугра-ханов наблюдается заметное индийское влияние. Есть какая-то связь между индийскими реалиями и именем Кара-хана. Например, султан .Махмуд Газнави (970—1030 гг.) носил имя Кара-хана, а среди потомков Бугра-хана ходили легенды, связанные с Индией. Одна из таких легенд — рассказ о принце, в которого влюбилась его мачеха.

В «Огуз-наме» это рассказ о Бугра-хане и его сыне Коры-Тегине. Сюжет рассказа расхожий: любовная страсть мачехи к пасынку, который эту любовь отвергает. Мачеха клевещет на пасынка, он наказывается, но справедливость торжествует.

Этот сюжет распространен среди многих племен и народов. Он присутствует и в Торе, и в Библии. Но он более подробен в индийских и тюркских легендах и в них он привязан к определенной местности 66. В индийской легенде это — Кунала, сын принца Ашоки 67. Здесь события [19] происходят в Северной Индии, в Максиле — Удисане. В дастанах об Огузе есть такие подробности, которые никто не может представить.

У Абу-л-Гази рассказ об этом событии изложен так: 68 Бугра-хана было три сына, которых звали Иль-Текин,. Коры-Текин, (у Абу-л-Гази: Кузы Текин) и Бек-Текин. Когда умерла их мать Байыр-(Бану) (у Абу-л-Гази:

Бабер-хатун), то Бугра-хан очень сильно горевал. Однако через некоторое время он женится на молодой и красивой дочери бека по имени Гюндисе (у Абу-л-Гази: Эгрендис). Но эта девица полюбила Коры-Текина и однажды сказала ему об этом. Коры-Текин сильно разгневался на мачеху и сказал ей, что наутро он её накажет. Однако мачеха оказалась более проворной и пожаловалась хану на то, что Коры-Текин хотел посягнуть на ее честь. Так как показания свидетелей были противоречивы, Бугра-хан приказал выколоть сыну глаза и отправить его к дракону, который определит вину или невиновность Коры-Текина: если он невинен, то глаза его прозреют, а если виновен, то погибнет. В рассказе встречается имя антлыка, давшего клятву в дружбе Сарыкулбаша 69. В конце концов путники прибывают к дракону в пустыне Эндек или Эндел. Отсюда Коры-Текин возвращается в полном здравии и карает мучительной смертью оклеветавшую его мачеху. У Абу-л-Гази описание встречи с драконом отсутствует и говорится, что против мачехи свидетельствовали женщины из племени авшар.

Верный друг Коры-Текина Сарыкулбаш так же высоконравственен в «Книге моего деда Коркута». В одном из эпизодов он оказался более близким для Салур-Казана, чем его собственный брат.

Как видно, этот рассказ является модификацией полностью возрожденной среди тюрок индийской легенды о сыне принца Ашоки. А может быть и наоборот: ходившая среди тюрок известная легенда была привязана к Ашоке и его сыну. Ведь взаимокультурные связи тюрок с индусами наблюдаются во многих областях. Употребление имен «Диб» и «шад» вместо «властелина» или «государя» и показ героической деятельности Кара-хана и Коркута на границах Индии тоже являются свидетельством связей между шаманизмом и буддизмом 70. Имена Коры-Текина и его братьев, о которых говорится [20] в этих легендах и которые проходят в таблице под № 18, встречаются и в других местах. Внуки Бугра-хана от старшего сына Ил-Тедина могут быть теми же ханами, что по Гардизи принимали манихейство в округе Куча 71. В «Худуд-ал-аламе» несколько сел в этом округе именуются «селами Бек-Текина» (младший сын Бугра-хана) 72. Поскольку Кара-хан, его сын Бугра-хан (№№ 19, 17) и сыновья последнего Коры-Текин и Ил-Текин носили унван «Бугра-хана», напрашивается вывод о том, что ими (бугра-ханами) являлись ханы ягма или токуз-огузов, т. е. уйгурские ханы, которые издавна управляли этими местностями. Таким образом, эти то-куз-огузы не были гектюрками, а подчиненные Кюзеркинам уйгурские и ягма-ханы, столицами которых были Куча, Баласагун и Алмалык. «Келеркин» или «Кюзеркин» было именем собственным заместителей царя (ябгу) как у огузов, так и у карлуков 73. Главой уйгуров был «элтебер», а главой токуз-уйгуров — «кёл-эркин» 74. В связи с этим и Туман-хан, и его наместник Кел Эрки-хан были ханами токуз-огузов и одновременно карлуков и огузов.

В начальную эпоху ислама часть этих ханов, в том числе ябгу и ханы токуз-огузов и карлуков, притеснялись, т. к. исповедовали буддизм. Ханы канглы в Йенгикенте и Отраре были также буддистами, а в Таласе ханы были христианами или манихеями. По именам потомков Ил-Текина в Баласагуне и Таласе (№№ 21—24) можно судить, что они были мусульманами. Арслан-ханы, правившие в Алмалыке и Каялыке, были христианами, затем приняли ислам, продолжая титуловаться арслан-ханами и при Караханидах 75.

Четвертый период включает время правления различных огузских ябгу. Первым здесь проходит предок сельджуков, происходящий из рода Токсурмыша. Отдельно как выходец из рода кайи показан и Махмуд Газнави. Упоминаемый здесь же Кекем Явкуй (№ 32) может быть Какым Ябгу времени последних Сасанидов, о котором говорит Ибн ал-Балхи (Фарс-наме, с. 24, 94, 98). В «Огуз-наме» говорится, что Али-хан правил на землях, расположенных в бассейне реки Сырдарьи, а его сын Шах-Мелик был правителем земель за Амударьей. т. е. в Хорасане. Когда Мас'уд Газнави назначил в 1042 г. Шах-Мелика хорезмшахом, 76 низовья [21] Амударьи полностью были под властью Али-хана и его сына. Мерв и его округ также находились в руках Али-хана. Ко времени изгнания сельджуков из Нура их кровный враг Шах-Мелик и его отец стояли во главе большого государства, имевшего мощную армию. Однако вскоре государство это перестало существовать. В рассказе Абу-л-Гази отмечается ,что после разгрома Шах-Мелика туркменские племена рассеялись по разным местам Хорасана и Мангышлака. В связи с этими событиями Абу-л-Гази упоминает имена Салур Казана и Салур Динкли 77. Большую роль в составлении туркменских версий, написанных в Хорасане, сыграли салурские переработки, а версии Рашид ад-Дина, касающиеся Передней Азии составлялись предками Ак-коюнлу — переработчиками байандуров. Несомненно, что различия между версиями Рашид ад-Дина и Абу-л-Гази представляют собой особенности, изучение которых позволит отделить легендарные слои от исторических реалий, расширит и значительно углубит наши представления о ранней истории тюрок.

В заключение приношу свою глубокую благодарность академику З. М. Буниятову — научному редактору моей книги; проф. Р. М. Алиеву и доктору филологических наук Т. А. Магеррамову за помощь в редактировании и сверке перевода «Огуз-наме».
  1   2   3   4   5


ФАЗЛЛАЛЛАХ РАШИД АД-ДИН
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации