Позаченюк Е.А., Завальнюк И.В. Экологический аудит территорий (на примере равнинного Крыма) - файл Pozachenyuk_07.doc

приобрести
Позаченюк Е.А., Завальнюк И.В. Экологический аудит территорий (на примере равнинного Крыма)
скачать (7533 kb.)
Доступные файлы (1):
Pozachenyuk_07.doc10130kb.12.03.2009 19:30скачать

Pozachenyuk_07.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9
ГЛАВА 6

АУДИТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
6.1. Общие требования и методика
ЭАТ завершается составлением аудиторского заключения. В главае 1.4 (рис. 1.1, блок 5) рассматриваются общие подходы к реализации данного этапа аудиторской деятельности. Остановимся на них более детально.

Аудиторское заключение отражает главным образом оценку ГЭС территории и направлено на геоэкологическую стабилизацию региона. Оно должно отвечать приведенным ниже требованиям и быть:

Методические вопросы принятие аудиторского заключения. Аудиторское заключение принимается методами коллективной мыследеятельности с участием всех членов аудиторского коллектива, заинтересованных лиц, в том числе заказчика.

Рекомендуемым способом принятия решений выступает метод коллективной мыследеятельности. Опыт геоэкологических работ подобного рода [12, 107, 108] показывает эффективность метода деятельно-имитационной коллективной игры. Приемы „мозговой атаки”, „Дельфи” не всегда оправданы („сложение” мнений часто приводит к сумятице). Применяются разные организационные формы деловых игр. Наиболее распространен полидисциплинарный методологический семинар (совместная творческая деятельность). Создаются концептуальные модели из знаний разного типа, соединяя эти знания в целостность, и посредством организатора-интегратора осуществляется междисциплинарный анализ. В работах [45-47] отмечается возможность нахождения истины методом информационно-полевого общения. Итогом коллективной мыследеятельности является система мероприятий по устойчивому развитию региона.

Содержание аудиторского заключения. Мировоззренческой основой ЭАТ выступает концепция устойчивого развития. ЭАТ реализуется в коадаптивном природопользовании главным образом через пространственно-территориальную организацию. Возникновение геоэкологических проблем связано с нарушением коадаптивности в пределах той или иной территории. Принятие быстрого решения проблем регионального уровня возможно вследствие выявления районов геоэко-логической напряженности через оценку ГЭС. Последняя выступает как комплекс-ная экологическая характеристика, важная для дальнейшего развития региона.

Аудиторское заключение вырабатывается на основании содержания всего процесса аудиторского исследования. Алгоритм ЭАТ описан в главаах 1 – 5 работы и приведен в виде блок-схемы на рис. 6.1. Собственно анализ в целях аудиторского заключения сводится к блоку 3 (см. рис. 6.1) и является достаточно ответственным и трудоемким процессом. Поэтому целесообразно поручить инициативной группе аудиторов разработку проекта аудиторского заключения. После этого он принимается всеми членами аудиторского коллектива при участии заинтересованных сторон, в том числе заказчика (в расширенном составе). Аудиторское заключение не является суммой выводов, полученных каждым аудитором в результате осуществления определенного этапа аудиторской дея-тельности, и не сводится к сумме локальных рекомендаций. Специфика его должна отражать особенности регионального структурного уровня организации геосистем.

Аудиторское заключение направлено на анализ целостной организации региона. Для этого целесообразно, во-первых, выделить районы геоэкологической напряженности (на основе ГЭО территории), во-вторых, оценить территориальную организацию региона. Следовательно, с целью анализа коадаптивности информацию необходимо свести к двум блокам: а) оценка ГЭС (рис. 6.1, блок 1)

(ранее в процессе аудиторской деятельности она была произведена инициативной группой методами коллективной мыследеятельности, в результате выделены районы разного уровня геоэкологической напряженности); б) анализ территориальной орга-низации (рис. 6.1, блок 2) (ранее часть информации была проанализирована, в частности по экологической инфраструктуре).

Рис. 6.1. Алгоритм аудиторской оценки территорий

При экологическом аудиторском анализе основной причиной неблагоприятного ГЭС территории рассматриваются нарушения в территориальной организации. При этом количественными показателями для оценки ГЭС выступает степень геоэкологической напряженности, а для территориальной организации – ЭИ как средство стабилизации. Кроме того, ЭИ даже в идеальном виде проблемы не решит, что обусловлено, с одной стороны, двойственностью функций ее элементов (например, канала, водохранилищ и т.п.), с другой - пространственным их сочетанием. При анализе территориальной организации целесообразно вопрос рассматривать шире и обратить внимание также на водоохранные зоны рек и водоемов, прибрежные морские зоны, пригородные зоны, буферные зоны объектов природно-заповедного фонда, санитарно-защитные зоны и т.д. Рекомендации же давать, прежде всего, учитывая систему нормативно-законодательных ограничений территориальной организации.

С учетом вышеизложенного, предлагается следующая логическая схема выработки рекомендательных мероприятий по устойчивому развитию объекта ЭАТ (рис. 6.1, блок 3):

  1. ведущий фактор, отягощающий ГЭС;

  2. причина существования ведущего фактора;

  3. территориальная организация: ЭИ (природная, природно-хозяйственная, хозяй-ственно-техническая, информационно-мониторинговая составляющие); водоохран-ные зоны рек, водоемов, полосы отведения; прибрежные морские зоны; пригород-ные зоны; буферные зоны объектов ПЗФ; санитарно-защитные зоны предприятий.

Структура аудиторского заключения. Согласно ст.19 проекта Закона Украины „Про екологічний аудит” [3], результаты ЭА подаются в форме отчета, имеющего определенную структуру. С учетом специфики объекта ЭАТ форма

отчета несколько модифицируется и в общем виде ее можно представить так:

Окончательную структуру отчета принимает аудиторская команда.

Аудиторское заключение имеет рекомендательный характер и используется по усмотрению заказчика (кроме результатов обязательного внешнего аудита).

Инстанции, куда адресуется аудиторское заключение. Результаты ЭАТ передаются строго заказчику, который вправе определять дальнейших потребителей информации. Отчет – собственность заказчика и основание для принятия им соответствующих решений. При условии согласия заказчика аудиторская комиссия может придать выводам огласку. Аудиторское заключение территории, исходя из его специфики, целесообразно передать структурам регионального управления, проектным институтам. Оно может быть положено в основу территориального планирования различных уровней:

населенных мест;


6.2. Экологическое аудиторское заключение по равнинному Крыму
Представленная схема методики ЭАТ рассматривалась на примере равнинного Крыма и изложена в предыдущих главаах работы. В главаах 2-5 приведен анализ организации территории и ее среды, коадаптации хозяйственной и природной подсистем в пределах объекта ЭАТ и со средой, рассмотрена экологическая инфраструктура как средство стабилизации геоэкологического состояния. На основании проведенных исследований согласно ранее указанной форме (см. глава 6.1) даем следующее аудиторское заключение по равнинному Крыму.

1. Общие сведения об объекте. Площадь равнинного Крыма составляет около 19140 кв.км. Он занимает центрально-северную часть Крымского полуострова. Граничит на севере с Присивашско-Приазовской физико-географической областью, на юге - с Горным Крымом, на востоке - с Керченской холмисто-грядовой физико-географической областью. На западе омывается водами Каламитского и Каркинитского заливов Черного моря, на северо-востоке – водами залива Сиваш Азовского моря. Включает территории Красноперекопского, Джанкойского, Первомайского, Раздольненского, Черноморского, Сакского, Красногвардейского, Нижнегорского, Советского и Кировского районов.

2. Обоснование, цель, задачи, программа и объем выполненных работ. В данном пункте указывается заказчик. ЭАТ равнинного Крыма в диссертационном исследовании осуществлялся по личной инициативе автора.

Цель ЭАТ равнинного Крыма – выработка рекомендаций по устойчивому развитию региона. Для этого необходимо решить следующие задачи:

  1. дать оценку ГЭС территории;

  2. выявить районы геоэкологической напряженности;

  3. исследовать территориальную организацию региона.

Оценка геоэкологической напряженности производилась через комплексную ГЭО территории, которая предполагала следующую программу и объем работ:

ландшафтно-экологического потенциала на уровне зон, поясов (ярусов), местностей;

Анализ территориальной организации сводился к исследованиям в первую очередь экологической инфраструктуры как средства стабилизации ГЭС по ее классификационным категориям (природной, природно-хозяйственной, хозяйственно-технической, информационно-мониторинговой составляющих).

Водоохранные, пригородные, буферные, санитарно-защитные зоны, полосы отведения являются частью стратегии территориального планирования. Их структура и морфометрические характеристики оговорены в нормативных документах. Так, например, водоохранные зоны устанавливаются на основании „Водного кодексу України” (глава 4, посвященный охране вод) [231], зоны сани-тарной охраны источников водоснабжения и водопроводных сооружений – „Строи-тельных норм и правил 2.04.02-84” [232] или же рассчитываются согласно методике, изложенной в ДБН 33-4759129-03-05-92 [233]; буферные зоны природоохранных объектов – в соответствии с Законом Украины „Про природно-заповідний фонд України” [234]; пригородные зоны – согласно ДБН 360-92 [235] и ДБН Б.2.4.-1-94 [236] совместно с Генеральным планом развития населенного пункта.

5. Направления хозяйственного развития объекта ЭАТ. Приоритетным в развитии равнинного Крыма выступает сельскохозяйственное направление, а для Крыма в целом - рекреационное. Следовательно, ведущим фактором развития рав-нинного Крыма является рекреация. Из этого вытекает важность его ГЭС и коадап-тивности хозяйственной подсистемы с природной. Хозяйственная деятельность в равнинном Крыму не должна противоречить основным направлениям развития всего Крыма, в частности здесь не должно быть сильно загрязняющих производств.

  1. Аудиторский анализ природопользования. Анализ природопользования основывался на изучении природной и хозяйственной подсистем и анализе степени их коадаптивности.

В настоящее время равнинный Крым представляет собой сложнейшую ПХТС, состоящую из природной и хозяйственной подсистем. Особенности пространственно-временной организации природной подсистемы обусловлены в первую очередь местонахождением, в т.ч. позицией, региона. Для него характерны как общие свойства с природой равнинной части Украины (равнинный рельеф, умеренный климат, степной тип растительности), так и особенные черты природы (повышенное количество солнечной радиации и формирование полупустынных ландшафтов; наличие фриганоидных, саванноидных и бородачевых субсредиземноморских элементов растительности; в связи с полуостровным положением близкая к концентрической закономерность распространения метеоэлементов; значительная гидроморфность территории).

Природная подсистема представлена следующими ландшафтными зонами: полупустынных реликтово-бореальных степей, типичных реликтовых бедноразнотравных степей, разнотравных полусубтропических степей полусубтропической лесостепи. Каждая их них – система ландшафтных поясов (ярусов), местностей.

Внутрирегиональные закономерности обусловлены различными факторами.

Так, в пределах зоны полупустынных реликтово-бореальных степей на гидроморфных равнинах ведущий фактор организации геосистем – глубина грунтовых вод. В результате формируется гидроморфная поясность, которая связана с изменением засоленных грунтовых вод с глубиной залегания от 0 до 6-8 м. Ландшафтная структура определяется сочетанием трех основных гидроморфных поясов: недренированного, слабодренированного и относительно дренированного. В зоне типичных реликтовых бедноразнотравных степей на плакорных равнинах ведущими факторами ландшафтной организации являются относительная высота, литология, степень и характер расчлененности рельефа. В соответствии с вертикальными различиями ландшафтов, связанными с изменением геоморфологических условий формируется ландшафтная ярусность. Она проявляется там, где незначительное колебание высот над уровнем моря не сказывается на изменении климата, а, следовательно, на структуре ландшафтов. В равнинном Крыму четко прослеживается выделение трехъярусных равнин Тарханкутской возвышенности и двухъярусные Центральные равнины. Факторами ландшафтной организации в подзоне разнотравных полусубтропических степей полусубтропической лесостепи выступают позиция предгорных равнин по отно-шению к горам и направлению господствующих ветров, высота над уровнем моря и глубина грунтовых вод. В связи с этим формируется склоновая микрозональность.

Позиционное положение важную роль играет в становлении черт природы приморских территорий равнинного Крыма. В предгорье дифференциация ландшаф-тов связана преимущественно с позицией относительно Горного Крыма.

Внутрирегиональные закономерности ведут к обособлению территории на уровне физико-географических подобластей и районов. Например, в пределах Северо-Крымской низменности закономерно сменяются двухпоясная структура гидроморфных равнин двухпоясной чересполосной, трехпоясной чересполосной, четырехпоясной мозаичной и четырехпоясной чересполосной.

Хозяйственная подсистема равнинного Крыма имеет аграрно-индустриаль-ный характер. Основными ее составляющими выступают сельское хозяйство, химическая промышленность, рекреационное хозяйство, транспорт. Под влиянием природных и социально-экономических условий сформировались следующие экономические микрорайоны:

Коадаптивность хозяйственной подсистемы с природной. Современная организация территории равнинного Крыма - результат сложного эволюционного развития природной подсистемы, хозяйственной подсистемы и исторических особенностей их взаимодействия. Так, изменение гидроморфизма в ходе истории связано с периодичностью неотектонических движений, климатом, регрессиями и трансгрессиями морей. В связи с этим для Присивашья характерны такие естественные циклы развития природы: Понтический, Киммерийский, Куяльницкий, Чаудинский, Узунларско-древнеэвксинский, Карангатский и Черноморский.

Формирование палеогидроморфных ландшафтов, наличие реликтовых элементов флоры, погребенных засоленных почвенных горизонтов – основные временные аспекты организации геосистем равнинного Крыма.

Современное состояние ПХТС равнинного Крыма является отражением результата его взаимодействия со средой (ландшафтной, географической, социально-экономико-экологической), которая достаточно сложно организована. Территория равнинного Крыма - часть Крымской степной физико-географической провинции в пределах сухостепной (южностепной) физико-географической подзоны физико-географической страны Восточно-Европейской полигенной равнины. Пограничные геоэкосистемы очень разнородны и представлены как территориальными, так и аквальными комплексами. Социально-экономико-экологические особенности среды равнинного Крыма обусловлены, во-первых, экологическим состоянием юга Украины, во-вторых, изменениями, привнесенными в связи с возвращением депортированных народов, в-третьих, интенсивностью внешних экономических связей.

Факторами, ограничивающими хозяйственную деятельность в равнинном Крыму, выступают такие виды ценностей, как эстетическая, научная, познаватель-ная, культурно-историческая, рекреационная, природоохранная.

В равнинном Крыму имеют место несогласованные сочетания хозяйственной и природной подсистем. Несоответствие видов природопользования типам ландшафтных территориальных структур – одна из главных причин возникновения или усиления деструктивных процессов в пределах всех ландшафтных зон.

Соотношения средообразующих и средопотребляющи систем далеки от нормы. Расчетная минимальная площадь охраняемых территорий в пределах зоны полупустынных реликтово-бореальных степей составляет 16-26%, а фактические значения гораздо ниже и достигают 0,29 - 8,62% (в среднем – 2,06%), в зоне типичных реликтовых бедноразнотравных степей – соответственно 14-17% при фактических значениях 0,64 - 3,78% (в среднем - 1,78%); в разнотравных полусубтропических степях полусубтропической лесостепи – 19% при фактических значениях 1,66 - 5,58% (в среднем - 2,78%).

Основными естественными факторами, ограничивающими хозяйственную деятельность в пределах равнинного Крыма, выступают засухи, суховеи, заморозки, близкое к поверхности залегание грунтовых вод (подтопление), засоление, расчлененность территории.

Воздействие хозяйственной подсистемы на природную осуществляется главным образом посредством распашки и орошения земель, вырубки лесов, интенсивного выпаса скота, искусственного повышения водообеспеченности, изъятия подземных вод с целью водоснабжения населенных пунктов, карьеров, различных видов загрязнения (особенно химического).

Взаимодействия равнинного Крыма со средой тесны, несмотря на качественную ее разнородность. Влияние соседних территорий (акваторий) осуществляется посредством трансграничных переносов тепла, влаги, минеральных частиц, солей, семян растений, миграции животных и др. В современных условиях взаимодействие посредством естественных связей переносится на загрязняющие потоки. ПХТС равнинного Крыма оказывает преимущественно деструктивное воздействие на среду. Одними из наиболее важных являются загрязнения (физическое, химическое, биологическое). Основные источники загрязнения - индустриально-урбанизированные объекты; коллекторно-дренажные и фильтрационные стоки; речной сток, загрязненный нитратами, фосфатами, пестицидами и т.п. Вследствие взаимодействия среды и ПХТС равнинного Крыма формируются геоэкотоны регионального уровня, проявляюющиеся в видимой (геоэкосистемы в пределах приморских территорий и т.п.) и завуалированной (бризовая прибрежно-позиционная зона, отличающаяся повышенной сухостью климата, и т.п.) формах.

7. Геоэкологическая оценка территории. Результаты проведенной покомпонентной оценки равнинного Крыма свидетельствуют о нижеследующем.

результате интенсивной эксплуатации гидрологической составляющей ландшафта.

В результате проведенной комплексной геоэкологической оценки установле-но, что территории с относительно удовлетворительным ГЭС занимают лишь 16,2% от общей площади региона или 2376 км2, соответственно с напряженным - 25,7% (3736 км2), острым - 21,3% (3104 км2), критическим - 11,6% (1696 км2) и предкризисным - 25,2% (3680 км2).

В результате аудиторского анализа в пределах равнинного Крыма выделены пять геоэкологических районов - Северо-Присивашский, Среднесалгирский, Нижнесалгирский, Тарханкутско-Центрально-Крымский, Южно-Присивашско-Индольский, - характеризующиеся разным уровнем геоэкологической напряжен-ности. Наиболее напряженным является Северо-Присивашский ГЭР (9,6 балла), в пределах которого территории с предкризисным ГЭС составляют 80,3%, критическим – 19%, острым – 0,7% его площади. Интегральный показатель терри-торий с предкризисным ГЭС, доминирующими в нем, составляет более 41,5 балла (для территорий с условно удовлетворительным ГЭС он менее 30,5 баллов).

Значительная геоэкологическая напряженность в Среднесалгирском ГЭР (7,3 балла) обусловлена преобладанием территорий с острым ГЭС (52%), при этом доля площадей с предкризисным и критическим ГЭС соответственно 18% и 30%.

Нижнесалгирский ГЭР (6,9 балла) характеризуется преобладанием территорий с кризисным и острым ГЭС (по 49%), лишь 2% приходится на ландшафты с напряженным ГЭС.

Более благоприятная ситуация сложилась в Тарханкутско-Центрально-Крымском ГЭР (геоэкологическая напряженность 3,4 балла) вследствие наличия примерно в равном количестве площадей с условно удовлетворительным (38%) и напряженным (37,7%) ГЭС, несколько меньше территорий с острым (22,3%) и критическим (2%) ГЭС.

Минимальная геоэкологическая напряженность наблюдается в Южно-Присивашско-Индольском ГЭР (3,2 балла), где 67% площади приходится на тер-ритории с напряженным ГЭС, 30% - с условно удовлетворительным.

8. Анализ основных деструктивных процессов и их причин. Основным

фактором, ведущим к геоэкологическому неблагополучию в пределах Северо-Присивашского ГЭР, выступает подтопление (степень подтопленности ландшафтов изменяется от 6,9 до 6,4 баллов и является максимальной). Исторический обзор статистического материала свидетельствует о том, что обстановка значительно обострилась вследствие орошения после проведения СКК на гидроморфных равнинах, что привело к усилению естественного гидроморфизма. Данный тип антропогенного воздействия привел к возникновению ряда цепных реакций. В Северо-Присивашском ГЭР вследствие подъема УГВ произошло обострение таких деструктивных процессов, как засоление (на большей части района доля засоленных земель составляет более 4% площади в хозяйстве, что соответствует 5 баллам, и незначительно убывает к западу до 1,02-2% или 2 баллов), осолонцевание (соответственно - 28,1-35,0% площади или 5 баллов и 14,1-21,0% или 3 балла), дегумификация (среднегодовые потери гумуса достигают наибольших величин на западе района, где составляют 81-105 тыс. т (5,6-4 балла), а к северу и северо-западу уменьшаются до 30-55 тыс. т (2,8-2,6 балла), в центральных и восточных частях – 56-80% (4,2-3,3 балла). По суммарной общей оценке процессы, обусловленные орошением, достигают 12,5-14,5 баллов. В результате ГЭС почв (интегральный показатель) характеризуется степенью антропогенной нагрузки: сильной (более 33,10 балла) и повышенной (30,11-33,10 балла).

ГЭО позволила установить, что вторым по силе деструкции в Северо-Присивашском ГЭР является загрязнение вследствие воздействия стационарных (в первую очередь, Армянский и Красноперекопский заводы) и передвижных (главным образом, автотранспорт) источников выбросов. Потенциальное загрязнение через воздушную среду достигает максимума к северо-западу и составляет 6,94 балла.

Значительная геоэкологическая напряженность в Среднесалгирском ГЭР (7,3 балла) сложилась вследствие наложения множества факторов, отягощающих ГЭС. Среди них - значительная распаханность территории – 6,5-6 баллов (до 70% и более), подверженность дефляционным процессам – 6,88 баллов (1 раз в 1-3 года), эродированность земель – 4,6 балла (31-40% площади в объеме хозяйств). Усложняющий геоэкологическое состояние почв фактор – орошение (5 баллов). Доля орошаемых земель в хозяйствах превышает 71% от площади. Степень деструк-тивных процессов, обусловленных орошением, возрастает до 12,5 баллов. В резуль-тате интегральный показатель геоэкологического состояния почв - более 30,11 бал-ла, что соответствует повышенной и сильной (в долине) степени трансформации. Кроме того, долина р.Салгир – территория постоянного подтопления (6,4-6,9 бал-лов). Наряду с этим, потенциальное загрязнение ландшафтов через воздушную среду в Среднесалгирском ГЭР превышает 4,6 балла. Техногенная нагрузка от источников прямого воздействия достигает 50 тыс. м3/км2 в год и более, а модуль техногенной нагрузки по свинцу от передвижных источников – более 200 кг/км2.

Ситуация в Нижнесалгирском ГЭР (6,9 балла) – результат действия таких ведущих факторов, как подтопление (особенно в восточной части района, где преобладают территории постоянного подтопления (до 6,94 баллов)) и дефляционные процессы. Роль последних усиливается в западном направлении (5,5-6,3 баллов), хотя даже на востоке района в условиях подтопления показатель дефляциоопасности не менее 3,9 баллов (до 4,1 баллов). Территория характеризуется значительной распаханностью - от 3,3 (44-56% площади) до 6 баллов (более 69%). Доля орошаемых земель в хозяйствах достигает 50% от их площади (2-3 балла). В данных условиях это приводит к ряду деструктивных процессов (суммарный их показатель составляет 12,5-9,9 баллов): для 2,01 - 3% почв характерна засоленность (4-5 баллов), 14,1-21% - осолонцевание (3 балла). Усиливается токсическая нагрузка (до 0,11-0,15 кг/га в год или 3 балла). Эродированность земель - до 10% (1,1-1,37 балла). ГЭО свидетельствует, что в Нижнесалгирском ГЭР преобладают почвы средней степени трансформации (27,1-30,1 балла), к западу наблюдается увеличение показателя до 33,1 баллов, что соответствует повышенной степени трансформации. Потенциальное загрязнение ландшафтов через атмосферный воздух колеблется от 1,1 балла (при техногенной нагрузке от источников прямого воздействия менее 3 тыс. м3/км2 в год) до 5,2 балла (более 50 тыс. м3/км2 в год) при среднем - 3,9-3,98 балла.

Ведущими факторами, отягощающим ГЭС в Тарханкутско-Центрально-Крымском ГЭР, выступают эродированность и дегумификация почв. Степень эродированности здесь превышает 5,4 балла (более 40% от площади в объеме хозяйств). Среднегодовые потери гумуса более 4 баллов (более 81 тыс. т). Кроме того, обстановку осложняет токсическая нагрузка - загрязнение почв полютантами в западной части района достигает 5,5 – 6,9 баллов (более 0,2 кг/га в год). Дефля-ционные процессы усиливаются в северо-восточном направлении, где подверженность ими ландшафтов превышает 5,5 балла, т.е. 1 раз в 1-3 года, в запад-ной – от 3,3 до 4,1 баллов (1 раз в 5-7 лет), на остальной территории – менее 2,8 бал-ла (реже 1 раза в 7-9 лет). Вследствие этого интегральный показатель трансформа-ции почв в Тарханкутско-Центрально-Крымском ГЭР колеблется в широких преде-лах, достигая максимума в северо-восточной части, где он составляет 30,1-33,1 бал-ла, что соответствует повышенной степени нагрузки. Оценка подтопленности ландшафтов показала, что центральную и восточную часть района занимают неподтопленные территории с прогрессирующим подъемом УГВ (степень подтоп-ления менее 2,9 балла), на западе – неподтопленная территория (менее 2,4 баллов). Однако есть и постоянно подтопленная территория – более 6,0 баллов – Евпаторийско-Сакско-Донузлавский район. Потенциальное загрязнение ландшафтов через воздушную среду незначительно, за исключением Евпаторийско-Сакского района (5,5-6,9 балла при техногенной нагрузке более 50 тыс. м3/км2 в год).

Основная причина существования ведущих факторов, отягощающих ГЭС в Тарханкутско-Центрально-Крымском ГЭР, - амплитуда высот, базис эрозии, литология горных пород, что ведет к повышенной эродированности, смытости почв, расчлененности территории. В Евпаторийско-Сакско-Донузлавском районе – повышенная техногенная нагрузка на побережье (от передвижных источников загрязнения – более 200 кг/км2, от стационарных – более 1000 т/год), что выражает-ся в подтоплении этих территорий солеными водами и снижении качества воды.

Один из ведущих неблагоприятных процессов, обуславливающих ГЭС в Южно-Присивашско-Индольском ГЭР (3,2 балла), - подтопление. Преобладают территории постоянного подтопления, степень которого увеличивается в северном направлении (от 5,5 до 6,9 баллов). Аналогичная закономерность наблюдается и в загрязнении почв полютантами: на севере района – 4,2 балла, на юге – 3,5 (токсическая нагрузка - 0,15-0,11 кг/га в год). Обостряющим ГЭС фактором выступает и ирригация. На орошаемые земли приходится до 30% площади хозяйств (2 балла). Имеет место засоление (до 1% площади) и осолонцевание (до 7% площа-ди) почв. Степень распаханности наибольшая в центральной части – 5,6-6 баллов (более 69%) и убывает к северу и югу, где составляет соответственно 5,2 (57-69%) и 3,3 балла (44-56%). Вторыми по значимости в формировании ГЭС почв можно выделить дефляционные процессы. Степень дефляциоопасности варьирует от 4,13 (на севере) до 3,3 (на юге) баллов при повторяемости пыльных бурь 1 раз в 5-7 лет. Таким образом, степень трансформации почв в Южно-Присивашско-Индольском ГЭР характеризуются как слабая (24,11 балла).

ГЭС района усугубляется загрязнением атмосферного воздуха. Результаты оценки техногенной нагрузки от источников прямого воздействия показывают, что наблюдается ее убывание в северном направлении от 4,6 (25-50 тыс. м3/км2 в год) до 1,1 балла (менее 3 тыс. м3/км2 в год): на севере – 2,8-1,4, в центральной части – 3,8, на юге – более 4,4 балла.

9. Территориальная организация. Современное геоэкологическое состояние равнинного Крыма обусловлено преимущественно нарушениями в территориальной организации, в частности недостаточностью ЭИ, нарушением природопользования, невыдержанностью размеров и структуры водоохранных, пригородных, буферных зон природоохранных объектов и т.д.

Аудиторский анализ современной ЭИ показывает, что она не является целостной системой и представлена отдельными разрозненными элементами разных классификационных направлений, которые, зачастую, находятся в неудовлетворительном состоянии. Кроме того, она узковедомственна, несогласованна, раздробленна территориально. Это объясняется, в первую очередь, историческими факторами ее формирования.

Природная составляющая ЭИ равнинного Крыма в настоящее время представлена отдельными элементами. Среди них - природные охраняемые территории, реки, озера, естественные лесостепные и степные участки. Насчитывается 18 заповедных объектов общей площадью 30751,5 га, что составляет около 4% заповедной площади Крыма. Заповедная насыщенность - 0,2%. Функционирует лишь три объекта ПЗФ: филиал Крымского природного заповедника „Лебяжьи острова”, Каркинитский и Арабатский заказники. Все три – общегосударственного значения. Водные комплексы - реки и озера - очень малочисленны. Густота речной сети в равнинных районах Крыма составляет 0,10 - 0,20 км/км2, в Присивашье - лишь 0,04 - 0,05 км/км2. Озера Донузлав, Сасык, Сакское, Джарылгач, Ойбурское, Бакальское, Ярылгач, Старое, Красное, Киятское, Кирлеутское, Айгульское, Соленое, Янгул сильно минерализованы и загрязнены. Лечебные грязи озер и лиманов Теркелы, Аджи-байчи, Ойбурское, Кызыл-Яр рассоляются и загрязняются в результате сброса оросительных вод. Естественные почвенно-растительные комплексы представлены степными участками у сел Григорьевка, Клепинино, на Тарханкутском полуострове, слабопреобразованы солончаки и галофитные луга Присивашья.

Элементы природно-хозяйственной составляющей - мелиоративные комплексы, созданные с целью борьбы с неблагоприятными явлениями природы: лесные защитные насаждения, в т.ч. лесные полосы и водорегулирующие объекты лесных массивов. Анализ динамики плотности лесных защитных полос показал, что она изменчива, имеет тенденцию к сокращению и крайне неравномерна по отдельным хозяйствам. Процент лесистости составляет в равнинном Крыму лишь 2,15%: в Джанкойском районе - 1,96%, Красноперекопском - 1,26% и т.д. Кроме того, наблюдается резкое колебание плотности лесополос при переходе от одного района к другому (от 1,29% в Красноперекопском до 2,72% в Нижнегорском и Кировском р-нах), на уровне отдельных хозяйств колебание плотности составляет 0,01-3,00%. Лесные защитные насаждения равнинного Крыма не представляют со-бой единой целостной системы и в количественном выражении их крайне недоста-точно для предотвращения неблагоприятных физико-географических процессов.

Элементы хозяйственно-технической составляющей - водохозяйственные, очистные, берегоукрепительные, склонозащитные сооружения - наряду с положительными эффектами влекут и отрицательные последствия. В частности, стабилизационные противодефляционные функции ирригационной системы сочетаются с деструктивными вследствие территориального его расположения в пределах гидроморфных равнин. 264 пруда общим объемом 23,113 млн. м3 являются сами источниками загрязнения. 61 объект имеет очистные сооружения с различными видами очистки. Механический метод очистки применяется на 13 объектах равнинного Крыма, что составляет 21,3% общего их количества в рассматриваемом регионе. Однако, их фактическая мощность нередко превышает проектную (например, в Сакском (госплемзавода им.Фрунзе), Джанкойском (0,5 км юго-западнее с.Яркое Поле), Кировском (1,5 км северо-восточнее с.Золотое Поле) районах). Физико-химическая очистка применяется только на двух объектах - в Красноперекопске и на Перекопском бромном заводе. Биологическая очистка применяется в 74,2% случаев очистки в равнинном Крыму на 46 объектах. Тем не менее, очистные сооружения биологического типа вследствие недостаточной их мощности и нарушений в эксплуатации не в полной мере выполняют предназначенную функцию. Такие очистные сооружения сами стали источниками загрязнения в г.Саки, пгт.Красногвардейское.

Протяженность разрушаемых участков Черноморского побережья составляет 115,8 км, или 93,5% общей протяженности берега в районе, из них только 0,6% (0,7 км) укреплено инженерными сооружениями, а из площади оползней в 71 га - укреплено 0 и т.д. На Западном побережье зафиксировано 22 оползня площадью 1,7 кв.км. По районам Западного Крыма реализовано лишь 5-20% намечаемых Генеральной схемой защитных мероприятий (из-за активизации опасных гидрогеологических процессов, с одной стороны, и недостаточным финансированием - с другой). Научно обоснованные допустимые размеры берегозащитного строительства, не нарушающие экологическое равновесие, в настоящее время отсутствуют. Темпы инженерной защиты побережья от оползней и абразии уступают потребностям. Отставание составляет 8-10 лет.

Информационно-мониторинговая составляющая находится в стадии форми-рования и представлена контрольными службами и лабораториями различных организаций и ведомств. Наблюдения за состоянием атмосферного воздуха и поверхностных вод ведутся единственной государственной организацией - гидрометеорологической службой, которая включает: Крымский республиканский центр государственного комитета Украины по гидрометеорологии, выполняющий наряду с другими, функции гидрометеорологической обсерватории, бюро погоды, узла связи; 4 метеостанции (Ишунь, Раздольное, Джанкой, Нижнегорск); 2 морские гидрометеостанции (Черноморское, Евпатория); 1 агрометеостанция (Клепинино); 18 агрометеопостов (в Армянске, Красноперекопске, Ишуни, Джанкое, Нижнегорске, Раздольном, Черноморском, Евпатории, Клепинино и др.); 2 поста по контролю за состоянием атмосферного воздуха (Ишунь, Нижнегорск) и 3 гидрологических поста (на р.Салгир в районе сел Зыбино, Заречье, Двуречье). Эпизодический контроль за изменениями геологической среды осуществляется некоторыми вузами, научно-исследовательскими, проектно-изыскательскими и производственными организациями геологического, инженерно-геологического, гидрогеологического, географического и геофизического профиля: КГГЭ объединения „Крымгеология”, Украинским государственным институтом минеральных ресурсов, географическим факультетом Таврического национального университета, КрымГИИНТИЗ, Опытно-методической сейсмологической партией и Крымским отделом сейсмологии Института геофизики АН Украины. Контроль, а также сбор, анализ и обобщение данных о качестве поверхностных вод суши, промышленных выбросов в атмосферу от передвижных и стационарных источников, слежение за работой ведомственных лабораторий входит в функции сектора аналитической службы Республиканского комитета по экологии и природным ресурсам. Потребителем информации и одновременно органом множественных видов контроля выступает санитарно-эпидемиологическая служба.

Проекты водоохранных зон рек равнинного Крыма к настоящему времени не разработаны и границы их не вынесены в натуру. Продолжаются разработки проекта водоохранной зоны р.Салгир.

Водоохранные зоны водоемов, полосы отведения. Начата работа по инвен-таризации прудов равнинного Крыма. Проекты их водоохранных зон не разрабатываются и, соответственно, не вынесены в натуру. Предполагается, что в случае передачи прудов в частную собственность их водоохранные зоны будут разрабатываться за счет заказчика. Размеры полос отведения и режим пользования ими устанавливаются согласно проектам, которые разрабатываются и утверждаются водопользователями по согласованию с государственными органами охраны окружающей природной среды и водного хозяйства. Однако ныне это также работа на перспективу. Не созданы полосы отведения даже вдоль магистрального канала.

Согласно Земельного кодекса Украины [241], ширина прибрежных морских зон должна составлять не менее двух километров. В настоящее время ее размеры, структура и функционирование не выдерживаются практически повсеместно вдоль побережья равнинного Крыма. Особенно остро стоит данная проблема на участках от м.Лукулл до оз.Богайлы, м.Картказак, северного крыла Караджинской бухты мыса Тарханкут, от м.Евпаторийский до м.Карантинный, Сакской пересыпи, побережья бухты Узкая.

Пригородные зоны населенных пунктов равнинного Крыма практически отсутствуют. Это характерно и для Красноперекопска, Армянска, Евпатории, Сак. Причем размеры и структура пригородных зон в Генеральных планах населенных пунктов равнинного Крыма не рассматриваются.

Буферные зоны объектов природно-заповедного фонда равнинного Крыма должны учитываться при разработке проектно-планировочной и проектной документации. Они устанавливаются на территориях, прилегающих к отдельным участкам национальных природных парков, региональных ландшафтных парков, а также вокруг заказников, памятников природы, заповедных урочищ, дендрологических парков, парков-памятников садово-паркового искусства. Размеры буферных зон определяются рангом охраняемого объекта, ландшафтной структурой местности, а также местными природными и социально-экономическими условиями. Охранную зону необходимо создавать по принципу мембранных систем: она должна исключать или существенно ослаблять влияние на охраняемый объект неблагоприятных природных и антропогенных процессов; в то же время охраняемый объект должен быть открыт для внесения чистых воздушных, водных, биоценотических потоков. Помимо мембранных свойств, защитные зоны должны обладать способностью диссимиляции вредных веществ. Таких буферных зон не имеет ни один объект ПЗФ равнинного Крыма. Кроме того, в их пределах зачастую имеет место строительство и другая хозяйственная деятельность.

Имеющаяся документация по природоохранным объектам в большинстве случаев не соответствует установленным законодательством требованиям и за сроком давности не отражает современного состояния территорий и объектов ПЗФ. В натуре границы территорий и объектов ПЗФ в большинстве своем не обозначены граничными знаками и информационными аншлагами согласно действующего положения, утвержденного Минприроды Украины от 29.03.94г. (№30), что способствует усилению антропогенного воздействия.

Санитарно-защитные зоны предприятий разработаны в проектных документах. Причем в большей их части указаны размеры (расчетные или нормативные), но не даются данные по структуре, видовому составу и количеству зеленых насаждений. В реальной ситуации для подавляющего большинства предприятий санитарно-защитные зоны не соответствуют нормам. Это характерно и для крупнейших объектов химической промышленности - Крымского содового, Сакского химического, Сивашского анилино-красочного, Перекопский бромного за-водов, ПО „Титан”. Размеры и структура их санитарно-защитных зон не выдержана.

10. Мероприятия по устойчивому развитию равнинного Крыма.


Таблица 6.1

Оптимальная плотность ветроломных лесополос в равнинном Крыму

Район

Количество лесополос в зависимости от площади пашни, %


Вид полинома


1

2

3

Джанкойский

3,0-2,1

Y(x)=+3,01-1,91Ч10-2x+7,12Ч10-5x2

Кировский

3,0-1,5

Y(x)=+3,10-9,65Ч10-2x+1,39Ч10-3x2

Красногвардейский

2,1-1,5

Y(x)=+3,63-3,37Ч10-2x+1,19Ч10-4x2

Продолжение табл.6.1

1

2

3

Красноперекопский

3,0-2,7

Y(x)=+3,00-9,00Ч10-4x?1,75Ч10-4x2

Нижнегорский

3,0-1,2

Y(x)=+3,05-6,89Ч10-2x+1,43Ч10-3x2

Первомайский

3,7-1,3

Y(x)=?0,49+0,23x?5,00Ч10-3x2

Раздольненский

2,7-1,5

Y(x)=+2,79-8,54Ч10-2x+1,52Ч10-3x2

Сакский

1,5-1,0

Y(x)=+4,43-4,37Ч10-2x+1,39Ч10-4x2

Советский

3,0-1,3

Y(x)=+3,04-6,45Ч10-2x+5,94Ч10-4x2

Черноморский

1,3-1,0

Y(x)=+1,53+5,21Ч10-4x-4,36Ч10-5x2




ский химзавод), г.Джанкое.

ЛИТЕРАТУРА


  1. Закон Украины „Об охране окружающей природной среды” (с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.10.96). – К.: PRAETOR, 1996. – 30 с.

  2. Закон України „Про екологічну експертизу” від 9.02.1995р.: №45/95-ВР. – К., 1995. – 24 с.

  3. Проект Закону України „Про екологічний аудит” від 17.06.2002р.: №1092-1. – К., 2002. – 10 с.

  4. Екологічний аудит: Посібник з екологічного менеджменту і екологічного аудиту / В.Я. Шевчук, Ю.М. Саталкін, В.М. Навроцький та ін. – К.: Символ-Т, 1997. – 221 с.

  5. Модернізація виробництва: системно-екологічний підхід: Посібник з екологічного менеджменту / В.Я. Шевчук, Ю.М. Саталкін, В.М. Навроцький та ін. – К.: Символ-Т, 1997. – 245 с.

  6. Шевчук В.Я., Саталкін Ю.М., Навроцький В.М. Екологічний аудит. – К.: Вища школа, 2000. – 344 с.

  7. Willy A. Schmid, Anna M. Hersperger. Okologische Planung und Umwelt-vertraglichkeitsprufung. - Zurich: vdf, Hochschulverlag AG an der ETH, 1995. – 174 p.

  8. Gilgen Kurt. Kommunale Raumplanung in der Schweiz: ein Lehrbuch. – Zurich: vdf, Hochschulverl. an der ETH, 1999. – 570 p.

  9. Gilgen Kurt. Kommunale Richt- und Nutzungsplanung: ein Lehrbuch. – Zurich: vdf, Hochschulverl. an der ETH, 2001. – 246 p.

  10. Міжнародний стандарт ISO 14010:1996(E). Керівні положення щодо здійснення екологічного аудиту. Загальні принципи / Пер. з англ. Технічного комітету з стандартизації №98 за підтримки Проекту Екологічної політики і Технології, фінансового АМР США. – 1997. – 6 с.

  11. Audits //Agra Earth and Environmental Ltd., Calgary, Alberta. – Canada. – 1995. – P. 37-55.

  12. Позаченюк Е.А. Введение в геоэкологическую экспертизу: Междисципли-нарный подход, функциональные типы, объектные ориентации. – Симферополь:

Таврия, 1999. – 413 с.

  1. Бертоланфи Л. Общая теория систем. Критический обзор // Исследования по общей теории систем. – М.: Прогресс, 1969. – С. 150.

  2. Афанасьев В.Г. Системность и общество. – М.: Политиздат, 1980. – 368 с.

  3. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. – М.: Знание, 1972. - 48 с.

  4. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – 268 с.

  5. Садовский В.Н. Основание общей теории систем: Логико-методологический анализ. – М.: Наука, 1974. – 279с.

  6. Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии: Философские основы мировоззрения. Ч.1. Введение: философия и жизнь. – С-Пб.: Изд-во С-Пб. ун-та, 1997. – 222 с.

  7. Югай Г.А. О категориях части и целого. – М.: Знание, 1963. – 32 с.

  8. Югай Г.А. Философские проблемы теоретической биологии. – М.: Мысль, 1976. – 247 с.

  9. Солнцев В.Н. Системная организация ландшафтов: Проблемы методологии и теории. – М.: Мысль, 1981. – 239 с.

  10. Маркарян Э.С. Вопросы системного исследования общества. – М.: Знание, 1972. – 62 с.

  11. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука: Логико-методологический анализ. М.: Мысль, 1983. – 284 с.

  12. Хакен Г. Синергетика. – М.: Мир, 1980. – 400 с.

  13. Хакен Г. Синергетика. Иерархии устойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. – М.: Мир, 1985. – 419 с.

  14. Пригожин И. Социология организаций. М.: Наука, 1980. – 257 с.

  15. Пригожин И. Система и люди. Эффективность трудовой организации в социалистическом обществе. – М.: Политиздат, 1983. – 176 с.

  16. Пригожин И., Стэнгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с при-родой. – М.: Прогресс, 1986. – 431 с.

  17. Курдюмов С.П., Малиновский Г.Г. Синергетика – теория самоорганизации: идеи, методы, перспективы. – М.: Наука, 1983. – 63 с.

  18. Дедю И.И. Экологический энциклопедический словарь. – Кишинев: Молод. Сов. энцикл., 1990. – 134 с.

  19. Поздняков А.В., Черванев И.Г. Самоорганизация в развитии форм рельефа. – М.: Наука, 1990. – 204 с.

  20. Летников Ф.А. Синергетика геологических систем. – М., 1992. – 212 с.

  21. Арманд А.Д. Самоорганизация и саморегулирование географических систем. – М.: Наука, 1988. – 259 с.

  22. Ковалев А.П. Проблема взаимодействия в системе „общество – природная среда” в контексте эволюции геопространства // Вестн. Харьк. ун-та. – 1998. - №402. – С. 99-103.

  23. Перельман А.И. Геохимический ландшафт как самоорганизующаяся система // Вестн. Моск.ун-та. Сер.5. Геогр. – 1995. - №4. – С. 10-16.

35а.Перельман А.И., Воробьев А.Е. Горнопромышленный геохимический ландшафт как самоорганизующаяся система (экологический аспект) // Синергетика геологических систем. – Иркутск, 1992. – С. 10-13.

  1. Перельман А.И., Кравченко С.М. О степени самоорганизации геохимиче-ских ландшафтов // Синергетика геологических систем. – Иркутск, 1992. – С. 15-17.

  2. Маслоброд С.Н. Два подарка от пары прорастающих семян или приглашение к научному эксперименту // Химия и жизнь. – 1996. – №8. – С. 40-45.

  3. Мороз С.А. Історія біосфери Землі. – К: Заповіт, 1996. – Т. 2. – 422с.

  4. Гумилев Л.Н. Этносфера: истоия людей и история природы. – М.: Экопрос, 1993. – 544 с.

  5. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: Молодая гвардия, 1990. – 350с.

  6. Моисеев Н.Н. Путь к созиданию. – М.: Республика, 1992. – 254 с.

  7. Демек Я. Теория систем и изучение ландшафта: Пер. с чешск. – М.: Прогресс, 1977. – 222 с.

  8. Пащенко В.М. Методологія постнекласичного ландшафтознавства. – К., 1999. – 284 с.

  9. Заде Л.А. Понятие лингвистической переменной и ее применение к принятию приближенных решений. – М.: Мир, 1976. – 165 с.

  10. Швебс Г.И. Прорыв в прошлое. Кн.1. Научно-эзотерическое миропонимание. – Одесса: Маяк, 1998. – 299 с.

  11. Швебс Г.И. Прорыв в прошлое. Кн.2. Эниология – перспектива XXI века. – Симферополь: Таврия, 1999. – 349 с.

  12. Швебс Г.И. Прорыв в прошлое. Кн.3. Путь к здоровью и знаниям через сверхчувственное взаимодействие. – Одесса-Симферополь, 2000. – 244 с.

  13. Позаченюк Е.А. Системно-синергетические основы геоэкологической экспертизы // Культура народов Причерноморья. – 1998. - №3. – С. 39-41.

  14. Багров Н.В. Каким быть Крыму в XXI веке: Концептуальные подходы перестройки хозяйственного комплекса Крыма. – Симферополь, 1997. – 198 с.

  15. Багров Н.В. Региональная геополитика устойчивого развития. – К.: Лыбидь, 2002. – 255с.

  16. Позаченюк Е.А. Нелинейность как методологическая основа геоэкологической експертизы // Ландшафтогенез – 2000: Філософія і географія. Проблеми постнекласичних методологій. – К., 1996. – С. 43-46.

  17. Преображенский В.С., Александрова Т.Д., Куприянова Т.В. Основы ландшафтного анализа. – М.: Наука, 1988. – 191 с.

  18. Преображенский В.С., Александрова Т.Д. Становление ландшафтной экологии // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1988. - №3. – С. 124.

  19. Исаченко А.Г. Прикладное ландшафтоведение. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. – Ч.1. – 150 с.

  20. Исаченко А.Г. Методы прикладных ландшафтных исследований. – Л.: Наука, 1980. – 222 с.

  21. Маринич А.М., Пащенко В.М. Географические аспекты природопользования в условиях научно-технического прогресса // Конструктивно-географические основы рационального природопользования в Украинской ССР. Теоретические и методические исследования. – К.: Наукова думка, 1990. – С. 7-9.

56а.Міллер Г.П., Петлін В.М., Мельник А.В. Ландшафтознавство. Теорія і практика. – Львів: Вид-й центр ЛНУ ім. І. Франка, 2002. – С. 169.

  1. Мильков Н.Ф. Ландшафтная география и вопросы практики. – М., 1966. – 183с.

  2. Мильков Н.Ф. Человек и ландшафты. – М.: Мысль, 1973. – 224 с.

  3. Мильков Н.Ф. Физическая география: современное состояние, закономерности, проблемы. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1981. – 400 с.

  4. Мильков Н.Ф. Экогеография как новый глава современного ландшафтоведения // Теоретические и практические вопросы ландшафтной экологии и заповедного дела. – Екатеринбург: УИФ Наука, 1993. – С. 3-7.

60а.Міхелі С.В. Основи ландшафтознавства. – Київ – Кам’янець-Подільський: Абетка-Нова, 2002. – 180 с.

  1. Николаев В.А. Концепция агроландшафта // Вест. МГУ. Сер. геогр. – 1987. - №2. – С. 22-27.

  2. Николаев В.А. Основы учения об агроландшафтах // Агроландшафтные исследования. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – С. 4-57.

  3. Пащенко В.М. Теоретические проблемы ландшафтоведения. – К.: Наукова думка, 1993. – 384 с.

  4. Пащенко В.М. Основні поняття і проблеми еколого-географічних досліджень // Географічний журнал. – 1994. – №4. – С. 8-16.

64а.Петлін В.М. Закономірності організації ландшафтних фацій. – Одеса: Маяк, 1998. – С. 237.

  1. Прока В.Е. Морфологическая структура ландшафтов и землеустроительное проектирование. – Кишинев: Штиинца, 1976. – 47 с.

  2. Прока В.Е. Будущее агропромышленного района. – Кишинев: Штиинца, 1983. – 537 с.

  3. Солнцев Н.А. Ландшафтоведение. – М., 1963. – 200 с.

  4. Шищенко П.Г. Принципы и методы ландшафтного анализа и синтеза в региональном проектировании (на примере Украинской ССР): Автореф. дисс. … д-ра геогр. наук: 11.00.11 / Ин-т геогр. – К., 1984. – 41 с.

  5. Шищенко П.Г. Прикладная физическая география. – К.: Вища школа, 1988. – 190 с.

  6. Гришанков Г.Е., Позаченюк Е.А. Принципы ландшафтно-экологических исследований // Материалы географического съезда СССР. – М., 1990. – С. 67-70.

  7. Солнцев Н.А. О морфологии природного географического ландшафта // Вопросы географии. – 1949. – Сб. 16. – С. 61-86.

  8. Морфологическая структура географического ландшафта / Г.Н. Анненская, А.А. Видина, В.И. Жучкова и др. – М.: МГУ, 1962. – 55 с.

  9. Борсук О.А. Системный подход к анализу речных сетей // Вопросы географии. – 1975. - №98. – С. 107-113.

  10. Мильков Ф.Н. Бассейн реки как парагенетическая ландшафтная система и вопросы природопользования // География и природные ресурсы. – 1981. – №4. – С.11-18.

  11. Мильков Ф.Н. Ландшафтная география и вопросы практики. – М., 1966. – 183 с.

  12. Швебс Г.И., Васютинская Т.Д., Антонова С.А. Долинно-речные парагенетические ландшафты (типология и формирование) // География и природные ресурсы. – 1982. - №1. – С. 24-32.

  13. Дьяконов К.Н. Методологические проблемы изучения физико-географической дифференциации // Вопросы географии. – 1975. – №98. – С. 28-51.

  14. Ретеюм А.Ю. Физико-географическое районирование и выделение геосистем // Вопросы географии. – 1975. – №98. – С. 5-27.

  15. Родоман Б.Б. Основные типы географических районов // Вест. МГУ. Сер. геогр. – 1972. – №1. – С. 5-13.

  16. Гродзинский М.Д. Учет принципов геоэкологического проектирования при ландшафтном обосновании проекта третьей очереди Северо-Крымского канала // Геоэкологические подходы к проектированию природно-технических систем. – М.: Наука, 1985. – С. 68-78.

  17. Типы ландшафтных территориальных структур / Г.И. Швебс, П.Г. Ши-щенко, М.Д. Гродзинский, Г.П. Ковеза // Физическая география и геоморфология. – К.: Вища школа, 1986. – Вып. 33. –С. 110-114.

  18. Гродзинський М.Д. Основи ландшафтної екології. – К.: Либідь, 1993. – 224с.

  19. Швебс Г.И. Контурное земледелие. – Одесса: Маяк, 1985. – 55 с.

  20. Шищенко П.Г., Швебс Г.И. Концепция природно-хозяйственных территориальных систем и вопросы рационального природопользования // География и природные ресурсы. – 1987. – №4. – С. 30-38.

  21. Швебс Г.И. Природопользование: теоретические основы и методы управле-ния // Физич. география и геоморфология. - К.: Вища школа, 1988. – №35. – С. 3-9.

  22. Швебс Г.И. Перспективы в географии и построение ноосферы // Изв. ВГО. – 1988. – Вып. 2. – С. 155-160.

  23. Геоэкологические основы территориального проектирования и планирова-ния // Отв. ред. В.С. Преображенский, Т.Д. Александрова. – М.: Наука, 1989. – 144 с.

  24. Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. – М.: Высшая школа, 1991. – 366 с.

  25. Карпинская Р.С. Коэволюция: развитие, темп // Природа. – 1992. – №11. – С. 3-8.

  26. Кутырев В.А. Универсальная эволюция или коэволюция? // Природа. – 1988. – №8. – С. 8-12.

  27. Мильков Ф.Н. Общее землеведение: Учеб. для геогр. спец. вузов. – М.: Высшая школа, 1990. – 335 с.

  28. Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм и коэволюция // Природа. – 1989. - №4. – С. 3-8.

  29. Тютюнник Ю.Г. К методологии антропогенного ландшафтоведения // География и природные ресурсы. – 1989. – №4. – С. 130-135.

  30. Снытко В.А. Геоэкология и физико-географическое районирование // Эколо-гическое районирование территории: методы и разработки: Матер. науч. семинара по экологическому районированию „Экорайон”. – Иркутск, 1991. – С.21-23.

  31. Методология и методика оценки экологических ситуаций / Под ред. В.А. Бо-кова, И.Г. Черванева, Е.С. Поповчука. – Симферополь: Таврия-Плюс, 2000. – 100 с.

  32. Черванев И.Г., Боков В.А. Землеведение: История, методология, учение о географической оболочке: Учеб. пособие. – Харьков, 1993. – 132 с.

  33. Бачинский Г.А. Социоэкология: теоретические и прикладные аспекты. – К.: Наукова думка, 1991. – 152 с.

  34. Швебс Г.И. Социально-экологический аспект природопользования // Физи-ческая география и геоморфология.– К.: Вища школа, 1984. – Вып. 31. – С. 8-14.

  35. Боков В.А., Лущик А.В. Основы экологической безопасности: Учеб. пособие.- Симферополь: Сонат, 1998. – 224 с.

  36. Міжнародний стандарт ISO 14011:1996(Е). Керівні положення щодо здійснення екологічного аудиту. Процедури аудиту. Здійснення аудиту систем екологічного управління / Пер. з англ. Технічного комітету з стандартизації №93 за підтримки Проекту Екологічної політики і Технології, фінансового АМР США. – 1997. – 11 с.

  37. Міжнародний стандарт ISO 14012:1996(Е). Керівні положення щодо здійснення екологічного аудиту. Кваліфікаційні вимоги до аудиторів з екології / Пер. з англ. Технічного комітету з стандартизації №93 за підтримки Проекту Екологічної політики і Технології, фінансового АМР США. – 1997. – 8 с.

  38. Державний стандарт України ДСТУ ISO 14001-97. Система управління навколишнім середовищем. Склад та опис елементів і настанови щодо їх застосування. – 1997. – 19 с.

  39. Державний стандарт України ДСТУ ISO 14004-97. Система управління навколишнім середовищем. Загальні настанови щодо принципів управління, систем та засобів забезпечення. – 1997. – 20 с.

  40. Державний стандарт України ДСТУ ISO 14010-97. Настанови щодо здійснення екологічного аудиту. Загальні принципи. – 1997. – 6 с.

  41. Державний стандарт України ДСТУ ISO 14011-97. Настанови щодо здійснення екологічного аудиту. Процедури аудиту. Аудит систем управління навколишнім середовищем. – 1997. – 11 с.

  42. Державний стандарт України ДСТУ ISO 14012-97. Настанови щодо здійснення екологічного аудиту. Кваліфікаційні вимоги до аудиторів з екології. – 1997. – 8с.

  43. Щедровитский Г.П., Котельников С.И. Организационно-деятельная игра

как новая организация и метод развития коллективной мыследеятельности // Ново-введения в организациях. – М., 1983. – С. 33-54.

  1. Лиманно-устьевые комплексы Причерноморья / Под ред. Г.И. Швебса. – Л.: Наука, 1988. – 303 с.

  2. Завальнюк И.В. Геоэкологический аудит как средство стабилизации геоэкологического состояния (на примере Северного Присивашья) // Ученые записки Таврического национального университета. – 2000. – №13(52). – С. 148-152.

  3. Завальнюк И.В. Методические аспекты осуществления экологического аудита территорий // Культура народов Причерноморья. – 2003. –№39. – С. 179-182.

  4. Завальнюк І.В. Особливості проведення польової практики з ландшаф-тознавства // Матеріали Всеукр. наук.-практ. конференції „Ефективність організації природничих практик в системі вищої освіти”. – Херсон: Персей, 2002. – С.46-48.

  5. Завальнюк И.В. Геоэкологический аудит как новая форма экспертной деятельности // Материалы Междунар. науч. конференции „Фальфейновские чтения”. – Херсон, 2003. – С. 111-113.

  6. Деякі підходи у дослідженнях територіальної організації людської діяльності приморських прикордонних регіонів (ППР) / В.П. Благов, Є.І. Благова, О.П. Грець, І.В. Завальнюк // Тези доповідей VІІ з'їзду Українського географічного товариства. - Київ, 1995. - С. 314.

  7. Завальнюк И.В. Экологический аудит территорий как средство устойчивого развития региона // Материалы Междунар. науч. конференции „Геополитические и географические проблемы Крыма в многовекторном измерении Украины”. – Симферополь, 2004. – С. 74-76.

  8. Завальнюк І.В. Ландшафтознавство та ландшафтна екологія: Навчально-методичні рекомендації для студентів інституту природознавства спеціальності 7.070801. Екологія та охорона навколишнього середовища. 7.010103. ПМСО. Географія (для денної, заочної та екстернатної форм навчання). – Херсон: Вид-во ХДУ, 2004. – 28 с.

  9. Кузьміна О.М. Географічне дослідження впливу зовнішньоекономічних зв’язків на трансформацію господарства Автономної Республіки Крим: Автореф.

дис. ... канд.геогр.наук: 11.00.02 / Тавр.нац.ун-т. – Сімферополь, 2003. – 20 с.

  1. Подгородецкий П.Д. Крым: Природа: Справ. изд. – Симферополь: Таврия, 1988. – 192 с.

  2. Гришанков Г.Е. Парагенетическая система природных зон (на примере Крыма) // Вопросы географии: Системные исследования природы. – М.: Мысль, 1977. – С. 128-139.

  3. Позаченюк Е.А. К методике физико-географического районирования по внутрирегиональным закономерностям // Природное районирование и проблема охраны природы: Межвуз. сб. – Уфа, 1986. – С. 44-52.

  4. Позаченюк Е.А. Роль позиции в формировании природных и антропогенных комплексов (на примере Крыма) // Антропогенные ландшафты и вопросы охраны природы: Межвуз. сб. – Уфа: Башкир. ун-т, 1984. – С.45-52.

  5. Позаченюк Е.А. Географическая позиция и ее роль в формировании региональных геокомплексов Крыма: Автореф. дисс. … канд.геогр. наук: 11.00.01 / Ин-т геогр. – К., 1986. – 18 с.

  6. Географічна енциклопедія України / За ред. О.М. Маринина та ін. – К.: Вид-во „Укр.рад.енциклопедія” ім. М.П. Бажана, 1993. – Т.3: П – Я. – 649 с.

  7. Крым: хозяйство. Экономико-географический анализ / Под ред. В.Б. Куд-рявцева, А.Б.Швец, И.Т.Твердохлебова. – Симферополь, 1993. – Ч. 2.– 78 с.

  8. Багрова Л.А., Боков В.А., Багров Н.В. География Крыма. – Симферополь, 2003. – С. 186-229.

  9. Гришанков Г.Е. Динамика природы Крыма в неоген-четвертичный период // VII совещ. по вопр. ландшафтоведения. – Пермь: Изд-во ПГУ, 1974. – С.165-167.

  10. Альшевби Ф.С. Хуссейн. Природно-антропогенная трансформация сельскохозяйственных земель равнинного Крыма: Автореф. дис. … канд.геогр. наук: 11.00.01 / Тавр. нац.ун-т. – Симферополь, 1998. – 20 с.

  11. Історія міст і сіл УРСР. Кримська область / За ред. В.М. Кулаковського. – К.: Гол. ред. Укр. Рад. Енциклопедії АН УРСР, 1974. – 802 с.

  12. Топчиев А.Г. Геоэкология: Географические основы природопользования. – Одесса: Астропринт, 1996. – 392 с.

  13. Хорев Б.С. Территориальная организация общества: Актуальные проблемы регионального управления и планирования в СССР. – М.: Мысль, 1981. – 320 с.

  14. Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: понятийно-терминологический словарь. – М.: Мысль, 1983. – 350 с.

  15. Лаппо Г.М. Развитие городских агломераций в СССР. – М.: Наука, 1978. – 152 с.

  16. Родоман Б.Б. Основные типы географических районов // Вест. МГУ. Сер. геогр. – 1972. – №1. – С. 5-13.

  17. Родоман Б.Б. Поляризация ландшафта как средство сохранения биосферы и рекреационных ресурсов // Ресурсы, среда, расселение. – М.: Наука, 1974. – С. 150-163.

  18. Топчієв О.Г. Основи суспільної географії. – Одеса: Астропринт, 2001. – 560 с.

  19. Половицкий И.Я., Гусев П.Г. Почвы Крыма и повышение их плодородия. – Симферополь: Таврия, 1987. – С. 146.

  20. Ландшафтная дифференциация Крыма как основа биоразнообразия / Е.А. Позаченюк, П.Д. Подгородецкий, А.Р. Рыбак и др. // Биоразнообразие Крыма: оценка и потребности сохранения. Рабочие материалы междунар. семинара. – Гурзуф, 1997. – С. 83-93.

  21. Реймерс Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник. – М.: Мысль, 1990. – 639 с.

  22. Волеваха В.О., Ромушкевич В.І. Суховії на Україні. – К.: Вид-во Київ. ун-ту, 1972. – 139с.

  23. Новикова А.В. Мелиорация солонцов Крыма. – Симферополь: Крымиздат, 1953. – С. 88.

  24. Новикова А.В. Геохимические и режимные закономерности соленакопления в Степном Крыму, приемы улучшения солонцовых почв и возможность использования земель под орошение // Труды Харьк. СХИ им. В.В. До-кучаева. – 1962. – Т.39. – С. 358.

  25. Подгородецкий П.Д. Природа Западного Крыма в античную эпоху // Севе-

ро-Западный Крым в античную эпоху: Сб. науч. тр. Материалы по археологии Крыма. – К.: Академия Евробизнеса, 1994. – С. 11-30.

  1. Подгородецкий П.Д., Вшивков Ф.Н. Джангульское оползневое побережье в Крыму и его природа // Охрана и развитие природных богатств Крыма. – Симферополь, 1960. – С. 80-92.

  2. Гришанков Г.Е. Типы антропогенных ландшафтов Крыма и некоторые закономерности их развития // Динамика природы и проблемы освоения территории Крыма. – Л., 1974. – С. 9-11.

  3. Дворкин Б.А. География сельского хозяйства степного Крыма: Автореф. дисс. … канд. геогр. наук: 11.0.01 / Моск.гос.пед.ин-т. – М., 1958. – 20 с.

  4. Кочкин М.А. Борьба с эрозией почв в Крыму и неотложные задачи земледелия // Матер. науч. сессии совета Крым. обл. отд. Укр. общ-ва охраны приро-ды и содействия развитию природных богатств. – Симферополь: Крымиздат, 1962. – С. 52-60.

  5. Залетаев В.С. Экотоновые системы как географическое явление и проблемы экотонизации биосферы // Современные проблемы географии экосистем. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – С. 53-55.

  6. Позаченюк Е.А. Экологическая экспертиза: Природно-хозяйственные системы. – Симферополь, 2003. – 473 с.

  7. Соколов Н.Н. Схематическая почвенная карта Крыма // Крым. – 1929. – №2 (10). – С. 5-7.

  8. Троицкий Н.А., Киселев А.Н. Растительность и животный мир Крыма. – Симферополь: Крымиздат, 1952. – 48 с.

  9. Гришанков Г.Е. Природные зоны Крыма // Природные и трудовые ресурсы Левобережной Украины и их использование: Материалы II межведомственной конференции. – М.: Недра, 1966. – Т.VII. – С. 173-179.

  10. Гришанков Г.Е. Ландшафтные уровни материков и географическая зональность // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1972. – №4. – С. 4-12.

  11. Кочуров Б.И. На пути к созданию экологической карты СССР // Природа. – 1989. – №8. – С. 10-17.

  12. Кочуров Б.И. Экологический риск и возникновение острых экологических ситуаций // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1992. - №2. – С. 112-122.

  13. Кочуров Б.И. География экологических ситуаций (экодиагностика территории). – М., 1997. – 131 с.

  14. Подходы к составлению экологиче6ских карт СССР / В.М. Котляков, Б.И. Кочуров, Н.И. Коронкевич и др. // Изв. АН СССР. Сер.геогр. – 1990. – №4. – С. 67-70.

  15. Преображенский В.С. Экологические карты (содержание, требования) // Изв. АН СССР. Сер. геогр. – 1990. – №6. – С. 17-21.

  16. Еколого-географічні дослідження території України / Л.Г. Руденко, И.О. Горленко, Л.Н. Шевченко, В.А. Барановський. – К.: Наукова думка, 1990. – С. 5-7.

  17. Исаченко А.Г. Экологические проблемы и эколого-географическое картографирование // Изв. ВГО.– 1990. – Т.122. –– С. 289.

  18. Питулько В.М., Иванова В.В. Содержание и принципы построения геоэкологических карт // Экология: опыт, проблемы, поиск. – Новосибирск: АЕН РСФСР, 1991. – С. 66-79.

  19. Методические указания по выделению зон экологического бедствия. – М.: Министерство экологии и природных ресурсов Российской Федерации, 1992. – 53с.

  20. Руденко Л.Г., Бочковская А.И. Становление и развитие эколого-географического картографирования // География и природные ресурсы. – 1992. – №3. – С. 13.

  21. Шестаков А.С. Принципы классификации эколого-географических ситуа-ций // Изв. РГО. – 1992. – Вып. 3. – С. 241-249.

  22. Исаченко А.Г, Исаченко Г.А. Ландшафтно-географические предпосылки экологического нормирования // Изв. РГО.– 1993. – Вып.1. – С. 27-39.

  23. Рунова Т.Г., Волкова И.Н., Нефедова Т.Г. Оценка антропогенного воздействия на среду для целей управления природопользованием // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1994. – №1. – С. 46-58.

  24. Сдасюк Г.В., Шестаков А.С. Эколого-географические ситуации и пути пе-рехода к устойчивому региональному развитию // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1994. –

№1. – С. 42-51.

  1. Ответственность перед будущим: оценка воздействия на окружающую среду в Бразилии, Германии и России / Под ред. А.Ю. Ретеюма. – М.: Евразия, 1997. – 412 с.

  2. Александрова Т.Д. Нормирование антропогенной нагрузки на ландшафт. Состояние проблемы, возможности и ограничения // Изв. СССР. Сер. геогр. – 1990. – №1. – С. 48-59.

  3. Критерии оценки экологической обстановки территорий для выделения зон чрезвычайной экологической ситуации или зон экологического бедствия. – М.: Мин-во охраны окруж. среды и прир. ресурсов РФ, 1992. – 58 с.

  4. Оценка качества окружающей среды и экологическое картографирование / Под ред. Н.Ф. Глазовского. – М.: ИГ РАН, 1995. – 213 с.

  5. Кочуров Б.И., Иванов Ю.Г. Оценка эколого-хозяйственного состояния территории административного района // География и природные ресурсы. – 1987. – №4. – С. 49-54.

  6. Исаченко А.Г. Оптимизация природной среды (географический аспект). – М.: Мысль, 1980. – 264 с.

  7. Дядечкин Н.И., Казаков В.Л. К эколого-географической оценке качества окружающей среды // Материалы Междун. конф. по экологизации промышленного и сельскохозяйственного производства Приднепровья и Причерноморья. – Днепропетровск, 1995. – С. 51-52.

  8. Критические экологические районы: географические подходы и принципы изучения / Н.Ф. Глазовский, Н.И. Коронкевич, Б.И. Кочуров и др. // Изв. ВГО. – 1991. – Т. 123. –– С. 9-17.

  9. Виноградов Б.В., Орлов Б.П., Снакин В.В. Биотические критерии выделе-ния зон экологического бедствия России // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1993. – №5. – С.77-89.

  10. Гриневецький В.Т., Шевченко Л.М. Про основні поняття еколого-ландшафтознавчих досліджень // Укр. геогр. журнал. – 1993. – №2. – С. 13-19.

  11. Кочуров Б.И., Розанов Л.Л., Назаревский Н.В. Принципы и критерии опре-

деления территорий экологического бедствия // Изв. РАН. Сер. геогр. – 1993. – №5. – С. 67-76.

  1. Проблемы комплексного развития территории / Под ред. В.Т. Берегового. – К.: Наукова думка, 1994. – 295 с.

  2. Быков А.А., Мурзин Н.В. Проблемы анализа безопасности человека, общества и природы. – СПб.: Наука, 1997. – 247 с.

  3. Экология Крыма: Матер. семинара. – Симферополь, 1996. – Вып. 1. – 64 с.

179а.Денисик Г.І. Антропогенні ландшафти Правобережної України. – Вінниця: Арбат, 1998. – 292 с.

179б.Мельник А.В. Українські Карпати: еколого-ландшафтознавче дослідження. – Львів: ЛНУ ім. І. Франка, 1999. – 286 с.

  1. Глазовская М.А. Геохимия природных и техногенных ландшафтов СССР. – М.: Высшая школа, 1988. – 327 с.

  2. Перельман А.И. Геохимия ландшафта. – М.: Высшая школа, 1975. – 341 с.

  3. Перельман А.И. Геохимия природных вод. – М.: Наука, 1982. – 151с.

  4. Драган Н.А. Почвы Крыма: Учебное пособие. – Симферополь: СГУ, 1983. – 94 с.

  5. Драган Н.А., Блиндман С.А. Агроэкологическая оценка состояния почвенных ресурсов Крыма // Научно-практ. дискуссионный сб. – Симферополь: Таврия, 1996. – Вып. 2. – С. 34-38.

  6. Драган Н.А. Влияние орошения на почвенный покров Равнинного Крыма // Вопросы развития Крыма: Научно-практ. дискуссионно-аналит. сб. – Симферополь: Таврия, 1997. – Вып. 4. –– С. 61-67.

  7. Драган Н.А. Агроэкологическая оценка пахотных земель Крыма: Информационный листок. – 1998. – №98-99. – 4 с.

  8. Геоэкология. Научно-методическая книга / В.А. Боков, В.Г. Ена, Е.А. Позаченюк и др. – Симферополь: Таврия, 1996. – 384 с.

  9. Географiчна енциклопедiя України / За ред. О.М. Маринина та ін. – К.: Вид-во „Українська Радянська енциклопедія” ім. М.П. Бажана, 1989. - Т.1: А-Ж.– С.317-318.

  10. Логвинов К.Т., Бабиченко В.Н., Кулаковская М.Ю. Опасные явления погоды на Украине // Труды УкрНИГМИ. – Л.: Гидрометеоиздат, 1972. – Вып. 110. ––235 с.

  11. Долгілевич М.І. Захист грунтів від вітрової ерозії на Україні. – Львів: Вид-во Львів. ун-ту, 1967. – 120 с.

  12. Балджи М.Д. Ландшафты и агроландшафты степной зоны равнинного Крыма. – Клепинино, 1997. – 114 с.

  13. Орлов Д.С. Биохимические принципы и правила гумусообразования // Почвоведение. – 1988. – №7. – С. 83-91.

  14. Орлов Д.С. Химия почв. – М.: МГУ, 1992. – 400 с.

  15. Кононова М.М. Органическое вещество почвы. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 314 с.

  16. Гоголев И.Н., Баер Р.А. Орошаемые черноземы и темно-каштановые почвы Украины и управление их вводно-солевым режимом // Успехи почвоведения. – М.: Наука, 1986. – С. 238-244.

  17. Изменение свойств почв юга Украины под влиянием орошения / И.Н. Гоголев, С.П. Позняк, С.П. Лысогоров и др. // Проблемы генезиса и мелиорации почв.– М., 1973. – Ч.2. – С. 10-17.

  18. Завальнюк И.В. Методика оценки геоэкологического состояния ландшафтов (на примере равнинного Крыма) // Культура народов Причерноморья. –1999. – №6. – С. 339-340.

  19. Завальнюк І.В. Оцінка екологічного потенціалу природних ландшафтів (на прикладі Рівнинного Криму) // Ландшафт як інтегруюча концепція ХХІ сторіччя: Зб. наук. праць. – Київ, 1999. – С. 311-314.

  20. Завальнюк И.В. Із дослідження геоекологічного стану території рівнинного Криму // Матеріали VIII з’їзду Укр. геогр. тов-ва „Україна та глобальні процеси: географічний вимір”. – Київ-Луцьк, 2000. – Т.3.– С. 95-96.

  21. Завальнюк И.В. Методика оценки геоэкологического состояния почв Равнинного Крыма // Зб. наук. праць Міжнар. наук. конференції „Генеза, географія

та екологія грунтів”. - Львів, 1999. - С.153-154.

  1. Завальнюк И.В. О методике экологической оценки естественных ландшафтов Равнинного Крыма // Метода: Зб. наук. праць. Випуск „Фальцфейнівські читання” / За ред. М.Ф.Бойко. – Херсон: Айлант, 1999. – С.72-77.

  2. Большая Советская Энциклопедия / Под ред. А.М. Прохорова. – М.: Сов. Энциклопедия, 1972. – Т.10. – С. 358.

  3. Алаев Э.Б. Региональное планирование в развивающихся странах. – М.: Наука, 1973. – 213 с.

  4. Блохин Ю.В. Процесс воспроизводства и инфраструктура // Изв. АН Молд.ССР. Сер. обществ. науки.– 1975. – №2. – С. 39.

  5. Жамин В.А. Инфраструктура и ее возможности материально-технического снабжения. – М., 1979. – С. 9.

  6. Голиков Н.Ф., Радишевский Б.И. Инфраструктурно-территориальный комплекс: Методические рекомендации к спецкурсу для студентов геогр. ф-тов педагог. вузов. – Мелитополь: МлГПИ, 1989. – 38 с.

  7. Голиков Н.Ф. Региональная инфраструктура. – Рязань: Горизонт, 1992. – 148 с.

  8. Географический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Ф. Трешников. – М.: Сов. Энциклопедия, 1988. – С. 114-115.

  9. Ермошенко Н.Н., Скворцов Н.Н., Назимова Н.К. Словарь предпринимате-ля. – К.: УкрИНТЭИ, 1992. – С. 54.

  10. Пробст А.Е. Вопросы размещения социалистической промышленности. – М.: Наука, 1971. – 379 с.

  11. Евдокимова Т.Г., Маховикова Г.А. Краткий словарь делового человека. – М.: Финансы и практика, 1991. – С. 26.

  12. Военный энциклопедический словарь / Гл. ред. С.Ф. Ахромеев. – М.: Военное издательство, 1986. – С. 294.

  13. Агафонов Н.Т. Основные проблемы формирования промышленных комплексов в восточных районах СССР.– Л., 1970. – Ч.1. – С. 25-37.

  14. Маергойз И.М. Пути изучения территориально-хозяйственной структуры и ЭГП европейских стран СЭВ // Вопросы географии.– М.: Мысль, 1974. – №97. –

С.41-65.

  1. Рекомендации к ландшафтному использованию природных систем земледелия / Под ред. М.И. Волковой, В.К. Жучковой, В.А. Николаева. – М.: ВИНИТИ, 1990. – 61 с.

  2. Воровка В.П. Геоекологічне обґрунтування оптимізації екоінфраструктури Запорізької області: Автореф. дис. ... канд. геогр. наук: 11.00.11 / Тавр.нац.ун-т. – Сімферополь, 2001. – 20 с.

  3. Боков В.А., Позаченюк Е.А. Оптимизация экологической инфраструктуры ландшафтов равнинного и предгорного Крыма // Труды ГНБС, 1995. - С. 51-63.

  4. Самышев Э.З., Сеничкина Л.Г., Георгиева Л.В. и др. Структура и функционирование сообществ планктона и бентоса в озере Донузлав // Актуальные вопросы экологии Азово-Черноморского региона и Средиземноморья: Сб. трудов науч. конференции. – Симферополь, 1993. – С. 76-79.

  5. Дзенс-Литовская Н.Н. Почвы и растительность степного Крыма. – Л.: Наука, 1970. – 157 с.

  6. Арманд Д.Л. Физико-географические основы проектирования полезащитных лесных полос. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – 367 с.

  7. Сукачев В.Н. Из истории проблемы преобразования природы наших степей путем лесонасаждений // Вопросы географии. Преобразование степи и лесостепья. – М.: Гос. изд-во геогр. лит-ры, 1949. – С. 5-21.

  8. Навроцкая В.С., Раевский А.С. Особенности режима ветра над орошаемым полем юга Украины // Метеорология и гидрология. – 1957. – №8. – С. 35-38.

  9. Чорний С.Г. Схилові зрошувані агроландшафти: ерозія, ґрунтоутворення, раціональне використання. – Херсон: Борисфен, 1996. – 170 с.

  10. Щербань М.И. Микроклиматология. – К.: Вища школа, 1985. – 225с.

  11. Шуйский Ю.Д. Проблемы исследования баланса наносов в береговой зоне морей. – Л.: Гидрометеоиздат, 1986. – 240 с.

  12. Завальнюк І.В. Екологічна інфраструктура як умова сталого розвитку регіону // Ландшафт як інтегруюча концепція ХХІ сторіччя: Зб. наук. праць. – Київ, 1999. – С. 262-265.

  13. Завальнюк І.В. Екологічна інфраструктура: зміст, склад // Метода: Зб. наук. праць. Випуск „Константи”. – Київ: Фітоцентр, 1998. – С.15-20.

  14. Завальнюк И.В. Экологическая инфраструктура как каркас устойчивого развития региона (на примере равнинного Крыма) // Метода. Зб. наук. праць. Випуск „Фальцфейнівські читання” / За ред. М.Ф.Бойко. – Херсон: Айлант, 1999. – С.71-72.

  15. Завальнюк И.В. Экологическая инфраструктура как необходимая составляющая рационального природопользования (на примере равнинного Крыма) // Материалы Междунар. науч. конференции „География на рубеже веков: проблемы рационального развития”. – Курск, 1999. – С.14-15.

  16. Завальнюк И.В. Лесные защитные полосы как элемент экологической инфраструктуры агроландшафтов Равнинного Крыма // Движение к ноосфере: теоретические и региональные проблемы: Сб. науч. статей к 130-летию со дня рождения В.И. Вернадского. – Симферополь, 1993. – С.77-81.

  17. Водний кодекс України від 6.06.1995р. // Зб. законодавчих актів України про охор. навк. прир. серед. – Чернівці: Зелена Буковина, 1996. – Т.1. – С. 283-305.

  18. Строительные нормы и правила. Водоснабжение. Наружные сети и сооружения: СНиП 2.04.02-84 / Госстрой СССР: Введ. 01.01.85. – М.: Стройиздат, 1985. – 64 с.

  19. Державні будівельні норми України. Проектування, упорядкування та експлуатація водоохоронних зон водосховищ: ДБН 33-4759129-03-05-92. – К., 1993. – 89 с.

  20. Закон України „Про природно-заповідний фонд України” від 16.06.1992р.: №2457-XII. – К., 1992. – 28 с.

  21. Державні будівельні норми України. Містобудування. Планування і забудова міських і сільських поселень: ДБН 360-92 5*0. / Мінбудархітектура України. – К., 1993. – 67с.

  22. Державні будівельні норми України. Планування і забудова сільських поселень: ДБН Б.2.4.-1-94. / Мінбудархітектура України. – К., 1994. – 53с.

  23. Закон України „Про тваринний світ” від 13.12.2001р.: №2894-III-ВР. – К., 2002. – 22 с.

  24. Закон Украины „Про охорону атмосферного повітря” від 16.10.1992р.: №2708-XII-ВР. – К., 1992. – 16 с.

  25. Земельний кодекс України від 25.10.2001р.: №2768-III-ВР // Відомості Верховної Ради. – 2002. – №3-4. – 24 с.

  26. Кодекс України про надра від 27.07.1994р. // Зб. законодавч. актів України про охор. навк. прир. серед. – Чернівці: Зелена Буковина, 1996. – Т.1. – С.272-283.

  27. Положення про державну систему моніторингу довкілля. Затв. Постановою Кабінету Міністрів України від 30.03.98: №391. – К., 1998. – 11 с.

  28. Правила охраны поверхностных вод: типовые положения. – М., 1991. – 34с.

  29. Інструкція про порядок встановлення лімітів на використання природних ресурсів в межах територій та об’єктів природно-заповідного фонду загальнодержавного значення: Затв. наказом Міністерства природи України від 12.03.93: №19. – К., 1993. – 3 с.

  30. Порядок визначення розмірів та меж водоохоронних зон та режим ведення господарської діяльності в них: Затв. Постановою Кабінету Міністрів України від 8.05.96: №486. – К., 1996. – 15 с.

  31. Правила утримання зелених насаджень міст та інших населених пунктів України: Зареєстр. в Міністерстві юстиції України 14.12.94: №301/511. – К., 1995. – 37 с.

  32. Санитарные правила и нормы охраны поверхностных вод от загрязнения: СанПиН 4630-88 /МЗ СССР: Утв. 04.07.88. – М., 1988. – 71 с.

  33. Санитарные правила и нормы охраны прибрежных морей от загрязнения в местах водопользования населения: СанПиН 4631-88 /МЗ СССР: Утв. 06.07.88. – М., 1988. – 69 с.

  34. Строительные нормы и правила. Канализация. Наружные сети и сооружения: СНиП 2.04.03-85 / Госстрой СССР. – М: Стройиздат, 1986. – 73 с.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


ГЛАВА 6 АУДИТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации