Безносов С.П. Профессиональная деформация личности - файл n1.doc

приобрести
Безносов С.П. Профессиональная деформация личности
скачать (1249 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1249kb.24.08.2012 08:15скачать

n1.doc

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Р. М. Грановская пишет: «Овладеть мастерством означает достигнуть автоматизации типовых движений и их последовательной организации в пространстве и времени. (...) Привлечение сознания к элементам уже вполне автоматизированной деятельности ухудшает качество ее выполнения» [64, с. 202].
Многие признаки, явления профдеформации, деформированные стереотипы и шаблоны поведения и оценки можно «профилактировать» именно путем осознания их деятелем. Надо вербализовыватъ, т. е. обсуждать на совещаниях, в ходе бесед и т. д., установки деятелей — сотрудников МВД, руководителей, врачей и т. п. — на правонарушителей, пациентов, обучаемых и т. п. Надо проявлять эти установки, делать их видимыми, гласными, чтобы можно было их своевременно корректировать. Установку «Это только пациент, клиент, осужденный и т. п.» менять на установку «Это и человек, и личность». Данная конкретная рекомендация обеспечит коррекцию взглядов, отношений, ценностей.
В исследованиях С. В. Кондратьевой показано, что с ростом стажа работы у некоторых учителей формируется излишняя обобщенность в восприятии учеников. Такие учителя рассматривают конкретного ученика только как типичного представителя, абстрагируясь от индивидуальных особенностей, что снижает эффективность воздействия на него [94, с. 48-59].
Профессиональный разделенный труд не только формирует или переформирует личность специалиста, но и иногда, в наиболее крайних формах, деформирует личность. Об одном из таких предельных случаев пишет Г. С. Абрамова, обсуждая проблему профессиональной деформации практических психологов: «Ролевая маска во взаимодействии с клиентом приводит не только к страху со стороны последнего, но и утомляет самого клиента и психолога. Подавление в себе действительных эмоций мучительно, постоянные волевые усилия психолога разрушают его как личность» (2, 1995, с. 179].
М. И. Бобнева, обсуждая формирование внутреннего мира личности, подчеркивает роль профессии: «В ряде случаев решающим фактором является "профессионализация" личности. Отмечено, что люди различных профессий по-разному склонны оценивать экспликацию внутренних переживаний» [38, с. 241-263, 248, с. 146].
Так, известно, что под влиянием профдеятельности у железно-дорожных диспетчеров вырабатывается потребность работать максимально точно, без малейшей ошибки. У телефонисток же в процессе труда вырабатывается потребность в максимальной скорости реакции. Работники ГАИ научаются лучше распознавать скорость движения, ошибки водителей в маневрах. У паспортисток «наметан глаз» на подделку документов. Работники отделов кадров, продавцы очень хорошо распознают особенности личности по внешнему облику.
Из-за разделения профессиональных миров возникают «профессиональный характер личности» и «профессиональный тип личности», где очень большое значение имеет профессиональный опыт. Профдеятельность оказывает огромное формирующее влияние наличность. Иногда это влияние приводит к профдеформации.
С. Залыгин отмечает: «Без деятельности ведомственно-специализированной, без служебного взгляда на вещи, на все наши проблемы обойтись нельзя, но ведь обойтись только ими нельзя тоже. Этот взгляд всегда ограничен, прежде всего потому, что он без конца расчленяет окружающий мир — единичную природу — на самые разные природные ресурсы, общество — на профессии, народное хозяйство — на отрасли, государство — на учреждения. Эта стихия подразделений и разделений все возрастает. Разделяя же действительность и ее главные проблемы на части, на множество частей, ведомственность властвует над действительностью-—принцип старый как мир» [77, с. 10].
Например, очень точно подметил К. Маркс противоречие между формой и содержанием в деятельности бюрократа: «Бюрократизм считает самое себя конечной целью государства. Так как бюрократия делает свои "формальные" цели своим содержанием, то она всюду вступает в конфликт с реальными целями. Она вынуждена поэтому выдавать формальное за содержание, а содержание — за формальное. Государственные задачи превращаются в канцелярские задачи, а канцелярские — в государственные» [144, т. 1,с. 271].
Как известно, профессиональная деятельность человека есть стержневая, ведущая характеристика личности. Именно в процессе работы человек развивает собственные задатки, проявляет свойственные ему способности, формирует свои ценности, удовлетворяет свои потребности и запросы. На работе, на службе зрелый человек проводит большую часть своей жизни (примерно одну треть), и притом лучшую.
Сущность профессиональной деформации заключается в том, что под влиянием исполнения профессиональной роли у человека изменяются те или другие свойства личности, возникает профессиональный тип личности, который проявляется и вне профессиональной сферы.
Это коренное изменение человеческих свойств под влиянием профессии можно наблюдать в разных специальностях. Но особенно остро оно проявляется у представителей тех специальностей, которые имеют дело с людьми, как-то: работники сферы обслуживания, медицинский персонал, официанты, продавцы, стюардессы и т. п.; руководители коллективов, учителя, судьи и в том числе сотрудники МВД (ИТУ). Известно, например, несколько парадоксальное положение современного управленца. Предприниматель, организатор-управленец должен иметь дело одновременно с представителями нескольких профессий, чтобы эффективно организовать производство и сбыт своей продукции. А про­фессиональное мышление этих представителей ограничено только интересами своей профессии. Профессиональное мировоззрение всегда более ограничено, чем философское, гуманистическое и другие формы мышления, не связанные узкими рамками профессиональной специализации. Давно известен политический вывод о том, что профсоюзы всегда консервативнее и уже по своему мировоззрению, чем идеологические партии.
Профессиональная деформация личности отличается по своей модальности, направленности. Она может носить положительный или отрицательный характер. Благотворное воспитывающее влияние профессии на личность проявляется в формировании у человека позитивного, ответственного отношения к труду, в накоплении им служебного опыта, в навыках, умениях, в углублении интересов, в творчестве и т. п. Например, работники правоохранительных органов очень тонко могут замечать признаки противоправного поведения людей.
Отрицательные изменения в личности специалистов под влиянием их профессиональной роли проявляются, например, в бюрократизме чиновников-служащих, в менторском, поучающем тоне преподавателей, эмоциональной черствости медперсонала,
185

Глава 3. Феноменологический подход к изучению деформации личности
повелительно-приказном тоне начальников, который проявляется даже и в кругу друзей, семьи, и. т. п.
А. Л. Свенцицкий, обсуждая влияние профессиональной роли на личности, пишет: «Ряд советских психологов изучали различные вопросы влияния трудовой деятельности на формирование новых черт личности. Так, особенности развития воли человека в труде исследовала А. В. Тимофеева, пути воспитания инициативности — М. А Меньшикова, возникновение потребности в планировании и превращение ее в черту личности — Л. Л. Кондратьева. Эти исследования показывают, как свойства личности, сформировавшиеся в рамках выполнения ею профессионально-функциональной роли, становятся чертами характера и начинают проявляться во всех других сферах жизнедеятельности данной личности. В последнее время в этом направлении проводили работу К. К. Платонов и К. М. 1у-ревич, изучающие развитие в производственном труде как отдельных черт, так и личности в целом. В своих работах они употребляют такие понятия, как "профессиональный характер" и "профессиональный тип личности", подчеркивая тем самым огромное формирующее влияние профессиональной деятельности наличности» [147, с. 39]. Также отметим те признаки профессиональной деформации, которые ряд авторов считают свойственным многим, если не всем, профессиям. Например, В. И. Верховин, обсуждая так называемое деструктивное трудовое поведение работников различных специальностей, выделяет следующие признаки, свойственные всякому разделенному труду:
n административно-управленческое поведение, связанное с превышением прав и полномочий, с прямым невыполнением обязанностей или злоупотреблением служебным положением;
n индивидуально-целевое поведение, носящее крайне эгоистический характер, направленное на реализацию сугубо личных интересов в ущерб коллективным интересам; О групповое поведение, свойственное сообществу (касте, группе, клике) в противовес интересам общества — «групповой эгоизм»;
n виды поведения, связанные с сохранением консервативных привычек и традиций, которые сдерживают инициативу, творчество, новаторство;
n имитационное поведение, камуфлирующее истинные интересы и намерения работников, порождающее феномен псевдоактивности, за которым скрывается совершенно противоположное содержание;
n отклоняющееся поведение, связанное с реализацией асоциальных привычек и склонностей или осуждаемых образцов поведения [157,с. 166].
Многие исследователи указывали на такой общий патологический признак многих видов профессиональной деятельности, как рестрикционизм — сознательное занижение исполнителем норм возможной выработки продукции. Некоторые считают, что это одна из особенностей только подневольного труда [157, с. 9].
Т. И. Бондаренко, отмечая наличие особой аппаратной психологии, перечисляет следующие признаки, свойственные работникам государственно-партийного аппарата: нетерпимость и враждебно-агрессивное отношение к критике, деформация нравственно-жизненных устремлений и установок, карьеризм, корыстные амбиции, замазывание недостатков, стремление к вседозволенности, зазнайство, чинопочитание, приспособленчество, беспринципность (Сов. Россия, 1987, № 302, с. 2).
Я. Клорнаи считает, что общим для всех видов специализированного труда является стремление к монополизации рынка, когда представители определенных специальностей хотят диктовать свои условия и потребителям, и партнерам [92, с. 3].
Продолжающееся разделение труда, с одной стороны, и фундаментальное влияние профессии на личностные свойства специалиста, с другой, вынуждают общество создавать специальные модели личности зрелого работника, строго приспособленные к той или иной профессиональной сфере. Возникает необходимость говорить о некоем базисном типе личности профессионала.
Некоторые социологи, изучающие трудовую активность людей, выделяют ряд стадий трудового поведения и формирования базисного типа работника. Например, В. И. Верховин считает, что «зрелый, базисный работник должен обладать: общей готовностью, необходимой профессиональной ориентацией, подготовленностью к определенному виду трудовой деятельности, возможностью и правом выбора места работы, соответствующим профессиональным сознанием и самосознанием, позволяющим ему оценивать, переоценивать и при необходимости изменять ту конкретную социально-производственную ситуацию, в которой он находится на определенном временном этапе» (157с. 170].
Анализируя этот список, можно отметить, что здесь присутствуют как чисто субъектные свойства, так и качества, характеризующие человека как личность. Например, за выбор места работы несет ответственность именно личность человека. Человек, прежде чем включиться в трудовую деятельность, должен принять решение о месте работы. Пока человек об этом размышляет, он остается личностью, но не является еще субъектом трудовой деятельности. Только после принятия этого решения, только придя на предприятие, завод, вуз, заняв определенное место, начав выполнять предписания должностной инструкции, он становится деятелем, а значит, приобретает субъектные качества.
Например, о необходимости специального формирования профессионального характера личности и профессионального (клинического, диагностического) стиля мышления пишут многие опытные врачи и преподаватели медицинских вузов.
Некоторые качества такого характера специально выделяет Л. А. Лещинский: высокое душевное, моральное совершенство; активный гуманизм; чувство долга; желание делать добро; профессионально тренированная, углубленная и расширенная способность к состраданию; чувство доброты и любви к людям; умение заслуживать доверие у пациента и коллег, внушать доверие; умение учить и воспитывать больного; увлеченность своей специальностью; милосердие; готовность облегчить боль, страдания; способность проявлять действительный гуманизм ко всем нуждающимся вне зависимости от симпатии и антипатии: к преступникам, военным оккупантам; выдержка, тренированная терпеливость и терпимость по отношению к окружающим — пациентам прежде всего; коммуникативная контактность; готовность к самопожертвованию, к подвигу; точность, аккуратность, деловой педантизм; уважительное отношение к коллегам, рекомендации; ответственность за результаты лечения; верность слову; способность к постоянной работе над собой, умение и желание самосовершенствоваться в профессии, переучиваться; беспощадная самокритика собственных ошибок; формирование профессионального внимания, умения помещать в центр своего сознания личность пациента; профессионально развитые органы восприятия, органы чувств — «клинический нюх», «клинический глаз»; устойчивая эмоционально-волевая сфера характера, способность не поддаваться панике; физическая опрятность, соблюдение всех гигиенических и диетических правил; абсолютный отказ от курения и алкоголя; высокая самодисциплина; высокоразвитая психологическая культура; способность смотреть на ситуацию глазами пациента, умение чувствовать «внутреннюю картину болезни» с точки зрения больного; синтонность как свойство характера; способность проводить над собой психологические эксперименты; высокая культура речи; безупречное телесное, психологическое здоровье; постоянная готовность советоваться, консультироваться и наоборот — давать абсолютно беспристрастные советы другим врачам; деликатность и тактичность по отношению к больным; оптимизм и бодрость как характерологические особенности врача; умение подавлять в себе чувства брезгливости, страха, омерзения у постели больного; умение никогда не обижаться на больного и не мстить за жалобы администрации; способность видеть и слышать себя со стороны пациента; умение индивидуализировать словесные воздействия на пациента [110].
Здесь, на наш взгляд, дан наиболее полный перечень сугубо личностных качеств, необходимых профессионалу в одной из сфер разделенного труда.
Для многих профессий создаются квалификационные модели личности и деятельности специалистов. Характерно, что все они во многом отличаются друг от друга. Одной из наиболее удачных, на наш взгляд, является модель новой для нашей страны массовой профессии практического психолога, которую составила группа авторов под руководством Е. Аллена. Они описали десять основных, наиболее типичных различий между квалифицированным и неквалифицированным психологом [97).
Ценность подобного моделирования личности и действий профессионалов заключается в том, что создаются одновременно две сравнительные модели — хорошего и плохого специалиста. При этом систематизируются наиболее часто встречающиеся в практике наборы нарушений как деятельностных норм, так и норм профессиональной этики (ср.: Профессиональный кодекс этики для психологов (Бонн, ФРГ) // Вопросы психологии. 1990. № 6 и Этические принципы скандинавских психологов// Вопросы психологии. 1989. № 1).
В составленном Г. С. Абрамовой перечне самых частых признаков профессиональной деформации психологов-психотерапевтов также много внимания уделяется именно личностным свойствам работников: «Психотерапевт не имеет права освобождаться от ответственности за судьбу клиента, это его ролевое положение в этой ситуации взаимодействия, его исходная позиция. Если этой позиции нет, психотерапевт легко попадает под влияние профессиональной деформации, стремясь занять позицию превосходства над клиентом. Это помогает избежать профессиональной деформации — псевдонаучного обезличивания клиента, ролевой маски во взаимодействии с ним и моральной оценки. Псевдонаучное обезличивание как профессиональная деформация в работе психотерапевта состоит в том, что он ориентируется во взаимодействии с клиентом не на его живую жизнь, а на обобщенную схему — свою терапию, которой он пользуется для упорядочивания своего опыта. (...) Моральная оценка психологом клиента — проявление про­фессиональной деформации — позиция судьи, которую психолог занял по отношению к клиенту» [2, с. 179—180].

3.2. СПЕЦИФИКА ТРУДА КАК ЧАСТНЫЙ ФАКТОР ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ

Среди частных факторов профессиональной деформации могут рассматриваться разные параметры, например особые, экстремальные условия обычного труда. Мы приводим процедуру анализа частных факторов по отношению именно к специфике той или иной деятельности. Специфика деятельности анализируется на материале труда сотрудников органов внутренних дел.
Повышение эффективности деятельности сотрудников органов внутренних дел (ОВД), улучшение их профессиональной подготовки, вопросы оптимальной организации службы требуют среди других мер и достаточного психологического обеспечения этого особого вида деятельности. В данном разделе делается попытка рассмотреть некоторые существенные особенности службы работников ОВД, которые отличают ее от большинства обычных, «гражданских» профессий и позволяют отнести к разряду экстремальной деятельности. Особое внимание уделено анализу тех факторов, которые могут оказывать психотравмирующие действия и приводить к профессиональной деформации личности сотрудника.
Совершенно справедливо пишет А, К. Китов: «Психологическая проблематика ОВД чрезвычайно широка и многообразна, и ее сколько-нибудь полная классификация может быть проведена лишь после того, как будут накоплены исследовательские материалы, которых, к сожалению, пока чрезвычайно мало» [87, с. 25]. Среди направлений исследования он, в частности, выделяет психологический аспект в работе сотрудников ОВД: «Во-первых, изучению подлежат наиболее общие психологические особенности деятельности сотрудников, обусловленные спецификой работы органов. Во-вторых, деятельность сотрудников должна изучаться на нескольких уровнях, соответствующих уровням управления. В-третьих, специальные исследова-ния необходимы для раскрытия своеобразия деятельности сотрудников отраслевых служб и подразделений органов внутренних дел» [87, с. 25].
Автор предполагает, что в перспективе в составе психологической науки будет формироваться еще одна ее отрасль — психология деятельности ОВД. Перечень особенностей деятельности сотрудников ОВД достаточно широк, и некоторые из них еще не описаны в литературе. Для полной систематизации конкретных особенностей, возможно, еще нет достаточных оснований. Но уже сейчас можно выделить, по крайней мере, два больших блока или вида этих особенностей. В первую группу можно включить те характеристики данной профессии, которые определяют специфику общения сотрудников, коммуникативный аспект их деятельности. Во вторую группу можно отнести те особенности, которые связаны с действием фактора опасности, с виктимологическими аспектами службы.
Рассматривая первую группу особенностей — специфику делового общения, — необходимо выделить прежде всего такой параметр общения сотрудников, как широта и многопричинность коммуникаций. В отличие от представителей многих других профессий, практически все сотрудники ОВД, независимо от их служебного положения, ежедневно встречаются с самыми различными категориями населения по самым разным причинам (обмен и выдача паспортов, удостоверений на право вождения транспорта, прием и рас­смотрение жалоб и заявлений, разбор нарушений общественного порядка, обеспечение противопожарной безопасности и т. п.).
Если «обычный» человек в своей работе, как правило, связан только со своим трудовым коллективом, то общение участкового, например, не имеет четких границ. Сотруднику приходится вникать в деятельность самых разных отраслей народного хозяйства. Для него характерен практически безграничный круг общения — все слои общества самых разных возрастных и профессиональных групп и различного общественного положения. В психологическом плане это означает, что деятельность сотрудника должна быть предельно гибкой, нестандартной, творческой. Это требует особых, универсальных знаний, умений и навыков из области социальной психологии. Требуется основательная психологическая подготовка в сфере общения. Нужны хорошо развитые механизмы защиты Я личности, чтобы избежать синдрома «эмоционального сгорания». В этой работе с населением очень большой вес должен занимать не только правовой, но и педагогический аспект. Сотрудники почти всех служб должны в своей профилактической работе заниматься вопросами воспитания граждан, а в ряде случаев — их исправлением и перевоспитанием. Каждый сотрудник (патрульно-постовой службы, следствия, уголовного розыска и т. д.) выступает по отношению к гражданам не только как представитель государства, но и как педагог-психолог. Он должен заниматься формированием правовой культуры и правопослушного поведения граждан — от подростков до лиц пожилого возраста.
В. С. Олейников отмечает еще одну особенность профессиональной деятельности сотрудника милиции в сфере общения: «Ему нередко приходится сталкиваться и проникать в самые интимные глубины духовной жизни граждан. Поэтому действия сотрудника всегда должны быть уважительны по отношению к другому человеку, справедливы и понятны самым широким массам трудящихся» [128, с. 18].
Характерной особенностью общения и деятельности сотрудника ОВД является и то, что он, в отличие от представителей других профессий, вынужден иметь дело чаще всего с особым контингентом «ненормальных» людей, преступивших закон. Постоянное негативное общение с преступниками, нарушителями общественного порядка, лицами, ведущими паразитический и аморальный образ жизни, пьяницами и алкоголиками, наркоманами оказывает существенное психотравмирующее влияние на самочувствие сотрудника. Жизнь сталкивает его с множеством явлений антиобщественного порядка, работник испытывает воздействие отрицательных информации и эмоций, значительные психологические перегрузки. Недаром одна из рубрик телепередачи РТВ «Милицейская хроника» называется «собачья работа».
Эти факторы деятельности и общения могут приводить при определенных условиях к профессиональной деформации личности. Негативные изменения личности могут проявляться, например, в эффектах перцептивной адаптации, повышении порогов восприятия, когда восприятие фактов отклоняющегося поведения может притупляться, кое-кто как бы «привыкает» к ним (своеобразный механизм психологической защиты личности). Постоянно наблюдая «изнанку» жизни, при отсутствии необходимого социально-психологического иммунитета сотрудник может проявлять в отдельных случаях бездушие, формализм, черствость.
Деформация вследствие действия этих факторов деятельности может проявляться и следующим образом. С одной стороны, частое взаимодействие с преступным контингентом в ситуации противоборства формирует у сотрудника такое необходимое качество личности, как бдительность, т. е. постоянную готовность противостоять уловкам и ухищрениям. В этом проявляется положительное влияние деятельности на формирование личности, профессиональных черт характера, служебного опыта. Обостряются восприятие, наблюдательность, развиваются профессиональные умения и навыки.
Но, с другой стороны, частое и интенсивное общение с преступным миром может привести к трансформации бдительности в излишнюю подозрительность, придирчивость, недоверие к любому провинившемуся или оступившемуся человеку. Некоторые начинающие сотрудники могут заразиться пессимистическими настроениями и вообразить, что подавляющее большинство населения — это потенциальные преступники, как многие врачи оценивают людей лишь в роли будущих пациентов. Сотрудник как бы воспринимает окружающих через окошко медвытрезвителя. А. Константинову, например, некоторые сотрудники уголовного розыска признавались в том, что им намного легче общаться с рециди­вистами, чем с нормальными, правопосдушными людьми [96].
Вся деятельность сотрудников, носящих милицейскую форму, в очень большой степени подчиняется общественным нормам и социальным ожиданиям. Сам факт ношения специальной формы подчеркивает эту особенность деятельности и оказывает известное влияние на личность работника. От человека в милицейской форме все окружающие справедливо ждут строго определенного рода поведения — соучастия, поддержки, помощи, защиты. Окружающие, обращаясь за помощью к милиционеру, предполагают, что он грудью станет на защиту человека, которому угрожает опасность.
Люди ожидают, что именно милиционер обязан пресечь действия хулигана или пьяницы, а пожарный — смело и решительно действовать в борьбе с огнем. Это требует от сотрудников постоянной и высокой мобилизации всех своих человеческих ресурсов для выполнения служебных задач, поддержания постоянной готовности. Например, основная задача следователя (в психологическом аспекте) — реконструировать поведение и поступки подозреваемого или подследственного на определенном отрезке времени и оформить это документально. Такая сложная психологическая задача требует хорошего знания людей. Тем более что преступник чаще всего тщательно скрывает истинные факты, старается запутать следствие. Поэтому следователю приходится зачастую работать в ситуации активного противодействия со стороны собеседника.
Существенной особенностью деятельности сотрудника ОВД является конфликтный характер тех ситуаций, на фоне которых развертывается и протекает служба милиционера. Конфликтность деятельности проявляется в самых разных формах. Вступая во взаимодействие с преступным элементом, сотрудник испытывает активное сопротивление с его стороны, он должен преодолевать попытки нарушителя замаскировать свои действия, ввести в заблуждение и даже спровоцировать сотрудника на неправильные, противоправные действия.
Причем антиобщественные элементы пренебрегают всеми социальными нормами, а сотрудники, сталкиваясь с ними, обязаны строго соблюдать законность. В этих эмоционально окрашенных ситуациях общения сотрудник обязан сохранять самоконтроль, обладать повышенной психологической устойчивостью, чтобы не поддаться на провокации и противостоять психическому заражению потерявшего над собой контроль человека. Все это предъявляет очень высокие требования к личности сотрудника, его педа­гогическому такту и психологической культуре.
Можно отметить еще одну особенность служебной деятельности сотрудника ОВД. Вся служба многих сотрудников милиции проходит на глазах у населения, в общественных местах. В их деятельности очень большой вес имеет публичность исполнения профессиональных действий. Любой проступок работника милиции, его слова, тон, манеры, внешний вид — все обращает на себя внимание окружающих и нередко потом обсуждается. Сотрудник всегда работает под острым, пристальным взглядом людей, потому что он представитель власти. Все действия его подвергаются строгому оцениванию со стороны окружающих и нередко сопровождаются прилюдным комментарием. В одних случаях этот очень сильный эмоциональный фактор — «присутствие зрителей» — способствует успешному выполнению служебных задач, в других может вызывать дезорганизацию действий сотрудников, приводить к ошибкам в деятельности.
Сотрудник вынужден постоянно учитывать действия данного фактора, должен суметь привлечь на свою сторону наблюдателей конфликтной ситуации, вызвать у публики эмоциональный резонанс. Хорошо известно, что если работник медвытрезвителя при изъятии из общественных мест лиц, находящихся в сильном алкогольном опьянении, проявляет резкость (в пределах требований закона), то симпатии присутствующих чаще всего склоняются на сторону потерпевшего, «жертвы». И наоборот, чем внимательнее и предупредительнее наряд относится к пьянице, тем скорее сформируется и ярче проявится у окружающих негативное отношение к нарушителю общественного порядка.
Деятельность сотрудников ОВД разворачивается под жестким и постоянным социальным контролем, на глазах у многих (не всегда компетентных) судей и оценщиков. Сложность «артистичного» выполнения задач в присутствии публики подчеркивается и тем фактором, что сотрудник обязан соблюдать не только общественный этикет, нормы морали, но и определенные уставные требования, которые иногда непонятны окружающим, связаны с некоторыми тонкостями. Умение сотрудников работать в присутствии публики существенно повышает эффективность воспитательных мероприятий и социальный престиж службы.
Ко второй группе особенностей деятельности сотрудников ОВД можно отнести всю ту специфику, которая связана с фактором опасности и риска. Справедливо замечено, что, в противоположность представителям других профессий, работник милиции на протяжении едва ли не всего времени, а не только чисто служебного, находится в состоянии стресса. Он считается с вполне реальной возможностью получить травму после окончания служебного времени, даже придя домой, сняв форменную одежду, он в любой момент может ожидать экстренного вызова и подсознательно находится в постоянном напряжении.
Д. В. Ривман [1391 подчеркивает такую существенную особенность деятельности, как виктимную предрасположенность большинства милицейских профессий, т. е. повышенную вероятность агрессивного нападения нарушителей общественного порядка на работника милиции, повышенную вероятность стать жертвой преступных посягательств. Вероятность агрессивного нападения на сотрудников ОВД обратно пропорциональна уровню их профессиональной подготовленности и во многом зависит от правильной организации службы, учета индивидуальных психологических особенностей работников при подборе личного состава на должности и посты, повышенно уязвимые в виктимном отношении. Осознание сотрудником повышенной виктимности своего труда также может играть роль психотравмирующего фактора, приводящего к чрезвычайной эмоциональной напряженности службы.
Опасность (реальная или мнимая) — это постоянно действующий стрессор в деятельности сотрудников милиции, пожарной охраны и других служб. Специфика проявления этого стрессора в деятельности сотрудников ОВД заключается, в частности в том, что опасность может появиться внезапно. И, наконец, сотрудник ОВД, в отличие от представителей других профессий, связан с профессиональной необходимостью всегда идти навстречу опасности. В психологическом плане это может вызвать повышенную вероятность либо инстинктивных форм поведения, либо рискованных вариантов действий. Может наступить привыкание к опасности, снижение способности адекватной оценки собственных возможностей, что чревато потерями среди личного состава.
Опасность как фактор может вызвать в психологическом плане следующие явления:
1) изменения мотивов деятельности: мотив выполнения поставленной задачи иногда может заменяться мотивом самосохранения;
2) замена ситуативно-целесообразных форм поведения инстинктивны-ми (испуг, страх, ужас, боязнь, бегство, заторможенность, импульсивность действий и т. п.);
3) повышение эмоциональной напряженности деятельности.
Кроме того, регулярное пребывание в подобном режиме и условиях труда безусловно накладывает определенный отпечаток на психологию осознания сотрудником собственной и чужой ценности. Наступает явление привыкания к этим условиям. Все, что не связано с непосредственной угрозой здоровью и жизни, рассматривается как обычный трудовой фон деятельности.
Известно, что большой процент служебных ошибок сотрудников является виктимно обусловленным. В числе провоцирующих моментов можно назвать такие, как пассивное сопротивление нарушителей, оскорбления и нецензурная брань в адрес сотрудников, удары, повреждения форменной одежды, демонстративная апелляция к соучастникам и гражданам, угрозы, попытки применения оружия и т. п.
Эффект привыкания к подобным условиям может проявляться в снижении защитных свойств личности, уменьшении психологической способности к сочувствию самому себе, потере трезвой самооценки собственных физических и психологических возможностей, снижении чувства опасности и трезвой оценки собственных ресурсов.
В ситуации привычной опасности может наблюдаться замена обычных, уже освоенных приемов деятельности рискованными. Сотрудник, привыкнув к стрессору, занижает степень опасности, угрозы, считает ее маловероятной и полагается на «везение», на случайный благоприятный исход. Это может приводить к неоправданным потерям среди личного состава подразделений при ликвидации пожаров, задержании преступников, ликвидации чрезвычайных обстоятельств и т. п.
Как правило, все, что связано с непосредственной угрозой здоровью и жизни сотрудников, рассматривается ими как обычный и привычный трудовой фон их деятельности.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации