Курсовая работа - Западное право: основная характеристика - файл n1.doc

Курсовая работа - Западное право: основная характеристика
скачать (137 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc137kb.24.08.2012 06:34скачать

n1.doc

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Челябинский государственный университет
Юридический факультет
Кафедра теории государства и права и конституционного права

Западное право: основная характеристика.
Контрольная работа

студента 1 курса

(группа ЮЗС-101)
Цыганков К.П.
Научный руководитель

кандидат исторических наук, доцент

Шадрин В.М..

Челябинск, 2010



  1. Введение с.3

  2. Правовые системы современности с.4

    1. Романо-германская правовая семья с.7

    2. Англо-саксонская правовая семья с.10

  3. Правовые системы европейских стран с.13

    1. Правовая система Франции с.13

    2. Правовая система Германии с.15

    3. Правовая система Англии с.18

    4. Правовая система США с.22

  4. Заключение с.26

  5. Литература с.27

1. Введение

К числу так называемых западных стран в настоящее время относят страны Западной Европы и Центральной Европы, США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию.

Главной целью этой работы является изучение особенностей права этих стран, закономерности его становления и развития. В настоящее время эта тема очень актуальна, так как позволяет улучшить правовые системы, обогатить каждую из них. Уровень развития права отражает социально-экономическое, политическое развитие и уровень культуры народа, поэтому их изучение позволяет восстановить понятие об общественных отношениях, понять механизм общества исходя из прав и обязанностей.

Актуальность этой темы, еще заключается в том, что мы можем со стороны рассмотреть и оценить право, которое существует сейчас в России, используя при этом опыт западных государств.

В данной работе мы будем использовать основной метод нового направления юридической науки   сравнительного правоведения   сопоставление одноименных государственных и правовых институтов, систем права, их основных принципов и так далее. Сравнительное правоведение имеет и конкретные практические задачи  унификация законодательства различных государств, в тех отраслях, где это очевидно необходимо, а так же выработка конкретных предложения по совершенствованию собственной, национальной правовой системы на основе изучения опыта других стран.

Таким образом, при раскрытии темы работы мы ставим перед собой следующую цель: исследование сущности и особенностей права западных государств. С указанной целью связаны следующие задачи: изучение юридической литературы по проблемам правовой карты мира; анализ особенностей Англо-саксонской и континентальной правовой семьи; анализ права отдельных западных государств.
2. Правовые системы современности

По вопросу типологии правовых систем существуют различные подходы. За основу классификации могут приниматься различные критерии — идеологические, юридические, этические, экономические, религиозные, географические и т. д. Вполне естественно, что при этом могут формироваться различные новые типологические группы правовых систем. При этом критерии и типологии могут сочетаться в определенных комбинациях.

В настоящее время, как правило, используются критерии классификации правовых систем, опирающиеся, главным образом, на этногеографические, технико-юридические и религиозно-этические признаки права.

В современном мире обычно различают следующие правовые и политические системы:

  1. национальные правовые системы;

  2. правовые семьи;

  3. группы правовых систем.

Национальная правовая система — это конкретно-историческая совокупность права (законодательства), юридической практики и господствующей правовой идеологии отдельной страны (государства). Национальная правовая система — элемент того или иного конкретного общества и отражает его социально-экономические, политические, культурные особенности. По отношению к группам правовых систем и правовым семьям национальные правовые системы высту­пают в качестве явления особенного, единичного. Следует отметить, что в настоящее время в современном мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем.

Вопрос об элементном, структурном понимании правовой системы в литературе дискуссионен. Так, С. С. Алексеев включает в понятие правовой системы право и его источники, акты применения норм права и правоотношения, права и свободы граждан1. По мнению Н. И. Матузова, правовую систему общества образуют:

  1. право как совокупность создаваемых и охраняемых государством норм;

  2. законодательство как форма выражения этих норм (нормативные акты);

  3. правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства;

  4. судебная и иная юридическая практика;

  5. механизм правового регулирования;

  6. правореализационный процесс (включая акты применения и толкования);

  7. права, свободы и обязанности граждан (право в субъективном смысле); 8) правоотношения;

  8. законность и правопорядок;

  9. правовая идеология;

  10. субъекты права;

  11. систематизирующие связи, обеспечивающие единство, целостность и стабильность системы;

  12. иные правовые явления, образующие «инфраструктуру» правовой системы (юридическая ответственность, правосубъектность, правовой статус и т. д.) 2.

Ю. А. Тихомиров считает, что понятие правовой системы охватывает законодательство и иные источники права цели и принципы регулирования, системообразующие связи3. Существуют и другие отличные точки зрения.4

В общем определении правовая семья — это совокупность национальных правовых систем, выделенная на основе общности источников, структуры права и исторического пути его формирования. В соответствии с этими критериями можно выделить следующие семьи:

Следует подчеркнуть, что ни одна из классификаций правовых семей не является исчерпывающей для правовых систем мира, и поэтому в литературе можно встретить самые различные типологические подразделения семей национального права. В приведенной классификации своеобразие правовой семьи определяется характером ее источников: юридических, духовных (религия, этика и т. д.) и культурно-исторических. Какой-то из этих признаков может преобладать в разграничении тех или иных правовых семей.

В рамках той или иной правовой семьи возможны более дробные элементы, представленные определенной группой правовых систем.

Так, внутри романо-германской правовой семьи выделяют группу романского права, в зону которой входят такие страны, как Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран, каноническое (церковно-католическое) право и группу германского права, в которую входят правовые системы ФРГ, Австрии, Венгрии, скандинавских стран. Внутри англо-санксонской правовой семьи различают английскую правовую систему, правовую систему США и право бывших англоязычных колоний Великобритании. Славянская правовая семья включает группу российского права (Россия и республики в ее составе) и западнославянского права (Украина, Белоруссия, Болгария, новая Югославия).

К наиболее старым, «классическим» правовым семьям относятся: англо-саксонская (общего права) и романо-германская (континентальная) семьи, принадлежащие к западной юридической традиции. Рассмотрим их подробно.

2.1 Романо-германская правовая семья.

К романо-германской правовой семье относятся правовые системы, возникшие в континентальной Европе на основе римских, канонических и местных правовых традиций. Она сложилась на основе изучения римского права в итальянских, французских и германских университетах, сформировавших в XII—ХVI веках на базе Свода законов Юстиниана общую для многих европейских стран юридическую науку. Произошел процесс, получивший название «рецепция римского права». Вначале эта рецепция носила доктринальные формы: римское право непосредственно не применялось, изучались его понятийный фонд, развитая структура, внутренняя логика, юридическая техника. Именно это и привело к определенному сходству правовых систем европейских стран. В этом же направлении сказалось и влияние канонического права. Национальные кодификации придали праву определенность и ясность, значительно облегчили его практическое использование и явились логическим завершением сложившегося в континентальной Европе понимания правовой нормы и права в целом. Они завершили формирование романо-германской правовой семьи как целостного явления.1

Особенности романо-германской правовой семьи проявляются в ряде моментов:

Для романо-германской правовой семьи характерны: наличие писаного права, единая иерархическая система источников права, его деление на публичное и частное, а также деление системы права на отрасли. Общим для права всех стран романо-германской семьи являются его кодифицированный характер, общий понятийный фонд (сходство основных понятий и категорий), более или менее единая система правовых принципов. Во всех этих странах есть писаные конституции, за нормами которых признается высший юридический авторитет. Этот авторитет подкрепляется и установлением в большинстве государств судебного контроля за конституционностью обычных законов. Конституции разграничивают правотворческую компетенцию различных государственных органов и в соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права.

Романо-германская юридическая доктрина и, главным образом, законодательная практика различают три разновидности обычного закона:

Во всех странах романо-германской семьи признается деление права на публичное и частное. Это деление носит самый общий характер, является, по преимуществу, доктринальным и потеряло в последнее время былое значение. В самом общем виде можно сказать, что к публичному праву относятся те отрасли и институты, которые определяют статус и порядок деятельности органов государства и отношения индивида с государством, а к частному — отрасли и институты, регулирующие отношения индивидов между собой. В каждую из этих двух сфер в разных странах попадают примерно одни и те же отрасли. Однако, скажем, в ФРГ разделение между частным и публичным правом выражено несколько слабее, чем во Франции, что, в частности, находит свое отражение в иной, чем во Франции, организации и компетенции органов общей, административной и конституционной юстиции.

В большинстве континентальных стран приняты и действуют гражданские (либо гражданские или торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Система текущего законодательства также весьма разветвлена. Законы регулируют отдельные сферы общественных отношений (например, акционерные законы). Число их в каждой стране велико1.

Судья романо-германской правовой семьи не обязан следовать ранее принятому решению другого суда за исключением судебной практики Верховного и (или) Конституционного суда. Но и в этом случае высшие судебные инстанции не вправе создавать своими решениями новые нормы, а могут лишь толковать имеющиеся в нормативно-правовых актах. Судья, работающий в стране, входящей в зону романо-германской правовой семьи, решая юридическое дело, главным образом осуществляет лишь процесс квалификации — строит цепь умозаключений по методу силлогизма, где роль большей посылки играет норма, а меньшей — обстоятельства конкретного случая. Это, конечно, вовсе не свидетельствует об отсутствии в правоприменении творческого, самостоятельного начала. Чтобы правильно применить отвлеченную от конкретной ситуации норму, юрист должен глубоко вникнуть в природу этой ситуации с тем, чтобы применение права было справедливым, гуманным, целесообразным, т. е. отражало внутреннюю природу права. В этом смысле и в континентальной правовой семье судебная (правоприменительная) практика не может не иметь некоторого нормативного значения, то есть выступать в роли фактора «давления» либо корректировки законодательства, которое, однако, официально признается приоритетным либо даже единственным источником права.

В отличие от стран романо-германской правовой семьи, где основным источником права является введенный в действие закон, в странах англо-саксонской правовой семьи основным источником права служит норма, сформулированная судьями и выраженная в судебных прецедентах.
2.2 Англо-саксонская правовая семья

Семья англосаксонского (общего) права возникла в Англии, впоследствии распространилась на бывшие доминионы и колонии Англии. Как единая система англосаксонское право стало складываться с момента захвата Англии Вильгельмом Завоевателем (1060). Римское право не оказало влияния на эту систему, хотя римляне и правили Британией почти пять веков. Большую роль в формировании общего права сыграли суды, которые с момента завоевания сложились в централизованную систему.1

Общее право оправдывает свое название тем, что оно, во-первых, действовало на территории всей Англии (период его становления — X—XIII века) в виде судебных обычаев, возникавших помимо законодательства, и, во-вторых, оно распространялось на всех свободных подданных короля в гражданском судопроизводстве. Обобщая судебную практику в своих решениях, судьи руководствовались нормами уже сложившихся отношений и на их основе вырабатывали свои юридические принципы. Совокупность этих решений, точнее, принципов, на которых они основывались (прецедентов), была обязательной для всех судов и, таким образом, составила систему общего права.

Специфика общего права:

Норма общего права носит казуистический (индивидуальный) характер, ибо она есть «модель» конкретного решения, а не результат законодательного абстрагирования от отдельных случаев. Общее право приоритетное значение придает процессуальным нормам, формам судопроизводства, источникам доказательств, ибо они составляют одновременно механизм правообразования и механизм правореализации. При этом важным признаком общего права выступает автономия судебной власти от любой иной власти в государстве, что проявляется в отсутствии прокуратуры и административной юстиции.

Специфическим источником англо-саксонских правовых систем является судебный прецедент. В качестве прецедентов выступают решения только высших судебных инстанций. В Англии это Палата лордов. Апелляционный суд, Высокий суд, судебный комитет Тайного совета, в США — Верховный суд США и верховные суды штатов. Прецедентом является не все решение, а сформированное в нем принципиальное положение (ratio decidendi). Правило прецедента, действующее в этих системах, носит императивный характер и гласит: дело решать так, как аналогичное дело было решено раньше. Это правило распространяется не только на нижестоящие суды, но и на те суды, которые их ранее приняли (исключение сделано для Палаты лордов). Обязательное значение имеют лишь опубликованные прецеденты. В США, в отличие от Англии, Верховный суд США и верховные суды штатов не связаны собственными прецедентами.1

Другим источником англосаксонского права являются статуты (законы), принимаемые высшими законодательными органами. Соотношение статутов и прецедентов весьма своеобразно. Статут может отменить действующий прецедент, но закон реализуется в прецедентах, он не считается действующим, пока не обрастет прецедентами, т. е. пока на его основе не приняты судебные решения. В качестве источников права в рассматриваемых системах выступают также «делегированное законодательство» исполнительных органов (президента, правительства, министров), нормативные акты местных органов власти, международные договоры и др. Источниками права являются также правовые обычаи, в особенности в Англии, где отсутствует писаная конституция.

Развитие законодательства (статутного права) свидетельствует о сложных процессах эволюции данной правовой семьи. Однако исходные принципы организации правовая система, например, Англии сохраняет с XIII века до сих пор.


  1. Правовые системы европейских стран

3.1 Правовая система Франции

Франция прошла длительную правовую историю, и в основе ее современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эпохи, о которых подробно говорилось выше. Общепризнано, что, несмотря на многочисленные поправки, кодексы эти устарели, а в современный этап своего правового развития (его начало можно датировать серединой XX в.) страна вступила с огромной массой правовых актов, лежавших за пределами традиционной кодификации.

Основным направлением упорядочения этого массива правовых актов Франции стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих как законодательные, так и подзаконные акты. Некоторые из них охватывают комплекс мер, относящихся к двум или нескольким отраслям права, но регулирующих отношения в конкретной области промышленности, хозяйства или культуры.

Начиная с 50-х годов принято несколько десятков таких кодексов, которые по своей правовой природе являются актами консолидации действующего права. Французские юристы отмечают два момента, отличающих эти кодексы от наполеоновских кодификаций. Во-первых, эти кодексы не преследуют цели «переосмыслить» совокупность норм той или иной отрасли права, а направлены на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов. Уже эта новая кодификационная форма ослабила принцип верховенства законов-кодексов в его традиционном понимании. Во-вторых, по престижу закона нанесла удар Конституция 1958 г., перевернувшая «классическое» распределение компетенции между законодательной и исполнительной властью. Конституция перечислила круг вопросов, входящих в компетенцию парламента, и тем самым ограничила сферу его законодательной деятельности. И наоборот, компетенция правительственной власти существенно расширилась, соответственно возросли удельный вес и значение ее актов в системе источников права.

В Основном законе государства не определена система регламентарных актов, однако на практике существуют следующие виды актов исполнительной власти, соответствующие внутренней иерархии публичной власти: ордонансы, декреты, решения, постановления, циркуляры, инструкции, уведомления. Важна роль ордонансов, на их примере особенно отчетливо прослеживается тенденция размывания различий между правовой силой закона и регламентарных актов.

Во французской правовой системе в качестве самостоятельного источника права признаются и общие принципы права. Роль общих принципов особенно важна тогда, когда в законодательной структуре имеются существенные пробелы.

Это наиболее наглядно прослеживается в области административного права. Административные суды и Государственный совет в силу некодифицированности административного законодательства наиболее часто ссылаются на общие принципы права1

Во французской юридической литературе источники права делятся на две основные группы: первичные (основные) и вторичные (дополнительные). В первую группу входят государственные нормативные акты. К вторичным (дополнительным) источникам права относят в первую очередь судебную практику.

Судебная практика сыграла важную роль в развитии французского права, а современная законодательная практика еще шире открывает ей дорогу для правотворчества в виде индивидуальных и общих норм. Из простого толкователя закона и унификатора собственных решений – а именно такую роль отводит судебной практике теория разделения властей – судебная практика превратилась сегодня в источник французского права (хотя и дополнительный, по мнению французских авторов), «источник в рамках закона». Судья, хотя он и не обязан жестко следовать существующей практике и сохраняет в определенной степени свободу решения, все же находится под сильным влиянием авторитета предыдущих судебных решений.

4.1 Правовая система Германии

В Германии, как и во Франции, костяком, основой действующего права являются кодексы. Как и во Франции, они стары, неоднократно изменялись, в частности после Второй мировой войны, когда из них были исключены новеллы, внесенные во времена нацизма. Однако значительная часть изменений в праве Германии по сравнению с довоенным временем, в том числе с периодом Веймарской республики, внесена не через кодексы, а с помощью специальных законов, регламентирующих различные сферы жизни общества.

В отличие от Франции Основной закон ФРГ 1949г. не признает за исполнительной властью право на автономную регламентарную власть и запрещает практику декретов-законов. Правительственные и иные подзаконные акты в Германии Могут быть изданы только в рамках исполнения законов, хотя на практике встречались исключения из этого правила. Германия не знает консолидированных кодексов «нового типа», подобных тем, которые так распространены во Франции.1

Роль обычая в частном праве Германии примерно такова же, как и во Франции. Он имеет значение только в узкой среде, не охваченной кодификацией.

Что касается публичного права, то здесь его роль меньше, чем во Франции, что связано, во-первых, с более широкой конституционно-правовой регламентацией в сфере действия государственного права, а во-вторых, с тем, что государственные структуры Германии имеют не столь значительную историю, как во Франции, где соответственно более значима роль исторически сложившихся обыкновений в сфере конституционного права.

Как и во Франции, судебная практика приобретает в Германии характер источника права, когда какая-то правовая проблема однозначно подтверждена при решении ряда аналогичных дел и данное решение подтверждено авторитетом высшей судебной инстанции. Однако о более или менее полном совпадении ситуации в обеих странах можно говорить лишь применительно к общей судебной системе.

Что касается административного права, то, поскольку оно в Германии в законодательном порядке разработано значительно глубже, чем во Франции, соответственно и роль судебной практики в этой области далеко не столь значительна.

Особенно большие различия обнаруживаются в связи с той весомой ролью, которую играет в государственных структурах Германии Конституционный суд. Его решения – это источник права, стоящий наравне с законом. Его толкования законов обязательны для всех органов, в том числе и для суда. Если у обычного суда при рассмотрении дела возникает сомнение в конституционности подлежащей применению нормы, он приостанавливает дело, обращается с запросом в Конституционный суд, а затем решает дело в соответствии с заключением последнего.

Во Франции нет ничего подобного. Конституционный совет, существующий в этой стране, имеет более ограниченную компетенцию. Ему предоставлено право предварительного контроля за конституционностью еще не вступивших в силу законопроектов, и, следовательно, он не может оказать влияния на применение уже действующих законов и иных нормативных актов, как это происходит в Германии, а тем самым и на судебную практику.

Система источников права в Германии – и здесь еще одно отличие от французской системы – отражает федеральный характер государственного устройства страны. Каждая из земель в составе Германии имеет свое законодательство. Это усложняющий систему источников права фактор.

Федеральное право имеет приоритет над правом земель (ст. 31 Основного закона Германии 1949 г.). Однако, с одной стороны, земли участвуют через бундесрат в федеральном нормотворчестве, а с другой – законодательная компетенция федерации ограничена определенными рамками.

Так, по Основному закону, вопросы, не отнесенные к исключительной или совместно действующей законодательной компетенции федерации, остаются в компетенции земель (ст. 70-74 Конституции Германии). В целом, однако, действует правило, согласно которому в случае расхождения федерального закона и закона земли превалирует первый.

Согласно ст. 25 Конституции Германии 1949 г., «общие нормы международного права являются составной частью права федерации. Они имеют преимущество перед законом и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». Влияние международного права отражено в праве Германии значительно более четко, чем во Франции, где оно также признается, но выражено Конституцией в значительно более умеренной форме, ибо Конституция говорит (ст. 55) не о нормах международного права, а о «договорах или соглашениях, должным образом ратифицированных или одобренных».

Таким образом, нетрудно увидеть, что принадлежность права разных стран к одной и той же крупной правовой системе (или семье) отнюдь не исключает весьма существенных различий между национальными правовыми системами.

В заключение следует отметить, что в рамках романо-германской правовой семьи был разработан ряд юридических конструкций и концепций, получивших широкое распространение и признание во всем мире. К их числу относятся:

признание и законодательное закрепление принципов правового государства;

реализация на законодательном и правоприменительном уровне принципа разделения властей;

обеспечение конституционного правосудия, т.е. создание системы конституционного контроля;

учреждение и регулирование административной юстиции;

создание гарантий развития политического и юридического плюрализма;

обеспечение развития местного и судейского самоуправления. Эти принципы стали непреходящими ценностями мировой правовой мысли и юридической практики.
3.3 Правовая система Англии

В Великобритании не существует Конституции как единого законодательного акта, закрепляющего основы государственного строя. Правовая система функционирует на основе неписанной конституции, составленной из норм статутного права (наиболее важные среди них – Хабеас корпус акт 1679 г., Билль о правах 1689 г., закон о престолонаследии 1701 г., законы о парламенте 1911 и 1949 гг.), норм общего права и норм, представляющих собой конституционные обычаи.

Британское право состоит из общего права (common law), писаного права (statute law) и конвенций. Конвенции - это правила и обычаи, которые не имеют законной силы, но считаются абсолютно необходимыми в работе правительства. Многие из конвенций остались после исторических событий, повлиявших на формирование современной системы правительства.

Законодательная власть принадлежит двухпалатному Парламенту. Полномочиями он по Закону о Парламенте 1911 г. наделяется на срок не более 5 лет. Нижняя палата общин избирается путем всеобщих и прямых выборов по мажоритарной системе. В ее состав входит 650 депутатов. В свою очередь, право заседать в верхней палате лордов, приобретается либо по наследству, либо по назначению Королевы.

Среди наиболее важных функций Парламента – принятие законов и контроль за деятельностью правительства. Правом законодательной инициативы пользуются члены Парламента, а соответственно и члены правительства, так как министры должны быть депутатами одной из палат. Приоритет принадлежит правительственным законопроектам: депутаты, не являющиеся членами правительства, могут вносить законопроекты только один день в неделю, в то время как члены правительства – в любое время. Законопроекты могут быть внесены и в верхнюю, и в нижнюю палаты, но, как правило, сначала происходит обсуждение в Палате общин, а затем – в Палате лордов.

По результатам парламентских выборов формируется Правительство. Соответственно Премьер-министром становится лидер партии, получившей большинство мест в Палате общин. Королева по его совету назначает остальных членов правительства. В Великобритании различаются понятия «правительство» и «кабинет». Кабинет действует внутри правительства, в его состав входят Премьер-министр и основные министры. Состав правительства гораздо шире (если число членов Кабинета 18–25 человек, то в правительстве около 100). Правительство в полном составе никогда не собирается на заседания, и фактически все вопросы внутренней и внешней политики страны решаются на заседаниях Кабинета, который на деле осуществляет высшую исполнительную власть.

Основными источниками английского права являются судебные прецеденты, т. е. решения высших судов, имеющие обязательную силу для них самих и нижестоящих судов, статуты – законодательные акты британского Парламента и, наконец, издаваемые исполнительными органами акты делегированного законодательства. В системе судебных прецедентов различаются нормы общего права, которое начало формироваться еще в XI в. и ныне играет основную роль либо дополняет законодательство в самых различных отраслях правового регулирования. В ходе многовекового развития английского прецедентного права сложились многочисленные, часто противоречивые, но в целом весьма эффективные правила, регламентирующие силу и обязательность судебных решений, способы их толкования, применения и т. п.

В развитии системы общего права сыграли роль судебные отчеты, которые стали собираться с конца XIII в. в «Ежегодниках», а в XVI в. были заменены сериями частных отчетов, составителями которых становились виднейшие английские юристы. С 1870 г. издаются «Судебные отчеты», где в полуофициальном порядке публикуются решения высших судов, на которые обычно и ссылаются как на прецеденты в последующих судебных постановлениях. В тоже время публикуются «Еженедельные судебные отчеты», «Всеанглийские судебные отчеты», «Судебные отчеты по Северной Ирландии» и другие издания подобного характера. Именно прецеденты долгое время служили основным регулятором правовых отношений. Английское законодательство же выступало в качестве дополнительного источника права. Оно представляло собой вплоть до начала XIX в. постоянно растущее собрание неупорядоченных, плохо согласованных между собой и даже прямо противоречащих друг другу статутов, принимавшихся, начиная с XIII в., при самых различных обстоятельствах и нередко продолжавших действовать в совершенно изменившихся исторических условиях.

Английская буржуазная революция XVII в., не изменила взаимоотношений между прецедентами и законодательными актами, сохраняющими свое значение и по настоящее время. Среди них Хабеас корпус акт 1679 г. и Билль о правах 1689 г., в которых сформулированы отдельные принципиальные положения, относящиеся и к государственному праву, и к деятельности суда, провозглашены права обвиняемого в уголовном процессе и др. В последовавшую за английской революцией эпоху значительное развитие получило также правовое регулирование новых видов договоров, деятельности компаний, банков и т. п.

Начиная с 30-х гг. XIX в. английское законодательство подверглось последовательным преобразованиям в важнейших его отраслях. Были изданы законодательные акты, консолидирующие правовые нормы по наиболее значительным институтам гражданского и уголовного права. В результате к концу XIX – началу XX в. законодательным регулированием, главным образом с помощью консолидированных актов, было охвачено большинство отраслей английского права. Среди такого рода актов – законы о семейных отношениях 1857 г., о партнерстве 1890 г., о продаже товаров 1893 г.

Таким образом, законодательство стало во многих отношениях более важным источником права, нежели нормы, сформулированные в прецедентах, тем более что законодательство при необходимости может быть подвергнуто гораздо более решительным и быстрым преобразованиям. Но, необходимо заметить, что возрастание роли законодательства отнюдь не означает, что судебный прецедент утратил свое значение. Прежде всего, сохраняется известное число институтов, непосредственно регулируемых нормами общего права или даже права справедливости. С учетом исторически сложившихся особенностей английской правовой системы все вновь принятые законодательные акты неизбежно обрастают огромным количеством судебных прецедентов, которые истолковывают, уточняют и развивают лаконичные законодательные формулировки.

Среди источников английского права на протяжении XX в. существенно возрастает и роль делегированного законодательства. Особенно в таких областях, как здравоохранение, образование, социальное страхование, а также относительно некоторых правил судопроизводства. Высшей его формой считается «приказ в Совете», издаваемый правительством от имени Королевы и Тайного совета. Многие акты делегированного законодательства издаются министерствами и другими исполнительными органами по уполномочию Парламента.

За последние десятилетия английское законодательство приобретает все более систематизированный характер. В результате ряда весьма последовательных реформ крупными консолидированными актами ныне регулируется подавляющее большинство правовых институтов, хотя до сих пор ни одна отрасль английского права не кодифицирована полностью.
3.4 Правовая система США

Американская революция выдвинула на первый план идею самостоятельного национального американского права, порывающего со своим «английским прошлым». Принятие писаной федеральной конституции 1787 г. и конституций штатов, вошедших в состав США, явилось первым и важным шагом на этом пути. Предполагался полный отказ от английского права, а вместе с ним — от принципа прецедента и других характерных черт «общего права». Однако перехода американского права в романо-германскую семью не произошло. Лишь некоторые штаты, бывшие ранее французскими и испанскими колониями (Луизиана, Калифорния), приняли кодексы романского типа, которые, однако, в дальнейшем постепенно оказались как бы поглощены «общим правом».

Несколько иначе выглядит процесс кодификации законодательства в США. Особые условия развития общего права в этой стране, активная деятельность законодательных органов на уровне федерации и отдельных штатов, приведшая к созданию огромного числа нормативно-правовых актов, несвязанность, в отличие от Англии, судебных и иных государственных органов глубокими традициями общего права, которые зачастую препятствуют его кодификации, — все это и многое другое обусловило то, что законодательство США приобрело, в отличие от Великобритании, в большей мере кодифицированный, а не просто консолидированный характер.

Начиная с конца XVIII в. и вплоть до второй половины XX в. в США на уровне отдельных штатов были разработаны и приняты отраслевые кодексы.

Особая активность в области кодификации в течение XIX в. наблюдалась в штате Нью-Йорк, где были подготовлены, а частично и приняты проекты гражданского, уголовного, гражданского процессуального и уголовно-процессуального кодексов, послужившие своеобразным образцом для разработки и принятия соответствующих кодексов в других штатах.

Кодификационная работа в США проводилась на уровне не только отдельных штатов, субъектов федерации, но и самой федерации. В результате этой работы в 1909 г. был подготовлен и принят федеральный Уголовный кодекс. В 1926 г. разработан и одобрен федеральный Свод законов, состоящий из 50 отраслевых разделов (таких, как «Война и национальная оборона», «Патенты», «Сельское хозяйство» и пр.) и периодически обновляемый каждые шесть лет. В послевоенный период в целях сближения и унификации законодательства отдельных штатов в США был одобрен единый Торговый кодекс (1952), созданы так называемые типовые кодексы по уголовному, уголовно-процессуальному и некоторым другим отраслям права.

Кроме того, как подмечает Р. Давид, говоря об американских кодексах, всегда следует иметь в виду, что они «идентичны» европейским кодексам. «Их и толкуют иначе». Кроме того, в этих кодексах — «просто плод консолидации, более или менее удачной, а не основа для выработки и развития нового права, как в странах романо-германской правовой семьи».

Резюмируется, что законодатель хотел воспроизвести в кодексе прежние нормы, созданные судебной практикой. Закон не имеет смысла, пока он не истолкован судами. Судебные решения, не ссылающиеся на судебные прецеденты, а просто применяющие законы, носят исключительный характер.1

Следует заметить, что, по мнению ряда американских авторов, судейский характер общего права в США является практически даже более значимым, чем в Англии и некоторых других странах. Согласно их наблюдениям, «право, создаваемое американскими судьями, играет в регулятивном и управленческом процессах общества гораздо большую роль, чем право, создаваемое английскими судьями». В США, в отличие от Англии, Верховный суд США и верховные суды штатов не связаны собственными прецедентами. Это более свободное обращение с прецедентом приобретает особое значение в связи с правомочием американских судов (не известным английским судам) осуществлять контроль за конституционностью законов. Верховный суд штата или Верховный суд США может таким образом отказаться от прецедента конституционного толкования. Право конституционного контроля, особенно активно используемое Верховным судом, подчеркивает роль судебной власти в американской системе правления.

Применительно к США структура права осложняется ее федеральным устройством, которое предопределяет наличие федерального права и права штатов. Считается, что нет федерального общего права, есть общее право отдельных штатов. Однако признается фундаментальное единство, единообразие систем права штатов. Поэтому при отсутствии прецедента в системе одного штата может быть принят во внимание пре цедент другого штата. Здесь также различается общее право и право справедливости. В10 штатах существуют специальные суды справедливости.1

В целом же в США сложилась дуалистическая система, сходная с английской: прецедентное право во взаимодействии с законодательным. В Англии и США — одна и та же общая концепция права и его роли. В обеих странах существует, в общем-то, одно и то же деление права, используются одни и те же понятия и трактовка нормы права2. Право США, следовательно, в целом имеет структуру, аналогичную структуре общего права. Однако только в целом. Стоит приступить к рассмотрению той или иной проблемы, как выявляются многочисленные структурные различия между американским и английским правом, многие из которых действительно существенны и не могут сбрасываться со счетов .

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В моей работе были рассмотрены основные черты правовых систем запада. В заключение хотелось бы сказать, что конечно, как нет ничего совершенного, так и нет совершенной правовой системы. Каждая из них имеет свои плюсы и минусы. Романо-германская правовая система, к которой относится и наше государство, имеет большое количество плюсов. Так как она четко кодифицирована, с ней легче работать в юридической практике. С другой стороны, так как ее основа состоит из законов, она менее гибкая, чем англосаксонская правовая система, где основную роль играют прецеденты. Но правоприменительная деятельность в этой правовой системе достаточно затруднена из-за бессистемности и недостаточной кодификации права.

Сейчас время когда правовые системы стран мира сближаются, приобретают все больше общих черт. Быстро растет роль международного права, в особенности международного экономического торгового право и, естественно, это не может не повлиять на право самих государств. Так в странах принадлежащих к романо-германской правовой системе все больший вес приобретает судебный прецедент, в странах с англосаксонской правовой системой наблюдается тенденция к кодификации и увеличению роли закона.

Правовые системы западных стран имеют богатую историю. Для России, в которой происходит коренная перестройка ее правовой системы, огромное значение имеет использование правового опыта других стран. Именно поэтому изучение права зарубежных стран особенно актуально в настоящее время.



  1. ЛИТЕРАТУРА

  1. Алексеев С. С. Общая теория права. Курс в 2-х т. Т. 1. М., 1999.

  2. Алексеев С. С. Проблемы теории права: Курс лекций. Свердловск, 2003.

  3. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1999.

  4. Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социализма — Сов. гос. и право, 1979, №7.

  5. Васильев А. М. Правовая система социализма. В 2-х кн. Кн. 1. М., 1986.

  6. Чердянцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Юрайт-М, 2002 .

  7. Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран. -М., 1992.

  8. Апарова Т.В. Прецедент в современном английском праве и судебное правотворчество // Труды ВНИИСЗ. 1976. №6.

  9. Мухаев Р. Т.. Теория государства и права: учебник для вузов М 2001.

  10. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 2003.

  11. Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М. 2007.

  12. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.

  13. Бабаев В.К., Баранов В. М., Толстик В. А. Теория государства и права в схемах и определениях М 2005.

  14. Бержел Ж.Л. Общая теория государства и права / Под редакцией В. Н. Даниленко. М 2000.

  15. Большой юридический словарь под редакцией А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских // М 2000.

  16. Вишневский А.А. Каноническое право в Западной Европе. М., 2004.

  17. Григонис Э. П. Теория государства и права: курс лекций СПб 2002.




1 Алексеев С. С. Общая теория права. Курс в 2-х т. Т. 1. М., 1999, с. 87—88.

2 Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1999, с. 25.

3 Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социализма — Сов. гос. и право, 1979, №7, с. 33.

4 Правовая система социализма. В 2-х кн. Кн. 1. М., 1986, с. 39.

1 Чердянцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Юрайт-М, 2002 c.400

1 Гражданское и торговое право капиталистических стран. -М., 1992.- 124с.

1 Чердянцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Юрайт-М, 2002 c.402

1 Апарова Т.В. Прецедент в современном английском праве и судебное правотворчество // Труды ВНИИСЗ. 1976. №6. С. 174.

1 Мухаев Р. Т.. Теория государства и права: учебник для вузов М 2001. с. – 328

1 Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 2003. с. – 128.

1 Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М. 2007. с. – 391.

1 Чердянцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М.: Юрайт-М, 2002 432 с.

2 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 342.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации