Цыганков П.А. Международные отношения - файл n1.doc

приобрести
Цыганков П.А. Международные отношения
скачать (1648.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1649kb.23.08.2012 23:52скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
ИНСТИТУТ ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО

ЦЫГАНКОВ П.А.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Москва

«Новая школа»

1996
Рекомендовано Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлениям "Политология", "Социология", специальностям "Политология", "Социология", "Международные отношения".

Москва

"Новая школа" 1996
ББК 60.56 я 73 Ц 96 УД К 316 : 327

Автор П.А. Цыганков, доктор философских наук, профессор.

Цыганков П.А.

Ц 96 Международные отношения: Учебное пособие. - М.:

Новая школа, 1996. - 320 с. ISBN 5-7301-0281-10

Главная цель пособия - обобщить и систематизировать наиболее устоявшиеся положения и выводы, имеющиеся в мировой научной и учебно-методической литературе о международных отношениях; помочь в формировании первичного представления о современном уровне разработки этой дисциплины у нас и за рубежом.

Пособие адресовано студентам и аспирантам по специальностям: "Международные отношения", "Политология", "Социология", - а также всем изучающим общественные науки и интересующимся проблемами международных отношений.

ББК 60.56 я 73
ISBN 5-7301-0281-10

(c) Цыганков, 1996 (c) Издательство "Новая школа", 1996
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Глава I. Теоретические истоки и концептуальные основания международных отношений

1. Международные отношения в историисоциально-политической мысли

2. Современные теории международных отношений

3. Французская социологическая школа

Примечания

Глава II. Объект и предмет Международных отношений

1. Понятие и критерии международных отношений

2. Мировая политика

3. Взаимосвязь внутренней и внешней политики

4. Предмет Международных отношений

Примечания

Глава III. Проблема метода в Международных отношениях

1. Значение проблемы метода

2. Методы анализа ситуации

3. Экспликативные методы

4. Прогностические методы

5. Анализ процесса принятия решений

Примечания

Глава IV. Закономерности Международных отношений

1. О характере законов в сфере международных отношений

2. Содержание закономерностей международных отношений

3. Универсальные закономерности Международных отношений

Примечания

Глава V. Международная система

1. Особенности и основные направления системного подхода к анализу международных отношений

2. Типы и структуры международных систем

3. Законы функционирования и трансформации международных систем

Примечания

Глава VI. Среда системы международных отношений

1. Особенности среды международных отношений

2. Социальная среда. Особенности современного этапа мировой цивилизации

3. Внесоциальная среда. Роль геополитики в науке о международных отношениях

Примечания

Глава VII. Участники международных отношений

1. Сущность и роль государства как участника международных отношений

2. Негосударственные участники международных отношений

Примечания

Глава VIII. Цели и средства участников международных отношений

1. Цели и интересы в международных отношениях

2. Средства и стратегии участников международных отношений

3. Особенности силы как средства международных акторов

Примечания

Глава IX. Проблема правового регулирования международных отношений

1. Исторические формы и особенности регулятивной роли международного права

2. Основные принципы международного права

3. Взаимодействие права и морали в международных отношениях

Примечания

Глава Х. Этическое измерение международных отношений

1. Многообразие трактовок международной морали

2. Основные императивы международной морали

3. О действенности моральных норм в международных отношениях

Примечания

Глава XI. Конфликты и сотрудничество в международных отношениях

1. Основные подходы к исследованию международных конфликтов

2. Содержание и формы международного сотрудничества

Примечания

Глава XII. Международный порядок

1. Понятие международного порядка

2. Исторические типы международного порядка

3. Послевоенный международный порядок

4. Особенности современного этапа международного порядка

Примечания

Приложение (тесты)
ПРЕДИСЛОВИЕ
Международные отношения издавна занимали существенное место в жизни любого государства, общества и отдельного человека. Происхождение наций, образование межгосударственных границ, формирование и изменение политических режимов, становление различных социальных институтов, обогащение культур, развитие искусства, науки, технического прогресса и эффективной экономики тесно связаны с торговыми, финансовыми, культурными и иными обменами, межгосударственными союзами, дипломатическими контактами и иными обменами, межгосударственными союзами, дипломатическими контактами и военными конфликтами - или, иначе говоря, с международными отношениями. Их значение возрастает еще больше в наши дни, когда все страны вплетены в плотную, разветвленную сеть многообразных взаимодействий, влияющих на объемы и характер производства, виды создаваемых товаров и цены на них, на стандарты потребления, на ценности и идеалы людей,

Окончание "холодной войны" и распад "мировой социалистической системы", выход на международную арену бывших советских республик в качестве самостоятельных государств, поиски новой Россией своего места в мире, определение ее внешнеполитических приоритетов, переформулирование национальных интересов - все эти и многие другие обстоятельства международной жизни оказывают непосредственное влияние на повседневное существование людей и судьбы россиян, на настоящее и будущее нашей страны, ее ближайшее окружение и, в известном смысле, на судьбы человечества в целом.

В свете сказанного становится понятно, что в наши дни резко возрастает объективная необходимость в теоретическом осмыслении международных отношений, в анализе происходящих здесь изменений и их последствий и, не в последнюю очередь, в расширении и углублении соответствующей тематики в общегуманитарной подготовке студентов.

Как учебная дисциплина "Международные отношения"1 впервые появляется в университетах США и Великобритании после Первой мировой войны, когда возникают первые исследовательские центры и университетские кафедры. Тогда же появляются и первые программы соответствующих учебных курсов, в которых обобщаются и излагаются результаты нового научного направления. Новый импульс в своем развитии Международные отношения получили после Второй мировой войны. Лидирующие позиции США на мировой арене, убежденность политической элиты страны в ответственности Америки за судьбы международного порядка вызывали в ней потребность осмыслить глубинные корни разрушительных международных конфликтов с целью их недопущения в будущем, найти пути мирного разрешения спорных вопросов в отношениях между государствами, повысить роль межправительственных организаций в достижении коллективной безопасности и, конечно, надежно защитить свои национальные интересы в условиях быстро меняющегося международного окружения. В такой обстановке крупные средства, выделяемые на изучение международных проблем, в сочетании с гибкой университетской системой превратили США в крупнейший научный центр по исследованию мировой политики и международных отношений. Благодаря работам таких ученых как Эдвард Карр, Николае Спайкмен, Рейнхольд Нибур и особенно Ганс Морген-тау (который в 1948 г. издал свой главный труд "Политические отношения между нациями. Борьба за власть и мир"), в социальных науках прочно утверждается относительно самостоятельное направление, изучающее международные реалии. Сегодня, по различным оценкам, от 80 до 85% всей мировой литературы по Международным отношениям издается в США2, что отчасти дает основание квалифицировать эту дисциплину как "as American as an apple pie"3. Вместе с тем, в последнее время Международные отношения достаточно интенсивно развиваются и в Европе, в частности в Англии, где эта дисциплина имеет прочные традиции, во Франции и других странах.

В нашей стране судьба Международных отношений, как и социальных наук в целом, была достаточно сложной. С одной стороны, учитывая потребность государства опираться на научные подходы при планировании международно-политических акций и принятии соответствующих решений, власть была вынуждена создать и терпеть существование в рамках Академии наук специализированных исследовательских центров - таких, как, например, Институт мировой экономики и международных отношений или Институт экономики мировой системы социализма. С другой стороны, бдительный контроль за "идеологической чистотой" научного поиска и стремление "оградить" граждан от "опасности проникновения буржуазного влияния" зачастую фактически сводили этот поиск на нет. Основным жанром, в рамках которого результаты научных исследований находили свой выход, были "аналитические записки в инстанции", а также закрытые публикации системы институтов, существовавших при ЦК КПСС, КГБ и т.п. Что касается Международных отношений как учебной дисциплины, то ее преподавание велось только в полузакрытых "ведомственных" институтах типа МГИМО.

С 90-х годов положение начинает меняться. Коренные социально-политические изменения в стране породили настоятельный "социальный заказ" на разработку научной базы в решении таких задач, как эффективная политическая социализация общества, повышение уровня политической культуры и политического участия граждан. Появляются как переводные, так и отечественные труды по проблемам политической науки, переориентируются многие из ранее существовавших периодических изданий по общественным наукам, возникают новые научные и публицистические журналы политологического профиля. Введение по-литологии в программы высших учебных заведений стимулировало подготовку соответствующих учебников и учебных пособий. И пусть не во всем это проходило гладко, в целом можно сказать, что за короткий промежуток времени появляются признаки зарождения вполне состоятельной дифференцирующейся отечественной политологической школы, интегрирующейся в международное научное сообщество, отражающей как достижения мировой научной мысли, так и российские политические проблемы и задачи.

В то же время сказанное относится в большей мере к такому разделу политологии, который изучает "внутриполитические" реалии. Что же касается Международных отношений, то здесь сложилось несколько иное положение. В настоящее время в стране существует множество центров международно-политических исследований. Однако их разобщенные усилия в большинстве своем направлены на выполнение сиюминутных заказов и прогнозов конъюнктурного характера и, чаще всего, далеки от разработки фундаментальных проблем Международных отношений. Синтеза результатов подобных исследований, их теоретического обобщения не происходит еще и потому, что в большинстве отечественных вузов, в отличие от университетов "дальнего зарубежья", Международные отношения не стали самостоятельным предметом изучения, что, безусловно, сужает рынок соответствующей научной и, особенно, учебной^ литературы по Международным отношениям. Одновременно, несмотря на требования Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по политологии, включающего в качестве самостоятельного раздел "Мировая политика и международные отношения", в существующей учебной литературе по политологии Международные отношения либо "блистательно отсутствуют", либо наличествуют чисто формально, в виде необязательного довеска, зачастую во многом диссонирующего или же слабо корел-лирующего с основным содержанием учебников. Существующие же попытки "вписать" Международные отношения в общий контекст политической науки носят изолированный характер и решают совершенно иные задачи.

В этой связи основная цель предлагаемого вниманию читателя учебного пособия состоит в том, чтобы отчасти заполнить тот пробел, который существует в данной области учебно-методической литературы по политической науке. Представляя собой переработанное издание "Политической социологии международных отношений", оно призвано способствовать решению тех же задач: обобщению и систематизации наиболее устоявшихся положений и выводов, имеющихся в мировой теоретической и учебно-методической литературе о международных отношениях; ознакомлению студентов как с основными понятиями Международных отношений, так и с наиболее известными теоретическими направлениями этой дисциплины и их представителями; оказанию помощи в формировании первичного представления о современном уровне разработки этой дисциплины в нашей стране и за рубежом; освещению ее наиболее заметных достижений и проблем. В итоге студент должен получить тот теоретический инструментарий, используя который, он сможет самостоятельно разбираться в сложных переплетениях взаимодействий государств и их союзов, межправительственных и неправительственных организаций, многообразных частных субъектов; научиться вырабатывать обоснованное представление о потенциале участников международных отношений, их целях, средствах, стратегиях и т.п. В свою очередь, это позволит ему лучше понять место России в современном мире, ориентироваться в ее национальных интересах, оценивать международно-политическую деятельность различных институциональных и неинституциональных социальных общностей.

Вместе с тем в работу внесен ряд существенных изменений и дополнений. Они касаются прежде всего приближения ее содержания к Государственному образовательному стандарту по политологии. Поэтому книга адресуется всем, изучающим политическую науку как общеобразовательную дисциплину. Одновременно она будет полезна и студентам, специализирующимся в области Международных отношений. В настоящее время это не только студенты МГИМО, но и факультетов, отделений и кафедр международных отношений Санкт-Петербургского, Казанского, Томского, Московского и ряда других университетов.

Структурно работа построена следующим образом. Первая глава носит вводный характер и призвана познакомить с основными парадигмами и теоретическими школами в науке о международных отношениях. Следующие три главы дают представление о методологических основаниях Международных отношений. В V-VIII главах раскрываются структурные, а в IX-XI - функциональные аспекты международных отношений. Заключительная глава посвящена рассмотрению проблем международного порядка.

Наконец, в Приложении предлагаются тесты, охватывающие все основные темы учебника. Они могут использоваться как студентами - для самопроверки в ходе работы над учебником, так и преподавателями - для контроля знаний студентов. Будучи распечатанными и розданными студентам, тесты могут быть заполнены ими за 15-20 минут не только в процессе семинарского занятия, но, при необходимости, и во время лекции. Имеющийся в этом отношении опыт убеждает, что они являются эффективным методом не только контроля знаний студентов, но и преподавания. В то же время следует подчеркнуть, что тесты имеют по меньшей мере два существенных ограничения. Во-первых, они (за небольшим исключением) требуют от студентов знания материалов уиебника и не рассчитаны на выявление их эрудиции и компетентности, выходящих за эти рамки. Во-вторых, как и при всякой формализации, ряд вопросов построен таким образом, что оценка ответов (так же формальных) на них может быть весьма приблизительной1. Думается, однако, что эти ограничения, которые, разумеется, могут рассматриваться как недостатки тестов, не являются препятствием для их использования. Их основное преимущество состоит в том, что уже сам процесс ответа на поставленные в них вопросы, - в ходе которого даже слабоподготовленный студент встречается с основными понятиями Международных отношений, с тем контекстом в котором они поставлены и т.п., - представляет собой самостоятельный элемент обучения, дополняющий традиционные лекции и семинарские занятия. С другой стороны, преподаватель может усовершенствовать предлагаемые тесты или же придумать на их основе новые.

Автор выражает искреннюю благодарность профессору Ивану Георгиевичу Тюлину, профессору Александру Сергеевичу Па-нарину, профессору Валерию Ивановичу Коваленко, замечания которых помогли при доработке настоящего издания.
Глава.1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Международные отношения - составная часть науки, включающей дипломатическую историю, международное право, мировую экономику, военную стратегию и множество других дисциплин, которые изучают различные аспекты единого для них объекта. Особое значение имеет для нее "теория международных отношений", под которой, в данном случае, мы понимаем совокупность множественных концептуальных обобщений, представленных полемизирующими между собой теоретическими школами и составляющих предметное поле относительно автономной дисциплины. В этом смысле "теория международных отношений", как подчеркивает Стэнли Хоффманн (1), является одновременно и очень старой, и очень молодой. Уже в древние времена политическая философия и история ставили вопросы о причинах конфликтов и войн, о средствах и способах достижения порядка и мира между народами, о правилах их взаимодействия и т.п., - и поэтому она является старой. Но в то же время она является и молодой - как систематическое изучение наблюдаемых феноменов, призванное выявить основные детерминанты, объяснить поведение, раскрыть типичное, повторяющееся во взаимодействии международных акторов. Такое изучение относится, главным образом, к межвоенному периоду. И лишь после 1945 года "теория международных отношений" начинает действительно освобождаться от "удушения" историей и от "задавленности" юридической наукой. Фактически, в этот же период появляются и первые попытки ее "социологизации", которые впоследствии (в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов) привели к становлению (впрочем продолжающемуся и в наши дни) социологии международных отношений как относительно самостоятельной дисциплины.

Исходя из сказанного, осмысление теоретических источников и концептуальных оснований Международных отношений предполагает обращение к взглядам предшественников современной международно-политической науки, рассмотрение наиболее влиятельных сегодня теоретических школ и направлений, а также анализ нынешнего состояния социологии международных отношений.
1. Международные отношения в истории социально-политической мысли

Одним из первых письменных источников, содержащих глубокий анализ отношений между суверенными политическими единицами, стала написанная более двух тысяч лет назад Фуки-дидом (471-401 до н.э.) "История Пелопонесской войны в восьми книгах". Многие положения и выводы древнегреческого историка не утратили своего значения до наших дней", подтвердив тем самъш его слова о том, что составленный им труд - "не столько предмет состязания для временных слушателей, сколько достояние на веки" (2). Задавшись вопросом о причинах многолетней и изнурительной войны между афинянами и лакедемонянами, историк обращает внимание на то, что это были наиболее могущественные и процветающие народы, каждый из которых главенствовал над своими союзниками. При этом он подчеркивал, что "...со времени мидийских войн и до последней они не переставали то мириться, то воевать между собою или с отпадавшими союзниками, причем совершенствовались в военном деле, изощрялись среди опасностей и становились искуснее" (см.: там же, с. 18). Поскольку оба могущественных государства превратились в своего рода империи, постольку усиление одного из них как бы обрекало их на продолжение этого пути, подталкивая к стремлению подчинить себе все свое окружение, с тем, чтобы поддержать свой престиж и влияние. В свою очередь, другая "империя", так же как и менее крупные города-государства, испытывая растущие страх и беспокойство перед таким усилением, принимает меры к укреплению своей обороны, втягиваясь тем самым в конфликтный цикл, который в конечном итоге неизбежно выливается в войну. Вот почему фукидид с самого начала отделяет причины Пелопонесской войны от многообразных поводов к ней: "Причина самая действительная, хотя на словах наиболее сокрытая, состоит по моему мнению, в том, что афиняне своим усилением внушали страх лакедемонянам и тем привели их к войне" (см.: там же, с. 24).

Фукидид говорит не только о господстве силы в отношениях между суверенными политическими единицами. В его работе можно найти упоминание и об интересах государства, а также о приоритетности этих интересов над интересами отдельной личности (см.: там же, с. 91; T.II, 60). Тем самым он стал, в известном смысле, родоначальником одного из наиболее влиятельных направлений в более поздних представлениях и в современной науке о международных отношениях.

В дальнейшем это направление, получившее название классического или традиционного, было представлено во взглядах Ни-колло Макиавелли (1469-1527), Томаса Гоббса (1588-1679), Эме-рика де Ваттеля (1714-1767) и других мыслителей, приобретя наиболее законченную форму в работе немецкого генерала Карла фон Клаузевица (1780-1831).

Так, Т. Гоббс исходит из того, что человек по своей природе - существо эгоистическое. В нем скрыто непреходящее желание власти. Поскольку же люди от природы не равны в своих способностях, постольку их соперничество, взаимное недоверие, стремление к обладанию материальными благами, престижем или славой ведут к постоянной "войне всех против всех и каждого против каждого", которая представляет собой естественное состояние человеческих взаимоотношений. Для того, чтобы избежать взаимного истребления в этой войне, люди приходят к необходимости заключения общественного договора, результатом которого становится государство-Левиафан. Это происходит путем добровольной передачи людьми государству своих прав и свобод в обмен на гарантии общественного порядка, мира и безопасности. Однако, если отношения между отдельными людьми вводятся, таким образом, в русло, пусть искусственного и относительного, но все же гражданского состояния, то отношения между государствами продолжают пребывать в естественном состоянии. Будучи независимыми, государства не связаны никакими ограничениями. Каждому из них принадлежит то, что оно в состоянии захватить, и до тех пор, пока оно способно удерживать захваченное. Единственным "регулятором" межгосударственных отношений является, таким образом, сила, а сами участники этих отношений находятся в положении гладиаторов, держащих наготове оружие и настороженно следящих за поведением друг друга.

Разновидностью этой парадигмы является и теория политического равновесия, которой придерживались, например, голландский мыслитель Барух Спиноза (1632-1677), английский философ Дэвид Юм (1711-1776), а также уже упоминавшийся выше швейцарский юрист Эмерикде Ваттель. Так, взгляд де Ваттеля на существо межгосударственных отношений не столь мрачен, как взгляд Гоббса. Мир изменился, считает он, и, по крайней мере, "Европа представляет собой политическую систему, некоторое целое, в котором все связано с отношениями и различными интересами наций, живущих в этой части света. Она не является, как некогда была, беспорядочным нагромождением отдельных частиц, каждая из которых считала себя мало заинтересованной в судьбе других и редко заботилась о том, что не касалось ее непосредственно". Постоянное внимание суверенов ко всему, что происходит в Европе, постоянное пребывание посольств, постоянные переговоры способствуют формированию у независимых европейских государств, наряду с национальными, еще и общих интересов - интересов поддержания в ней порядка и свободы. "Именно это, - подчеркивает де Ваттель, - породило знаменитую идею политического равновесия, равновесия власти. Под этим понимают такой порядок вещей, при котором ни одна держава не в состоянии абсолютно преобладать над другими и устанавливать для них законы" (3).

В то же время Э. де Ватгель, в полном соответствии с классической традицией, считал, что интересы частных лиц вторичны по сравнению с интересами нации (государства). В свою очередь, "если речь вдет о спасении государства, то нельзя быть излишне предусмотрительным", когда есть основания считать, что усиление соседнего государства угрожает безопасности вашего. "Если так легко верят в угрозу опасности, то виноват в этом сосед, показывающий разные признаки своих честолюбивых намерений" (см.: там же, с. 448). Это означает, что превентивная война против опасно возвышающегося соседа законна и справедлива. Но как быть, если силы этого соседа намного превосходят силы других государств? В этом случае, отвечает де Ваттель, "проще, удобнее и правильнее прибегать к ...образованию коалиций, которые могли бы противостоять самому могущественному государству и препятствовать ему диктовать свою волю. Так поступают в настоящее время суверены Европы. Они присоединяются к слабейшей из двух главных держав, которые являются естественными соперницами, предназначенными сдерживать друг друга, в качестве довесков на менее нагруженную чашу весов, чтобы удержать ее в равновесии с другой чашей" (см.: там же, с. 451).

Параллельно с традиционным развивается и другое направление, возникновение которого в Европе связывают с философией стоиков, развитием христианства, взглядами испанского теолога доминиканца Франциско де Витториа (1480-1546), голландского юриста Гуго Греция (1583-1645), представителя немецкой классической философии Иммануила Канта (1724-1804) и др. мыслителей. В его основе лежит идея о моральном и политическом единстве человеческого рода, а также о неотъемлемых, естественных правах человека. В различные эпохи во взглядах разных мыслителей эта идея принимала неодинаковые формы.

Так, в трактовке Ф. Виттории (4) приоритет в отношениях человека с государством принадлежит человеку, государство же - не более, чем простая необходимость, облегчающая проблему выживания человека. С другой стороны, единство человеческого рода делает, в конечном счете, вторичным и искусственным любое разделение его на отдельные государства. Поэтому нормальным, естественным правом человека является его право на свободное передвижение. Иначе говоря, естественные права человека Виттория ставит выше прерогатив государства, предвосхищая и даже опережая современную либерально-демократическую трактовку данного вопроса.

Рассматриваемое направление всегда сопровождала убежденность в возможности достижения вечного мира между людьми - либо путем правового и морального регулирования международных отношений, либо иными путями, связанными с самореализацией исторической необходимости. По Канту, например, подобно тому, как основанные на противоречиях и корысти отношения между отдельными людьми в конечном счете неизбежно приведут к установлению правового общества, так и отношения между государствами должны смениться в будущем состоянием вечного, гармонически регулируемого мира (5). Поскольку же представители этого направления аппелируют не столько к сущему, сколько к должному, и, кроме того, опираются на соответствующие философские идеи, постольку за ним закрепилось название идеалистического.

Возникновение в середине XIX в. марксизма возвестило о появлении еще одной парадигмы во взглядах на международные отношения, которая не сводится ни к традиционному, ни к идеалистическому направлению. Согласно К. Марксу, всемирная история начинается с капитализмом, ибо основой капиталистического способа производства является крупная промышленность, создающая единый мировой рынок, развитие средств связи и транспорта. Буржуазия путем эксплуатации мирового рынка превращает производство и потребление всех стран в космополитическое и становится господствующим классом не только в отдельных капиталистических государствах, но и в масштабах всего мира. В свою очередь, "в той же самой степени, в какой развивается буржуазия, т.е. капитал, развивается и пролетариат" (6). Международные отношения в экономическом плане становятся отношениями эксплуатации. В плане же политическом они становятся отношениями господства и подчинения и, как следствие - отношениями классовой борьбы и революций. Тем самым национальный суверенитет, государственные интересы вторичны, ибо объективные законы способствуют становлению всемирного общества, в котором господствует капиталистическая экономика и движущей силой которого является классовая борьба и всемирно-историческая миссия пролетариата. "Национальная обособленность и противоположность народов, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - все более и более исчезают уже с развитием буржуазии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообразием промышленного производства и соответствующих ему условий жизни" (см.: там же, с. 444).

В свою очередь, В.И. Ленин подчеркивал, что капитализм, вступив в государственно-монополистическую стадию своего развития, трансформировался в империализм. В работе "Империализм как высшая стадия капитализма" (7) он пишет, что с завершением эпохи политического раздела мира между империалистическими государствами на передний план выступает проблема его экономического раздела между монополиями. Монополии сталкиваются с постоянно обостряющейся проблемой рынков и необходимостью экспорта капитала в менее развитые страны с более высокой нормой прибыли. Поскольку же они сталкиваются при этом в жестокой конкуренции друг с другом, постольку указанная необходимость становится источником мировых политических кризисов, войн и революций.

Рассмотренные основные теоретические парадигмы в науке о международных отношениях - классическая, идеалистическая и марксистская - в целом остаются актуальными и сегодня. В то же время следует отметить, что конституирование указанной науки в относительно самостоятельную область знания повлекло за собой и значительное увеличение многообразия теоретических подходов и методов изучения, исследовательских школ и концептуальных направлений. Остановимся на них несколько подробнее.
2. Современные теории международных отношений

Указанное выше многообразие намного осложнило и проблему классификации современных теорий международных отношений, которая сама по себе становится проблемой научного исследования.

Существует множество классификаций современных течений в науке о международных отношениях, что объясняется различиями в критериях, которые используются теми или иными авторами.

Так, одни из них исходят из географических критериев, выделяя англо-саксонские концепции, советское и китайское понимание международных отношений, а также подход к их изучению авторов, представляющих "третий мир" (8).

Другие строят свою типологию на основе степени общности рассматриваемых теорий, различая, например, глобальные экспли-кативные теории (такие, как политический реализм и философия истории) и частные гипотезы и методы (к которым относят бихевиористскую школу) (9). В рамках подобной типологии швейцарский автор Филипп Брайар относит к общим теориям политический реализм, историческую социологию и марксистско-ленинс-кую концепцию международных отношений. Что касается частных теорий, то среди них называются: теория международных акторов (Багат Корани); теория взаимодействий в рамках международных систем (Джордж Модельски, Самир Амин; Карл Кайзер); теории стратегии, конфликтов и исследования мира (Люсь-ен Пуарье, Дэвид Сингер, Йохан Галтуиг); теории интеграции (Амитаи Этциони; Карл Дойч); теории международной организации (Инис Клод; Жан Сиотис; Эрнст Хаас) (10).

Третьи считают, что главной линией водораздела является метод, используемый теми или иными исследователями, и, с этой точки зрения, основное внимание уделяют полемике между представителями традиционного и "научного" подходов к анализу международных отношений (11,12).

Четвертые основываются на выделении центральных проблем, характерных для той или иной теории, выделяя магистральные и переломные линии в развитии науки (13).

Наконец, пятые опираются на комплексные критерии. Так, канадский ученый Багат Корани выстраивает типологию теорий международных отношений на основе используемых ими методов ("классические" и "модернистские") и концептуального видения мира ("либерально-плюралистическое" и "материалистическо-структуралистское"). В итоге он выделяет такие направления как политический реализм (Г. Моргентау; Р. Арон; X. Бал), бихевиоризм (Д. Сингер; М. Каплан), классический марксизм (К. Маркс; Ф. Энгельс; В.И. Ленин) и неомарксизм (или школа "зависимости": И. Валлерстейн; С. Амин; А. Франк; Ф. Кардозо) (14). Подобным же образом Даниель Коляр останавливает внимание на классической теории "естественного состояния" (т.е. политическом реализме); теории "международного сообщества" (или политическом идеализме); марксистском идеологическом течении и его многочисленных интерпретациях; доктринальном англо-саксонском течении, а также на французской школе международных отношений (15). Марсель Мерль считает, что основные направления в современной науке о международных отношениях представлены традиционалистами - наследниками классической школы (Ганс Моргентау; Стэнли Хоффманн; Генри Киссинджер); англо-саксонскими социологическими концепциями бихевиоризма и функционализма (Роберт Кокс; Дэвид Сингер; Мортон Каплан; Дэвид Истон); марксистским и неомарксистскими (Пол Баран; Пол Суизи; Самир Амин) течениями (16).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации