Тарарухин С.А. Преступное поведение. Социальные и психологические черты - файл n1.doc

приобрести
Тарарухин С.А. Преступное поведение. Социальные и психологические черты
скачать (1352.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1353kb.23.08.2012 23:24скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
С. А. ТАРАРУХИН

ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

СОЦИАЛЬНЫЕ

И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ

ЧЕРТЫ

«ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» Москва — 1974

34 С5 Т19

Издательство «Юридическая литература», 1974

ВВЕДЕНИЕ

Успешное строительство коммунистического общест­ва, создание материально-технической базы коммунизма неотделимы от нравственного совершенствования лич­ности, повышения идейной убежденности каждого совет­ского человека. В настоящее время все более возраста­ет роль и значение 'идеологического, воспитательного фа­ктора. Коммунистическая партия и Советское 'государ­ство уделяют большое внимание воспитанию коммуни­стического мировоззрения людей, их непримиримости в борьбе с различного рода отрицательными явлениями, в том числе правонарушениями, все еще встречающими­ся в нашем обществе.

Одной из центральных проблем любой общественной науки является проблема личности и ее поведения. В по­становлении ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему раз­витию общественных наук и повышению их роли в ком­мунистическом строительстве» указано, что «недостаточ­ное внимание уделяется социально-психологическим про­блемам коллектива и личности, общества и государства»1. Это полностью относится и к юридическим наукам, где социально-психологическая тематика только еще начина­ет разрабатываться.

Преступление как социальное явление можно рас­сматривать с различных позиций. В уголовном праве оно исследуется с точки 1зрения уголовной ответственности, в криминологии — пр'ичин и условий, способствующих со­вершению преступлений, и их ликвидации и т. д. Отправ­ным положением в изучении этого вопроса служит зако­нодательное определение преступления как обществен­но опасного и противоправного деяния (ст. 7 Основ уголовного законодательства Союза ОСР и союзных рес­публик).

1 «Коммунист» 1967 г № 13, стр 5.

3

Указанные признаки отражают его социальную и юридическую природу. Но есть еще одна сторона пре­ступления — его соцально-психологическая (точнее, кри­минально-психологическая) индивидуальность. Опубли­кованные работы освещают лишь некоторые части названной темы, 'главным образом применительно к отдельным вопросам уголовного права1. В криминологии предприняты первые попытки разработать общетеорети­ческие вопросы структуры причинных связей в индиви­дуальном преступном поведении и социально-психологи­ческие закономерности противоправного поведения в це­лом2, а также отдельных его форм3, в то время как (раз­решение многих проблем криминологии, как правило, возможно только на социально-психологической основе. Вне такого подхода, пожалуй, нельзя найти то звено от психологии и социологии, которое должно связывать изучение личности преступника и преступного поведе­ния в единое целое.

Перед юридической наукой поставлена задача рас­крыть глубинные процессы формирования личности пра­вонарушителя— 'носителя пережитков прошлого с целью ликвидации отклонений в поведении, мешающих социаль­ному прогрессу. Это возможно лишь на базе исследова­ния социально-психологических закономерностей, управ­ляющих поведением людей. Комплексное криминально-психологическое исследование в пограничной офере ря­да общественных наук, прежде всего уголовного права и

1 См. Б А. Викторов, Цель и мотив в тяжких преступле­
ниях, М, 1963; Б. В Харазишвили, Вопросы мотива поведе­
ния преступника в советском праве, Тбилиси, 1963; Б С. Вол­
ков, Проблема воли и уголовная ответственность, Казань, 1965;
его же, Мотив и квалификация преступлений, Казань, 1968;
А. В. Наумов, Мотивы убийств, Волгоград, 1969; И. Г. Фила-
нов с к и и, Социально-психологическое отношение субъекта к пре­
ступлению, Л , 1970; В Д. Ф и л и м о и о в, Общественная опасность
личности преступника, Томск, 1970

2 См. В. Н. Кудрявцев, Причинность в криминологии. М.,
1968; А. М. Яковлев, Преступность и социальная психология
(социально-психологические закономерности противоправного пове­
дения), М„ 1971.

3 См. У С. Д ж е к е б а е в, О социально-психологических ас­
пектах преступного поведения (на материалах криминологического
изучения хищений социалистического имущества), Алма-Ата,
1971.

криминологии, общей и социальной психологии, позвол'я-ет в какой-то мере раскрыть эти закономерности. Все бо­лее самостоятельное значение в системе других юриди­ческих наук приобретает криминальная психология (пси­хология личности преступника и преступного поведения) как отрасль судебной психологии. Именно она призвана объединить различные требования, возникающие перед отраслевыми юридическими науками при изучении психо­логии преступника и преступного поведения, и вырабо­тать соответствующие рекомендации. Ее успешная раз­работка сможет вооружить советских криминалистов дополнительными возможностями разоблачения реак­ционной сути буржуазных биокриминологических и пси­хологических теорий.

Исследования показывают, что в качестве непосредст­венной причины преступления выступает сложное взаимо­действие объективных и субъективных факторов и от­дельных частей взаимодействующих явлений — личности и среды. В то же время ни одно из качеств личности, взя­тое изолированно, само по себе не может рассматривать­ся в качестве причины преступления. Такое поведение не­объяснимо и прямым воздействием на личность объек­тивно существующих факторов.

Раскрытие причин преступлений непосредственно свя­зано с проникновением в механизм нравственного фор­мирования личности, ее деформации и социального от­чуждения. Вот почему особое значение приобретает изу­чение структур и подструктур личности, управляющих со­держательной стороной поведения, изучение социальных свойств личности, формируемых социальной средой, ди­агностики изменения личностных особенностей и моти-вационной сферы поведения.

Одной из важнейших задач, стоящих перед юриди­ческой наукой, является изучение путей и возможностей изменения личности и поведения правонарушителя в желательном для общества направлении. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду КПСС сказано: «Наря­ду с применением мер наказания, предусмотренных за­конами, у нас проявляется все большая забота о профи­лактике преступлений, о том, как их предупредить, не допустить»1. Уголовно-правовая и криминологическая

1 «Материалы XXIV съезда КПСС», М, 1971, стр. 81.

5

оценки преступления и личности преступника преследу­ют цели общего и специального предупреждения пре­ступлений в широком смысле. Поэтому необходима раз­работка прогностических оценок отклонений в нравст­венном формировании личности и ее поведения.

Данная работа является попыткой комплексного ис­следования указанных вопросов.

Социально-психологическое содержание преступного поведения рассматривается в нескольких направлениях: 1) от изучения личности, ее структуры и особенностей социальных свойств — к раскрытию социально значи­мой и антиобщественной сторон поведения, 2) от характе­ристики побуждений и мотивов антиобщественной и иной направленности — к конкретным преступлениям, 3) от форм и способов совершения преступления — к их моти­вации с прослеживанием изменений социальных свойств и качеств личности, приводящих к совершению преступ­лений.

Работа состоит из трех глав. В первой — раскрывает­ся социально-психологическая характеристика личности преступника и мотивации преступного поведения; во вто­рой— уголовно-правовое содержание мотива преступле­ния, главным образом применительно к основным инсти­тутам общей части уголовного права (формам вины, ста­диям совершения преступления, соучастию и др.). Третья глава посвящена некоторым вопросам социально-психо­логического прогнозирования преступного поведения и применения мер воздействия к несовершеннолетним -правонарушителям. Особое внимание в работе уделено раскрытию глубинных процессов нравственного форми­рования личности и мотивации преступного поведения.

Автор не претендует на исчерпывающее освещение всех вопросов, затронутых в работе; часть из них рас­смотрена в плане постановки проблем, предполагающей перспективу дальнейшего исследования.

Глава 1.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

И МОТИВАЦИИ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

§ 1. ВЗАИМООБУСЛОВЛЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ СВОЙСТВ ЛИЧНОСТИ И ПОВЕДЕНИЯ

Отправным положением в изучении любой личности является ее понимание как целостного образования, как единства всех свойств и качеств, отражающих взаимо­связь и взаимозависимость личности и социальной среды, в которой живет и воспитывается человек и в которой он себя проявляет. Ни одно из качеств личности, взятое изолированно, не определяет и не может определить со­держания поведения, его социальную или антиобщест­венную направленность.

Изучение личности возможно на нескольких уровнях, обеспечивающих те или иные задачи конкретного иссле­дования этой весьма сложной и многогранной проблемы. Для криминально-психологического исследования наибо­лее приемлемым является структурный анализ личности, позволяющий выделить специфику свойств и качеств лич­ности, определяющих социальную значимость поведения или его общественную опасность.

Развивая учение И. П. Павлова о двух сигнальных си­стемах, советские физиологи и психологи пришли к обос­нованному выводу о том, что личность и поведение сле­дует рассматривать с двух сторон: формальной, об­условленной биологическими свойствами и качествами, и содержательной, формируемой прижизненно за счет научения и воспитания, Содержательная сторона психической деятельности характеризуется сознательным отношением человека к окружающей действительности и обусловлена социально. Исходя из этого и следует рас­сматривать процесс становления и развития личности, ее социализацию.

Термин «социализация» в советской философской и психологической литературе стал употребляться сравни­тельно недавно, но он уже прочно вошел в научный оби­ход. Б. Д. Парыгин определяет социализацию как «весь многогранный процесс очеловечивания человека, включа­ющий в себя как биологические предпосылки, так и ие-поередственно само вхождение в социальную 'среду и предполагающий: социальное познание, социальное об­щение, овладение навыками практической деятельности, включая как предметный мир вещей, так и всю совокуп­ность социальных функций, ролей, норм, прав и обязан­ностей и т. д., активное переустройство окружающего (как природного, так и социального) мира; изменение и качественное преобразование самого человека, его все­стороннее и гармоническое развитие»1.

Характеризуя стадии социализации, Н. В. Андриенко-ва выделяет три основных этапа: а) первичную социали­зацию, или социлизацию ребенка, б) маргинальную (про­межуточную, или псевдоустойчивую) социализацию подростка, в) устойчивую, т. е. концептуальную, целост­ную социализацию, которая означает собой переход от юношества к зрелости, т. е. период от 17—>18 до 23—25 лет2. Предложенная характеристика основных этапов со­циализации соответствует 'принятому в психологии раз­личию этапов формирования личности, которые отража­ют специфику влияния на человека разнообразных соци­альных институтов: семьи, школы, социальных общностей и средств массовых коммуникаций применительно к во­зрастным категориям.

Основной проблемой в изучении личности, вызываю­щей много споров, 'является проблема соотношения при­родного, биологического (врожденного) и социального (приобретенного) в развитии психики человека. Эта проблема непосредственно связана с разрешением во­просов формирования личности, детерминации психики и поведения, с рассмотрением индивидуальных и типо­логических различий. Особую остроту она приобретает в свете борьбы с буржуазной идеологией и попытками

1 Б. Д. П а р ы г и и, Основы социально-психологической тео­
рии, М., 1971, стр. 165.

2 См. Н. В Андриенков а, Проблема социализации лично­
сти, «Социальные исследования», вып. 3, М, 1970, стр. 45.

биологпзацпи и психологизации социальных явлений, 3 том числе преступности.

Подавляющее большинство советских ученых стоит на материалистических позициях, рассматривая природ­ные особенности человека лишь в качестве предпосылок .психического развития, а не его движущих сил.

Ведущими, определяющими началами в структуре личности советские психологи считают социальные свойства и качества личности, анализируя их различные стороны1. Б. Г. Ананьев пишет: « ..доминантными струк­турными единицами в личности являются социальные качества, сформированные па основе статуса, социаль­ных функций и опыта фактической деятельности»2. В. С. Мерлин считает, что «социализацию свойств инди­вида следует понимать как использование и регуляцию природных особенностей индивида для осуществления социально типичных отношений личности, для достиже­ния социально значимых целей и задач деятельности»3. Г. С. Костюк отмечает: «При исследовании онтогенеза человека без обращения к биологии обойтись нельзя. Онтогенетическое развитие человека — целостный про­цесс, выражающийся в различных формах (морфоло­гической, физиологической, психической, социальной)». Врожденные безусловно-рефлекторные структуры «вклю­чаются в образование и функционирование человече­ских функций и свойств, хотя и не определяют их соста­ва, содержания и структуры. Последние определяются общественными условиями жизни человека. Ребенок рождается естественным существом, .потенциально спо­собным к превращению в общественное существо... Созревание нервной системы открывает новые возмож­ности развития, которые реализуются в условиях вза­имодействия индивида с окружающим миром, усвое­ния им ценностей, созданных обществом»4.

1 См, например, К К Платонов, Психологическая структу­
ра личности, в сб. «Личность при социализме», М, 1968, стр. 70;
его же, О системе психологии, М., 1972, стр. 125—128.

2 Б. Г. А н а н ь е в. И. М. Палей, О психологической струк­
туре личности, в сб. «Проблемы личности», М., 1969, стр. 50.

3 В. С. Мерлин, Становление лндивидуалыюсти и социали­
зация индивида, в сб «Проблемы личности», М., 1969, стр 281—291.

4 Г. С. Костюк, Принцип развития в психологии, в кн. «Ме­
тодологические и теоретические проблемы психологии», М, 1969,
стр. 127—129.

0

Так разрешается проблема соотношения биологи­ческого и социального в советской психологии. Это по­зволяет с материалистических позиций рассматривать вопросы детерминации личности и поведения социаль­ными условиями и активно воздействовать на неблаго­приятные факторы, мешающие гармоническому разви­тию личности.

В ходе обсуждения биологами, философами, психо­логами, медиками, юристами вопроса о природе психи­ческих свойств, о природных предпосылках психичес­кого развития высказываются и иные точки зрения, за­щищаемые меньшинством. Так, 'Процесс формирования и развития психических свойств личности трактуется как процесс реализации «генетической программы чело­века». Говорится о врожденной и наследственной при-, роде психических свойств и способностей человека Их {развитие рассматривается как процесс проявления 1 «генного снаряжения» Биологические факторы иногда привлекаются и для объяснения причин преступности. И. С. Ной, например, н>е только признает их значение, но и отдает этим факторам решающую роль, допуская возможность объяснения генетиками врожденных прог­рамм поведения1. Н. Стручков и Б. Утевокий, отрицая врожденную преступность, утверждают существование «социально-отрицательных инстинктов» (жестокости, бессердечия, мстительности, злобности, лживости и т. п ), которые, по их мнению, часто лежат в основе престу­пления2. Я. Иориш теоретически предполагает, что есть люди с «биологической предрасположенностью к пре­ступлениям»3. Л. _Вайсберг и щ Тайбакова рассматрива­ют преступление как «акт патологической активности человеческих сущностных сил», естественное раскрытие которых «было без меры ограничено принуждением». Преступление они объясняют «самовыражением лично­сти, стремящейся к свободе и самостоятельности», якобы

1 См И С Ной, Личность преступника и ее значение в изу­
чении преступности в условиях социалистического общества, «Уче­
ные записки Саратовского юридического института», вып XVI.
Саратов, 1969, стр 23

2 См Н Стручков, Б V т е в с к и й, Не так всг просто,
«Литературная газета» 1967 г № 48

3 Я Иориш, Уступка буржуазной идеологии' Нет и еще раз
нет, «Литературная газета» 1968 г № 10

10

подавляемых в семье, школе и т. п. и порождающих от­ветную реакцию в противоестественной, извращенной форме1.

Различные формы биологизаторства причин преступ­ности подвергнуты справедливой критике. Так, обосно­ванно отмечается, что генетический код определяет особенности телесной организации человека, свойства его нервной системы, от которых зависит его темпера­мент, но не определяет и не может определить содержа­ния конкретного поведения. Обращается также внима­ние на то, что если признать определяющую роль биоло-! гических факторов при объяснении преступности, то преступность превращается в «вечную категорию». При этом необходимость учета биологических свойств чело­века, проявляющихся в его действиях, не отрицается, но сами по себе эти свойства расцениваются как ней­тральные2.

Серьезной критике была подвергнута статья генети­ка В. Эфроимсона «Родословная альтр\изма»3, посвя­щенная закономерностям эволюционного фактора в раз­витии этических, нравственных и моральных качеств человека. В этой статье затронуты и вопросы причин преступности. В Эфроимсон высказал мнение, что «с ослаблением острой нужды и других социальных пред­посылок преступности начинают яснее выступать пред­посылки биологические». Он считает, что на основе различного рода наследственных отклонений, близких к норме, «вырабатываются и характеры исключительно ценные, и склонные к некоторым преступлениям». В ка­честве причин преступлений, по его мнению, также вы­ступают «наследственная расторможенность и безволие, проявляющиеся в алкоголизме и наркомании». В под-

1 См Л В а й с б е р г, Ш Т а й б а к о в а, Алкоголизм и пре­
ступность несовершеннолетних, в сб «Вопросы борьбы с преступ­
ностью несовершеннолетних, Алма-Ата, 1968, стр 116, 119

2 См И Карпе ц, В Кудрявцев, А Леонтьев, Н Фе-
линская, Природа правонарушений, «Известия» 17 июля 1968 г,
см также В Н Кудрявцев, Социальная обусловленность пре­
ступного поведения и роль биологических факторов, «Соции шсти-
ческая законность» 1967 г № 7, стр 46—47, его же, Причин­
ность в криминологии, М, 1969, стр 67, В Ледащев, Против
биологизации причин преступности, «Советская юстиция» 1968 г
№ 1, стр 13—14

3 См «Новый мир» 1971 г № 10

11

тверждение доводов им приводятся данные из зарубеж­ных источников о хромосомных и других аномалиях, якобы проявляющихся у преступников. Нравственные, моральные и другие социоаномалии противопоставля­ются эволюционному прогрессу, развившему специфи­ческие черты человечности, социальные инстинкты, ра­зумность, общественно полезную способность к труду, социальную этику и мораль. Иначе говоря, на первое место в социальном становлении личности и отклонении от норм поведения ставится наследственность.

М. Шаргородский, выступая против выдвинутой В. Эфроимсоном концепции о роли генетического факто­ра в эволюции человечества, отрицал наследственные факторы при объяснении причин преступности, обосно-' ванно утверждая, что даже частичное объяснение пре­ступности биологическими причинами исключает воз­можность ее полной ликвидации путем применения со­циальных мер. В то же время М. Шаргородский приз-, нает, что передаваемые генетически многие элементы j темперамента, характера, эмоциональные, волевые, ин-|теллектуальные свойства субъекта могут быть детерми­нантами при совершении конкретного преступления'.

Б. Никифоров, С. Остроумов и Н. Стручков, крити­куя М. Шаргородского за некоторую непоследователь­ность и категоричность отрицания роли эволюционно-генетического прогресса, отметили, что эволюционно-ге-нетическая гипотеза, выдвинутая В. Эфроимсоном, за­служивает серьезного внимания Они указали на опреде­ленную роль биопсихологических свойств личности в ге­незисе совершенного преступления, усматривая активный характер биологических свойств в тех случаях, когда «обладая особой интенсивностью, они подчиняют себе соответствующие условия или создают их из ничего». Потенция биопсихологических свойств личности, их ре­акция на воздействия микросреды, по их мнению, наблю­даются также у лиц, имеющих различные отклонения, близкие к норме, но решающая роль в объяснении преступности авторами отводится социальным фак­торам2.

1 См М Шаргородский, Этика или генетика' «Ноши
мир» 1972 г № 5, стр. 232—244

2 См Б Никифоров, С Остроумов, Н Стручков,
Посредине — проб1ема, <Повый мир» 1972 г №5, стр 245—255

12

На наш взгляд, социальная «природа человека, ко­нечно, не может рассматриваться изолированно от его биологической природы. Но существо вопроса заклю­чается вовсе не в том, что любой сформированный признак или свойство личности признается результа­том взаимодействия наследственности, среды и случай­ности формообразовательного процесса. Важно другое— какое место в развитии социальной сущности личности отводится тому или иному компоненту, в частности со­циальному и биологическому (наследственному), в ка­кой форме признается роль воспитания и научения в формировании социальных свойств и качеств личности. Вне эволюционного прогресса трудно представить себе всепобеждающую силу добра и справедливости, гума­низма и человечности, и в этом В. Эфроимсон прав, но эволюционный прогресс неотделим от социального про­гресса.

П. Симонов, доктор медицинских наук, в статье «Ошибки биологического пессимизма» удачно подчер­кивает: «Потребности общества не выводимы из по­требностей отдельного субъекта. Но потребности об­щества, потребности его развития могут реализоваться только через поведение конкретных людей, членов это. го общества, только через движущие ими мотивы... Че­ловек должен рассматриваться не только как резуль­тат биологической эволюции, но прежде всего как про­дукт эволюции социальной». Всепобеждающую силу добра н справедливости П. Симонов объясняет не би­ологическими «генами альтруизма», а тем, что «социаль­ная память человечества каждый раз победно прора­стает сквозь пепел сожженных книг»1.

Генетик Н. П. Дубинин говорит о решающем значе­нии для формирования личности «социального наследо­вания», понимаемого как усвоение социального опыта, в программе которого аккумулирована вся история че­ловечества, хотя каждый индивид усваивает лишь ка-| кую-то определенную ее часть. Носителями социально-| го наследования являются не только непосредственные | воспитатели ребенка—родители, учителя, сверстники. Это все люди, с которыми общается человек, это книги,

1 «Литературная газета» 12 мая 1971 г № 20

13

которые он читает, рассказы, которые он слышит, по­ступки, которые он наблюдает1.

Генетическая обусловленность человека не может противопоставляться его социальной природе, форми­руемой средой, в которой он воспитывается и проявля­ет себя как социальное существо. Приведенные В. Эф-роимсоном суждения о причинах (Преступности могут быть истолкованы так, что будто бы существуют одно­значные генетические отклонения, приводящие к совер­шению преступлений, независимо от общественно-эко­номических формаций.

Известно, что нет и не может быть общечеловече­ской морали и нравственности. Они всегда носят клас­совый характер. Нет и не может быть однозначного, внеклассового критерия в социальной оценке человече­ского поведения, именуемого преступлением. Социаль­ные преобразования, проведенные в нашей стране и других социалистических странах, создают реальные предпосылки для ликвидации преступности. Для капи­талистического мира, раздираемого социальными про­тиворечиями, эта проблема неразрешима.

Но если даже отвлечься от социальных различий причин, порождающих преступления в социалистичес­ком и капиталистическом обществе, то и в этом случае вряд ли можно подойти с одинаковых позиций (пусть даже генетических) в объяснении причин умышленных и неосторожных преступлений, так как преступления, совершаемые по неосторожности, по своей психологи­ческой природе не отличаются от обычного человечес­кого поведения.

Признание того, что содержательная сторона лич­ности и поведения наследуются, неизбежно приводит к :выводу о наличии социальных инстинктов, закодирован­ных в сознании индивида или его генетической природе, фатально приводящих к тому или иному антиобществен­ному поведению, хотя сам В Эфроимсон пытается это отрицать. Он говорит о том, что «склонность к преступ­ности вовсе не есть неизбежная компонента человече-

1 См Н П Дубинин, Философские и социологические ас­пекты генетики человека, «Вопросы философии» 1971 г № 1, сгр 37—38

14

ской психики», порожденная его биологическим «зве­риным естеством», но «существуют, однако, большое число биологических и, в частности, генетических ано­малий, которые «срывают» норму». Вряд ли есть необ­ходимость подчеркивать несостоятельность этого утверж­дения, так как нравственно воспитанная личность, обла­дающая чувством долга, несомненно сообразует свои поступки с общественными требованиями и со своей со­вестью, служащей внутренним регулятором поведения.

Особая роль при этом принадлежит самосознанию личности как части общественного сознания, формиру­емого всем укладом социальной жизни нашего общества, строящего коммунизм.

В обоснование определяющей роли наследственного фактора в психическом развитии некоторые авторы обычно ссылаются на данные сравнительного изучения однояйцевых (монозиготных) и разнояйцевых (дизи-готных) близнецов. У монозиготных близнецов, воспи­тывавшихся в разных условиях, якобы было обнаруже­но большое сходство личностных свойств, способностей и умственного развития. Метод близнецов объявляется самым надежным для такого рода исследований. Для подтверждения генетической обусловленности преступ­ности обычно приводятся данные анализа частоты пре­ступности второго близнеца при преступности первого в случае их полной генетической идентичности. Такие данные из зарубежной литературы приведены и в ста­тье В. Эфроимсона в подтверждение, что у близнецов имеются совпадения социоаномалий поведения. У од­нояйцевых близнецов преступное поведение совпадает в 62,6% случаев, у двуяйцевых — в 25,4%. Это якобы и доказывает наличие общего преступного гена. Между тем генетическое наследование социальных свойств личности давно опровергнуто. Оно не исключает инди­видуально-психологических различий близнецов, несмо­тря на общее наследственное происхождение. Опыты, проведенные в нашей стране, показали, что у однояйце­вых близнецов при одинаковой природной основе за счет обучения можно получить совершенно разные ре­зультаты в творческой деятельности. Прослеживаются индивидуальные различия таких близнецов, живущих и воспитывающихся даже в одной и той же семье При

15

равных условиях наследственности ai среды вступают психологические закономерности формирования лшчно-сти. Каждый из близнецов в пределах «общей .среды» имеет свою индивидуальную «микросреду», выбирая из, казалось бы, объективно одинаковых условий различ­ные свойства, связи и отношения1.

Аналогичные данные получены и прогрессивным французским психолотом Ренэ Заззо, который доказал, что в основу экспериментального исследования метода близнецов буржуазными учеными закладывается пороч­ный принцип сравнения, мешающий объективному вы­яснению степени участия среды и наследственности в формировании индивидуальных различий2.

А. П. Пехов, подвергая критике теорию однояйце­вых близнецов и другие подобные идеи, переносимые в область социальных явлений, отмечает, что биологи­ческая эволюция человека, как считал еще К. А. Тими­рязев, осталась за порогом его истории, уступив место социальному развитю и совершенствованию. По инте­ресующему нас вопросу А. П. Пехов подчеркнул: «...наследственность лишь предполагает, каким человек должен быть, но не каким он станет, ибо каким он дей­ствительно окажется, будет зависеть от взаимодействия наследственности и среды... Никто не доказал и не мог доказать, что преступность, проституция, нищенство и другие опасные социальные явления передаются по на­следству»3.

Попытки объяснения причин преступности биологи­ческими факторами предпринимаются давно, начиная от Ч. Ломброзо с его теорией «о прирожденном преступ­нике», психоаналитика 3. Фрейда, отдававшего предпоч­тение «агрессивным инстинктам», и теории так называ­емой «моральной дефективности» Притчарда. Они нахо­дят отражение в современных буржуазных теориях «опасного состояния» личности, взятых на вооружение

1 См. И. И. К а и а е в, Близнецы, М—Л., 1959, стр. 385.

2 См. О. М. Т у т у н ж я н, Проблемы генезиса и развития лич­
ности в трудах Ренэ Заззо, в сб. «Проблемы личности», М 1969
стр. 112—130

3 А П. Пехов, Наследственность и социальная среда «Здо­
ровье» '1969 г. № 12, стр. 7

16

буржуазной юстицией в применении превентивных мер вне совершения преступления. Кредо любой биологичес­кой или психологической буржуазной теории в объясне­нии социоаномалий поведения — это область бессозна­тельного (аффективного, эмоционального, инстинктивно­го либо комбинация указанных компонентов). Все об­щие и индивидуальные особенности человеческой психи­ки, по мнению буржуазных ученых, предопределены при­родой и являются врожденными. Развитие человека представляет собой созревание этих наследственных свойств. Буржуазные ученые говорят о так называемом врожденном уровне генного снаряжения» и о том, что свойства личности и способности запрограммированы, закодированы в генах. Мысли, чувства и поведение рас­сматриваются не как реакция «а внешние условия, а, скорее, как дремлющие в личности тенденции, которые только и ждут удобного случая для своего проявления. Подлинные социальные причины преступности буржуаз­ными учеными маскируются.

Заложенная в человеке наследственная информация содержит огромные потенциальные возможности разум­ного и целесообразного действования, нуждающегося в реализации б соответствующей -социальной среде. Лич­ность человека социально детерминирована. Это относит­ся и к поведению. Хорошими или плохими люди стано­вятся в результате социально обусловленного развития и воспитания, а не в результате генетического наследо­вания зла или добра. Естественные задатки личности мо­гут с равным успехом служить самому благородному и возвышенному и самому безобразному и отталкиваю­щему.

Исследуя проблему соотношения биологического и социального, нельзя не остановиться на рассмотрении вопроса об акселерации.

К. С. Лебединская, анализируя причины совершения преступлений, относит к ним органическую неполноцен­ность нервной системы, связывая ее с явлением акселе­рации. К- С. Лебединская утверждает, что «у подрост­ков с акселерацией чаще, чем у детей с обычным темпом созревания, наблюдаются явления аффективной неурав­новешенности, наряду с повышенной внушаемостью — нетерпимость опеки и склонность % реакциям оппозиции, переживания, связанные с несколько ускоренным про-

2 Заказ 6523 17

буждением сексуальности и т. п.». Если акселерация «возникает «а фоне (либо на почве) органической не­полноценности нервной системы, то аффективная неурав­новешенность достигает степени резкой взрывчатости, склонности к агрессивным разрядам. У многих из них наблюдается повышенная сексуальность, прожорливость, склонность к бродяжничеству, иногда жестокость»1.

Под акселерацией ученые понимают ускоренное фи­зическое, половое и интеллектуальное развитие детей и подростков. В настоящее время они растут и развивают­ся быстрее и достигают более высокото уровня психичес­кого, интеллектуального развития, чем несколько деся­тилетий назад. Ученые объясняют это явление биологи­ческими и социальными причинами. Среди биологичес­ких называются влияние малых доз ионизирующих излу­чений и радиоволн, все возрастающее применение в на­родном хозяйстве и медицине биологически активных веществ, повышение в рационе человека удельного веса животно-белковой пищи и т. п. К социальным причинам акселерации они относят ускорение темпа и ритма жиз­ни, связанное с этим повышение жизненного тонуса, вли­яние все 'нарастающего потока информации, проникаю­щей в сознание через средства массовой коммуникации, и другие явления2.

На наш взгляд, акселерация несомненно оказывает влияние на психику человека, на его нравственное раз­витие и в конечном счете на социализацию, ускоряя ее .реальные возможности. Именно -в этом плане акселера­ция и должна привлечь внимание криминалистов. Одна­ко рассматривать акселерацию вместе с психопатологи­ей или отдельно от нее в качестве причин совершения преступлений никаких оснований нет. Более того, уско­ренное развитие физической, половой и интеллектуаль­ной сфер создает реальные предпосылки более раннего усвоения социальных норм, предъявляемых требований и их выполнения. Новые формы обучения, явления ак­селерации и другие обстоятельства вносят свои коррек-

1 К. С. Лебединская, О возможном влиянии акселерации
на формирование противоправною поведения, в сб. «-Вопросы су­
дебной психологии», М., 1971, стр. 51.

2 См. Д. К. Соколов, Акселерация — загадка XX века, М,
1969.

тйвы в характеристику возрастных особенностей несо­вершеннолетних. Психологи и педагоги обоснованно ста­вят вопрос о пересмотре традиционно сложившихся представлений о возрастных возможностях детей и под­ростков. Если несколько лет назад подростковым назы­вался возраст от 12—13 до 16 лет, то сейчас правильнее сказать, что его нижняя возрастная граница около 11 лет, а верхняя — 14—15 лет1.

В связи с этим вполне закономерна постановка воп­роса о пересмотре возрастных категорий уголовной от­ветственности (с 16 и 14 лет) в плане учета реально сло-ркившихся способностей несовершеннолетних правильно {оценить социальную значимость своего поведения.

Причины антиобщественного поведения следует ис­кать не в закономерном процессе акселерации, а в не­надлежащем воспитании соответствующего ей уровня нравственного сознания, в социальных условиях жизни и .развития каждого индивида.

Нельзя признать серьезными обоснования преступно­сти и различного рода нервно-психическими заболева­ниями, в том числе наследственными, которые отмеча­ются у определенной части преступников. Отвечая на воп­рос о распространенности антиобщественного поведения среди лиц, страдающих нервно-психическими заболева­ниями (психопатов и олигофренов, способных ко вмене­нию), О. Е. Фрайеров пишет: «...среди советских психи­атров в настоящее время достаточно единодушной яв­ляется та точка зрения, что психически неполноценные (психопаты, олигофрены и др.) могут, конечно, совер­шить криминальные акты, но ни о какой биологически ' обусловленной тенденции этих лиц к криминальному по-' ведению не может быть и речи; тем 'более недопустимо искать корни преступности, ее источники в психической неполноценности таких больных»2.

Исследования, проведенные под руководством Н. Ф. Кузнецовой, показали, что некоторые отклонения в психике, не достигающие степени психопатии, имеются у 40% осужденных за квалифицированное убийство и у

1 См. В. Н. К р У т е ц к и й, Основы педагогической психоло­
гии, М., 1972, стр 74.

2 О. Е. Фрайеров, О так называемом биологическом ас­
пекте проблемы преступности, «Советское государство и право»
1966 г hh 10, стр ПО.

2* 19

10% за простое убийство. У 22% похитителей были об­наружены нервные заболевания. Данные, полученные по контрольной группе (изучение около 900 историй бо­лезни в одной из клиник Москвы), опровергают столь распространенную ныне на Западе гипотезу о невротиз­ме как генеральной причине преступности XX века1.

Психоневрологические аспекты поведения, несомнен­но, могут иметь определенное значение при решении воп­росов о состоянии сильного душевного волнения в мо-[мент совершения (преступления, об эмоциональной и ин­теллектуальной неустойчивости несовершеннолетнего, ^совершившего преступление под влиянием тяжелых 1личных и семейных обстоятельств, и т. д., но самостоя­тельного криминологического значения они не имеют и ■ иметь не могут.

- Не могут иметь самостоятельного значения, хотя и должны учитываться, психофизиологические различия (тип нервной системы, темперамент, свойства памяти, мышления, восприятия и т. п.), которые сами по себе также не определяют ни содержания отдельного поступ­ка (будет ли он общественно полезным, асоциальным или антиобщественным), ни общей направленности личности. Исследованиями советских -биологов и психологов доста­точно убедительно подтверждено, что «представитель любого типа нервной системы может овладеть вершина­ми человеческой культуры и стать полноценным членом общества»2.

Тип нервной системы является биологической основой человеческого характера. Под характером в психо­логии понимается «совокупность индивидуально-своеоб­разных психических свойств, которые проявляются в ти­пичных для данной личности способах деятельности, об­наруживаются в типичных обстоятельствах и определя­ются отношениями личности к этим обстоятельствам»3. Структура характера — сложное образование, включа-

1 См. Н. Ф. Кузнецова, Сравнительное криминологическое
исследование преступности в Москве (1923—1968/69 гг), «Социали­
стическая законность» 1971 г. № 6, стр. 25.

2 А. Г. Губ к о, Тип нервной системы и успешность обучения,
«Материалы XVIII международного психологического копгоесса»
т. 1, М., 1966, стр. 365.

3 «Общая психология» под ред. проф. А. В Петровского М
1970, стр. 386



ющее особенности отношения человека: к окружающим людям, к труду, к вещам, к самому себе. Характер че­ловека развивается в процессе активной деятельности ■под влиянием социальной среды.

Каждый человек обладает тем или иным характером и темпераментом. Каких-то специально преступных ха­рактеров не существует. Характер и темперамент оцени­ваются по тому, в каком отношении они находятся с мо­тивами, которыми -руководствуется личность в своих по­ступках. В зависимости от мотивов и целей конкретных действий 'получают разную оценку одни и те же черты характера и темперамента. В. С. Марлин обоснова-нно подчеркивает, что «свойства темперамента и индивиду­ально-качественные особенности психических процессов не определяют содержания социально типичных отноше­ний и -побуждений человека к действиям в определенном направлении»1. С. Л. Рубинштейн отмечал, что основу характера составляют «не сами способы поведения, а закрепленные в личности побуждения и мотивы, законо­мерно проявляющиеся у данного человека в сходных ус­ловиях. Система генерализованных и обобщенных мо­тивов формируется на основе ситуационных 'побуждений и мотивов, определенных стечением внешних обстоя­тельств»2. Отсюда следует весьма важный вывод. Если характер не регулирует шособов действий и форму удов­летворения соответствующего мотива, то вряд ли можно через характер определять способность того или иного человека к избирательности поведения (социально значи­мого или антиобщественного), а следовательно, и соот­носить характер и темперамент с причинами совершения конкретных преступлений.

Основоположники марксизма отмечали: «...сущность «особой личности» составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество»3. Определяющим фактором в развитии лично­сти выступает среда. В. И- Ленин, подчеркивая роль сре­ды в формировании социальной сущности личности, пи-

1 В С. М е р л и н, Связь социально типичного и индивидуаль­
ного в личности, «Вопросы психологии» 1967 г. № 4.

2 С. Л. Рубинштейн, Принципы и пути развития психо­
логии, М., 1959, стр. 136.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, стр. 242.

21

сал, что было бы неправильно считать, что помыслы И чувства личности «появляются случайно, а не вытекают необходимо из данной общественной среды, которая слу­жит материалом, объектом духовной жизни личности и которая отражается в ее «помыслах и чувствах» с поло­жительной или отрицательной стороны»1.

Социалистическая действительность не содержит со­циальных причин, неизбежно вызывающих .преступления. Однако это не значит, что ликвидация коренных социа­льных причин преступности (голода, нищеты, безрабо­тицы и других явлений, свойственных капиталистичес­кой формации) на их место ставит биологические или психологические предпосылки. Рассмотрение социаль­ной 'проблемы причин преступности не может быть под­менено ни 'биологическими (генетическими) факторами, ни психологическими (индивидуальными), в какой бы форме это ни делалось.

Однако положение об определяющей роли социаль­ной среды и социальном содержании .сущности челове­ка не снимает значения его собственной активности, не отменяет и различий индивидуальных, в том числе «пси­хофизиологических. Обусловленность поведения челове­ка социальной средой не означает жесткой детермина­ции, лишающей человека свободы выбора поступка в сложившейся ситуации, когда ответственность исключа­ется. «Идея детерминизма, — писал В. И. Ленин, — ус­танавливая необходимость человеческих поступков, от­вергая вздорную побасенку о свободе воли, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий»2.

Содержательная сторона поведения, как уже отмеча­лось, определяется социальными свойствами личности, формируемыми средой в ее широком понимании. К- Маркс писал: «...сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действитель­ности она есть совокупность всех общественных отноше­ний»3. Иначе говоря, сущность человека состоит в сущ­ности тех общественных явлений, которые он усваивает в процессе своей жизнедеятельности и которая выража-

1 В И Ленин, Поли собр соч., т. 1, стр 423.

2 В И Ленин, Поли собр соч , т. 1, стр 159.

3К Маркс и Ф. Энгельс, Соч, т 3, стр 3.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации