Новикова С.С., Соловьев А.В. Социологические и психологические методы исследований в социальной работе - файл n1.doc

приобрести
Новикова С.С., Соловьев А.В. Социологические и психологические методы исследований в социальной работе
скачать (2116.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2117kb.23.08.2012 19:28скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
НОВИКОВА С.С.

СОЛОВЬЕВ А.В.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ
И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ



Издательство МГСУ «Союз»

Москва - 1998

ББК 65.272 в 7



Рецензенты:

действительный член педагогических и социальных наук, к.п.н., профессор Б.Ю. Шапиро

доктор исторических наук, профессор М.В. Фирсов




Новиковой С.С. написано:

1 гл.: 1.6-1.7.3.5, 2 гл.: 2.1-2.2.4, 2.4-2.5.10

Соловьевым А.В. написано:

Введение, 1 гл.: 1.1-1.5, 2 гл.: 2.3, 2.6, 3 гл.




ISBN 5-71 39-0116-5

© Издательство МГСУ «Союз»




© Новикова С.С., Соловьев А.В. 1998

Введение: практика, теория, исследование



Социальная работа – это прежде всего практическая деятельность по оказанию помощи индивидам и группам населения, волею судеб оказавшихся в трудной жизненной ситуации. При всем разнообразии своих конкретных форм, она обычно направлена на решение или, по крайней мере, облегчение тех проблем, с которыми сталкиваются люди в своем повседневном существовании. С одной стороны, сюда относятся случаи, когда непредвиденные обстоятельства выбивают людей из привычных и комфортных условий существования (безработные, беженцы, жертвы природных катастроф). С другой стороны, это такие ситуации, когда собственные ресурсы человека по каким-то не зависящим от него причинам снижены и не отвечают тем требованиям, которые жизнь в обществе предъявляет к каждому индивиду (больные, престарелые, одинокие, малоимущие).

В своей обычной деятельности социальный работник выполняет множество простых на первый взгляд функций: беседует с людьми, дает им советы, связывается с различными инстанциями с целью подключения их к решению существующих проблем. Все это внешне очень напоминает те действия, которые совершает каждый из нас, заботясь о своем личном благополучии и о благополучии своих близких. Поэтому со стороны социальная работа выглядит чем-то очень будничным и нехитрым. Такое впечатление вполне объяснимо, если учесть, что социальная работа берет на себя те функции, которые традиционно реализовывались в семье.

Внешняя незамысловатость деятельности, которую осуществляет социальный работник, может легко навести на мысль, что тут не требуется каких-то особых познаний, что наличие доброго сердца и желания помогать людям – вполне достаточное условие для того, чтобы заниматься этим делом. И действительно, как мы знаем, исторически социальная работа выросла из благотворительности, которой люди занимались помимо своих основных обязанностей из альтруистических побуждений, в силу гуманистических убеждений. И в наше время добровольцы играют важную роль в деле оказания различных социальных услуг, являясь ценными помощниками профессиональных социальных работников, почти всегда испытывающих недостаток средств, необходимых для полного удовлетворения существующих потребностей населения.

Однако опыт разных стран показывает, что благотворительность сама по себе не способна решать те серьезные социальные проблемы, которые неизбежно возникают в современном обществе. Требуется централизованная и хорошо организованная система социального обслуживания, ядро которой составляют квалифицированные кадры специалистов. Независимо от того, является ли такая система чисто государственной или же в ней существенное место отводится негосударственным и коммерческим структурам, профессионализация социальной работы является характерным признаком современного общества, показателем не только его гуманистической ориентации, но и зрелости вообще.

Профессионалом называют человека, досконально знающего свое дело, работающего с гарантией качества, способного самостоятельно разбираться в сложных и нестандартных ситуациях, находить оптимальные решения, опираясь на имеющиеся у него фундаментальные знания и богатый опыт. В этом смысле синонимом слову "профессионализм" является слово "мастерство". Но слово "профессия" используется также для обозначения группы людей, занимающихся однотипной деятельностью, разделяющих некоторые общие ценности и осознающих свой долг перед обществом в целом, а также друг перед другом. В данном смысле еще употребляют термин "профессиональное сообщество".

Итак, к профессионалу предъявляются высокие требования в плане специальных знаний и умений. Недаром одним из существенных аспектов профессионализации является формирование системы подготовки специалистов, и в частности специалистов высшей квалификации. История социальной работы в Западной Европе и в США показывает, что своеобразным рубежом, знаменующим возникновение социальной работы в собственном смысле слова, то есть как особой сферы профессиональной деятельности, стало появление в конце XIX века первых школ социальной работы, которые создавались различными благотворительными организациями и вначале существовали как самостоятельные учебные заведения. В первой трети XX века шел активный процесс вливания их в университеты в качестве отдельных факультетов. Параллельно этому возникали профессиональные организации социальных работников, одной из функций которых было определение того, что должно входить в круг компетенции социального работника, и поддержание высоких стандартов деятельности.

Какие же знания требуются социальному работнику? Естественно, что это в первую очередь знания по психологии, социологии, законодательству, организации социальных служб (социального менеджмента). Это очевидно и не требует особых доказательств. Кроме того, ему необходимо также если не активное владение, то хотя бы общее знакомство с используемыми в этой области методами исследования, а также знание и понимание принципов научной методологии. Правда, подобное утверждение уже не столь самоочевидно и требует специального обоснования. Попытаемся это сделать.

Еще раз обратимся к истории. Мы уже отмечали, что процесс профессионализации социальной работы, как и любой другой сферы деятельности, сопровождается возникновением системы целенаправленной подготовки кадров. И это вполне закономерно. Деятельность обретает профессиональный характер по мере своего усложнения, по мере увеличения объема знаний, владение которыми необходимо для ее успешного осуществления. Усложняющийся характер деятельности уже не позволяет выполнять ее эпизодически, а требует от человека полной отдачи, внутренней идентификации со своим делом, постоянного совершенствования в нем.

Сами знания приобретают все более специальный характер. Один человек оказывается уже не в состоянии быть носителем всей суммы информации, накапливаемой в данной конкретной области. Намечается специализация внутри профессии. Но, наряду с внутренней дифференциацией определенной предметной области, возникает потребность в систематизации разрозненных сведений, в построении обобщающих концепций. Обособляется группа людей, специально занимающихся этой работой – теоретики. Профессия приобретает теперь достаточно развитую внутреннюю структуру: наряду с чистой практикой, в ней функционируют соответствующим образом организованные сферы подготовки кадров и научно-исследовательской деятельности.

Возьмем, к примеру, медицину – профессию, сформировавшуюся прежде многих других и ставшую для них своего рода образцом профессионализма. В древности врачевание было особым искусством, которым часто "по совместительству" занимались почти все образованные люди, которых тогда было не так много. С течением времени объем знаний о различных болезнях, о вызывающих их причинах и о способах их лечения настолько вырос, что возникла особая медицинская наука, премудрости которой люди стали осваивать на соответствующих факультетах университетов. Сейчас трудно представить себе медицину без широкой сети научных лабораторий и институтов, обслуживающих потребности этой сферы деятельности.

Нечто подобное, правда, значительно позднее, происходило и с социальной работой. Сейчас она уже представляет собой не только отдельную сферу практики, но и особую научную дисциплину, обобщающую опыт, накопленный в этой области. Подготовка квалифицированных социальных работников развернута в десятках высших учебных заведений нашей страны. Активно идет переподготовка и повышение квалификации специалистов, пришедших в социальную работу из смежных областей деятельности. В связи с этим потребность в теоретических разработках и обобщениях очень велика. Мы уже не говорим о том, что сама практика тоже нуждается в них.

Практика, теория и образование составляют костяк всякой развитой профессии. Практика питает теорию фактами. Теория подводит под практику научную основу, превращает ее в нечто осмысленное и надежное. Образование, конечной целью которого является подготовка человека к самостоятельной профессиональной деятельности, стремится связать теорию с практикой, передать новому поколению специалистов в концентрированном виде опыт, накопленный в данном виде деятельности, и тем самым облегчить им процесс овладения секретами профессии.

Отношение между теорией и практикой носит диалектический характер: с одной стороны – теория и практика взаимно дополняют и оплодотворяют друг друга, с другой стороны – между ними могут возникать и известные противоречия. Практика имеет дело с живой и бесконечно разнообразной реальностью. Теория здесь способна служить лишь примерным ориентиром. Жизнь постоянно ставит нетривиальные задачи, для решения которых не существует готовых и абсолютно надежных рецептов. Это вовсе не означает, что знание общих принципов совершенно бесполезно. Без достаточно надежных ориентиров, базирующихся на обобщении прошлого опыта, практический работник просто утонет в этой стихии. Однако мышление практика отличается от мышления теоретика. Ученый стремится к максимальной ясности, облекает свои представления в четкую словесную форму. Как правило, это сопровождается известным упрощением и огрублением реальности, известной схематизацией. Практик сталкивается с действительностью во всем ее богатстве и во всей ее сложности. Редко обладая всей информацией о явлении, он вынужден принимать решения в условиях значительной неопределенности. В подобной ситуации он часто полагается на свою интуицию, которая представляет собой психологический механизм обращения к прошлому опыту, к той информации, которую его память постоянно накапливает и определенным образом организует. Информация эта – особого рода: она носит преимущественно образный характер и плохо поддается вербализации. Поэтому принимаемое решение нередко трудно логически обосновать. Специалист просто чувствует, что в данной ситуации нужно действовать так, а не иначе. Однако все это вовсе не отменяет, а делает еще более насущной задачу осмысления практики и обобщения практического опыта.

Теория как бы надстраивается над практикой. Она пользуется тем материалом, который в изобилии поставляет практика. Но этот сырой материал подвергается затем переработке, превращаясь в схемы, модели, концепции. Теория – это обобщение практического опыта, однако это одновременно также абстрагирование от ряда конкретных фактов. Именно благодаря абстрагированию и обобщению удается построить некую целостную картину реальности, в которой, правда, многие детали оказываются стертыми. Теория неизбежно оказывается "прилизанной" по сравнению с практикой, которая кажется более "грубой". Но зато теория приобретает как бы объективное существование, отделенное от личного и во многом субъективного опыта отдельных людей. Воплощенные в конкретных научных публикациях – статьях, монографиях, учебниках – теоретические знания становятся доступными многим людям, в том числе и тем, кто только начинает свой путь в профессию.

Мы уже говорили о специализации внутри профессии, включающей разделение на практиков и теоретиков. В действительности такое разделение достаточно условно. Как правило, теоретики формируются постепенно из наиболее опытных и думающих практиков. С другой стороны, самые широкие теоретические обобщения не должны терять связи с конкретной практикой, иначе они рискуют превратиться в чистую схоластику. Если взять ту же медицину, то мы увидим, что даже многие профессора, занимающиеся в основном научной, учебной и организационной деятельностью, не порывают полностью с практикой, хотя бы в качестве консультантов, помогающих "чистым" практикам разобраться в наиболее сложных случаях.

Нужно еще раз подчеркнуть тесную связь между наукой (теорией) и образованием. Только наличие достаточно развитой теоретической базы позволяет организовать подготовку профессионалов в стенах специального учебного заведения. В тех видах практической деятельности, где такая база отсутствует, подготовка кадров обычно ведется непосредственно на рабочем месте под руководством специалиста, выступающего в роли наставника. Так осуществлялось обучение социальной работе до того, как она вошла в полосу активной профессионализации. Проблема соотношения теории и практики в обучении такому своеобразному виду деятельности, каким является социальная работа, и сейчас стоит довольно остро. Трудно ожидать, что она когда-нибудь получит свое окончательное разрешение. И тем не менее вряд ли кто-то станет спорить с тем утверждением, что развитие социальной работы как научной дисциплины и совершенствование системы подготовки кадров в этой области образует краеугольный камень современной социальной работы вообще.

Среди рядовых социальных работников довольно широко бытует настороженное, чтобы не сказать враждебное, отношение ко всякой теории. Это обусловлено несколькими обстоятельствами. Во-первых, практический работник обычно сильно загружен своими повседневными заботами, у него просто не хватает времени заниматься чем-то сверх того. Во-вторых, сама специализация в области практики формирует определенный стиль деятельности и мышления, на котором мы уже кратко останавливались. Типичный практик мыслит конкретно, ему не свойственны широкие обобщения, теория воспринимается им как нечто слишком абстрактное, далекое от его непосредственных дел, малополезное. В-третьих, у практиков порой не хватает эрудиции и методической культуры, теория им просто не понятна.

Однако такое положение вещей оказывается вредным для профессии в целом и, в конечном счете, для самой практики. Деятельность превращается в рутину, то есть сводится к набору стандартных операций, производимых бездумно и механически. Человека, выполняющего такую работу, нельзя назвать специалистом или профессионалом. Кроме того, вообще трудно себе представить работу с людьми, организованную по принципу конвейера. Ведь каждый человек – это своеобразная личность, требующая особого подхода. Проблемы, с которыми человек обращается к специалисту, всегда личностно окрашены. Каждый конкретный случай является в каком-то смысле уникальным, хотя и схож в чем-то с другими. Во всех этих тонкостях надо разобраться, чтобы выбрать эффективную тактику помощи. Недаром диагностические умения рассматриваются в качестве важнейшего компонента профессиональной компетенции.

Диагностика представляет собой тот момент профессиональной деятельности, где практика как бы смыкается с теорией. Собственно говоря, каждая диагностическая задача порождает собой своего рода мини-исследование. Специалист собирает информацию о конкретном случае, анализирует ее и затем делает вывод о принадлежности данного случая к некоторому классу проблем. В ходе такого анализа устанавливается связь между отдельным и общим, конкретный случай подводится под определенную категорию. Тем самым намечаются пути возможного воздействия на данное явление, поскольку диагноз всегда выступает и как определенный прогноз. Процесс постановки диагноза включает как сбор информации о конкретном явлении (случае), так и привлечение информации о сходных явлениях (случаях), хранящейся в памяти специалиста. Происходит мысленное движение от настоящего к прошлому, а затем к будущему. Специалист оказывается способным предвидеть развитие событий, достаточно верно предсказывать те последствия, которые наступят как при их свободном течении, так и при условии того или иного возможного вмешательства. Диагностика – это типичный мыслительный процесс.

С другой стороны, всякое научное исследование в своем прикладном аспекте представляет собой целенаправленное расширение границ и возможностей практики. Исследование направлено как на уточнение нашего понимания тех явлений, с которыми нам приходится иметь дело, так и на оттачивание того инструментария, который имеется в нашем распоряжении. А эти два аспекта непосредственно связаны друг с другом. Проникновение в суть явлений, то есть раскрытие закономерностей их возникновения и протекания, указывает на те способы, с помощью которых можно направлять их развитие в желательном для нас направлении. В этом смысле хорошая теория – это очень практичная вещь, ибо из нее вытекают эффективные приемы воздействия на реальность с целью ее преобразования. Кроме того, живая практика служит не только первоначальным толчком к научному исследованию, но и тем полигоном, где его результаты проходят проверку и получают окончательную оценку. Именно практика, как известно, является высшим критерием истинности наших знаний.

Специалисты-практики могут и должны вносить своей вклад в развитие теории. Этим самым они, в конечном счете, будут способствовать повышению эффективности собственной деятельности и деятельности своих коллег. Но это еще не все. Каждый представитель профессии должен чувствовать свою ответственность за поддержание и повышение ее статуса, так как престиж профессии, в конце концов, отражается и на его положении. Выше уже отмечалось, что именно обладание специальными знаниями, а не просто готовность помогать людям, отличают профессионала. Развитая теория – это лицо профессии. Именно ее наличие или отсутствие определяет отношение к профессии со стороны специалистов другого профиля, политических деятелей и руководителей, от которых зависит финансирование данной области деятельности.

В руках у специалиста-практика находится богатый фактический материал. Жаль, если он не получает обобщения и не становится достоянием других людей, не входит в общую копилку профессионального опыта и профессиональных знаний. Но не только чувство профессионального долга побуждает практиков браться за исследования. К этому их подталкивает и чисто практическая необходимость строго и объективно оценить результаты своей деятельности. Оценка эффективности тех или иных программ, реализуемых социальными работниками, образует особую и чрезвычайно важную разновидность исследований, широко практикуемых в данной области. Результаты подобных исследований, так же как другой вид исследований – изучение потребностей населения в тех или иных видах социальных услуг широко используются для обоснования необходимости выделения средств на реализацию соответствующих программ
помощи.

Но даже если социальный работник является рядовым практиком, у которого нет ни времени, ни желания самому проводить исследования, это все равно не значит, что знакомство с соответствующими принципами и понятиями ему вовсе не требуется. Ведь он неизбежно будет сталкиваться с подобными явлениями хотя бы как потребитель. Ему придется читать специальную литературу, где описываются новые подходы и приемы работы, используются разные методики сбора и анализа информации. Ему придется участвовать в работе методических конференций и семинаров, где другие будут делиться своим опытом и рассказывать о своих проблемах и достижениях. В любых сообщениях подобного рода часто приводятся статистические данные, излагается процедура их получения, сравнивается их эффективность. Чтобы действительно понимать, о чем идет речь, уметь критически оценить содержание подобных сообщений и заимствовать из них все наиболее ценное, надо обладать достаточной методической подготовкой.

Если взять руководителей социальных служб разного уровня, то им знакомство с основами научной методологии просто необходимо. Во-первых, они должны быть в курсе современных тенденций развития своей области. Специальная научная литература является важнейшим каналом распространения передового опыта. А чтение специальной литературы обязательно предполагает определенную методологическую подготовку. Даже те публикации, которые имеют преимущественно практическую направленность, не могут обойтись без анализа и обобщения эмпирических данных. Это тем более относится к фундаментальным теоретическим разработкам. Во-вторых, любой руководитель вынужден заниматься анализом деятельности собственной организации, изучать спрос на услуги и степень их удовлетворения, отчитываться перед вышестоящими организациями и обосновывать приоритетность тех или иных направлений работы. По настоящему убедительно это можно сделать лишь с опорой на факты, на их всесторонний и грамотный анализ. В этом пункте деятельность руководителя сближается с деятельностью исследователя-теоретика. В-третьих, рано или поздно каждому опытному специалисту-практику придется выступать в роли педагога и наставника. А это снова требует основательной методологической подготовки.

Итак, мы можем резюмировать все сказанное утверждением, что знание принципов методологии научного исследования и владение основными исследовательскими приемами необходимо любому специалисту по социальной работе, а особенно тем, кто хочет внести свой вклад в развитие социальной работы как профессии.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации